Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Наташа барбье биография личная жизнь


Наталья Барбье

Наталья Барбье известна россиянам как ведущая передачи «Идеальный ремонт». Журналист и искусствовед, редактор журнала и телеведущая, эксперт в вопросах дизайна и декора помещений Барбье умеет говорить простыми словами о сложных понятиях. Наталья видит красоту простых вещей и раскрывает ее окружающим.

Детство и юность

Наталья Владимировна Троепольская родилась 3 сентября в Кронштадте. А вот точный год этого события установить сложно. На основании фото первоклассницы Наташи, датированного 1967 годом, можно предположить, что родилась Наталья в 1960 году. В школу девочка пошла в Саратове, который вспоминает с теплотой и любовью.

Наталья Барбье

Отец Владимир Борисович Троепольский - капитан 2 ранга в отставке, мастер спорта международного класса, совершал с семьей путешествия на собственной яхте. Участие в регатах вместе с родителями и старшим братом научило будущую телеведущую работать в команде и не паниковать в нештатных ситуациях.

Мать Наталья Владимировна Троепольская (дочка – полная тезка мамы) – учитель английского языка, обладающая способностью создавать уют в любом помещении. Этот талант в полной мере унаследовала дизайнер-любитель Наталья Барбье. Псевдоним Барбье появился из фамилии бабушки Нины Константиновны Барбиер. Внучка отбросила последнюю букву и вернула французской фамилии изначальное звучание.

Наталья Барбье в детстве

Дед Владимир Алексеевич Осипов был деканом исторического факультета Саратовского университета и привил внучке любовь к истории городов и особенностям архитектурных стилей. Наташа училась балету во Дворце пионеров, мечтала работать в художественном музее или театре. Окончив школу в Саратове, Наташа переехала в Москву и поступила на журналистский факультет МГУ.

Самостоятельная девушка не захотела жить в общежитии и снимала жилье. Жизнь на съеме научила Наталью превращать чужую комнату в уютную. Для этого не требовалось менять обои или мебель, иногда хватало пары деталей: старинного узорчатого платка вместо скатерти, репродукции из журнала на стене. В аспирантуре МГУ журналистка получила специальность художественного критика, стажировалась на канале ВВС.

Журналистика и телевидение

Журналистская карьера Натальи началась в «Литературной России», но несовпадение взглядов молодой журналистки с генеральной линией партии заставило уйти в более демократичную «Литературную газету». Через год Наталья ушла в журнал «Огонек», где подбирала картины для цветных вкладок. Параллельно с работой в «Огоньке» начала писать статьи об интерьерах в журнал «Домовой».

Телеведущая Наталья Барбье

Тогда и понадобился псевдоним. Статьи за подписью Троепольской публиковались в «Огоньке», а публикации Барбье выходили в «Домовом». В этом первом в России глянцевом журнале началась биография знакомой телезрителям Натальи Барбье – человека, который понятно и увлекательно рассказывает о красоте жилища, архитектурных стилях, колористике и драпировках.

В 1998 году появился журнал «Мезонин», и журналистка стала его главным редактором. Команда первого российского журнала, полностью посвященного интерьерной теме, хотела сделать издание для профессионалов. Главный редактор следила, чтобы авторы не увлекались модными тенденциями. В конце девяностых «Мезонин» освещал все основные мировые тенденции в области дизайна и декора.

Сейчас в журнале публикуются в основном проекты российских архитекторов. Не без усилий авторов «Мезонина» в стране выросло поколение молодых дизайнеров с развитым художественным вкусом, знающих историю стилей и декоративного искусства. Наталья с командой создала новое направление в журналистике. Как обозревателя интерьеров Барбье приглашали на телевиденье.

Вела передачи «Дом с мезонином», «Интерьеры с Наташей Барбье», а в 2013 году пришла в проект «Идеальный ремонт», который продюсирует Илья Кривицкий. Команда экспертов – дизайнеров, архитекторов и строителей - приходит в квартиры артистов и звезд шоу-бизнеса и преобразует их жилое пространство до неузнаваемости. Окончательный вариант идеального ремонта разрабатывается сообща, с учетом желаний и потребностей заказчика.

Наталья Барбье в передаче «Идеальный ремонт»

Наталья Барбье отмечает, что название проекта не точно соответствует содержанию. Ремонт – это, прежде всего, замена отслуживших срок труб, проводов, перекрытий и тому подобных вещей. Но команда «Идеального ремонта» этим не занимается, а только наводит красоту. В шоу требуется, прежде всего, уметь говорить. Часто нужно быстро вспомнить информацию о стилях, национальных промыслах, ответить на неожиданные вопросы.

Команде подыгрывают и заказчики. По просьбе съемочной группы удивляются и радуются переменам, даже если на самом деле ремонт не окончен. Прежде всего, для работы в новом проекте Наталье потребовалось сменить имидж. Например, начать красить ногти красным лаком. Маникюр кажется мелочью, но руки телеведущей регулярно попадают в кадр и привлекают внимание к предмету, на который указывают.

Внешность популярной телеведущей обсуждается зрителями. После каждого нового выпуска передачи в «Инстаграме» появляются комментарии под фото Натальи. Поклонниц интересует фасон платья и прическа, украшения и макияж ведущей. Наталья Барбье умна, интеллигентна, ухожена и талантлива. Поэтому проект «Идеальный ремонт» и сейчас продолжает интересовать телезрителей.

Личная жизнь

Больше двадцати лет Наталья прожила в браке с Александром Галушкиным, известным литературоведом. Супруги познакомились еще в студенчестве – на кафедре литературной критики вместе учились у литературоведа Галины Андреевны Белой. Вместе с мужем Наталья создавала интерьеры московских квартир. Первым семейным гнездышком стала компактная двушка, в которой непросто было найти место для книг. Вторая квартира, расположенная в центре Москвы, перестроена из коммуналки.

Наталья Барбье и ее муж Александр Галушкин

Любовь к морю привела супругов на окраину городка Ульцин в Черногории. В 2002 году они стали там первыми россиянами, которые купили дачу у Адриатического моря. Журналистка так ярко описывала друзьям красоту Ульцина, что нечаянно стала основательницей русскоязычной дачной колонии на побережье Черногории. 22 июля 2014 года Александр Юрьевич Галушкин умер. Детей у пары не было.

Наталья Барбье сейчас

В декабре 2017 года съемочная группа «Идеального ремонта» вместе с Натальей Барбье дважды побывала в гостях у Кристины Орбакайте. Повидавшая немало знаменитостей квартира менялась, а зрители узнавали подробности личной жизни и творческие планы известной певицы.

Наталья Барбье в 2018 году

В 2018 году команда отремонтировала жилье актрисы Любови Полехиной и установила камин в городской квартире Леонида Якубовича.

Проекты

  • 1998 – журнал «Мезонин»
  • 1999 – ежегодная выставка «Неделя декора»
  • 2006 – «Дом с мезонином»
  • 2012 – «Интерьеры с Наташей Барбье»
  • 2013 – «Идеальный ремонт»
Page 2
повар, телеведущий Александр Белькович актер, телеведущий Андре Буше телеведущий, журналист, актёр, радиоведущий Владимир Березин политолог, журналист, телеведущий, продюсер Дмитрий Куликов телеведущий Иван Трушкин журналист, телеведущий Георгий Габуния ресторатор, телеведущий Арам Мнацаканов блогер Александр Горбунов политолог, телеведущий Михаил Погребинский телеведущий, актёр, заслуженный артист Украины Юрий Горбунов телеведущая, журналистка, блогер Янина Соколова телеведущий, шоумен, актер, режиссер Алексей Куличков натуралист, актёр, телеведущий Стив Ирвин журналистка, телеведущая, актриса Елена Николаева телеведущий, комик, сценарист Грэм Нортон политолог Павел Жовниренко телеведущая Татьяна Пушкина журналист, телеведущий, режиссёр, продюсер Глеб Пьяных врач-невролог, телеведущий Дмитрий Шубин телеведущий, журналист Ричард Хаммонд

24smi.org

Наталья Барбье: биография, личная жизнь, муж, дети

Талантливый дизайнер с образованием журналиста; увлеченный проектировщик жилья, но в ее квартире уже больше десяти лет ничего не меняется; поклонница изысканного стиля, яростно защищающая «Икею» – кто эта загадочная женщина? Она открыла людям новое направление в журналистике, которую назвала «интерьерной». Наталья Барбье сейчас – ведущая популярной программы «Идеальный ремонт», президент Ассоциаций дизайнеров и декораторов России. Ее появления с нетерпением ждут миллионы телезрителей по выходным, чтобы полюбоваться на изысканный интерьер обновленных квартир и послушать ценные советы по их благоустройству.

Краткие данные биографии

  • ФИО: Троепольская, Наталья Владимировна;
  • Дата и место рождения: 1960-1 год, 3 сентября; г. Кронштадт, Россия;
  • Родители: отец – Троепольский, Владимир Борисович; мать – Троепольская, Наталья Владимировна (полная тезка дочери);
  • Рост и вес: 160 см, около 55 кг;
  • Образование: высшее; окончила МГУ в Москве, факультет «журналистика»;
  • Род деятельности: журналистка, ведущая, художественный критик;
  • Семейное положение, дети: вдова (супруг Александр Галушкин скончался в 2018-м году); детей нет.

О родителях Натальи Барбье, о ее детстве и юности

Родилась будущая журналистка в городе Кронштадте, в семье капитана второго ранга и учительницы английского языка. Про свое детство Наташа Барбье писала, что она – настоящая «капитанская дочка»: «Меня папа часто брал с собой на корабль и привязывал к мачте в шторм, чтобы не смыло, правда!». А маме, по словам женщины, она обязана великолепным произношением и отличными знаниями грамматики английского: «Люблю удивлять незнакомых англичан или американцев своим идеальным языком».

Город-порт Кронштадт – такое место рождения указано в документах Барбье, но она пошла в первый класс средней школы в Саратове, туда переехали родители Наташи. Балтийские шторма, вечный моросящий дождь, ветер – эти воспоминания раннего детства иногда журналистка описывает в интервью, но всегда делает акцент, что Саратов для нее значил намного больше. Этот город, по ее словам, был намного уютнее и милее, потому детские годы у нее ассоциируются именно с ним.

«Родилась я в единственном роддоме в крепости Кронштадта, но чистое синее небо, сумасшедшие ночные звезды, трава выше головы – это мой родной Саратов, мое детство, там я выросла физически и духовно», – фрагмент интервью с Натальей Барбье.

Часто девочку отводили к саратовским дедушке и бабушке, которые жили «за красной линией бывшей Немецкой улицы» (слова Натальи), где она уже в маленьком возрасте делала первые шаги по дизайну: «Я из старинных бокалов и рюмок строила сложные пирамиды, часто в ущерб их количеству». А может, любовь к дизайну появилась из-за того, что квартира деда (между прочим, он был деканом исторического факультета университета) была очень сложной по расположению комнат? Еще цитата из интервью Натальи: «Они жили в частном доме, наверх вела длинная лестница, а там много-много комнат были объединены вокруг огромной голландской печи. Не оттуда ли ко мне пришла страсть к каминам и к переделке помещений?»

Воспоминания о детстве у Наташи Барбье – самые положительные. Заботливые мама с папой, бабушка-умелица, закрывавшая в бочках вкуснейшие помидоры с огурцами, дедушка-декан, который, несмотря на ученость, обожал все делать своими руками – эта атмосфера часто вспоминается женщиной с огромной теплотой. «Не могу припомнить ничего плохого из детства, я росла абсолютно счастливой. Потому меня, наверно, трудно вывести из себя или обидеть: я очень устойчивый психически человек», – так она о себе говорит.

А пока девочка разрабатывала свои первые интерьерные модели из бабушкиной посуды, ее мама, женщина деятельная и неутомимая, занималась жильем. «Она выстроила хитрую цепочку из пятнадцати как минимум квартир, и мы в результате переехали из «двушки» в плохом районе на набережную Саратова в чудесную «трешку», – из воспоминаний Натальи. «Ширь несусветная, аллеи из пихт, строгие пароходные причалы, Волга километров на шестьдесят видимости из окна», – описание района, где жила девочка в школьные годы. Любимое место, куда Наташа ходила каждые выходные – музей Радищева; бродя по залам музея, девушка мечтала стать искусствоведом, и «в сущности, я им и стала» – слова Барбье позднее.

Еще одной страстью в юности у Натальи был театр: ни одной премьеры местного ТЮЗа она не пропускала. Особенно любим был спектакль «Не стреляйте в белых лебедей» в постановке тогдашнего режиссера театра Киселева: «Помню, как заливалась слезами, смотря эту пьесу», – из воспоминаний Барбье. А потом, как она рассказывала, театр вдруг ушел на второй план: «Отпереживав как провинциальная девочка, я мстительно утвердила приоритет книг, печатного слова». Но это будет уже в Москве, куда Наташа поехала поступать в МГУ, «собрав вещи в полосатый чемоданчик с намерением больше не вернуться», – снова ее слова.

Жизнь и учеба в Москве, путь к успеху

МГУ дал Наталье диплом журналиста, а аспирантура после окончания факультета журналистики – профессию художественного критика. Барбье, выйдя из аспирантуры, проходит стажировку на английском канале BBC, а потом устраивается на работу в еженедельник «Литературная Россия». В общежитии Наташа жить не хотела, снимала квартиру, и уже тогда начали проявляться ее таланты: из минимума вещей (например, репродукция из журнала, старые симпатичные стулья, платок в роли скатерти) она ухитрялась в чужой квартире создать уют.

Издание «Литературная Россия» славилось в те годы консервативными взглядами, и будущему модному дизайнеру Наталье Барбье «развернуться» там было сложно, и она принимает решение перейти в более демократичную «Литературную газету». Но и там возможностей публиковать статьи с описанием деталей интерьера, давать советы по интересной переделке жилищ было мало, и еще через год Барбье уходит в «Огонек». В журнале молодая женщина занималась разработкой цветных вкладышей с красочными фотографиями интересного интерьера, а одновременно она начинает печатать статьи в «Домовом».

Если до «Огонька» Наташа подписывала работы «Троепольская», то начав работать в «Домовом», она берет себе псевдоним «Барбье». На самом деле это не псевдоним, а возвращение старой фамилии: у бабушки Натальи была по паспорту фамилия «Барбиер», переделанная на российский лад, а внучка просто вернула изначальное французское произношение. Но даже в «Домовом» возможностей раскрыть дизайнерский талант у Барбье (как и у других работников) было не слишком много: руководство всех печатных изданий в те времена ревностно следило, чтобы авторы старей слишком не увлекались «буржуйскими» тенденциями. Спасением для женщины стал «Мезонин», где появилась перспектива рассказывать о модных мировых направлениях в оформлении жилых помещений. Первые работы в этом журнале за подписью «Наташа Барбье» были напечатаны в 1988-м, и вот ее уже начинают приглашать на ТВ как обозревателя интерьеров.

Потом был проект «Дом с мезонином», где Наталью уже узнают поклонники в качестве ведущей. Она организует в Москве «Недели декора» и «Недели садов», а в любимом «Мезонине» становится главным редактором. Со страниц журнала и с экрана ТВ женщина старалась привить читателям и зрителям хороший вкус, показать самые смелые новинки в мире дизайна и одновременно не забывала о нетленной классике. А еще она часто повторяла (и повторяет до сих пор): «Надо знать разницу между ремонтом и декором. Ремонт – это обязаловка, когда из старой квартиры нужно выбросить старье, сломать ветхие перегородки, приспособить площадь для нормального жилья. А декор – это состояние души, наличие тонкого вкуса, это совсем другое».

«Звездный час» Наташи Барбье настал, когда ее в 2013-м Илья Кривицкий приглашает в передачу «Идеальный ремонт». Команда строителей, проектировщиков и дизайнеров приходит к звездам эстрады, известным людям и переделывает их квартиры до неузнаваемости. И снова женщина уточняет: «Название передачи – не совсем точное. Мы не меняем трубы, не делаем новых перекрытий, не ломаем стены. Мы наводим красоту». Успех программы – во многом заслуга ведущей, потому что Наташа всегда элегантна, одета стильно и модно, но не кричаще, у нее всегда идеальные прическа и маникюр. Она грамотно рассказывает о том, что делается во время переделки квартиры, дает ценные советы, потому программа очень популярна у зрителей, ее с нетерпением ждут по выходным.

Интересные мысли о моде в декоре и дизайне жилья

Популярная ведущая не подделывается под стандарты – она смело высказывает свои мысли относительно убранства жилья и его оформления. Наталья считает, что в доме (или квартире) нужно все делать так, чтобы было удобно конкретным людям, а не превращать жилище в «музей мебели». Золотое правило, по ее мнению – начинать переделку жилья надо с анализа местности, где оно расположено. Квартира в старом центре Москвы не может быть похожей на дом, стоящий на ростовской набережной.

Бартье критически высказывается о «ландшафтном буме», который губит дачи. Люди, говорит она, на нескольких сотках строят шале, готические замки, устраивают японские парки, а результат – на этой земле негде ни ногу поставить, ни вздохнуть свободно. По ее мнению, лучший дачный дизайн – времен начала XX века, 30-е годы, когда появился лаконичный и уютный стиль «старой московской дачи».

Остромодное оформление квартир, считает журналистка и критик – не для общей массы людей, потому что соблюдение последних тенденций делает квартиру нежилой. Интерьеры, которые предлагаются в известных журналах – для звезд, которые приглашают к себе журналистов, таково ее мнение. Самый «душевный» стиль для среднестатистического горожанина – времен 60-х, «с их послевоенной находчивостью и скромностью», – слова Натальи.

Строгих правил в соблюдении единого стиля сейчас нет – считает Барбье. Например, говорит она, уже не стыдно антикварный стол окружить современными пластиковыми стульями. Дурной тон, замечает Наташа – слепо следовать моде, потому что через 2-3 года мода уйдет, и жилище будет выглядеть безнадежно устаревшим. По ее мнению, лучше в квартире держать классические вещи и время от времени добавлять к ним свежие модные аксессуары.

Строгий критик и грамотный стилист, Наташа Барбье постоянно защищает фирму «Икея» от обвинений в безвкусице. «Как можно не любить «Икею?» – говорит она: «В этой компании работает масса компетентных дизайнеров, и надо сказать «браво» людям, которые справились с главной задачей (экономия на сборке мебели) без ущерба для стиля». Еще ее слова об этом бренде: «У меня самой дома стоит их чудесный диванчик, который я обшила бархатом».

О личной жизни Натальи Барбье

Семьей популярная телеведущая обзавелась, еще будучи студенткой МГУ: она вышла замуж за известного историка-литературоведа Александра Галушкина. Никакой «горячей» информации о подробностях личной жизни Натальи и ее супруга в СМИ никогда не печаталось, они жили всегда в полном согласии и любви. Парадокс, но квартиру супруги обустроили без особых излишеств и вычурности; сама Барбье признается, что ей не хочется часто у себя менять интерьер, покупать новую мебель и аксессуары. Около десяти лет уже в ее квартире не происходило кардинального ремонта, зато есть много раритетных вещей и уникальных произведений искусства.

В 2002-м Барбье и Галушкин купили участок под дачное строительство в Черногории. Их пример вдохновил еще многих русских последовать их примеру, и так появилась в Черногории «русская дачная колония». И там, на черногорской даче у Натальи и ее мужа – уют, стильно, красиво, и в то же время все функционально. «Любое жилье, дом это или дача, для меня – норка, где я могу лечь на удобный диванчик, зарыться в пледик, и смогу прийти в себя после работы», – слова женщины о жилище.

Наталья с мужем не были любителями активно проводить время на модных тусовках, они предпочитали посидеть вечером с книгой или пригласить в гости близких друзей. А вот путешествовать они любили, особенно им нравилось сидеть у костра и смотреть на огонь, любоваться звездами или водой на берегу. В 2018-м в жизни женщины произошло печальное событие: ее муж Александр Галушкин скончался, детей у пары не было.

Интересные факты

  1. Любимая вещь в ее квартире – седло слона, привезенное из Индии, его она переделала в милый журнальный столик. В одном теле-интервью Наталья, смеясь, встала на него и сказала: «Мало того, что столик красивый, на нем еще могут стоять сразу сто сорок семь человек!»
  2. Она не только занимается интерьером, но еще и преподает в школе-студии «Детали» на Спиридоновке. Женщина, если приезжает туда, проходит каждый шоу-рум по всем четырем этажам школы, знакомится с молодыми дизайнерами.
  3. Ее любимое место в столице – балкон на верхнем этаже этой студии, куда она обожает выходить с чашкой кофе, чтобы полюбоваться на старую Москву. Это место она называет – «my secret place in the middle of Moscow».
  4. Несмотря на то, что женщина хвалит прежде всего классику, она призывает не бояться ярких и темных цветов. «Изгоняйте из себя стереотип «светленькое-бежевенькое», это уныло и скучно», – говорит она.
  5. Она не любит, когда сравнивают передачи «Идеальный ремонт» и «Квартирный вопрос». Задача первой программы – недорого и быстро преобразить помещение, а второй проект занимается фундаментальными перестройками.
  6. Два незыблемых правила в одежде для Наташи: первое – стиль важнее чем мода, второе – сначала индивидуальность, потом тенденции. У нее есть как новомодные вещи, так и те, которые она носит больше пятнадцати лет, например – маленькое черное платье от Шанель.
  7. Когда Барбье спрашивают про фэн-шуй, она скептически улыбается: «Расстановка мебели по фэн-шую – восточная причуда, у нас ей места нет. Здесь и климат другой, и традиции, и… морозы под сорок!»
  8. Главная цель проекта «Идеальный ремонт», по мнению ведущей, не сделать «круто-дорого, чтоб все ахнули». Цель – чтобы жилище было не для «фасона» перед гостями, а для счастья.

znamenitosti-life.ru

Наталья Барбье: потеря мужа и личная жизнь ведущей

Журналистку знают, как ведущую программы «Идеальный ремонт». Наталья замужем. Более 20 лет она живет с Александром Галушкиным. Мужчина хорошо известен в литературных кругах. Познакомились будущие супруги, когда были студентами МГУ. Их наставницей была Белая Галина Андреева, литературовед.

Вместе с супругом Наталья создавала интерьеры столичных квартир. Первым жильем супругов оказалась небольшая двухкомнатная квартира. Места там было немного, так что книги с трудом удалось разместить. Вторую квартиру, в которой жили Наталья с мужем, перестроили из коммуналки.

Журналистка и ее муж любили море. Наталья называла себя «капитанской дочкой», так как ее отец был моряком. Видимо, отсюда и любовь к морю у ведущей.

В 2002 году в Черногории на окраине города Ульцин они купили дачу. Она находилась недалеко от моря. Супруги были первыми гражданами России, кто купил дачу у моря.

Летом 2014 года Барбье пережила горе. Ее муж умер. Детей в этом союзе не было.

Наталья по гороскопу Дева. У нее есть все главные черты, присущие людям, родившимся под этим знаком. Она с легкостью находит общий язык с людьми. Не склонна к конфликтам. В общении милая и спокойная.

Сейчас 58-летняя Наталья продолжает заниматься любимым делом – помогает героям передачи «Идеальный ремонт» создавать уют и красоту в их домах.

zen.yandex.ru

Наталья Барбье: биография, личная жизнь, муж, дети

Вот уже несколько лет Наташа Барбье приходит вместе со съемочной группой «Идеального ремонта» в гости к разным знаменитостям, чтобы изменить их жилье до неузнаваемости. В ее творческой биографии уже были работы на телевидение, но именно эта программа принесла ведущей большую популярность у широких масс, ведь зрители не только оценивают технологии ремонта, но и узнают немало интересной информации про любимых звезд экрана. Своими выпусками Наталья стремится развить у россиян творческую фантазию, кроме этого, она уверена, что такой ремонт, какой делают они, будет по силам и многим зрителям.

Сама Барбье никогда не гналась за модой и дороговизной, поэтому гости ее квартиры могут увидеть там необычные вещи, приобретенные на блошином рынке или даже на свалке. Она много времени уделяет работе, поэтому личная жизнь переместилась на второе место. После смерти мужа журналистка не осталась одна; она продолжает общаться с друзьями и когда у нее находится свободное время, отправляется в путешествие.

Детские годы

Будущая телеведущая (ее фамилия при рождении – Троепольская) родилась в 1962 году в Кронштадте, где прошли ее ранние детские годы. Родители Натальи воспитывали также ее старшего брата. Отец был капитаном 2-го ранга, а после отставки он занимался созданием яхт-клубов на Волге. Ее мама работала завучем в английской спецшколе. Ее далекие предки возможно были французами, но родители по национальности – русские. В детские годы Наташа любила проводить все лето на даче у бабушки, которая была отчаянная и не по возрасту активная: она научила внучку плавать и лазить по деревьям. После того, как у бабушки обострились болячки, она не стала себя пичкать лекарствами, а занялась йогой. Будущая журналистка не отставала от нее и часто сидела с ней на берегу Волги в какой-нибудь позе.

Являясь членом первой советской яхтенной сборной, ее отец часто отправлялся в регаты, но семья не оставалась в стороне, и компанию ему составляла мама и Наташа с братом. Эти спортивные мероприятия закалили ее и научили работать в команде. Первый раз девочка появилась на яхте, когда ей было всего два года; тогда, чтобы малышку не смыло волной, мама привязала ее к мачте.

Будучи аккуратисткой и чистюлей, мама создавала уют не только дома, но и во время походов на яхте. Взрослея, Наталья отмечала, как родительница умудрялась украсить стол даже для обычного ужина, используя при этом красивую посуду и свечи. Школьные годы будущей телеведущей прошли в Саратове, куда переехала вся семья. Она занималась танцами, увлекалась историей и архитектурой, но после окончания школы решила стать журналисткой.

Барбье уехала в Москву, где вскоре стала студенткой МГУ. Ей приходилось снимать на окраине комнату, в которой умещалась лишь кровать и журнальный столик. Девушка чувствовала себя очень неуютно, но вскоре она придумала, как облагородить свое жилье. Она использовала для этого бабушкин павловопосадский платок, которым накрывала стол, а наверх повесила красивое фото из журнала. Под этой иллюстрацией всегда находилось большое желтое яблоко.

Карьера журналистки и участие в телепроектах

Отучившись на факультете журналистики, Наталья устроилась корреспондентом в газету «Литературная Россия», но там ее карьера не сложилась. В своих первых публикация она смело выдвигала свои мысли, которые не понравились чиновникам. Как раз шли годы перестройки, и журналистка не особо переживала из-за увольнения. Вскоре девушка уже была сотрудником «Литературной газеты», а через год ее пригласили в «Огонек» в отдел искусств, где она создавала цветные вкладки. Барбье проработала там несколько лет, а затем в ее карьере случился новый виток: ей предложили вести рубрику в глянцевом журнале об интерьерах «Домовой». Именно тогда она стала подписывать свои работы как Барбье.

В конце 90-х годов увидел свет журнал «Мезонин», в котором освещались темы интерьера, декора и модные тенденции, происходящие в мире. Наталья возглавила это издание, выступив в должности главного редактора. Как профессионала в этой области, ее приглашали на телевидение в такие передачи, как «Дом с мезонином» на канале Домашний, «Интерьеры с Наташей Барбье».

В 2013 году журналистку позвали на Первый канал, где ей предложили стать ведущей проекта «Идеальный ремонт». Героями ее передачи были такие звезды, как Дмитрий Нагиев, Михаил Боярский, Лолита Милявская, Александр Градский и другие; именно им она создавала интерьер в домах. Чтобы работа радовала не только команду, но и участников проекта, съемочная группа во главе с Натальей обсуждала с ними тонкости ремонта и учитывала их предпочтения. Почти все герои остались довольны новым оформлением квартиры, а также переоборудованием загородных домов.

Так, Александр Градский хотел, чтобы на его кухне не было всяких бантиков и рамочек, поэтому команда строителей сделала там строгий стиль. Лолита Милявская вообще захотела убрать кухню с виду, поэтому для ее квартиры придумали решение, спрятав всю утварь в узкие деревянные шкафы. К Дмитрию Нагиеву съемочная группа приходила аж два раза: он отремонтировал сначала кухню, а потом спальню. Для актера решили подобрать спокойный и уютный интерьер, чтобы вне съемок он мог хорошо отдохнуть и расслабиться. Для семьи Михаила Боярского, которая проживает в старом петербургском доме, решили поклеить обои с насыщенным рисунком и расставить мебель светлых оттенков в классическом стиле.

Семейное счастье

Барбье редко рассказывает о своей личной жизни, уделяя много внимания в своих интервью любимому делу. Она была замужем за известным литературоведом Александром Галушкиным, брак с которым продлился более двадцати лет. Со своим избранником будущая журналистка познакомилась, когда училась на кафедре литературной критики. В отличие от нее, муж посвятил себя истории литературы.

До замужества она жила в однокомнатной квартире, где сама сделала ремонт. Когда у Натальи появился муж, они приобрели компактную двушку, в которой прожили несколько лет. Затем супруги переселились в старый дом в центре Москвы, где раньше была коммунальная квартира. Они не стали особо менять свое жилище, чтобы сохранить там ауру.

Наталья с мужем не любили ходить на светские мероприятия; часто они оставались дома и с удовольствием читали книги. Супруги много путешествовали, а вскоре приобрели дачный домик в Черногории, наслаждаясь отдыхом у Адриатического моря. Со временем там обосновались и другие россияне, которые составили компанию семейной паре. В 2014 году случилось горе: муж Барбье скончался. Дети у супругов так и не появились на свет.

Жизнь вне работы

В квартире ведущей до сих можно найти много старых вещей, которые принадлежали ее родителям и бабушке. Она не гонится за модой и дороговизной, предпочитая жить в уютном и удобном жилище, пусть даже в нем есть кривые стены и скрипучий паркет. Наталья любит проводить время на кухне, поэтому обустроила ее на свой лад.

Она часто поражает зрителей своим безупречным вкусом и выбором стильных нарядов, и это неслучайно, ведь все образы в эфире ей помогают создать профессиональные стилисты.

Сама ведущая немного скептически относится к моде: если ей нравится какое-то платье, она будет носить его несколько лет, невзирая на актуальность этой вещи в сезоне. Журналистка уверена, что стиль важнее, чем мода, а индивидуальность ценится больше, чем тенденция. Она всегда старается подчеркнуть свои достоинства и часто выбирает классические однотонные платья.

Советы по ремонту от Наташи Барбье

  • Если затевается ремонт, то не нужно экономить на окнах и полах, которые обязательно нужно поменять или отреставрировать;
  • Зимой кухню можно оживить, повесив сушеные баклажаны, связку чеснока или перцев. А чтобы добавить уюта и комфорта, можно использовать плед, подушечки и темные шторы;
  • С приходом лета хорошо повесить светлые шторы, а на мебель заправить белые чехлы. Вообще, каждый сезон можно что-либо менять в своем жилище;
  • Если в доме нет камина, то можно использовать какую-то нишу, и там поставить в ряд три больших свечи, которые можно почаще зажигать;
  • Если поклеить обои с выразительным цветочным орнаментом, то в интерьере больше не нужно использовать такую гамму, и выбрать более спокойные тона;
  • Мебель и шторы лучше сочетать по цвету или выбирать преимущественно однотонные цвета. В интерьере нужно отходить от стереотипов «светлое и бежевое» и отважиться на яркие и тёмные цвета.

Интересные факты

  1. Будучи студенткой, будущая ведущая не захотела жить в общежитии, поэтому старалась найти любую подработку на то, чтобы снять жилье. Благодаря повышенной стипендии и заработанным деньгам, она снимала сначала комнаты, а потом могла позволить себе поселиться даже в квартире. Часто предлагали грязное жилье, в которых были клопы и тараканы, но она умудрялась расчистить, облагородить и сделать его уютным. Возможно, уже тогда Наталья почувствовала интерес к занятию интерьерами.
  2. Во время съемок программы «Идеальный ремонт» случались разные казусы, как например, у Лолиты Милявской. Строители не успели повесить хрустальную люстру, но чтобы не сорвать съемку, ведущей пришлось восхищаться ее красотой. Актриса в это время смотрела на пустой потолок и восторгалась тоже. А люстра тогда лежала в углу, но оператор снимал профессионально, поэтому зрители ничего не поняли.
  3. Бабушка журналистки – долгожительница, которой в 2015 году исполнилось 102 года. Она всегда вела активный образ жизни и занималась плаванием до 80-летнего возраста. Несмотря на свою фамилию Барбиер, бабушка – по национальности русская. Именно ее фамилию ведущая взяла в свое время, только убрала букву «р» на конце.
  4. Наталья успевает не только заниматься обустройством быта, но и преподавать в школе-студии «Детали». Часто она поднимается попить кофе на балкон в студии, любуясь в это время улицами старой Москвы.

stars-top.ru

Наталья Барбье: биография, личная жизнь, карьера. Наталья Барбье: личная жизнь Наташа барбье биография личная

Сдержанность, интеллигентность и высокая интеллектуальная составляющая - вот она, Наташа Барбье. Журналист, издатель журнала «Мезонин» и телеведущая. Настоящее имя - Наталья Владимировна Троепольская. Псевдонимом Наталья избрала фамилию своей бабушки… Имеет право. Она - Женщина с большой буквы, от нее исходит аура обаяния, мягкости и домашнего уюта, но в то же время глубокого ума и продуманности во всем. И такой леди фамилия Барбье больше подходит, чем Троепольская.

Детство

Наташа Барбье - российский дизайнер, и чувство стиля - это ее образ жизни. Родилась Барбье в Кронштадте, затем семья переехала в Саратов. Третье сентября - дата ее рождения. Дева по гороскопу - мягкая, нежная, чистая, но твердая в своих намерениях и умеет достигать намеченных целей. Наташин папа, Владимир Борисович Троепольский - моряк, и потому она именует себя не иначе как «капитанская дочка». Мама Натальи - педагог, преподавала английский язык, и своим идеальным произношением Наташа обязана именно ей. Она часто вспоминает свое детство, которое, по словам Барьбье, было счастливым. Поэтому она говорит, что обидеть или рассердить ее практически невозможно. Наташа Барбье, биография которой началась в приморском городе, связала свою жизнь отнюдь не с мореходством или тем, что к нему относится. Она пошла совсем по иному пути и, похоже, не прогадала. Она обожает свою работу и не стесняется об этом говорить.

Обучение

Наша героиня окончила факультет журналистики МГУ. Потом она приобретя специальность «художественный критик». Далее Наташа стажировалась на канале BBC.

Карьера

Сначала была «Литературная Россия», где будущая знаменитость работала в качестве корреспондента, затем - журналы «Огонек» и «Домовой». Видимо, с последнего началась страсть к дому и интерьерам… В 1998 году Барбье вступила в должность главного редактора журнала «Мезонин» - первого российского журнала о декоре, и с этих высот никуда не опускается. Ее часто приглашали и приглашают на телевидение. Например, Наташа Барбье уже давно является ведущей, а по совместительству экспертом в передачах «Интерьеры», «Идеальный ремонт» и «Дом с мезонином». Вот она и нашла свое призвание - декор интерьеров и все, что с этим связано. Госпожа Барбье стала соучредителем и президентом «Объединения декораторов интерьеров» и регулярно, каждый год она занимается организацией и проведением выставок «Неделя декора», «Неделя садов» и «Декор стола». До нее фактически никто этой темой так глубоко не занимался. Наталья явилась в прямом смысле родоначальницей интерьерной журналистики в России, поэтому Барбье очень плотно освоила свою нишу, и на сегодняшний день мало кто может составить ей конкуренцию. Она досконально и много готова рассказывать своему зрителю обо всем, что ей понятно и в чем она уверена, с удовольствием делится со своей аудиторией опытом и дает ценные советы.

Характер

Наташа Барбье стояла у истоков так называемой интерьерной журналистики, пытаясь систематизировать стремления домохозяек к благоустройству жилья. Все неравнодушные к обустройству своего внутреннего пространства и те, кто любит его приукрашивать и модернизировать, никак не останутся безразличными к персоне Наташи Барбье.

Живите с душой

Она прекрасно разбирается в том, что хорошо, а что плохо в плане интерьера. Сама для себя она решила давно, что дома необязательно делать ремонт каждый год. Просто надо выкинуть лишнее (или убрать подальше) и навести порядок, и этим Наташа занимается регулярно. И ведь правда - интерьер заиграет новыми красками, преобразится! Ведь вещи носят отпечаток личности человека, и было бы преступно их выкидывать или менять (с мужьями, родителями и детьми ведь не расстаются, они неизменны).

Предпочтения

Наташа Барбье год рождения свой с женской кокетливостью скрывает, но появилась на свет она примерно в 1960-м - на фото юная Наташа в первом классе саратовской школы, а это 1967 год.

Но биологические годы - не главное для женщины, самое основное - возраст ее души, которая всегда молода, когда ей есть чего хотеть. Итак, она - главный редактор журнала «Мезонин», считает великими мастерами дизайнера художников Татлина, Малевича и Лисицкого. Наташа очень сетует на до сих пор не изжитую «промышленность» дизайна в России (а может, это российский стереотип), что никак не можем мы вырваться из этих оков, из периметра провинциальности. Но это все, по ее словам, обусловлено историей, и никто тут не виноват. Она ратует за искусство декора и надеется, что когда-нибудь изящные украшения как интерьера, так и обеденного стола будут естественно восприниматься русскими людьми и перестанут доставаться с антресолей по праздникам, а постоянно будут сопровождать обитателей квартиры или дома. Наташа Барбье, которой прикрыта завесой тайны (она очень не любит распространяться на эту тему в прессе), искренне оскорбляется всем, что неэстетично и сделано не с любовью. Она считает, что красиво - это не тогда, когда на людях ты надеваешь Gucci и «лабутены», а дома ешь из пластиковой посуды. Красота для Наташи Барбье - состояние души, которое постоянно и не меняется под влиянием обстоятельств… Человек высокого искусства - ничего не поделаешь, она такая! Причем предметы не обязательно должны быть очень дорогими, главное - они должны быть безупречно собраны вместе и смотреться гармонично. А это и есть настоящее искусство, считает Наталья. У нее дома лежит старый набор поварешек из меди с блошиного рынка Амстердама и серебряные приборы для рыбы, когда-то принадлежавшие лондонскому отелю «Дорчестер», а с Измайловской барахолки к ней перебралась на ПМЖ старая люстра. И всему этому находятся и время, и место.

Личная жизнь и любимый супруг

Вопрос о домике у берега моря давно решила для себя Наташа Барбье. Муж, Александр Галушкин, полностью поддержал ее, и вместе со своими друзьями они обзавелись жильем в Черногории в городе Ульцин. Это недорогой и не обжитый русскими город. Первый дом они приобрели за 14 тысяч евро, причем это было недорого по сравнению с соседней Италией. Их дом в свое время положил начало целому русскому поселению, расположенному в Ульцине, так что здесь живут многие представители российской богемы. Маленькая звездная Россия в Черногории - вот как правильно называется эта местность! Звезды предусмотрительно приобретали недвижимость еще тогда, когда она стоила недорого, и теперь могут наслаждаться чудесным климатом и морем круглый год! С мужем они живут уже очень давно, любят друг друга, поддерживают и понимают. В их семье царит любовь. Им приятно приходить в свой дом. Именно это, считает Наталья, является залогом крепкой и счастливой супружеской жизни, так она видит

Цветы жизни на чужих подоконниках?

Совершенно случайно натолкнулась на это интервью.

Так как многое в сказанном отвечает моей позиции, как в вопросах интерьерной моды, так и моды вообще, то решила перенести его в свой блог полностью.

http://litsasovsek.ru/magazines/article/150

текст Татьяна Петрова фото Алексей Петров

– Это маленькая квартира, всего 72 метра, – начала свой рассказ Наташа. – Когда-то здесь была коммуналка, на которую мы с мужем поменяли наши прежние квартиры, и в 9-метровой комнате, где теперь находится столовая, жила целая семья. 15 лет назад купить жилье можно было только на вторичном рынке. И, вероятно, мы могли бы «выменять» (существовал такой термин!) нечто большее. Но нам понравилось необыкновенное обаяние этого старого дома в центре Москвы с замечательной планировкой квартиры, где скромные 72 метра ощущаются как 100 и больше .

– Вы наверняка интересовались историей вашего дома?

– Конечно. Четыре этажа были возведены в начале прошлого века, а два последних (мы живем на шестом) – в послевоенные сталинские годы. Причем верхние квартиры были достроены абсолютно в тех же пропорциях и с той же планировкой. С одной лишь разницей – соседи снизу являются счастливыми обладателями потолка высотой в пять метров. У нас – всего три с половиной. Но и то мы очень довольны. Для людей с огромной библиотекой этот аргумент является очень важным: чем выше потолок – тем больше полок. А для меня книги, к тому же, лучшее украшение интерьера.

– Часто бывая в гостях у известных людей, мы поражаемся тому, что иногда во всем доме нет ни одной книжной полки…

– Да, по количеству телевизоров и книг в доме можно многое рассказать о людях, которые в нем живут. В нашей квартире вы не сразу найдете единственный телевизор, зато заметите обилие книг и семейных фотографий, привезенные из разных стран камешки, любимые осколки с археологических раскопок, купленные на «блошиных рынках» старые изразцы и лампы… Все эти дорогие сердцу мелочи заполняют немногие свободные места на полках в гостиной (она же библиотека и она же телевизионная – должны же мы знать, что происходит в мире и в стране!). Здесь и в кабинете мужа стеллажи до потолка. Остальные книги – на даче. Есть еще спальня, кухня и столовая. Собственно, все, что нужно для жизни. Как любая хозяйка, я не отказалась бы от кладовки. Но для нее места не нашлось.

Мы обживали эту квартиру на фоне чудовищных «евроремонтов» прошлого десятилетия и прежде всего хотели воспроизвести здесь атмосферу старого московского интеллигентного (простите за это слово, которое теперь как-то странно звучит) дома, в котором жили несколько поколений. Так и получилось. Теперь можно смело сказать, что это хорошая старая московская квартира с историей. Нашей историей. Любой нормальный интерьер говорит о характере и образе жизни его хозяев. Если только он не сделан дизайнером «под ключ» – под анонимного покупателя.

– Вы въехали в эту квартиру много лет назад, когда искусство интерьер-дизайна только зарождалось в новой России. Кто помогал вам с оформлением?

– Мои друзья – декоратор Анна Муравина и архитектор Сергей Кругляк. Сережа подсказывал, как технологически претворить в жизнь наши с мужем идеи, он же предложил «зашить» кухню в обычный гипсокартон, покрасить его, а с помощью деревянных планок сделать намек на фахверк. Тогда ведь не было замечательного выбора отделочных материалов. Это сегодня в нашем городе можно купить все. Если, к примеру, в Москву привозят шесть кусков самого роскошного бразильского мрамора, то все эти шесть кусков тут же раскупаются. Нам в начале 90-х выбирать было не из чего. Многие предметы мебели сделаны белорусскими мастерами по нашим эскизам. Поэтому квартира получилась не затратная. В нее вложено ровно столько, сколько нужно для того, чтобы хорошо жить, веселиться и не расстраиваться, если что-то где-то не так.

Мне нравятся «пожившие» вещи. Мы оставили старый паркет – смешной и скрипучий, старые дверные ручки – во всех комнатах разные. Сами двери, к сожалению, пришлось поменять – слои красок за годы коммунального жилья просто убили их. Но нам удалось найти похожие. Важно было сохранить дух старой квартиры. Несмотря на то что это была коммуналка, люди здесь жили дружно. По крайней мере никто никому тараканов в борщ не бросал. Мы поняли это сразу. Оттого, видно, и сами живем весело.

Мой интерьер в принципе не является показушным. Дом существует для того, чтобы в нем жить, а не для того, чтобы демонстрировать и рассказывать, как он прекрасен. Словом, показывая сейчас вам свою квартиру, я чувствую себя не очень удобно. Да, это наша любимая обжитая московская квартира. Здесь хорошо нам с мужем. Приятно нашим гостям. Но что в ней такого уж особенного?

– Сегодня немногие москвичи любят принимать гостей…

– А в нашей маленькой квартире иногда собирается человек 20. Народ разбредается по комнатам, кто-то устраивается на диванах, кто-то на полу. Но почему-то всем очень нравится сидеть в столовой за небольшим столом под итальянским уличным фонарем, который моя подруга – художник и скульптор Елена Языкова – купила на «блошином рынке» в Италии, но так и не нашла для него места в своем доме. А у нас он прижился…

Конечно, столовая для большого приема не годится, да и в семиметровой кухне, где когда-то готовили две или три семьи, помещаюсь только я. Но стена между кухней и комнатой не была несущей, и, сделав проем, мы объединили кухню со столовой. Надо признать, первоначальная планировка квартиры была на редкость удачной. Видно, что работал грамотный архитектор. Я ведь постоянно бываю на съемках в новостройках. Современная планировка домов, за редчайшим исключением, ужасная. Все сделано как-то не умно. Люди покупают квартиры площадью в 160–200 метров, а потом оказывается, что кухня все равно маленькая, и есть там невозможно. А им, по старой советской привычке, хочется пить чай именно на кухне. Или строится роскошная 60-метровая столовая, в которой никто не обедает…

В наших 72 метрах мы вынуждены были учитывать каждый миллиметр. Поэтому даже ванну развернули, чтобы комната выглядела пропорциональной.

– Мебель была сделана на заказ. А где вы покупали отделочные материалы, когда ничего не было?

– Страшно вспомнить! Когда дело дошло до ванной, мы кинулись искать плитку. И из всей той дури, которая продавалась, самым разумным цветом был белый. Однако прошло более 10 лет, и белая плитка как была стильным вариантом для ванной, так и осталась. Посмотрите на остромодные, умные миланские интерьеры. Ванная там – белая. Разве что плитка мельче размером. А белый цвет – вне моды. И не приедается.

Для штор я выбрала ткань французской компании Pierre Frey. Тогда это была одна из самых последних коллекций, она безумно мне нравилась, и я заказала для кухни синюю расцветку, а для спальни – вишневую. Правда, сшиты портьеры были так, как умели шить в те годы. К тому же я не рассчитала, что при каждой стирке шторы будут становиться все короче и короче. Так что теперь один выход – когда они станут совсем короткими, отвезти их на дачу, а для квартиры заказать новые. Вообще же, я предпочитаю не менять то, что меня устраивает. Ради моды? Не вижу смысла. Если только предмет просто неудобный. Хотя и в этом случае можно найти компромисс. Например, на стульях в столовой было не очень уютно сидеть. Но они мне так нравились, что я решила их купить. А для комфорта придумала подушки.

– Вижу, и вы не избежали соблазна купить недорогую мебель IKEA?

– Размеры икеевских диванов очень удачны для маленьких комнат. Да и цены этого магазина, не скрою, радуют. Надоел диван – выкинул, забыл. И не пожалел. Иногда я меняю цвета, с помощью элементарных пледов делая гостиную синей, красной или белой. Ничего более! Хотя, наверное, это плохо звучит из уст главного редактора интерьерного издания, которое, прекрасно знаю, не то что не последнее на рынке, а одно из лучших. Но ведь и модельеры, выпускающие на подиум красавиц в роскошных нарядах, сами порой носят джинсы и черные майки. Так же и я. Очень люблю интерьер, смею надеяться, что разбираюсь в теме. Но не существует просто интерьера. Есть моя квартира, мною сделанная. В ней много мне лично дорогого и приятного, и я люблю ее такой, какая она есть. То же самое я могла бы сказать про свою дачу. Я делала ее не для того, чтобы она понравилась кому-то.

– Это было сделано под большим давлением моей редакционной команды… Дача очень простая, деревянная, в русском стиле. Но именно такую мы с мужем и хотели. Как культурный ландшафт Подмосковье в сущности уже уничтожено. Нет тех чудесных дачек, заросших виноградом, веранд с растекловкой… Отчасти поэтому, когда все возводили огромные каменные дома, мы построили себе такую дачу.

– Кроме икеевских диванов в гостиной есть антикварный ковер, роскошный cofee-table и марокканский фонарь…

– Я очень люблю старые ковры. Ковру возле камина лет 60, он из Белуджистана. Мы отреставрировали его, почистили и положили, потому что он нам с мужем очень нравится. Но до него лежал старый узбекский килим. Два ковра в разных стилях не ужились. Первый пришлось убрать, и теперь он ждет своего часа или другого правильного места. Фонарь был куплен в антикварной лавке в Марокко, когда галереи «Танжер» в Москве еще не существовало и эта страна не была столь популярной у россиян. Журнальный столик – настоящее, совершенно неподъемное седло слона. Наталия Семенова, моя знакомая, занимающаяся интерьерами, и Дмитрий Алексеев, художник и декоратор, были, кажется, первыми россиянами, уехавшими в Индию. Из своего длительного путешествия они привезли два или три контейнера чудных старых вещей. Это было очень давно, индийского антиквариата как такового не осталось. Теперь большая часть предметов оттуда – грамотно сделанные, хорошие (нет, не подделки!) современные вещи из состаренного дерева. В Европе Индия в тренде уже много лет. Наташе и Диме повезло – они привезли порталы дворцов, старые двери, из которых можно было делать столы… А мне из той замечательной «посылки» досталось седло слона, которое я безумно люблю и которое, скорее всего, не буду менять еще много лет. Разве что на дачу отвезу.

Я люблю вещи независимо от того, старые они или новые, дешевые или дорогие. Если предмет нравится – куплю и найду ему достойное место в интерьере. Так же, кстати, отношусь и к дизайну одежды. Не могу представить, что надену ультрамодную, но некомфортную для меня вещь. Ну, правда, я живу вне моды и сознательно не хочу, чтобы она влияла на мою жизнь. Мне кажется, в ней очень много наносного. Я не знаю, как сносить уже имеющиеся пять летних пальто. Зачем же нужно еще десять? Не поверите, иногда с огромным удовольствием листаю fashion-журналы, чтобы понять, ЧТО из моего шкафа можно достать, потому что ЭТО внезапно опять в моде. В прошлом сезоне, например, с удивлением узнала о «триумфальном возвращении маленького черного платья». Я и не догадывалась, что оно выходило из моды! Теперь надеваю его не только потому, что люблю, но и с идеологическим обоснованием – оно же в тренде! То же самое иногда случается со старенькими тупоносенькими туфельками или башмачками моей бабушки. Прекрасно! Я надену их несколько раз за сезон и буду счастлива!

– К слову, о стареньком. Нельзя не обратить внимания на книжный стеллаж. Видно, что при покраске его искусственно «старили». Вы это тоже сами придумали?

– Нет, это посоветовала Аня Муравина. Шкафы сделаны из сосновой доски, а потом покрашены серо-синей краской и затерты. Нам хотелось, чтобы получился эффект не то что старого, но простого дерева. (Я очень не люблю лакированные вещи. Хотя сейчас они безумно модны! Кругом лак! Черный, густой. В тренде – эффект рояльной глубины). Аня же объясняла девочкам малярам, как сделать «античную» штукатурку в столовой. Брала губку, показывала, как нужно растирать. Тогда специалистов по декоративным поверхностям еще не было, поэтому и стенка местами получилась неправильная. Маляры растерли, как могли.

– Во-первых, я взяток не беру. Во-вторых, вообще не хочу, чтобы мне кто-то делал супермодно, тем более в старом московском доме. Есть такое понятие «гений места». Дом на холме не может быть похож на дом, стоящий в низине. В квартире-студии в новостройке будет уместна актуальная стилистика, а не исторические реплики. Пентхаузу (в настоящем смысле этого слова) не подойдет ампир.

А наш дом на Адриатике, к слову, совсем не похож на московскую квартиру. Он выдержан в стиле минимализм. Белые стены, черная мебель, стальные предметы, стеклянные стены, африканские скульптуры и маски, травертин песочного цвета… Ничего лишнего! И строжайшая геометрия. Местный ландшафт требовал чистых ясных линий.

Главный вопрос, который нужно задать себе после покупки нового жилья: что диктует место? Какова высота потолков? Куда выходят окна? Делать себе интерьер – безумно приятный творческий процесс. А заниматься сегодня собственным домом – так же естественно, как естественно было раньше заниматься своим садом. Тогда каждая хозяйка даже небольшого поместья знала, как подрезать розы. А сейчас надо понимать, например, что летом чехлы на мебели и шторы могут быть одни, зимой – другие. От этого понимания зависит, будет ли вам комфортно в вашем доме.

Самая первая моя квартира находилась на первом этаже панельной башни. Это было очень-очень давно, денег было мало. Но и в тех условиях я умудрилась что-то придумать. Выкрасила стены в белый цвет. Купила белую мебель. А вдоль одной стены расставила 20 горшочков с алыми цикламенами. Книги. Белое. И красные цветы. По-моему, очень стильно.

Теперь, когда в России появилось много денег и много информации, стало актуальным жить в хорошем интерьере. Положение обязывает – состоятельные люди должны иметь приличный дом. Для них важно, чтобы материалы были натуральные и дорогие, дизайн – модным. Такие люди просто обязаны тратить большие деньги на одежду, часы, автомобили, интерьеры. Словом, на свой образ жизни.

– А главный редактор интерьерного журнала не обязан?

– А разве главный редактор может быть реально богатым человеком? Не бедным – да. Но не по-настоящему богатым.

К счастью, я человек непафосный. И ко многим вещам отношусь спокойно. Есть такое странное противоречие во мне. Разбираюсь в дизайне, могу по достоинству оценить интерьерные стили, качество предметов. Но мне самой не так много нужно. Я не понимаю, зачем каждый сезон делать модный интерьер. В прошлом году было актуально золото, в этом – серебро. А мне вот уже 10 лет нравится моя квартира. И ремонту я предпочту книги, музыку, природу, общение с друзьями, стакан вина, хорошие мысли…

Слава богу, мы счастливо совпадаем в этом с моим мужем. Нам хорошо. Гостям – комфортно. А кто что подумает про мой интерьер, меня совершенно не волнует.

— и оказалось, что он не только про коньки, но и про город Саратов, где прошло мое счастливое детство.

Так вот, предлагаю всем, кто хочет и может, написать про свой родной город, каким они его помнят в школьные годы. Нас много и мы из разных мест — соберутся чудесные рассказы, можно со старыми фотографиями, и получится такой географически-ностальгический срез страны, где мы выросли, которая, несмотря ни на что, нам важна и дорога.

Блог так и будет называться «Города детства». Я начинаю с Саратова. А вы пишите мне в почту или оставляйте заявки в комментариях — на СВОЙ город...

В моем детстве, разумеется, небо было чистое и синее, звезды сумасшедшие, зимы долгие, жара как этим летом, река большая, трава выше головы и вообще было счастье. Хоть и родилась я в единственном роддоме крепости Кронштадт, поскольку папа там служил, но выросла — и осознавала себя уже отчетливо — в городе Саратове, где окрепла после туберкулезной балтийской мороси физически и, стало быть, взросла духовно. Этот город и считаю родиной. У меня было очень хорошее детство. Оно стало моим стержнем во всех сложных жизненных ситуациях. Я думаю, мне легче проходить испытания потому, что я была любима, у меня были друзья и у меня был хороший город. По крайней мере, он был таким 40 лет назад. Город исследовался мною по возрастающей: я еще помню первые годы на самой окраине, за железнодорожным вокзалом, в пыльных садиках, которые уже покинули обитатели, переселенные в новые хрущевки по соседству, и где еще обильно падали никому не нужные яблоки и заросли паслена скрывали вечную возню диких кошек и ручных кур. Всегда пахло креозотом, всегда пахло коноплей. Воронья слободка советских времен, но там мы прожили недолго, потому что мама активно меняла квартиру. А меня частенько отдавали дедушке с бабушкой, и это был уже другой Саратов, словно вечный, словно еще не трамвай ездил за пределами двора, а, может, даже кареты, на производстве которых разорился мой прадедушка, владелец каретной мастерской, не угадавший, как быстро в хлебном, богатом, по-немецки продвинутом Саратове пустят конку...

Мой дед был деканом истфака университета — а Саратовский университет был славен волнами столичных ученых, мигрировавших сюда от гражданской войны, от Второй мировой, от голода, от репрессий... Культурная среда бульонной крепости, консерватория неоготической, опять-таки немецкой постройки, особняки модерна и даже раннего Шехтеля, он тоже наш, саратовский, но больше все же крепких купеческих домов с фальшампирными полуколоннами и иногда залихватскими загогулинами начала XX века... Так вот, дед жил на целом втором этаже частного дома, длинная лестница вела в комнаты, все кругом объединенные вокруг голландской печки, не отсюда ли моя пиротехническая страсть к каминам и кострам? Там не было горячей воды и ванной, хорошо помню корыто и холодный горшок, всегда прилипавший к моей задумчивой попе, зато был подвал. Или погреб? Кадушки с мочеными яблоками и помидорами, виртуозно заготавливаемые дедом, который, несмотря на наличие настоящего кабинета с настоящими книжными шкафами и настоящим огромным столом, как у настоящего ученого, по-крестьянски обожал сам все делать и, кажется, умел и сапоги тачать, и птичьи клетки мастерить... И была домработница, что воспринималось совершенно нормально, у нее частенько одалживались деньги до зарплаты, и она виртуозно варила гречневую кашу, которую люблю до сих пор. Меж тем, пока в этом чудесном доме, в большом зеленом дворе, в тихом центре, за красной линией улицы Кирова — бывшей Немецкой и ныне снова ей же — я составляла из цветных хрустальных бабушкиных бокалов пирамидки и сложные фигуры в постоянный ущерб их количеству, моя энергичная мама составила цепочку из 15, не меньше, квартир и выменяла нашу скромнейшую «двушку» на «трешку» в самом красивом и самом, как сейчас сказали бы, престижном районе города — на набережной. И впрямь, набережная Саратова, сталинской постройки, прямая, по-французски геометричная и по ВДНХовски размашистая, хороша была в моем детстве! Цветники и пихты, строгие причалы для больших пароходов, ширь несусветная — из моего окна Волгу видно было километров на 60, вдоль и чуть наискосок. Здесь прошло мое зрелое детство, по этим аллеям я гуляла вплоть до последнего звонка, а дома загодя собран был полосатый матерчатый чемоданчик, с которым я наутро уехала поступать в МГУ и больше уже не вернулась. Всерьез, имею ввиду.

Фото предоставлено автором Саратовская консерватория на Немецкой улице. Открытка начала ХХ в.

Так вот, начав с завокзальной окраины, отыграв неизбежные и скучнейшие (на мой вкус) «дочки-матери» во дворах старого центра, я стала «девочкой с набережной». По иронии спецшкола с углубленным английским находилась около вокзала, и каждый день я проезжала весь город, узкий в центре и длинный вдоль реки, на троллейбусе утром и проходила обратно пешком после занятий. Топография центральных улиц снится мне и сейчас. Что осталось от них? Мои друзья-архитекторы говорят: «Лучше не приезжай». А тогда мой путь был ровно с запада на восток, к реке, и редкие сталинские дома и не менее редкие постсталинские перемежались настоящей частной застройкой: двух-, максимум трехэтажными каменными особнячками и деревянными домиками, чьи архитектурные излишества или, наоборот, скромности позволяли мне тогда уже угадывать характер построивших их купцов, адвокатов, мелких промышленников... Безжалостно рассеченные перегородками парадные залы провинциального толка, фасадные окна с занавесками по числу заселенных сюда семей, деревянные ворота и дворы, дворы как отдельные миры с сарайчиками, качелями, яблонями... Зимой проход у каждых ворот был травмоопасным, сугробы вставали стеной до самых окон, сосульки были нереально огромными, и сшибать их было жутко и весело. Я шла мимо Художественного музея имени Радищева — реальной гордости города, чудесного красненького особняка, специально построенного отцами города, чтобы разместить живописную коллекцию Боголюбова, неплохого, тонкого пейзажиста, радетеля памяти деда. Музей был для меня точкой притяжения, я ходила туда едва ли не каждые выходные, мечтала стать искусствоведом, в сущности, почти что стала. Если не музей, то ТЮЗ: саратовским ТЮЗом тогда руководил режиссер Киселев, и было интересно, и были спектакли, на которых я заливалась горячими слезами, типа «Не стреляйте в белых лебедей», как сейчас помню. Видимо, отпереживав положенное со всей впечатлительностью провинциальной романтической девочки, я разлюбила театр позже, в свои университетские годы мстительно утвердив приоритет интимности книжного слова... И было еще чуть ли не десяток театров и студий, но не запомнились, разве что как драмколыбель Янковского, и был Дворец пионеров, где моя мама когда-то училась в одном театральном кружке с Табаковым и куда меня отдали в балетную студию, а толку? И слава богу. Родители по-умному брали меня в гости всегда и всюду, я из угла слушала взрослые разговоры, как обычно, шарясь по полкам: хорошие книги были большим дефицитом. Мне разрешали читать все, что найду. У меня была просто болезнь: я не могла не читать постоянно. У другой бабушки — тоже огромный двор с тайными углами, не до конца изученными, тоже старый дом и печка, — непрочитанным оставался только Лопе де Вега, от нечего делать дошла очередь и до него, и еще пару лет я шпарила цитатами из «Овечьего источника» к изумлению одноклассников...

Фото предоставлено автором Старый троллейбус на Московской улице. Середина XX в.

И была Река, просто великая река — до сих пор не могу без легкого волненья петь «Издалека долго...» Она для меня как Миссисипи для Марка Твена — целая жизнь со своими правилами, целый мир приключений и опасностей, тайных вылазок, первых майских купаний в ледяной воде, ледоходов и разливов, отмелей и водоворотов, рыбалки и еще раз рыбалки. Мы освоили все, что держалось на воде: ну лодки само собой (подбирали старые — одна, с проломленным днищем, не дожила до другого берега, а мы доплыли), плоты, сколоченные доски, куски пенопласта... Завернутые в майку спички, соль, пара картошек — все умели плавать с одной поднятой вверх рукой, чтобы не замочить стратегический запас, костер на другом берегу, страшные рассказы бывалых рыбаков про «того сома, что в прошлом году ребенка с отмели утащил...» и бедные счастливые родители, всерьез думавшие, что в тихий час ребенок лежит в кроватке, тогда как я уже давно вылезла в окно и удрала огородами и лопухами... Впрочем, это уже вдали от города, но река и город так рифмовались, все стремилось к реке, казалось, улицы стекают к ней, и мы катились на портфелях по длинным, в полквартала, раскатанным ледяным дорожкам — вниз, к набережной. Моя роза ветров была всегда авантюрной. Два направления влекли меня: к вокзалу, откуда поезда уходили в Москву, и к речному порту, откуда в Москву уплывали пароходы. Про аэропорт как-то в голову не приходило. Когда уезжала навсегда, я еще не знала, что заберу этот город с собой целиком. В моей памяти он так хорош, что, пожалуй, и вправду не надо возвращаться...

    Наташа Троепольская, а именно такая настоящая фамилия этой интересной женщины, - это человек, который нашел свою нишу в обществе. Во-первых, она занимается любимым делом - журналистикой, декором, дизайном, и довольно успешно. Журнал quot;Мезонинquot; - одна из точек приложения талантов Наташи.

    Во-вторых, Наташа стала родоначальницей, если можно так сказать, целого нового направления - quot;интерьерной журналистикиquot;, которая стала заниматься воспитанием художественных вкусов у читателей, описанием различных направлений в дизайне и декоре интерьеров, в том числе самых модных интерьерных стилей.

    Кстати, прекрасно разбираясь в том, что хорошо, а что нежелательно для квартир, Наташа сама себя считает в некотором роде минималисткой, поскольку не стремится в своей квартире менять интерьер каждый год. У нее есть свои привязанности, и она не считает нужным им изменять.

    Наташа Барбье известна тем телезрителям, которые любят смотреть телевизионные программы, посвященные ремонту и интерьеру. Она провела не одну передачу на телевидении - quot;Интерьерыquot; и quot;Идеальный ремонтquot;. У нее своя манера - сдержанность, интеллигентность, желание рассказать как можно больше.

    А Барбье - это Наташин псевдоним, который даже более известен, чем настоящая ее фамилия. Эту фамилию Наташе подарила ее бабушка). Родилась Наташа третьего сентября (год умалчивается) в Кронштадте. Закончила МГУ.

    Наташу Барьбье можно увидеть на таких телепередачах как quot;Интерьерыquot; и quot;Идеальный ремонтquot;, так как она является телеведущей. По своей профессии она дизайнер, а так же журналист и главный редактор журнала о декоре Мезонин. В общем творческий человек.

    Барбье - это не начтоящая фамилия. Ее настоящее имя Троепольская Наталья Владимировна. Данный псевдоним она вязала от бабушка, такая у нее была фамилия.

    Год своего рождения, я так поняла, она скрывает, так как нигде он не упоменается. Но поздравить ее с днем рождения можно 3 сентября. Родилась в семье военного в городе Кронштадт.

    Это е псевдоним, так как настоящая е фамилия Троепольская. Родилась она в шестидисятых годах, 3 сентября. Известна она по передаче quot;Идиальный ремонтquot;. Родилась она в Кронштадте.

    Полное имя Наталья Владимировна Троепольская.

    Наташа Барьбе известна нашим телезрителям по программе quot;Идеальный ремонтquot;, quot;Интерьерыquot; и некоторым другим.

    Настоящая е фамилия Троепольская и я не понимаю, для чего ей стыдиться своей фамилией по отцу, она и так неплохо слышится.

    Владимир Троепольский был моряком и поэтому Наталья иногда называет себя quot;капитанской дочкойquot;. А Барбье - фамилия е родной бабушки. Ну что же, имеет право и так называться.

    Родилась в Кронштадте 3 сентября, скорее всего 1960 года, может быть обманываюсь на плюс - минус один годочек, но вот фотография е есть от 1967 года в школьной форме в саратовской школе, куда потом семья переехала.

    Наташа Барбье (Наталья Троепольская) является российским дизайнером, а также с 1998 года главным редактором журнала quot;Мезонинquot;.

    Родом Наташа Барбье (Natasha Barbe) из Кронштадта. День рождение свое отмечает ежегодно 3 сентября. Но вот год рождения почему то от неблизких людей скрывает тщательно.

    За время своей деятельности Наташа вела такие передачи, как: quot;Интерьерыquot;, quot;Дом с мезониномquot;. Принимала участие в новом проекте quot;Идеальный ремонтquot; на Первом канале.

    Наташа Барбье это известный российский дизайнер, она же является гл.редактором журнала Мезонин , каждую неделю с ней встречаемся в программе Идеальный ремонт на Первом канале, телеведущая, эксперт, просто обаятельная, красивая женщина.

    Родилась в Кронштадте, 3 сентября, год рождения утаивает, как истинная женщина. Окончила Московский университет, факультет журналистики.

    Барбье это не настоящая ее фамилия, а псевдоним, настоящая фамилия - Троепольская.

    Сдержанную, интеллигентную, обаятельную Наташу Барбье мы можем видеть каждую неделю в программе quot;Идеальный ремонтquot;. Она не только телеведущая, но и журналиста, а также хозяйка популярного модного журнала quot;Мезонинquot;. Но фамилия Барбье это только псевдоним, фамилия е бабушки, а настоящая фамилия - Троепольская. Наталья Владимировна родилась в городе Кронштадт, отец е - военный человек. День Рождения она празднует 3 сентября.

    Наташа Барбье главный редактор журнала quot;Мезонинquot; (был первым российским журналом о декоре), ведущая программы на Первом канале quot;Идеальный ремонт quot;. Родилась в городе Кронштадт, 3 сентября, затем семья переехала в Саратов, живет, работает в Москве.

    Свои статьи в журнале quot;Домовойquot; Наталья подписывала Барбье, бабушкиной фамилией. Наташа Барбье это псевдоним, в паспорте она как Наталья Троепольская . Себя называет quot;капитанской дочкой, папа Владимир Борисович Троепольский капитан, моряк, яхтсмен.

    Отец Натальи носит фамилию Троепольский, так и у не в свидетельстве о рождении записано.

    Но для медиа ресурсов она решила использовать фамилию своей бабушки, Барбье.

    Рождена она в Кронштадте, затем семья проживала в Саратове.

    Мама Наталья преподавала английский язык, маме она и обязана она своему идеальному произношению.

    Наталья замужем за Александром Галушкиным, имеют они жиль в Черногории, живут счастливо, но вот о совместных детях их ничего не известно.

    Наташа Барбье, это творческий псевдоним главного редактора журнала quot;Мезонинquot;, ведущей программы quot;Идеальный ремонтquot; на первом канале. Наталья Троепольская (настоящая фамилия) родилась в Кронштадте 3-го сентября (год не указывает). Образование - журфак МГУ. С е слов, занимается интерьерной журналистикой.

Ведущая программы Первого канала «Идеальный ремонт» Наташа Барбье считает, что, делая ремонт, не стоит сильно гнаться за модой и дороговизной. И подтверждает эти слова личным примером: в своей квартире она не выравнивает кривые стены и не меняет скрипучий паркет. А некоторые вещи, украшающие ее дом, за копейки куплены на блошином рынке, найдены в сарае или на чердаке, а то и вовсе принесены со свалки.

- Обычно псевдоним берут, когда настоящая фамилия не слишком благозвучная или слишком уж рядовая. Но у вас и своя красивая - Троепольская…

Мне она тоже нравится. Я и не собиралась ее менять. Когда мне было 29 лет, я работала в «Огоньке» художественным критиком - и тут начали выпускать первый в России глянцевый журнал «Домовой». Меня пригласили туда вести рубрику об интерьерах. Чтобы не обижались на основном месте работы, в «Домовом» я стала подписываться бабушкиной фамилией - Барбье. Уйдя через полгода из «Огонька», я сказала в «Домовом»: «Ребята, теперь меня можно подписывать Наталией Троепольской!» И услышала: «Извини, но теперь ты всегда будешь Наташей Барбье. Читатели уже привыкли».

- А бабушка у вас француженка?

Наверное, моего далекого прапрадеда занесло в Россию после войны 1812 года, но бабушка Нина Константиновна - русская. Правда, в ее паспорте фамилия с «Р» на конце - «Барбиер». Но на самом деле, конечно, в русском языке эта «Р» не должна писаться и читаться. Моей прекрасной бабушке 25 января исполнилось 102 года. Мы всей семьей восхищаемся ее генетикой и надеемся, что и нам что-нибудь перепало.

Кажется, в 1918 году, во время Гражданской войны, в Саратове была страшная эпидемия азиатской холеры. Здоровый человек мог выйти на улицу, заразиться, упасть и умереть на месте. Наверное, их тела куда-то свозили и сжигали… Так, однажды вышла из дома бабушкина мама - и не вернулась. А потом бабушкин папа вышел на улицу здоровым, а вернулся уже больным. И его трое детей ухаживали за ним до его смерти. Ни один не зара­зился! Когда отец умер, детей определили в детский дом.

- Ужасно…

Да. Но бабушкины рассказы о детском доме - это просто воспоминания о счастье! Под детдом отдали хороший особняк, им руководили бывшие народоволки - революционерки из дворянства. К ним поступали больные, истощенные дети, и они всех выхаживали, лечили им зубы, учили их чистить, читали им Толстого и доставали для них молоко даже в самые трудные годы. Для бабушки до сих пор главное лакомство - стакан молока с калачом. Бабуля вышла из детдома здоровой, веселой, начитанной девушкой и встретила моего будущего дедушку. Они решили жить вместе, но поскольку были комсомольцами, то считали, что расписываться - это очень буржуазно. Даже рождение двоих детей не стало поводом для похода в ЗАГС. Лишь в 1941 году, когда началась война, бабушка подумала, что неплохо бы зарегистрировать брак - мало ли зачем документы понадобятся. Знакомые советовали: «Взяла бы ты фамилию мужа - Осипов». А она, наивная, спрашивала: «А чем моя плоха?» Но прожила без посадок с этой фамилией.

В детстве я все лето проводила на даче, и бабушка научила меня плавать, лазить по деревьям и по заборам, отбиваться от коз. После выхода на пенсию у нее обострилась астма, но она сказала: «Ерунда, я буду лечиться йогой». Помню, мы с ней сидели на берегу Волги вдвоем в позе лотоса. Я-то маленькая, гибкая, легко научилась, а бабушке было тяжелее. Но вообще она была спортивная, плавала до 80 лет.

- Вы похожи на нее?

Характером. Она веселая, решительная, независимая - и я такая же. Мои первые слова были «я сама». Все хотела делать сама! Мама недавно вспоминала: «Ты только в первый класс пошла. Я говорю: «Доченька, давай воротнички тебе постираю». - «Нет!» И стоишь над раковиной мылишь их, трешь, развешиваешь». Мне всегда казалось, что я с любым делом справлюсь лучше, чем другие, а если сделаю что-то не так, то и некого будет обвинять.

- Мы с мужем вместе учились на журфаке МГУ на кафедре литературной критики, Саша потом всю жизнь занимался историей литературы (с мужем Александром Галушкиным на даче в Черногории)

- А интерес к интерьерам, умение делать дом красивым и уютным тоже от бабушки?

Это уже от мамы. Она прибегала домой из школы (мама была завучем в английской спецшколе) и готовила ужин. У нас была традиция ужинать вместе, и какой бы простой ни была еда, мама всегда накрывала на стол, наливала морс в красивый кувшин, зажигала свечку. И даже на яхте у нас было чисто и красиво.

- Сразу представляется фото из глянца: роскошное судно, а на нем - красавицы и миллионеры…

Мой папа - капитан 2-го ранга в отставке и мастер спорта международного класса. Он был членом первой яхтенной сборной СССР и основал первые на Волге яхт-клубы. А мама, как и положено боевой подруге, ездила с ним на все регаты. И нас со старшим братом они всегда брали с собой.

Спортивное детство дало мне отличную закалку - и не физическую даже, а душевную. Я знаю, что нельзя паниковать, надо работать в команде и что слово капитана - закон. Это пригодилось во взрослой жизни. Чаще всего я спала на носу на запасных парусах, и самое лучшее снотворное для меня до сих пор - мерное биение волны о борт.

Первый раз меня взяли на яхту в два года - на регату на Балтике. Во время сильнейшего шторма мама привязала меня и себя к мачте, чтобы не смыло за борт. А вот брата смыло, за ним пришлось возвращаться! И в таких сложных походных условиях мама, страшная аккуратистка, умудрялась создать уют. Койки, которые на сленге называют «гробиками», у нас всегда были застелены чистейшим бельем, а в тарелках - вкусная еда, хотя при отсутствии холодильника и при наличии качки готовить непросто. - А сами научились создавать уют в неблагоприятных условиях, когда поступили в МГУ и стали жить в общежитии?

Когда я поступила на журфак, мой индивидуализм не позволил мне жить в общежитии. Я получала повышенную стипендию, подрабатывала в фирме «Заря» то Снегурочкой, то мойщицей окон и снимала сначала комнаты, потом квартиры. В каких только не жила - и с клопами, и с тараканами… Но свой уголок старалась расчистить.

На первом или втором курсе я снимала на окраине Москвы крошечную комнату с кроваткой и с бюро вместо письменного стола. Мне было очень неуютно там, но я придумала, как исправить положение: накрыла журнальный столик старинным павловопосадским платком, который мне подарила бабушка, и прикрепила вырезанную из журнала «Юный художник» репродукцию «Охотников на снегу» Брейгеля Старшего - мою любимую картину любимого художника. Денег было мало, но я покупала одно большое желтое яблоко голден и клала его рядом с картиной. Засыпая, любовалась натюрмортом: замечательный платок, чудесная картина и красивое яблоко. На пятый-шестой день оно скукоживалось, я его съедала и покупала новое. Мне нужен свой уголок, и я всегда найду способ сделать его удобным и уютным. Наверное, поэтому я и стала заниматься интерьерами.

- Представляю, как вы развернулись, купив свою квартиру!

Моя первая квартира была однокомнатная, на первом этаже, но отремонтировала я ее по тем временам очень стильно. Белые стены, минимум мебели, а вдоль пустой стены я поставила на пол десять горшочков с цикламенами. Внизу стояли яркие цветы, а над ними висели картины знакомых художников - было красиво. Когда мы с Сашей (муж Наталии, известный историк литературы Александр Галушкин. Умер в прошлом году. - Прим. «ТН») поженились, купили двушку, но тоже на первом этаже. Там основной задачей было использовать каждый сантиметр для книжных стеллажей и полок.

В обеих квартирах преобразования не потребовали слишком уж больших усилий и денег. Но, чтобы их сделать, надо было сесть, подумать, включить фантазию… Из двухкомнатной мы лет пятнадцать назад переехали в нынешнюю, расселив коммуналку. Ничего сильно не меняли, чтобы сохранить ауру места. Ведь бывает, что интерь­ер удачный, но не для этого дома - и возникает дисгармония. Глупо делать в старом доме с потолками, украшенными лепниной, минималистический интерьер или в панельной пятиэтажке - псевдоампир.

- Я всех героев «Идеального ремонта» полюбила за время работы, и думаю, что они ко мне тоже хорошо относятся (на съемках программы у Лолиты Милявской)

- Чего еще делать не стоит? Какие ошибки люди совершают чаще всего во время ремонта?

Люди часто затевают неподъемный ремонт. Их первая ошибка - переоценка своих сил, а вторая - неверное представление о необходимом.

- Это как?

Предположим, у вас есть бюджет на две пары зимних сапог. Надо представить свой образ жизни, свою работу, способ передвижения по городу, не забыть про климат. Будет ошибкой купить две пары сапог на высокой шпильке. И две пары валенок или угг тоже. Наверное, стоит обзавестись одной парой сапог на шпильке - для выхода в свет, и одной - на низком устойчивом каблуке, чтобы ходить по снегу и грязи. Так и с ремонтом: надо помнить о своем бюджете и образе жизни и не пытаться сделать все самое красивое или остромодное. Лучше учитывать ­основные тенденции, но адаптировать их, чтобы было удобно и приятно тебе самому. Я не сторонник перфекционизма: он мучает людей, губит их нервы.

- Вы понимаете это, глядя на ситуацию со стороны. А когда дело касается лично вас?

В моей квартире стены кривые - и я не думаю, что их нужно выравнивать. Ну, немножко «закосила» стена - так у нас испокон веков все стены «закашивают». И паркет очень старый, скрипит. У меня есть деньги на новый, да и старый не слишком дорого отциклевать, но мне его жалко трогать - я думаю: пусть еще поскрипит старичок.

В моем доме не так много дорогих вещей. Часть я купила за совсем небольшие деньги на блошиных рынках в Измайлово или заграницей. Светильник в столовой в прошлой жизни был дворовым фонарем и висел над крыльцом итальянского дома - его привезла из поездки моя подруга. Круглый стол, который под ним стоит, мы с мужем нашли на помойке. Это крепкий советский раскладной стол. Конечно, на нем есть царапины и зазубрины, но под скатертью их не видно. А диванчик возле стола - на самом деле бельгийская садовая скамья, купленная на распродаже. Чтобы подчеркнуть фактуру дерева, мы с Сашей натерли его подсолнечным маслом - тогда у нас было только оно, специальные средства еще не продавались. Стулья, пожалуй, самая дорогая мебель в доме, но и их я купила со скидкой. Диванчик в гостиной был приобретен в ИКЕА и обит ­темным бархатом - после чего он смотрится по-другому. В прихожей стоит замечательное старинное кресло, которое мне подарили друзья - антиквар и архитектор. Когда его реставрировали, нашли клад.

- Я была уверена, что клады в стульях только у Ильфа и Петрова бывают!

Как видите, не только. «Клад» - советские 25-рублевые купюры и газету 1968 года, в которую они были завернуты, - реставратор выложил под прозрачным пластиком на задней стороне спинки кресла. В роли журнальных столиков у меня выступают седло для езды на слоне и старый сундук. Седло привезла из Индии подруга. Американский дорожный сундук пылился на чердаке старого дома, где снимала офис редакция журнала «Мезонин». Его нашли рабочие, делавшие ремонт, и хотели выбросить на помойку, но я его забрала и помыла. Видимо, брошенные, забытые старые вещи тянутся к таким людям, как я, которые всегда готовы их взять на постой. - Пока мы не ушли далеко от редакции «Мезонина», хотела спросить: почему вы, окончив факультет журналистики, стали писать о живописи, а потом об интерьерах?

Вначале я писала о литературе: я окончила кафедру литературной критики. Мы с мужем вместе учились у выдающегося литературоведа Галины Андреевны Белой, но муж всю жизнь занимался историей литературы, а я после университета пошла корреспондентом на так называемую беременную ставку в газету «Литературная Россия». Оттуда мне пришлось уйти из-за своих взглядов. Тогда начали публиковать «Жизнь и судьбу» Василия Гроссмана, и я напечатала в газете дневники Гроссмана и еще не издававшиеся на тот момент стихи Галича. А потом интервью с ректором Историко-архивного института Афанасьевым, в котором он говорил в числе прочего о негативной роли коммунистической партии в судьбе страны.

Через некоторое время после выхода этих статей я шла зимой по Тверскому бульвару - а вдоль него тогда стояли щиты, на которых вывешивали свежие выпуски газеты «Правда», - и в очеред­­ном выпуске «Правды» с правой стороны увидела колонку, в которой разгромили и заклеймили мои публикации! Шагая мимо щитов, я понимала, что уволена. Но началась перестройка, так что это было не очень страшно. Я подумала: уволили - ну и черт с ними. Ушла в более свободную «Литературную газету», а оттуда через год в «Огонек», где стала заниматься цветными вкладками в отделе искусств. И уже потом - в «Домовой», писать об интерьерах. А через несколько лет меня и мою подругу Анну Фадееву пригласили делать первый в России журнал об интерьерах.

На съемках программы у Алисы Фрейндлих. Слева от актрисы - ее внучка Аня, справа - дочь Варвара

- Тяжело оказалось делать свой журнал, да еще быть первопроходцем?

Разумеется. Это же не только творческий процесс, но и организационный. За время, что выходит «Мезонин», было три кризиса, и всякий раз нужно сохранить журнал и сотрудников, где-то пойти на компромиссы, где-то поджаться, где-то, наоборот, сделать неожиданный рывок - веселый и наглый. Я помню каждого человека, которого мне пришлось уволить! Первый номер журнала вышел в августе 1998 года - как раз в те дни, когда бабахнул кризис. А у нас была веселая красивая обложка с крупным заголовком: «Осень, жизнь удалась!» В киосках и магазинах лежал наш жизнерадостный журнал, а меня через два дня на третий увозили в больницу с сердечным приступом. Я работала, работала, потом приходила домой и рыдала, рыдала, пока не становилось плохо. Но прорвались же.

У «Идеального ремонта» на Первом канале аудитория гораздо шире, чем у журнала. Что в вашей жизни изменилось, когда вы начали вести телепрограмму?

Стала красить ногти красным лаком. Поняла, что руки часто оказываются в кадре: я постоянно что-то показываю, и значит, надо сделать на них акцент. - Я думала, вы расскажете, как вас стали узнавать на улице…

Да, это бывает смешно. Программа снимается не только в студии, мы делаем сюжеты в разных странах на всяческих блошиных рынках. И вот полдня снимаешь материал в Стамбуле, на базаре, роешься в завалах и ищешь ковры. Жара, усталость, голод. Видишь, что за углом продают арбузы кусками, бежишь к лотку вся в пыли, грим течет, передатчик болтается - а продавцы тебе русским языком говорят: «Ой, вы Наташа Барбье! А мы из Казахстана, мы так любим вашу передачу». Или тащишь из супермаркета пакеты с едой - причем тот, что с мясом, порвался, и из него капает, - а кто-то просит автограф. Я тогда чуть сумки от удивления не уронила. С одной стороны, приятно и трогательно, когда говорят, что смотрят твою программу, а с другой - меня не возбуждает узнаваемость, без нее проще и свободнее. Не представляю, как живут герои нашей программы - их-то узнают в сто раз чаще.

- За два года ее существования вы сделали ремонт десяткам звезд. Подружились с кем-нибудь из них?

Я всех героев «Идеального ремонта» полюбила за время работы, и думаю, что они ко мне тоже хорошо относятся. У меня сложились славные отношения с Валентиной Титовой, Ларисой Голубкиной, общаюсь с Аленой Свиридовой. Несколько раз мы ездили в гости к Этушам: за время съемок моя команда с ними подружилась. Анна Николаевна Шатилова встречала нас как родных и угощала пирогами и чаем. Это было не только приятно, но и действительно нужно: мы в день снимаем несколько сюжетов, к вечеру я порой от голода на ногах не стою. И к Шатиловой приехали вечером, голодными и уставшими, но за время съемок ее сюжета отдохнули.

Иногда героям программы приходится включать актерские способности. Один раз не успели повесить люстру, которую надо было долго собирать, а отложить съемки невозможно. Выкрутились. Я говорила, показывая на потолок: «Какая у вас теперь чудесная хрустальная люстра!» И Лолита Милявская, глядя на крюк в потолке, ахала: «Боже, какая красота!» А красота лежала в углу - потом оператор снимал ее отдельно.

Мне тоже прихо­дится играть. Мы сделали гостиную для Инны Макаровой и Натальи Бондарчук в загородном доме - начали проект осенью, а заканчивали зимой. В той части дома, где шел ремонт, никто не жил, и к съемкам ее не протопили. Холод был зверский, но мне надо было сниматься в платьице. Я говорю: «Как у вас прекрасно, уютно!» Рассказываю, как мы что сделали, а за мной горит камин, и я с каждой фразой придвигаюсь к нему ближе, потом кладу на камин одну ногу, меняю ногу - а лицо воодушевленное!

Или снимаем финал у Зинаиды Кириенко, я что-то рассказываю на камеру, и вдруг раздается страшный грохот - какой-то очень тяжелый и наверняка ценный предмет падает за моей спиной. Но я, не оборачиваясь и не меняясь в лице, говорю: «Продолжаем работать». Оказалось, это монитор упал. Такие происшествия держат в тонусе. Как и вся работа на «Идеальном ремонте»: мне бывает нужно вспомнить что-то из самых разных областей - про техники, стили мебели, национальные промыслы, текстиль, решить кучу вопросов из разных областей. Не расслабишься - и это здорово. Я дружу с сыном Натальи Петровны Бехтеревой Святославом Медведевым, директором Института мозга Академии наук, и от него узнала, что мы не стареем, если все время думаем и решаем какие-то задачи. Так что «Идеальный ремонт» - это не просто ремонт гостиных и кухонь звезд, но и в некотором роде постоянный «ремонт» меня самой.

Наташа Барбье

Настоящее имя: Наталия Троепольская

Семья: мать - Наталия Владимировна, преподаватель английского языка; отец - Владимир Борисович, капитан 2-го ранга в отставке

Образование: окончила факультет журналистики МГУ

Карьера: работала в газетах «Литературная Россия» и «Литературная газета», журналах «Огонек» и «Домовой». В 1998 году стала главным редактором первого в России журнала об интерьерах «Мезонин». Создала выставочные проекты «Неделя декора», «Неделя садов». Вела программу «Дом с мезонином» (Домашний). С 2013 года - ведущая программы «Идеальный ремонт» (Первый канал)

owix.ru

Наташа Барбье: биография, личная жизнь

Сдержанность, интеллигентность и высокая интеллектуальная составляющая – вот она, Наташа Барбье. Журналист, издатель журнала «Мезонин» и телеведущая. Настоящее имя – Наталья Владимировна Троепольская. Псевдонимом Наталья избрала фамилию своей бабушки… Имеет право. Она – Женщина с большой буквы, от нее исходит аура обаяния, мягкости и домашнего уюта, но в то же время глубокого ума и продуманности во всем. И такой леди фамилия Барбье больше подходит, чем Троепольская.

Детство

Наташа Барбье – российский дизайнер, и чувство стиля – это ее образ жизни. Родилась Барбье в Кронштадте, затем семья переехала в Саратов. Третье сентября – дата ее рождения. Дева по гороскопу - мягкая, нежная, чистая, но твердая в своих намерениях и умеет достигать намеченных целей. Наташин папа, Владимир Борисович Троепольский – моряк, и потому она именует себя не иначе как «капитанская дочка». Мама Натальи - педагог, преподавала английский язык, и своим идеальным произношением Наташа обязана именно ей. Она часто вспоминает свое детство, которое, по словам Барьбье, было счастливым. Поэтому она говорит, что обидеть или рассердить ее практически невозможно. Наташа Барбье, биография которой началась в приморском городе, связала свою жизнь отнюдь не с мореходством или тем, что к нему относится. Она пошла совсем по иному пути и, похоже, не прогадала. Она обожает свою работу и не стесняется об этом говорить.

Обучение

Наша героиня окончила факультет журналистики МГУ. Потом она поступила в аспирантуру, приобретя специальность «художественный критик». Далее Наташа стажировалась на канале BBC.

Карьера

Сначала была «Литературная Россия», где будущая знаменитость работала в качестве корреспондента, затем – журналы «Огонек» и «Домовой». Видимо, с последнего началась страсть к дому и интерьерам… В 1998 году Барбье вступила в должность главного редактора журнала «Мезонин» - первого российского журнала о декоре, и с этих высот никуда не опускается. Ее часто приглашали и приглашают на телевидение. Например, Наташа Барбье уже давно является ведущей, а по совместительству экспертом в передачах «Интерьеры», «Идеальный ремонт» и «Дом с мезонином». Вот она и нашла свое призвание – декор интерьеров и все, что с этим связано. Госпожа Барбье стала соучредителем и президентом «Объединения декораторов интерьеров» и регулярно, каждый год она занимается организацией и проведением выставок «Неделя декора», «Неделя садов» и «Декор стола». До нее фактически никто этой темой так глубоко не занимался. Наталья явилась в прямом смысле родоначальницей интерьерной журналистики в России, поэтому Барбье очень плотно освоила свою нишу, и на сегодняшний день мало кто может составить ей конкуренцию. Она досконально и много готова рассказывать своему зрителю обо всем, что ей понятно и в чем она уверена, с удовольствием делится со своей аудиторией опытом и дает ценные советы.

Характер

Наташа Барбье стояла у истоков так называемой интерьерной журналистики, пытаясь систематизировать стремления домохозяек к благоустройству жилья. Все неравнодушные к обустройству своего внутреннего пространства и те, кто любит его приукрашивать и модернизировать, никак не останутся безразличными к персоне Наташи Барбье.

Живите с душой

Она прекрасно разбирается в том, что хорошо, а что плохо в плане интерьера. Сама для себя она решила давно, что дома необязательно делать ремонт каждый год. Просто надо выкинуть лишнее (или убрать подальше) и навести порядок, и этим Наташа занимается регулярно. И ведь правда - интерьер заиграет новыми красками, преобразится! Ведь вещи носят отпечаток личности человека, и было бы преступно их выкидывать или менять (с мужьями, родителями и детьми ведь не расстаются, они неизменны).

Предпочтения

Наташа Барбье год рождения свой с женской кокетливостью скрывает, но появилась на свет она примерно в 1960-м – на фото юная Наташа в первом классе саратовской школы, а это 1967 год.

Но биологические годы - не главное для женщины, самое основное - возраст ее души, которая всегда молода, когда ей есть чего хотеть. Итак, она – главный редактор журнала «Мезонин», считает великими мастерами дизайнера Александра Родченко, художников Татлина, Малевича и Лисицкого. Наташа очень сетует на до сих пор не изжитую «промышленность» дизайна в России (а может, это российский стереотип), что никак не можем мы вырваться из этих оков, из периметра провинциальности. Но это все, по ее словам, обусловлено историей, и никто тут не виноват. Она ратует за искусство декора и надеется, что когда-нибудь изящные украшения как интерьера, так и обеденного стола будут естественно восприниматься русскими людьми и перестанут доставаться с антресолей по праздникам, а постоянно будут сопровождать обитателей квартиры или дома. Наташа Барбье, личная жизнь которой прикрыта завесой тайны (она очень не любит распространяться на эту тему в прессе), искренне оскорбляется всем, что неэстетично и сделано не с любовью. Она считает, что красиво – это не тогда, когда на людях ты надеваешь Gucci и «лабутены», а дома ешь из пластиковой посуды. Красота для Наташи Барбье – состояние души, которое постоянно и не меняется под влиянием обстоятельств… Человек высокого искусства – ничего не поделаешь, она такая! Причем предметы не обязательно должны быть очень дорогими, главное – они должны быть безупречно собраны вместе и смотреться гармонично. А это и есть настоящее искусство, считает Наталья. У нее дома лежит старый набор поварешек из меди с блошиного рынка Амстердама и серебряные приборы для рыбы, когда-то принадлежавшие лондонскому отелю «Дорчестер», а с Измайловской барахолки к ней перебралась на ПМЖ старая люстра. И всему этому находятся и время, и место.

Личная жизнь и любимый супруг

Вопрос о домике у берега моря давно решила для себя Наташа Барбье. Муж, Александр Галушкин, полностью поддержал ее, и вместе со своими друзьями они обзавелись жильем в Черногории в городе Ульцин. Это недорогой и не обжитый русскими город. Первый дом они приобрели за 14 тысяч евро, причем это было недорого по сравнению с соседней Италией. Их дом в свое время положил начало целому русскому поселению, расположенному в Ульцине, так что здесь живут многие представители российской богемы. Маленькая звездная Россия в Черногории – вот как правильно называется эта местность! Звезды предусмотрительно приобретали недвижимость еще тогда, когда она стоила недорого, и теперь могут наслаждаться чудесным климатом и морем круглый год! С мужем они живут уже очень давно, любят друг друга, поддерживают и понимают. В их семье царит любовь. Им приятно приходить в свой дом. Именно это, считает Наталья, является залогом крепкой и счастливой супружеской жизни, так она видит идеальную семью.

Цветы жизни на чужих подоконниках?

Самая таинственная и интригующая часть жизни, про которую не говорит Наташа Барбье, – дети. Она обожает детей! Она нянчится с детьми подруг и со своими племянниками. Но про своих чад супруги умалчивают. Возможно, это принципиальная позиция. Ведь есть такая категория людей, которые не нуждаются в детях и которых не радует шум, гам и звонкий смех в доме. У них совершенно другие ценности, это их выбор и стиль жизни. Что ж, каждому свое, а может, просто Господь пока не дал Наташе возможности насладиться материнством. Значит, возможно, все еще впереди. Наташа Барбье уютно себя чувствует в компании друзей, в своем доме, с супругом и рада поделиться рецептами счастья в ее понимании со своей преданной аудиторией.

fb.ru


Смотрите также