Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Мочанский николай петрович биография


Тернистый путь в небо

Тринадцать лет Николай Мочанский мечтал услышать заветные слова: «Взлет разрешаю!»

«Если человек не знает, куда он плывет, то для него нет попутного ветра». Словно под эти слова древнеримского философа Сенеки написана журналисткой Натальей Салук документальная повесть «Николай Мочанский: «Взлет разрешаю!», презентация которой состоялась в Минском Доме милосердия.

Книга погружает в яркий, насыщенный событиями и встречами мир героя, рассказывает о непростой, полной хлопот и переживаний жизни начальника Центрального аэроклуба ДОСААФ имени дважды Героя Советского Союза С.И. Грицевца, бывшего военного летчика подполковника запаса Николая Мочанского. Знакомит с удивительными людьми, которые жили рядом с ним, учились и работали, служили и летали, помогали словом и делом осуществить мечту. С ней неразрывно связан жизненный путь Николая Мочанского, который после школы тринадцать лет добивался осуществления своей юношеской мечты стать военным летчиком. И стал им, кажется, навсегда! Несмотря на свои годы, он снова и снова поднимается в небо, обучает будущих военных летчиков и спортсменов-летчиков Беларуси.

Родился он в деревне Белинок Дрогичинского района. Непростым было его детство в многодетной крестьянской семье. Кроме него, самого младшего, в ней подрастали три сестры и брат. Не успел он окончить восемь классов, как умерла мать. Казалось бы, что, лишившись духовной опоры и материнской ласки, юноша замкнется, не сможет отойти после самой тяжелой потери. Но деревенский изнурительный труд, не имеющий порой начала и конца, сформировал и закалил характер мальчишки. От отца он унаследовал самые лучшие человеческие качества. Природа наделила его даром трудолюбия и общения с людьми, смекалкой, деловой хваткой и бесконечной любовью к небу.

Из-за каких-то двух недостающих сантиметров роста он не прошел медицинскую комиссию перед поступлением в Ейское высшее авиационное училище летчиков. С надеждой на то, что со временем сможет стать пилотом, он все-таки связал свою судьбу с авиацией. Закончил с отличием Калининградское военное авиационно-техническое училище, руководству которого во время учебы неоднократно писал рапорты о переводе в летное училище.

Его опорой в этот период стал кинофильм «В бой идут одни «старики», герои которого навсегда вошли в жизнь Николая Мочанского и вселили уверенность в осуществлении мечты.

После училища служил техником по электронному оборудованию самолетов МиГ-21 и МиГ-23 в одном из истребительных авиаполков в Венгрии и добивался, чтобы ему разрешили совершать прыжки с парашютом. Командование полка поражали его отчаянность и неудержимое стремление в небо. Поэтому и разрешили прыгать с парашютом, как редчайшее исключение.

В дальнейшей офицерской службе особое трудолюбие, целеустремленность, рвение, напористость лейтенанта привели к тому, что он сначала был избран комсомольским вожаком отдельного батальона связи авиационной дивизии, а потом комсоргом авиаполка. Молодежный лидер также заочно учился в Курганском высшем военно-политическом авиационном училище.

В 1980 году Николай Петрович приехал в родную Беларусь. Служил в истребительном авиационном полку в Бобровичах, а потом в Минске, в политотделе 26-й Воздушной армии. В столице действовал аэроклуб ДОСААФ, в котором можно было еще больше реализовать себя. Сколько раз он приходил к руководству аэроклуба, просил, убеждал и доказывал, что сможет летать. Четыре года без отпусков и выходных он готовился и летал. Даже отказался от госпитализации после неудачного прыжка с парашютом, когда повредил кисти рук…

В Сызранском высшем военном авиационном училище летчиков сдал экзамены экстерном, и путь в небо был открыт. Уникальный случай в ВВС Вооруженных Сил Советского Союза, когда армейский, комсомольский работник, совершивший уже 300 прыжков с парашютом, был летчиком 3-го класса. Как правило, комсорги не летали. На одном из комсомольских форумов в Москве, вручая капитану Николаю Мочанскому памятный подарок, трижды Герой Советского Союза маршал авиации Александр Иванович Покрышкин не удержался и обнял его.

Со временем сослуживцы увидели в Мочанском не только лучшего комсомольского работника, но и перспективного летчика. Поэтому никого не удивило назначение офицера заместителем командира 66-й смешанной отдельной авиационной эскадрильи по политической части. Авиачасть базировалась на военном аэродроме «Липки», что в двух километрах от микрорайона Степянка. Она выполняла ответственные и специальные задачи по обеспечению деятельности командования и штаба Краснознаменного Белорусского военного округа. Мочанский последовательно вникал в суть проблем подчиненных. Он обращался в самые высокие инстанции, чтобы решить запущенные вопросы.

В 1989 году, окончив Военно-политическую академию имени В.И. Ленина, Мочанский направляется в Западную группу войск на должность начальника политотдела 485-го отдельного боевого вертолетного полка, базировавшегося недалеко от Лейпцига. А через некоторое время он становится начальником штаба 337-го отдельного боевого вертолетного полка. Долгое время потом исполнял обязанности командира этой воинской части.

В Германии произошло еще одно событие в его жизни: Николай Петрович познакомился с настоятелем православной церкви в Лейпциге, выходцем из Могилевской области протоиереем отцом Федором Повным. Два деятельных человека вдали от Родины нашли взаимопонимание.

Летчика и священника объединяли патриотические чувства, желание помочь пострадавшим от аварии на Чернобыльской атомной станции в родной Беларуси. Священнослужитель активно занимался гуманитарной помощью для Беларуси, помогал в реабилитации больных детей. Несмотря на служебную занятость, Мочанский включился в это благородное дело. Многие сослуживцы последовали его примеру. По инициативе Николая Петровича офицеры полка совместно с немцами подарили Бегомльской школе-интернату для детей-сирот автобус «Икарус», который прибыл из Германии в интернат с одеждой, продуктами питания, видеоаппаратурой и другими материальными ценностями. До сих пор Николай поддерживает связь с Бегомлем.

Мочанский многое пережил при выводе своего полка из Германии в город Бердск, что в Сибири. Это была целая эпопея. В 38 лет ему предложили командовать полком, но он уволился в запас. При желании мог выбрать другой путь — обосноваться в Европе, но он стремился вернуться в Беларусь.

Уволившись в запас, Николай узнал, что отец Федор имеет замыслы возведения в Минске нового грандиозного храма… Когда началось строительство Дома милосердия в Минске, оказались востребованы его деловая энергия и организаторские способности.

…Спустя 17 лет Мочанский вернулся в родной аэроклуб, находившийся тогда в запущенном состоянии. Авиационная техника стояла на приколе. Летали считаные самолеты и вертолеты, большинство из них требовало капитального ремонта. Не получая достойной оплаты, специалисты уходили в поисках лучшей доли.

В настоящее время Центральный аэроклуб решает ряд ответственных задач, а главное, растит патриотов Беларуси, обучает курсантов авиационного факультета Военной академии Республики Беларусь. За 15 лет здесь ввели в строй более 200 военных летчиков. Под руководством офицеров запаса развиваются различные виды спорта: самолетный, вертолетный, парашютный, авиамодельный… Каждую субботу и воскресенье сюда спешит молодежь. Тысячи юношей и девушек совершили здесь первый прыжок с парашютом, стали спортсменами-разрядниками, мастерами спорта. Сборная аэроклуба в 2010 году стала абсолютным чемпионом мира, а в 2011-м — чемпионом Европы.

А сколько физических и духовных сил Николай Мочанский вложил в создание уникального Музея авиационной техники! Вместе с единомышленниками А.А. Купреевым и В.С. Саковичем исколесили всю республику, бывшие авиационные гарнизоны и полигоны, собирая порой никому не нужные бывшие боевые машины, которые надо было не только перевезти или перетащить в Боровую, но и восстановить. В настоящее время музейный парк насчитывает 33 самолета и вертолета различных модификаций. Сотни горожан и гостей столицы приезжают в музей, чтобы не только увидеть авиационную технику, но и отдать дань уважения тем, кто когда-то на ней покорял небо.

У Мочанского трое сыновей. Старший, Алексей — майор, командир вертолета Ми-8 в авиации МЧС Республики Беларусь. Валерий — предприниматель. Кроме этого, он инструктор-парашютист, имеет 2000 прыжков с парашютом, кандидат в мастера спорта. Младшему же, Николаю, 8 лет. Как и подобает настоящему мужчине, Мочанский построил дом и посадил чудесный сад.

30 июля 2010 года Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко вручил Николаю Мочанскому орден Почета за многолетнюю добросовестную плодотворную работу, профессиональное мастерство и личный вклад в развитие авиационных видов спорта в Республике Беларусь.

Почти вся жизнь Николая Петровича, его детство и юность, офицерские годы оказались сотканными из крутых поворотов судьбы и радостных летных часов и минут. Были неудачи и разочарования. Видимо, на роду ему написано, получая удары судьбы, стойко переносить их. А иначе никогда не поднялся бы в небо.

www.sb.by

На спасение — 45 секунд. Летчик Николай Мочанский посадил горящий вертолет в стороне от жилья

Высота позволяла начальнику Минского аэроклуба ДОСААФ летчику 1-го класса Николаю Мочанскому с помощью парашюта покинуть вертолет Ми-2 с воспламенившимся двигателем. Так действовать в критической ситуации предписывает и инструкция. Но он сознательно ее нарушил: внизу находились дачные дома, люди, недалеко водохранилище Вяча. Рискуя жизнью, Мочанский как мог отводил машину в сторону и все 45 секунд, что были у него до приземления, боролся за технику. За самоотверженный поступок, смелые и решительные действия в экстремальных обстоятельствах, предотвратившие гибель людей и авиационной техники, руководство ДОСААФ Беларуси представило Николая Мочанского к ордену «За личное мужество».

Это был обычный, плановый, не предвещавший никакой беды полет. 6 мая в 13.30 Николай Мочанский поднял Ми-2 в небо, в котором провел в общей сложности свыше шести с половиной тысяч часов. Перед полетами предстояло провести воздушную разведку погоды. Но на 14-й минуте на приборной доске, а также на щитке противопожарной системы вдруг загорелось красным светом табло «Пожар»…

Следом замигала тревожная надпись «Автоматический баллон 1-й очереди сработал». Мочанский тут же среагировал: выключил левый двигатель, перекрыл к нему подачу топлива и, развернув вертолет против ветра, начал снижаться. Причем резко, со скоростью 8–9 метров в секунду, заложив крен в 60 градусов. Увидев, что табло на щитке не гаснет, нажал кнопку 2-й очереди системы пожаротушения. Приземлившись, продолжил тушить огонь, который возник в левом двигателе. На все эти действия с момента возгорания до ликвидации очага пожара ушло 45 секунд.

Для расследования ЧП была создана специальная комиссия. Всесторонне изучив все обстоятельства воздушного происшествия, она установила: во время полета из-за некорректной работы насоса-дозатора воспламенился двигатель. Действия летчика в сложившейся ситуации признаны грамотными.

В официальных документах выверено каждое слово. Но нет в них и грамма эмоций, переживаний человека, совершившего — будем называть вещи своими именами — подвиг. Поэтому первое, о чем спросил Николая Петровича: что он чувствовал там, на 300-метровой высоте, борясь с огнем? Ведь ситуация развивалась не только стремительно, но и непредсказуемо, так что вполне могла закончиться катастрофой — гибелью винтокрылой машины и пилота.

— Если вы про страх, то, как на духу говорю, его не было. Все мысли об одном: как потушить пожар и посадить машину, — признался Николай Петрович. — Поэтому, когда члены комиссии спросили, почему я сразу не доложил о происшествии руководителю полета, честно ответил: у меня на счету была каждая секунда. В таких критических ситуациях летчику не до руководителя. Ему нужно объективно оценить обстановку, принять единственно правильное решение и сразу же на него работать.

Пришлось вручную включать вторую и третью очередь системы пожаротушения. Левой рукой пилотировал, правой нажимал на кнопки, закрывал краны. Найти свободную и пригодную площадку для приземления тоже оказалось непросто. Поэтому в душе порадовался, заметив слева немного возвышенный, но пустой участок. Немедля «довернул» в ту сторону вертолет, к счастью, не потерявший управление.

Тот самый Ми-2 после ремонта

После случившегося он две ночи не мог сомкнуть глаз. Пережитый стресс не давал покоя, а мозг без устали анализировал, прокручивал в памяти каждую из тех 45 секунд. Он все сделал правильно, действовал четко и слаженно — потому что не растерялся, не запаниковал. Несомненно, выручил, подставив невидимое надежное «плечо», более чем 40-летний опыт службы и работы в авиации, без которой Мочанский уже не представляет жизни.

Десятки, если не сотни, звонков от друзей и сослуживцев принял Николай Петрович. Всех интересовало: как он смог спастись и благополучно посадить загоревшийся в воздухе Ми-2? Ведь в большинстве случаев, что подтверждает и статистика происшествий, такие ситуации заканчиваются трагически…

Двигатель вертолета недавно восстановили на Оршанском авиаремонтном заводе, заменив насос-дозатор, воспламенители и два трубопровода. После ремонта Николай Мочанский его сам же и опробовал в полете (он же профессиональный летчик-испытатель!). И, как признался, остался доволен.

Когда материал готовился к выпуску, Николай Петрович позвонил и поделился радостной новостью:

— Вот только из Харькова вернулся. Успешно сдал экзамены и получил допуск на управление легендарным самолетом По-2.

Он действительно уже не может жить без неба.

Из представления Николая Мочанского к ордену «За личное мужество»:

«В аварийной ситуации летчик действовал в соответствии с инструкцией по летной эксплуатации воздушного судна, не допустил перерастания аварийной ситуации в катастрофическую, проявил при этом выдержку, спокойствие, личное мужество и высокое мастерство.

После случившегося он две ночи не мог сомкнуть глаз. Пережитый стресс не давал покоя, а мозг без устали анализировал, прокручивал в памяти каждую из тех 45 секунд.

Григорий СОЛОНЕЦ

Фото: Павел Орловский

5 0

www.mlyn.by

Николай МОЧАНСКИЙ: «Между мною и небом никто не может встать»

У начальника Минского аэроклуба ДОСААФ полковника в отставке Николая Мочанского много различных наград и солидных регалий. Вот и не так давно в его жизненном послужном списке появилась новая красивая строчка. Николай Петрович признан «Человеком Минщины» в номинации «Общественно-политическая деятельность» по итогам 2016 года.

Николай Мочанский на Пленуме ДОСААФ СНГ За свою летную карьеру пилот Николай Мочанский освоил 6 типов воздушных судов и налетал свыше 6.320 часов Возле портрета Николая Мочанского в торговом центре Galleria Minsk с удовольствием фотографируются многие его знакомые Детская хоккейная команда Медведи, которую поддерживает Минский аэроклуб ДОСААФ Благодаря Николаю Мочанскому Минский аэроклуб ДОСААФ стал родным для всех космонавтов — уроженцев Беларуси

Свою дорогу в большую авиацию Николай Мочанский проложил через Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков. За многие годы освоил шесть типов самолетов и вертолетов, совершил 365 парашютных прыжков, налетал свыше 6320 часов. За высокое профессиональное мастерство и образцовое исполнение служебных обязанностей отмечен многими государственными наградами, в том числе орденом Почета.

В свои шестьдесят два Мочанский летает очень много и поистине классно. Не только на авиационных праздниках, которые ежегодно проводятся в Боровой, но и в повседневной летной практике мастерски выполняет фигуры высшего пилотажа: «штопор», «косую петлю», «боевой разворот», «бочку» и многие другие. За виртуозную технику пилотирования десятки тысяч зрителей различных авиашоу награждают Николая Петровича и его коллег бурными аплодисментами.

На постсоветском пространстве надо еще поискать такого летчика. Он единственный в стране имеет допуск к полетам над Минском в любых погодных условиях.

Когда с геополитической карты мира исчез Советский Союз, офицер Мочанский в силу жизненных обстоятельств решил уволиться в запас. Но с авиацией не расстался. Вернулся в Минский аэроклуб ДОСААФ, где научился летать.

День у него расписан чуть ли не по минутам. Потому что Мочанский – человек-«вечный двигатель»: все время куда-то спешит, успевает делать несколько дел одновременно. В своем рабочем кабинете он находится не более часа в день, остальную часть времени – по делам и в небе.

В жизни Николай Петрович руководствуется словами знаменитого американского физика Лео Силарда: для успеха не нужно быть умнее всех, надо на один шаг быть быстрее большинства.

Энергичный и заводной, он получает удовольствие от максимальной загруженности работой, которая, как признался, для него настоящий праздник. А еще он в душе радуется, а может, немного и гордится, если удается сдвинуть с мертвой точки, казалось бы, неразрешимую проблему.

Когда в 1997 году Мочанский возглавил Минский аэроклуб ДОСААФ, вплотную занялся созданием единственного в Беларуси авиационного музея под открытым небом. Это была давняя мечта Николая Петровича, которую он долго вынашивал, в том числе и по чиновничьим кабинетам.

На словах все поддерживали, однако, когда дело доходило до конкретных шагов или изыскания каких-то финансовых средств, число помощников резко уменьшалось. Но, как ни странно, это лишь подзадоривало Мочанского. Ради благого дела он задействовал все: общительность, обаяние, народную дипломатию, личные связи. И лед тронулся. Нашлись со временем спонсоры, которые оплатили транспортировку одного из первых музейных экспонатов – советского самолета МиГ-25.

Сегодня авиапарк музея – 46 самолетов и вертолетов. Особая гордость Николая Петровича – Як-18 и МиГ-15, на таких летал Юрий Гагарин. В июне прошлого года в Минском аэроклубе ДОСААФ в присутствии трех белорусских космонавтов торжественно открыли павильон «Космос». С белорусскими космонавтами Петром Климуком, Владимиром Коваленком и Олегом Новицким Николай Мочанский поддерживает дружеские связи. Кстати, ко дню его рождения Новицкий с орбиты прислал оригинальное видеопоздравление.

Вот еще одна из новых задумок Николая Мочанского, чтобы привлечь внимание мировой общественности к космической теме в республике. При поддержке государства наш легендарный белорусский летчик-космонавт Владимир Коваленок и Николай Мочанский в городе Тулузе (Франция) выиграли право на проведение в Беларуси 31-го конгресса участников космических полетов. Планируется, что он пройдет с 9 по 15 сентября 2018 года.

Недавно Николай Петрович был в Москве на презентации будущего памятника нашему земляку дважды Герою Советского Союза Сергею Грицевцу, имя которого носит Минский аэроклуб ДОСААФ. В столице России создан фонд имени Грицевца «Победитель», который возглавляет внук прославленного летчика Сергей Архангельский. Мочанский наладил тесные связи с семьей фронтовика, делает все возможное, чтобы имя первого дважды Героя Советского Союза Сергея Грицевца звучало как можно чаще на различных мероприятиях и в СМИ.

Кстати, Николай Петрович всегда думает о рекламе родного аэроклуба и позиционирует его на всех уровнях. Например, недавно Минский аэроклуб ДОСААФ стал отчасти опекать столичную детскую хоккейную команду «Медведи». Николай Петрович помог ребятам приобрести хоккейную форму, на которой теперь нанесены логотип ДОСААФ и эмблема Минского аэроклуба. В команду пригласили хорошего тренера – Дениса Могилатова, и через некоторое время хоккеисты старшей группы заняли второе место на городских и республиканских соревнованиях «Золотая шайба».

…Как-то недавно я попал в столичный торговый центр Galleria Minsk и вдруг на первом этаже увидел Николая Мочанского в «интересной компании» – точнее, пару десятков стендов, на которых были фотоснимки многих известных людей нашей страны и рассказ о них. В этом замечательном спецпроекте с Мочанским соседствовали летчик-космонавт Владимир Коваленок, директор школы контр-аварийного вождения мастер спорта по автоспорту Сергей Овчинников, различные деятели культуры и исскуства. Под фотографией Николая Петровича была его цитата: «Никто между мною и небом стать не может».

Похоже, это жизненное кредо в широком смысле отражает всю сущность Мочанского как человека и профессионала. Абсолютно закономерно, что по итогам 2016 года Минский аэроклуб ДОСААФ в очередной раз стал лучшим среди всех шести аэроклубов оборонного общества.

Андрей ДРОБ

Похожее

dtpgazeta.by

Николай МОЧАНСКИЙ:«У меня было 45 секунд, чтобы спасти вертолет»

Это был обычный, плановый, не предвещавший никакой беды полет. 6 мая в 13 часов 30 минут начальник Минского аэроклуба ДОСААФ летчик 1-го класса Николай Мочанский поднял Ми-2 в небо, в котором провел в общей сложности свыше шести с половиной тысяч часов. Перед полетами предстояло провести воздушную разведку погоды. Но на 14-й минуте на приборной доске, а также на щитке противопожарной системы вдруг загорелось красным светом табло «Пожар»...

Следом замигала тревожная надпись «Автоматический баллон 1-й очереди сработал». Мочанский тут же среагировал: выключил левый двигатель, перекрыл к нему подачу топлива и, развернув вертолет против ветра, начал снижаться. Причем резко, со скоростью 8–9 метров в секунду, заложив крен в 60 градусов. Увидев, что табло на щитке не гаснет, нажал кнопку 2-й очереди системы пожаротушения.

Приземлившись, продолжил тушить огонь, который возник в левом двигателе. На все эти действия с момента возгорания до ликвидации очага пожара ушло 45 секунд.

Для расследования ЧП была создана специальная комиссия. Всесторонне изучив все обстоятельства воздушного происшествия, она установила: во время полета из-за некорректной работы насоса-дозатора воспламенился двигатель. Действия летчика в сложившейся ситуации признаны грамотными.

В официальных документах выверено каждое слово. Но нет в них и грамма эмоций, переживаний человека, совершившего – будем называть вещи своими именами – подвиг. Поэтому первое, о чем спросил Николая Петровича: что он чувствовал там, на 300-метровой высоте, борясь с огнем? Ведь ситуация развивалась не только стремительно, но и непредсказуемо, так что вполне могла закончиться катастрофой – гибелью винтокрылой машины и пилота.

– Если вы про страх, то, как на духу говорю, его не было. Все мысли об одном – как потушить пожар и посадить машину, – признался Николай Петрович. – Поэтому, когда члены комиссии спросили, почему я сразу не доложил о происшествии руководителю полета, честно ответил: у меня на счету была каждая секунда. В таких критических ситуациях летчику не до руководителя. Ему нужно объективно оценить обстановку и принять единственно правильное решение, и сразу же на него работать.

Пришлось вручную включать вторую и третью очередь системы пожаротушения. Левой рукой пилотировал, правой нажимал на кнопки, закрывал краны.

Высота позволяла покинуть горящую машину с помощью парашюта, как и предписывает инструкция. Но внизу находились дачные дома, люди, недалеко водохранилище Вяча. Мочанский нарушил ее сознательно, до конца борясь за технику. Он реально рисковал жизнью.

Найти свободную и пригодную площадку для приземления тоже оказалось непросто. Поэтому в душе порадовался, заметив слева немного возвышенный, но пустой участок. Немедля «довернул» в ту сторону вертолет, к счастью, не потерявший управление.

После случившегося он две ночи не мог сомкнуть глаз. Пережитый стресс не давал покоя, а мозг без устали анализировал, прокручивал в памяти каждую из тех 45 секунд. Он все сделал правильно, действовал четко и слаженно – потому что не растерялся, не запаниковал. Несомненно, выручил, подставив невидимое надежное «плечо», более чем 40-летний опыт службы и работы в авиации, без которой Мочанский уже не представляет своей жизни.

Десятки, если не сотни, звонков от друзей и сослуживцев принял Николай Петрович. Всех интересовало: как он смог спастись и благополучно посадить загоревшийся в воздухе Ми-2? Ведь в большинстве случаев, что подтверждает и статистика происшествий, такие ситуации заканчиваются трагически…

Из представления Николая Мочанского к ордену «За личное мужество»:«В аварийной ситуации летчик действовал в соответствии с инструкцией по летной эксплуатации воздушного судна, не допустил перерастания аварийной ситуации в катастрофическую, проявил при этом выдержку, спокойствие, личное мужество и высокое мастерство.

Двигатель вертолета недавно восстановили на Оршанском авиаремонтном заводе, заменив насос-дозатор, воспламенители и два трубопровода. После ремонта Николай Мочанский его сам же и опробовал в полете (он же профессиональный летчик-испытатель!). И, как признался, остался доволен.

Когда материал готовился к печати, Николай Петрович позвонил и поделился радостной новостью:– Вот только из Харькова вернулся. Успешно сдал экзамены и получил допуск на управление легендарным самолетом По-2.

Он действительно уже не может жить без неба. 

news.21.by

Николай Мочанский: «Лучше всего себя чувствую, когда возвращаюсь домой»

Начальник Минского аэроклуба ДОСААФ, полковник Н.П. Мочанский с группой старшеклассников гимназии г. Дрогичина

В начале текущей недели Николай Петрович проездом заглянул на свою малую родину и не упустил возможности встретиться со школьниками гимназии и СШ №1 г. Дрогичина, чтобы рассказать им о профессии летчика и увлечь их мечтой о небе. А для него самого все началось в 7-м классе, когда двоюродный брат подарил ему, сельскому парнишке, летную фуражку. С тех пор Николай начал читать книги о летчиках, о том, как мужественно они преодолевали преграды и труднейшие внештатные ситуации, как настойчиво шли к своей цели, и у него самого зарождалось непреодолимое желание подняться в небо.

Но препятствия для Мочанского появились еще на земле. В 1972 году, готовясь к поступлению в летное училище, он не прошел медкомиссию. Но не по состоянию здоровья, а из-за того, что для летных стандартов ему не хватило каких-то 2-х сантиметров роста. Николай решил подать документы в Калининградское военное авиационно-техническое училище, где готовили авиатехников. Там ему пообещали, что со временем он сможет перевестись на летное отделение. Но, несмотря на его последующие многочисленные рапорты о переводе в Ейское высшее авиационное училище летчиков, на том этапе надеждам Мочанского не суждено было сбыться. «Если одному сделаем исключение, то дальше пойдет волна таких просьб», – так руководство училища мотивировало свои отказы устремленному в небо юноше.

Однако и впоследствии, проходя службу в разных местах и на различных военных и общественных должностях, Н.П. Мочанский готовился и упорно шел к своей цели. И после того, как в 1984-м году Николай Петрович экстерном сдал экзамены в Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков, – путь в небо для него стал открытым. И это был действительно уникальный случай в ВВС Вооруженных Сил Советского Союза, хотя, как показала жизнь, специальность авиатехника тоже оказалась не лишней, и, возможно, именно доскональные знания технических характеристик воздушного судна помогали Николаю Петровичу принимать правильное решение в той или иной экстремальной ситуации. А их было немало.

Вот и в конце минувшего года наш земляк был награжден орденом «За личное мужество». Об этом своем подвиге на встрече со школьниками летчик-испытатель Н.П. Мочанский упомянул довольно лаконично: во время полета на Ми-2 загорелся двигатель, и он посадил горящий вертолет, уведя его от жилых домов.

Зато Николай Петрович с удовольствием повествовал о своем многолетнем знакомстве с известным российским телеведущим Леонидом Аркадьевичем Якубовичем, которого осенью минувшего года он тоже привлек на свою малую родину, на встречу с жителями Дрогичина, тем самым доставив землякам немало удовольствия. Вскоре они намерены начать совместную работу над тем, чтобы в условиях, максимально приближенных к реальным, снять фильм о подвиге девушек-летчиц, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны.

– Мы нашли живых очевидцев тех давних событий, которые в годы войны были совсем юными девчонками, но которые помнят, как бомбили вражеские позиции, как погибали в небе, в горящих самолетах, их боевые подруги; как спасались от ослепительных лучей прожекторов и огня зениток сами, на большой скорости пикируя к земле и снижаясь до предела, и как потом с криками «мама!» выводили самолет из пике, уходя от обстрела. Одна из таких женщин-летчиц живет в Москве, и когда окончилась война, ей было всего 20 лет, – поведал о своих планах гость школьникам.

Николай Петрович Мочанский во время встречи с учениками СШ №1 г. Дрогичина

Он также рассказал, что у него есть желание пригласить на свою малую родину известных российских летчиков-испытателей Анатолия Квочура, Евгения Фролова и Виктора Пугачева, проявляющих героизм в своей повседневной работе.

– Пахать в небе – это очень тяжелая работа, особенно для летчика-испытателя. Он садится за штурвал нового воздушного судна и должен развить ту максимальную – едва ли не до потери сознания, скорость, которая предусмотрена конструкторским бюро. А потом перейти на минимальную скорость, и чем шире этот диапазон – тем лучше. Все эти действия записывает так называемый черный ящик, который обмануть невозможно. Мы испытываем новые самолеты по всем параметрам, и впоследствии эти результаты фиксируются и становятся своеобразным паспортом воздушного судна, и даже у высокопрофессиональных летчиков-испытателей есть риск оказаться в экстремальной ситуации, – пояснил Н.П. Мочанский.

И здесь Николай Петрович вспомнил случай, который двадцать лет тому назад имел место во время демонстрационных полетов во французском местечке Ле-Бурже, где обычно проходит Международный аэрокосмический салон. Днем в воздух поднялся российский самолет новой модификации под управлением Анатолия Квочура, и то, что произошло потом, повергло всех в шок: самолет на предельно малой высоте блестяще выполнил одну из сложнейших фигур и вдруг оказался у самой земли. Со стороны сначала показалось, что летчик в стремлении продемонстрировать все возможности самолета решил расшевелить зрителей и вот-вот взмоет ввысь. Но подняться в небо он не смог: через несколько мгновений нос самолета опустился, он рухнул на землю, и было видно, что за ним стелется огненный шлейф. А чуть в стороне показался парашют: стало ясно, что, отведя самолет на безопасное для людей расстояние, за несколько секунд до взрыва летчик успел катапультироваться.

Впоследствии комиссия подтвердила, что он действовал выше всяких похвал: сумел отвести самолет от взлетно-посадочной полосы, не дав новейшему истребителю, потерпевшему аварию, упасть на зрителей, среди которых был и президент Франции, и выбрал совершенно правильный момент для катапультирования. В данном случае особую опасность для летчика представляло то, что катапультироваться ему приходилось с очень малой высоты, к тому же изначально парашют полностью не раскрылся. Но удача была на стороне Квочура: во время взрыва самолета ударная волна полностью раскрыла парашют и, сгруппировавшись, он приземлился. Летчика повезли на обследование в госпиталь, но, к удивлению медиков, серьезных травм обнаружено не было, и вскоре его отпустили.

«В реальность того, что это происходило на самом деле, трудно поверить, но каждый летчик-испытатель пережил немало таких ситуаций. Об одних они говорят, но о большинстве таких случаев просто молчат, потому что каждое воспоминание вызывает неприятную тревогу, ведь летчики-испытатели, несмотря на их суровую и рискованную профессию – живые люди», – заметил Н.П. Мочанский.

Впоследствии, в беседе с журналистами местной и региональной газет о том памятном для него случае, когда во время полета загорелся двигатель вертолета и Николай Петрович, отводя винтокрылую машину подальше от дачных участков, принялся самостоятельно тушить пожар и спасать технику, он искренне расскажет о своих человеческих переживаниях. О том, что когда в вертолете красным светом загорелось табло «Пожар», он просто без страха и паники начал делать то, что умел. Глаза, руки, сознание работали быстро и слаженно, и на то, чтобы урегулировать ситуацию, посадить вертолет и спасти машину, ему понадобилось 45 секунд.

Осознание опасности, по признанию Николая Петровича, к нему пришло через несколько дней, когда появилось чувство непреходящей боли в груди. При этом все показатели здоровья, как засвидетельствовала комиссия, были абсолютно нормальными.

– Те 45 секунд и свои действия в той экстремальной ситуации я подробно расписал на пяти бумажных страницах, но и сейчас, когда перечитываю их, у меня начинается волнение. А тогда просто действовал, потому что внизу могли быть люди, потому что хотелось спасти вертолет, и порой это важнее, чем инстинкт самосохранения, – скажет Н.П. Мочанский.

О том, как выходил он из стрессовой ситуации и не страшно ли было в том состоянии, с болью в груди, снова приступить к полетам, – спрашивали у нашего народного героя и во время недавней встречи.

– Лечился тем, от чего и заболел: заправил технику, взлетел и выполнил ряд сложнейших фигур. Приземлился весь в поту, как будто в бане побывал. Но тревожная боль в груди отпустила, и я снова задышал свободно и спокойно. А что касается экстремальных ситуаций, то они всегда мобилизуют резервные способности летчика и дают возможность почувствовать, что железная махина подвластна человеку, – говорит Николай Петрович.

Конечно же, летчику-испытателю Мочанскому по сей день задают вопросы, как он смог спастись и благополучно посадить загоревшийся в воздухе Ми-2? Ведь в большинстве случаев такие экстремальные ситуации заканчиваются трагически…

И здесь наш земляк снова вспоминает знаменитого российского летчика-испытателя Анатолия Квочура и его трагический полет в Ле-Бурже, когда жизнь человека сохранилась по стечению многих факторов: выдержки и мастерства пилота, возможности катапультирующего кресла, взрывной волны, раскрывшей тогда парашют, и каких-то высших сил, в существование которых верит и Н.П. Мочанский, считая своим небесным покровителем святителя Николая Чудотворца…

Размышляя о том, видит ли он достойных последователей своего дела среди нынешней молодежи, Николай Петрович подчеркнул, что они со своим увлечением телефонами и компьютерами могут узнать и пойти далеко вперед, потому что авиация тоже переходит на современные технологии. «Правда, мы, выходцы из деревни, в свое время много работали косой и топором и потому были сильнее физически, но тот крепкий стержень, который заложило наше поколение, продолжится и в наших потомках», – выразил уверенность Н.П. Мочанский, приглашая старшеклассников и студентов для занятий в Минском аэроклубе ДОСААФ, который он возглавляет.

Что же касается его увлечений, то, как подчеркнул наш земляк, «как сельский человек, люблю деревню и люблю приезжать на свою малую родину. И где бы я не находился, но лучше всего себя чувствую, когда возвращаюсь домой!»

Галина ШАФРАН Фото автора и Ирины ШЕЛЯГОВИЧ

news.21.by

Николай Мочанский: «Лучше всего себя чувствую, когда возвращаюсь домой»

Начальник Минского аэроклуба ДОСААФ, полковник Н.П. Мочанский с группой старшеклассников гимназии г. Дрогичина

В начале прошлой недели Николай Петрович проездом заглянул на свою малую родину и не упустил возможности встретиться со школьниками гимназии и СШ №1 г. Дрогичина, чтобы рассказать им о профессии летчика и увлечь их мечтой о небе. А для него самого все началось в 7-м классе, когда старший брат подарил ему, сельскому парнишке, летную фуражку. С тех пор Николай начал читать книги о летчиках, о том, как мужественно они преодолевали преграды и труднейшие внештатные ситуации, как настойчиво шли к своей цели, и у него самого зарождалось непреодолимое желание подняться в небо.

Но препятствия для Мочанского появились еще на земле. В 1972 году, готовясь к поступлению в летное училище, он не прошел медкомиссию. Но не по состоянию здоровья, а из-за того, что для летных стандартов ему не хватило каких-то 2-х сантиметров роста. Николай решил подать документы в Калининградское военное авиационно-техническое училище, где готовили авиатехников. Там ему пообещали, что со временем он сможет перевестись на летное отделение. Но, несмотря на его последующие многочисленные рапорты о переводе в Ейское высшее авиационное училище летчиков, на том этапе надеждам Мочанского не суждено было сбыться. «Если одному сделаем исключение, то дальше пойдет волна таких просьб», – так руководство училища мотивировало свои отказы устремленному в небо юноше.

Однако и впоследствии, проходя службу в разных местах и на различных военных и общественных должностях, Н.П. Мочанский готовился и упорно шел к своей цели. И после того, как в 1984-м году Николай Петрович экстерном сдал экзамены в Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков, – путь в небо для него стал открытым. И это был действительно уникальный случай в ВВС Вооруженных Сил Советского Союза, хотя, как показала жизнь, специальность авиатехника тоже оказалась не лишней, и, возможно, именно доскональные знания технических характеристик воздушного судна помогали Николаю Петровичу принимать правильное решение в той или иной экстремальной ситуации. А их было немало.

Вот и в конце минувшего года наш земляк был награжден орденом «За личное мужество». Об этом своем подвиге на встрече со школьниками летчик-испытатель Н.П. Мочанский упомянул довольно лаконично: во время полета на Ми-2 загорелся двигатель, и он посадил горящий вертолет, уведя его от жилых домов.

Зато Николай Петрович с удовольствием повествовал о своем многолетнем знакомстве с известным российским телеведущим Леонидом Аркадьевичем Якубовичем, которого осенью минувшего года он тоже привлек на свою малую родину, на встречу с жителями Дрогичина, тем самым доставив землякам немало удовольствия. Вскоре они намерены начать совместную работу над тем, чтобы в условиях, максимально приближенных к реальным, снять фильм о подвиге девушек-летчиц, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны.

– Мы нашли живых очевидцев тех давних событий, которые в годы войны были совсем юными девчонками, но которые помнят, как бомбили вражеские позиции, как погибали в небе, в горящих самолетах, их боевые подруги; как спасались от ослепительных лучей прожекторов и огня зениток сами, на большой скорости пикируя к земле и снижаясь до предела, и как потом с криками «мама!» выводили самолет из пике, уходя от обстрела. Одна из таких женщин-летчиц живет в Москве, и когда окончилась война, ей было всего 20 лет, – поведал о своих планах гость школьникам.

Николай Петрович Мочанский во время встречи с учениками СШ №1 г. Дрогичина

Он также рассказал, что у него есть желание пригласить на свою малую родину известных российских летчиков-испытателей Анатолия Квочура, Евгения Фролова и Виктора Пугачева, проявляющих героизм в своей повседневной работе.

– Пахать в небе – это очень тяжелая работа, особенно для летчика-испытателя. Он садится за штурвал нового воздушного судна и должен развить ту максимальную – едва ли не до потери сознания, скорость, которая предусмотрена конструкторским бюро. А потом перейти на минимальную скорость, и чем шире этот диапазон – тем лучше. Все эти действия записывает так называемый черный ящик, который обмануть невозможно. Мы испытываем новые самолеты по всем параметрам, и впоследствии эти результаты фиксируются и становятся своеобразным паспортом воздушного судна, и даже у высокопрофессиональных летчиков-испытателей есть риск оказаться в экстремальной ситуации, – пояснил Н.П. Мочанский.

И здесь Николай Петрович вспомнил случай, который двадцать лет тому назад имел место во время демонстрационных полетов во французском местечке Ле-Бурже, где обычно проходит Международный аэрокосмический салон. Днем в воздух поднялся российский самолет новой модификации под управлением Анатолия Квочура, и то, что произошло потом, повергло всех в шок: самолет на предельно малой высоте блестяще выполнил одну из сложнейших фигур и вдруг оказался у самой земли. Со стороны сначала показалось, что летчик в стремлении продемонстрировать все возможности самолета решил расшевелить зрителей и вот-вот взмоет ввысь. Но подняться в небо он не смог: через несколько мгновений нос самолета опустился, он рухнул на землю, и было видно, что за ним стелется огненный шлейф. А чуть в стороне показался парашют: стало ясно, что, отведя самолет на безопасное для людей расстояние, за несколько секунд до взрыва летчик успел катапультироваться.

Впоследствии комиссия подтвердила, что он действовал выше всяких похвал: сумел отвести самолет от взлетно-посадочной полосы, не дав новейшему истребителю, потерпевшему аварию, упасть на зрителей, среди которых был и президент Франции, и выбрал совершенно правильный момент для катапультирования. В данном случае особую опасность для летчика представляло то, что катапультироваться ему приходилось с очень малой высоты, к тому же изначально парашют полностью не раскрылся. Но удача была на стороне Квочура: во время взрыва самолета ударная волна полностью раскрыла парашют и, сгруппировавшись, он приземлился. Летчика повезли на обследование в госпиталь, но, к удивлению медиков, серьезных травм обнаружено не было, и вскоре его отпустили.

«В реальность того, что это происходило на самом деле, трудно поверить, но каждый летчик-испытатель пережил немало таких ситуаций. Об одних они говорят, но о большинстве таких случаев просто молчат, потому что каждое воспоминание вызывает неприятную тревогу, ведь летчики-испытатели, несмотря на их суровую и рискованную профессию – живые люди», – заметил Н.П. Мочанский.

Впоследствии, в беседе с журналистами местной и региональной газет о том памятном для него случае, когда во время полета загорелся двигатель вертолета и Николай Петрович, отводя винтокрылую машину подальше от дачных участков, принялся самостоятельно тушить пожар и спасать технику, он искренне расскажет о своих человеческих переживаниях. О том, что когда в вертолете красным светом загорелось табло «Пожар», он просто без страха и паники начал делать то, что умел. Глаза, руки, сознание работали быстро и слаженно, и на то, чтобы урегулировать ситуацию, посадить вертолет и спасти машину, ему понадобилось 45 секунд.

Осознание опасности, по признанию Николая Петровича, к нему пришло через несколько дней, когда появилось чувство непреходящей боли в груди. При этом все показатели здоровья, как засвидетельствовала комиссия, были абсолютно нормальными.

– Те 45 секунд и свои действия в той экстремальной ситуации я подробно расписал на пяти бумажных страницах, но и сейчас, когда перечитываю их, у меня начинается волнение. А тогда просто действовал, потому что внизу могли быть люди, потому что хотелось спасти вертолет, и порой это важнее, чем инстинкт самосохранения, – скажет Н.П. Мочанский.

О том, как выходил он из стрессовой ситуации и не страшно ли было в том состоянии, с болью в груди, снова приступить к полетам, – спрашивали у нашего народного героя и во время недавней встречи.

– Лечился тем, от чего и заболел: заправил технику, взлетел и выполнил ряд сложнейших фигур. Приземлился весь в поту, как будто в бане побывал. Но тревожная боль в груди отпустила, и я снова задышал свободно и спокойно. А что касается экстремальных ситуаций, то они всегда мобилизуют резервные способности летчика и дают возможность почувствовать, что железная махина подвластна человеку, – говорит Николай Петрович.

Конечно же, летчику-испытателю Мочанскому по сей день задают вопросы, как он смог спастись и благополучно посадить загоревшийся в воздухе Ми-2? Ведь в большинстве случаев такие экстремальные ситуации заканчиваются трагически…

И здесь наш земляк снова вспоминает знаменитого российского летчика-испытателя Анатолия Квочура и его трагический полет в Ле-Бурже, когда жизнь человека сохранилась по стечению многих факторов: выдержки и мастерства пилота, возможности катапультирующего кресла, взрывной волны, раскрывшей тогда парашют, и каких-то высших сил, в существование которых верит и Н.П. Мочанский, считая своим небесным покровителем святителя Николая Чудотворца…

Размышляя о том, видит ли он достойных последователей своего дела среди нынешней молодежи, Николай Петрович подчеркнул, что они со своим увлечением телефонами и компьютерами могут узнать и пойти далеко вперед, потому что авиация тоже переходит на современные технологии. «Правда, мы, выходцы из деревни, в свое время много работали косой и топором и потому были сильнее физически, но тот крепкий стержень, который заложило наше поколение, продолжится и в наших потомках», – выразил уверенность Н.П. Мочанский, приглашая старшеклассников и студентов для занятий в Минском аэроклубе ДОСААФ, который он возглавляет.

Что же касается его увлечений, то, как подчеркнул наш земляк, «как сельский человек, люблю деревню и люблю приезжать на свою малую родину. И где бы я не находился, но лучше всего себя чувствую, когда возвращаюсь домой!»

Галина ШАФРАН Фото автора и Ирины ШЕЛЯГОВИЧ

www.drogichin.by


Смотрите также