Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Мать султана сулеймана биография


Султан Сулейман Великолепный. Реальная биография. Великолепный век - Султан TV

Портрет Султана Сулеймана Великолепного

В 1494 году в городе Трабзон в семье великой османской династии на свет появился мальчик. При рождении ему дали имя Сулейман. Его отцом был шехзаде Селим, а матерью была Айше Хафса.

Султан Сулейман Великолепный был десятый по счету султан великой Османской империи. История его правления началась осенью, 22 сентября 1520 года. И продлилась  до 6 сентября 1566 года.

Первое, что сделал Султан Сулейман I, взойдя на престол, он отпустил на волю всех египетских пленников из знатных семей, которых предыдущий султан держал на цепи.  Этому факту несказанно радовались в Европе. Но они упустили то, что Сулейман, хоть и не был столь жестоким и кровожадным, как его отец Селим, все же был завоевателем. В 1521 году, султан Сулейман провел свой первый военный поход на Белград. С тех пор он постоянно воевал и захватывал города и крепости, подчиняя себе целые государства.

В свой последний военный поход султан Сулейман вышел 1 мая 1566 году. В августе 7-го числа султанское войско перешло к захвату Сигетвараи. Но в сентябре того же года, во время осады крепости, султан Сулейман скончался в своем шатре от дизентрии. Сулейману тогда был 71 год.

Тело султана было доставлено в столицу Стамбул и похоронено в мечети Сулейманийе, рядом с мавзолеем горячо любимой жены Хюррем-султан.

Характер Султана Сулеймана

Султан Сулейман I был творческой личностью. Любил покой и умиротворение. Ещё он славился, как искусный ювелир, писал прекрасные стихи, любил философию. Также Сулейман обладал кузнецким мастерством и даже лично участвовал в отливе пушек.

Султан Сулейман за ювелирной работой в сериале Великолепный век

Во время правления Сулеймана были созданы грандиозные постройки. Дворцы, мосты, мечети, особенно самая знаменитая на весь мир мечеть Сулеймание, которая является второй по величине мечетью в Стамбуле – все они показывают нам неповторимый стиль османской империи.

Султан Сулейман бескомпромиссно боролся со взяточничеством. Он сурово наказывал всех чиновников, которые злоупотребляли своим положением. Народ любил султана за его добрые дела. Он строил школы, чтобы дети могли получить образование. Сулейман отпускал всех ремесленников, которые были насильно вывезены из своих городов. Но Георг Вебер написал, что «он был безжалостный тиран: ни заслуги, ни родство не спасали от его подозрительности и жестокости».

Но он не был тираном. Напротив, султан Сулейман был справедливым правителем и никогда не обходил вниманием свой народ и помогал всем нуждающимся.

У Сулеймана была привычка переодеваться бедняком или богатым иностранцем, чтобы его никто не узнал. В таком виде он выходил на рынок. Так он узнавал, новости в городе и что думает его народ о нем и о его правлении.

Султан Сулейман был прекрасным стратегом. Он завоевал множество государств и подчинил себе жителей множества городов, за что и получил прозвище «Повелитель мира».

Семья Султана Сулеймана

Сулейман с уважением относился к семейным традициям и никогда не шел против семьи. Особенно почитал он свою мать Хафсу Валиде-султан. С ней у него сложились теплые и доверительные отношения. Они всегда вели переписку, когда Сулейман отправлялся в военные походы. И в первые годы своего правления Сулейман пользовался её огромной поддержкой в политических делах. Пока в его жизни не появилась Хюррем, которая после обучения взяла на себя поддержку Сулеймана.

Султан Сулейман и его мать Валиде-султан в сериале Великолепный Век

Видимо Валиде была против брака сына с Хюррем. Потому что женился Сулейман на своей любимой только после смерти своей матери. Хотя и до этого не было никаких законных запретов для их брака.

Общение с сестрами у султана тоже было теплым и приветливым. Он всегда помогал им и даже прислушивался к их советам. Сестры видели в нем идеал. Но так позже отношения с некоторыми стали портится. Бейхан султан так и не смогла простить своему брату султану казнь своего мужа Ферхата-паши. Она даже открыто пожелала ему смерти.

Сестры Сулеймана в сериале Великолепный век

К своей первой жене, Махидэвран, повелитель относился с почтением. Он очень любил своего сына Мустафу, которого она ему родила. И был доволен тем, как она его воспитывает. Но после того, как Махидевран избила Хюррем, он отдалил супругу от себя.

Махидэвран-султан и шехзаде Мустафа

Ко всем своим сыновьям Сулейман относился одинаково. Он любил каждого из них и не выделял никого. Не любил он и ссор среди своих наследников и потому всегда стремился к тому, чтобы наладить отношения с каждым шехзаде.

Сыновья султана Сулеймана в сериале Великолепный век

Хюррем была султану самым близким и дорогим человеком. Он полюбил в ней её жизнерадостный нрав и веселый характер. Именно за это он и дал ей имя Хюррем, что означало  «приносящая веселье и радость». И он очень сильно переживал её утрату.

Смерть Хюррем в сериале Великолепный век

Дети Султана Сулеймана

У Сулеймана, как и полагается, был свой гарем. Впервые он стал отцом в возрасте 18-ти лет. Его первенцем был сын Махмуд, который появился на свет в 1512 году от первой фаворитки Фюлане. Но, увы, во время эпидемии оспы в 1521 году 29  ноября мальчик скончался в возрасте 9 лет. А его мать в жизни султана не принимала никакой серьезной роли и в 1550 году она умерла.

Второго сына Мурада в 1513 году Сулейману подарила его вторая фаворитка Гюльфем. Но и этому мальчику суждено было умереть от оспы во время эпидемии 1521. Гюльфем перестала быть наложницей султана и больше не рожала ему детей. Но она оставалась долгое время верным другом султану Сулейману. В 1562 году по приказу Сулеймана Гюльфем была задушена.

Махидэвран-султан и маленький Мустафа

Махидэвран-султан была третьей фавориткой султана, которая родила ему несколько шехзаде. Всем известного шехзаде Мустафу она родила в 1515 году. Мустафа был очень популярен среди народа Турции. Мустафу обвинили  в мятеже против своего отца султана Сулеймана, и по его приказу он был казнен.  Его мать была выслана в Бурсу, где она умерла в полной тоске и бедности в 1581 году. Её похоронили в Бурсе, рядом с сыном в мавзолее шехзаде Мустафы.

Став четвертой и единственной фавориткой султана, Хюррем в 1534 году смогла стать законной супругой Сулеймана. Она стала матерью его шестерых детей. Их первенцем в 1521 году стал сын Мехмед. Потом в 1522 году у них родилась дочь Мехримах. После этого Хюррем в 1523г. родила сына Абдуллу, а в 1524г. родила султану еще одного сына Селима. В 1525 году она снова подарила султану сына, которого назвали Баязид. Но в этот же год она потеряла второго сына Абдуллу. В 1531 году Хюррем родила своего последнего сына Джихангира.

Ставленником Хюррем на пост великого визиря стал Рустем-паша, за которого была выдана единственная дочь султана Мехримах. В Европе, весть о том, что султанская дочь вышла замуж за бывшего конюха, была поднята на смех. Ведь там привыкли к равносторонним бракам. Однако для султана Сулеймана в первую очередь важны были человеческие качества, ум и проницательность.

Мехримах-султан и Рустем-паша

Возможно, что у султана Сулеймана была ещё одна дочь, которая смогла выжить в младенчестве и пережить все болезни. Разие-султан. Кто её мать и действительно ли она была кровной дочерью султана не известно. На это косвенно указывают надписи на захоронении в тюрбе Яхьи-эфенди «Беззаботная Разие Султан, кровная дочь Кануни Султана Сулеймана и духовная дочь Яхьи Эфенди».

К концу властвования султана Сулеймана I стало очевидно, что борьба за престол среди его оставшихся сыновей неизбежна. Шехзаде Мустафа был казнен как мятежник (не известно был ли он мятежником на самом деле или его оклеветали), сын Мустафы семилетний Мехмед тоже был задушен. Сын Хюррем и Сулеймана Мехмед умер в 1543 году. А Джихангир был очень слаб физически и умер вскоре после казни шехзаде Мустафы. Говорят, что он умер от тоски по убитому старшему брату.

Шехзаде Селим и шехзаде Баязид

У Сулеймана осталось всего два сына, которые и стали бороться за право наследования престола. После смерти Хюррем-султан, шехзаде Баязид поднял мятеж против своего старшего брата Селима и потерпел поражение. Мятежный шехзаде был казнен по приговору своего отца султана в 1561 году. Вместе с ним были убиты и его пятеро сыновей. Престол унаследовал шехзаде Селим.

sultan-tv.ru

Роксолана – королева Востока. Все тайны и загадки биографии

Роксолана – королева Востока. Все тайны и загадки биографии

Сведения о происхождении Роксоланы, или Хюр-рем, – как ее называл возлюбленный султан Сулейман Великолепный, противоречивы. Потому что документальные источники и письменные свидетельства, рассказывающие о жизни Хюррем до ее появления в гареме, отсутствуют.

О происхождении этой великой женщины нам известно из легенд, литературных сочинений и донесений дипломатов при дворе султана Сулеймана. При этом практически все литературные источники упоминают о ее славянском (русинском) происхождении.

«Роксолана, она же Хюррем (согласно историко-литературной традиции, имя при рождении – Анастасия или Александра Гавриловна Лисовская; точный год рождения неизвестен, умерла 18 апреля 1558 года) – наложница, а затем жена османского султана Сулеймана Великолепного, мать султана Селима II», – сообщает Википедия.

Первые подробности о ранних годах жизни Роксоланы-Хюррем до попадания в гарем появляются в литературе в XIX веке, тогда как жила эта удивительная женщина в XVI веке.

Пленница. Художник Ян Баптист Гюисманс

Следовательно, верить подобным «историческим» источникам, возникшим через столетия, можно лишь в силу своего воображения.

Похищение татарами

Согласно некоторым авторам, прообразом Роксоланы стала украинская девушка Настя Лисовская, которая родилась в 1505 году в семье священника Гаврилы Лисовского в Рогатине – небольшом городке на Западной Украине. В XVI ст. этот городок был частью Речи Посполитой, которая в то время страдала от опустошающих набегов крымских татар. Летом 1520 года, в ночь нападения на поселение юная дочь священника попала на глаза татарским захватчикам. Причем, у некоторых авторов, скажем, у Н. Лазорского, девушку похищают в день свадьбы. Тогда как у других – она еще не достигла возраста невесты, а была подростком. В сериале «Великолепный век» также показывают жениха Роксоланы – художника Луку.

После похищения девушка попала на невольничий рынок Стамбула, где и была продана, а затем подарена в гарем османского султана Сулеймана. Сулейман тогда был наследным принцем и занимал государственный пост в Манисе. Историки не исключают, что девушка была подарена 25-летнему Сулейману в качестве подарка по случаю восшествия на престол (после смерти 22 сентября 1520 г. его отца Селима I). Попав в гарем, Роксолана получила имя Хюррем, что в переводе с персидского означает «веселая, смеющаяся, дарящая радость».

Как возникло имя: Роксолана

Согласно польской литературной традиции, настоящее имя героини было Александра, она являлась дочерью священника Гаврилы Лисовского из Рогатина (Ивано-Франковская область). В украинской литературе XIX века ее именуют Анастасией из Рогатина. Эта версия красочно изложена в романе Павло Загребельного «Роксолана». Тогда как по версии другого писателя – Михаила Орловского, изложенной в исторической повести «Роксолана или Анастасия Лисовская», девушка была родом из Чемеровец (Хмельницкая область). В те давние времена, когда там могла родиться будущая Хюррем Султан, оба города находились на территории Королевства Польского.

В Европе Хюррем стала известна как Роксолана. Причем это имя было в буквальном смысле изобретено Огьером Гизелином де Бусбеком, гамбургским послом в Османской империи и сочинителем латиноязычных «Турецких записок». В своем литературном труде он, основываясь на том, что Хюррем происходила с территории проживания племени роксоланов или аланов, назвал ее Роксоланой.

Свадьба султана Сулеймана и Хюррем

Из рассказов автора «Турецких писем» австрийского посла Бусбека мы узнали многие подробности из жизни Роксоланы. Можно сказать, что благодаря ему мы узнали о самом ее существовании, ибо имя женщины могло легко затеряться в веках.

В одном из писем Бусбек сообщает следующее: «Султан настолько любил Хюррем, что в нарушение всех дворцовых и династических правил заключил брак по турецкой традиции и подготовил приданое».

Один из портретов Роксоланы-Хюррем

Произошло это знаменательное во всех отношениях событие приблизительно в 1530 году. Англичанин Джордж Янг описывал это как чудо: «На этой неделе здесь произошло событие, какого не знает вся история здешних султанов. Великий повелитель Сулейман в качестве императрицы взял рабыню из России по имени Роксолана, что было отмечено празднеством великим. Церемония бракосочетания проходила во дворце, чему посвящались пиршества размаха невиданного. Улицы города по ночам залиты светом и всюду веселятся люди. Дома увешаны гирляндами цветов, всюду установлены качели, и народ качается на них часами. На старом ипподроме построили большие трибуны с местами и позолоченной решеткой для императрицы и ее придворных. Роксолана с приближенными дамами наблюдала оттуда за турниром, в котором участвовали христианские и мусульманские рыцари; пред трибуной проходили выступления музыкантов, проводили диких зверей, включая диковинных жирафов с такими длинными шеями, что они доставали до неба… Об этой свадьбе много ходит разных толков, но никто не может объяснить, что все это может значить».

Нужно указать, что в некоторых источниках говорится, что эта свадьба состоялась только после смерти валиде-султан, матери султана Сулеймана Великолепного. А валиде-султан Хафса Хатун умерла в 1534 году.

В 1555 году Стамбул посетил Ганс Дерншвам, в своих путевых заметках он написал следующее: «Сулейман больше других наложниц полюбил эту девушку с русскими корнями, из неизвестной семьи. Хюррем же смогла получить документ о свободе и стать его законной женой во дворце. Помимо султана Сулеймана Великолепного, нет в истории падишаха, который бы настолько прислушивался к мнению своей жены. Что бы она ни пожелала, он тут же исполнял».

Роксолана-Хюррем была единственной женщиной в султанском гареме, имеющей официальный титул – султанша Хасеки, и султан Сулейман разделял с ней свою власть. Она заставила султана навсегда забыть о гареме. Вся Европа хотела знать подробности о женщине, которая на одном из приемов во дворце в платье из золотой парчи поднялась с султаном на трон с открытым лицом!

Дети Хюррем, рожденные в любви

Хюррем родила султану 6 детей.

Сыновья:

Мехмед (1521–1543)

Абдулла (1523–1526)

Селим (28 мая 1524 – 13 декабря 1574)

Баязид (1525 – 25 сентября 1561)

Джихангир (1531—26 августа 1553)

Дочь:

Михримах (21 марта 1522– 25 января 1578)

Из всех сыновей Сулеймана I Великолепного отца-султана пережил только Селим. Остальные погибли ранее в ходе борьбы за трон (кроме Мехмеда, который умер в 1543 году от оспы).

Хюррем и Сулейман писали друг другу письма, полные страстных признаний в любви

Селим стал наследником престола. После смерти матери в 1558 г. другой сын Сулеймана и Роксоланы – Баязид – поднял мятеж (1559 г.) Он был разбит войсками отца в сражении при Конье в мае 1559 г. и попытался укрыться в сефевидском Иране, но шах Тахмасп I выдал его отцу за 400 тысяч золотых, и Баязид был казнен (1561 г.). Были убиты также пятеро сыновей Баязида (младшему из них было всего три года).

Письмо Хюррем своему повелителю

Письмо Хюррем султану Сулейману было написано, когда он был в походе на Венгрию. Но подобных трогательных писем между ними было множество.

«Душа моей души, мой повелитель! Привет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безграничная преданность тому, кто осиян пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто является гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знамя победы; тому, чей клич: «Аллах! Аллах!» – услышан на небе; его величеству моему падишаху. Да поможет ему Бог! – передаем диво Наивысшего Повелителя и беседы Вечности. Просветленной совести, которая украшает мое сознание и пребывает сокровищем света моего счастья и моих опечаленных очей; тому, кто знает мои сокровеннейшие тайны; покою моего изболевшегося сердца и умиротворению моей израненной груди; тому, кто является султаном на престоле моего сердца и в свете очей моего счастья, – поклоняется ему вечная рабыня, преданная, со ста тысячами ожогов на душе. Если вы, мой повелитель, мое высочайшее райское древо, хотя бы на мгновение изволите подумать или спросить об этой вашей сиротинке, знайте, что все, кроме нее, пребывают под шатром милости Всемилостивого. Ибо в тот день, когда неверное небо всеохватной болью учинило надо мной насилие и в мою душу, несмотря на эти бедные слезы, вонзило многочисленные мечи разлуки, в тот судный день, когда у меня было отнято вечное благоухание райских цветов, мой мир превратился в небытие, мое здоровье в недуг, а моя жизнь в погибель. От моих беспрерывных вздохов, рыданий и мучительных криков, не утихающих ни днем, ни ночью, души людские преисполнились огнем. Может, смилуется творец и, отозвавшись на мою тоску, снова вернет мне вас, сокровище моей жизни, чтобы спасти меня от нынешнего отчуждения и забвения. Да сбудется это, о властитель мой! День мне в ночь обернулся, о тоскующая луна! Мой повелитель, свет очей моих, нет ночи, которая бы не испепелялась от моих горячих вздохов, нет вечера, когда бы не долетали до небес мои громкие рыдания и моя тоска по вашему солнечному лику. День мне в ночь обернулся, о тоскующая луна!»

Модница Роксолана на полотнах художников

Роксолана, она же Хюррем Султан во многих сферах дворцовой жизни являлась первооткрывательницей. К примеру, эта женщина стала законодательницей новой дворцовой моды, заставив портных шить для себя и близких одежду свободного покроя и необычные накидки. Обожала она и всякие изысканные украшения, часть из которых собственноручно изготовил султан Сулейман, тогда как другой частью драгоценностей были покупки или подарки послов.

О нарядах и предпочтениях Хюррем мы можем судить по картинам знаменитых художников, пытавшихся как восстановить ее портрет, так и воссоздать наряды той эпохи. К примеру, на картине Якопо Тинторетто (1518 или 1519–1594), живописца венецианской школы позднего Ренессанса, Хюррем изображена в платье с длинным рукавом, с отложным воротником и накидкой.

Портрет Хюррем, хранящийся в музее дворца Топкапы

Жизнь и возвышение Роксоланы так взволновали творческих современников, что даже великий живописец Тициан (1490–1576), чьим учеником, между прочим, был Тинторетто, написал портрет знаменитой султанши. Картина Тициана, написанная в 1550-е годы, называется La Sultana Rossa, то есть, русская султанша. Ныне этот шедевр Тициана хранится в Музее художественного и циркового искусства братьев Ринглинг в г. Сарасота (США, штат Флорида); в музее собраны уникальные произведения живописи и скульптуры времен средневековья Западной Европы.

Другим художником, жившим в то время и имевшим отношение к Турции, стал крупный немецкий художник из Флембурга Мельхиор Лорис. Он прибыл в Стамбул в составе австрийского посольства Бусбека к султану Сулейману Кануни, и пробыл в столице Османской империи четыре с половиной года. Художник сделал много портретов и бытовых зарисовок, но, по всей вероятности, его портрет Роксоланы не мог быть сделан с натуры. Мельхиор Лорис изобразил славянскую героиню немного полноватой, с розой в руке, с накидкой на голове, украшенной драгоценными камнями и с волосами, уложенными в косу.

О невиданных нарядах османской королевы красочно рассказывали не только живописные холсты, но и книги. Яркие описания гардероба супруги Сулеймана Великолепного можно найти в знаменитой книге П. Загребельного «Роксолана».

Известно, что Сулейман сочинил небольшое стихотворение, которое имеет прямое отношение к гардеробу любимой. В представлении влюбленного платье его любимой выглядит так:

Повторял я множество раз:

Сшейте моей любимой платье.

Сделайте из солнца верх, подкладкой поставьте месяц,

Из белых облаков нащипайте пуху, нитки ссучите

из морской синевы,

Пришейте пуговицы из звезд, а из меня сделайте петли!

Просвещенная правительница

Хюррем Султан сумела проявить свой ум не только в любовных перипетиях, но и в общении с равными себе по положению людьми. Она покровительствовала деятелям искусства, переписывалась с правителями Польши, Венеции, Персии. Известно, что она вела переписку с королевами и сестрой персидского шаха. А для персидского принца Элькаса Мирзы, укрывавшегося в Османской империи от недругов, она своими руками сшила шелковую рубашку и жилет, продемонстрировав тем самым щедрую материнскую любовь, которая должна была вызвать и благодарность, и доверие принца.

Хюррем Хасеки Султан даже принимала зарубежных посланников, переписывалась с влиятельными вельможами того времени.

Сохранились исторические сведения о том, что ряд современников Хюррем, в частности Sehname-i Al-i Osman, Sehname-i Humayun и Taliki-zade el-Fenari представили очень лестный портрет супруги Сулеймана, как женщины почитаемой «за ее многочисленные благотворительные пожертвования, за ее покровительство учащимся и уважение к ученым мужам, знатокам религии, а так же за приобретение ею редких и прекрасных вещей».

Современники считали, что Хюррем околдовала Сулеймана

Она претворяла в жизнь масштабные благотворительные проекты. Хюррем получила право строить религиозные и благотворительные здания в Стамбуле и в иных крупных городах Османской империи. Она создала благотворительный фонд своего имени (тур. K?lliye Hasseki Hurrem). На пожертвования из этого фонда в Стамбуле был построен район Аксарай или женский базар, позже также имени Хасеки (тур. Avret Pazari), в число строений которого входили мечеть, медресе, имарет, начальная школа, больницы и фонтан. Это был первый комплекс, построенный в Стамбуле архитектором Синаном в своей новой должности главного архитектора правящего дома, а также третье по величине здание в столице, после комплексов Мехмета II (тур. Fatih Camii) и Сулеймание (тур. S?leymanie).

К числу иных благотворительных проектов Роксоланы относятся комплексы в Адрианополе и Анкаре, вошедшие в основу проекта в Иерусалиме (названного позже имени Хасеки Султан), хосписы и столовые для паломников и бездомных, столовая в Мекке (при имарете Хасеки Хюр-рем), общественная столовая в Стамбуле (в Avret Pazari), а также две большие общественные бани в Стамбуле.

Миф о том, что Сулейман любил ведьму

Взаимная любовь правящих супругов вызывала не только зависть и недоумение, но и многочисленные пересуды. Посланник Габсбургов отмечал: «Единственным изъяном в характере Сулеймана является его чрезмерная преданность жене».

Некий Зара писал по этому поводу: «Он так ее любит и так ей верен, что все только диву даются и твердят, что она его заворожила, за что и зовут ее не иначе, как жади, или ведьма. По этой причине военные и судьи ненавидят ее саму, и ее детей, но, видя любовь к ней султана, роптать не смеют. Я сам много раз слышал, как кругом клянут ее и ее детей, а вот о первой жене и ее детях отзываются добром».

Не в силах объяснить, как Хюррем смогла достичь столь высокого положения, современники приписывали ей то, что она попросту околдовала Сулеймана. Этот образ коварной и властолюбивой женщины был перенесен и в западную историографию.

А соперницу – в мешок…

Венецианский посол Пьетро Брагадин описал такой случай. Некий санджак-бей подарил султану и его матери по красивой русской девушке-рабыне. Когда девушки прибыли во дворец, Хюррем, которую застал посол, была очень недовольна. Валиде-султан, отдавшая свою рабыню сыну, была вынуждена извиниться перед Хюррем и забрать наложницу обратно. Вторую рабыню султан приказал отправить в качестве жены другому санджак-бею, ибо присутствие даже одной наложницы во дворце делало Хасеки Хюррем несчастной.

То ли как легенда, то ли как правдивая история, писателями описан случай расправы Сулеймана над наложницей. Говорят, что однажды после ссоры султан изменил Хюррем, проведя ночь с одалиской из гарема. О чем немедленно узнала Хасеки Хюррем. Она горько плакала и отказывалась разговаривать с султаном. Узнав, что возлюбленная рыдала, султан, мучимый угрызениями совести, приказал зашить одалиску в кожаный мешок и утопить в Босфоре. Приказ султана выполнили.

Козни, приписываемые Хюррем

Хасеки Хюррем сыграла важную роль в устранении и сына Махидевран – старшего наследного принца Мустафы, и своего злейшего врага – великого визиря Ибрагима-паши свою незавидную, роковую роль. Она приняла участие в возведении мужа своей дочери Михримах – Рустема-паши в должность великого визиря. Известны ее усилия по возведению на трон своего сына Баязида. Хюр-рем сильно горевала по поводу гибели двух своих сыновей, Мехмеда и Джангира, в молодом возрасте.

Роксолана-Хюррем на венецианской гравюре

Последние годы жизни она провела в болезнях до своей кончины в 1558 году.

Миф последнего времени: ватиканский след

Недавно в СМИ представили совершенно новый ответ на вопрос: кто такая Хюррем Султан, и где ее родина? И документы нашлись не где-нибудь, а якобы в секретных архивах Ватикана. Согласно этим бумагам, Хюррем вовсе не дочь бедного приходского священника из Ивано-Франковского прихода.

Некий доктор исторических наук Ринальдо Мармара искал вовсе не родословную Хюррем Султан, однако главной его сенсационной находкой стало именно это. Во время составлением каталога для книги об истории дипломатических отношений между Османской империей и Ватиканом, д-р наткнулся на документы, подтверждающие, что Папа Римский Александр VII (1599–1667) и султан Мехмед IV (1648–1687) были родственниками.

Приступив к детальному изучению генеалогического древа Папы, выяснились следующие факты. Пираты Османской империи в пригороде итальянского города Сиены нападают на замок, принадлежащий знатному и богатому роду Марсили. Замок разграблен и сожжен дотла, а дочь владелицы замка – красивую девочку везут в султанский дворец.

В генеалогическом древе семьи Марсили указано: мать – Ханна Марсили (Marsili).

Первая ветвь – ее сын Леонардо Марсили. От него идут ветви: Чезаро Марсили, Алессандро Марсили, Лаура Марсили и Фабио Киджи.

Еще точнее – Лаура Марсили выходит замуж за представителя рода Киджи, и их сын – Фабио Киджи, рожденный в Сиене в 1599 году, становится в 1655 году Папой Римским и принимает имя Александр VII.

Вторая ветвь – дочь Ханны Марсили – Маргарита Марсили (Ла Роза, прозванная так за огненно-красный цвет волос… и вновь непонятно: кому же принадлежат черные волосы на портрете Хю во дворце Топкапы). От брака с султаном Сулейманом у нее были сыновья – Селим, Ибрагим, Мехмед. Селим взошел на престол как XI правитель Османской империи.

Согласно такому раскладу, Хюррем в девичестве звали Маргарита, а не Анастасия или Александра Лисовская.

Но где гарантия, что найденные документы подлинные, не сфальсифицированные? Не вымысел венецианских послов, заложивших фальшивку в исторические бумаги? Не сплетня, перенесенная в дипломатическую переписку XVI или даже позже, скажем, XVII века? Ведь проверить этот факт – о происхождении женщины, жившей в гареме султана под именем Рокосланы-Хюррем не представлялось возможным. И вряд ли сама повелительница османов указывала в письмах к высоким особам, с которыми она вела дипломатическую и светскую переписку, подробности о своем детстве или юности. Зачем ей выдавать подробности о себе – той, которой она уже не была и никогда не будет?!

Журналисты, тиражирующие новость об итальянском происхождении Хюррем, утверждают, что генеалогическое дерево семьи османских падишахов и знатной семьи Марсили прослеживается вплоть до правителя Османской империи Мехмеда IV по прозвищу Охотник, и документ этот подписан самим Мехмедом и скреплен его печатью. И еще – будто бы подлинность документа подтвердил сам нынешний папа Бартоломей. Только вот никакого папы Бартоломея – когда появилась эта шокирующая новость – в Ватикане нет, потому что там восседал тогда Бенедикт XVI (Йозеф Ратцингер).

А вместе с этим новым «заблуждением» настоящий исследователь может обнаружить и другие несуразности, которые – одну за одной – раскрывает Софья Бенуа, автор популярной книги «Хюррем. Знаменитая возлюбленная султана Сулеймана».

Следующая глава

info.wikireading.ru

Султан Сулейман: биография, личная жизнь, история :

Взойдя на трон в качестве 10-го по счету правителя Османской империи, Сулейман (биография султана будет рассмотрена далее) прожил до этого события только четверть века. Однако неожиданно обманул ожидания элиты османов и, презрев порочный образ жизни, практически все свое правление провел, лично возглавляя военные походы в Европе, Африке и Азии. Он умер, уже будучи тяжело больным, возглавляя Венгерский поход. Из всех тех земель, за которые он сражался, он не смог завоевать только Вену в Европе, остров Мальту в Средиземном море, а также Йемен на Аравийском полуострове и Эфиопию на востоке Африки. Его правление было пиком могущества и расцвета Османской империи, которая простиралась (с небольшими свободными анклавами) от Северо-Западной оконечности Северной Африки до Ирана и от Вены до Эфиопии.

Что можно сказать о биографии Султана Сулеймана Хана Хазрет? Он считался справедливым. Будучи халифом всех мусульман и Великим падишахом тюрков, не притеснял другие религии, и в первую очередь христианство. При нем процветала торговля и искусство, вводились и, что самое главное, соблюдались справедливые законы, простому народу стало жить легче, что, вообще-то, уникальная ситуация для империй, ведущих постоянные войны.

Краткая история османов до султана Сулеймана I

Более 6 сотен лет просуществовала Османская империя, распавшись только по итогам I мировой войны. Семья и биография султана Сулеймана Хана Хазрет Лери будет рассмотрена немного ниже. А пока первые девять султанов-османов:

  • Основатель династии Осман Гази (1288-1326), принял титул «султан» за год до окончания XIII века. Своей столицей он сделал небольшой городок Мелангию.
  • Орхан I (1326-1359) продолжил политику отца. Он присоединил к своим землям пролив Дарданеллы, прекратил подчиняться монголам и, взяв Брусы, переименовал их в Бурсу и сделал своей столицей.
  • Мурад (1359-1389), в отличие от отца, больше воевал в Европе, сведя когда-то великую Византию к кусочку земли вокруг Константинополя. Перенес столицу в Адрианополь. Убит в знаменитой Косовской битве.
  • Его сын Баязет (1389-1402) одержал победу в этой битве и стал 4-м османским султаном. Он завоевал практически весь Балканский полуостров и уже готовился покорить Византию, когда с востока пришел Великий Тимур и наголову разбил войско Баязета I, пленив его.
  • Началось двоевластие, так как султанами объявили себя Сулейман в Адрианополе (1402-1410) и Мехмед I (1403-1421), который после смерти Сулеймана и победы над его братом вновь стал единственным султаном. Очень мало воевал, однако смуты и восстания подавлял энергично и жестко.
  • Его сын Мурад II (1421-1451) воевал довольно успешно, захватив часть Албании, но мечту его деда – захватить Константинополь – удалось осуществить только его наследнику.
  • Мехмед II Завоеватель (1451-1481). В 1953 г. осуществил полуторавековую мечту турок-османов и взял Константинополь, сделав его столицей Османской империи. Также он окончательно завершил завоевание Балкан, захватил острова Лесбос, Лемнос и много других. Принудил крымского хана принять свой протекторат, а также расширил границы на Востоке.
  • Его сын Баязид II (1481-1512) приостановил великолепную историю непрерывных побед, так как постоянно подавлял смуты и восстания, был миролюбивого нрава. Еще одна причина была в том, что его преследовали военные неудачи.
  • Селим I Суровый (1512-1520) – 9-й султан османов и отец героя нашей статьи. Был ревностным суннитом и уничтожал шиитов по всей империи. Воюя с Ираном и Египтом, он взял Мосул, Дамаск и Каир.

Султан Сулейман Хан Хазрет Лери: биография, семья

Родился будущий 10-й султан османов и 89-й халиф всех мусульман за шесть лет до наступления XVI века в семье губернатора Трабзона и будущего султана Селима I Грозного. Стал долгожданным первенцем среди мальчиков. Его мать (очень красивая женщина) Хафизе Айше была дочерью крымского хана. После смерти бабушки Сулеймана, которую он очень любил, именно она единолично воспитывала сына. Султан Сулейман, биография и личная жизнь которого полна удивительных событий, рос в окружении именитых учителей и, что удивительно, изучал ювелирное искусство. Впоследствии он слыл не только знатоком драгоценностей, но и неплохим кузнецом, даже лично участвовал в отливке пушек.

Интересно! Отец Сулеймана Селим получил султанскую власть в результате ожесточенной борьбы со своим отцом Баязидом II и (впервые в истории османов) добровольного сложения последним своих султанских полномочий.

Продолжаем изучать биографию султана Сулеймана Хана Хазрет Лери. После воцарения отца он в очень юном возрасте стал правителем Манисы, а впоследствии – еще двух провинций. Таким образом, он набирался опыта управления в должности губернатора.

Внешность и характер Сулеймана Великолепного

Описывая биографию султана Сулейман-хана Великолепного, а именно так звали его в Европе, посол Венеции отмечал его длинную шею и орлиный нос, а также бледный (он даже выразился резче – смертельно-бледный) вид его кожи. Он был необычайно силен, чего не скажешь, первый раз взглянув на Сулеймана. Вспыльчивый и гордый, как все османы, он вместе с тем был меланхоличен, благодушен и великодушен. И, что немаловажно, не был фанатиком, как его отец.

В их роду было в традиции писать стихи и благоволить к различным искусствам. За свою военно-походную жизнь Сулейман I написал более 2000 произведений, в основном лирических, которые и в настоящее время пользуются спросом.

Восшествие на престол

Биография султана Сулеймана Хана довольно интересна. Наследовал Сулейман Великолепный трон без ужасов братоубийства, так как все его братья умерли значительно раньше. При восшествии на престол в качестве акта доброй воли он отпустил домой египетских пленников. Он рьяно боролся с коррупцией, вводил (и следил за их строгим соблюдением) справедливые законы, которые исправно работали вплоть до XX века, и реально заботился о благе своих подданных, особенно не очень богатых, чем заслужил среди них прозвище «Справедливый».

Между тем он не был идеален. Если рассматривать биографию, султан Сулейман нарушил свой собственный обет, состоявший в том, что друг его юности Ибрагим-паша Паргалы будет жив, пока жив сам Сулейман. Однако по приказу султана тот был удавлен, правда, во время сна самого Сулеймана (жалкая схоластическая уловка). По его же приказу был удавлен его сын Мустафа, якобы вознамерившийся досрочно стать султаном.

Военные победы

Первый большой военный успех в биографии султана Сулеймана – это покорение Алжира и взятие Белграда, которые случились на пятом и шестом году его правления (до этого победы тоже были, но локальные – на Дунае и острове Родос). Ему платили дань Венгрия и Австрия, вассалами признавали себя все ханства бывшей Золотой Орды. В тридцатых годах XVI века он захватил Западную Грузию, Багдад, Басру и Бахрейн.

Гарем и семья Сулеймана I

Первой наложницей у султана Сулеймана Хана Хазрет Лери стала, едва ему исполнилось 17 лет, такая же юная Фюлане (впоследствии ее сын Махмуд умер от оспы). Аналогичная история приключилась со второй наложницей Гюльфем-хатун, которая, уже не будучи любовницей, полвека оставалась его другом и советником. В 1562 г. по приказу Сулеймана ее безжалостно задушили. Не стала официальной женой и третья фаворитка – Махидевран-султан. Более двух десятков лет она была влиятельной фигурой во дворце, но уехала вместе с сыном Мустафой в возглавляемую им провинцию, где его впоследствии и казнили.

Единственная законная жена Сулеймана I

И вот пришла она – Роксолана, как звали ее в Европе. Кто она и откуда – точно не известно. Рабыня-славянка – прекрасная, умная и достаточно циничная молодая девушка – сразу полюбилась султану Сулейману Хану Хазрету Лери, и он был без ума от нее до самой ее смерти. Наложница, ставшая официальной женой (брак был заключен в 1534 г.) и матерью следующего султана – Хюррем Хасеки-султана, упокоилась в специально построенных для нее мавзолее и усыпальнице. После ее смерти Сулейман Великолепный официально уже не женился.

Она была всегда веселая, улыбчивая, хорошо танцевала и играла на музыкальных инструментах, поэтому и получила прозвище Хюррем, что означает «смеющаяся». Она родила султану дочь Михримах и пятерых сыновей. Естественно, участвовала она и в дворцовых интригах, влияла на политику как через своего мужа и детей, так и через зятя Хырват Рустема, которому помогла стать великим визирем.

Смерть Сулеймана Великолепного

Умер султан Сулейман Хан Хазрет Лери в 72 года и был похоронен рядом с усыпальницей его жены Хюррем Хасеки-султан во второй по величине мечети в Стамбуле – Сулеймание, построенной им же. Много легенд и загадок сопровождают смерть и похороны Сулеймана Великолепного. Сразу, как только он скончался, убили всех его врачей, чтобы его сын Селим первым вошел в столицу: это автоматически делало его султаном. Перед смертью Сулейман якобы просил похоронить его с открытыми руками, как бы показывая, что и Великий султан ничего не может унести с собой. И подобных слухов ходило немало.

Султан Селим (сын Сулеймана): личная биография

Селим II, сын Сулеймана Великолепного и Роксоланы, правил до 1574 года, подрастеряв немного отцовское наследство. Он был одиннадцатым османским султаном и первым из тех, кто родился и умер в Стамбуле. Но на этом все его отличия от предшественников не закончились:

  • Он был блондином (видимо, сказались гены матери-славянки), за что его прозвали Сары Селим.
  • Он лично не участвовал в военных походах, однако увеличил контролируемую Великой Портой территорию на 2 % – до 15,2 миллионов квадратных километров (завоеван Тунис, Кипр, окончательно подчинил Аравию и отколовшийся было Йемен).

Отец настолько доверял ему, что в 1548 году, уходя в персидский поход, оставил Селима регентом в Стамбуле, а в 1953-м объявил его первым своим наследником.

В молодости Селим был редкостным гулякой и пьяницей, получив даже прозвище Айаш, но на троне стал злоупотреблять этим значительно меньше, а по одной из версий, очень резко покончил с дурными привычками, чем, по свидетельству его врача, даже нанес вред здоровью.

Соблюдая традиции, Селим II тоже писал стихи, но посвящал их только своей любимой жене Нурбану, сын которой Мурад стал 12-м султаном.

Итоги

В современной Турции образцом для подражания выбран именно Сулейман I Справедливый. Ему симпатизирует и часто на него ссылается президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. И это не удивительно, так как отец всех турок Кемаль Ататюрк выступал за светское общество и, хоть и восстановил страну, но не империю.

Итак, мы рассмотрели семью и биографию султана. Сулейман Хан Хазрет Лери Великолепный – «тень Аллаха на Земле» – демонстрировал такое толерантное отношение к религиозным конфессиям и был настолько моногамен в отношении своей законной жены Хюррем Хасеки-султан, что в те далекие времена вызывал удивление не только мусульман, но даже и христиан.

www.syl.ru

Великолепный век. Все тайны знаменитого сериала

Руководила гаремом и контролировала гаремную жизнь мать султана, валиде-султан (также правильно: валиде султан; Валиде Султан; Мать Султана). Первой носительницей этого титула была Хафза Султан, мать Сулеймана Великолепного. До этого по сельджукской традиции чаще использовался термин хатун. Получившая этот высокий титул женщина пользовалась большим уважением и влиянием как во дворце, так и за его пределами, активно вмешиваясь в государственные дела. Согласно различным энциклопедиям, «130-летний период в XVI–XVII веках, когда валиде-султан оказывали особенно существенное влияние на политику империи, получил название «Султанат женщин» (тур. Kadınlar saltanatı). Наиболее значительными фигурами этого периода были Нурбану-султан (мать Мурада III), Сафие-султан (Мехмеда III) и Кесем-султан (Мурада IV и Ибрагима I)».

Их расположения искали не только наложницы, не только придворные, но и послы иностранных государств. К примеру, известно, что посол Российской империи в Османской империи генерал-поручик (в то время) Михаил Илларионович Кутузов, прибыв в сентябре 1793 года в Стамбул, отправил валиде-султан Михришах подарки, и «султан внимание сие к его матери принял с чувствительностью». Кутузов удостоился ответных подарков матери султана и благосклонного приема у самого Селима III. Русский посол упрочил влияние России в Турции и склонил ее к вхождению в союз против охваченной революцией Франции.

Айше Султан Хафса

Валиде-султан имели доход (башмалык) с султанских земель в различных частях империи, владели летними и зимними поместьями, а также получали подарки от османской знати и иностранных государств. Делами валиде-султан за пределами дворца управляли Бабюссааде агалары (главы белых евнухов). Валиде-султан вкладывали значительные капиталы в вакуфы, учрежденные ими в Стамбуле, Мекке, Медине и Иерусалиме. За вакуфами следил Дарюссааде агасы (глава черных евнухов).

При этом вакуф (вакф; с араб. – остановка, приостановление, удержание) – в мусульманском праве имущество, переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели.

Власть валиде-султан была практически безграничной. В истории Османской империи имеются примеры того, что валиде-султан становилась официальной регентшей при малолетнем султане, и тогда она заправляла не только в гареме, но и во всей огромной империи, назначая главных визирей и вмешиваясь во все дела государства. Даже заседания Дивана – кабинета министров – проходили на женской половине гарема. Мать султана Мурада IV за год сменила шесть великих визирей, мать Мехмеда IV Хатидже Турхан – 12 визирей за 5 лет, а мать султана Ибрагима Безумного Кесем фактически управляла империей, прослыв одной из могущественнейших валиде-султан (правила в XVII веке; годы жизни 1589–1651). Кстати, ее, как и Хюррем, в младенчестве называли Анастасией, и была будущая владычица Османской империи гречанкой. Так что можно еще раз подтвердить: происхождение Хюррем – дело темное… Кесем Султан приняла участие в заговоре против собственного сына вместе с членами Дивана и командиром корпуса янычар, и Ибрагим был задушен, поскольку абсолютно не занимался государственными делами, а лишь предавался сладострастию в гареме.

Сыновья Кесем, ставшие султанами Слева Мурад IV, справа Ибрагим I

Невестка этой могущественной женщины – Хатидже Турхан, прежде чем заполучить власть вместе с гордым титулом валиде-султан, была подарена как невольница своей будущей свекрови, и прислуживала ей во дворце. Воистину, неисповедимы пути Господни. Эта девушка, получившая от рождения имя Надя, была русинкой, и стала наложницей ненормального сына Кесем Султан по велению его матери. Зато благодаря рождению своего сына, позднейшему удушению своего безумного супруга его властной мамочкой, она вышла на первый план в деле ведения политических игр на мировой арене в качестве регентши. История сохранила случай: когда 10-летний султан Мехмед IV, получивший прозвище Авджи (Avcı – Охотник), выслушивая доклад главного судьи Анатолии, повернул голову в сторону, где за занавеской стояла его мать, и спросил у нее совета. А ведь в этом роскошном тронном зале собрались первые люди империи – все как в сериале «Великолепный век»: достойные мужчины в высоких тюрбанах, вовсю сверкают драгоценные камни и расшитые золотом одежды. И вот на троне восседает малолетний султан, перед которым все падают ниц, а за ширмой стоит никому не видимая женщина, дающая указания. Это ли не показатель того, какой властью пользовались валиде-султан!

Сразу сообщаем новость: о Хатидже Турхан Султан в 2012 году был сделан полнометражный фильм под названием «Гарем». Режиссеры: Зюльфю и Айлин Ливанели (Зюльфю уже снимал исторический фильм Veda об Ататюрке). Главную роль Турхан Султан исполнила Моника Белуччи.

Гаремные танцы

Художник Джулио Розати

Здесь можно привести еще один весьма показательный случай. Однажды супруга Наолеона III императрица Евгения по пути на торжественную церемонию по поводу открытия Суэцкого канала решила заглянуть в Стамбул и посетить султанский дворец. Ее приняли с подобающей пышностью и из-за того, что ту распирало любопытство, осмелились провести в гарем, который в буквальном смысле будоражил умы европейцев. Но приход незваной гости вызвал международный конфуз. Дело в том, что валиде-султан Пертивнияль, разгневанная вторжением чужестранки в ее владения, прилюдно влепила императрице пощечину. Подобного унижения Евгения вряд ли когда испытала, но насколько надо чувствовать себя сильной и защищенной, чтобы поступить таким образом, как валиде-султан. Насколько высоко была вознесена женщина (не только властью, но и внутренней сущностью своей), чтобы дать пощечину за несдержанную любознательность. Отомстила, видимо, за то, что почувствовала: европейка прибежала осмотреть гарем, словно обезьяний питомник. Вот так с законодательницей мод, утонченной женщиной благородных кровей поступила… бывшая прачка! До того, как стать женой султана Махмуда II, Пертивнияль служила прачкой в турецкой бане, где ее то ли точеные, то ли пышные формы приметил Махмуд.

Между прочим, в рядах наложниц была родственница самого Наполеона, вернее, кузина императрицы Жозефины (жены Наполеона) Айме Дюбуа де Ривери, которая вошла в историю под именем Накшидиль как мать султана Махмуда II. И когда султан Абдул-Азиз (1861–1876) посетил Францию, то принимавший его император Наполеон III намекнул, что они – родственники через своих бабушек. Не родственные ли корни супруга Наполеона III императрица Евгения искала в гареме османского дворца?

Внутренние покои дворца

Среди султанш были не только красивые, но и весьма образованные и неординарные женщины: венецианский посол при дворе султана Мурада III писал, что валиде-султан Нурбану (родом из знатной греко-венецианской семьи, урожд. Сесилия Верньер-Баффо, 1525–1583 гг.) – умный и очень искусный государственный деятель. Нурбану переписывалась с Екатериной Медичи, королевой-регентшей при малолетнем Генрихе III, а мать Мехмеда III валиде-султан Сафие (урожд. София Баффо; 1550–1603 гг.) – с английской королевой Елизаветой.

Как уже не раз подчеркивалось, матери султанов происходили в основном из наложниц. Не исключением была и мать знаменитого Сулеймана Великолепного.

Айше Султан Хафса или просто Хафса Султан (1479 – 19 марта 1534 гг.), как уже говорилось, была первой женой султана Османской империи, носившей титул валиде-султан. Жена Селима I и мать Сулеймана Великолепного. С 1520 по 1534 год была соправителем своего сына, считалась вторым лицом государства после султана.

История ее происхождения не ясна, как и история происхождения ее великой невестки Хюррем. И пока одни утверждают, что Айше была дочерью крымского хана Менгли-Гирея, другие уверены, что дочерью крымского хана Менгли-Гирея I была другая жена Селима I – Айше Хатун.

Красавица Айше родилась в Крымском ханстве. После выдачи замуж за Селима Явуза проживала в городе Маниса в Анатолии с сыном, который управлял этим регионом с 1513 до 1520 гг. Маниса (Магнесия) – одна из традиционных резиденций османских князей (шех-заде), использовалась и для обучения будущих наследников, познания навыков правления. Как мы помним по фильму «Великолепный век», именно сюда Сулейман отправил своего первенца – повзрослевшего сына Мустафу от первой жены Махидевран Султан.

Айше так же, как и Хюррем, познала радость настоящей любви, ибо именно она стала первой, кому присвоили высочайший титул валиде-султан. После рождения сына Сулеймана I Великолепного, который появился на свет 6 ноября 1494 г. в Трабзоне, она родила еще трех сыновей и четырех дочерей, впоследствии все три сына умерли от эпидемии. Такую же трагедию потери любимых сыновей переживет и ее знаменитая невестка-соперница Хюррем.

Бюст Айше Султан Хафса в Турции

В живых у Хафса Султан осталось 4 дочери и сын от Селима I: Сулейман, Хатидже, Фатьма, Шах и Бейхан. В любимом всеми сериале «Великолепный век» главными героями стали ее двое детей: сам великий правитель Сулейман и его прекрасно-лицая сестра Хатидже Султан. Мы помним серию, когда к Хатидже присоединится несчастная Фатьма, потерявшая мужа по вине правителя, приказавшего убить изменника-зятя. Эта гостья появилась в момент, когда речь зашла об измене мужа Хатидже – близкого друга и главного визиря правителя небезызвестного уже нам Ибрагима-паши.

Из истории известно, что Айше Хафса Султан построила в Манисе большой комплекс, состоящий из мечети, начальной школы, колледжа и странноприимного дома. Эта удивительная женщина явилась родоначальницей фестиваля «Mesir фестиваль» в Манисе, и эту древнюю традицию в Турции продолжают и сегодня.

Айше Хафса Султан умерла в марте 1534 года и была похоронена рядом с мужем в мавзолее-мечети Явуза Селима, в Фатихе (Стамбул). Мавзолей был сильно разрушен во время землетрясения в 1884 году, однако в первом десятилетии XXI века начались восстановительные работы.

Актриса Небахат Чехре – валиде-султан XXI века

В сериале «Великолепный век» роль валиде-султан исполняет Небахат Чехре.

Небахат Чехре (турец. Nebahat Çehre) – знаменитая турецкая актриса, родилась 15.03.1944 г. в город Самсун, что на севере Турции. У Чухре грузинские корни от отца по имени Иззет Чехре.

Мечеть в Манисе, построенная на средства Айше Хафса Султан

Любопытно, однако считается, что большинство полонянок, попавших в гарем Османского правителя, были черкешенками – как называли тогда девушек кавказского происхождения. Так что живи Небахат Чехре во времена Османской империи, она легко могла бы оказаться среди реальных рабынь султанского гарема. Не только благодаря своему происхождению, но и своей красоте, своей утонченности и стати.

Отец будущей актрисы работал юристом, но однажды после сердечного приступа он умер. Его супруга-домохозяйка вместе с домочадцами переехала в Стамбул. Небахат на тот момент исполнилось 5 лет. В Стамбуле мать девочки вышла замуж за судью; второй брак продлился до 1956 года. Третьим мужем матери будущей актрисы стал журналист Джахит Пойраз.

Небахат Чехре была старшим ребенком в семье, после нее родилось два брата: Орхан и Таййар (появился во втором браке матери).

Из интервью Небахат, давно ставшей звездой турецкого экрана, известно как сильно она в детстве страдала из-за смерти отца, и как переживала, будучи девушкой, повторные браки матери.

Небахат Чехре обучалась в женской средней школе Фатих и вечерней школе искусств Фатих. Когда Небахат исполнилось 15 лет, она была признана «Мисс Турция», и этот успех положил начало ее успешной карьеры фотомодели и манекенщицы. В 1962 году Небахат успешно прошла кинопробы и снялась в первом кинофильме. Благодаря успешному дебюту красивая молодая актриса получила несколько предложений от кинорежиссеров. 1967 году она вышла замуж за Йылмаза Гюней. Муж, обладавший сильным и суровым характером, сразу же заставил Небахат забыть о кино, но вскоре супруги развелись. Так девушка вернулась к карьере киноактрисы.

К сожалению, второй ее брак тоже не был долгим.

Юная Небахат Чехре

И Небахат Чехре, потерявшая веру в счастливую семейную жизнь, все отдала Большому Кино, и, снявшись во множестве сериалов и фильмов, стала одной из самых известных и популярных актрис Турции.

Свадебная фотография Небахат

Как точно определено в материале на портале «Домашний», где размещено интервью с актрисой[5]: «Увидев Небахат Чехре в жизни, понимаешь, почему у себя на родине актриса является одной из красивейших женщин Турции. Царственная осанка, выразительные черные глаза, тонкие пальцы рук – все в ней выдает «породу».

Отвечая на вопросы о любви и браке Небахат признается: – Любовь, конечно, была в моей жизни. Я два раза была замужем, и сейчас храню только хорошие воспоминания о мужчинах, которые были со мной «и в горе, и в радости». Но так случилось в моей жизни, что мне приходилось выбирать между любимым делом и мужчиной, вернее мужчина ставил меня перед этим выбором. В таких условиях я и подумать не могла родить ребенка. И спасибо судьбе, что послала мне роль валиде-султан в «Великолепном веке». Когда мне предложили принять участие в этом фильме, я обрадовалась, что смогу сыграть мать и восемнадцатилетнего, и тридцатипятилетнего человека.

Не менее трогательно звучит и другое искренне признание актрисы:

– Я довольная своей жизнью, меня окружают друзья и близкие мне люди, я люблю свою профессию, и она отвечает мне взаимностью. И не думаю, что ради какого-нибудь мужчины я буду готова отказаться от своей жизни. Нет, я не зарекаюсь полюбить вновь, но прекрасно понимаю, что мужчины моего возраста обычно состоят в браке, и найти себе достойного спутника жизни – один шанс на миллион. А я не играю в лотерею.

Эту взрослую красавицу в Турции называют «иконой моды». Профессия манекенщицы, конечно же, отложила свой отпечаток на эту роскошную женщину. «Я и сегодня не боюсь экспериментов в одежде, – уверяет она, – но делаю это всегда с оглядкой на свой возраст. Наверное, в этом и есть мой секрет – я не боюсь выглядеть современно. Тем более, что сегодняшняя мода рассчитана не только на молодых девочек с нулевым размером».

Семейная драма, в которую втянута ее киногероиня в сериале «Великолепный век», не оставляет зрителей равнодушными. И пока вокруг валиде-султан завистничают и интригуют, она остается внешне спокойной и справедливой. «Мы изображаем на экране часто встречающийся в обычной жизни семейный конфликт», – просто отметила современная «валиде». Ее природное обаяние и длительное пребывание на экране в рамках фильма принесло актрисе множество новых поклонников по всему миру.

Этот образ сложно забыть, – делятся впечатлениями и форумчане, переживающие, что Матери Султана довелось выйти из проекта после кончины экранной героини. Однако сама Небахат Чехре призналась, что никуда не денется, а лишь немного отдохнет после восмьи лет непрерывной работы и засядет за чтение сценариев, которых за время работы над «Великолепным веком» ей прислали великое множество. Так что, возможно, в ближайшие годы мы увидим эту величественную и очень красивую актрису – актрису, презревшую возраст – в новых интересных фильмах.

Зрители – о Небахат Чехре, сыгравшей валиде-султан:

Жени: Девочки, подсела на сериал «Великолепный век» по мотивам исторических событий с Роксоланой. Так вот, мне очень нравится актриса Небахат Чехре. Актриса Небахат Чехре – настоящий пример достоинства и красивой старости. Подумать только, она 1944-го года рождения!

Эту взрослую красавицу в Турции называют «иконой моды»

Татьяна Капустина: Мне нравится Небахат. Да и вообще все актеры ВВ красивые и играют отлично, мне с 1-й серии все нравятся, некоторые больше, некоторые меньше, кроме одной, Фирузе, но надеюсь, что ее скоро уберут с сериала.

Ожидающая Счастье: Шикарная женщина! Ой, я тоже на сериал этот подсела, офигенный.

thingimabob: Шикарная женщина! Я в детстве зачитывалась «Птичкой певчей», с тех пор твердо верю, что турчанки – самые красивые женщины. Хотелось бы мне посмотреть этот сериал до конца…

Katerina Voyler: Очень нравится как она играет, и в «Запретной любви», и в «Великолепном веке». Понимаю, что в ее внешности сейчас большая доля пластики. Но и с пластикой можно выглядеть по-разному. А она из тех, кто выглядит потрясающе.

yilmazsoy: У нее лицо с годами какое-то благородство или утонченность что ли обрело. В общем, тоже хочу я так выглядеть в старости.

evgenyastasaid: Мы тут бабским коллективом сидели у теток мужа и у них по телику реклама ее фильма была, я как сказала в каком году она родилась, так тетки попадали!

CheerleaderC: Хотела бы я так выглядеть в ее годы! Lyness: Японский бог!!!!!! Это ж ей почти семьдесят!!!!

Во дает, а я все смотрю и гадаю сколько ей лет, думала около 50…

Sancio: Да, я думаю, что и в таком возрасте у нее куча поклонников.

Seven Sultan: Женщина – огонь! Смотришь и думаешь: такая и в горящую избу войдет, и коня на скаку остановит, но при том умудриться остаться истинной леди. Пластика, не пластика, вам не все ли равно?! А про роль, такое ощущение, что она родилась с этой ролью. Модель в прошлом, валиде в настоящем – это было предначертано судьбой! Если Мерьем играет глазами, то Небахат больше интонацией, вся ее сила в голосе. Безусловно, нельзя забыть про величественную осанку, вот чему можно позавидовать! Я часто путаю актрису с ее персонажем, в моем сознании это одно целое. Ну и пару слов о валиде: Этот персонаж – воплощение настоящей матери, хранительницы семейного очага и женщины, которая сохранит чувство собственного достоинства при любой ситуации. А Небахат – это великолепная актриса, сыгравшая в великолепном сериале великолепную роль.

Зоя: Она действительно королевской крови, ее взгляд, походка. Не женщина – Афродита. Вряд ли кто смог бы сыграть эту роль лучше.

Актриса Небахат Чехре, ставшая «примером красивой старости», без сомнения, получала свой заряд молодости от самой роли, доставшейся ей согласно сценарию. Ведь эта роль столь значима, что раскрывает в любой талантливой женщине самые достойные черты, зажигает в ее глазах звезды молодости и счастья. Отвечая на вопросы о работе в сериале, валиде-султан XXI века говорит:

– Прежде всего, этот проект отличает очень тщательная работа. Воссозданные костюмы, интерьеры, быт настолько убедительны, что на сегодняшний день это самый точный исторический фильм. Уверяю вас, что все, кто причастен к созданию этого сериала, а это не только авторы сценария, провели огромное количество времени, изучая исторические источники. Я сама не одну книгу прочитала о своей героине. Даже боялась, что сойду с ума от количества противоречивой информации о моей валиде-султан. В конце концов, решила остановиться на интерпретации моего образа, предложенного сценаристами.

Подготовка к роли

Поражает также удивительный емкий ответ актрисы и на вопрос журналиста газеты «Milliyet».

«– Трудно ли было сыграть Валиде Султан?

– Я много искала информации и наблюдала. Тут вот какое дело. Очень важно, когда вы одеваете корону и восседаете с благородной осанкой, заставить людей говорить: «Да разве кто-то смог бы сыграть валиде вместо Небахат Чехре?!»

Обратившись к таланту писателя Павло Загребельного, мы найдем совершенно замечательный портрет этого исторического персонажа. «Валиде Хафса происходила из рода крымских Гиреев. В ее жилах не было крови Османов. Но, вознесенная ныне до положения хранительницы добродетелей и достоинств этого царского рода, она изо всех сил пыталась вобрать в себя его многовековой дух. Гигантские просторы дышали в ее сердце, медленные, как движение караванов; ритмы песков и пустынь пульсировали в крови, прогнанные с небес большими ветрами тучи стояли в ее серых искрящихся глазах, ее резные губы увлажнялись дождями, которые падали и никак не могли упасть на землю. Империя была беспредельным простором, простор был ею, Хафсой. Странствуя по велению султанов Баязида Справедливого и Селима Грозного (ее мужа) со своим сыном то в Амасию, то в отцовский Крым, скрытый за высокими волнами сурового моря, то в Эдирне, то в Стамбул, то в Манису, а теперь, соединив и объединив все просторы здесь, в царственном Стамбуле, во дворце Топкапы, она успокоенно воссела на подушку почета и уважения, став как бы тогрой[6] на султанской грамоте достоинств целомудреннейших людей всего света». Думается, что и в тюркоязычных источниках, которыми пользовались и сценаристы, и сама Небахат Чехре, выведен именно такой вот персонаж, которым увидел его П. Загребельный. Потому что именно такую (!) валиде сыграла великолепная турецкая актриса.

На праздновании 66-го дня рождения в марте 2010 года

Женщина, не познавшая радость материнства, выступает настоящей Матерью для своего экранного сына Сулеймана. «Прежде всего, это женщина с очень сильным характером, и она особенная мать, – рассказывает сама Небахат Чехре. – Ее сын – правитель империи, наместник Аллаха на земле, при этом он остается ее ребенком, которого она старается огородить от всех опасностей. Кроме того, ей, в отличие от всех других героинь, не приходится бороться за любовь этого мужчины. В традиции нашего народа – любовь к родителям безусловна. Сын не может предпочесть своей матери другую женщину. Так что Хюррем придется только ждать моей смерти…»

На обложке популярного журнала

Как трогательно, что и экранный сын одарил эту женщину великой любовью, которой награждают самых достойных матерей! Суровый правитель, жесткий воитель – Сулейман – бесконечно нежен в своих последних стихах к ушедшей в мир иной матери. В этих строках весь он – мальчик, воплотившийся в одинокого мужчину, страдающего от потери. Закадровый голос доносит до зрителей:

Так ты уходишь, вот так спокойно без меня…О, душа моей души…О, придающая душу душам моих друзей…Не уходи в сад роз вот так без меня. Не желаю…Не желаю, о Небосклон, не кружись без меня,Не желаю, о Луна, не восходи без меня,Не желаю, о Земля, не будь без меня,Не проходи без меня, о Время. Не желаю…Когда ты со мной, и этот мир прекрасен для меня,И мир иной прекрасен. Не желаю…Не оставайся без меня в этом мире,И не уходи в мир иной. Не желаю…Не желаю, о уздечка, не веди коня без меня,Не желаю, о язык, не молви без меня,Не желаю, о глаза, не гладите без меня,Не улетай без меня, о душа. Не желаю…Это твой свет озаряет лунным светом ночь,Я есть Ночь, если ты есть Луна,Не восходи на небо без меня. Не желаю…О ты, знающая мою дорогу,О ты, свет озаряющий мой путь,Ты, мой посох верный,Не уходи без меня,

Не желаю…[7]

Валиде Султан

Page 2

Согласно легенде, Анастасия Лисовская потеряла свободу как раз накануне своей свадьбы. Сначала полонянка оказалась в Крыму – таким был обычный путь всех невольниц. Пораженные ее красотой и грацией, татары решили отправить девушку в Стамбул, надеясь выгодно продать на одном из самых больших невольничьих рынков мусульманского Востока. Так случилось, что девушка попалась на глаза всесильному визирю молодого султана Сулеймана І, и он решил подарить ее султану.

Обратившись к творчеству мастеров художественного слова, к творчеству писателей, умеющих словами, как мазками красок передавать те или иные события, мы увидим пленницу, сбываемую как самый редкий и дорогой товар. Павло Загребельный так описывает покупку визирем Ибрагимом в присутствии итальянского купца сеньора Грити (знакомые нам по сериалу имена!) некой молодой особы.

«Грити, спотыкаясь в темноте, попадая в зловонные лужи своими тонкими сафьяновыми сапожками, с возмущением вдыхая запах плесени на стенах.

Из тьмы навстречу им выступили две какие-то фигуры, еще чернее самой тьмы, узнали Синам-агу, исчезли, а впереди заморгало несколько огоньков.

– Валлахи, я выполнял твое повеление с покорной головой, бей-эфенди[1], – кряхтел Синам-ага.

Невольничий рынок

Художник Жан-Леон Жером

– Ты нарочно завел нас в такую темень, где не увидишь даже кончика своего носа, старый пройдоха, – выругался Грити.

– О достойный, – всплеснул руками Синам-ага, – то, что уже продано и зовется «сахих», принадлежит тому, кто купил, и зовется «мюльк», и никто без согласия хозяина не смеет взглянуть на его собственность. Так говорит право шариата. Так мог ли я не спрятать то, что надо было скрыть от всех глаз, чтобы соловей не утратил разума от свежести этого редкого цветка северных степей? Он вырос там, где царит жестокая зима и над замерзшими реками веют ледяные ветры. Там люди прячут свое тело в мягкие меха, оно у них такое же мягкое…

Они уже были около светильников, но не видели ничего. – Где же твой цветок? – сгорал от нетерпения Грити.

– Он перед тобой, о достойный.

Ибрагим, у которого глаза были зорче, уже увидел девушку. Она сидела по ту сторону двух светильников, кажется, под нею тоже был коврик, а может, толстая циновка; вся закутана в черное, с черным покрывалом на голове и с непрозрачным чар-чафом[2] на лице, девушка воспринималась как часть этого темного, затхлого пространства, точно какая-то странная окаменелость, призрачный темный предмет без тепла, без движения, без малейшего признака жизни.

Свет гарема

Художник Лорд Фредерик Лейтон

Синам-ага шагнул к темной фигуре и сорвал покрывало. Буйно потекло из-под черного шелка слепящее золото, ударило таким неистовым сиянием, что даже опытный Луиджи, которого трудно было чем-либо удивить, охнул и отступил от девушки, зато Ибрагима непостижимая сила как бы кинула к тем дивным волосам, он даже нагнулся над девушкой, уловил тонкий аромат, струившийся от нее (заботы опытного Синам-аги), ему передалась тревога чужестранки, ее подавленность и – странно, но это действительно так – ее ненависть и к нему, и к Грити, и к Синам-аге, и ко всему вокруг здесь, в затхлом мраке Бедестана и за его стенами, во всем Стамбуле.

– Как тебя зовут? – спросил он по-гречески, забыв, что девушка не может знать его язык.

– У нее греческое имя, эфенди, – мигом кинулся к нему Синам-ага. – Анастасия.

– Но ведь в ней нет ничего, что привлекало бы взгляды, разочарованно произнес Грити, уняв свое первое волнение. – Ты, старый обманщик, даже ступая одной ногой в ад, не откажешься от гнусной привычки околпачивать своих заказчиков.

– О достойный, – снова заскулил Синам-ага, – не надо смотреть на лицо этой гяурки, ибо что в том лице? Когда она разденется, то покажется тебе, что совсем не имеет лица из-за красоты того, что скрыто одеждой.

– Так показывай то, что скрыто у этой дочери диких роксоланов! Ты ведь роксолана? – обратился он уже к девушке и протянул руку, чтобы взять ее за подбородок.

Девушка вскочила на ноги, отшатнулась от Грити, но не испугалась его, не вскрикнула от неожиданности, а засмеялась. Может, смешон был ей этот глазастый турок с толстыми усами и пустой бородой?

– Не надо ее раздевать, – неожиданно сказал Ибрагим. – Но ведь мы должны посмотреть на эту роксоланку, чтобы знать ее истинную цену! – пробормотал Луиджи. Он схватил один из светильников и поднес его к лицу пленницы.

– Не надо. Я куплю ее и так. Я хочу ее купить. Сколько за нее?

– Я хочу, чтобы Синам-ага заработал, поэтому даю тысячу. – Ибрагим заслонил собой девушку от Грити и турка, шагнул к ней, она засмеялась ему еще более дерзко и с еще большим вызовом, чем перед тем Луиджи. Смеялась ему в лицо неудержимо, отчаянно, безнадежно, стряхивала на него волны своих буйных волос, полыхавших золотом неведомо и каким, райским или адским, не отступала, не боялась, выпрямилась, невысокая, стройная, откинула голову на длинной нежной шее, рассыпала меж холодных каменных стен Бедестана звонкое серебро прекрасного голоса: «Ха-ха-ха!»

Османский базар

Ибрагим вздрогнул от мрачного предчувствия, но поборол это движение души, заставил себя улыбнуться в ответ на смех загадочной чужестранки, которая не плакала, как все рабыни, не стонала, не ломала в отчаянье рук, а смеялась, точно издеваясь не только над ним, но и над всем этим жестоким миром, стремившимся покорить ее, сломать, уничтожить. Ибрагим заговорил с ней на ломаном языке – смеси из славянских слов, выученных от султана Сулеймана, хочет ли она к нему, именно к нему, а не к кому-либо другому. Девушка умолкла на мгновение. Словно бы даже посмотрела на Ибрагима пристальнее. Хотела ли бы? Еще может кто-то спрашивать в этой земле, хотела ли бы она? Ха-ха-ха!»

Мерьем Узерли: новая Хюррем. Биография актрисы

Сыгравшая в сериале «Великолепный век» Хюррем Султан (Роксалану) актриса Мерьем Узерли проснулась знаменитой, как только сериал вышел на экраны. Мерьем Сахра Узерли (тур. Meryem Sahra Uzerli) – немецкая актриса турецкого происхождения; играет в театре, кино, на телевидении.

Златовласая, как и описанная большинством авторов историческая героиня, актриса родилась 12 августа 1983 года в городе Касселе, что в Германии. Мерьем довольно высокая девушка, ее рост составляет 170 или 172 сантиметра.

Ее отец по национальности турок, а мать Урсула – немка. Также в этой семье у Мерьем есть два сводных брата Денни и Кристофер от первого брака матери, и сестра Джанан, которая на год младше ее и которую актриса называет своим самым близким человеком. Джанан – тоже творческая личность, она – джазовая солистка.

Венецианская гравюра с изображением Роксоланы-Хюррем

На вопрос о себе и своих родителях Мерьем отвечает так: – Я родилась в Германии. Моя мать немка, а отец турок, родом из Стамбула. История их знакомства удивительная, если учесть, что еще мой дедушка, так сказать, «проложил дорожку» в эту страну. Дело в том, что мой дед работал в Германии. Потом вернулся обратно в Турцию, женился, у него родилось четверо детей, мой отец самый старший из них. Мой папа всегда мечтал учиться в Европе и приехал в Германию. К нему в гости приехал младший брат, который первым познакомился с моей мамой, а потом познакомил ее с отцом. И мама влюбляется в него. Они вместе закончили университет, поженились, а потом родилась я. …Мои детские годы прошли в домике с садом, где всегда царило веселье, где всегда было шумно. У нас были кошка, поросенок и кролик…

Говоря о детских годах и своем характере, звезда турецкого кино говорит:

– я была застенчивым, замкнутым ребенком, живущим в своем собственном мире. Моя сестра иногда сердилась на меня, когда к нам приходили друзья, а через полчаса я уже спрашивала: «Когда же они уйдут? Я хочу побыть одна». Но, взрослея, я поняла, что быть такой замкнутой, нелюдимой не всегда хорошо, тем более что подсознательно я всегда хотела быть на виду.

В детстве и юности Мерьем ходила в специализированную школу с уклоном на искусства. И уже с пяти лет видная, озорная девочка выступала в театре знакомого ее отца в незавидных ролях привидения, деревца или другого бессловесного персонажа.

После окончания старшей школы Мерьем, как и большинство представителей немецкой молодежи, была волонтером, – девушка работала в больнице, ухаживая за тяжело больными пациентами. И выбор подобной «специальности» был не случаен. Уже в раннем возрасте она поняла, что такое борьба за жизнь, сочувствие и поддержка близких.

Мерьем Узерли

– Мама поддержала меня в желании стать актрисой. Моя мама потрясающая, сильная женщина! К своим 60 годам она и карьеру построила, и матерью стала замечательной, если возникает какая-то непростая ситуация, мы все до сих пор с ней советуемся. Ей диагностировали рак на ранней стадии, она мужественно боролась с болезнью, несколько месяцев пролежала в больнице, похудела на 38 килограммов… Врачи говорили, что ей осталось самое большое два месяца. Я жила в больнице, рядом с ее кроватью поставили кровать для меня, днем ходила в школу, потом опять приходила к ней. И случилось чудо – мама поправилась. Меня тогда так потрясла мамина болезнь, что после того, как мама выздоровела, я год работала с детьми, больными лейкемией…

Когда же и чудо свершилось, и Мерьем набралась опыта и сострадания к ближним, пришла пора выбрать университет. И тогда она (как признавалась впоследствии Мерьем) не задумываясь, разложила возле себя анкеты всех имеющихся в Германии университетов и, закрыв глаза, ткнула пальцем наугад. Вышло: актерская школа в Гамбурге. Будущая актриса послала туда резюме и начала готовиться к экзаменам. Ей предстояло продекларировать три отрывка из разных произведений, прочитать стихотворение и спеть песню. Конкурс предстоял умопомрачительный: из 300 претендентов студентами могли стать только пятеро! Рыжекудрой красавице повезло, она поступила.

Мерьем Узерли проснулась знаменитой, как только сериал вышел на экраны

Как признавалась впоследствии в одном из интервью Мерьем, дело происходило так.

– Мой брат, который старше меня на 12 лет, жил в Гамбурге. Сначала его испугало то, что я к нему перееду. Конечно, он не хотел за меня отвечать. Но я вышла с экзамена, а мне никто не перезвонил. Когда я сдавала экзамен, у меня были брекеты, прыщавое лицо, кудрявые волосы, еще и одета я была в гавайскую рубашку. Точно тинейджер. Они позвонили очень поздно. Спорили по моей кандидатуре. Говорили: «Ты еще очень молода, у тебя много времени, можешь приехать и в следующем году, но мы подумали, что все же не хотим тебя отправлять обратно. Как ты поняла, можешь открывать шампанское!» Да какое шампанское! У меня в голове один апельсиновый сок!

Первый год Узэрли в Гамбурге прошел между театральной школой Schauspielstudio Frese и… часовней. Оказывается, накануне отъезда дочери ее мать начала подыскивать ей подходящее жилье в чужом городе, и случайно позвонила не в студенческое общежитие, а в квартиру женщины-пастора, которая как раз подыскивала себе квартиранта, который жил бы в часовне, скрашивал ее одиночество, а заодно и присматривал бы за ее собакой. Помимо прочего, пасторша жила в пяти минутах ходьбы от учебного заведения, в котором должна была учиться Мерьем.

В Гамбурге Мерьем прожила 10 лет, и по завершении учебы в гамбургской Schauspielstudio Frese несколько раз участвовала в небольших театральных постановках. В этом же городе она познакомилась с турком, – парень, как и она сама, вырос в Германии. Их отношения продолжались 6 лет, но так ничем и не закончились… После разрыва с возлюбленным Мерьем принимает решение переехать в Берлин, чтобы добиться новых высоких целей в жизни и в творчестве.

По приезду в Берлин, Мерьем сразу же предложили роль в коротком военном фильме под названием Jetzt Aber Ballett. В течение трех месяцев она готовилась к своей премьере, усиленно посещая спортзал. После этого фильма ею заинтересовался другой режиссер и предложил роль специального агента в фильме Journey of No Return. Однако надежда оказалась напрасной, проект не состоялся. Что вызвало у впечатлительной актрисы сильную депрессию, девушка постоянно плакала и переживала…

Об этом нелегком периоде своей жизни актриса говорит так: – Началась осень, никаких проектов не намечалось. Я впала в депрессию. Все так хорошо начиналось, а потом я вдруг почувствовала себя чужой и одинокой. Все тихо. Я спрашивала себя: «Кто ты, где ты, Мерьем?» Я сидела неделями дома, выходила только за покупками, даже душ не принимала. Постоянно рыдала, будто я прощалась с чем-то в душе.

В Гамбурге Мерьем прожила 10 лет

Думается, истинные психологи объяснили бы это состояние актрисы предчувствием, когда душа отторгает то, что прежде было мило в преддверии значимых, но незнаемых еще перемен. Наверное подобным состоянием некие высшие силы показывают нам, что мы должны сделать какой-то решительный шаг навстречу судьбе, и не будь тяжести в сердце и депрессии, мы вряд ли решились бы на него…

А через полгода ей позвонила актриса и продюсер Хюлья Дуяр, с которой Мерьем Узерли еще прежде познакомилась в театре. Хюлья рассказала ей об одном проекте в Турции и пригласила поучаствовать в нем. Мерьем не особо радовалась, тем более что с турецким языком у нее было совсем неважно. Но уже через тридцать минут она была в самолете!

Впрочем, откуда ей было знать, что у ее персонажа тоже изначально было плохо с турецким?!

Хюррем Султан

Ибрагим-паша – фаворит повелителя

Великий паша, заполучивший пленницу, решил преподнести ее качестве подарка своему близкому другу – султану Сулейману. Если быть точными, и рассказывать обо всех подробностях таких сделок, что следует отметить, что подобные подарки не делались невзначай, без обиняков. Сначала «подарок» должны были осмотреть доверенные опытные врачи, и они подтверждали, что девушка абсолютно здорова и невинна, а значит может переступить Дом Радости, – как называли гарем султана.

Ибрагим-паша – любопытный персонаж турецкой истории, и не менее «экзотичный», чем сама славянка Хюррем, ставшая владычицей Османской империи.

Ибрагим-паша – одна из самых ярких и могущественных фигур периода правления Сулеймана I – был сыном моряка из Парги, что в Ионическом море, он был греком и христианином. Древние источники уверяют, будто этот грек счастливо родился в один и тот же год, и даже в ту же неделю, – что и сам будущий повелитель Сулейман. Захваченный еще ребенком турецкими корсарами, Ибрагим был продан в рабство некой вдове из Манисса (или Магнесии), что недалеко от Измира. Эта добрая турчанка дала мальчику хорошее образование, научила игре на музыкальном инструменте.

Через некоторое время, уже будучи юношей, Ибрагим встретил Сулеймана, в то время наследника трона и губернатора Магнесии, который был настолько очарован им и его талантами, что сделал его одним из своих личных пажей, затем доверенным лицом и близким фаворитом. Можно утверждать, что Ибрагим был близким другом Сулеймана, а можно смело утверждать, что являлся просто собственностью повелителя, но собственностью с особыми полномочиями.

Паргалы Ибрагим-паша

Впрочем, есть и иные версии пленения Ибрагима и знакомства его с будущим правителем Османской империи. Фундаментальные исторические источники сообщают нам:

Паргалы Ибрагим-паша (1493 или 1494–1536 гг.), также известный как Френк Ибрагим-паша. В 1523 году он заменил Пири Мехмед-пашу, который был назначен Великим визирем в 1518 году отцом Сулеймана Великолепного, предыдущим султаном – Селимом I, и оставался на этом посту в течение 13 лет. Он достиг уровня власти и влияния, с которым могли соперничать лишь несколько Великих визирей империи, но в 1536 году он был казнен султаном, а его имущество было конфисковано государством.

Он был сыном рыбака из Парги. В детстве он был похищен пиратами и продан в рабство во дворец в Манисе в Западной Анатолии, где наследные принцы (шах-заде) Османской империи получали образование. Там он подружился с наследным принцем Сулейманом, который был его сверстником. Ибрагим получил образование вместе с Сулейманом. Изучил множество языков и стал очень эрудирован. После вступления Сулеймана на Османской престол в 1520 году, он был удостоен различных званий. Ибрагим был блестящим полководцем, переговорщиком и дипломатом. Он доказал свое мастерство в многочисленных дипломатических встречах и военных кампаниях. Это способствовало его быстрому продвижению по службе.

По восшествии Сулеймана на трон молодой человек был назначен на пост старшего сокольничего, затем занимал ряд постов в имперских покоях, возносясь все выше и выше. В познавательных передачах, звучавших на турецком радио в период транслирования сериала «Великолепный век», об этом человеке говорилось следующее: «Ибрагим сумел установить со своим хозяином необычайно дружественные отношения, ночевав в апартаментах Сулеймана, обедал с ним за одним столом, делил с ним досуг, обменивался с ним записками через немых слуг. Сулейман, замкнутый по натуре, молчаливый и склонный к проявлениям меланхолии, нуждался именно в таком доверительном общении».

Дом Ибрагима-паши был построен в начале XVI века на площади Султанахмет

Уже знакомый нам писатель Павло Загребельный, к которому мы еще будем обращаться за характеристиками, показывает нам пашу именно таким, каким мы и увидели его на экране в сериале «Великолепный век». И тем любопытнее будет прочесть эту характеристику и сравнить свои личные впечатления от восприятия появления этого героя на экране.

«Его называли хитрым греком, никто при дворе не любил его, кроме Сулеймана и валиде, которой нравилось все, что мило сыну, а Ибрагим не проникался ничьими чувствами, весьма хорошо зная, что каждый выплывает из моря в одиночку, полагаясь лишь на собственную ловкость. Недаром же он родился и вырос на острове из твердого белого камня. Знал еще сызмалу: жизнь тверда, как камень, и окружена глубоким безжалостным морем. Дух островитянина жил в Ибрагиме всегда, хоть и глубоко затаенный. Если говорить правду, то Ибрагим глубоко презирал людей с материка, но презрение свое умело скрывал, ибо численное преимущество было не за островами, а за материком. Численное, но и только. Силой души он превосходил всех. Также и султана. Знал это давно, никому другому этого знать не полагалось. Поэтому должен был прикидываться предупредительным и даже унижаться перед султаном. Дух его, неспособный к унижению, страдал при этом безмерно, но Ибрагим ничего не мог с этим поделать, разве что истязать тем или иным способом свое тело».

Битва между германскими рыцарями и османами, XVI век

«Дерзости он не прощал никому. Даже султан Сулейман никогда бы не осмелился быть дерзким с Ибрагимом. Отношения между ними вот уже десять лет были чуть ли не братские. Старшим братом, как это ни удивительно, был Ибрагим. Сулейман подчинялся Ибрагиму во всем: в изобретательности, в капризах, в настроениях, в спорах, в конных состязаниях и на охоте. Шел за ним с удовольствием, словно бы даже радостно, Ибрагим опережал Сулеймана во всем, но придерживался разумной меры, не давал тому почувствовать, что в чем-то он ниже, менее одарен, менее ловок. Все это было, но все было в прошлом. Смерть султана Селима изменила все в один день. Ибрагим был слишком умным человеком, чтобы не знать, какая грозная вещь власть. Человек, облеченный властью, отличается от обыкновенного человека так же, как вооруженный от безоружного. Над султаном – лишь небо и аллах на нем. Аллах во всем присутствен, но все повеления исходят от султана. Теперь Ибрагим должен был оберегать Сулеймана, охранять его днем и ночью, удерживать в том состоянии и настроениях, в каких он был на протяжении десяти лет в Манисе, конечно же по отношению к себе, ибо зачем же ему было заботиться о ком-то еще на этом жестоком и неблагодарном свете? Напряжение было почти нечеловеческим. Быть присутствующим даже тогда, когда ты отсутствуешь. Появляться, чуть только султан подумает о тебе, и суметь так повлиять на султана, чтобы он не забывал о тебе ни на миг».

Окан Ялабык в роли Ибрагима-паши. Великий визирь

Киноартист Окан Ялабык (Okan Yalabik) родился в Стамбуле 13 декабря 1978 года. У него есть старший брат Озан. Окан стал известен благодаря роли Ибрагима-паши в телесериале «Великолепный век», хотя до этого он довольно плотно играл в фильмах и сериалах. С 2004 года его семья переехала в город Айвалык.

Дом Ибрагима-паши ныне является музеем турецкого и исламского искусства

Со школьных лет Окан мечтал стать киноактером. После школы парень стал студентом Стамбульского университета, факультета дополнительных искусств. В университете среди преподавателей было много профессиональных и талантливых актеров, которые ныне блистают в турецких кинолентах. Во время учебы Окан охотно принимал участие в съемках, самыми популярными из его первых работ считаются «Hatirla Sevgili» и «Serseri». Благодаря таланту у молодого актера сразу же появились и свои зрители, а многие турецкие девушки сделали Окана своим кумиром. Но только один его персонаж сделал Окан Ялабыка мировой знаменитостью. Конечно же, это роль Ибрагима-паши из «Великолепного века».

Всего за выход двух сезонов, актеры сериала «Великолепный век» заслужили награды, в их числе и Окан Ялабык, который получил премию «Анталья» в номинации «Лучшая мужская роль».

О нем пишут: «Иногда актеру может достаться идеальная для него роль, благодаря которой он может раскрыться полностью, показать все грани своего мастерства и характера, полностью слиться со своим персонажем, вникнуть в его переживания. Ибрагим-паша и Окан Ялабык – это как раз такой случай. У Окана много наград, за съемки в самом разном кино, и постоянно он растет и совершенствуется в своем мастерстве».

Окан Ялабык

Точно так же думают и его поклонники, видевшие его в русскоязычной версии эпопеи «Великолепный век». Следуя модным ныне тенденциям авторов обращаться к мнению пользователей Интернета, поищем высказывания наших соотечественниц о турецком актере.

Зрители – об Окане Ялабыке в роли Ибрагима-паши:

Надько: Колоритную личность сыграл… Очень талантлив…

Виктория: Талантливый, очень точно передает все нюансы настроения. Удачи ему в личной жизни.

Ковбой Джек: Ибрагим – паша. Хитрый, умный и расчетливый. Сам себе на уме. Серый кардинал, темная лошадка. За внешней показной порядочностью и покорностью скрывается тщеславный, алчный и опасный человек. Готовый пойти на убийство ради своих целей. Эта роль мне понравилась больше всего.

Евгения: В начале сериала очень нравился и внешностью и как актер. Но после роли брата Ибрагима немного разочаровалась. Умом понимаю, что персонаж требовал такой «босяковости» и простоты, но как-то все равно грустно. Видимо чисто женское разочарование.

Валиде-Валя: Он с 16 лет играет в театре, так что актерское мастерство у него в крови. Окан считается одним из самых красивых и успешных звезд турецкого шоу-биза. Женщины так и вешаются ему на шею, и не удивительно с такой-то внешностью. Просто красавчик, но при этом жутко талантливый.

Неизвестная2: Окан Ялабык (Ибрагим) просто находка! Я называю его главным секс-символом сериала. При достаточно «типовой» внешности у него очень выразительные красивые глаза. К тому же в русском дубляже его озвучивал Александр Гаврилин – голос Эдварда из «Сумерек», что, конечно же, придало Ибрагиму еще больший шарм. Я бы не назвала его отрицательным персонажем, но его поступки иногда бывают очень далекими от морали. Но он верен султану, любит свою жену, он хороший отец. К тому же Ибрагим – хороший стратег, принимает верные решения в плане укрепления империи и очень умен.

Тавус Шарапилова: Блестяще играет царедворца! Умный, молчаливый, сдержанный… Актер талантлив!!! При внешнем спокойствии и неподвижном лице – глаза выдают бушующие страсти, внутреннюю борьбу, боль, любовь… Роль сложная, образ богатый, исполнение – блестящее!!! Окан – мои Вам аплодисменты!!!

Подготовка к съемке

Marge Simpson: Мой самый любимый – Ибрагим-паша – самый сложный и разносторонний персонаж. Эволюция человека, попавшего из грязи в князи, во всей красе! Добившись своим умом, прилежанием и верностью должности второго лица империи, Ибрагим так и не вытравил из себя раба. Такой спокойный, тактичный, задумчивый в начале, потом он стал вести себя именно как дорвавшийся до власти раб – ему не вбивали в голову с рождения, как Сулейману, о его августейшем происхождении и великой миссии; он прекрасно понимал, что власть как к нему приплыла, так может и уплыть – отсюда и такие перепады в использовании этой власти, и такая реакция на тычки от жены. То, как это все показано зрителям – безусловно, целиком и полностью заслуга актера Окана Ялабыка. Очень интересный актер, скажу я вам – речь невнятная, половину звуков заглатывает, голос довольно высокий и скрипучий (зато как он шипит и шепчет – крыша улетает просто в неведомые дали!), ни лица особого (исключение – очень выразительные глаза), ни фигуры, а такая харизма (не люблю я это слово, но другого не подберешь) из него прет, что никакой красоты не нужно. Если бы меня попросили назвать самого привлекательного мужчину в сериале, то я бы не задумываясь отдала пальму первенства Ибрагиму. Да, кстати, и линия его отношений с женщинами, как по мне, даже интереснее, чем все эти склоки между Сулейманом, Хюррем, Махидевран и другими по ходу действия появляющимися дамами.

Сам же Окан Ялабык, тонко играющий возвеличенного и обласканного Повелителем грека, ставшего мусульманином, часто мыслит и высказывается так:

– Раб Ибрагим….

– Ибрагим – близкий друг Султана Сулеймана, посвященный в его тайны, но все время ходящий по лезвию ножа….

В окружении поклонниц

– Ибрагим, который каждый день видит свой труп в бездонных глазах своего Государя…

– Ибрагим, который каждый раз глядя в глаза своего Повелителя идет к смерти…

– Ибрагим, о смерти которого просят, совершая намазы… Эти фразы, звучащие в сериале, как нельзя лучше передают душевное состояние Ибрагима, вынужденного вечно отстаивать свое право на счастье, любовь, уважение и на саму жизнь.

Кроме съемок в любимом и зрителями и самими, играющими в нем актерами, сериале «Великолепный век» (съемки длятся с 2010 по 2013 год), Окан Ялабык играет еше и в нескольких стамбульских театрах. Также его прекрасным голосом озвучены некоторые герои мультфильма «Кунг-фу панда», в том числе и главный герой популярного и любимого детьми многих стран мультика. Его голосом озвучены многие телевизионные рекламные ролики и игры. Те из наших соотечественников, кто видел турецкую версию сериала, сетуют, что российские поклонники Окана так и не смогут понять как замечательно актер умеет контролировать свой голос в любых эпизодах.

Как и его герой в «Великолепном веке», актер любит играть на музыкальном инструменте, однако в отличие от паши-скрипача, Окан играет на гитаре и флейте. Всезнающие поклонницы талантливого актера не сожалеют о его разводе с супругой Хандо Сорал, которая рассталась с ним из-за частых съемок и отсутствий Окана дома. У пары не было детей. Поклонницы переживают лишь за то, что не могут познакомиться с завидным женихом. О новых увлечениях турецкого красавца пресса молчит, и самые искренние и порядочные его поклонницы искренне мечтают, чтобы и в жизни состоялся «служебный роман» Окана Ялабыка и Сельмы Эргеч, играющей его возлюбленную госпожу Хатидже Султан.

Турецкая пресса полна в основном только лестными отзывами о внешних и внутренних качествах этого актера. О нем пишут следующее. Окан давно стал знаменитым, но это его не волнует, ведь для него главное – искренняя любовь к своей профессии и полная отдача на сценической площадке. Он известен своей добротой, интеллигентностью, скромностью и вежливостью. В любом коллективе Окан сразу же становится своим человеком, потому что таланта, ума, образованности и трудолюбия ему не занимать, и посему он является отличным примером для подражания у молодого поколения.

Кроме съемок в сериале, Окан Ялабык играет еще и в театре

В какие-то минуты – еще на заре своего могущества, дарованного ему Повелителем – Ибрагим-паша рассуждает:

– Ибрагим, сын греческого рыбака из Парги Манолиса… Ибрагим-паша, великий визирь Османской империи, главнокомандующий славным войском Османским, единственный муж дочери династии Хатидже Султан… Тебе мало? Неужели не закончится эта война за власть? Сколько еще ты будешь марать свои руки кровью и ядом? Сколько еще позволишь врагу разбивать тебе сердце? Насколько же одна соперница может быть опаснее и сладкоречивее десяти соперников? Не удивляйся, Ибрагим… Она – такая же отступница, как и ты… Украинка Александра… Ты сам выбрал, сам создал для себя дьявола…

И в этим минуты зритель не видит Окана Ялабыка, не видит и не представляет современного мужчину, а видит и чувствует лишь то, что говорит, что передает нам из глубины времени настоящий Ибрагим-паша… Тот, который привел в Дом Радости, как называли гарем султана, славянскую золотовласую девушку, ставшую великой Хюррем, посягнувшей на власть и на жизнь великого паши. И выигравшей эту жестокую схватку.

Ибрагим-паша

Page 3

Сын валиде-султан известен в истории под именем Сулеймана Великолепного, он стал одним из самых знаменитых османских султанов (годы правления 1520–1566). В энциклопедиях об этом восточном правителе говорится следующее.

Сулейман I Великолепный (Кануни; осм.  – Süleymân-ı evvel, тур. Birinci Süleyman, Kanuni Sultan Süleyman; 6 ноября 1494 – 5/6 сентября 1566) – десятый султан Османской империи, правивший с 22 сентября 1520, халиф с 1538. Сулейман считается величайшим султаном из династии Османов; при нем Оттоманская Порта достигла апогея своего развития. В Европе Сулеймана чаще всего называют Сулейманом Великолепным, тогда как в мусульманском мире Сулейманом Кануни («Справедливый»).

В историческом труде Ю. Петросяна «Османская империя» обнаруживаются сведения о молодом Сулеймане. «Селим I умер скоропостижно в возрасте 43 лет в очередном походе[8]. На трон в 1520 г. вступил его сын Сулейман I. Своей первой целью он сделал завоевание Венгрии, конца XV в. подвергавшейся опустошительным турецким набегам. Удача этого похода могла открыть туркам дорогу для дальнейших завоеваний в Центральной Европe. Кроме того, покорение Венгрии позволило бы Сулейману I установить контроль над Дунаем – важнейшей торговой магистралью в Европе».

Исторический труд Ю. Петросяна «Османская империя»

На момент восхождения на трон сыну валиде-султан было 26 лет.

Венецианский посланник Бартоломео Контарини спустя несколько недель после восхождения Сулеймана на трон, писал о Сулеймане: «Ему двадцать пять лет, он высокий, крепкий, с приятным выражением лица. Его шея немного длиннее обычной, лицо тонкое, нос орлиный. У него пробиваются усы и небольшая бородка; тем не менее, выражение лица приятное, хотя кожа имеет тенденцию к чрезмерной бледности. О нем говорят, что он мудрый повелитель, любящий учиться, и все люди надеются на хорошее его правление».

Этот обаятельный молодой человек так же страстно, как любил учиться, любил и воевать. Если снова обратиться к нашему соотечественнику, историку А..Ю. Петросяну и его фундаментальному труду, то узнаем, что буквально с первых дней своего нахождения у власти Сулейман отправляется в военный поход, покоряя города и страны. Этот экскурс в историю необходим нам для лучшего понимания того периода, что нам показывают в сериале «Великолепный век». Ибо мы видим на экране султана справедливым, искренним, добрым и любящим, и не знаем, что он также был жестким, воинственным и кровожадным. Все – в соответствии с нравами тех времен. Впрочем, ужмем цитату до необходимого минимума.

«В 1521 г. турки осадили Белград, входивший тогда в состав Венгерского королевства. Его гарнизон оборонялся яростно, отбив около 20 атак турецких войск. Пушки Сулеймана, установленные на острове в водах Дуная, непрерывно громили крепостные стены. Силы осажденных иссякали. Когда у защитников осталось в строю всего 400 бойцов, гарнизон вынужден был сдаться. Большая часть пленных была убита турками.

Султан Селим I, отец Сулеймана Великолепного

После взятия Белграда Сулейман на некоторое время приостановил военные операции в Венгрии, направив военно-морскую экспедицию – 300 судов с десятитысячным десантом – на остров Родос. Военные корабли родосских рыцарей часто нападали на турецкие суда на путях, соединявших Стамбул с владениями османов в Аравии. Турки высадились на Родосе в конце июля 1522 г. Осада крепости Родос оказалась затяжной, несколько приступов были отбиты с огромными потерями для турок. Только после усиления осаждающей армии огромным сухопутным войском, в котором было до 100 тыс. воинов, Сулейман смог добиться победы. В конце декабря 1522 г. крепость капитулировала, но успех обошелся туркам в 50 тыс. убитыми. Янычары дотла разорили город, а султан между тем продолжил исполнение страшного установления Мехмеда II о братоубийстве. Узнав, что в городе Родосе скрывается племянник Баязида II (сын его брата Джема), Сулейман повелел найти этого османского принца и казнить вместе с малолетним сыном.

В апреле 1526 г. в Венгрию, охваченную феодальными неурядицами и крестьянскими волнениями, двинулось огромное турецкое войско (100 тыс. воинов и 300 пушек). По Дунаю плыли, сопровождая сухопутную армию, несколько сотен небольших гребных судов с янычарами на борту. Венгерские феодалы так боялись своих крестьян, что не решились вооружить их перед лицом турецкой опасности. В июле 1526 г. турки осадили крепость Петерварадин. Им удалось подвести под стены подкоп и минировать их. Через образовавшуюся при взрыве брешь турки ринулись в крепость. Петерварадин пал, 500 оставшихся в живых защитников были обезглавлены, а 300 человек уведены в рабство.

Главное сражение за земли Венгрии произошло 29 августа 1526 г. у города Мохач, расположенного в равнинной местности на правом берегу Дуная. Венгерская армия намного уступала турецкой в численности и вооружении. У короля Лайоша II было 25 тыс. воинов и всего 80 пушек. Сулейман позволил венгерской кавалерии прорвать первую линию турецких войск, а когда конные полки короля вступили в сражение с янычарскими частями, турецкая артиллерия неожиданно начала их расстреливать почти в упор. Почти вся венгерская армия была уничтожена. Погиб и сам король. Мохач был разграблен и сожжен.

Сулейман Великолепный на одном из сюжетов росписи дворца Топкапи

Победа у Мохача открыла туркам путь к столице Венгрии. Через две недели после этого сражения султан Сулейман вступил в Буду. Город сдался без боя, султан сделал королем Яноша Запольяи, признавшего себя его вассалом. Затем турецкая армия двинулась в обратный путь, уводя с собой десятки тысяч пленных. В обозе находились ценности из дворца венгерского короля, в их числе богатейшая библиотека. Путь войск султана до Буды и обратно был отмечен сотнями разоренных городов и сел. Венгрия была буквально опустошена. Людские потери были огромны – страна лишилась примерно 200 тыс. человек, т. е. почти десятой части своего населения.

Когда армия Сулеймана I покинула венгерские земли, между Яношем Запольяи и группой венгерских феодалов, настроенных проавстрийски, началась борьба за королевский трон. Эрцгерцог австрийский Фердинанд I захватил Буду. Запольяи попросил помощи у султана. Это вызвало новый поход Сулеймана в Венгрию.

Произошло это, правда, не сразу, ибо султан некоторое время был занят подавлением крестьянских бунтов в ряде районов Малой Азии, вызванных ростом налогов и произволом откупщиков, занимавшихся их сбором.

После завершения карательных операций в Малой Азии Сулейман I начал готовиться к походу в Венгрию, намереваясь восстановить власть Яноша Запольяи и нанести удар по Австрии. В сентябре 1529 г. турецкая армия, поддержанная отрядами Запольяи, взяла Буду и восстановила на венгерском троне султанского ставленника. Затем султанские войска двинулись к Вене. С конца сентября до середины октября 1529 г. турки штурмовали стены Вены, но столкнулись с мужеством и организованностью ее защитников».

Битва при Мохаче в 1526 году

Османская миниатюра

Так – в войнах и грабежах – прошло первое десятилетие правления Сулеймана Великолепного. И именно в эти же насыщенные событиями годы в султанском гареме шла своя великая битва – яростное сражение за сердце, объятия и душу султана Сулеймана. И возглавляла этот неправый поход красавица полонянка Хюррем, ставшая к концу 1530-х годов матерью нескольких шах-заде.

История сохранила имена всех детей, подаренных Хюррем своему любимому повелителю. Славянка родила султану 6 детей:

Сыновья:

Мехмед (1521–1543)

Абдалла (1523–1526)

Селим (28 мая 1524 – 12 декабря 1574)

Баязид (1525 – 28 ноября 1563)

Джахангир (1531–1553)

Дочь:

Михримах (1522–1578)

В переводе с персидского имя Михримах означает «Солнце и Луна». Существует легенда, что когда родилась османская принцесса, мать Сулеймана – Хавса Айше Султан, выйдя на улицу, застала момент, когда солнце еще не успело уйти за горизонт, а луна уже взошла. Будто бы отсюда и появилось удивительное имя новорожденной: Михримах. В честь дочери султана, великим зодчим Синаном построена мечеть Михримах, которая находится в одном из районов Стамбула, в Ускюдаре.

Из всех сыновей Сулеймана I Великолепного своего отца-султана пережил только Селим. Остальные погибли ранее в ходе борьбы за трон (кроме Мехмеда, который умер в 1543 году от оспы в возрасте 22 лет). Знаменитый отец этих детей прожил жизнь длиной в 72 года.

Султан Селим II, сын Сулеймана Великолепного

Кровожадный ангел эпохи Ренессанса

В книге английского автора Лорда Кинросса «Расцвет и упадок Османской империи» сообщается[9]:

«Восхождение Сулеймана на вершину османского султаната в 1520 году совпало с поворотным моментом в истории европейской цивилизации. Мрак позднего средневековья с его отмиравшими феодальными институтами уступал место золотому свету Ренессанса.

На Западе он должен был стать неотделимым элементом христианского баланса сил. На исламском Востоке Сулейману были предсказаны великие свершения. Десятый по счету султан-турок, правивший в начале X века хиджры, он был в глазах мусульман живым олицетворением благословенного числа десять – числа человеческих пальцев на руках и на ногах; десяти чувств и десяти частей Корана и его вариантов; десяти заповедей пятикнижья; десяти учеников Пророка, десяти небес исламского рая и десяти сидящих на них и сторожащих их духов.

Восточная традиция утверждает, что в начале каждого века появляется великий человек, предназначенный для того, чтобы «взять его за рога», управлять им и стать его воплощением. И вот такой человек явился в обличье Сулеймана – «самый совершенный из числа совершенных», следовательно, ангел небес».

Конный портрет Сулеймана Великолепного

Художник Ганс Эворт

Этого ангела предстояло долгие годы бояться не только жителям Средиземноморья, но и европейцам, многие из которых верили, что турецкое вторжение – это Божья кара за грехи Европы. Европейским правителям Сулейман виделся грозным дикарем, кровожадным и необразованным. Тогда как на деле все было совсем иначе. Тот же автор рассказывает:

«Получивший образование в дворцовой школе в Стамбуле, он большую часть своей юности провел за книгами и занятиями, способствующими развитию его духовного мира, и стал восприниматься жителями Стамбула и Эдирне (Адрианополя) с уважением и любовью.

Сулейман получил также хорошую подготовку в административных делах в качестве юного губернатора трех разных провинций. Он, таким образом, должен был вырасти в государственного деятеля, который сочетал в себе опыт и знания, человека действия. При этом оставаясь человеком культурным и тактичным, достойным эпохи Ренессанса, в которую он был рожден.

Наконец, Сулейман был человеком искренних религиозных убеждений, которые выработали в нем дух доброты и терпимости, без каких-либо следов отцовского фанатизма. Больше всего он вдохновлялся высоко идеей собственного долга как «Руководитель правоверных». Следуя традициям гази своих предков, он был святым воином, обязанным с самого начала своего правления доказать свою военную мощь по сравнению с силой христиан. Он стремился с помощью имперских завоеваний достичь на Западе того же, чего его отцу, Селиму, удалось добиться на Востоке».

Молодой правитель был грамотным военачальником, и часто одерживал блестящие победы. После того, как ему удалось захватить Родос, он решил многие проблемы своего государства, политика региона претерпела глобальные изменения. Оставление Родоса его прежними христианскими правителями стало ударом для всего христианского мира, но для турецких военно-морских сил в Эгейском море и в Восточном Средиземноморье ничто больше не представляло большой угрозы.

Родосская крепость пала после полугодовой осады стотысячным войском Сулеймана в 1522 году

Видать, не зря венецианский дож в год занятия Сулейманом трона писал своему послу: «Султан молод, очень силен и исключительно враждебен по отношению к христианству». Кстати, считается, что практически все реальные сведения о том, что происходило в самой Османской империи и в сердце державы – в Стамбуле, во дворце правителя – исходили из-под пера венецианских послов, имевших тесное сношение с турками.

После этой серьезной победы Сулейман почти три года практически не вел военных кампаний, наслаждаясь общением с возлюбленной Хюррем.

В эти же годы султан посетил Эдирне (Адрианополь), где предался охотничьим забавам. Затем направил в Египет войска для подавления восстания турецкого губернатора Ахмеда-паши, отказавшегося от своей клятвы верности султану. Командовать подавлением восстания Сулейман I назначил своего великого визиря Ибрагима-пашу, поручив также восстановить порядок в Каире и реорганизовать администрацию провинции.

Эти события были показаны в сериале «Великолепный век», как, впрочем, и перипетии отношений с Венгерским королевством. Во многих сериях мы видим как развиваются события, приведшие к исчезновению Венгрии с политической карты мира.

После завоевания Сулейманом I Великолепным Венгрии, государство венгров, чье средневековое королевство было неотъемлемой частью Европы, на несколько столетий было разорвано на три части: одна часть Венгрии стала провинцией Османской империей, другая часть вошла в состав государства Габсбургов, третья часть – Трансильвания – управлялась венгерскими феодалами, платящими дань Османской империи. Венгры получили свое независимое государство лишь в начале XX века с развалом Австро-Венгрии.

На территории страны имеется место под названием «развалины Мохача», которые до сих пор ассоциируются с давней трагедией нации. «Могилой венгерской нации» по сей день называют эти развалины… И войска султана Сулеймана имеют самое непосредственное отношение и к этому месту, и к этой горькой венгерской славе.

Роксолана и Султан

Художник Карл Антон Хакель

В битве при Мохаче погиб и юный король Венгрии Людовик, которому в ту пору было всего 20 лет. Раненый в голову, он пытаясь бежать, но позже его тело, опознанное по драгоценным камням на шлеме, было обнаружено в болоте. Король, облаченный в тяжелую броню, утонул вместе со своей лошадью. Его королевство умерло вместе с ним, поскольку у него не было наследника. Говорят, что Сулейман, как истинный рыцарь, выразил сожаление но поводу смерти короля: «Пусть Аллах будет снисходителен к нему и накажет тех, кто обманул его неопытность: в мои желания не входило, чтобы он так прекратил свой путь, когда он едва лишь попробовал вкус сладости жизни и королевской власти».

От рук завоевателей тогда же погибла большая часть мадьярской знати и восемь епископов. История сохранила жуткие сведения: перед ярко-красным имперским шатром была сооружена пирамида из тысячи голов венгерской знати (Сулейман отдал приказ не брать пленных). 31 августа 1526 года, на следующий день после битвы, повелитель Османской империи записал в своем дневнике: «Султан, восседающий на золотом троне, принимает выражения почтения от своих визирей и беев; массовое убийство 2 тысяч пленных; льет проливной дождь». 2 сентября т.г. появилась следующая запись: «Убитые при Мохаче 2 тысячи венгерских пехотинцев и 4 тысячи кавалеристов преданы земле». После чего Мохач был сожжен, а окрестности преданы огню.

Также был сожжен дотла город Буда, сохранился лишь королевский дворец, где Сулейман устроил свою резиденцию. Здесь, в компании Ибрагима, он собрал коллекцию из дворцовых ценностей, которая по реке была доставлена в Стамбул. Эти богатства включали знаменитую во всей Европе большую библиотеку Матиаша Корвина, и еще – три бронзовые скульптуры из Италии, изображавшие Геркулеса, Диану и Аполлона.

В битве при Мохаче погиб король Венгрии Людовик

Сериал «Великолепный век» передал нам страстную увлеченность главного визиря Османской империи Ибрагима-паши прекрасными скульптурами. Эта его страсть вызывала искреннее негодование его супруги Хатидже Султан и недовольство в народе, отрицательно сказавшись на имидже султанского любимца.

Утвердившись в этой части света, расставив своих людей на политической доске Европы, Сулейман Великолепный задумал покорить Вену.

Первая осада Вены турками состоялась в 1529 году. 10 мая 1529 года султан покинул Стамбул с армией, еще большей, чем раньше, вновь под командованием Ибрагима-паши. Старинные миниатюры оставили нам свидетельства тех давних событий, благодаря красочности изображений, мы можем судить о численности и даже о роскоши, присущей участникам военных походов.

История сохранила свидетельства того, что многие венцы получили как дорогой сувенир… стрелы, обернутые в дорогие ткани и даже украшенные жемчугом. Во время осады турецкие лучники, прятавшиеся среди руин пригородов, выпускали бесконечный град стрел, не давая возможности горожанам выйти на улицы. Стрелы летели по всем направлениям, и венцы брали некоторые из них себе на память.

Кто-то из итальянских наблюдателей того периода отмечал, говоря о преданных солдатах Сулеймана: «Их военная дисциплина настолько справедлива и строга, что легко превосходит дисциплину древних греков и римлян; турки превосходят наших солдат по трем причинам: они быстро подчиняются командам своих военачальников; в сражении они никогда не проявляют ни малейшего страха за свои жизни; они длительное время могут обходиться без хлеба и вина, ограничиваясь ячменем и водой».

Однако погодные условия были не на стороне завоевателей Вены: началась осень и затяжные дожди. Осада длилась едва ли не полгода. Потери турок были настолько серьезными, что породили широко распространившееся разочарование. Армия султана, способная воевать только в летнее время, не могла выдержать зимней кампании. Проведя совещание в Диване, было решено снять осаду и вернуться в Стамбул.

Османский воин XVI века

Султан Сулейман Великолепный стремился сохранить свой авторитет, преподнося ситуацию так, будто он и не собирался овладеть Веной, а только хотел сразиться с эрцгерцогом Фердинандом, который не осмелился выйти против него и кто, по словам Ибрагима-паши, «был всего лишь маленьким венским обывателем, не заслуживающим серьезного внимания».

В глазах всего мира авторитет султана был спасен прибытием в Стамбул послов от Фердинанда, которые предложили перемирие и ежегодный «пансион» султану. Сумма дани устроила всех.

Однако через короткий срок Сулейман вновь удумал пойти на Вену. Но в силу разных обстоятельств он лишь дошел до города, разоряя крепости и деревни. А затем повернул обратно. Вернувшись домой, в Стамбул, султан запишет в своем дневнике: «Пять дней празднеств и иллюминаций… Базары открыты всю ночь, и Сулейман посещает их инкогнито…». Понятно, что правитель желал слушать разговоры своих подданных. Эту его черту также удачно передали создатели сериала «Великолепный век»: султан не единожды выходит в народ, и в одной из серий даже заступается за изгнанную из дома женщину с ребенком, жестоко наказывая ее супруга.

Осада Вены турками в 1529 году

Османская миниатюра

Великий Турок – звено между двумя контрастными цивилизациями

Король Франциск однажды сказал: «Из Константинополя не поступает ничего правдивого, кроме как через Венецию». Отдавая должность мудрости венецианских послов, умевших общаться с заносчивыми турками, нужно сказать, что. Возможно, именно благодаря этому общению вскоре и военные операции Сулеймана Великолепного стали «все более и более уравновешиваться дипломатическими битвами». До какого-то времени иностранное представительство при дворе османского султана ограничивалось в основном представителями Венеции, которая со времен поражения, нанесенного ей турками на море в начале XVI века и последовавшей за ним утратой превосходств в Средиземном море, «научилась целовать руку, которую ей не удалось отрубить».

Европейская знать не могла не считаться с могущественным османским правителем. Его называли «Великий Турок», он выступал связующим звеном между двумя контрастными цивилизациями: мусульманской и христианской. При султане Сулеймане в Стамбул прибыли новые миссии влиятельных иностранцев из разных стран, среди которых были венгры, хорваты, французы, а также представители короля Фердинанда и императора Карла V со свитами.

Сулейман Великолепный на венецианской гравюре

Можно кратко указать неподдельный интерес французов к Османской империи. В 1530-х гг. Хайреддин Барбаросса – корсар, ставший крупным флотоводцем на службе у турок в Средиземном море, и пользовавшийся немалым уважением султана Сулеймана, сумел убедить последнего в своих взглядах. Дело в том, что Барбаросса был убежденным сторонником сотрудничества между Турцией и Францией в Средиземноморье, видя в этом союзе эффективный противовес морской мощи Испании. Такая позиция отвечала планам султана, который еще намеревался продолжить борьбу против императора Карла (но уже скорее на море, чем на суше), и подобным планам самого короля Франциска, которому это обещало помощь на море против итальянцев. Такая политика привела к турецко-французскому договору 1536 года с его секретными статьями о совместной обороне. Сулейман назначил Х. Барбароссу адмиралом, в турецком народе его называли с почтением: «Начальник моря».

Благодаря венецианцам, а также этим новым лицам, а еще – растущему числу иностранных путешественников и писателей христианский мир Запада постоянно открывал для себя новые подробности о Сулеймане I и его дворе. С удивлением для себя европейские правители и высокородная знать узнавали, что Османская империя – это больше не страна с варварскими традициями, а ее правитель – вполне достойный цивилизованный монарх, живущий и правящий из Двора с его удивительным, изощренным церемониалом. Как пишут исследователи: «Было очевидно, что он поднял восточную цивилизацию, происходившую из племенных, номадических[10] и религиозных корней, до ее пика. Обогатив ее новыми чертами великолепия, он не случайно был назван Западом «Великолепным»…» Впрочем, для своих подданных-османов султан Сулейман был «Законодателем»: в турецкой историографии Сулейман известен как Сулейман Кануни, т. е. Сулейман Законодатель.

Исторические источники, в большинстве своем турецкие, которыми в основном и пользовались создатели популярного сериала «Великолепный век», оставили потомкам едва ли не поминутное расписание жизни великого султана Сулеймана. Многое из этого было использовано создателями сериала. Сравним? Впрочем, сами исследователи сравнивали ежедневную жизнь Сулеймана во дворце (от утренней до вечерней зари) с ритуалом, соответствующем ритуалу жизни французских королей в прекрасном Версале.

Tughra Сулеймана Великолепного

Когда утром султан вставал с кушетки, его одевали люди из числа наиболее приближенных придворных, причем подавали верхнюю одежду, одеваемую лишь единожды (!). При этом в каждом кармане роскошного одеяния лежало: двадцать золотых дукатов – в одном, тысяча серебряных монет – в другом. В конце дня, и роскошное одеяние, и не розданные монеты становились собственностью постельничего.

Еда для султана подавалась трижды на протяжении дня, и подносилась ему в красивых фарфоровых и серебряных блюдах длинной процессией пажей. Султан обедал в одиночестве, если не считать стоящего рядом с ним искусного врача (на случай внезапного отравления). Все блюда расставлялись на низком серебряном столике, с подслащенной и ароматизированной водой для питья (изредка подавалось вино).

Спал султан Сулейман на трех бархатных матрацах малинового цвета: один – из пуха, два – из хлопка; на тонких дорогих простынях. Голова повелителя покоилась на двух зеленого цвета подушках с искусно вышитым витым орнаментом. В зимнее время султан накрывался накидками из мягкого собольего меха или меха черной лисицы. Над царственной кушеткой повышался золоченый балдахин, а вокруг – четыре высоких восковых свечи на серебряных подсвечниках. Возле каждой из свечей на протяжении всей ночи находились четыре вооруженных стража, охранявшие повелителя до его пробуждения. Также им вменялось в обязанности тушить свечи с той стороны, в которую мог повернуться султан, чтобы не потревожить его сон.

Первый камердинер султана, меченосец и почетный караул

Основная часть дня была занята официальными аудиенциями, краткими встречами и переговорами с чиновниками. В сериале мы не раз видели, как проходит заседание Дивана – совета высших чиновников Османской империи. На котором часто в роли руководителя выступает любимый визирь государя – Ибрагим-паша, в то время как сам государь наблюдает за происходящим из тайного места.

В свободное от важных дел время султан мог предаваться отдыху. На досуге Сулейман – как показано в сериале «Великолепный век» – рассуждает, читает, сочиняет прекрасные стихи, изготовляет искусные украшения или же просто наблюдает за жизнью обитателей дворца.

В жизни же случалось так, что во второй половине дня, после сиесты на двух матрацах: одном – парчовом, шитом серебром, другом – шитом золотом, правитель мог отправиться через пролив на азиатский берег Босфора, чтобы отдохнуть в здешних садах.

Вообще, сады в культурной жизни турецкого народа и особенно – в жизни обитателей дворца играли огромную роль. Сад являлся символом тишины, мира и местом, где организовывались дворцовые церемонии. Немудрено, что дворцовые сады называли своеобразным сердцем Османской Империи. Сады также были местом развлечений обитательниц гарема и их детей – наследников султана. К примеру, дворцовый люд обожал мероприятие, носившее название «хальвет». «Хальветом» называли развлечение жителей дворца в саду и на прогулочных тропинках. Хальвет, проводимый в главном дворцовом саду, заблаговременно оглашался письменным приказом султана. Главный сад превращался в место развлечений: с демонстрированием нарядом, украшений, подарков, с танцами наложниц и т. д. Гаремный ага громко возвещал: «Хальвет», все бежали в сад, где уже были заранее приготовленные нарядные шатры и угощение. Там можно было целый день веселиться и отдыхать. Вечером гаремный ага вновь кричал: «Хальвет», и все тут же покорно возвращались обратно в гарем.

Карта дворца Топкапи на туристических буклетах

При великом Сулеймане происходили разительные перемены в его империи. Именно в годы его правления произошел полный расцвет архитектурного стиля, сочетавший в себе мусульманские традиции зодчества и силуэты «христианской архитектуры». Округлые купола и остроконечные минареты – уникальное сочетание, которое до сих пор украшает Мраморное море четыре века спустя после Сулеймана.

В книге «Всеобщая история» известного немецкого историка и филолога XIX века Георга Вебера о султане Сулеймане говорится: «…завоевал расположение народа добрыми делами, отпускал насильно вывезенных ремесленников, строил школы, но был безжалостный тиран: ни родство, ни заслуги не спасали от его подозрительности и жестокости».

Сулейман I явился великим просветителем: он изрядно расширил систему образования, созданную его предком Мехмедом Завоевателем. Следуя велению сердца и разума, он открывал все новые школы и колледжи, – во время его правления число начальных школ, или мектебов, имевшихся в Стамбле, увеличилось до четырнадцати. Здесь детей обучали чтению, письму и фундаментальным принципам ислама; по окончании обучения детей вели по улицам города в веселых праздничных процессиях. При желании дети могли продолжить учебу в одном из восьми колледжей (медресе), построенных в приделах восьми главных мечетей и известных как «восемь раев знаний». В колледжах преподавали курсы из десяти предметов, «основывавшихся на либеральных гуманитарных науках Запада: грамматике, синтаксисе, логике, метафизике, философии, географии, стилистике, геометрии, астрономии и астрологии»…

Во время правления Сулеймана I было открыто много новых школ и колледжей

Конечно, многочисленных послов и гостей столицы Османской империи поражала роскошь султанского дворца Топкапи. Но помимо этого они дивились еще и множеству талантливых людей, которыми окружал себя правитель. То были богословы, поэты, зодчие, музыканты, которые составили славу османской культуры. Например, Ходжа Синан возвел мечеть Сулеймана (Сулейманийе) в центре Стамбула, которая до сих пор является непревзойденным творением архитектуры. Гордился султан и своими мечетями, и медресе (школами), и больницей, и постоялым двором, и библиотекой, и банями как неотъемлемой частью мусульманской жизни. «Культурное влияние Персии все еще преобладало в области литературы, как это и было со времен Мехмеда Завоевателя. При правлении Сулеймана, который особенно поощрял поэзию, литературное творчество достигло значительного уровня. Под активным патронажем султана классическая османская поэзия в персидских традициях достигла настолько высокой степени совершенства, какой не было никогда раньше. Сулейман ввел официальный пост имперского ритмического хроникера, вид османского поэта-лауреата, обязанностью которого было отражать текущие события в стихотворной форме в подражание манере Фирдоуси и других аналогичных персидских хроникеров исторических событий»[11].

Халит Эргенч – «властелин любви». Биография актера

Во многих эпизодах сериала «Великолепны век» мы слышим прекрасные стихи, которые звучат от имени султана Сулеймана его возлюбленной Хюррем. И ни одно из этих коротких стихотворений не может оставить нас равнодушными. И мы готовы уверовать в то, что актер, играющий повелителя, и есть сам султан, возродившийся через века…

Я властелин любви проникновенной,Но чтобы стать царем над всей ВселеннойДовольно кубка доброго вина.В огне дракона мы сгореть рискуем,Но лишь одним чистейшим поцелуем

Уже давно земля обожжена[12].

Мечеть Сулеймана в Стамбуле

Наше ощущение того, что все происходит на самом деле. Рождается благодаря прекрасно подобранному актерскому составу. В котором особое место занимает Халит Эргенч, исполняющий роль Сулеймана Великолепного, Сулеймана Законодателя.

Известный турецкий актер Халит Эргенч родился 30 апреля 1970 года в Стамбуле. Все известные на сегодня источники пишут одно и то же: Халит – сын знаменитого актера Саита Эргенча, закончил бешикташскую среднюю школу Ататюрка (Besiktas Ataturk), после чего стал студентом Стамбульского Технического Университета, где обучался на отделении архитектуры и морского кораблестроения, но смог продержаться там лишь год, после чего решил поступить в Университет имени М. Синан, на отделение театра и оперы. Халит вынужден был зарабатывать себе на жизнь и учебу, служа оператором и маркетологом.

Прежде чем добиться славы на театральном поприще, молодой человек некоторое время работал танцором, а также вокалистом в группах Leman Sam и в компании с известной певицей Айше Пеккан (Ajda Pekkan).

Page 4

Итак, Роксолане волей Ибрагима-паши предстояло попасть в самый знаменитый восточный гарем – гарем османских султанов в Стамбуле. В империи бытовал обычай преподнесения султану красивых наложниц визирями, вельможами и даже… султанскими сестрами.

Первоначально гарем располагался в Изразцовом павильоне отдельно от дворца, а со времени султана Сулеймана, с середины XVI века, был перенесен непосредственно во дворец Топкапи (Топкапы), являвшийся резиденцией султана. Эта важная перемена состоялась с подачи небезызвестной Роксоланы-Хюррем, ставшей впоследствии самой влиятельной наложницей за всю историю существования гарема турецких султанов. Историки свидетельствуют, что много позже, когда османские султаны покинули Топкапи, обосновавшись в более новых стамбульских дворцах в европейском стиле – Долмабахче и Йылдыз, то и все наложницы их гаремов последовали за ними.

Топкапи (турец. Topkapı, также правильно Топкапы, «пушечные ворота») – главный дворец Османской империи до середины XIX века. Также известен как Сераль (фр. Serail от персидского Serai – «большой дом, дворец», перешедшего в тур. saray). Дворец расположен на мысе Сарайбурну, в месте впадения Босфора и Золотого Рога в Мраморное море в историческом центре Стамбула. Площадь дворца более 700 тыс. кв. м., он окружен стеной длиной в 1400 м.

Первоначально гарем располагался в Изразцовом павильоне, в настоящее время это музей керамики

На протяжении около 400 лет дворец оставался главным дворцом Османской империи (в нем жили и правили 25 султанов). В 1854 г. султан Абдул-Меджид I переехал в новою резиденцию – Дворец Долмабахче. В 1923-м, с установлением республики, дворец Топкапи, как и другие дворцы, по приказу Мустафы Кемаля Ататюрка, был объявлен музеем. Число экспонатов, выставленных в нем, достигает 65 000 – и это только 1/10 часть коллекции музея Топкапи.

Именно в этом великолепном дворце, на его громадной территории, располагался знаменитый гарем – золотая клетка для рабынь и невольниц, для страдалиц и счастливиц, для влюбленных и возлюбленных…

В стамбульском дворце Топкапи располагался Харем-и Хумаюн (тур. Harem-i Hümâyûn) – гарем султанов Османской империи, влиявший на решения султана во всех областях политики. Здесь проживали мать (валиде-султан), сестры, дочери и наследники (шах-заде) султана, его жены (кадын эфендилер), фаворитки и наложницы (одалиски, рабыни – джарийе). В гареме жило около 700 женщин. Обитательницам гарема прислуживали черные евнухи (караагалар), которыми командовал дарюссааде агасы. Капы-агасы, глава белых евнухов (акагалар), отвечал и за гарем и за внутренние покои дворца (эндерун), где жил сам султан. До 1587 года капы-агасы обладал внутри дворца властью, сопоставимой с властью визиря вне его, затем более влиятельными стали главы черных евнухов.

Самим гаремом фактически управляла валиде-султан. Следующими по рангу были незамужние сестры султана, затем его жены.

Доход женщин султанской семьи составляли средства, называемые башмаклык («на башмачок»).

Топкапи – главный дворец Османской империи

Гарем в султанском дворце называли «даруссаде» (daru-ssade), что в переводе с арабского означает «врата радости», «врата счастья».

Об истории и нравах гарема времен султана Сулеймана известно из разных источников, в том числе, конечно же, из красочных художественных повествований авторов разных времен. Ибо именно эта эпоха наиболее интересна авторам благодаря, конечно же, неординарной фигуре Хюррем. Неудивительно, что более-менее содержательные рассказы европейцев об османском дворце стали появляться именно с XVI века. Конечно, гарем оставался запретным местом, куда европейцы проникать не могли. И, понятное дело: арабское слово «harem» означает «запретное». В гареме жили наложницы и дети султана.

С годами, столетиями жизнь в гареме менялась, постепенно возникали новые правила, добавлялось больше свободы. Наложницы гарема первоначально были рабынями; они попадали во дворец двумя путями: либо прямо с невольничьего базара, либо их дарили султану. Девушки были бесправными, находящимися во власти правителя, и если они не рожали султану наследников, то их либо перепродавали, либо после кончины повелителя отправляли в так называемый старый гарем, расположенный за пределами основного дворца Топкапи, где они доживали свои дни в полном одиночестве и забвении. Но были случаи, когда наложниц за провинности просто сбрасывали со стен дворца в пролив Босфор. Связанная и упрятанная в мешок несчастная камнем шла ко дну. Но особо заслуживающих поощрение наложниц могли и одарить по-царски. Некоторые рабыни получали свободу и финансовую независимость. Пророк Мухаммед говорил, что мусульманин, отпустивший на волю раба, избавится от кошмаров ада, потому освобождение раба считалось большим благодеянием.

Продажа рабынь на рынке

Художник Томас Аллон

В поздний период существования Османской империи наложницы из рабынь превратились в свободных женщин, и многие из них поступали в гарем с согласия родителей с целью сделать карьеру. И если ранее девушек набирали из числа рабынь, происходивших из разных стран, то после того, как в XIX веке работорговля в Османской империи была запрещена, представители разных кавказских народов сами стали отдавать девушек в султанский гарем. Наложниц больше не могли перепродавать, они получали право при определенных обстоятельствах покинуть гарем, выйти замуж, получив особняк, земли и денежное вознаграждение от султана. Кстати, возможно, некоторые родители, отдавая свою дочь в гарем, мечтали, что та сможет повторить судьбу Хюррем, т. е. стать законной женой султана и править империй. Однако стамбульские султаны (кроме султана Сулеймана, женившегося на Роксолане-Хюррем) никогда не женились, наложницы и так были их семьей, и ничего менять в «карьере наложниц» они не желали.

Заглянув в энциклопедические источники, рассказывающие нам о гареме, мы узнаем многие подробности, особенно о поздних годах существования этого «мусульманского института наложниц». Зайдем на популярную Википедию.

«В султанском гареме было мало рабынь, обычно наложницами становились девочки, которые были проданы своими родителями в школу при гареме и прошли в ней специальное обучение. Девочек покупали у отцов в возрасте 5–7 лет и воспитывали до 14–15 лет. Их обучали музыке, кулинарии, шитью, придворному этикету, искусству доставлять наслаждение мужчине. Продавая дочь в школу при гареме, отец подписывал бумагу, где было указано, что он не имеет на дочь никаких прав и согласен не встречаться с ней до конца жизни. Попадая в гарем, девушки получали другое имя.

Девушки гарема

Художник Фабио Фабби

Выбирая наложницу на ночь, султан посылал ей подарок (часто – шаль или перстень). После этого ее отправляли в баню, одевали в красивую одежду и отправляли к дверям спальни султана, где она ждала пока султан не ляжет в постель. Войдя в спальню, она ползла на коленях до постели, и целовала ковер. Утром султан посылал наложнице богатые подарки, если проведенная с ней ночь ему понравилась.

Султан мог иметь четырех фавориток – гюзде. Если наложница беременела, то она переводилась в разряд счастливых – икбал. После рождения ребенка она получала статус жены султана. Ей полагалась отдельная комната и ежедневное меню из 15 блюд, а также множество рабынь-служанок. Только одной из жен султан мог дать титул султанши, сын которой мог наследовать трон. Все наложницы и рабыни гарема, а также остальные жены были обязаны целовать подол платья султанши. Равной ей считалась лишь мать султана – валиде. Cултанша, независимо от ее происхождения, могла быть очень влиятельной (наиболее известный пример – Роксолана).

По прошествии 9 лет наложница, ни разу не избранная султаном, имела право покинуть гарем. В таком случае султан находил ей мужа и давал приданое, она получала документ о том, что является свободным человеком».

Султанский дворец, окруженный высокими стенами, тщательно охранялся, но еще более строго охранялся гарем. Никто не смел смотреть в лица наложниц, если приходилось вести с ними разговор. Да и разговоры могли вестись только из-за занавески. Охрану гарема осуществляли евнухи, и даже евнухи при входе в помещения гарема должны были оповещать о своем приходе громким возгласом «Дорогу!» (что мы и слышим на протяжении всего сериала «Великолепный век»). По-арабски их возглас звучал так: «Дестур!».

Двор наложниц

Нравы, царившие в гареме, были весьма строгими, как мы знаем из фильмов, никто не имел права узреть лицо возлюбленных султана. Евнухи, служившие в гареме, принимали все меры для недопущения проникновения посторонних в эту святая святых султанского дворца. До поры до времени именно евнухи были людьми, которые могли хоть что-то рассказать о гареме. Так что в Средние века лишь евнухи что-то кому-то могли рассказать об обитательницах гарема, но чаще всего никто из них этого не делал, унося свои тайны в могилу. И любопытным путешественникам приходилось лишь фантазировать, предполагая те или иные условности гаремного бытия. Имена обитательниц и хозяйственная жизнь гарема для всех были табу. Хотя иногда все же имена некоторых особо почтенных женщин вносились в официальные документы, когда султан дозволял той или иной из них управлять очередным благотворительным фондом, связанным с постройкой бань или паломничеством и святынями. Тогда, при обнародовании султанского указа о создании фонда всплывали имена наложниц.

Обитательницы гарема проводили жизнь в четырех стенах. То, что мы видим в сериале «Великолепный век» по части нахождения девушек в султанском гареме, расхаживающими с непокрытой головой – истинная правда. Из-за того, что султанские наложницы не покидали пределов дворца, до начала XIX века наложницы не покрывали голову паранджой. Со времени восшествия на престол Махмуда II, они начали закрывать свою голову на мусульманский манер, ведь им стали позволять покидать пределы дворца. Со временем наложниц даже брали с собой в султанский дворец в Эдирне, вывозя за пределы Стамбула. Наложницы при этом полностью покрывали свое лицо, чтоб никто сторонний не смог узреть их лица.

Евнух у дверей гарема

Художник В.В. Верещагин

Тайное проникновение во дворец султана, не говоря уже о его святая святых – гареме, было невозможным. Хотя территория дворца была довольно протяженной, со сложными системами ходов и множеством тайных покоев. Несмотря на то, что документов, проливавших свет на жизнь в султанском гареме, имелось крайне мало, многие авторы описывают мыслимые и немыслимые подробности жизни за «вратами счастья». Что касается заметок, написанных до начала ХХ века, то вряд ли их можно считать достоверными, потому что авторы этих сведений были вынуждены довольствоваться только слухами, более похожими на досужие сплетни и невероятные сказки.

В наши дни гарем в стамбульском дворце Топкапи, где свой путь во власть проходила славянская фаворитка Сулеймана I, превращен в музей, охотно посещаемый туристами. В музее имеются изображения султанских наложниц, но достоверность этих портретов весьма и весьма сомнительна. Как сомнительны и многие заметки супруг западных послов относительно гарема и наложниц.

Лишь после низложения в 1908 году султана Абдул Хамида II в султанский гарем стали допускать посторонних людей. Однако, – свидетельствуют серьезные историки, – их письменных наблюдений оказывается недостаточно для снятия завесы с тайн, касавшихся жизни обитателей гарема.

Бассейн в гареме

Художник Жан-Леон Жером

Посему многим может показаться, что султанский гарем был своеобразной тюрьмой. Однако это не совсем так. Да и отношения к нему самих султанов могли быть разными. Если верить писательнице Патриции Грассо, автору романа с неприхотливым названием «Гарем», повествующей о наследнике рода Хюррем и Сулеймана – принце Халид-беке, которому досталась в наложницы красавица англичанка Эстер Девернье, то этот названный принц (шах-заде) вовсе не любил свой даруссаде. «Халид издали разглядывал Топкапи. Последние лучи закатного солнца освещали квадратную башню султанских бань и изящные строения гарема. /Гарем! Халид вспоминал всегда о нем с отвращением. Как он не любил посещать гарем! Коварные и безжалостные обитательницы гарема походили на красивых, но смертельно ядовитых змей, ползающих у ног господина, шипя и источая отраву, упорно добиваясь для себя каких-то милостей, чтобы утолить свое подленькое тщеславие. Их постоянная междоусобица ради знаков внимания от султана нередко приводила к ужасающим по своей нелепости и жестокости последствиям. Смерть частенько наведывалась в гарем». Вот так будто бы воспринимал традиционный «рай» внук султана Сулеймана Справедливого и его возлюбленной жены Хюррем, рожденный их дочерью по имени Михрима.

Наложница

Автор неизвестен

О роли наложниц в продолжении рода османских правителей

Радио «Голос Турции» в передаче от 21.11.2011 г. в очерке о Роксолане-Хюррем вещало: «После представления султану родивших ему ребенка наложниц именовали «икбаль» или «хасеки» («любимая наложница»). Получившая это звание наложница целовала полу султанского кафтана, султан же жаловал ей соболью накидку и отдельную комнату во дворце. Это означало, что отныне она будет в подчинении султана. Самым высоким титулом, которого могла быть удостоена наложница, был «мать султана» (valide sultan). Наложница могла получить это звание в случае вступления ее сына на престол. В гареме после залы султана самая большая площадь отводилась матери султана. В ее подчинении было множество наложниц.

Роксолана

Картина венецианского художника

Помимо управления гаремом, она вмешивалась и в государственные дела. В случае, если султаном становился кто-то другой, ее отправляли в Старый дворец, где она вела тихую жизнь… в период расцвета Османской империи, в эпоху султана Сулеймана Великолепного (1520–1566), Хюррем Султан (королева) известна своей яркой и насыщенной событиями жизнью. Известно, что любовь султана Сулеймана Великолепного и Хюррем продолжалась на протяжении 40 лет. Также Хюррем Султан считается создательницей гарема во дворце Топкапы. Известны ее роль в борьбе за возведение на трон своих сыновей, ее письма, основанные ею благотворительные организации. В ее честь назван один из районов Стамбула – «Хасеки». Она стала источником вдохновения для писателей и художников. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что Хюррем Султан возглавляет список женщин Османской династии»[3].

Итак, как мы видим, матерями султанов становились наложницы-иностранки. Но большая часть наложниц превращалась в обычных служанок, обслуживавших интересы госпожи и ее окружения.

Наложницы, рожавшие султану сыновей, достигали элитного положения. Они могли стать любимицами, с ними султан мог встречаться чаще остальных. Но такими счастливицами становились немногие. Судьба остальных наложниц султанов мало заботила.

Условно жительниц султанских гаремов можно поделить на три группы:

1. Группа, состоящая из взрослых женщин.

2. Многочисленная группа молодых наложниц, проходящих в гареме обучение. Естественно, наложниц обучали турецкому языку. В обучение брали самых красивых и умных девушек, они познавали грамоту, правила поведения в султанском дворце, этикет, их учили беспрекословному подчинению мужчинам. Конечно же, предполагалось, что любая девушка из этой группы, если приглянется наследнику, может со временем стать матерями будущих султанов.

3. Группа из самых юных или самых красивых наложниц. Девушки из этой группы обслуживали не только султанов, но и шах-заде (принцев).

Наложницы, поступавшие во дворец, почти сразу же получали новое имя, чаще всего персидского происхождения. Имена давались девушкам, исходя из их характерных примет, к примеру: наложницы Хюррем – веселая, счастливая (также переводят как: дарящая веселье), Маджамаль – луноликая, Нергидезада – девушка-нарцисс, Нергинелек – ангелочек, Чешмира – девушка с прекрасными глазами, Назлуджамаль – кокетливая.

Внутренний двор гарема

Роксолана-Хюррем жадно вбирала в себя все, чему ее учили во дворце.

Историки свидетельствуют, что за короткое время она овладела турецким, арабским и персидским языками, научилась прекрасно танцевать, декламировать современников, а еще – играть по жестоким правилам чужой страны, в которой ей суждено было жить и править.

Следуя правилам своей новой родины, Роксолана приняла ислам.

Вот как описывает американская писательница, признанный мастер восемнадцати популярных исторических романов Патриция Грассо в своем романе «Гарем» «знакомство» внука Роксоланы шах-заде Халида с его английской наложницей, зеленоглазой строптивой красавицей:

«– Первая заповедь. Рабыня никогда не задает господину вопросов. Поняла?

– Вторая заповедь. Рабыня не открывает рот, если не получит от хозяина разрешение говорить. Я Халид-бек по прозвищу Меч Аллаха. Но не смей обращаться ко мне по имени. Тебе позволено называть меня только «мой повелитель». А тебя как зовут?

– Эстер Элизабет Девернье.

– Слишком длинно для такой малышки. Придумаем что-нибудь покороче. Что означает на твоем языке первое имя?

– Эстер – это цветок вереска. Он растет на моей родине на холмистых пустошах и расцветает весной.

– Дикий Цветок! – Халид на мгновение задумался. – Тебе это имя подходит».

Визит в гарем

Автор неизвестен

Чтобы новые имена рабынь султана знали все в гареме, имя девушки вышивали на ее тюрбане.

За столетия существования султанского гарема в нем провели свою жизнь тысячи прекрасных невольниц со всего света.

Гарем, как характерное явление, закончил свое существование с установлением Турецкой республики в 1923 году.

Рисунок Миссъ (Ремизова А.В.), начало XX века

Харем-и Хумаюн – школа для наложниц и правителей

Дворец султана вместе с его гаремом, или как его любили называть французы – сераль – в воображении европейцев XVIII–XIX веков сладострастно рисовался огромным публичным домом. Эти праздные домыслы подогревались слухами о бессчетном количестве султанских рабынь. Кстати, при Мехмеде III (1568–1603 гг.) их число достигало пятисот.

Знаменитый французский поэт и страстный путешественник Теофиль Готье, живший в XIX веке, в очерках «Путешествие на Восток» писал: «Что такое Дон Жуан и его mille e tre по сравнению с султаном? Второразрядный искатель приключений, обманутый обманщик, чьи скудные желания – капризы нищего – исчерпываются горсткой возлюбленных… Что за жалкая участь – шататься при луне с гитарой за спиной и томиться ожиданием в обществе полусонного Лепорелло! А султан?! Он срывает лишь самые чистые лилии, самые безупречные розы в саду красоты, останавливает взгляд лишь на совершеннейших формах, не запятнанных взглядом ни единого смертного…».

Мечтательный Готье вряд не акцентировал внимание на том, что дворец султана – не только прибежище невинных лилий, подготавливаемых к неземным удовольствиям, но еще и школа будущих правителей великой империи.

Гарем дворца

Художник Гюстав Буланже

Как свидетельствуют специалисты, Османский дворец состоял из трех частей: Бирун, Эндерун и Гарем. Бирун – это официальная и общественная часть, которая помещалась в Первом и Втором дворах. Эндерун – Третий и Четвертый дворы главного дворца Топкапи, внутренние дворцы, закрытые для посторонних. То, что мы называем просто гарем, а на деле – Харем-и Хумаюн (Harem-i Hümâyûn, Султанский Гарем) – это дом Падишаха и образовательный центр. В собственно гареме находились Энерун – школа, в которой растили мужчин-управленцев, и гарем – школа, в которой обучали женщин-управленцев. Так считает Халил Иналджик (тур. Halil İnalcık) – ведущий современный турецкий историк-османист. Полагают, что участь шах-заде – сыновей наложниц султана, которым предстояло учиться в этой школе, была незавидна. С восьми лет каждого из них помещали в отдельную комнату – кафес, «клетка». С этого момента они могли общаться только со слугами и учителями. Родителей им доводилось видеть лишь в исключительных случаях, к примеру, на больших торжествах. Они получали хорошее образование в своей «Школе принцев», где их учили чтению, письму, толкованию Корана, истории, математике, географии, а в XIX веке еще французскому языку, танцам и музыке. Также шах-заде обязаны были выучить какое-нибудь ремесло. К примеру, Мехмед III изготавливал стрелы, Ахмед I – роговые кольца, которые одевались на большой палец, чтобы было удобнее натягивать тетиву на луке. Сулейман Великолепный освоил кузнечное дело, он изготавливал великолепные украшения. Абдул-Гамид освоил столярное дело и увлекался резьбой по дереву. Помимо ремесел, султаны увлекались и высоким искусством: во дворце Топкапи на стенах висят образцы каллиграфии, выполненные султаном Ахмедом III, Султан Селим I – отец Сулеймана Великолепного писал неплохие стихи, впрочем, и его сын Сулейман тоже имел склонность к сочинительству. Все зрители сериала «Великолепный век» уже осведомлены, что правитель и Хюррем обменивались в письмах любовными стихами.

В русскоязычных путеводителях по Турции и восторженных откликах туристов, размещающих свои впечатления на форумах и личных страничках Интернета можно обнаружить такие мысли: «Если сердце Империи билось во дворце, то гарем Османского Султана – это сердце самого дворца. Гарем, отделенный от других секций Топкапи, с его многочисленными коридорами, внутренними двориками, садами, лестничными площадками и более чем 300 помещениями, образующими непроходимый лабиринт, походил на отдельный, совершенно особый и неприкасаемый мир. С учетом наложниц, занятых образованием жен султана, число женщин, проживающих в гареме, при иных султанах, достигало 300, 500, а то и 1200 человек. Гарем управлялся по строгим правилам – порядок в гареме поддерживала мать султана, носящая титул валиде-султан. Слово «гарем» означает запретное, священное и неприкосновенное место. Помимо законных жен султана, в гареме проживало множество наложниц и нянек. Самым влиятельным лицом в гареме был старший евнух. Это был третий человек в Османской Империи после визиря и верховного шейха».

Комната шах-заде

У главного входа в третий авлу (при этом авла – крытое помещение, двор жилого дома, обнесенный стенами, то же, что у римлян атриум), ведущий в султанский гарем, располагается величественное здание – библиотека Ахмеда III, построенная в начале XVIII века. В зданиях, выстроенных в ряд, располагалась бывшая дворцовая школа. Эта дворцовая школа являлась одним из самых важных институтов образования на мусульманском Востоке. Из 60 главных визирей, известных на сегодняшний день, 48 получили образование при дворцовой школе, из них четверо – визири султана Сулеймана Великолепного.

Библиотека Ахмеда III

Османский дворец – как «сердце» Османской империи, и как школа наложниц и школа принцев крови – на протяжении веков являл собой своеобразный город в городе. Об этом месте как нельзя лучше сказал автор статьи «Запретная любовь в Сарае»[4]: «В 1218 году орды Чингисхана (Chinggis Khaan, ок. 1162–1227) обрушились на Среднюю Азию. Спасая свою жизнь от монгольской сабли, побросав весь скарб, все, кто жил на территории государства Кара-Киданей, устремились на юго-запад. Среди них было и небольшое тюркское племя кайы. Спустя год оно вышло к границе Конийского султаната, занимавшего к тому времени центр и восток Малой Азии. Сельджуки, населявшие эти земли, как и кайы, были тюрками и верили в Аллаха, поэтому их султан счел разумным выделить беженцам небольшой пограничный удел-бейлик в районе города Бурса, в 25 км от побережья Мраморного моря. Никто тогда и представить себе не мог, что этот крошечный участок земли окажется плацдармом, с которого будут завоеваны земли от Польши до Туниса. Да, речь идет об Оттоманской (Турецкой) империи и турках-османах, как принято называть потомков кайы. И чем дальше распространялась власть турецких султанов в последующие 400 лет, тем роскошнее становился их двор, куда стекалось золото и серебро со всего Средиземноморья. Воистину, они были законодателями мод и образцом для подражания в глазах правителей всего исламского мира. И, конечно, притчей во языцех был султанский гарем. В это легко поверить, достаточно один раз побывать на женской половине султанского дворца Топкапы в Стамбуле: это даже не город, это – целое царство». Царство, которым владела и которым распоряжалась по своему усмотрению главная женщина Османской империи – валиде-султан.

Стены помещений дворца выложены прекрасными изразцами

Page 5

В 1996 году Эргенч поступил в Дормен Театр, где сыграл в своей первой главной роли в мюзикле «Король и я». Среди театральных постановок, в которых принимал участие этот актер, фигурируют спектакли: «Люби меня», «Поцелуй меня, Кейт», «Сладкая благотворительность», Beni Seviyor, Kral ve Ben и др. Эргенч даже поучаствует в Нью-Йоркском мюзикле The Adventures of Zak.

Университет имени М. Синан, где учился Халит Эргенч

О периоде учебы и становления сам актер говорит:

– Мой путь к актерству был долгим. Сначала я изучал судостроение и мореплавание в Стамбульском Техническом Университете. Оттуда ушел в Консерваторию на факультет оперного пения. Там я научился танцу и вокалу − в моей жизни начался период мюзиклов и театра. И тогда я решил, что моим основным занятием будет актерство, но при этом постоянно отвлекался то на одно, то на другое. Я прожил полтора года в Америке, принимая участие в театральных постановках на Бродвее. А потом вернулся в Турцию ради постановки собственного мюзикла. Этот момент я и считаю для себя поворотным – началом профессиональной карьеры актера.

Говоря о своем пристрастии к пению, актер неожиданно для всех признается в любви к своему отцу, давшему ему так много в жизни, в том числе – любовь к пению и любовь к профессии.

– Уже долгое время я не пою. Хотя очень люблю петь. И музыку слушать тоже очень люблю. Это я унаследовал от моего отца. Он был поэтом − писал слова к песням. Вместе с этим он был хорошим сапожником и торговцем. Он писал турецкие тексты к арабским мелодиям. Вся музыка, которую я слушал в детстве, оказала влияние на мои музыкальные пристрастия.

Телезрители впервые увидели привлекательного актера в сериале «Черный Ангел». После чего началась серьезная кинематографическая карьера Халита. В 2000 году состоялась премьера фильма «Мой отец и сын», затем были сериалы Gofret ve Ben и Zerda, Dedem. Параллельно шли спектакли с его участием. В 2004 году был снят сериал Aliye, где вместе с Эргенчем снялись известные турецкие актеры Nejat Isler и Sanem Çelik. Успех приходит к Эргенчу постепенно, вместе с трудолюбием, увлеченностью и упорством. С 2006 года, на протяжении четырех лет, снимался сериал «Тысяча и одна ночь», в котором участвовал и наш герой.

С актерами сериала «Первая любовь»

Прежде чем засветиться, как мировая звезда, в образе султана Сулеймана I, Эргенч успел сыграть великий исторический персонаж – Мустафу Кемаля Ататюрка (фильм Dersimiz Atatürk).

С 2011 года начались съемки «Великолепного века»… где Эргенчу довелось блистать в образе центрального героя Султана Сулеймана, вокруг которого закручивается море страстей. Благодаря не в последнюю очередь и его персонажу, талантливо сыгранному Халитом, сериал получил популярность и в самой Турции, и практически во всем мире, завоевав миллионы благодарных сердец.

Личная жизнь актера мало известна, потому что он сам старается ее не афишировать. Известно, что в 2008 году он женился на Soysaldi Gizem, но первый брак оказался неудачным, супруги прожили вместе 1,5 года. Второй женой актера стала актриса Бергюзар Корель, она и подарила своему любимому супругу сына Али.

На вопрос, как сильно отцовство изменило его жизнь, актер ответил[13]:

– Я стал более ответственным и самостоятельным человеком. Как только я взял на руки своего сына, то понял, что отныне должен заботиться не только о себе. Теперь мои мысли и планы всегда связаны с Али. Может быть, это банально, но меня смогут понять только те, у кого есть дети. Когда ты становишься отцом, заканчивается одна твоя жизнь и начинается совершенно другая.

– Бергюзар Корель в своем интервью сказала, что постоянно думает о своем ребенке и очень привязана к нему. А вы к какому типу отцов себя относите?

– Конечно же, я тоже очень привязан к Али. К сожалению, работа занимает много времени, и я не могу видеть его так часто, как хотел бы того, и это расстраивает меня больше всего. Независимо от того, насколько поздно я уснул, я всегда просыпаюсь вместе с ним. Даже когда я очень устал, и казалось бы, ничто меня не может разбудить – я с удовольствием просыпаюсь рано, чтобы провести утро со своим ребенком.

Халит Эргенч готовится к роли Мустафы Кемаля Ататюрка

Халит Эргенч, сыгравший колоритный персонаж в сериале «Великолепный век», справедливо считает эту работу лучшей, ведь и вправду сложно представить кого-то другого в образе Сулеймана Великого – 10-го правителя Османской империи. Несмотря на то, что многие считали султана могущественным, непобедимым, непоколебимым в своих решениях, подчас предельно жестких, где-то в глубине души даже у такого человека таилось множество сомнений. И эти его черты как нельзя лучше сумел передать турецкий актер Халит Эргенч. На протяжении всего сериала он перевоплощается то в хитрого, умного и жесткого, – когда его персонаж втянут в политические игры, то в заботливого искреннего сына – когда встречается с матерью валиде-султан, то в любящего отца – когда общается с сыновьями, то в чуткого, нежного и романтичного мужчину – в сценах с горячо возлюбленной Хюррем.

Понятен интерес журналистов к личной жизни актера и к нюансам сыгранной им роли. Отвечая на вопросы, актер рассказывает, как ему удалось «оживить» образ великого властителя, сделать его страстным, эмоциональным и таким привлекательным для женщин. И при этом не забывает указать на предельную точность создателей сериала в любых мелочах. По сериалу «Великолепный век» можно изучать быт и культуру Османской империи, – убежден Халит Эргенч.

– Даже изучая источники, – говорит актер, – сложно было найти необходимые подробные описания. Зачастую приходилось додумывать, как это может выглядеть на экране. Я приведу простой пример: нужно раскладывать фрукты по тарелкам, однако среди них вы не можете положить апельсин, потому что в тот период в Турции его просто не знали. Также в блюдах не могут встречаться помидоры.

Халит Эргенч и Бергюзар Корель

В другой раз он добавляет:

– Мы изрядно потрудились над поиском нужной «картинки» того, как все могло происходить.

На сайте портала «Домашний», имеющим право транслировать турецкий сериал, выложено несколько интервью с ведущими актерами сериала. Обратившись к этому источнику[14] (к сожалению, ссылок на авторство интервьюеров мы здесь тоже не нашли), мы узнаем некоторые подробности о самом Халите Эргенче.

«– Как вы «вживались» в образ Султана Сулеймана?

– Снимаясь в этой роли, я прочувствовал ту борьбу, которую он переживал внутри себя. В какой-то момент мне перестало хватать движений, которые я совершал в кадре, казалось, он не находит себе места. Его стало вдруг так много в моей голове! До этого проекта он был для всех нас только историческим персонажем, а теперь он стал еще и обычным человеком, со своими страстями и слабостями.

– А будут ли показаны в сериале его слабые стороны − переживания, страхи, страдания?

– Начать хотя бы с того, что он был сильно влюблен… Мне интересно, каким вы представляете себе образ падишаха? До этой роли, я думал о султанах только как о персонажах с картин, совершенно не мог представить себе их «в жизни». Мы читаем, что он сделал то, сделал это, воевал, одерживал победы, брал пленных, имел гарем, отрубил голову одному, отрубил голову другому – однако это все статическая иллюстрация. А вот когда мы превращаем ее в движущееся изображение, то некоторые наши представления начинают трещать по швам. Например, вы знали, что Сулейман заболел и умер от подагры? В те времена особенно много людей умирало от эпидемий. Собрав вместе все эти факты, особенности того времени, мы постарались наделить людей этой эпохи голосом. Сделать так, чтобы они ожили на экране, смогли быть увиденными и услышанными. Возможно, они и не походят на те образы, которые мы представляли, читая исторические хроники.

Халит Эргенч

– И какой падишах в итоге получился в вашем воображении?

– Сулейман, которого я представил себе, на определенном этапе сильно изменился. Как правило, после изучения литературных источников, актер создает в своем воображении некий образ, обусловленный в том числе и его собственными физическими данными и даже опытом личной жизни. Также на воплощение этого идеального образа влияют отношения с режиссером, сценаристом и с другими актерами. Я старался создать такого Сулеймана, который был возможен только в условиях «Великолепного века». Мы видим Сулеймана, но узнать, что он за человек, можем только спустя время. Понять его на основании только первых сцен практически невозможно. Кроме того, в сериале Сулейман пройдет несколько этапов, и в каждый из этих периодов он отличается как внешностью, так и своими мыслями. Когда он на поле боя или принимает государственные решения, он один человек; когда влюблен, пишет стихи и изготавливает ювелирные украшения для любимой, он абсолютно другой».

Нам рассказывают, что Халит Эргенч – приверженец стиля Demirkubuz и эмоций Ferzan Ozpetek, что ему больше по душе молодые, талантливые и перспективные режиссеры, такие как Çagan Irmak и Reha Erdem. И вот этот вполне современный человек, приверженец передовых направлений и стилей сумел показать нам классический подход в исполнении роли знаменитого исторического персонажа. В роли Сулеймана он – противник авангарда и новых веяний, умеющий раскрыть саму душу персонажа, глубину его сомнений и переживаний.

Вместе с тем актер предостерегает от излишне серьезного восприятия фильма как чисто документального кинотворения.

– Да, работа была проведена колоссальная, но не надо преувеличивать значение серила. К «Великолепному веку» стоит относиться скорее как к роману, а не как к уроку или учебнику истории. Мы осознано не пошли путем исторической правды. В противном случае, проект, который мы делаем, превратился бы в документалистику. Мы должны подходить к воплощению сценария прежде всего эстетически и раскрывать его внутреннюю драматическую сущность, любовную линию. Для нас прежде всего то, чтобы зритель получил колоссальное удовольствие от увиденного на экране.

Султан Сулейман

Видимо, актер подчеркивал не раз в своих интервью художественную составляющую фильма потому, что в турецкой прессе было озвучено: по сведениям верховного совета турецкого радио и телевидения к ним поступило свыше 70 000 жалоб на то, что в сериале «Великолепный век» искажаются исторические факты. Но разве преданному зрителю факты важны больше, чем красиво закрученный сюжет?

Но колоссального удовольствия мы с вами не смогли бы получить, если бы сами актеры не были очарованы, околдованы, буквально пленены изнутри своими персонажами. Это называется: сжиться с образом. Халит Эргенч великолепно предал эту магию слияния:

– Несколько раз я видел себя во сне в ту эпоху. Я видел себя непосредственно в эпицентре событий, о которых читал. Конечно, я находился под огромным впечатлением…

Сны о поле брани, о гареме и возлюбленной Хюррем. Что могло бы быть романтичнее для реального султана Сулеймана?

В окружении юных поклонников

Роковая любовь султана Сулеймана

Не раз говорилось о том, насколько красочен и богат интерьер, в котором живут все герои турецкого сериала, насколько роскошны декорации, костюмы и украшения. Пожалуй, эта роскошь передает и роскошество внутреннего мира героев той эпохи, так удачно сыгранных коллективом единомышленников, влюбленных в свои роли и в сам сценарий. Не перестаешь удивляться, с каким теплом говорят друг о друге практически все актеры сериала, подчеркивая преданность профессии своих коллег по сценической площадке.

Все тот же красивый молодой турецкий актер Халит Эргенч говорил о проекте:

– Конечно, некоторые сцены сериала полностью вымышленные, но многие и правдивые. Мы тщательно изучаем исторические справки перед тем как снять ту или иную сцену. Кроме того, события в сериале происходят в правильном хронологическом порядке. По всем важным историческим деталям нас консультируют Эрхан Афионджу и Дениз Эсеменли. «Великолепный век» является уникальным турецким проектом, и, конечно же, он будет подвергаться различной критике – такова жизнь.

И хотя Сулейман – главный персонаж исторического сериала, но не будь Хюррем, не будь их страстной, воспетой веками любви, зритель наверняка остался бы равнодушен к простой исторической эпопее, переданной современными киносценаристами, режиссерами, операторами и другими членами творческого коллектива.

Модель дворца Топкапи

– Мы не ставили перед собой цели просвещения, – утверждает Халит. – Проект создавался не для того, чтобы заинтересовать людей историей. Но уже после первых нескольких серий я заметил, что наши поклонники стали проявлять интерес к истории. Например, на форуме велись активные обсуждения личной жизни Хюррем, Сулеймана Великолепного и Ибрагима-паши. Меня радует тот факт, что вместе с просмотром сериала люди станут больше читать и познавать историю нашей страны.

И даже если создатели фильма действительно не ставили перед собой просветительские цели, все же этот сериал вызвал всплеск интереса к истории Османской империи, да и к истории России XVI века – времени, когда красивые славянки попадали в плен.

В свете сказанного особое звучание на просторах России и СНГ обретают классические труды о жизни Роксоланы – королевы Османской империи, как европейцы называли ее при жизни. Обратившись к самому значительному, любимому многими с детства произведению украинского писателя Павло Загребельного, мы можем сравнить свои впечатление от прочтения и от просмотра. И хотя многие утверждают, что Роксолана в украинском произведении – умна, нежна и порядочна, а в турецком фильме – наглая и бесшабашная, все же для меня эти два образа слились в один благодаря именно визуальному знакомству с «исторической натурой». На мой взгляд, впечатления от книги и сериала совпадают идеально, доказывая и несомненный талант писателя, и несомненный талант турецких кинематографистов, увидевших – через века – одни и те же сцены, передавая одни и те же чувства, обволакивающие и зрителя и читателя неким неуловимым волшебством…

«Хюррем не думала о смерти и не боялась ее. Смерть не для нее и не для ее дитятка. То для других, прежде всего для мужчин. Это они живут с мыслью о смерти, постоянной и неизбежной, для них она бывает пышной или никакой, а то и позорной. Женщины не умирают. Они просто исчезают, как птицы, цветы или облачка под солнцем. После себя оставляют детей, жизнь, целый мир. Всегда носят этот мир в себе, наполнены им и переполнены, потому и всемогущи. Но открывается это лишь немногим, и открывается не само по себе, а в муках, ограничениях, в нечеловеческом напряжении. Разве она за свои муки не заслужила счастья?

Кувшин из дворца

I половина XVI века, Османская империя

От султана пришел торжественный фирман, написанный золотыми чернилами на пурпурной самаркандской бумаге, с подвешенной золотой печатью. В фирмане провозглашалась высокая воля повелителя о том, что сын от любимой жены Хюррем назван именем великого Фатиха Мехмедом, Хюррем отныне должна именоваться султаншей Хасеки, то есть самой ближайшей и самой дорогой для падишаха, милой его сердцу. Присланы были также дары для султанши, дорогие ткани, и «озера любви» из огромных розовых и пурпурных жемчужин, и золотые монеты для новорожденного.

Три недели несли для маленького Мехмеда золотые и бирюзовые подносы с кучами золотых монет. «Йаши узун олса!» («Ах, если бы его жизнь была долгой!») Хасеки Хюррем соглашалась: ах, если бы, если бы! Жила теперь как богородица, к которой идут добрые волхвы с дарами. А поскольку дары передавали ей чернокожие евнухи, то это еще больше увеличивало сходство с той древней священной историей, от которой когда-то у маленькой Настасьи перехватывало дыхание.

На одном из 23 барельефных портретов в Палате представителей конгресса США изображен Султан Сулейман

Вельможи, купцы, послы и путешественники кланялись дарами молодой султанше в надежде на внимание, благосклонность и, если понадобится, защиту. Были привезены из-за высоких гор, широких рек и беспредельных пустынь тонкие шали и еще более тонкие щелка, сохранившие в каждой складке дикий дух непостижимых просторов. Нежные соболя и невиданный мех морской выдры, поднесенные русским послом Иваном Морозовым, дохнули на нее снегами и морозами отчизны. Сыпались на нее дорогие украшения Востока, драгоценнейшие ткани, посуда, украшения чуть ли не из всех городов Европы, ароматные масла, мази – все необходимое для поддержания красоты, для ее лелеянья, золотые клетки с райскими птицами, ручные гепарды и чучела огромных крокодилов, ковры и арфы с золотыми струнами; теперь у Хуррем должна была быть своя сокровищница для сохранения всех этих богатств, и кизляр-ага должен был определить для нее хазнедар-уста – честную старую женщину, которая бы вела большое и непростое хозяйство первой жены султана, собственно первой женщины державы, если не считать валиде.

Когда молчаливый султан брал тело маленькой рабыни, она изо всех сил защищала и сберегала свою душу, прикрывая ее золотым крестиком. Теперь должна была уступить и душу, по крайней мере для посторонних глаз. «Где мои дети, там и душа», – сказала Хюррем султанской матери, попросив поставить ее перед кадием Стамбула в Айя-Софии. Подняла указательный палец правой руки, палец исповедания, и приняла ислам. Бил на дворе большой султанский барабан, радостно извещая о приобщении к исламу еще одной души, Хасеки поклонилась кадию, и кадий приложил сложенные лодочкой ладони к груди в знак высокого почтения к ее величеству султанше – так встречала она своего повелителя, который уже возвращался из затяжного кровавого похода, торопился в столицу, снова без пышной свиты, без триумфа, почти тайком, сопровождаемый грозным ропотом недовольного войска и зеленоватыми трупами, которыми устилали ему путь пораженные страшной чумой его воины от Родоса до самых Врат Блаженства Стамбульского сераля.

Продавцы ковров

Художник Жан-Леон Жером

А впереди султана летело его повеление приготовить наибольший подарок возлюбленной Хасеки за сына – невиданное платье из золотой парчи, расшитое по вороту, рукавам, подолу и переду бриллиантовыми и рубиновыми стежками, украшенное на месте шейной застежки огромным изумрудом, привезенным из Александрии. Тот изумруд на тридцать четыре диргемы стоил сорок два кесе, то есть девятьсот восемьдесят селимов золотом, или восемьдесят тысяч дукатов. А все платье Хасеки стоило сто тысяч дукатов, сумма, какую в то время вряд ли бы нашла в своей казне великая европейская держава, но для султана, исчислявшего свой доход в четыре с половиной миллиона дукатов, она не представлялась такой уж неимоверной. Если же вспомнить, что под стенами Родоса пало именно сто тысяч воинов Сулеймана, то цена платья, подобного которому еще не видел мир, находила свое, пусть и кровавое, как положено для такого великого властителя, оправдание.

Для себя Сулейман сочинил небольшое стихотворение: «Повторял я множество раз: Сшейте моей любимой платье. Сделайте из солнца верх, подкладкой поставьте месяц, из белых облаков нащипайте пуху, нитки ссучите из морской синевы, пришейте пуговицы из звезд, а из меня сделайте петли!»

Хасеки в платье, которое охраняли все капиджии и бостанд-жии большого дворца, должна была ждать султана в тронном зале, стоя у золотого широкого трона падишахов, за прозрачным, тканным золотом занавесом; впервые за всю историю Османов султанская жена допущена была до трона (хотя бы постоять рядом!), еще вчера неведомая рабыня, сегодня всевластная повелительница, приближенная и вознесенная небывало, среди осуждающего шепота, нареканий и затаенной хулы стояла, гордо подняв головку с пышными золотыми волосами, которые никак не хотели прятаться под драгоценное покрывало, с лицом, закрытым тонким белым яшмаком, только с двумя прорезями для глаз, но и сквозь те прорези горели ее глаза таким блеском, что затмевали огромный изумруд на ее сказочном платье.

Султан появился в торжественном одеянии, в золотом четырехрукавном кафтане (два рукава для рук, два для целования придворным по пути к трону), в еще более высоком, чем обычно, тюрбане, с золотой саблей на боку, усыпанной огромными бриллиантами и рубинами. Хасеки поклонилась ему до земли, поцеловала его золотые сандалии, но он не дал ей поцеловать руку свою, оставив ее на коленях, сам сел на трон предков и вскоре сошел с него и повел султаншу во внутренние покои.

Детская кроватка

Османская империя XVI век

Снова нарушая обычай, пошел в покои Хюррем и там смотрел на сына и на то, как молодая мать кормит его, и припал устами к ее нежной груди, налитой молоком, жизнью и счастьем.

А ночью они лежали, тесно прижавшись друг к другу, и смеялись от счастья и от страха, что могли больше не встретиться, и Хюррем укоряла султана за долгую разлуку и жаловалась на несносность одиночества.

– Вы опять пойдете на свою войну? – допытывалась она. – Неужели и султаны такие же, как и все мужчины, что кидаются от войны к любви и снова от любви к войне?

– Султаны, может, самые разнесчастные, – смеялся он, – но я не брошу тебя больше. Хочу быть с тобой и в раю, чтобы всегда смотреть на тебя».

Простите за столь длинное цитирование, но я сама словно окунулась в сериал, слыша голоса Сулеймана и Хюррем, и видя их самих такими, какими они предстают в сериале «Великолепный век». Отныне эти исторические персонажи для меня (да и для большинства из вас) будут выглядеть именно так! В этом и состоит магия, которую создал для нас турецкий творческий тандем. Вот, слышите, как шепчет вам на ухо султан Сулейман:

Любимая, для твоего альковаЯ отобрал бы из всего земногоЛебяжий пух и розы лепестки.Что до меня, то если я с тобою,Нужна ль постель – довольствуюсь любою —

Песок упруг и скалы мне мягки[15].

Уже говорилось, что многочисленных иноземных послов и путешественников удивляла роскошь дворца Топкапи, а также присутствие множества ученых и творческих людей в кругу высшей дворцовой знати. Но не меньше их удивляла и привязанность султана к одной возлюбленной, ставшей законной женой – к Хюррем, которая царила среди всех красавиц гарема. Как свидетельствуют хроники и донесения послов, Хюррем Султан производила впечатление человека, который во многом превосходил самого султана Сулеймана, – прежде всего обаянием и изысканными манерами, эрудицией в разных областях знаний и осведомленностью. Она владела пятью европейскими языками и поэтому свободно общалась с гостями, она также замечательно пела и танцевала, слагала чудесные стихи. Роксолана была другом и помощницей султана в его делах, а когда он уходил в очередной военный поход, можно сказать, даже правила государством.

Роксолана, покорившая сердце Сулеймана

Свидетельством бесконечной любви друг к другу являются не только стихи Сулеймана Великолепного, но и полные нежности письма его супруги Хюррем к своему единственному повелителю.

Письмо к Султану Великолепному от Хюррем

«Душа моей души, мой повелитель! Привет тому, кто поднимает утренний ветерок; молитва к тому, кто дарует сладость устам влюбленным; хвала тому, кто полнит жаром голос возлюбленных; почтение тому, кто обжигает, точно слова страсти; безграничная преданность тому, кто осиян пречистой светлостью, как лица и главы вознесенных; тому, кто является гиацинтом в образе тюльпана, надушенный ароматом верности; слава тому, кто перед войском держит знамя победы; тому, чей клич: «Аллах! Аллах!» – услышан на небе; его величеству моему падишаху. Да поможет ему Бог! – передаем диво Наивысшего Повелителя и беседы Вечности. Просветленной совести, которая украшает мое сознание и пребывает сокровищем света моего счастья и моих опечаленных очей; тому, кто знает мои сокровеннейшие тайны; покою моего изболевшегося сердца и умиротворению моей израненной груди; тому, кто является султаном на престоле моего сердца и в свете очей моего счастья, – поклоняется ему вечная рабыня, преданная, со ста тысячами ожогов на душе. Если вы, мой повелитель, мое высочайшее райское древо, хотя бы на мгновение изволите подумать или спросить об этой вашей сиротинке, знайте, что все, кроме нее, пребывают под шатром милости Всемилостивого. Ибо в тот день, когда неверное небо всеохватной болью учинило надо мной насилие и в мою душу, несмотря на эти бедные слезы, вонзило многочисленные мечи разлуки, в тот судный день, когда у меня было отнято вечное благоухание райских цветов, мой мир превратился в небытие, мое здоровье в недуг, а моя жизнь в погибель. От моих беспрерывных вздохов, рыданий и мучительных криков, не утихающих ни днем, ни ночью, души людские преисполнились огнем. Может, смилуется творец и, отозвавшись на мою тоску, снова вернет мне вас, сокровище моей жизни, чтобы спасти меня от нынешнего отчуждения и забвения. Да сбудется это, о властитель мой! День мне в ночь обернулся, о тоскующая луна! Мой повелитель, свет очей моих, нет ночи, которая бы не испепелялась от моих горячих вздохов, нет вечера, когда бы не долетали до небес мои громкие рыдания и моя тоска по вашему солнечному лику. День мне в ночь обернулся, о тоскующая луна!»

Одежда знати времен Османской империи

Письмо к Султану Великолепному от Хюррем

«Мой повелитель, мой шах, любимый душой и сердцем, жизнь моя, единственная надежда моя на этом и на том свете! Пусть Тот, что вечно живой, отдалит вашу честную личность от всех болей, а ваше бытие от всех недугов, да приблизит Он вас к своим бесконечным милостям и отдаст под опеку своего наибольшего любимца Магомета и под защиту своих угодников; да поможет вам, чтобы вы со своей счастливой звездой и царским знаменем всегда одерживали победы над презренными и злорадными неверными, – аминь, величайший Помощник! Ныне меня, вашу рабыню, приятным отношением Повелителя, вызвавшим беспредельную радость, и вашим честным письмом, ароматным, как мускус, подняли из праха забвения, ибо изволили в свой царский счастливый час позаботиться, чтобы письмо дошло до меня и осчастливило меня. А какой чистой щедрости его страницы! Голова увенчана короной, а благословенные стопы бисерными драгоценностями и рубиновыми красками. Ваше письмо высушило кровавые слезы на моих заплаканных глазах, наполнив их светом, а в тоскующее сердце влило радость. Да исполнятся ваши, день моего счастья, все желания и радости души, да переполнены будут сады вашего благополучия прекрасными жасминовыми цветами моей любви, чарующей, как ваш пресветлый лик, о мой властитель, мой султан, мой падишах!»

Сулейман на охоте

Османская миниатюра

Форумчане – о султане Сулеймане и Хюррем:

Тамара: У меня представление о Роксолане сложилось по книге П. Загребельного. По некоторым источникам, Роксолана была ослепительной красавицей, в некоторых говорится, что она была далеко не красавица. Но согласитесь, что в сериале хочется видеть красивых героев, так как история не заурядная, ведь так любить женщину 40 лет – это редкость во всей мировой истории!

Yelisseus: Сулейман имел дар к поэзии и сам сочинял стихи, особенно поэмы, писал их под псевдонимом Мухибби (Влюбленный). Во время героических войн командовал походами, участвовал в битвах и писал свой дневник. Сонливость гарема, заселенного бездушными девушками, была для него, мягко говоря, неинтересной. Юная украинка поразила его прежде языкознанием, знанием и трактовкой мусульманских книг, восточной литературы, истории. Такой взлет может показаться невероятным. Но в Турции давно существовал закон, который запрещал правителю связывать себя брачными узами с представительницами знатных родов других стран, чтобы сохранить независимость в принятих политических решений. Поэтому женой могла стать любая рабыня султанского гарема, если она соответствовала физическим и духовным качествам. Настя свой шанс не упустила. В 16 лет она приняла ислам и стала законной женой 25-летнего него султана. Через пару лет обликом она не отличалась от восточных женщин. Ей пришлось проявить также восточную мудрость и даже жестокость, чтобы удержаться на престоле и расчистить путь к нему для своего сына, который правил под именем Селим II (Рыжий).

Блюдо XVI век. Османская империя

Ридер Ольга (Абакан): Фильм великолепен. Искренность чувств, любовь не экранная, а подлинная, живая в глазах героев – эту вершину давно уже не могут взять современные актеры. Фильм – какая-то алмазная обработка лучшего, что было, есть и будет в индийских, американских и русских фильмах.

Лолахон (Ташкент): Очень хороший сериал, сижу каждые выходные. Мне особенно понравился султан Сулейман – он мужественный, красивый, солидный. А какая красавица жена Махидевран. Вот почему-то Ибрагима недолюбливаю, он какой-то непонятный. Хюррем – умная загадочная и отчаянная.

Наталья Беляева: Люблю такие красивые фильмы о любви. Зацепил фильм. После окончания первой половины фильма полезла в интернет смотреть продолжение. Давно таких фильмов не встречала!

Marge Simpson: Халит Эргенч – внешне замечательный Сулейман. Мы не можем точно знать, как выглядел Сулейман на самом деле, можем только опираться на имеющиеся портреты, барельефы, но не факт, что они достоверны. Очень хорошо, хоть и с оговорками, показал нам как воина, беспощадного борца с коррупцией и тирана, так и любящего мужчину, отца и сына. Почему с оговорками – лично мне кажется, что иногда Сулейман излишне предсказуем, у него прямо временами на лице написано, что он сейчас сделает,

Рисунок Миссъ (Ремизова А.В.), начало XX века

Неизвестная (после просмотра 35-й серии): По-моему, Хюррем не стоит так навязываться Султану, надоест еще такая настойчивая страсть, ограничивающая свободу, и Хюррем потеряет Султана. У нее с Султаном уже более или менее устойчивая духовная связь (успешный психологический контакт и взаимный комфорт, если хотите). Поэтому Хюррем вряд ли это потеряет из-за одной или двух его ночей с другими… Ей стоит отойти в сторону и подождать пока Султан удовлетворит свой интерес к еще невинной и трогательной Изабелле или другой интересной ему наложнице. А потом… Когда Султан заскучает или разочаруется в молодых неопытных наложницах, Хюррем станет приятным разнообразием и сможет заново разжечь огонь их отношений, на основе их предыдущего успешного общения. Правильнее всего ей быть терпеливой. Это, чтобы незаметно занять одновременно позицию лучшей любовницы и позицию лучшего друга (который все понимает, которому можно доверять и который не станет устраивать скандалов).

Ковбой Джек: Неплохой сериал. Красивые декорации, костюмы, вся внешняя составляющая на высоте. А вот насчет достоверности показываемого, то тут много вымысла. Минимум исторических материалов, максимум скандалов, интриг и расследования в узко ограниченном месте Топкапи. В сериале хорошая музыка, гармонично сочетается с видеорядом. И актеры сыграли более чем убедительно. Говоря о Хюррем Султан, отмечу лишь игру актрисы, ее мимику и язык тела. Очень хорошо у нее получается одним выражением лица показать, что собеседник ей неприятен, что он ничтожество и ничего из себя не представляет. А минусом в этой роли является то, что персонаж получился не стабильным, ее кидает из стороны в сторону, в том плане что сначала она вроде бы как положительный персонаж, потом отрицательный, потом опять положительный, и обратно. Нет четкой грани роли, как, например, у Сулеймана, из которого сделали положительный персонаж. Но здесь как мне кажется вина сценаристов. Ради рейтинга придумывают то, чего не было.

Page 6

Вышеназванный персонаж Насух Матракчи был истинным другом Ибрагима-паши, выполняя все мыслимые и немыслимые поручения. Он даже согласился скрывать любовную связь паши с Нигяр Калфой, влюбленной и в итоге соблазненной пашой. А ведь согласно законам Османской империи зятья Османского падишаха не имели права заводить ни гарем, ни любовные интрижки на стороне. И обласканный судьбой грек, ставший правой рукой султана и его родственником после женитьбе на сестре Сулеймана, прекрасно знал все обычаи. Знал и о суровом наказании, которое его ждет за измену. Но прежде чем приступить к разгадыванию этой наверняка придуманной сценаристами интриге, обратимся к истинной страсти Ибрагима – к его возлюбленной Хатидже Султан. Отдав прежде должное его высокому положению и удачам на политическом фронте. Так мы дополним этот образ и завершим повествование о нем и его незавидной судьбе.

Великий визирь (осм. – Sadr-ı Azam, – Vezîr-i Azam; тур. Sadrazam) – главный министр султана Османской империи, пользовавшийся его абсолютным доверием и смещаемый лично султаном. Именно у великого визиря хранилась печать империи, он мог созывать прочих визирей для решения государственных вопросов. Собрания визирей происходили во дворце Топкапи в помещении, называемом «Куббеалты» («под куполом»). Службы великого визиря размещались в Высокой Порте.

Окан Ялабык и Сельма Эргенч

В сериале не раз звучат мысли Ибрагима, сказанные им во время тяжелых раздумий. Вот он произносит:

– Я Ибрагим, Ибрагим из Парги…

– Раб, насильно обращенный в ислам в 10 лет…

– Ибрагим, который в 17 лет стал главным сокольничим Шехзаде Сулеймана… В 25 хранителем Султанских покоев султана Сулейман Хана… В 27 – Великим Визирем своего Повелителя, разделивший с ним власть…

– Ибрагим, который все время носит в себе ад и рай…

– Ибрагим, сын греческого рыбака из Парги Манолиса…

Ибрагим-паша, Великий Визирь Османской империи, главнокомандующий славным войском Османским, единственный муж дочери династии Хатидже Султан…

Конечно, как и реальный Ибрагим-паша, наш герой не сразу достиг своего счастья, не сразу добился руки и сердца высокородной девицы. Но в итоге Ибрагим-паша женился на сестре Султана Хатидже. В энциклопедиях об этих исторических особах сказано следующее.

Хатидже Султан (1496–1538) – дочь султана Османской империи Селима I Явуза и валиде-султан Айше Хафса, сестра Сулеймана I Великолепного, тетя Селима II. Хатидже Султан дважды была замужем. Первый раз ее мужем был Искандер-паша. Вскоре после свадьбы он умер, и через некоторое время она стала женой великого визиря Ибрагима-паши. У них было трое детей.

Паргалы Ибрагим-паша (1493 или 1494–1536), также известный как Френк («европеец») Ибрагим-паша. В 1523 году он заменил Пири Мехмеда-пашу, который был назначен Великим визирем в 1510 году отцом Сулеймана Великолепного, предыдущим cултаном – Селимом I, и оставался на этом посту в течение 13 лет. Он достиг уровня власти и влияния, с которым могли соперничать лишь несколько Великих визирей империи, но в 1536 году он был казнен султаном, а его имущество было конфисковано государством.

Хатидже Султан и Ибрагим-паша

Многие исследователи всерьез считают, что паша пал жертвой интриг Хюррем. Сериал «Великолепный век» также разделяет эту точку зрения, правда, вносит свои коррективы в трагедию, оборвавшую жизнь молодого османского политика.

Забегая далеко вперед в его судьбе, вспомним что говорил сам паша о своей предполагаемой губительнице Хюррем:

– Я сам привел тебя в гарем Повелителя… Я сам вел тебя к власти… Ненавижу за корыстность, уважаю за сладкоречие… Питаю жалость, желаю уничтожить… Нас многое связывает, мы похожи во всем… Мы стали личными дьяволами друг для друга… Я сам тебя создал для себя.

И в сериале, и в реальной жизни правитель Сулейман поклялся не отнимать жизнь у Ибрагима в годы своего правления, что бы ни случилось. Однако когда пришла пора решить участь паши, Сулейман получил у имама фетву (разрешение, предписание), позволявшую ему отказаться от своей клятвы в обмен на строительство мечети в Константинополе.

Именно непомерная заносчивость сыграла с пашой злую шутку. Опытный командир армии Сулеймана попал в немилость после неосторожности, совершенной во время кампании против персидской империи Сефевидов, когда он наградил себя прозвищем, включающим слово «султан». Этот титул именовался Султан Сераскир, что было серьезным оскорблением для султана Сулеймана. Этот инцидент запустил цепочку событий, которые и привели к его казни в 1536 году.

Турецкие музыканты

Сулейман объявил Ибрагиму о фетве и предстоящей казни за неделю до исполнения приговора и ежедневно обедал наедине с Ибрагимом 7 раз: чтобы дать другу возможность либо сбежать из страны, либо убить себя. Ибрагим же сознательно остался верным до последнего своему султану. Сулейман впоследствии сильно жалел, что приказал задушить Ибрагима. Характер султана изменился, стал скверным. Горькое сожаление султана Сулеймана о содеянном и непоправимом поступке нашло отражение в его стихах, в которых даже спустя 20 лет он писал на темы дружбы и доверия между друзьями, часто намекая на черты характера, которыми обладал Ибрагим.

Ибрагим-паша, как уже подчеркивалось, был успешным политиком, принесшим немало побед в дипломатических и военных битвах. Популярная Википедия дает такие сведения: «На дипломатическом фронте Ибрагим был очень успешен. Он договорился о выгодных сделках с лидерами католических держав. Венецианские дипломаты даже назвали его «Ибрагим Великолепный», обыгрывая эпитет султана Сулеймана. В 1533 году он убедил Карла V отдать Венгрию. В 1535 году он завершил монументальное соглашение с Франциском I, которое дало Франции благоприятные торговые права в Османской империи в обмен на совместные действия против Габсбургов. Это соглашение могло бы создать основу для совместных франко-турецких военно-морских учений, в том числе базирования флота Оттоманской на юге Франции (в Тулоне) в течение зимы 1543/44 г.

Опытный командир армии Сулеймана, он в конце концов попал в немилость после неосторожности, совершенной во время кампании против персидской империи Сефевидов, когда он наградил себя прозвищем, включающим слово «султан». В частности, этот титул именовался Султан Сераскир, что было серьезным оскорблением для Сулеймана. Этот инцидент запустил серию событий, которые в итоге привели к его казни в 1536 году. По мнению ряда авторитетных источников, он пал жертвой интриг Роксоланы, султанской жены».

Дворец паши, который стоит на Площади Султанахмет в Стамбуле, в настоящее время – музей турецкого и исламского Искусства. Построен в соответствии с дизайном, который спроектирован с оборонительной концепцией и мог выдержать длительную мощную осаду (как известно, Ибрагим имел грозных соперников).

Османская миниатюра

В сериале многие сцены связаны как раз с этим дворцом. Мы видим, сколько радостных и сколько тревожных минут проводит здесь любимая супруга паши Хатидже. Здесь рождаются их дети (один ребенок трагически погибнет), здесь проявляется проклятие языческих статуй, здесь же сам Ибрагим лелеет мечты о еще более безграничной власти…

Чтобы вникнуть в особенности этого места (не всем же довелось и доведется побывать в Стамбуле) и прочувствовать истинную любовь и счастье, царившие некогда между Хатидже и Ибрагимом, обратимся вновь к цитате из книги П. Загребельного.

«В мае 1524 года Сулейман объявил, что он выдает сестру свою Хатиджу, славящуюся во всех землях красотой, умом и благородством, за великого визиря Ибрагим-пашу.

На Ипподроме раскинуты шелковые просторные шатры, воздвигнут престол для султана. Семь дней шли туда султанские гости. Девять тысяч янычар, спахии, султанская челядь, столичные дармоеды пили, ели, веселились, славили султана и его род, желали счастья молодым, стреляли из мушкетов, били в барабаны. На восьмой день в сопровождении янычар золотого обруча в шатры, где были навалены горы яств, пришли визири, паши, беги. Поверенные молодого второй визирь Аяс-паша и старший янычарский ага посетили султана и рассказали ему, как проходят свадебные торжества. Султан щедро одарил всех и по обычаю похвалил будущего зятя.

На улицах Стамбула

На девятый день молодую должны были вывезти из Баб-ус-сааде и передать в дом молодого. Перед этим в царском хамаме состоялся торжественный ритуал хны, на котором присутствовали все красавицы гарема во главе с валиде, только Хюррем не могла созерцать, как красят хной волосы Хатиджи, как натирают мазями ее тело, потому что уже с самого начала свадебных празднеств султанша почувствовала себя нездоровой. Свадьба вышла и не ее, и не для нее, словно какая-то невидимая сила поглумилась над Хюррем и отняла у нее даже возможность полюбоваться уж если не своим, то хотя бы чужим счастьем. Металась теперь в своем покое, дикая боль терзала ее маленькое тело, никто не мог прийти к ней на помощь, не помогали никакие молитвы, султан слал приветы, но сам не приходил, ибо свадьба требовала его присутствия, кроме того, он не привык видеть свою Хюррем нездоровой и как-то не мог представить себя возле нее, когда она в таком состоянии[17].

А сейчас он возглавлял пышную процессию перевезения Хатиджи из серая в Ибрагимов дворец. Ехал в золотой карете по улицам города, будто между двух стен из золота и шелка. За ним шли янычары золотого обруча – старые, заслуженные воины, длинноусые, с дорогим оружием, с огромными снопами пышных перьев на высоких шапках, затем шли живописно разодетые придворные, которые несли большие чаши с шербетом, отлитые из сахара в золотых украшениях замки, деревья, сказочных животных, цветы – символ плодовитости, маленькие кипарисы. Звучали стихи Саади: «Будь плодовит, как пальма, или же по крайней мере свободен и высок, как кипарис».

Невеста-кинали – в парчовой хирке, поверх которой была наброшена самур кюркю – соболиная шуба, в желтых сапожках – сар чезме, в низенькой шапочке, закрытая вуалью-гюн-люк, ехала вместе с султаном. Подарки падишаха украшали ее лоб, уши, шею, руки и ноги. Семь драгоценных подарков должны были символизировать семь сфер жизни, в которых будет пребывать кинали.

Друзья жениха и родственники становились на охрану брачной комнаты-гардек – от злых духов и чародеев, для молодых в опочивальне была приготовлена трапеза: жареная курица, тонкие блины с травами, финик в пленке, – его полагалось съесть пополам, что должно было означать единство.

Свадьба Ибрагима и Хатидже

В Ибрагимовом дворце султана ждали первые вельможи государства, великий муфтий, ученые улемы. Сулейман сел в зале между великим муфтием и Шемси-эфенди, воспитателем своего сына Мехмеда, и высказал желание провести ученый спор.

– О учитель, – обратился он к Зембилли, – как ты скажешь, есть ли какая-нибудь материя за пределами небосвода и звезд?

– Материей, – степенно ответил муфтий, – условились называть лишь то, что пребывает под этим небесным сводом. Все иное – нет.

– А как ты скажешь, о учитель, – спросил еще султан, – есть ли за пределами этого свода что-нибудь нематериальное?

– Неизбежно, – ответил Зембилли. – Ибо поскольку видимый мир ограничен, его пределами условились считать свод сводов. Пределом же называют то, что отделяет одно от другого. Следовательно, надо сделать вывод, что нечто пребывающее за пределами небесного свода должно отличаться от того, что пребывает в его пределах.

– Но если разум вынуждает признать, что существует нечто материальное, – спросил султан, – то есть ли у него в свою очередь предел? И если есть, то до каких пределов оно простирается? Если же нет, то каким образом беспредельное может быть преходящим?

– Все это чрезвычайно смущает меня, – вынужден был признать великий муфтий.

Султану даже в голову не приходило, что этой пышной свадьбой, еще не виданной в Стамбуле, он порождает и укрепляет две наиболее враждебные силы в своем государстве, которые рано или поздно должны будут столкнуться и одна из них неизбежно погибнет. Одну из этих сил он неосторожно показал народу и тем ослабил ее стократно, ибо, как высоко вознесенную, народ сразу же ее возненавидел, а другая сила пока оставалась скрытой и от этого была намного сильнее.

Главный судья, верховный главнокомандующий и охранник дворца

Силой явной был Ибрагим, отныне не только великий визирь, но и царский зять. Силой скрытой – Роксолана, время которой еще не настало, но когда-то могло и должно было настать».

Супруга Ибрагима-паши – Хатидже Султан – действительно, самая нежная и чувственная героиня сериала. Будучи под опекой самых могущественных людей Османской империи – от валиде-султан и султана Сулеймана до преданных слуг – ее воспринимают как «хрупкий цветок», которой необходимо беречь. Многим зрителям она кажется аморфной, бесцветной, хотя внешность актрисы восхищает знатоков женской красоты. Ее героиня, не могущая соединиться с любимым, угасает, ее глаза полны печали. Но все меняется с появлением Ибрагима и пониманием того, что им суждено быть вместе: девушка словно расцвела, обрела смысл жизни.

Мнения с форумов о Хатидже Султан:

Говорящая: Ибрагим – просто мерзость. Жалко бедную сестру султана! Самый светлый персонаж здесь, и, пожалуй, самый несчастный!

Ольга из Севастополя: Лично мне нравится как целомудренно снят фильм. Во первых, он снимался для мусульман и показывать интимные сцены в гареме – такая задача перед создателями не ставилась. Сексом напичканы наши сериалы, когда «благоразумные институтки» кидаются в объятия мужчин, и это уже не считается ни грехом, ни стыдом. Или взять последний сериал «Жуков», где маршал влетел с порога, взял Лидку Захарову между паха и овладел ею здесь же… пошло, грязно, мерзко – смотреть противно, поэтому и не осилила подобный «фильм». Я в восхищении, как в сериале «Великолепный век» показаны отношения Хатидже (сестры султана) и Ибрагима – все на уровне взгляда, музыки, знаков внимания: то розочка в платочке, то стихи, перевязанные ленточкой, то брошь в виде мотылька… Все нежно, тонко, изысканно, как, наверное, это умеют снимать только на Востоке,

Свадебные подарки

Художник Рудольф Эрнст

Ирина Корецкая: Хатидже (сестра Сулеймана, жена Ибрагима-паши)… Хорошая, но такая слабенькая… Сколько же истерик она через фильм пронесла… Ну я конечно Рак и тоже подвержена тому, чтобы придумать себе что-нибудь, поверить в это и начать реветь белугой… Но у меня это как-то быстро кончается… А у Хатидже – оооооо! В частности, вот поверила она, что привезенные статуи, которые ее муж Ибрагим расставил в саду их дворца, принесут им горе… Поверила так, что рыдала по этому поводу каждый божий день. Бедные статуи… Умирает у нее ребенок (она уснула, кормя его грудью, и во сне придавила его собой). Кто виноват?? Конечно, статуи!!!…А еще у Хатидже очень неприятное для меня качество – «доставать» своего мужа расспросами. Я вот ставлю себя на его место: пришел после государственных дел, уставший, как собака, – а тут начи-наааается! А он и орать на нее не может – ибо она член султанской семьи, а он – нет. Он всего лишь бывший раб, возведенный султаном до ранга Великого Визиря и удостоенный великой милости быть мужем сестры султана. А Хатидже ему как-то раз в расспросах очень громко напомнила: мол, твоя жизнь – это служение МОЕЙ СЕМЬЕ. Ну вот и завел мужик любовницу, че уж тут… Потому я его и понимала долгое время… Пока он не стал безумно груб со своей забеременевшей любовницей, которая, несмотря на все опасности, ни единой проблемы ему не создала за все время.

Yoursoulmate: Ибрагим мне сразу не понравился. Вернее, я ему поначалу сопереживала, когда он от тайной любви к Хатидже страдал, но потом он мне опротивел. Ну мужское ли это дело – с бабой тягаться?! Я про Хюррем сейчас. Ну нормальный, уверенный в себе мужик – разве поведется на угрозы? А этот прямо войну затеял. И то – весьма недальновидно: видел же, как султан к Хюррем относится, давно уж пора было понять, что с ней лучше не враждовать. Короче, хоть бы она его поскорей отравила!

Хатидже – неврастеничка! В самом начале она мне импонировала, я в некоторых моментах даже с ней себя ассоциировала… Но как замуж вышла – так ужас! Казалось бы: получила, о чем мечтала, живи да радуйся, благодари Аллаха за посланное счастье. Так нееет! Надо ж себя поизводить, посамоедствовать! Я и сама склонна к рефлексиям всяким, но Хатидже тут уже все границы перешла!

Милла: А я так и не нашла слов выразить свое восхищение этой ЛЮБОВЬЮ. Никто из них не произнес: «Я тебя люблю», но их взгляды передают всю гамму чувств и переживаний. Я просто любовалась этими сценами. Действительно видишь безграничную, сжигающую любовь. Когда Ибрагим смотрит на Хатидже, и слов-то никаких не нужно, все слова будут лишними. Такой любви можно только позавидовать…

Во дворце

Художник Эдвард Фредерик Вильгельм Рихтер

Актриса Сельма Эргеч очень счастлива в роли Хатидже

Дочь османского правителя, сестру Султана Сулеймана I, жену великого визиря Ибрагима-паши в сериале «Великолепный век» сыграла актриса Сельма Эргеч. Ее турецкая кровь разбавлена немецкой – как и в случае с Мерьем Узерли, сыгравшей Хюррем.

Сельма Эргеч

Сельма Эргеч (Selma Ergeç) родилась 1 ноября 1978 года в Германии, в городе Хамм. Мать Сельмы по национальности немка, отец – турок. По профессии отец был врачом, а мать – медсестрой. В 1983 году вся семья переезжает в Турцию, в город Мерсин, затем в Анкару. Но уже в 1989 семья Сельмы вновь возвращается в Германию. В 1995 году Сельма закончила среднюю школу. С 1995 по 1996 год училась в Оксфорде (Велико-британия). После чего два года, как участница программы студентов по обмену, жила и училась во Франции, в городе Лилле. В 1998 году будущая актриса возвращается в Германию. Затем переезжает в Турцию, чтобы пойти по стопам родителей: Сельма учится в университете на медицинском факультете, и одновременно работает стажером в медицинской клинике. После стажировки девушка получила годовой отпуск.

За этот год она снялась в сериале «Yarım Elma». С чего и началась ее актерская карьера. В 2011 году Сельму Эргенч приглашают сниматься в сериале «Великолепный век» на роль сестры султана Сулеймана – Хатидже. Также Сельма является лицом компании «Selamlique», торгующей кофе. Словно находясь всегда в роли, о кофе этой марки она не говорит, а рекламирует:

– После моего знакомства с маркой Selamlique я начала пить турецкий кофе и по-настоящему влюбилась в турецкий кофе с корицей. У этой марки есть стиль, присущий только ей, она привлекает к себе внимание своим качеством. Одна из причин, по которой я предпочитаю продукцию этой марки для моего дома – это чувство покоя, которое она приносит в дом.

Можно пошутить, что если б и в сериале «Великолепный век» Хатидже пила кофе с корицей, то и покой из ее дворца не уходил бы никогда. Хотя, если быть справедливыми, ее слова о напитке могут быть искренними, ведь даже лучшие повара уверяют, что запах корицы способствует расслабленному состоянию человека, успокоению души, появлению чувства «домашности», защищенности.

Десятки серий подряд мы наблюдали за Сельмой Эргеч в роли наивной Хатидже Султан в сериале «Великолепный век». Миллионы зрителей по всему миру следили за перипетиями ее жизненной драмы, переживая, чем же закончится история ее любви с Ибрагимом-пашой, и как повлияет на их любовь внезапно открывшаяся правда о связи паши и калфы.

Оксфорд, где с 1995 по 1996 год училась Сельма Эргенч

Сама красавица актриса (а ее природную красоту подчеркивают почти все зрители), беседуя с Buket Baydar, корреспондентом журнала İnStyle, так отзывается о работе с коллегами в продолжительном историческом проекте:

– Мы делаем работу, в которой есть душа, поэтому нам не удастся погрязнуть в рутине. Самое главное, что выделяет сериал «Великолепное Столетие» на фоне остальных – каждой серии присуще отдельное воодушевление. Чувство, что следующая серия должна быть лучше предыдущей поддерживает работу всей съемочной бригады на таком же высоком уровне, как в первый день.

Ее слова звучат искренне, когда она признается, насколько она счастлива на съемочной площадке:

– Конечно же, самая лучшая сторона любой длительной работы – быть при деле. Честно говоря, когда я не работаю, я становлюсь очень несчастной. Более того, я непомерно счастлива, что принимаю участие в проекте, который мне нравится, и от которого я сама чувствую себя очень счастливой.

Ее соперница по фильму – актриса Филиз Ахмет, играющая Нигяр Калфу, не столь привлекательна, как сама стройная красавица-актриса Сельма Эргенч. Однако – странное дело – мнения зрителей, желающих обрести счастье с Ибрагимом пашой той или иной героине, разделились не в пользу героини Сельмы! Впрочем, здесь свою вескую причину играет как раз не внешность, а внутренний мир персонажа сериала и его поступки. И. между прочим, за свою роль Нигяр поплатилась не только в фильме, но и в жизни. Во время съемок одной из сцен, на актрису Филиз Ахмет напала неуравновешенная поклонница Хатидже, пытаясь таким образом защитить свою киношную симпатию от «злобной разлучницы». Давно всем известно, что некоторые фанаты настолько сильно привязываются к персонажам фильма, что начинают путать реальных и вымышленных геров. Девушка, ударившая актрису, таким образом выказала недовольство поступками Нигяр, с которой по сюжету сериала изменяет муж Хатидже.

Свидание

Художник Фредерик Артур Бриджмен

Пожалуй, самым страстным на многочисленных форумах в Интернете явилась тема: кто более достоин быть подругой Ибрагима-паши: нежная и печальная Хатидже Султан или крепкая простушка Нигяр Калфа?

Зрители отвечают на вопрос: кто подходит Ибрагиму – Нигяр Калфа или Хатидже Султан?

MUHTEŞEM: Эти две героини как две капли похожи характерами друг на друга, но столь разные в их статусе и положению в обществе, как небо и земля. Обе робкие и стеснительные, нежные и скрытные, а также очень спокойные и преданные своему любимому мужчине. Сейчас я говорю о двух непримиримых соперницах – Хатидже Султан и Нигяр Калфе. По сюжету сериала «Великолепный век» их любовь принадлежит одному мужчине: Ибрагиму паше, Хатитдже является его законной супругой, а Нигяр любовницей.

Али-Паша: Мой выбор однозначен: конечно, Нигяр! Такие девушки не аристократического происхождения всегда более трепетно относятся к любовному чувству и тем, кого они любят. Хатидже же выросла в атмосфере обожания высшем обществе. У нее не было недостатка в поклонниках и женихах. А для Нигяр Ибрагим – единственное и по настоящему дорогое явление в ее жизни, «луч света в темном царстве». Точно так же животные, подобранные на улице, значительно преданней купленных на птичьем рынке.

777ANNA777: Я думаю, Нигяр. С этой женщиной Ибрагим чувствовал бы себя уверенней. Он ведь самолюбив до крайности, а Нигяр никогда не нанесла бы удар по его самолюбию. Она из тех женщин, кто будет с преданностью заглядывать в глаза любимому. А такое отношение к себе нравится любому мужчине, тем более такому, как Ибрагим. Безусловно, Хатидже испытывает к нему сильные чувства, но она даже ради него не способна забыть, что она Султан, что имеет больше прав, что даже его жизнь в ее руках, что он не только муж, но и раб. Она не только сама не забывает этого, но и не дает Ибрагиму забыть об этом. А с Нигяр он раскован, расслаблен, доволен. У него вид довольного кота, которому чешут за ушком. Мне очень понравился совет его матери, который напомнил Ибрагиму его брат: «Женщину, на которой ты будешь жениться, и корову выбирай в своей деревне». Очень мудрые слова. Такой мужчина, как Ибрагим, сможет быть счастлив только с женщиной одинакового с ним положения. Разговаривая с братом, он мечтал о возвращении в свою деревню с отцом и любимой женщиной. И он говорил о Нигяр. Он вряд ли сможет избавиться от мысли, что Хатидже любит его как госпожа своего раба… Конечно, он чувствует свою вину перед Хатидже. Но она же сама толкнула его к Нигяр, хотя к Нигяр у него вряд ли есть чувства. Просто с ней он был господин, а не раб.

Хатидже Султан

Душечка: А по мне, так они обе ему подходят. Эти женщины не должны быть рядом. Они обе самодостаточны, обе любят Ибрагима.

Олег: Я – за Хатидже. Когда Ибрагим за ней ухаживал, она вся светилась. Да и персонаж один из самых несчастных в фильме. По истории, умерла через 2 года после казни Ибрагима, значит, очень его любила и долго жить без него не смогла.

Скалярия: Нигяр!!! А с Хатидже он всегда, так сказать, «на службе»: ни вздохнуть, ни передохнуть, вдруг голову ночью отрубят?! Мне так жалко Нигяр, она страдает от своей любви. И, видимо, ее убьют…

Guldjan: ХАТИДЖЕ! Она хоть и султанша, но все же искренне любит Ибрагима, и он ее тоже любит! Они многое поставили на карту ради своей любви, через такое прошли, стольким пожертвовали! Такая любовь не умирает! Просто Хатидже не учла, что болезненное самолюбие и гордость Ибрагима могут толкнуть его на безрассудные поступки. Он своей связью с Нигяр отомстил и Хати, и самому себе. То была не любовь, а месть. Да и внешне Нигяр – простушка, а Хатидже – красавица, достойная Великого паши. Если Нигяр убьют – поделом ей! На чужом несчастье счастья не построишь! И вообще, Хати напоминает мне мою маму в молодости.

Окан Ялабык

Новый пользователь: Поражаюсь логике тех, кто пытается Нигяр представить «бедненькой овечкой». Ничего себе «овечка»! Так нагло и подло влезть в чужую семью, разбить сердце обеим султаншам (Хатидже и валиде), которые столько для нее добра сделали, да еще и подставить под удар не только свою голову, но и всех кто с ней рядом: пашу, Хюррем, Матракчи, валиде-Султан, достойную Дайе Хатун, в конце концов! Из-за неосмотрительной ошибки Нигяр ведь валиде-султан умерла, а Дайе Хатун повесилась. Что может дать такая женщина мужчине? Ни малейшего чувства собственного достоинства. Все только для себя и своей эгоистичной страсти-прихоти. Разве же это Любовь? Вот пусть получает по заслугам! Так ей и надо!

Grand Master of Order: Ставлю Нигяр + за смелость! Понимает, чем рискует (могут реально голову снести!), но в то же время она решилась сделать все, чем потом жалеть, что этого не сделала! Для простой турецкой женщины с традиционным воспитанием соблазнить второго человека в государстве – это редкостный по отчаянной смелости поступок.

Хуррем: Мне жаль Нигяр. Валиде так переживала за дочь, когда узнала о шашнях зятя. Но почему она не переживала за дочь, когда та была влюблена в Ибрагима и чуть не замерзла на балконе, а потом пыталась отравиться? Валиде в то время Хатидже даже разговором не удостоила. Что касается Нигяр, так Ибрагим первый поцеловал ее. И в спальне своей мог ее на кровать не тянуть, а дать ей пинка. Так нет, уложил в кровать, а потом она же и виновата осталась. А с крыши спрыгнуть он ей помешал, когда она была готова не в чужую семью лезть, а на тот свет уйти, чтобы не мешать никому своими чувствами. И замуж за Насуха вышла, и вроде жить с ним собралась, так нет, Ибрагим-паша приплелся, Насуха в кабак выгнал. Эх, если б он хотя бы немного любил ее…

Сельма Эргенч

777G: С Насухом эфенди Ибрагим сам жить не дал калфе. Он же велел своему другу с ней сразу же развестись, хотя та и просила его этого не делать, не позорить ее, плакала. Значит, уже смирилась со своей женской долей, решила жить с мужем. А тут неожиданно любимый заходит в дверь со словами: «Ты моя женщина».

Ольга: Если я кому и сочувствую в этом сериале, то это Нигяр Калфе, но не за безответную любовь к Ибрагиму, а за то, что она всегда меж двух, а то и трех огней. Покой ей только снится.

Sofiya kuzya: В 63-й серии Нигяр родит ребенка, и со слезами попросит Хатидже: «Умоляю, помогите, госпожа»… Далее Хатидже сообщает Ибрагиму, что у него родился ребенок, и что у него нет больше дома, нет семьи… и что она приняла решение по поводу их будущего…

Великолепная Мерьем: Мне нравятся они обе, обеим я сочувствую, но голосую за Нигяр.

В дворцовом саду…

Page 7

Восточный танец с тамбурином

Художник Фабио Фабби

Говорящая: Украинский фильм про Роксолану значительно проигрывает перед турецким. Роксолана здесь бой-баба, а не мечтательная бледная нимфа. Это более соответствовало действительности.

olga57: Какой должна быть Хюррем в таком окружении стаи волков? Как она еще выжила, целыми днями борьба за выживание, а вечером – с улыбкой к султану. Очень сильная, волевая, красивая.

Alina [email protected] (Красноярск-Москва): Я не нахожу Роксолану «бриллиантом», но считаю, что она далеко не огромных размеров и выглядит прекрасно. Шикарные волосы, губы, глаза, улыбка. То, что у девушки есть хоть какие-то формы – неплохо. Она стройна! Никаких излишеств я не увидела! Разве лучше было бы, если бы она была как Nur Aysan (Махидевран)? Ни то, ни се. Она, бесспорно, красотка! А сериал… у меня даже язык не поворачивается назвать это сериалом… фильм, великолепный фильм… правда, чуть-чуть затянут. А в общем, все просто: это ШЕДЕВРАЛЬНО!

Наоми (Санкт-Петербург): Как можно понять, это турецкий ответ нашумевшему канадско-английскому проекту «Тюдоры». Конечно, здесь нет таких сложных характеров, такой драматургии, таких ярких актерских работ, но по части придворных интриг, роскошных костюмов, дворцовых интерьеров и массовых сцен эти два сериала вполне сопоставимы друг с другом. Открытием стала Мерьем Узерли, исполнительница роли Хюррем (Роксоланы). Наполовину немка (по матери), наполовину турчанка (по отцу), актриса не только обладает эффектной, притягательной внешностью, но еще и очень обаятельна и естественна в кадре. Историческая Роксолана была, конечно, женщиной выдающейся, если в чужой стране, в которую попала бесправной рабыней, достигла таких высот и даже вошла в историю. И дело, вероятно, не только в ее красоте и обаянии, но и в большом уме, дальновидности и умении располагать к себе людей…

В современных турецких ювелирных украшениях виден стиль Османской империи

BEPOHA (Москва): Уважаемые знатоки истории, вспомните хоть одну женщину, которую бы одновременно любил Великий властелин (включая и политических деятелей) и его свита. Любимую женщину Властелина свита тихо ненавидит, найдя в ней 100 изъянов. Как только свита полюбит и зауважает ее, значит, ее разлюбил Властелин, переключившись на другую «гадюку». Что и произошло с Махиджевран. Вполне возможно, что Роксолана была «гренадером с носом-паяльником и вторым подбородком», но она любимая женщина Сулеймана, о чем он сказал матери. Они любили друг друга, поэтому и прожили вместе 40 (сорок!) лет. А сериал очень интересный, красивый, качественный. В лавине отечественной криминальной бытовухи – бальзам для души и головы. Все актеры молодцы, а Сулейман – ну, настоящий султан! Роль Хюррем исполняет очень привлекательная актриса.

Наоми: А я вот тоже хочу вступиться за актрису. Она выполняет те задачи, которые поставили перед ней создатели фильма: показать женщину сильную, властную, но одновременно необузданную, коварную и жестокую – этакое стихийное бедствие, обрушившееся на Османскую империю в лице ее лучшего представителя султана Сулеймана. И с этими задачами вполне справляется!

Руня Любимая: Это фильм для отдыха и пробуждения светлых чувств в каждом из нас…

Веер прекрасной наложницы

Вымышленная Изабелла Фортуна и актриса Мелике Ялова

Рассуждая о взаимных чувствах влюбленных главных героев сериала, зрители высказывают свое отношение к другим особам, соперничающим с любимицей султана Хюррем. Любовь – главная тема всех рассуждений, однако в ремарках часто возникает вопрос: насколько оправдано присутствие в сериале выдуманных героев и ситуаций? И упоминаемая чуть выше Изабелла – как раз из числа «притянутых за уши» персонажей, необходимых для зрелищности и еще более лихой закрутки сюжета.

Черноокая красавица принцесса Изабелла Фортуна, которая фигурирует в сериале как принцесса Кастилии и Леона, является вымышленным персонажем. Ее появление в сюжете смотрелось весьма органично, а вот сцена исчезновения из жизни султана и Хюррем вызывает лишь недоумение. О чем говорят и все зрители. Судите сами: принцесса-красавица вдруг занимает мысли и сердце повелителя, страдает Хюррем, радуется ее соперница – предыдущая супруга Сулеймана Махидевран, разгораются страсти и интриги. Хюррем строит козни, как сжить со света ненавистную девушку, желающую стать наложницей ее возлюбленного. И вдруг все внезапно заканчивается одним коротким действием и парой разъяснительных фраз: принцессу то ли убили и утопили в море по приказу Хюррем, то ли – как утверждает вскользь повелитель – она спасена и на корабле плывет к родным берегам.

Кстати, о ревности наложниц друг к другу тоже ходят легенды – такие же загадочные и увлекательные, как увлекательна и вся тема гаремной жизни в Османской империи. Но история Турции оставила несколько реальных фактов борьбы за любовь, когда прекрасные, чувственные, полные красы и обаяния женщины становились убийцами. Скажем, коллега Хюррем по османским палатам – Гюльнуш Султан – главная жена Мехмеда IV (1648–1687) – так сильно ревновала мужа к наложнице по имени Гюльбеяз, что составила и воплотила коварный план. Гюльнуш Султан отвезла Гюльбеяз во дворец Кандили и убила там соперницу, столкнув ее в море со скалы, когда та любовалась окрестным пейзажем. Да, ревность нередко заканчивалась убийством.

Изабелла Фортуна

Но кто же такая принцесса Кастилии Изабелла Фортуна? Близкой к показанным временам из правителей Кастилии и Леона с таким именем была королева Изабелла I Кастильская, но она никогда не была наложницей султана. Более того, последним годом ее жизни был 1504 год, тогда как Сулейман I взошел на трон лишь в 1520 году.

Изабелла I Кастильская, также Изабелла Католичка (исп. Isabel I la Católica) (1451–1504) – королева Кастилии и Леона. Супруга Фердинанда II Арагонского, династический брак с которым положил начало объединению Испании в единое государство.

Исторические источники оставили не только описание перипетий ее жизни и правления, но и подробные описания внешности принцессы Изабеллы. Все источники отмечают, что Изабелла отличалась красотой, умом, энергией, возвышенным и непреклонным характером, отличалась упорством, богобоязненностью и самонадеянностью. Она проводила время то в походах, где, сидя на лошади, сама нередко командовала отрядами, то в кабинете, где вместе со своими секретарями занималась чтением и составлением государственных бумаг. Во внешности королевы особо выделялись зеленовато-голубые глаза, характерные для династии Трастамара. Цвет лица был нежным, волосы золотистыми, рост – невысокий, а телосложение не особенно изящным. Тем не менее отмечали, что в облике ее было врожденное благородство и достоинство. Так как детство свое она провела вдали от двора и ее не рассматривали как наследницу, образование ее было слабым. Ее обучили чтению, письму и хорошим манерам. Вышивание осталось ее любимым занятием и отдыхом от государственных дел. Многие пробелы в своем образовании ей впоследствии пришлось наверстывать самой.

Изабелла I Кастильская

Художник неизвестен

Конечно, даже судя по этим характеристикам, мы понимаем, что этот исторической персонаж и персонаж сериальный – не идентичны. Увиденная нами на экране Изабелла изящна, черноволоса, черноока и юна в те годы, когда Сулейман предстает уже зрелым мужем.

Форумчане – о «самозванке» Изабелле:

Роксолана: Если обратиться к истории, то во времена правления султана Сулеймана принцессой Изабеллой и не пахло! «Великолепный век», как сериал, снят очень красиво, мне очень нравится. Но если в начале сериала говорят, что основой послужили исторические события, то будьте любезны не выдумывайте. Зачем тогда режиссерский вымысел? Зачем вводить людей в заблуждение? В этом плане изумительно отличился сериал «Тюдоры», там все четкие исторические факты.

Неизвестная3: Вообще, приключения Изабеллы я посмотрела в этом году дважды. В первый раз я не прониклась к ней симпатией – было только забавно, с каким достоинством она говорила (по-моему) по-итальянски с султаном, а Ибрагим переводил. Еще было забавно, как ласково наклонялся к ней султан Сулейман. Но во время второго просмотра принцессе Изабелле как персонажу удалось задеть определенные струнки в моей душе. Султан Сулейман сказал принцессе Изабелле во время их разговора при посредничестве переводчика: «Принцесса, вы ничего еще не видели». И ведь он прав… Он, конечно, имел в виду, что он не варвар, как она выразилась. Но если говорить в общем, то эта мысль покажется куда глубже. Принцесса ничего еще не знает о жизни, кроме Кастилии, где ее с детства лелеяли и холили. Все чувства, все эмоции ей еще пока новы… Лица своего жениха, выбранного ей из монархических соображений, она не помнит. Султан Сулейман – первый представительный и обаятельный мужчина, которого она видит. От любви до ненависти – один шаг. К тому же султан Сулейман достаточно опытен в делах любви, чтобы выжидать в ходе развития чувств принцессы пика ее эмоций и страсти по отношению к нему. Кстати, эта страсть видимо первая в ее жизни… А здесь уже опытная в любви и интригах Хюррем строит ей козни.

Испанская мода XVI века

Масяня: Очень трогательные эпизоды, где султан Сулейман наклоняется (или просто близко подходит к принцессе), и она начинает смущаться… Она даже как-то пролепетала в один из таких моментов, что то, что с ними происходит, невозможно. Эпизод со змеей, где султан спасает Изабеллу. Конечно, эпизод картинный, романтичный, так, чтобы понравиться зрителю, хотя мне эпизод очень нравится. Будучи после этого еще в бреду, принцесса бессознательно зовет Сулеймана. А ведь это очень важная деталь. Это значит, что с ним она начинает чувствовать себя защищенной, а это уже половина того, что нужно, чтобы полюбить его. Вспомните, Хюррем тоже чувствовала в Сулеймане защиту и звала его, лежа в комнате после того, как Махидевран избила…

BellaDonna: Меня принцесса Изабелла несколько бесила! Особенно губками! Я рада, что она убралась восвояси. А Хюррем можно понять: на войне все средства хороши. Она боится за себя, свое положение, своих детей, в конце концов. У меня вообще уже нет никаких иллюзий насчет женской половины этого фильма. Все друг друга стоят, все хороши. И Изабеллка начинала уже планчики лелеять, думаете, не так? Вопрос только, куда она девалась и почему Сулейман так легко к этому отнесся? Вроде как Хюррем приказала ее убить и бросить в море. Дальше показали как Сулейман так спокойно и уверенно говорит, что, мол, она уплыла на корабле в монастырь замаливать грехи. Я так и не поняла этот эпизод… Да и фиг с ней, этой Изабеллой. Вот в третьем сезоне какая-то новая красотка появится, наложница из Ирана!

Шлем испанского воина XVI века

Nigar Kalfa: Про красотку из Ирана я слышала, но пока еще не знаю, как она мне будет как персонаж (представлю ли себя невольно на минуту на ее месте или нет). Кстати, насчет губ Изабеллы, которые все ругают. Может в этом и изюминка персонажа – просто темноволосой и темноглазой красавицей турков не удивишь – может эти губы испанской красавицы и предназначались для того, чтобы очаровать Сулеймана и заодно понравиться (или не понравиться) зрителям, всколыхнуть интерес.

Ираида: Изабеллу бросили в море, в общем, избавилась от нее Хюррем. Султан это понял, естественно, ну а что поделать? Для политики она ему не нужна была, может потому и привез ее, чтоб только позлить свою любимую?

Tulay: У меня крик души! Я не в восторге была от героини «принцесса Изабелла», но ай-ай-ай, больно уж жестко с ней обошлись. Кошмар. Смотрю эту серию, где она сидит с наволочкой на голове, дрожит бедная. А ведь по сути ничего плохого не сделала. Эх, жалко…

Nigar: Мне кажется (вернее, хочется надеяться), что это было нарочно оставлено на усмотрение зрителя. И вот почему: там есть сцена, где Хюррем, поговорив с Изабеллой в бельевой, приказывает Нигяр Калфе и Гюлю-аге: «А теперь выбросьте их [Изабеллу с телом Кармины] в море…». Но кто-то из них возразил: «Но ведь принцесса еще жива…». Хюррем настояла на своем (убить и выбросить в море) и… ушла, чтобы больше не иметь с этим дела (как же она может тогда проконтролировать результат?). Она ушла в полной уверенности, что принцессу сейчас убьют. Дальше показали Нигяр Калфу и Гюля-агу с озадаченными лицами и дальше… пошел уже совершенно другой эпизод. Самой сцены убийства не было. Как вы думаете, может Нигяр Калфа и Гюль-ага не решились добить любимую игрушку (наложницу) султана (хватит того, что они отравили ее служанку) и обратились, каясь в содеянном, к… султану? Султан понял, что еле выжившей принцессе мирного житья с Хюррем не будет. Возможно, насмерть перепуганная принцесса сама попросила спасти ее и переправить в монастырь (где бы она замаливала, как католичка, любовную связь без официального брака). Возможно, султан обеспечил несчастной принцессе побег так, чтобы никто не заметил… Это моя версия. Но также возможно, что принцессу убили. А султан придумал детальный маршрут ее следования в монастырь с несколькими пунктами назначения с целью отвести подозрения Ибрагима от Хюррем…

Мелике Ялова

Незнакомка: Непонятно, почему Сулейман так спокойно отнесся к исчезновению Изабеллы? Ведь и за более мелкие прегрешения он злился на Хю, сурово наказывая. Может, он сам вмешался, спас красотку и посадил на корабль? Видимо это будет неразгаданная тайна второго сезона.

ХадиDA: А-а! Спасите принцессу! Может султан сделал ей любовное гнездышко вне гарема? Ведь Хюррем уже заметно для Сулеймана бесилась. Посмотрим. Может Хю однажды удивится, увидев кастильских шех-заде?!

В сериале «Великолепный век» этот вымышленный, колоритный персонаж играет Мелике Ялова, дочь бывшего турецкого министра Юкселя Ялова. О девушке почти ничего не известно, даже в турецких источниках нет данных о дате и месте ее рождения. Известно только, что исполнительница роли принцессы Изабеллы получила блестящее (журналисты шутят: королевское) образование. Актриса училась на факультете международных отношений в университете Билкент, а затем продолжила обучение в аспирантуре в Риме на отделении управления кризисными ситуациями в международной политике.

Также известно, что девушка занималась организацией свадебных торжеств и на съемки сериала попала совершенно случайно, о чем она сама же призналась в кратком интервью. Режиссер Нермин Ероглу увидел ее в ресторане за обедом и сразу же предложил участие в проекте.

– Это было фантастическое событие, и чисто случайное! Я думаю, что работа в такой прекрасной команде – это отличный шанс начать актерскую карьеру, – сказала Мелике.

Мелике Ялова свободно говорит на английском, французском и итальянском языках, а для съемок в сериале специально брала еще и уроки испанского. Из уважения к подобному упорству не хочется даже думать, что ее сериальный персонаж – выдумка, и в исторической эпопее ей пришлось играть «самозванку».

Реальный Матракчи Насух эфенди и актер Фатих Ал

Добавлю для искренних любителей истории: королева Изабелла любила игру в шахматы, и одна из фигур на шахматной доске с тех пор называется в ее честь – королева. Утверждают, что в XV веке произошло изменение правил игры: фигура «ферзь» была переименована в «королеву» и получила значительную игровую силу, – что свидетельствует о той власти и том политическом влиянии, которыми обладала королева Изабелла.

Кстати, герои сериала «Великолепный век» также играют в игры. Правда, в мужские игры. Мы часто видели, как султан Сулейман и другие герои сериала сражаются в игре Матрак.

Фатих Ал

На протяжении всей истории тюрки в основном занимались боевыми, стрелковыми видами состязаний. Матрак – традиционный турецкий вид спорта, в который на протяжении столетий играли султаны, янычары, кавалеристы; был основан турецким ученным Матракс (1480–1564). Игра Матрак, игра Томак и игра Дженк когда-то занимали важное место в повседневной жизни янычар, кавалеристов и дворцовых служащих. В «Книге Путешествий» Эвлия Челеби сказано, что султан Мурад IV владел 70-й техникой игры. В XIX веке в период преобразований в Османской империи было запрещено использование мечей, и старинные методы борьбы, в том числе игра Матрак были забыты. Однако уже в наше время в Турции возрос интерес к истории и истории боевых искусств в честности. И вот усилиями Эфкан Чалыша и преподавателей факультета Восточных языков и литературы, факультета истории, факультета турецкого народа, факультета физической культуры и спорта Университета Гази и Университета Кырыккале, – с 15 июня 2010 года в Федерации традиционных спортивных направлений Турции официально зарегистрирован новый вид игры – Матрак. Первый чемпионат Турции по данному виду спорта был проведен в г. Анкаре 24–25 декабря 2011 года с участием 155 спортсменов из пяти провинций Турции. С января 2012 года Главное управление образования Министерства народного образования включила в учебные программы всех общественных образовательных центров Турции обучение игре Матрак.

Очень интересно, что Халит Эргенч, сыгравший Сулеймана, даже обучался игре в Матрак. Вот что говорит актер в одном из интервью[16]:

«– Сулейман Великолепный был очень разносторонним человеком, успешным воеводой, отличным поэтом и сильным руководителем. Он умело управлял лошадью и прекрасно владел мечом. Для роли я обучался стрельбе из лука и верховой езде, а обращению с мечом меня научил профессионал Матрак Эфкан Чалыша. Этот вид сражений появился даже раньше, чем Кэндо – его придумали янычары Османской империи. Суть подобных сражений заключалась в том, что необходимо коснуться деревянным мечом как можно большего количества соперников. Я долго обучался этому виду сражений для съемок батальных сцен».

Игра Матрак

Конечно, сериал «Великолепный век» внес немалый вклад в популяризацию старинной боевой игры. Между прочим, в сериале присутствует герой, которого называют Матракчи Насух эфенди. Оказывается, это реальный персонаж, получивший прозвище Матраки (Матракчи) благодаря победам в спортивной игре Матрак – состязании, участники которого сражаются обернутыми в кожу деревянными мечами и с маленькими круглыми подушками в качестве щитов.

Реальный Насух – это Насух ас-Силяхи аль-Матраки, он был известным художником, прославился также как математик, историк, географ, литератор и постановщик театральных пародийных сражений, которые входили в число развлечений Османского двора. Надо сказать, что в правление османского султана Сулеймана I Великолепного своего пика достигла турецкая миниатюрная живопись. Хроники, документирующие официальную жизнь султана, важнейшие политические события, блистательные военные победы и пышные празднества, демонстрирующие богатство и мощь неудержимо растущей империи, нуждались в ярких впечатляющих иллюстрациях. При дворе Сулеймана I работали персы, албанцы, черкесы, молдаване, а также турки, которые лишь начинали осваивать мастерство живописцев. Но самым знаменитым в этой группе был талантливый Матракчи Насух эфенди.

Следует уяснить, что эфенди (перс. , араб. , тур. efendi, тат. әфәнде, әfәnde – «господин», «повелитель») – титул и офицерское звание в Османской империи и некоторых других странах Востока в XV–XX столетиях. Этот почетный титул, соответствующий нашему «господин»; дается в Турции всем чиновникам, ученым, поэтам и вообще образованным людям.

В правление Сулеймана I своего пика достигла турецкая миниатюрная живопись

Во 2-й серии сериала «Великолепный Век» мы видеть пример шуточного сражения сначала между Матракчи и Ибрагимом-пашой, а после с самим Султаном Сулейманом.

Актер, сыгравший этот персонаж – Фатих Ал (Fatih Al). Он родился в Анкаре 12 сентября 1976 года. Учился в Университете языка и истории в Анкаре (Ankara Üniversitesi), данные о факультете расходятся: то пишут, что актер учился на театральном отделении факультета географии, то просто обозначают: закончил факультет Театра Анкаринского университета, то, мол, в одном интервью Фатих сказал, что он поступил на факультет История шумеров (Sümeroloji).

Несмотря на то, что Фатих Ал – второстепенный актер в сериале Muhteşem yüzyıl (Великолепный век), он уверенно набирает вес в театральной среде. Во время съемок «века» он сыграл одну из ролей в драме «Наше великое отчаяние» (Турция, Германия, Нидерланды, 2011 г.). Сюжет фильма прост. Мирное сожительство двух холостяков, Эндера и Сетина (играет Фатих Ал), было нарушено переездом к ним младшей сестры их друга Фикрета. Более чем 30-летняя дружба подвергается испытанию – присутствию необщительной Нихаль. Что же заставило их принять на себя ответственность за студентку? За девушку, потерявшую родителей в автокатастрофе, и страдающую из-за этой травмы? Но простые ежедневные ритуалы, общие завтраки, обеды и ужины, в конечном итоге могут объединить и доставить радость всем троим. Вскоре Нихаль выходит из депрессии, и двое мужчин с удивлением обнаруживают яркую и красивую женщину.

Пользователи Интернета отмечают высокий рейтинг этого фильма и хорошую игру актеров.

В современной Турции игра Матрак остается популярной

О Насухе Матракчи – мнение с форумов:

Истамбул: Отмечу такого персонажа, как Насух-эфенди (Матракчи). Пережил мужик многое, очень порядочный… У меня к нему сложилось отношение как к близкому человеку, как к брату. Вот взял бы и обнял сердечно, усадил бы, поговорил за жизнь… И все дальше делали бы вместе…

Tulay: Да в образе Матракчи самый обычный мужичок, ничего особенного…

Тайхэлле: Теперь мне ясно, почему он мне так симпатичен, он же по гороскопу Дева, а моряк моряка, как говорят, видит издалека. Самый прекраснодушный персонаж.

Сестра Никки: Персонажа Насуха Матракчи жаль. Ибрагим все у него отнял, даже любовь…

Матракчи Насух эфенди

iknigi.net

Валиде-султан: биография и легенда

Конечно, все если не смотрели, то хотя бы слышали о турецком сериале «Великолепный век». В просторечии его называют «Роксоланой», но ведь героев в нем не счесть. И не только о судьбе известной украинки, ставшей Хюррем-султан, повествует сериал, но и о многих других женщинах, имевших огромное влияние при дворе Османов. Одна из них – валиде-султан. Биография этой политической соперницы Роксоланы и матери ее мужа дает нам понять, что разговоры о том, что Хюррем была первой влиятельной женщиной в Турции, содержат, по крайней мере, неточную информацию. И в сериале это тоже заметно, хотя его и упрекают в исторической недобросовестности.

Валиде Айше Султан Хафса

Биография этой известной женщины изначально окутана тайной. Например, в сериале зрителям сразу подают информацию, что она была дочерью крымского хана Менгли-Гирея. На самом деле историки знают, что из двух жен султана Селима Первого одна происходила из Тавриды. Но была ли это Айше-хатун или же Хафса (настоящее имя матери Сулеймана Великолепного) – историкам доподлинно неизвестно. Как бы там ни было, она вышла замуж за Селима Грозного, который прославился своими завоеваниями. Как же она добилась титула валиде-султан? Биография этой женщины может дать нам нужные сведения.

Разбитые надежды

Пока ее муж не добился престола, Айше Хафса постоянно жила в страхе, что ее детей убьют. Она родила четырех сыновей и столько же дочерей и, естественно, очень переживала за них. Но когда Селим победил своего брата Ахмеда, она обрадовалась, что теперь ее ждет роскошная жизнь в Стамбуле. Но не тут-то было. Султан Селим Явуз видел смысл своей жизни в завоеваниях, и практически всю свою жизнь он провел вдали от жены. Это очень осложняло существование будущей валиде-султан. Биография ее, написанная турецкими историками, содержит сведения о том, что она писала Селиму Грозному трогательные любовные письма, но сердце железного воина оставалось к ним глухо. Более того, Явуз ревновал к власти собственного сына, которого воспитывала Айше Хафса.

Как жена Селима стала валиде-султан

Биография будущей правительницы повествует о том, что практически все ее дети мужского пола, кроме одного, умерли. Наследником должен был стать Сулейман, с которым Айше Хафса уехала в Манису, где он готовился стать правителем. Там она охраняла сына от возможных покушений отца на его жизнь. И когда в 1520 году ее муж умер, она, наконец-то, триумфально приехала в Стамбул и стала править гаремом. Айше Хафса была первой женщиной в истории Турции, которая получила титул валиде – что значит «мать правителя». Фактически она не только правила гаремом, но и очень активно участвовала в делах государства. До нее ни одна женщина в Османской империи не имела такой власти. Именно с Айше Хафсы начинается период правления слабого пола, продолжавшийся сто тридцать лет. Умерла эта знаменитая женщина в 1533 году, она была похоронена рядом со своим мужем. Такова краткая история первой валиде-султан (биография). Актриса, сыгравшая великую правительницу, – Нехабат Чехре. Ей очень удался образ этой властной, не гнушавшейся жестокости и интриг, женщины, которая смогла сломать стереотип безропотной мусульманки.

fb.ru

Сулейман I

Сулейман I - десятый по счету султан Османской империи - наделил свое государство невиданным могуществом. Великий завоеватель прославился еще и как мудрый автор законов, основатель новых школ и инициатор строительства архитектурных шедевров.

В 1494 (по некоторым сведениям - в 1495) году у турецкого султана Селима I и дочери крымского хана Аиши Хафсы родился сын, которому суждено было покорить полмира и преобразовать родную страну.

Портрет Сулеймана I

Будущий султан Сулейман I получил блестящее по тем временам образование в дворцовой школе в Стамбуле, детство и юность провел за чтением книг и духовными практиками. С ранних лет юношу поднатаскали в административных делах, назначив губернатором трех провинций, в том числе в вассальном Крымском ханстве. Еще перед восхождением на престол молодой Сулейман завоевал любовь и уважение жителей Османского государства.

Начало правления

Сулейман занял трон, когда ему едва исполнилось 26 лет. Описание внешности нового правителя, принадлежащее перу венецианского посла Бартоломео Контарини, вошло в знаменитую в Турции книгу английского лорда Кинросса «Расцвет и упадок Османской империи»:

«Высокий, крепкий, с приятным выражением лица. Его шея немного длиннее обычной, лицо тонкое, нос орлиный. Кожа имеет тенденцию к чрезмерной бледности. О нем говорят, что он мудрый повелитель, и все люди надеются на его хорошее правление».

И Сулейман поначалу оправдал надежды. Стартовал с гуманных действий – вернул свободу сотням закованных в цепи пленникам из знатных семейств государств, захваченных отцом. Это помогло возобновить торговые отношения со странами.

Султан Сулейман I

Особенно радовались новшествам европейцы, надеясь на долговременный мир, но, как оказалось, рано. Уравновешенный и справедливый на первый взгляд, правитель Турции все же вынашивал мечту о военной славе.

Внешняя политика

К концу правления военная биография Сулеймана I насчитывала 13 крупных военных походов, из них 10 завоевательных кампаний – на территории Европы. И это не считая мелких набегов. Османская империя никогда еще не была столь могущественной: ее земли простирались от Алжира до Ирана, Египта и почти до порога Вены. В то время фраза «Турки у ворот» стала ужасной страшилкой для европейцев, а османского властителя сравнивали с Антихристом.

Султан Сулейман во время третьей осады Родоса

Уже через год после восхождения на трон Сулейман отправился к границам Венгрии. Под напором турецких войск пала крепость Шабац. Победы полились как из рога изобилия – османы установили контроль над Красным морем, взяли Алжир, Тунис и остров Родос, завоевали Тебриз и Ирак.

Черное море и восточная часть Средиземноморья тоже заняли место на стремительно растущей карте империи. В подчинении султана находились Венгрия, Славония, Трансильвания, Босния и Герцеговина. В 1529 году турецкий правитель замахнулся на Австрию, штурмовав войском из 120 тысяч солдат ее столицу. Однако выстоять Вене помогла эпидемия, унесшая треть османской армии. Осаду пришлось снять.

Территория Османской империи при Сулеймане I

Лишь на русские земли Сулейман серьезно не покушался, считая Россию глухой провинцией, которая не стоит усилий и денежных трат. Османы изредка устраивали набеги на владения Московского государства, крымский хан даже доходил до столицы, но масштабной кампании так и не случилось.

К концу правления честолюбивого властелина Османская империя превратилась в величайшее и сильнейшее государство в истории мусульманского мира. Однако военные мероприятия истощили казну – по подсчетам, содержание армии из 200 тысяч военных, куда входили также рабы-янычары, съедало две трети государственного бюджета мирных времен.

Внутренняя политика

Сулейман не зря получил прозвище Великолепный: жизнь правителя наполнена не только военными успехами, султан преуспел и во внутренних делах государства. По его поручению судья Ибрагим из Алеппо обновил свод законов, который действовал вплоть до ХХ столетия. Нанесение увечий и смертная казнь сократились до минимума, хотя преступники, пойманные на подделке денег и документов, мздоимстве и лжесвидетельстве, по-прежнему лишались кисти правой руки.

Барельеф Сулеймана I

Мудрый правитель государства, где соседствовали представители разных религий, посчитал необходимым ослабить давление шариата и предпринял попытку создать светские законы. Но часть реформ так и не прижилась из-за постоянных войн.

Изменилась в лучшую сторону и система образования: одна за другой стали появляться начальные школы, а выпускники, при желании, продолжали получать знания в колледжах, которые располагались в пределах восьми главных мечетей.

Монета времен Сулеймана I

Благодаря султану архитектурное наследие пополнилось шедеврами искусства. По эскизам любимого зодчего правителя - Синана построили три шикарные мечети - Селимийе, Шехзаде и Сулеймание (вторая по величине в столице Турции), ставшие образцом османского стиля.

Сулейман отличался стихотворным талантом, поэтому не обошел вниманием литературное творчество. Во времена его правления османская поэзия с персидскими традициями была отшлифована до совершенства. Тогда же появилась новая должность – ритмический хроникер, ее занимали поэты, которые облекали в стихотворения текущие события.

Личная жизнь

Сулейман I, помимо поэзии, увлекался ювелирным делом, слыл умелым кузнецом и даже лично отливал пушки для военных походов.

Сколько женщин было в гареме султана, неизвестно. Историки знают лишь об официальных фаворитках, родивших Сулейману детей. В 1511 году первой наложницей 17-летнего наследника престола стала Фюлане. Ее сын Махмуд умер от оспы, не дожив и до 10 лет. Девушка исчезла с авансцены дворцовой жизни почти сразу после смерти ребенка.

Сулейман I и женщины из его гарема

Гюльфем-хатун, вторая наложница, тоже подарила правителю сына, которого так же не пощадила эпидемия оспы. Женщина, отлученная от султана, на протяжении полувека оставалась его другом и советником. В 1562 году Гюльфем по приказу Сулеймана задушили.

К обретению статуса официальной жены правителя приблизилась третья фаворитка – Махидевран-султан. На протяжении 20 лет имела большое влияние в гареме и во дворце, но и ей не удалось создать законную семью с султаном. Покинула столицу империи вместе с сыном Мустафой, которого назначили губернатором одной из провинций. Позже наследника престола казнили за то, что якобы собирался свергнуть отца.

Сулейман I и Хюррем (Роксолана)

Список женщин Сулеймана Великолепного возглавляет Хюррем. Фаворитка славянских корней, Роксолана, пленница из Галиции, как ее называли в Европе, очаровала правителя: султан даровал ей свободу, а затем взял в законные жены – религиозный брак заключили в 1534 году.

Прозвище Хюррем («смеющаяся») Роксолана получила за веселый нрав и улыбчивость. Создательница гарема во дворце Топкапы, основательница благотворительных организаций вдохновляла художников и писателей, хотя и не отличалась идеальной внешностью – подданные ценили ум и житейскую хитрость.

Султан Селим, сын султана Сулеймана I

Роксолана умело манипулировала мужем, по ее указке султан избавился от сыновей, рожденных другими женами, стал подозрительным и жестоким. Хюррем родила дочь Михримах и пятерых сыновей.

Из них после смерти отца государство возглавил Селим, который, впрочем, не отличался выдающимся талантом самодержца, любил выпить и погулять. Во времена правления Селима Османская империя стала угасать. Любовь Сулеймана к Хюррем не увяла с годами, после смерти жены турецкий правитель так больше и не пошел под венец.

Смерть

Султан, поставивший на колени могущественные государства, скончался, как и сам того желал, на войне. Случилось это во время осады венгерской крепости Сигетавр. 71-летнего Сулеймана давно мучила подагра, болезнь прогрессировала, и даже езда на лошади уже давалась с трудом.

Могила Сулеймана I

Он умер утром 6 сентября 1566 года, так и не дожив пары часов до решающего штурма крепости. Лечивших правителя врачей тут же убили, чтобы информация о смерти не дошла до войска, которое в пылу разочарования могло поднять восстание. Только после того, как наследник престола Селим установил в Стамбуле власть, воины узнали о кончине властелина.

Согласно легенде, Сулейман чувствовал приближающийся конец и озвучил последнюю волю главнокомандующему. Просьба с философским смыслом сегодня известна каждому: султан просил не закрывать на погребальной процессии его руки – все должны видеть, что накопленное богатство остается в этом мире, и даже Сулейман Великолепный, великий повелитель Османской империи, уходит с пустыми руками.

Мечеть Сулеймание

Со смертью турецкого правителя связана еще одна легенда. Якобы тело забальзамировали, а вынутые внутренние органы поместили в сосуд из золота и захоронили в месте его смерти. Сейчас там возвышаются мавзолей и мечеть. Останки Сулеймана покоятся на кладбище построенной им же мечети Сулеймание, возле мавзолея Роксоланы.

Память

О жизни Сулеймана I рассказывают несколько художественных и документальных фильмов. Яркой экранизацией гаремных интриг стал сериал «Великолепный век», увидевший свет в 2011 году. В роли османского правителя выступает Халит Эргенч, чья харизматичность чувствуется даже по фото.

Халит Эргенч в роли Сулеймана I в сериале «Великолепный век»

Созданный актером образ признан лучшим воплощением султанской власти в кинематографе. Наложницу и жену правителя играет Мерьем Узерли, актрисе с немецко-турецкими корнями тоже удалось передать главные черты Хюррем – непосредственность и искренность.

Книги

  • «Сулейман Великолепный. Величайший султан Османской империи. 1520-1566», Г. Лэмб
  • «Сулейман. Султан Востока», Г. Лэмб
  • «Султан Сулейман и Роксолана. Вечная любовь в письмах, стихах, документах...» Проза великих.
  • Серия книг «Великолепный век», Н. Павлищева
  • «Великолепный век Сулеймана и Хюррем-султан», П. Дж. Паркер
  • «Величие и крах Османской империи. Властители бескрайних горизонтов», Гудвин Джейсон, Шаров М
  • «Роксолана, королева Востока», О. Назарук
  • «Гарем», Б. Смолл
  • «Расцвет и упадок Османской империи», Л. Кинросс

Фильмы

  • 1996 – «Роксолана»
  • 2003 – «Хюррем Султан»
  • 2008 – «В поисках истины. Роксолана: кровавый путь к трону»
  • 2011 – «Великолепный век»

Архитектура

  • Мечеть Сулеймание
  • Мечеть Хюррем Султан
  • Мечеть Шехзаде
  • Мечеть Селимийе
Page 2
террорист, участник Порохового заговора против английского короля Гай Фокс революционер, военный и политический деятель Григорий Котовский политик, 47-й Вице-президент США Джо Байден дипломат, посол Сергей Кирпиченко государственный и политический деятель Сергей Неверов королева Англии, Ирландии и Испании Мария Тюдор политик, депутат Андрей Метельский общественный и политический деятель Валерия Касамара юрист, политик, премьер-министр Украины Алексей Гончарук политический и общественный деятель Руслан Аушев государственный деятель, бизнесмен Максим Ликсутов политик, бизнесмен, общественный деятель Ренато Усатый политик, министр Улоф Пальме политик, общественный деятель Ирина Фарион политик, Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков государственный и политический деятель Алмазбек Атамбаев политик, писатель Сергей Удальцов политик, бизнесмен Илан Шор

24smi.org


Смотрите также