Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Нигматуллин фидарис наилович биография


Бизнесмен Каримова Ирина Александровна: предприниматель и учредитель, генеральный директор Каримова Ирина Александровна (ИНН 212809743118)

Все Руководитель (11) Учредитель (13)

Все Руководитель (11) Учредитель (13)

Руководитель

(11)

Каримова Ирина Александровна является/являлся руководителем 11 организаций.

428028, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, проспект Тракторостроителей, дом 75, квартира 51

Организация ликвидирована

429960, Чувашская Республика - Чувашия, город Новочебоксарск, Промышленная улица, владение 21 г

Организация ликвидирована

428017, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, Московский проспект, 50

Организация ликвидирована

428018, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, улица Красина, дом 2

Организация ликвидирована

428028, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, Монтажный проезд, 10

Учредитель

(13)

Каримова Ирина Александровна - учредитель 13 организаций.

Организация ликвидирована

428017, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, Московский проспект, 50

Организация ликвидирована

428018, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, улица Красина, дом 2

Организация ликвидирована

428028, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, Монтажный проезд, 10

Организация ликвидирована

428010, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, улица Короленко, дом 16, квартира 19

Организация ликвидирована

428031, Чувашская Республика - Чувашия, город Чебоксары, улица 324 Стрелковой Дивизии, 28, помещение 1

Информация по организациям, в которых Каримова Ирина Александровна является/являлся учредителем и/или директором, приведена с учетом ИНН физического лица.

www.rusprofile.ru

Фидарис НИГМАТУЛЛИН: «Быть арбитром, медиатором и юристом – это возможно»

Развитие института альтернативных способов разрешения споров (АРС) в России связывают с принятием Федерального закона ФЗ №194, а также с реформой арбитража. О преимуществах АРС и о том, почему в этой сфере существуют проблемы и как их можно решить, корреспондент IN разговаривает с председателем АНО «Медиация», профессиональным медиатором, арбитром ad hoc, руководителем Global Consulting Group (GCG) Фидарисом НИГМАТУЛЛИНЫМ.

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ = СТАБИЛЬНОСТЬ

Фидарис Нигматуллин, по его собственному признанию, – человек увлекающийся. Вчера он гонял на квадроцикле по бездорожью, сегодня катается на горных лыжах, а завтра вполне может удивить гостей блюдами азиатской кухни.

– Я пробую себя понемногу в каждой сфере, разве что с парашютом не прыгал, – улыбается Фидарис Наилович. – Многое меняю в жизни. Единственное, чем я занимаюсь стабильно много лет, – это юриспруденция.

И это не пустые слова: за 19 лет практики Фидарис Нигматуллин заработал немало регалий и приобрел безупречную деловую репутацию в сфере арбитража и медиации. Однако трудовая деятельность начиналась не так просто. Перед тем как поступить в Пермский государственный университет, выпускник Бардымской школы с отличием окончил колледж в Кунгуре. По словам Фидариса Наиловича, среднее специальное образование очень помогло и в получении высшего: ПГУ молодой юрист окончил с красным дипломом и продолжил обучение в аспирантуре.

– Фидарис Наилович, а с чего началась ваша трудовая деятельность?

– Юридической практикой занялся сразу после колледжа, в основном – защитой прав предпринимателей и бизнеса. Со временем пришло понимание того, что правовая защита и выработка правовой позиции – не самое главное в споре. Порой получить положительный результат можно, достигнув соглашение в интересах обеих сторон, а не одной из них. Так я увидел преимущество способа разрешения споров путем применения арбитража – третейского разбирательства и медиации.

С 2006 года являлся арбитром и председателем постоянно действующего Третейского суда Пермского края. Это был огромный опыт, множество разобранных дел. Однако реформа третейского разбирательства в России «скосила» все региональные арбитражные центры страны, и я продолжил деятельность в качестве арбитра ad hoc. С учетом близости форм деятельности арбитража и медиации с 2010 года я начал практиковать именно в качестве медиатора, тогда же было учреждено АНО «Медиация».

ЧЕТЫРЕ «П»

Немаловажную роль в формировании его характера, по мнению юриста, сыграла военная кафедра госуниверситета. Наверное, она воспитала в нем любовь к дисциплине, порядку и систематизации. По признанию Фидариса Наиловича, он любит одинаковые буквенные и цифровые сочетания, нестандартные подходы в названиях.

Вообще была идея объединить все инструменты по разрешению споров в рамках единой площадки и назвать ее «Первая пермская примирительная площадка» (вот они – те самые четыре «п»!). Пока получилось успешно объединить медиацию и арбитраж, потому что они предполагают комбинирование друг друга. Часто медиация применяется как досудебный порядок, а арбитраж – это юрисдикционный способ разрешения спора. При этом не редки случаи, когда медиация применяется и к спору, рассматриваемому в рамках арбитража.

– А что интереснее именно вам?

– Мне больше интересна медиация на стадии судебных разбирательств. То есть там, где больше нужны навыки юриста. Много специалистов в сфере медиации полагают, что в медиации медиатор должен отключить в себе юриста, но уверяю вас в том, что юридическая практика медиатора способствует выработке сторонами жизнеспособных конструкций медиативных соглашений.

Вообще, профессионалом в сфере арбитража и медиации, на мой взгляд, нельзя стать без юридической практики, если ты не был практикующим юристом и не прошел сквозь все тернии, не знаешь правоприменительную практику изнутри. Поэтому мне помогает проект Global Consulting Group (GCG), где я реализую свои функции именно в качестве управляющего юриста, ориентированного на правовую защиту бизнеса.

УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И ЕЩЕ РАЗ УЧИТЬСЯ

– Медиатором может стать любой человек?

– Законом определено, что осуществлять деятельность медиаторов на профессиональной основе могут лица, достигшие возраста двадцати пяти лет, имеющие высшее образование и получившие дополнительное профессиональное образование по вопросам применения процедуры медиации. Безусловно, это лишь формальные критерии для входа в профессию. Состояться как медиатор, на мой взгляд, способен тот, кто сможет вызвать доверие спорящих сторон в рамках процедуры медиации при строгом соблюдении принципов медиации. И главное здесь не заключение медиативного соглашения, а лишь возможный итог примирительного процесса. Не нужно абсолютизировать роль медиации в урегулировании спора, необходимо здраво оценивать более высокую возможность урегулирования спора при применении медиации с участием третьего нейтрального лица – медиатора по отношению к непосредственному переговорному процессу между самими сторонами спора.

В рекомендованном реестре АНО «Медиация» на данный момент 25 медиаторов, осуществляющих деятельность на профессиональной основе, и там есть и не юристы: бухгалтеры, экономисты и даже с медицинским образованием, которое бывает необходимо при ведении медиации, требующей соответствующих навыков.

– А проблема с кадрами есть?

– Кадров просто нет! На арбитров у нас в стране не учат, нет даже программ. Как правило, это практикующие юристы с многолетним опытом и сформировавшимся авторитетом.

Что касается медиаторов, обучающих центров много, но не все выпускники становятся медиаторами. Лишь незначительная доля прошедших обучение являются практикующими медиаторами. АНО «Медиация» одна из первых инициировала обучение, совмещая со стажировкой, где лицо, прошедшее обучение, приобретает возможность на практике отработать приобретенные знания.

В ЗОНЕ РИСКА

– Может, население просто не знает о медиации?

– Да, думаю, что информационное поле вокруг медиации хотя и имеется, но главной сути не доносит для потенциальных участников медиации. Как мне видится, мало в публичном пространстве информации о потенциальных преимуществах медиации. Среди юридического сообщества тоже нет четкого понимания, к примеру, о тех преимуществах, которые имеет медиативное соглашение по отношению к мировому.

– Какие передовые инструменты применимы в сфере медиации?

– Когда наша организация стала сопровождать медиации не только в Перми, но и в крае, назрела необходимость выстроить прямую коммуникацию между участниками спора и медиаторами. Поэтому мы разработали одни из первых и презентовали онлайн–сервис по поиску медиаторов в Пермском крае «Мобильный медиатор». Этим сервисом уже заинтересовались наши коллеги из других регионов. Он прост по содержанию: на карте Пермского края пользователь может найти медиатора, зайти в его профиль, пригласить на медиацию.

В настоящее время выявилась очередная проблема, которую пытаемся решить. Так, медиаторами очень много времени тратится на информационные встречи, где разъясняются принципы и этапы медиации. Решили попробовать заменить медиатора на информационной встрече отснятым роликом, где в доступной форме будут разъяснены все вопросы относительно данного этапа. Полагаю, что такой видеоматериал может быть эффективно использован как в судах, так и в интернет–пространстве.

– Наверное, активно занимаетесь и общественной деятельностью?

– Я являюсь общественным помощником Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Прикамье в секторе, который занимается урегулированием споров. Кроме того, моя деятельность в рамках общественного совета Главного управления МВД России по Пермскому краю также содействует практике защиты бизнеса с точки зрения уголовно–правового спектра. И мне видится возможность реализации медиации в этой сфере. Здесь она еще не апробирована именно как альтернативный институт разрешения споров. Статьи Уголовного кодекса, предусматривающие возможность прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, – это как раз тот спектр, где медиация возможна. Медиация абсолютно применима и по гражданским искам, заявляемым потерпевшими в уголовных делах. И мы уже делаем первые шаги, у нас уже есть прецеденты.

ОПРАВДАТЬ ДОВЕРИЕ

– Насколько важна репутация в вашей сфере?

– Репутация формируется не за один день, а за достаточно длительный период. За счет общественной деятельности, практики в публичной сфере, достойного выхода из конфликтов. Совокупность этих факторов формирует деловую репутацию, которую также можно и легко потерять.

В рамках деятельности арбитра ad hoc деловая репутация даже важнее, потому что при разрешении спора в третейском суде в формате ad hoc стороны выбирают арбитра, то есть стороны идут уже с выраженным доверием к разрешению спора именно мной. И арбитру важно оправдать это доверие, вынести решение не только законное, но и справедливое. Но при разрешении спора в качестве арбитра, в отличие от медиации, сложно соответствовать интересам сторон. Ведь при вынесении решения третейским судьей исследуются правовые позиции сторон и дается оценка с точки зрения доказательственной базы. А в медиации правовые позиции сторон уходят на второй план, медиатор работает лишь с их интересами. И по итогам медиации удовлетворенные интересы сторон не создают напряженность, присущую периоду принудительного исполнении решения третейского суда, не исполненного добровольно.

Резюмируя, если по итогу медиативного соглашения остаются довольными обе стороны, то в деятельности арбитража одна из сторон может испытывать недовольство. Поэтому у медиаторов репутационных рисков меньше. Но от этого хорошая деловая репутация становится не менее важна.          

21 Февраля 2019 года

назад в публикации

www.mediatio.biz

Фидарис НИГМАТУЛЛИН: «Быть арбитром, медиатором и юристом – это возможно»

Развитие института альтернативных способов разрешения споров (АРС) в России связывают с принятием Федерального закона ФЗ №194, а также с реформой арбитража. О преимуществах АРС и о том, почему в этой сфере существуют проблемы и как их можно решить, корреспондент IN разговаривает с председателем АНО «Медиация», профессиональным медиатором, арбитром ad hoc, руководителем Global Consulting Group (GCG) Фидарисом НИГМАТУЛЛИНЫМ.

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ = СТАБИЛЬНОСТЬ

Фидарис Нигматуллин, по его собственному признанию, – человек увлекающийся. Вчера он гонял на квадроцикле по бездорожью, сегодня катается на горных лыжах, а завтра вполне может удивить гостей блюдами азиатской кухни.

– Я пробую себя понемногу в каждой сфере, разве что с парашютом не прыгал, – улыбается Фидарис Наилович. – Многое меняю в жизни. Единственное, чем я занимаюсь стабильно много лет, – это юриспруденция.

И это не пустые слова: за 19 лет практики Фидарис Нигматуллин заработал немало регалий и приобрел безупречную деловую репутацию в сфере арбитража и медиации. Однако трудовая деятельность начиналась не так просто. Перед тем как поступить в Пермский государственный университет, выпускник Бардымской школы с отличием окончил колледж в Кунгуре. По словам Фидариса Наиловича, среднее специальное образование очень помогло и в получении высшего: ПГУ молодой юрист окончил с красным дипломом и продолжил обучение в аспирантуре.

– Фидарис Наилович, а с чего началась ваша трудовая деятельность?

– Юридической практикой занялся сразу после колледжа, в основном – защитой прав предпринимателей и бизнеса. Со временем пришло понимание того, что правовая защита и выработка правовой позиции – не самое главное в споре. Порой получить положительный результат можно, достигнув соглашение в интересах обеих сторон, а не одной из них. Так я увидел преимущество способа разрешения споров путем применения арбитража – третейского разбирательства и медиации.

С 2006 года являлся арбитром и председателем постоянно действующего Третейского суда Пермского края. Это был огромный опыт, множество разобранных дел. Однако реформа третейского разбирательства в России «скосила» все региональные арбитражные центры страны, и я продолжил деятельность в качестве арбитра ad hoc. С учетом близости форм деятельности арбитража и медиации с 2010 года я начал практиковать именно в качестве медиатора, тогда же было учреждено АНО «Медиация».

ЧЕТЫРЕ «П»

Немаловажную роль в формировании его характера, по мнению юриста, сыграла военная кафедра госуниверситета. Наверное, она воспитала в нем любовь к дисциплине, порядку и систематизации. По признанию Фидариса Наиловича, он любит одинаковые буквенные и цифровые сочетания, нестандартные подходы в названиях.

Вообще была идея объединить все инструменты по разрешению споров в рамках единой площадки и назвать ее «Первая пермская примирительная площадка» (вот они – те самые четыре «п»!). Пока получилось успешно объединить медиацию и арбитраж, потому что они предполагают комбинирование друг друга. Часто медиация применяется как досудебный порядок, а арбитраж – это юрисдикционный способ разрешения спора. При этом не редки случаи, когда медиация применяется и к спору, рассматриваемому в рамках арбитража.

– А что интереснее именно вам?

– Мне больше интересна медиация на стадии судебных разбирательств. То есть там, где больше нужны навыки юриста. Много специалистов в сфере медиации полагают, что в медиации медиатор должен отключить в себе юриста, но уверяю вас в том, что юридическая практика медиатора способствует выработке сторонами жизнеспособных конструкций медиативных соглашений.

Вообще, профессионалом в сфере арбитража и медиации, на мой взгляд, нельзя стать без юридической практики, если ты не был практикующим юристом и не прошел сквозь все тернии, не знаешь правоприменительную практику изнутри. Поэтому мне помогает проект Global Consulting Group (GCG), где я реализую свои функции именно в качестве управляющего юриста, ориентированного на правовую защиту бизнеса.

УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И ЕЩЕ РАЗ УЧИТЬСЯ

– Медиатором может стать любой человек?

– Законом определено, что осуществлять деятельность медиаторов на профессиональной основе могут лица, достигшие возраста двадцати пяти лет, имеющие высшее образование и получившие дополнительное профессиональное образование по вопросам применения процедуры медиации. Безусловно, это лишь формальные критерии для входа в профессию. Состояться как медиатор, на мой взгляд, способен тот, кто сможет вызвать доверие спорящих сторон в рамках процедуры медиации при строгом соблюдении принципов медиации. И главное здесь не заключение медиативного соглашения, а лишь возможный итог примирительного процесса. Не нужно абсолютизировать роль медиации в урегулировании спора, необходимо здраво оценивать более высокую возможность урегулирования спора при применении медиации с участием третьего нейтрального лица – медиатора по отношению к непосредственному переговорному процессу между самими сторонами спора.

В рекомендованном реестре АНО «Медиация» на данный момент 25 медиаторов, осуществляющих деятельность на профессиональной основе, и там есть и не юристы: бухгалтеры, экономисты и даже с медицинским образованием, которое бывает необходимо при ведении медиации, требующей соответствующих навыков.

– А проблема с кадрами есть?

– Кадров просто нет! На арбитров у нас в стране не учат, нет даже программ. Как правило, это практикующие юристы с многолетним опытом и сформировавшимся авторитетом.

Что касается медиаторов, обучающих центров много, но не все выпускники становятся медиаторами. Лишь незначительная доля прошедших обучение являются практикующими медиаторами. АНО «Медиация» одна из первых инициировала обучение, совмещая со стажировкой, где лицо, прошедшее обучение, приобретает возможность на практике отработать приобретенные знания.

В ЗОНЕ РИСКА

– Может, население просто не знает о медиации?

– Да, думаю, что информационное поле вокруг медиации хотя и имеется, но главной сути не доносит для потенциальных участников медиации. Как мне видится, мало в публичном пространстве информации о потенциальных преимуществах медиации. Среди юридического сообщества тоже нет четкого понимания, к примеру, о тех преимуществах, которые имеет медиативное соглашение по отношению к мировому.

– Какие передовые инструменты применимы в сфере медиации?

– Когда наша организация стала сопровождать медиации не только в Перми, но и в крае, назрела необходимость выстроить прямую коммуникацию между участниками спора и медиаторами. Поэтому мы разработали одни из первых и презентовали онлайн–сервис по поиску медиаторов в Пермском крае «Мобильный медиатор». Этим сервисом уже заинтересовались наши коллеги из других регионов. Он прост по содержанию: на карте Пермского края пользователь может найти медиатора, зайти в его профиль, пригласить на медиацию.

В настоящее время выявилась очередная проблема, которую пытаемся решить. Так, медиаторами очень много времени тратится на информационные встречи, где разъясняются принципы и этапы медиации. Решили попробовать заменить медиатора на информационной встрече отснятым роликом, где в доступной форме будут разъяснены все вопросы относительно данного этапа. Полагаю, что такой видеоматериал может быть эффективно использован как в судах, так и в интернет–пространстве.

– Наверное, активно занимаетесь и общественной деятельностью?

– Я являюсь общественным помощником Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Прикамье в секторе, который занимается урегулированием споров. Кроме того, моя деятельность в рамках общественного совета Главного управления МВД России по Пермскому краю также содействует практике защиты бизнеса с точки зрения уголовно–правового спектра. И мне видится возможность реализации медиации в этой сфере. Здесь она еще не апробирована именно как альтернативный институт разрешения споров. Статьи Уголовного кодекса, предусматривающие возможность прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон, – это как раз тот спектр, где медиация возможна. Медиация абсолютно применима и по гражданским искам, заявляемым потерпевшими в уголовных делах. И мы уже делаем первые шаги, у нас уже есть прецеденты.

ОПРАВДАТЬ ДОВЕРИЕ

– Насколько важна репутация в вашей сфере?

– Репутация формируется не за один день, а за достаточно длительный период. За счет общественной деятельности, практики в публичной сфере, достойного выхода из конфликтов. Совокупность этих факторов формирует деловую репутацию, которую также можно и легко потерять.

В рамках деятельности арбитра ad hoc деловая репутация даже важнее, потому что при разрешении спора в третейском суде в формате ad hoc стороны выбирают арбитра, то есть стороны идут уже с выраженным доверием к разрешению спора именно мной. И арбитру важно оправдать это доверие, вынести решение не только законное, но и справедливое. Но при разрешении спора в качестве арбитра, в отличие от медиации, сложно соответствовать интересам сторон. Ведь при вынесении решения третейским судьей исследуются правовые позиции сторон и дается оценка с точки зрения доказательственной базы. А в медиации правовые позиции сторон уходят на второй план, медиатор работает лишь с их интересами. И по итогам медиации удовлетворенные интересы сторон не создают напряженность, присущую периоду принудительного исполнении решения третейского суда, не исполненного добровольно.

Резюмируя, если по итогу медиативного соглашения остаются довольными обе стороны, то в деятельности арбитража одна из сторон может испытывать недовольство. Поэтому у медиаторов репутационных рисков меньше. Но от этого хорошая деловая репутация становится не менее важна.          

Дмитрий Николаев

delint.ru

Программы / Бизнес-ланч

Скачать запись (wav / 100Kb)

Тема: система третейских судов России, особенности разбирательства в третейском суде

Гость: Фидарис Нигматуллин, председатель Третейского суда Пермского края

Программа: «Бизнес-ланч»

Дата выхода: 8 июня 2015 года

Ведущий: Сергей Штерн

- На «Эхе Перми» программа «Бизнес-ланч». У нас в гостях Фидарис Наилович Нигматуллин, председатель Третейского суда Пермского края. Сегодня мы будем обсуждать тему третейского суда. Что же такое третейский суд? Объясните популярно.

Фидарис Нигматуллин: Да, действительно. Не все знают, что такое третейский суд. Даже юристы иногда задаются этим вопросом. Во-первых, третейский суд – это альтернативный способ разрешения споров. Данный институт у нас в России существует давно. Закон, действующий, который регламентирует деятельность таких судов, был принят еще в 2002 году. Надо начать, прежде всего, с того, что третейский суд – это негосударственный орган, как юридический способ решения споров, он выносит волевое решение при разрешении споров. При этом существует несколько видов третейских судов. Это, во-первых, постоянно действующие третейские суды, и третейские суды, создаваемые для разрешения конкретного спора. Если мы обратимся к Третейскому суду Пермского края, то наш суд осуществляет свою деятельность как постоянно действующий третейский суд, его деятельность регламентируется законом о третейских судах в Российской Федерации. Процедурные вопросы, связанные с регламентирующими именно процедуру и порядок рассмотрения споров, регулируются регламентом – основным документом постоянно действующего третейского суда. В чем же принципиальное отличие третейского суда от государственного суда? Все чаще всего задаются именно этим вопросом.

- Именно так, да.

Фидарис Нигматуллин: Чаще это связанно с тем, что у многих ассоциация с судом возникает именно как с государственным судом, компетентным судом, но в данной ситуации я бы применил термин «арбитраж», к чему новый законопроект в данной ситуации, внесенный в государственную думу, и ориентируется, там и терминология соответствующая. Именно арбитраж отражает суть и характер деятельности третейского суда, потому что третейский суд разрешает спор с участием арбитра. Это у нас небольшая путаница по терминологии возникла за счет того, что в свое время был принят закон об арбитражных судах без учета международной терминологии, в соответствии с которой арбитраж – это именно и есть третейский суд. При этом третейский суд имеет некоторые принципы, которые принципиально отличаются от деятельности государственных судов. Если мы говорим про государственный суд, который рассматривает вопросы на условиях открытости и публичности, то третейский суд рассматривает споры именно на условиях конфиденциальности. Судебное заседание, к примеру, в соответствии с федеральным законом о третейских судах, ведется в закрытом режиме. В государственных судах назначение арбитра осуществляется в силу прямого указания с учетом имеющихся полномочий председателя суда, а в третейских судах у сторон есть возможность выбора арбитра. При этом сама процедура, несмотря на то, что существует регламент, стороны могут предусмотреть третейским соглашением и порядок рассмотрения споров, что в данной ситуации дает больше возможностей для реализации принципов состязательности. При этом очень много демократических принципов. Таких, как отсутствием формализма. Если мы в государственном суде видим судью, который ориентирован на волевое решение, то в третейском суде в условиях отсутствия формализма, арбитр третейского суда ориентирован на примирение сторон, и вынесение волевого решения в данной ситуации является лишь исключительным способом решения спора по существу. Все-таки больше возможностей для диалога, создание именно комфортных условий для спорящих сторон, для диалога в рамках третейского разбирательства. По существу, третейский суд, являясь органом негосударственным, выносит решение, обязательное для сторон. В отношении третьих лиц всеобщую легитимность и обязательность оно приобретает лишь после получения исполнительного листа в государственном суде, это процедура принудительного исполнения. Когда лицо, в пользу которого состоялось решение третейского суда, обращается в государственный суд по условиям процессуального законодательства, предусматривающем порядок обращения в соответствии с тем судом, к компетенции которого относится, обращается с заявлением о выдаче листа на принудительное исполнение решения третейского суда, ссылаясь на то, что решение третейского суда не исполнено добровольно. В данной ситуации многие это называют неким контролем, неким пересмотром, но по существу компетентный суд не пересматривает, не переоценивает обстоятельства, установленные решением третейского суда, а лишь исследует вопросы – не нарушено ли при рассмотрении третейского суда ряд моментов, которые дают основания компетентному суду отказать в выдаче исполнительного листа. К числу таковых относятся: нарушение порядка избрания арбитров, нарушение принципов российского права. То есть те исключительные случаи, когда третейский суд, вынося решение, рассматривает дело по существу, нарушает какие-то именно процессуальные моменты, связанные с рассмотрением дела.

- Если говорить проще, чтобы аудитории, незнакомой с этой терминологией, было понятно. Каковы основные преимущества третейского разбирательства, если перечислять по пальцам?

Фидарис Нигматуллин: Основные – это оперативность, конфиденциальность, оптимизация судебных издержек, то есть экономия денег, и реализация принципа состязательности.

- Отлично! Давайте поговорим о достижениях Третейского суда Пермского края, чем мы сейчас можем гордиться, о чем мы можем сейчас говорить, как о каком-то определенном рубеже?

Фидарис Нигматуллин: Если обратиться к статистике, то на территории Пермского края создано больше 50-ти постоянно действующих третейских судов. Хотя в цифровом выражении это, может, и не является достижением, потому что, исходя их соцопроса, проведенного редакцией нашей газеты, был установлен факт того, что деятельность фактически ведут меньше 10% из вышеперечисленных, в соответствующем реестре имеющихся постоянно действующих третейских судов. Что это означает? Да, может быть, есть толчок именно к тому, чтобы создать третейский суд, может быть, за счет отсутствия заинтересованности сторон и участников гражданско-правовых отношений в созданных третейский судах по разрешению споров. Я бы сказал, что достижением Третейского суда Пермского края на сегодняшний день является то, что мы рассматриваем порядка двухсот с лишним гражданских дел в течение одного календарного года, это является абсолютным преимуществом в количественном выражении. Потому как иных третейских судов на территории Пермского края, рассматривающих такое количество дел, фактически нет. Второе наше преимущество в том, что мы не являемся корпоративным третейским судом. В третейском сообществе есть такое мнение о том, что многие третейские суды создаются для разрешения отдельных категорий споров при конкретных организациях, лоббирующих их интересы. Не будем называть названия третейских судов, все в третейском сообществе об этом знают, когда третейский суд разрешает лишь спор с участием лишь одной компании, рассматривая в том числе дела с участием третьих лиц. Мы к таковым не относимся, потому что на сегодняшний день мы рассматриваем дела даже с участием тех компаний, которые находятся за пределами Пермского края, и география участников третейского разбирательства у нас гораздо шире. Более того, достижением нашего Третейского суда Пермского края является внедрение третейского разбирательства на основе лишь письменных доказательств. В свое время нами было принято решение о том, чтобы оптимизировать судебные издержки, а именно установить меньший размер третейского сбора. Мы определили порядок рассмотрения спора именно двумя способами. Это общий порядок с вызовом сторон, когда был установлен определенный размер третейского сбора. И установили специальный порядок, когда размер третейского сбора был установлен в меньшем размере за счет снижения судебных издержек. Как известно, третейское разбирательство связано с определенными издержками, особенно когда проводятся устные слушания, вызываются специалисты, вызываются свидетели. В общем-то все затраты, связанные с третейским разбирательством так или иначе ложатся на установление размера третейского сбора. В рамках рассмотрения дел на основе лишь письменных доказательств, на основе этого специального порядка, мы сумели снизить судебные издержки, что дало толчок к тому, чтобы прогрессивно развивать этот институт. На сегодняшний день порядка 90% дел у нас рассматриваются лишь на основе письменных доказательств. Даже участники третейских разбирательств отмечают этот момент, он связан с тем, что даже выезд в установленную, к примеру, судом дату, время, место третейского разбирательства влечет некие затраты, в том числе поездки в суд и т.д. При рассмотрении дел на основе лишь письменных доказательств у сторон есть возможность подать иск, а в последующем получить решение суда, вступившее в силу.

- Но, безусловно, вы будете рады приветствовать какие-то дополнительные материалы, я правильно понимаю? Видео, звук?

Фидарис Нигматуллин: Да, конечно. Несмотря на то, что устное слушание не проводится, у сторон есть возможность письменно представить возражения. Письменно представить дополнительные доказательства в обоснование этих возражений, а в исключительных случаях у арбитра есть возможность даже при наличии заключенного третейского соглашения о рассмотрении дел на основе лишь письменных доказательств, назначить устное слушание. То есть это при назначении судебных экспертиз и т.д., регламентирующих особый порядок проведения судебных заседаний, именно для того, чтобы провести ту или иную процедуру.

- Я хочу продолжить вот с какого вопроса… Примеры гражданско-правовых споров, которые могут быть рассмотрены третейским судом. Если можно, Фидарис Наилович, попроще, потому что я боюсь, что у нашей аудитории, достаточно специфичной и подготовленной, наверняка могут возникать какие-то определенные проблемы с восприятием.

Фидарис Нигматуллин: Прежде чем перечислять категории споров, которые мы рассматриваем, я бы хотел обратить внимание слушателей на то, что третейский суд может рассматривать только лишь гражданско-правовые споры. Иные категории споров априори не могут быть рассмотрены третейским судом.

- ДТП относится сюда?

Фидарис Нигматуллин: Если речь идет о возмещении в рамках гражданско-правовой ответственности, то при наличии третейского соглашения о порядке возмещения вреда, конечно, это спор может быть рассмотрен третейским судом. Здесь нужно отметить еще один момент. Если мы говорим про гражданско-правовые споры, они, как правило, в силу закона могут быть рассмотрены как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции, так называемых районных судах. Применительно альтернативному институту, именно третейский суд, весь этот массив, за исключением споров, относящихся исключительно к подведомственности государственных судов, могут быть рассмотрены в третейском суде, это одно условие. Второе условие – заключение письменного соглашения. Если стороны – если мы говорим про государственное судопроизводство – идут в тот или иной государственный суд в силу прямого указания процессуального законодательства, в силу именно закона, а не воли сторон, то арбитрабельность, компетенция третейского суда возникает в силу воли сторон, отраженной в письменной форме. Об этом у нас говорит и федеральный закон о третейских судах в РФ, и регламент постоянно действующего Третейского суда Пермского края. В чем же права природа этого третейского соглашения – это отраженная воля сторон о том, что они договорились о рассмотрении конкретного спора, либо суммарно всех споров по конкретному договору, либо определенный перечень в конкретном постоянно действующем третейском суде. Если обратиться к нашей практике, то мы рекомендуем использовать третейские соглашения, рекомендуемые как в виде отдельного письменного соглашения, так и в виде включения отдельного раздела пункта в текст письменного соглашения контракта, либо иного двухстороннего документа, в который включить так называемую третейскую оговорку. В чем же заключается возможность сторон определить именно тот конкретный третейский суд, которому подлежит разрешение споров? Мы рекомендуем, во-первых, использовать рекомендуемые третейские соглашения и оговорки, которые размещены на официальном сайте суда. Во-вторых, определиться с кругом вопросов, которые должны быть рассмотрены в третейском суде. Такое третейское соглашение может быть подписано как до момента возникновения, так и после. Более того, многие юристы почему-то заблуждаются, что даже в рамках государственного судопроизводства невозможно заключить третейское соглашение, хотя процессуальное законодательство, арбитражно-процессуальный кодекс и гражданско-процессуальный кодекс напрямую допускают заключение третейского соглашения, то есть соглашение о передаче уже существующего спора с юрисдикции государственного суда в третейский суд. Такое третейское соглашение в рамках рассмотрения дела в государственном суде должно быть достигнуто до вынесения решения государственным судом. В данной ситуации нужно определиться с тем, что третейское соглашение по существу может быть заключено на любом этапе гражданско-правовых отношений. Как на момент заключения договора, так и на момент его расторжения, так и на момент возникшего уже спора, так и на момент уже рассмотрения данного спора в государственном суде.

- Можно ли назвать третейский суд своего рода страховой компанией, если проводить аналогию с примерами автомобилистов?

Фидарис Нигматуллин: Я бы сказал, что в какой-то степени правовой природы приближается. Потому что страхование у нас – лицензированный вид деятельности, законопроект на сегодня внесен в Госдуму, он предполагает похожую разрешительную систему, которую выдает Минюст России.

- В чем профит третейского суда, прибыль, интерес? На чем вы зарабатываете, за счет чего вы живете?

Фидарис Нигматуллин: На самом деле вопрос заработка – это риторический вопрос. Третейский суд в данной ситуации осуществляет деятельность при некоммерческой организации. Кстати говоря, концепция нового законопроекта как раз ограничивает возможности создания и осуществления деятельности постоянно действующих третейских судов только при некоммерческих организациях. Если на сегодняшний день многие третейские суды создаются именно для получения прибыли, то в силу нового законопроекта, если он будет принят, будет прямой запрет. Наш третейский суд осуществляет деятельность при арбитражном учреждении Пермского края, которое является некоммерческой организацией, не преследует цели извлечения прибыли. В данной ситуации затраты на осуществление третейского разбирательства покрывается за счет третейского сбора. Кстати говоря, обращаясь к неким преимуществам нашего суда, я бы хотел еще отметить один существенный момент. Многие, обращаясь в третейский суд, не акцентируют внимание на то, что третейский сбор не везде одинаковый. Если мы говорим про госпошлину, то она действует в России в одной тарифной сетке, а в постоянно действующих третейских судах существуют отдельные самостоятельные положения о третейских сборах, у каждого суда свой размер. В нашем суде, к примеру, он варьируется, исходя из цены иска. Более того, наш подход в определении размера третейского сбора напрямую связан с размеров исковых требований, то есть ценой иска. Есть постоянно действующие третейские суды в России и на территории Пермского края, которые помимо третейского сбора устанавливают иные издержки, связанные с осуществлением третейского разбирательства. То есть у нас честный подход – заплатили третейский сбор, т.е. и он включает все затраты, связанные с осуществлением третейского разбирательства, возможно, даже в тех случаях, когда размер данного третейского сбора не оправдывает затраты третейского суда. Обращаю внимание, что если положением постоянно действующего третейского суда установлены иные доплаты и вознаграждения, и гонорары арбитров, то в данной ситуации истцу либо ответчику, исходя из исхода в других третейских судах, возможно, придется возместить и дополнительные издержки, что в данной ситуации в нашем третейском суде исключается.

- Если можно, скажите еще раз адрес этой точки, в которую я могу обратиться, чтобы получить данные о третейском суде. Куда я могу обратиться, это адрес сайта?

Фидарис Нигматуллин: Официальный сайт Третейского суда Пермского края www.tretsudperm.ru, телефон 294-04-32, электронная почта [email protected] Все вопросы, связанные с непосредственным контактом, могут быть через официальный сайт суда, через обратную связь.

- Я напомню, мы общаемся с Фидарисом Наиловичем Нигматуллиным, председателем Третейского суда Пермского края. Он рассказывает нам о том, что такое третейский суд, о его преимуществах. И отсюда возникает следующий вопрос. Какова оспариваемость решений третейского суда?

Фидарис Нигматуллин: Во-первых, нужно говорить о том, что решение третейского суда может быть оспорено. Есть специальная глава в гражданско-процессуальном кодексе РФ, именно посвященная вопросу оспаривания решения третейского суда. Однако не все решения третейских судов подлежат оспариванию. Статья 40 федерального закона о третейских судах допускает возможность достижения сторонами соглашения о том, что решение того или иного третейского суда будет окончательным и оспариванию не подлежит. В данной ситуации, несмотря даже на достигнутое соглашение об окончательности самого третейского решения, в силу положения регламента постоянно действующего третейского суда, решение Третейского суда Пермского края является окончательным и оспариванию не подлежит. Это означает, что в данной ситуации, заключая третейское соглашение о рассмотрении спора в Третейском суде Пермского края, по итогам рассмотрения дела по существу, решение будет окончательным. И в рамках главы, предусматривающей порядок оспаривания в арбитражно-процессуальном кодексе и в гражданско-процессуальном кодексе, не реализуемы. При этом стороны могут представлять какие-либо возражения в рамках рассмотрения вопроса о выдаче листа. Окончательность решения третейского суда в данной ситуации дает возможность оперативно поставить точку в решении вопроса. Если мы обратимся к государственному судопроизводству, когда, например, состоялось решение суда первой инстанции, это не означает, что оно вступает в силу и будет исполнено, потому что есть процедура оспаривания в апелляционном порядке, кассационном порядке и надзорном. Поэтому при разрешении вопроса об окончательности именно решения третейского суда нужно понимать, что с момента провозглашения решения третейского суда, оно будет окончательным. При этом принудительный порядок его исполнения осуществляется в рамках процессуального законодательства через процедуру выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения.

- Уважаемые радиослушатели, еще раз напомню, что в рамках программы «Бизнес-ланч» у нас в гостях Фидарис Наилович Нигматуллин, председатель Третейского суда Пермского края. Если можно, еще раз повторите адрес сайта, куда могут обратиться пользователи.

Фидарис Нигматуллин: Официальный сайт Третейского суда Пермского края www.tretsudperm.ru, телефон 294-04-32, электронная почта [email protected]

- Фидарис Наилович за рамками эфира начал вспоминать кое-что из своих прошлых лет, и остановился на очень ярком примере – это на спорах бизнесменов. Давайте повспоминаем вместе, расскажем нашим слушателям.

Фидарис Нигматуллин: Я бы вообще обратился к истории создания нашего третейского суда, что подвигло к созданию такой структуры. Во-первых, ситуации, когда предприниматели создают тот или иной бизнес-проект, между собой не оформляя какие-либо взаимоотношения в виде соглашений или договоров, вкладывают деньги, этот проект приносит какие-то доходы, дивиденды. В последующем стороны договариваются о разделе бизнес-процесса. При этом возникал спор. Но стороны при этом чаще всего не могли идти в суд в силу того, что у них отношения не формализованы. Ко мне очень часто обращались в таких ситуациях для того, чтобы дать заключение, больше даже не как юриста, возможно, не как арбитра или судьи, а именно как взгляд со стороны. Каким образом тот или иной спор разрешили бы по существу, если бы, к примеру, допустить ситуацию, что эти отношения каким-то образом были формализованы. В таких ситуациях я выступал неким арбитром и предлагал тот или иной вариант решения ситуации, с которым стороны изначально договаривались, что они будут исполнять рекомендуемый мною вариант разрешения возникшего между сторонами спора. Исходя из этой ситуации, я узнал о том, что отношения, которые между сторонами возникают, именно формализованные уже отношения, могут разрешаться в третейских судах. И в 2006 году было принято решение об учреждении именно третейского суда как постоянно действующего третейского суда, в рамках которого мы уже ушли из сферы, в которой разрешали неформализованные споры. При этом я тяготел именно к сфере альтернативного разрешения споров с участием посредников как медиаторов. Это тоже альтернативный институт по разрешению, в том числе, гражданско-правовых споров, когда спор разрешается с участием медиатора. На сегодняшний день я обладаю статусом профессионального медиатора и также участвую в процедурах медиации. Что касается категорий споров, которые рассматриваются в постоянно действующих третейских судах, я бы обратил внимание на то, что с учетом того, что стороны вправе обратиться в третейский суд лишь при наличии третейского соглашения, чаще такие споры вытекают из гражданско-правовых договоров. Это договоры займа, поставки, аренды. То есть чаще стороны обращаются в третейский суд благодаря тому, что в виде отдельной третейской оговорки включается условие о том, что при возникновении споров по договору стороны обращаются именно в Третейский суд Пермского края. Исходя из воли сторон, отраженной в письменной форме, мы разрешаем такие гражданско-правовые споры. При этом очень много категорий споров, которые многие считают, что они могут быть предметом третейского разбирательства. В число новых категорий споров я бы отнес семейные и имущественные споры, споры между супругами по разделу имущества, споры из брачного договора, могут быть рассмотрены в Третейском суде Пермского края. При этом следует понимать, что не все семейные споры могут быть предметом третейского разбирательства. К примеру, споры, связанные с расторжением брака, установлением места жительства ребенка и т.д., имеющие лично-неимущественный характер, не могут быть предметом третейского разбирательства. В число новых категорий споров я бы также отнес жилищные споры, потому что на сегодняшний день есть определенный объем дел, которые рассматриваются с участием ТСЖ и управляющих компаний, в основном, это связано с взысканием коммунальных платежей. Когда стороны в договоре на управление многоквартирным домом либо в протоколе общего собрания договариваются о порядке разрешения спора, либо отдельных категорий споров именно в Третейском суде Пермского края. Эффективность данной категории споров наблюдается в том, что именно разрешение в Третейском суде Пермского края, что стороны именно по таким категориям дел добровольно исполняют решение третейского суда, небольшая доля заявителей уходит в государственные суды за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Чаще всего это связано с тем, что размер денежных требований не является значительным. Люди сознательно подходят к добровольности исполнения решения третейского суда. Может быть, благодаря тому, что арбитр на стадии рассмотрения дела по существу принимает максимальные меры для того, чтобы дать возможность сторонам примириться. И есть определенный сегмент, в рамках которого именно в жилищных спорах достигаются мировые соглашения. Часто возникает ситуация, даже эти мировые соглашения оформляются в виде медиативного соглашения, достигнутые благодаря участию медиатора.

- Можно это как-то разъяснить? Медиативные соглашения при участии медиатора. То есть также объяснить аудитории более простым, доступным языком объяснить, что такое медиативное соглашение и медиатор.

Фидарис Нигматуллин: Медиация как альтернативный институт по разрешению споров не является юрисдикционным способом разрешения споров. Медиатор не принимает решения по существу спора, медиатор лишь способствует достижению согласия между сторонами. В рамках этой процедуры, если стороны, даже в рамках третейского разбирательства – это применимо в том числе при разрешении споров в государственных судах – намерены обратиться к медиатору, то они заявляют ходатайство об обращении к медиатору. В данной ситуации Третейский суд Пермского края, к примеру, также является учредителем некоммерческого партнерства профессиональных медиаторов Пермского края, которые обеспечивают проведение процедуры медиации на территории нашего края. Суть заключается в том, что в рамках судебного процесса, если будет заявлено такое ходатайство о привлечении медиатора, то судебное заседание откладывается и обеспечивается возможность для сторон к обращению к медиатору. Если сторонами в рамках этой процедуры благодаря участию медиатора будет достигнуто соглашение, то оно оформляется в виде медиативного соглашения, оно может быть исполнено добровольно, либо утверждено медиативным соглашением, именно в виде мирового соглашения в рамках судебного разбирательства. В данной ситуации если мировое соглашение не будет исполнено, то обеспечивается его принудительное исполнение в будущем.  

- Какова система третейских судов сегодня в России? И какие перемены, на ваш взгляд, эту отрасль ждут?

Фидарис Нигматуллин: Единой системы третейских судов на сегодняшний день не существует. Если даже обратиться к количеству третейских судов на территории Пермского края, то нужно понимать, что основная масса не осуществляет деятельность, чаще они созданы лишь на бумаге. Но положительным моментом в третейском сообществе является некое ассоциирование. То есть многие третейские суды объединяются, создают ассоциированные образования в виде союзов. В данной ситуации Третейский суд Пермского края входит в Национальную третейскую палату, это структура федерального уровня, в которой объединены основные ключевые крупные постоянно действующие третейские суды регионов России. В рамках ассоциированных образований возникают условия для самоконтроля – я сторонник все-таки саморегулирования этой сферы, а не установление жестких мер по контролю со стороны государственных органов. Потому что в рамках именно третейского сообщества в целях сохранения авторитета ассоциированного образования есть возможность контроля над своими членами. То есть в данной ситуации не говорится о том, что выдается какое-то разрешение или еще что-нибудь.

- Нужны ли какие-то перемены вот здесь и сейчас? Или нет? Или пусть государство находится в стороне – мы ведем свою деятельность сами, и не нужно нам вообще никакого вмешательства со стороны государства?

Фидарис Нигматуллин: Я бы так сказал. Перемены, так или иначе, нужны, но законопроект, который на сегодняшний день предложен к принятию в Госдуме, предполагающий разрешительную систему, он является недоработанным. Потому что есть некие субъективные критерии, которые четко не определяют, кто имеет право на получение этих разрешений. Конечно, в законе прописаны условия, при которых выдается разрешение, но они сугубо субъективные. То есть не определен четкий критерий именно определения вкладок, к примеру, критерий, связанный с деловой репутацией суда и т.д. То есть это такие субъективные категории, которые не могут быть оценены. Есть, конечно, и положительные моменты, потому что закон 2002 года о Третейских судах в РФ предусматривал некие пробелы по арбитрабельности споров к третейским судам. Но недостатком по новому закону является то, что регламентируется порядок избрания арбитров через комитеты по назначению, которые должны состоять из не менее чем пяти членов. Таким образом усложняется сама процедура третейского разбирательства. При этом основным положительным моментом является то, что новый закон допускает, я уже говорил об этом, создание постоянно действующих Третейских судов при арбитражных учреждениях, которые обладают статусом некоммерческой организации. Данная сфера не должна преследовать цели извлечения прибыли.

- А можно немного поговорить о тех людях, которые входят в состав Третейского суда Пермского края и формируют его? Кто они?

Фидарис Нигматуллин: Третейские судьи Третейского суда Пермского края – это профессиональные юристы, которые имеют авторитет, имеют высокую квалификацию в той или иной отрасли, они являются специалистами своего дела. Если обратиться к судьям государственного суда – я, конечно, уважаю авторитет государственного судьи, они тоже назначаются при соблюдении определенного регламента, имея некий авторитет и т.д., но так или иначе их деятельность ограничена стенами государственного суда. Если мы обратимся к арбитрам нашего суда, то их деятельность сопряжена именно как деятельность практикующего юриста именно в той сфере, в которой они и разрешают споры. Они являются участниками таких же крупных споров. Чаще они выступают представителями по отдельным категориям споров, кто-то занимается преподавательской деятельностью, имеют некие научные подходы в разрешении вопросов, которые имеют практическую реализацию. Это дает возможность иметь кругозор, а с другой стороны, у нас есть возможность выбора арбитра, то есть у сторон при подаче иска есть право выбора арбитра, и он может выбрать исходя из квалификации арбитра в той или иной отрасли права. Потому что быть специалистом в любой сфере невозможно, практически нереализуемо. Поэтому на сегодняшний день политика Третейского суда Пермского края выстраивается именно с точки зрения создания условий для специализации арбитров по разрешению отдельных категорий споров. Конечно, в государственных судах эта система тоже существует, но в нашем суде она реализуема более демократическим способом. В данном ситуации даже право выбора арбитра для решения конкретного спора дает некие условия доверия для сторон.

- Можете ли вы озвучить наиболее громкие дела и решения Третейского суда Пермского края, которые обрели огласку в публичном пространстве и серьезно повлияли на исход того или иного дела или на решение крупного конфликта между сторонами?

Фидарис Нигматуллин: С учетом принципа конфиденциальности я не могу раскрывать сведения о сторонах третейского разбирательства, потому что существует прямой запрет, определенный законодательством, но зачастую огласку приобретают те споры, которые выходят за определенные размеры исковых требований. К сожалению, наверное, у нас в стране так принято, что если споры не могут быть урегулированы в рамках гражданско-правовой плоскости, совершаются некие попытки перевести это в сферу уголовно-правового преследования. Чаще такие споры носят корпоративный характер. Споры между хозяйствующими субъектами, которые сопряжены некими внутренними конфликтами, внутри корпорации, в рамках которой совершаются некие попытки увидеть, то, что третейский суд разрешает споры, некую какую-то криминальную схему. Нужно понимать, что доверие или наличие сведений о третейском суде и знание о квалификации и авторитете конкретного арбитра, именно повод для обращения не может быть принят так, как некий умысел для совершения какого-то противоправного действия. Именно специфика третейского суда заключается в том, что меня всегда спрашивают: а почему к вам обращаются? Я говорю: потому что нас знают. И сотрудники правоохранительных органов видят в этом, так скажем, некий преступный умысел, может быть, это профессиональная деформация, но я всегда им объясняю, что специфика нашего суда, именно деятельность третейского суда всегда сопряжена с тем, что нас знают, нам доверяют. Именно поэтому к нам обращаются.

- А можно еще вопрос тогда в связи с этим. Вы не боитесь за то, что участвуете в каких-то процессах? Я имею в виду, защищены ли судьи Третейского суда законом?

Фидарис Нигматуллин: Законом предусмотрены формальные гарантии, но реальных гарантий на сегодняшний день не существует. У третейского суда нет вышестоящих органов. В данной ситуации – это очень большое преимущество.

- Это же риски?

Фидарис Нигматуллин: Риск есть везде. Вопрос лишь в том, что, главное, решение третейского суда должно быть справедливо, чтобы стороны понимали, что решение будет справедливым и законным. Я всегда обращаюсь к тексту некоторых решений, и позиция в том, что решение должно отражать позицию суда по всем моментам, связанным с теми требованиями, которые заявлены по иску и всеми возражениями. То есть не должно быть упущения в части того, что судья не высказал свою позицию, к примеру, по тем или иным возражениям ответчика, каждая позиция должна быть мотивирована. Когда стороны будут понимать, что, действительно, правильное, справедливое… Потому что решение не может удовлетворять желание обоих сторон, так или иначе оно не устраивает одну из сторон, поэтому здесь нужно исходить из четких критериев установления законности и справедливости в целом решении.

- То есть вы все-таки спокойны за то, что вы разрешаете споры, остаетесь третьей стороной, остаетесь как бы над схваткой, да?

Фидарис Нигматуллин: В данной ситуации мы не вовлекаемся, так скажем, в существующие споры между субъектами, которые являются участниками третейского разбирательства.

- Спасибо вам большое, что пришли к нам в гости! В рамках «Бизнес-ланча» в гостях у меня был Фидарис Наилович Нигматуллин, председатель Третейского суда Пермского края. 

echoperm.ru

АРБИТРАЖ.ру - сайт профессионалов арбитража

Фидарис Наилович Нигматуллин

АКТУАЛЬНАЯ ПУБЛИКАЦИЯ. Статья М.Э.Морозова

       ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ОСПАРИВАНИЯ ОТКАЗА В ВЫДАЧЕ РАЗРЕШЕНИЯ НА АДМИНИСТРИРОВАНИЕ АРБИТРАЖАМ.Э.МОРОЗОВ, председатель Национальной Третейской Палаты, председатель Сибирского третейского суда, старший преподаватель Новосибирского государственного университетаВ статье рассматриваются процессуальные проблемы оспаривания отказа в выдаче в выдаче разрешения на администрирование арбитража. Исследуется возможность отмены решения составом третейского суда, а также создания в третейском суде вышестоящих инстанций. Ключевые слова: судебная практика, арбитраж, оспаривание ненормативных актов. «...Принятие закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» кардинально изменило подход к «судоустройству» арбитражей. Произошла смена уведомительного порядка на разрешительный, причем реализуемый по самому жесткому сценарию. Кроме наличия трудновыполнимых требований, он характеризуется многоступенчатостью процедуры получения разрешения, при этом на основе крайне расплывчатых критериев... Создание явно затруднительного порядка получения разрешения вызвало среди юристов вполне предсказуемую реакцию: если будет отказ, то он будет оспорен в суде. Исходя из этого, было бы весьма интересно проанализировать процессуальные аспекты грядущих споров по этому вопросу, а также перспективы рассмотрения таких споров...» Статья опубликована в №6 журнала «Третейский суд» за 2016 год.

arbitrage.ru

«Меня всегда спрашивают

Скачать запись (wav / 100Kb)

Тема: система третейских судов России, особенности разбирательства в третейском суде

Гость: Фидарис Нигматуллин, председатель Третейского суда Пермского края

Программа: «Бизнес-ланч»

Дата выхода: 8 июня 2015 года

Ведущий: Сергей Штерн

- На «Эхе Перми» программа «Бизнес-ланч». У нас в гостях Фидарис Наилович Нигматуллин, председатель Третейского суда Пермского края. Сегодня мы будем обсуждать тему третейского суда. Что же такое третейский суд? Объясните популярно.

Фидарис Нигматуллин: Да, действительно. Не все знают, что такое третейский суд. Даже юристы иногда задаются этим вопросом. Во-первых, третейский суд – это альтернативный способ разрешения споров. Данный институт у нас в России существует давно. Закон, действующий, который регламентирует деятельность таких судов, был принят еще в 2002 году. Надо начать, прежде всего, с того, что третейский суд – это негосударственный орган, как юридический способ решения споров, он выносит волевое решение при разрешении споров. При этом существует несколько видов третейских судов. Это, во-первых, постоянно действующие третейские суды, и третейские суды, создаваемые для разрешения конкретного спора. Если мы обратимся к Третейскому суду Пермского края, то наш суд осуществляет свою деятельность как постоянно действующий третейский суд, его деятельность регламентируется законом о третейских судах в Российской Федерации. Процедурные вопросы, связанные с регламентирующими именно процедуру и порядок рассмотрения споров, регулируются регламентом – основным документом постоянно действующего третейского суда. В чем же принципиальное отличие третейского суда от государственного суда? Все чаще всего задаются именно этим вопросом.

- Именно так, да.

Фидарис Нигматуллин: Чаще это связанно с тем, что у многих ассоциация с судом возникает именно как с государственным судом, компетентным судом, но в данной ситуации я бы применил термин «арбитраж», к чему новый законопроект в данной ситуации, внесенный в государственную думу, и ориентируется, там и терминология соответствующая. Именно арбитраж отражает суть и характер деятельности третейского суда, потому что третейский суд разрешает спор с участием арбитра. Это у нас небольшая путаница по терминологии возникла за счет того, что в свое время был принят закон об арбитражных судах без учета международной терминологии, в соответствии с которой арбитраж – это именно и есть третейский суд. При этом третейский суд имеет некоторые принципы, которые принципиально отличаются от деятельности государственных судов. Если мы говорим про государственный суд, который рассматривает вопросы на условиях открытости и публичности, то третейский суд рассматривает споры именно на условиях конфиденциальности. Судебное заседание, к примеру, в соответствии с федеральным законом о третейских судах, ведется в закрытом режиме. В государственных судах назначение арбитра осуществляется в силу прямого указания с учетом имеющихся полномочий председателя суда, а в третейских судах у сторон есть возможность выбора арбитра. При этом сама процедура, несмотря на то, что существует регламент, стороны могут предусмотреть третейским соглашением и порядок рассмотрения споров, что в данной ситуации дает больше возможностей для реализации принципов состязательности. При этом очень много демократических принципов. Таких, как отсутствием формализма. Если мы в государственном суде видим судью, который ориентирован на волевое решение, то в третейском суде в условиях отсутствия формализма, арбитр третейского суда ориентирован на примирение сторон, и вынесение волевого решения в данной ситуации является лишь исключительным способом решения спора по существу. Все-таки больше возможностей для диалога, создание именно комфортных условий для спорящих сторон, для диалога в рамках третейского разбирательства. По существу, третейский суд, являясь органом негосударственным, выносит решение, обязательное для сторон. В отношении третьих лиц всеобщую легитимность и обязательность оно приобретает лишь после получения исполнительного листа в государственном суде, это процедура принудительного исполнения. Когда лицо, в пользу которого состоялось решение третейского суда, обращается в государственный суд по условиям процессуального законодательства, предусматривающем порядок обращения в соответствии с тем судом, к компетенции которого относится, обращается с заявлением о выдаче листа на принудительное исполнение решения третейского суда, ссылаясь на то, что решение третейского суда не исполнено добровольно. В данной ситуации многие это называют неким контролем, неким пересмотром, но по существу компетентный суд не пересматривает, не переоценивает обстоятельства, установленные решением третейского суда, а лишь исследует вопросы – не нарушено ли при рассмотрении третейского суда ряд моментов, которые дают основания компетентному суду отказать в выдаче исполнительного листа. К числу таковых относятся: нарушение порядка избрания арбитров, нарушение принципов российского права. То есть те исключительные случаи, когда третейский суд, вынося решение, рассматривает дело по существу, нарушает какие-то именно процессуальные моменты, связанные с рассмотрением дела.

- Если говорить проще, чтобы аудитории, незнакомой с этой терминологией, было понятно. Каковы основные преимущества третейского разбирательства, если перечислять по пальцам?

Фидарис Нигматуллин: Основные – это оперативность, конфиденциальность, оптимизация судебных издержек, то есть экономия денег, и реализация принципа состязательности.

- Отлично! Давайте поговорим о достижениях Третейского суда Пермского края, чем мы сейчас можем гордиться, о чем мы можем сейчас говорить, как о каком-то определенном рубеже?

Фидарис Нигматуллин: Если обратиться к статистике, то на территории Пермского края создано больше 50-ти постоянно действующих третейских судов. Хотя в цифровом выражении это, может, и не является достижением, потому что, исходя их соцопроса, проведенного редакцией нашей газеты, был установлен факт того, что деятельность фактически ведут меньше 10% из вышеперечисленных, в соответствующем реестре имеющихся постоянно действующих третейских судов. Что это означает? Да, может быть, есть толчок именно к тому, чтобы создать третейский суд, может быть, за счет отсутствия заинтересованности сторон и участников гражданско-правовых отношений в созданных третейский судах по разрешению споров. Я бы сказал, что достижением Третейского суда Пермского края на сегодняшний день является то, что мы рассматриваем порядка двухсот с лишним гражданских дел в течение одного календарного года, это является абсолютным преимуществом в количественном выражении. Потому как иных третейских судов на территории Пермского края, рассматривающих такое количество дел, фактически нет. Второе наше преимущество в том, что мы не являемся корпоративным третейским судом. В третейском сообществе есть такое мнение о том, что многие третейские суды создаются для разрешения отдельных категорий споров при конкретных организациях, лоббирующих их интересы. Не будем называть названия третейских судов, все в третейском сообществе об этом знают, когда третейский суд разрешает лишь спор с участием лишь одной компании, рассматривая в том числе дела с участием третьих лиц. Мы к таковым не относимся, потому что на сегодняшний день мы рассматриваем дела даже с участием тех компаний, которые находятся за пределами Пермского края, и география участников третейского разбирательства у нас гораздо шире. Более того, достижением нашего Третейского суда Пермского края является внедрение третейского разбирательства на основе лишь письменных доказательств. В свое время нами было принято решение о том, чтобы оптимизировать судебные издержки, а именно установить меньший размер третейского сбора. Мы определили порядок рассмотрения спора именно двумя способами. Это общий порядок с вызовом сторон, когда был установлен определенный размер третейского сбора. И установили специальный порядок, когда размер третейского сбора был установлен в меньшем размере за счет снижения судебных издержек. Как известно, третейское разбирательство связано с определенными издержками, особенно когда проводятся устные слушания, вызываются специалисты, вызываются свидетели. В общем-то все затраты, связанные с третейским разбирательством так или иначе ложатся на установление размера третейского сбора. В рамках рассмотрения дел на основе лишь письменных доказательств, на основе этого специального порядка, мы сумели снизить судебные издержки, что дало толчок к тому, чтобы прогрессивно развивать этот институт. На сегодняшний день порядка 90% дел у нас рассматриваются лишь на основе письменных доказательств. Даже участники третейских разбирательств отмечают этот момент, он связан с тем, что даже выезд в установленную, к примеру, судом дату, время, место третейского разбирательства влечет некие затраты, в том числе поездки в суд и т.д. При рассмотрении дел на основе лишь письменных доказательств у сторон есть возможность подать иск, а в последующем получить решение суда, вступившее в силу.

- Но, безусловно, вы будете рады приветствовать какие-то дополнительные материалы, я правильно понимаю? Видео, звук?

Фидарис Нигматуллин: Да, конечно. Несмотря на то, что устное слушание не проводится, у сторон есть возможность письменно представить возражения. Письменно представить дополнительные доказательства в обоснование этих возражений, а в исключительных случаях у арбитра есть возможность даже при наличии заключенного третейского соглашения о рассмотрении дел на основе лишь письменных доказательств, назначить устное слушание. То есть это при назначении судебных экспертиз и т.д., регламентирующих особый порядок проведения судебных заседаний, именно для того, чтобы провести ту или иную процедуру.

- Я хочу продолжить вот с какого вопроса… Примеры гражданско-правовых споров, которые могут быть рассмотрены третейским судом. Если можно, Фидарис Наилович, попроще, потому что я боюсь, что у нашей аудитории, достаточно специфичной и подготовленной, наверняка могут возникать какие-то определенные проблемы с восприятием.

Фидарис Нигматуллин: Прежде чем перечислять категории споров, которые мы рассматриваем, я бы хотел обратить внимание слушателей на то, что третейский суд может рассматривать только лишь гражданско-правовые споры. Иные категории споров априори не могут быть рассмотрены третейским судом.

- ДТП относится сюда?

Фидарис Нигматуллин: Если речь идет о возмещении в рамках гражданско-правовой ответственности, то при наличии третейского соглашения о порядке возмещения вреда, конечно, это спор может быть рассмотрен третейским судом. Здесь нужно отметить еще один момент. Если мы говорим про гражданско-правовые споры, они, как правило, в силу закона могут быть рассмотрены как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции, так называемых районных судах. Применительно альтернативному институту, именно третейский суд, весь этот массив, за исключением споров, относящихся исключительно к подведомственности государственных судов, могут быть рассмотрены в третейском суде, это одно условие. Второе условие – заключение письменного соглашения. Если стороны – если мы говорим про государственное судопроизводство – идут в тот или иной государственный суд в силу прямого указания процессуального законодательства, в силу именно закона, а не воли сторон, то арбитрабельность, компетенция третейского суда возникает в силу воли сторон, отраженной в письменной форме. Об этом у нас говорит и федеральный закон о третейских судах в РФ, и регламент постоянно действующего Третейского суда Пермского края. В чем же права природа этого третейского соглашения – это отраженная воля сторон о том, что они договорились о рассмотрении конкретного спора, либо суммарно всех споров по конкретному договору, либо определенный перечень в конкретном постоянно действующем третейском суде. Если обратиться к нашей практике, то мы рекомендуем использовать третейские соглашения, рекомендуемые как в виде отдельного письменного соглашения, так и в виде включения отдельного раздела пункта в текст письменного соглашения контракта, либо иного двухстороннего документа, в который включить так называемую третейскую оговорку. В чем же заключается возможность сторон определить именно тот конкретный третейский суд, которому подлежит разрешение споров? Мы рекомендуем, во-первых, использовать рекомендуемые третейские соглашения и оговорки, которые размещены на официальном сайте суда. Во-вторых, определиться с кругом вопросов, которые должны быть рассмотрены в третейском суде. Такое третейское соглашение может быть подписано как до момента возникновения, так и после. Более того, многие юристы почему-то заблуждаются, что даже в рамках государственного судопроизводства невозможно заключить третейское соглашение, хотя процессуальное законодательство, арбитражно-процессуальный кодекс и гражданско-процессуальный кодекс напрямую допускают заключение третейского соглашения, то есть соглашение о передаче уже существующего спора с юрисдикции государственного суда в третейский суд. Такое третейское соглашение в рамках рассмотрения дела в государственном суде должно быть достигнуто до вынесения решения государственным судом. В данной ситуации нужно определиться с тем, что третейское соглашение по существу может быть заключено на любом этапе гражданско-правовых отношений. Как на момент заключения договора, так и на момент его расторжения, так и на момент возникшего уже спора, так и на момент уже рассмотрения данного спора в государственном суде.

- Можно ли назвать третейский суд своего рода страховой компанией, если проводить аналогию с примерами автомобилистов?

Фидарис Нигматуллин: Я бы сказал, что в какой-то степени правовой природы приближается. Потому что страхование у нас – лицензированный вид деятельности, законопроект на сегодня внесен в Госдуму, он предполагает похожую разрешительную систему, которую выдает Минюст России.

- В чем профит третейского суда, прибыль, интерес? На чем вы зарабатываете, за счет чего вы живете?

Фидарис Нигматуллин: На самом деле вопрос заработка – это риторический вопрос. Третейский суд в данной ситуации осуществляет деятельность при некоммерческой организации. Кстати говоря, концепция нового законопроекта как раз ограничивает возможности создания и осуществления деятельности постоянно действующих третейских судов только при некоммерческих организациях. Если на сегодняшний день многие третейские суды создаются именно для получения прибыли, то в силу нового законопроекта, если он будет принят, будет прямой запрет. Наш третейский суд осуществляет деятельность при арбитражном учреждении Пермского края, которое является некоммерческой организацией, не преследует цели извлечения прибыли. В данной ситуации затраты на осуществление третейского разбирательства покрывается за счет третейского сбора. Кстати говоря, обращаясь к неким преимуществам нашего суда, я бы хотел еще отметить один существенный момент. Многие, обращаясь в третейский суд, не акцентируют внимание на то, что третейский сбор не везде одинаковый. Если мы говорим про госпошлину, то она действует в России в одной тарифной сетке, а в постоянно действующих третейских судах существуют отдельные самостоятельные положения о третейских сборах, у каждого суда свой размер. В нашем суде, к примеру, он варьируется, исходя из цены иска. Более того, наш подход в определении размера третейского сбора напрямую связан с размеров исковых требований, то есть ценой иска. Есть постоянно действующие третейские суды в России и на территории Пермского края, которые помимо третейского сбора устанавливают иные издержки, связанные с осуществлением третейского разбирательства. То есть у нас честный подход – заплатили третейский сбор, т.е. и он включает все затраты, связанные с осуществлением третейского разбирательства, возможно, даже в тех случаях, когда размер данного третейского сбора не оправдывает затраты третейского суда. Обращаю внимание, что если положением постоянно действующего третейского суда установлены иные доплаты и вознаграждения, и гонорары арбитров, то в данной ситуации истцу либо ответчику, исходя из исхода в других третейских судах, возможно, придется возместить и дополнительные издержки, что в данной ситуации в нашем третейском суде исключается.

- Если можно, скажите еще раз адрес этой точки, в которую я могу обратиться, чтобы получить данные о третейском суде. Куда я могу обратиться, это адрес сайта?

Фидарис Нигматуллин: Официальный сайт Третейского суда Пермского края www.tretsudperm.ru, телефон 294-04-32, электронная почта [email protected] Все вопросы, связанные с непосредственным контактом, могут быть через официальный сайт суда, через обратную связь.

- Я напомню, мы общаемся с Фидарисом Наиловичем Нигматуллиным, председателем Третейского суда Пермского края. Он рассказывает нам о том, что такое третейский суд, о его преимуществах. И отсюда возникает следующий вопрос. Какова оспариваемость решений третейского суда?

Фидарис Нигматуллин: Во-первых, нужно говорить о том, что решение третейского суда может быть оспорено. Есть специальная глава в гражданско-процессуальном кодексе РФ, именно посвященная вопросу оспаривания решения третейского суда. Однако не все решения третейских судов подлежат оспариванию. Статья 40 федерального закона о третейских судах допускает возможность достижения сторонами соглашения о том, что решение того или иного третейского суда будет окончательным и оспариванию не подлежит. В данной ситуации, несмотря даже на достигнутое соглашение об окончательности самого третейского решения, в силу положения регламента постоянно действующего третейского суда, решение Третейского суда Пермского края является окончательным и оспариванию не подлежит. Это означает, что в данной ситуации, заключая третейское соглашение о рассмотрении спора в Третейском суде Пермского края, по итогам рассмотрения дела по существу, решение будет окончательным. И в рамках главы, предусматривающей порядок оспаривания в арбитражно-процессуальном кодексе и в гражданско-процессуальном кодексе, не реализуемы. При этом стороны могут представлять какие-либо возражения в рамках рассмотрения вопроса о выдаче листа. Окончательность решения третейского суда в данной ситуации дает возможность оперативно поставить точку в решении вопроса. Если мы обратимся к государственному судопроизводству, когда, например, состоялось решение суда первой инстанции, это не означает, что оно вступает в силу и будет исполнено, потому что есть процедура оспаривания в апелляционном порядке, кассационном порядке и надзорном. Поэтому при разрешении вопроса об окончательности именно решения третейского суда нужно понимать, что с момента провозглашения решения третейского суда, оно будет окончательным. При этом принудительный порядок его исполнения осуществляется в рамках процессуального законодательства через процедуру выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения.

- Уважаемые радиослушатели, еще раз напомню, что в рамках программы «Бизнес-ланч» у нас в гостях Фидарис Наилович Нигматуллин, председатель Третейского суда Пермского края. Если можно, еще раз повторите адрес сайта, куда могут обратиться пользователи.

Фидарис Нигматуллин: Официальный сайт Третейского суда Пермского края www.tretsudperm.ru, телефон 294-04-32, электронная почта [email protected]

- Фидарис Наилович за рамками эфира начал вспоминать кое-что из своих прошлых лет, и остановился на очень ярком примере – это на спорах бизнесменов. Давайте повспоминаем вместе, расскажем нашим слушателям.

Фидарис Нигматуллин: Я бы вообще обратился к истории создания нашего третейского суда, что подвигло к созданию такой структуры. Во-первых, ситуации, когда предприниматели создают тот или иной бизнес-проект, между собой не оформляя какие-либо взаимоотношения в виде соглашений или договоров, вкладывают деньги, этот проект приносит какие-то доходы, дивиденды. В последующем стороны договариваются о разделе бизнес-процесса. При этом возникал спор. Но стороны при этом чаще всего не могли идти в суд в силу того, что у них отношения не формализованы. Ко мне очень часто обращались в таких ситуациях для того, чтобы дать заключение, больше даже не как юриста, возможно, не как арбитра или судьи, а именно как взгляд со стороны. Каким образом тот или иной спор разрешили бы по существу, если бы, к примеру, допустить ситуацию, что эти отношения каким-то образом были формализованы. В таких ситуациях я выступал неким арбитром и предлагал тот или иной вариант решения ситуации, с которым стороны изначально договаривались, что они будут исполнять рекомендуемый мною вариант разрешения возникшего между сторонами спора. Исходя из этой ситуации, я узнал о том, что отношения, которые между сторонами возникают, именно формализованные уже отношения, могут разрешаться в третейских судах. И в 2006 году было принято решение об учреждении именно третейского суда как постоянно действующего третейского суда, в рамках которого мы уже ушли из сферы, в которой разрешали неформализованные споры. При этом я тяготел именно к сфере альтернативного разрешения споров с участием посредников как медиаторов. Это тоже альтернативный институт по разрешению, в том числе, гражданско-правовых споров, когда спор разрешается с участием медиатора. На сегодняшний день я обладаю статусом профессионального медиатора и также участвую в процедурах медиации. Что касается категорий споров, которые рассматриваются в постоянно действующих третейских судах, я бы обратил внимание на то, что с учетом того, что стороны вправе обратиться в третейский суд лишь при наличии третейского соглашения, чаще такие споры вытекают из гражданско-правовых договоров. Это договоры займа, поставки, аренды. То есть чаще стороны обращаются в третейский суд благодаря тому, что в виде отдельной третейской оговорки включается условие о том, что при возникновении споров по договору стороны обращаются именно в Третейский суд Пермского края. Исходя из воли сторон, отраженной в письменной форме, мы разрешаем такие гражданско-правовые споры. При этом очень много категорий споров, которые многие считают, что они могут быть предметом третейского разбирательства. В число новых категорий споров я бы отнес семейные и имущественные споры, споры между супругами по разделу имущества, споры из брачного договора, могут быть рассмотрены в Третейском суде Пермского края. При этом следует понимать, что не все семейные споры могут быть предметом третейского разбирательства. К примеру, споры, связанные с расторжением брака, установлением места жительства ребенка и т.д., имеющие лично-неимущественный характер, не могут быть предметом третейского разбирательства. В число новых категорий споров я бы также отнес жилищные споры, потому что на сегодняшний день есть определенный объем дел, которые рассматриваются с участием ТСЖ и управляющих компаний, в основном, это связано с взысканием коммунальных платежей. Когда стороны в договоре на управление многоквартирным домом либо в протоколе общего собрания договариваются о порядке разрешения спора, либо отдельных категорий споров именно в Третейском суде Пермского края. Эффективность данной категории споров наблюдается в том, что именно разрешение в Третейском суде Пермского края, что стороны именно по таким категориям дел добровольно исполняют решение третейского суда, небольшая доля заявителей уходит в государственные суды за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Чаще всего это связано с тем, что размер денежных требований не является значительным. Люди сознательно подходят к добровольности исполнения решения третейского суда. Может быть, благодаря тому, что арбитр на стадии рассмотрения дела по существу принимает максимальные меры для того, чтобы дать возможность сторонам примириться. И есть определенный сегмент, в рамках которого именно в жилищных спорах достигаются мировые соглашения. Часто возникает ситуация, даже эти мировые соглашения оформляются в виде медиативного соглашения, достигнутые благодаря участию медиатора.

- Можно это как-то разъяснить? Медиативные соглашения при участии медиатора. То есть также объяснить аудитории более простым, доступным языком объяснить, что такое медиативное соглашение и медиатор.

Фидарис Нигматуллин: Медиация как альтернативный институт по разрешению споров не является юрисдикционным способом разрешения споров. Медиатор не принимает решения по существу спора, медиатор лишь способствует достижению согласия между сторонами. В рамках этой процедуры, если стороны, даже в рамках третейского разбирательства – это применимо в том числе при разрешении споров в государственных судах – намерены обратиться к медиатору, то они заявляют ходатайство об обращении к медиатору. В данной ситуации Третейский суд Пермского края, к примеру, также является учредителем некоммерческого партнерства профессиональных медиаторов Пермского края, которые обеспечивают проведение процедуры медиации на территории нашего края. Суть заключается в том, что в рамках судебного процесса, если будет заявлено такое ходатайство о привлечении медиатора, то судебное заседание откладывается и обеспечивается возможность для сторон к обращению к медиатору. Если сторонами в рамках этой процедуры благодаря участию медиатора будет достигнуто соглашение, то оно оформляется в виде медиативного соглашения, оно может быть исполнено добровольно, либо утверждено медиативным соглашением, именно в виде мирового соглашения в рамках судебного разбирательства. В данной ситуации если мировое соглашение не будет исполнено, то обеспечивается его принудительное исполнение в будущем.  

- Какова система третейских судов сегодня в России? И какие перемены, на ваш взгляд, эту отрасль ждут?

Фидарис Нигматуллин: Единой системы третейских судов на сегодняшний день не существует. Если даже обратиться к количеству третейских судов на территории Пермского края, то нужно понимать, что основная масса не осуществляет деятельность, чаще они созданы лишь на бумаге. Но положительным моментом в третейском сообществе является некое ассоциирование. То есть многие третейские суды объединяются, создают ассоциированные образования в виде союзов. В данной ситуации Третейский суд Пермского края входит в Национальную третейскую палату, это структура федерального уровня, в которой объединены основные ключевые крупные постоянно действующие третейские суды регионов России. В рамках ассоциированных образований возникают условия для самоконтроля – я сторонник все-таки саморегулирования этой сферы, а не установление жестких мер по контролю со стороны государственных органов. Потому что в рамках именно третейского сообщества в целях сохранения авторитета ассоциированного образования есть возможность контроля над своими членами. То есть в данной ситуации не говорится о том, что выдается какое-то разрешение или еще что-нибудь.

- Нужны ли какие-то перемены вот здесь и сейчас? Или нет? Или пусть государство находится в стороне – мы ведем свою деятельность сами, и не нужно нам вообще никакого вмешательства со стороны государства?

Фидарис Нигматуллин: Я бы так сказал. Перемены, так или иначе, нужны, но законопроект, который на сегодняшний день предложен к принятию в Госдуме, предполагающий разрешительную систему, он является недоработанным. Потому что есть некие субъективные критерии, которые четко не определяют, кто имеет право на получение этих разрешений. Конечно, в законе прописаны условия, при которых выдается разрешение, но они сугубо субъективные. То есть не определен четкий критерий именно определения вкладок, к примеру, критерий, связанный с деловой репутацией суда и т.д. То есть это такие субъективные категории, которые не могут быть оценены. Есть, конечно, и положительные моменты, потому что закон 2002 года о Третейских судах в РФ предусматривал некие пробелы по арбитрабельности споров к третейским судам. Но недостатком по новому закону является то, что регламентируется порядок избрания арбитров через комитеты по назначению, которые должны состоять из не менее чем пяти членов. Таким образом усложняется сама процедура третейского разбирательства. При этом основным положительным моментом является то, что новый закон допускает, я уже говорил об этом, создание постоянно действующих Третейских судов при арбитражных учреждениях, которые обладают статусом некоммерческой организации. Данная сфера не должна преследовать цели извлечения прибыли.

- А можно немного поговорить о тех людях, которые входят в состав Третейского суда Пермского края и формируют его? Кто они?

Фидарис Нигматуллин: Третейские судьи Третейского суда Пермского края – это профессиональные юристы, которые имеют авторитет, имеют высокую квалификацию в той или иной отрасли, они являются специалистами своего дела. Если обратиться к судьям государственного суда – я, конечно, уважаю авторитет государственного судьи, они тоже назначаются при соблюдении определенного регламента, имея некий авторитет и т.д., но так или иначе их деятельность ограничена стенами государственного суда. Если мы обратимся к арбитрам нашего суда, то их деятельность сопряжена именно как деятельность практикующего юриста именно в той сфере, в которой они и разрешают споры. Они являются участниками таких же крупных споров. Чаще они выступают представителями по отдельным категориям споров, кто-то занимается преподавательской деятельностью, имеют некие научные подходы в разрешении вопросов, которые имеют практическую реализацию. Это дает возможность иметь кругозор, а с другой стороны, у нас есть возможность выбора арбитра, то есть у сторон при подаче иска есть право выбора арбитра, и он может выбрать исходя из квалификации арбитра в той или иной отрасли права. Потому что быть специалистом в любой сфере невозможно, практически нереализуемо. Поэтому на сегодняшний день политика Третейского суда Пермского края выстраивается именно с точки зрения создания условий для специализации арбитров по разрешению отдельных категорий споров. Конечно, в государственных судах эта система тоже существует, но в нашем суде она реализуема более демократическим способом. В данном ситуации даже право выбора арбитра для решения конкретного спора дает некие условия доверия для сторон.

- Можете ли вы озвучить наиболее громкие дела и решения Третейского суда Пермского края, которые обрели огласку в публичном пространстве и серьезно повлияли на исход того или иного дела или на решение крупного конфликта между сторонами?

Фидарис Нигматуллин: С учетом принципа конфиденциальности я не могу раскрывать сведения о сторонах третейского разбирательства, потому что существует прямой запрет, определенный законодательством, но зачастую огласку приобретают те споры, которые выходят за определенные размеры исковых требований. К сожалению, наверное, у нас в стране так принято, что если споры не могут быть урегулированы в рамках гражданско-правовой плоскости, совершаются некие попытки перевести это в сферу уголовно-правового преследования. Чаще такие споры носят корпоративный характер. Споры между хозяйствующими субъектами, которые сопряжены некими внутренними конфликтами, внутри корпорации, в рамках которой совершаются некие попытки увидеть, то, что третейский суд разрешает споры, некую какую-то криминальную схему. Нужно понимать, что доверие или наличие сведений о третейском суде и знание о квалификации и авторитете конкретного арбитра, именно повод для обращения не может быть принят так, как некий умысел для совершения какого-то противоправного действия. Именно специфика третейского суда заключается в том, что меня всегда спрашивают: а почему к вам обращаются? Я говорю: потому что нас знают. И сотрудники правоохранительных органов видят в этом, так скажем, некий преступный умысел, может быть, это профессиональная деформация, но я всегда им объясняю, что специфика нашего суда, именно деятельность третейского суда всегда сопряжена с тем, что нас знают, нам доверяют. Именно поэтому к нам обращаются.

- А можно еще вопрос тогда в связи с этим. Вы не боитесь за то, что участвуете в каких-то процессах? Я имею в виду, защищены ли судьи Третейского суда законом?

Фидарис Нигматуллин: Законом предусмотрены формальные гарантии, но реальных гарантий на сегодняшний день не существует. У третейского суда нет вышестоящих органов. В данной ситуации – это очень большое преимущество.

- Это же риски?

Фидарис Нигматуллин: Риск есть везде. Вопрос лишь в том, что, главное, решение третейского суда должно быть справедливо, чтобы стороны понимали, что решение будет справедливым и законным. Я всегда обращаюсь к тексту некоторых решений, и позиция в том, что решение должно отражать позицию суда по всем моментам, связанным с теми требованиями, которые заявлены по иску и всеми возражениями. То есть не должно быть упущения в части того, что судья не высказал свою позицию, к примеру, по тем или иным возражениям ответчика, каждая позиция должна быть мотивирована. Когда стороны будут понимать, что, действительно, правильное, справедливое… Потому что решение не может удовлетворять желание обоих сторон, так или иначе оно не устраивает одну из сторон, поэтому здесь нужно исходить из четких критериев установления законности и справедливости в целом решении.

- То есть вы все-таки спокойны за то, что вы разрешаете споры, остаетесь третьей стороной, остаетесь как бы над схваткой, да?

Фидарис Нигматуллин: В данной ситуации мы не вовлекаемся, так скажем, в существующие споры между субъектами, которые являются участниками третейского разбирательства.

- Спасибо вам большое, что пришли к нам в гости! В рамках «Бизнес-ланча» в гостях у меня был Фидарис Наилович Нигматуллин, председатель Третейского суда Пермского края. 

Page 2
Page 3

echoperm.ru


Смотрите также