Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Ольга бородина биография семья дети


Ольга Бородина: фото, биография, фильмография, новости - Вокруг ТВ.

Ольга Бородина — солистка оперы Санкт-Петербургского Мариинского театра (меццо-сопрано). Ольга Бородина получила звание Народной артистки России. В 1997 году ей присуждена премия Союза театральных деятелей «Золотой софит – 97» за партию Любаши в опере «Царская невеста». В 1999 году «за выдающиеся достижения в оперном искусстве» певица удостоена премии «Балтика». В 2000 году она стала лауреатом премии имени Д. Шостаковича.

Биография Ольги Бородиной/Olga Borodina

Ольга Бородина родилась в Ленинграде 29 июля 1963 года. Музыка окружала ее с детства: отец (главный конструктор фабрики «Красный Октябрь») играл на нескольких музыкальных инструментах, мама прекрасно пела. Ольга долго не могла сделать выбор между пением и танцами. Победило пение. Ольга Бородина окончила музыкальное училище и Ленинградскую консерваторию.

«Я всегда хотела петь! И как мне мама рассказывала — я очень любила петь на людях. Невозможно было сесть ни в трамвай, ни в автобус со мной. Я тут же начинала петь. Но с того возраста, как я себя помню, я была очень стеснительная, и мне нелегко было избавиться от этого комплекса. Но желание петь было очень большое, и я уговорила маму отдать меня в хор во Дворец пионеров. Она возить меня туда не могла, я сама на метро ездила. Потом я поступила в училище, со второго раза, в консерваторию меня только с третьего приняли… (не смешно ли?)»

В 1987 году студенткой 3-го курса консерватории Ольга Бородина была принята по конкурсу в оперную труппу Ленинградского театра оперы и балета имени С.М. Кирова.

Критика отмечала ее владение труднейшей оперной партией в полном смысле слова, ее понимание особой пластики музыкальной фразы композитора, тембрально насыщенный, широкого диапазона голос, превосходную дикцию, врожденное чувство стиля. Ее уникальный глубокий, гибкий и выразительный россиниевский голос (колоратурное меццо-сопрано) является большой редкостью на оперной сцене.

«Я пришла в театр… Это был 87-ой год. Трудное было время. Зарплаты были очень маленькие, работать приходилось очень много. Первые десять лет я фактически жила в театре. Но в том же году я приняла участие в XII Всесоюзном конкурсе молодых вокалистов имени М.И. Глинки и получила вместе с Д. Хворостовским первую премию. Затем был международный конкурс имени выдающейся американской певицы Розы Понсель в Америке».

Благодаря телетрансляциям опер Ольгу Бородину вскоре узнали миллионам зрителей.

В начале 1990-х годов Ольга Бородина стала сенсационным открытием Запада. Ей постоянно предлагали участие в спектаклях, сольные концерты или участие в парадах «звезд».

В июле 1991 года в Испании на Международном фестивале в городе Мерида Ольга Бородина исполнила главную партию в мировой премьере оперы Мусоргского «Саламбо».

В мае 1992 года Ольга Бородина успешно дебютировала в Королевском оперном театре «Ковент-Гарден» в спектакле «Самсон и Далила» Сен-Санса в ансамбле с Пласидо Доминго.

В 1995 году певица дебютировала в США на сцене Оперы Сан-Франциско.

«Когда я приехала сюда, на Запад, в первый раз — одна, без театра, конечно, я начала приобретать многое… Этот процесс совершенствования шел столь интенсивно, и все только потому, что рядом были великие певцы современности. Пласидо – он до сих пор остается для меня величайшим тенором. Я очень многому у него научилась. Я много общалась с ним, мы вместе работали в таких операх как «Самсон и Далила», «Адриенна Лекуврер». Общение с такими известными, не боюсь сказать, великими певцами и дирижерами, без сомнения, формировало меня как личность, как певицу».

В 2004 году Ольга Бородина была приглашена исполнить на сцене «Метрополитен-опера» партию Изабеллы в опере «Итальянка в Алжире» Россини.

В дополнение к оперной карьере Ольга Бородина активно выступает со многими ведущими оркестрами мира,

В 1997 году она стала первой участницей проекта «Золотые голоса мира в Москве» в Большом зале Московской консерватории.

В 2002 году в Москве состоялся ее концерт в сопровождении Уральского филармонического оркестра под управлением Дмитрия Лисса. Ольга Бородина — постоянная участница фестиваля «Белые ночи» в Санкт-Петербурге.

Сегодня Ольга Бородина — одна из самых ярких «звезд» современной оперы, ее роскошное колоратурное меццо-сопрано причислено к исключительным, лучшим голосам мира. Ведущая певица Мариинского театра, она желанная гостья на лучших оперных сценах мира – «Метрополитен-опера», «Ковент-Гарден», опера Сан-Франциско, «Ла Скала»...

Награды Ольги Бородиной/Olga Borodina В 1986 году, еще студенткой Ленинградской консерватории, Ольга Бородина стала победительницей I Всероссийского конкурса вокалистов. 1989 — обладательницей «Гран-при» и особого приза «лучшего колоратурного меццо-сопрано» на Международном конкурсе имени Франсиско Виньяса в Барселоне. Высшая театральная премия Санкт-Петербурга «Золотой софит» за партию Любаши в опере «Царская невеста» (1997). Премия «Балтика» (1999) «за выдающиеся достижения в оперном искусстве». Премии имени Д. Шостаковича (2000). Премия Грэмми 2011 года в номинации «Лучший классический альбом».

Государственная премия Российской Федерации за 2006 год (Указ Президента РФ от 05.06.2007 № 700)

В 2014 году Ольгу Бородину пригласили быть членом жюри в проект «Один в один 2 сезон».

www.vokrug.tv

Ольга Бородина

• Народная артистка России (2002) • Лауреат Государственной премии России (2006) • Лауреат Всесоюзного конкурса оперно-камерного пения (Пермь, 1986, II премия) • Лауреат XII Всесоюзного конкурса им. Глинки (Баку, 1987, I премия) • Лауреат Международного конкурса им. Розы Понсель (Нью-Йорк, 1988, золотая медаль) • Лауреат Международного конкурса им. Франсиско Виньяса (Барселона, 1989, Гран-при) • Лауреат высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» за партию Любаши в опере «Царская невеста» (1997)

• Лауреат премии им. Д.Д. Шостаковича Международного благотворительного фонда Юрия Башмета (2000)

Ольга Бородина родилась и выросла в Ленинграде. В 1989 году окончила Ленинградскую государственную консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова. В музыкальном училище занималась в классе Валентины Гаген, в консерватории – у Ирины Богачёвой. В 1987 году победила на Всесоюзном конкурсе им. М.И. Глинки и была приглашена в труппу Кировского театра. В послужном списке артистки – победы на международных конкурсах им. Розы Понсель и им. Франсиско Виньяса, с которых началась ее международная карьера.

В Кировском театре Ольга Бородина дебютировала в партии Зибеля в «Фаусте» Гуно (1988). Но визитной карточкой певицы стала роль раскольницы Марфы в «Хованщине» Мусоргского, которую ей, молодой солистке оперы, доверили в 1989 году в возобновленной к фестивалю композитора постановке Леонида Баратова. В этой роли она позднее выходила на гастролях мариинской труппы (Эдинбургский и Зальцбургский фестивали, Ковент-Гарден) и в постановках других театров: Гамбургской государственной оперы (1994, режиссер Гарри Купфер), Метрополитен-оперы (2012, режиссер Август Эвердинг). В репертуаре артистки есть также оперы Мусоргского «Борис Годунов» и «Саламбо». В 1991 году в испанском городе Мерида она пела премьеру «Саламбо» в редакции Вячеслава Наговицина и в том же году получила свой первый ангажемент в Парижскую оперу, где дебютировала с партией Марины Мнишек. Неоднократно в исполнении Бородиной звучал вокальный цикл «Песни и пляски смерти» Мусоргского.

Телевизионные трансляции спектаклей «Хованщина», «Борис Годунов» (постановка Андрея Тарковского), «Война и мир» (постановка Грэма Вика 1991 года), которые велись из Кировского театра, а также аудиозаписи опер, осуществленные фирмой Philips, дали мощный толчок карьере певицы и обретению ею мирового признания. С начала 1990-х Ольга Бородина много работает на Западе. Она выступает на самых значительных оперных и концертных сценах: в 1992 году дебютировала в Ковент-Гарден, исполнив Далилу в опере Сен-Санса, в 1993-м – с концертом в Ла Скала, в 1995-м – в Опере Сан-Франциско («Золушка» Россини), в 1997-м – в Метрополитен-опере и на Зальцбургском фестивале («Борис Годунов»), в 2013-м – в Венской государственной опере («Аида»). Редкий тип ее голоса, колоратурное меццо-сопрано, оценили в постановках опер Россини «Золушка» (Ковент-Гарден, Опера Сан-Франциско) и «Итальянка в Алжире» (Метрополитен-опера, Опера Сан-Франциско). Работая за рубежом, артистка совершенствовала исполнительское мастерство, училась у выдающихся вокалистов. Список ее ролей дополнился работами в операх «Кармен» Бизе, «Адриана Лекуврёр» Чилеа, «Джоконда» Понкьелли.

Помимо этого Ольга Бородина концертирует с камерными программами. Ее партнерами по сцене в разное время выступали Семен Скигин, Лариса Гергиева, Джеймс Ливайн, Дмитрий Ефимов, Василий Попов.

В 1995 году певице было присвоено звание заслуженной артистки России, а в 2002-м – народной артистки России. Исполнение ею партии Любаши в опере «Царская невеста» отмечено театральной премией Санкт-Петербурга «Золотой софит». В числе наград также премия им. Дмитрия Шостаковича, присужденная Международным благотворительным фондом Юрия Башмета. Запись Реквиема Верди, сделанная с участием Бородиной Чикагским симфоническим оркестром под руководством Риккардо Мути, получила две награды «Грэмми» (2010).

В 2013 году состоялся юбилейный концерт артистки в Государственном Кремлевском дворце в Москве.

В 2015 году Ольга Бородина участвовала в работе жюри XV Международного конкурса им. П.И. Чайковского.

Партии, исполненные в Мариинском театре: Зибель («Фауст», на русском языке) Полина, Миловзор («Пиковая дама») Кончаковна («Князь Игорь») Марфа («Хованщина») Ольга («Евгений Онегин») Марина Мнишек («Борис Годунов») Элен («Война и мир») Саламбо («Саламбо», концертное исполнение) Далила («Самсон и Далила») Маргарита («Осуждение Фауста», концертное исполнение) Анджелина («Золушка», концертное исполнение) Прециозилла («Сила судьбы», концертное исполнение) Амнерис («Аида») Любаша («Царская невеста», концертное исполнение)

Принцесса Эболи («Дон Карлос»)

В концертах Ольга Бородина исполняла романсы Глинки, Чайковского, Рахманинова, песни Малера, де Фальи, «Песни и пляски смерти» Мусоргского, вокальный цикл «Шехеразада» Равеля, кантату «Смерть Клеопатры» Берлиоза, сцены из «Кармен»; сольные партии в Реквиеме Верди, Stabat Mater Россини, в драматической симфонии «Ромео и Юлия» Берлиоза, в кантате «Александр Невский» и оратории «Иван Грозный» Прокофьева, в «Пульчинелле» Стравинского, во Второй симфонии Малера.

Более подробную информацию об артистке можно получить на сайте www.nfbm.com/olga-borodina

www.mariinsky.ru

Ольга Бородина

2 декабря Мариинский театр представит первую премьеру сезона — оперу Сен-Санса «Самсон и Далила». Партию Далилы исполнит Ольга Бородина, одна из самых знаменитых русских певиц в мире. Интересно, что именно этой оперой она дебютировала когда-то в лондонском «Ковент-Гардене», а прошедшим летом пела ее на Зальцбургском фестивале вместе с Пласидо Доминго. Дирижировать петербургской премьерой будет Валерий Гергиев.

Далила и Доминго

— Нравится ли вам ваша героиня? Все-таки нехорошо она поступила по отношению к Самсону.

— Нравится. По отношению к Самсону, может, и не хорошо, зато спасла свой народ. А профессионально эта партия — моя лучшая, она написана для моего голоса, чувствую себя комфортно.

— А когда пели с Доминго, вам тоже было комфортно или сильно волновались?

— Мы ведь одиннадцать лет вместе работаем, хорошо знаем друг друга. Он был моим первым партнером, когда я первый раз выехала за границу без своего театра.

— Это совпадение — счастливая случайность?

— Нет, он видел меня на заключительном концерте международного конкурса в Барселоне, в котором я стала победительницей. Мы познакомились, Доминго захотел петь со мной и пригласил участвовать в его концерте. Дирижировал Ростропович, мы с Пласидо пели заключительную сцену из «Кармен» — иногда эту запись показывают по телевидению. Тогда я еще была салагой, и французский был далек от совершенства, но была настолько потрясена — рядом любимый певец, происходит вообще что-то необыкновенное, — что я плакала, и он плакал, мы оба рыдали. Думаю, у Доминго это тоже не часто бывает, чтобы он так растрогался на сцене.

Отказалась категорически

— Говорят, он любит красивых женщин. Нужно особенно выглядеть рядом с ним?

-Да, любит. Но я всегда стараюсь выглядеть «особенно». Для чего же мы на сцене — чтобы люди получали удовольствие. Сами певцы, конечно, тоже. Я вот сейчас отменила свое участие в «Аиде» в «Ковент-Гардене» из-за чудовищной режиссерской постановки. Сходив на первую репетицию, сказала: «Большое спасибо, но я в этом петь не буду». Я профессионал, стремлюсь делать максимум того, что могу, но как же выразить эмоции, если моя Амнерис стоит как истукан, глядя в зал, а Радомес — сзади? Приходит Аида — я ее спиной должна видеть? Я не люблю осовремененные постановки, я консервативна, люблю классическое, красивое, чтобы был праздник у людей.

— И часто вы вот так отказываетесь?

— Первый случай, когда отказалась категорически.

— Неустойку не заставили платить?

— Нет, не стали идти на конфликт. Ну, в «Ковент-Гардене» давно меня знают.

— Но вы ведь потеряли в деньгах?

— Не все в деньги упирается. Если бы я работала только ради денег, я бы согласилась, но это не моя цель. Я — во всяком случае сейчас — человек не нуждающийся, больше думаю о том, что хочу сказать зрителю. И у меня сейчас слишком много работы, я стала выбирать. Театры сами звонят: «Что ты хочешь спеть? С кем? Кто дирижер?»

— И что сейчас готовите?

— В феврале буду петь первый раз в жизни «Итальянку в Алжире» Россини в «Метрополитен-опера» с маэстро Ливайном. Нужно успеть выучить и впеть.

— Что значит: впеть?

— Это наши профессиональные прибамбасы: ну, попеть, чтобы партия была в голосе, чтобы исполнять уже не задумываясь, на автомате.

Труд и аллергия

— Ольга, и все-таки: как стать звездой?

— Это судьба. Хороших голосов много, но это еще не все, должен быть полный комплекс данных, в том числе — как артист выглядит на сцене. Иногда человек в жизни красивый, а на сцене — никакой. Бывает — наоборот, страшненький, а на сцене — глаз не отвести. Это все от Бога.

— А как насчет того, что талант — это труд?

— Я каждый день обязательно занимаюсь по два часа. Даже когда сильно не хочется, концертмейстер знает, что надо меня заставить. Даже если я ей говорю, что не буду, она: «Ну, чуть-чуть». Начинаем понемногу, а там и все два часа. Работа есть работа, ее надо делать в любом состоянии.

— А правду говорят, что сцена лечит?

— Не каждая. Наша сцена тяжелая по акустике и здесь тяжелая энергетика. Нашу публику нужно долго раскачивать, бывает, под конец только удается ввести ее в такое состояние, которое изначально должно быть. Театр старый, декорации тоже, поэтому пыль, плесень, а у меня на это аллергия, так что приходится принимать таблетки.

— Где-то я вычитала, что когда масса тела певца достигает 95 килограммов, для голоса возникает так называемая парадоксальная опора, он легко льется.

— Бред, хотя масса должна быть. Если человек весит меньше нормы, от вибрации голоса тело начинает трястить.

— Голос — такой мощный инструмент?

— Сама испытала — я как-то очень похудела, а так как голос у меня немаленький, чувствовала, как все тело начало вибрировать. Сейчас у меня задача похудеть, еще не пришла в норму после родов — сыну десять месяцев.

Бабуленька нагадала

— У вас трое сыновей, не страшно было каждый раз прерывать карьеру?

— Аборты страшнее, раз Бог дал, надо рожать. Тем более, я с детства знала, что у меня будет трое сыновей: когда-то, еще девочкой лет восьми, одна бабуленька мне нагадала: «Будешь хорошо жить, будет у тебя трое сыновей».

— А то, что станете певицей, нагадала?

— Это с детства по судьбе шло. Когда мне было 3 года и спрашивали, кем буду, отвечала — певицей. Не могу сказать, что лет в шестнадцать очень оперу любила. Нет. Мне нравилось петь, а потом постепенно как-то увлеклась оперой. Ну, думала, буду работать в хоре. :Если определено свыше, что будешь свою миссию нести, — бесполезно сопротивляться.

Нормальная жизнь

— Писали, что Марайя Кэрри после концерта день не разговаривает, бережет связки. А вы?

— Да что вы! Я веду нормальный образ жизни, курю, пью вино, если мне захочется, хожу без шапки в мороз, ем мороженое, пью холодную воду — все, как любой нормальный человек. Потому что я видела много примеров, когда люди заявляли: «Посвящаю свою жизнь музыке, опере, искусству». И начинаются шарфики, прочие прибамбасы. Забот о себе все больше, проходит год-два, крыша начинает ползти. Человек превращается в дебила, просто замороченное какое-то существо. И становится неприятно, потому что ничего этого не надо. Если нет нормальной жизни, ничего в искусстве не получится. Для того чтобы нести со сцены счастье и радость, нужно так себя и чувствовать.

facecollection.ru

Ольга Бородина: "Никогда не практиковала пение в микрофон"

Ольга Бородина

Крупнейшая певица современности, солистка Мариинского театра Ольга Бородина, отмечает юбилей.

Ее уникальное, исключительное по красоте колоратурное меццо-сопрано востребовано на всех знаменитых сценах мира: в Метрополитен, Ла Скала, Ковент Гарден, Венской опере, Опере Сан-Франциско и др.

Впервые певица выступит в Государственном Кремлевском дворце, где 17 декабря исполнит программу, полную сюрпризов и новых идей.

О размахе кремлевского концерта можно предположить по составу участников: три оркестра – Российский Национальный (РНО), народный ансамбль “Россия” им. Л. Г. Зыкиной, оркестр Олега Лундстрема, четыре хора – Кубанский казачий хор, хор “Геликон-Оперы”, мужской хор Свято-Даниловского монастыря, Детский хор “Преображение”, солисты оперы.

Накануне этого грандиозного концерта Ольга Бородина дала интервью для “Российской газеты”:

– В юбилей обычно подводят итоги, а вы выйдете на кремлевскую сцену с радикально новой программой: арии, духовная музыка, песни, джаз.

– Так совпало, что в этом году у меня началась новая жизнь: я развелась и, можно сказать, начинаю все с чистого листа. Теперь мне надо продумать для себя, что мне интересно, что я еще не успела. В жизни просто так ведь ничего не происходит.

Признаюсь, у меня был период, когда я расслабилась и решила: буду меньше работать, а больше времени уделять мужу и семье. Но мне дали понять, что направление это неправильное, и я не должна расслабляться, а должна работать в полную силу. Вот теперь продумываю правильный для себя репертуар.

– Поэтому выбрали для кремлевского концерта песни из репертуара Людмилы Зыкиной, номера из оперетт, джаза?

– Я уже пела “Колыбельную” Клары из “Порги и Бесс” Гершвина – под рояль и с симфоническим оркестром: в Лондоне, в Метрополитен. Публике очень понравилось. А песни Зыкиной – это выдающиеся песни классического репертуара, исполняющиеся незаслуженно редко. Зыкина и сама считала, что петь их надо классически поставленным голосом. Мне, кстати, было приятно узнать, что Людмила Георгиевна внимательно следила за моим творчеством.

На концерте я спою ее “Волгу” – одну из самых популярных у народа, и “Калину во ржи”. “Калину” я слышала с детства от родителей: мама пела, а папа подыгрывал на гитаре. Это песня их молодости. И, когда два года назад мы отмечали юбилей мамы, я спела ей в день рождения “Калину во ржи”. Честно скажу, мне страшновато петь эти песни: я понимаю, что лучше Зыкиной их никто не споет. Главное, чтобы получилось не намного хуже.

– Вы будете петь и “Отчалившую Русь” Георгия Свиридова, которую, кстати, тоже пела Людмила Зыкина и записала на СD. Будут и сцены из оперетт: “Принцесса цирка” , “Марица”, будут оркестры, хоры на сцене. Вам самой хотелось такого масштаба?

– Это ведь мой юбилейный концерт: хотелось, чтобы было поярче, повеселее. Это вообще мой первый такой концерт в Москве. Правда, я в ужасе от того, что придется петь в микрофон: я никогда этого не практиковала.

– Вы уж отмечали свой юбилей в Мариинском театре. Что после юбилея планируете в своей оперной карьере?

– Я как раз от многого сейчас отказываюсь: в Мет мне предлагали “Трубадур” и “Силу судьбы”, но у меня нет желания петь то, что не подходит мне по голосу или по режиссуре. Существует в конце концов много прекрасной камерной музыки, которую я еще не пела.

Валерий Гергиев предложил мне сделать новую роскошную постановку “Самсона и Далилы” в Мариинском и записать ее. Я согласилась. Проблема, правда, в том, что в Мариинском нет тенора, который мог бы хорошо спеть Самсона. Нужно приглашать. В Большом театре мне предложили спеть в возобновляемой “Царской невесте”. Но я пока ответила, что должна посмотреть, какой будет спектакль.

– Это возобновление старого спектакля в декорациях Федора Федоровского, и “сюрпризы” там вряд ли будут. А вот в Мариинском вы уже отказались несколько лет назад петь в “Царской невесте”. Продолжаете отрицать современную режиссуру?

– Режиссер должен думать головой. А когда Марфа в носочках бегает и на сцене водку распивают, это что? Режиссеры просто не знают, что еще из пальца высосать. Доходит до маразма: недавно мы пели с Александром Антоненко в Испании.

Антоненко огромного роста, и ему предложили выйти на сцену голым, при этом еще два метра волос за ним должно тянуться. Он сказал: голым не выйду ни за что. Так они сделали ему какой-то ужасный костюм с поролоновыми бицепсами во всех местах, чтобы он выглядел как голый. Кое-как заставил он сшить какие-то штаны на себя. Но если публика просто смотрит, то мне-то с ним петь надо!

И такая тенденция, идущая из немецкого театра, распространилась сейчас по всей Европе. Кстати, если говорить о вокальной немецкой школе, то она как раз очень сильная. Лучшие певцы сегодня получаются у немцев. Во времена, когда я начинала, была целая плеяда великих певцов – русских, итальянских, испанских. Мне было у кого учиться. А сейчас даже русские, которые поют неплохо, учатся в основном за границей: в Германии, Лондоне, Америке.

– То есть вы согласны с мнением, что русская вокальная школа испытывает кризис? На последнем Конкурсе Чайковского вы были в жюри, и оказалось, что Чайковского лучше поют корейцы.

– Да, корейцы поют Чайковского красиво. А что у нас? Когда я училась на третьем курсе консерватории, я пришла работать в Мариинский театр. Это означает, что я уже не училась. Но у меня было колоссальное чувство ответственности, и я никогда не позволяла себе выйти на сцену с невыученным текстом, с непрочитанным материалом о своей партии. Никогда за все годы работы в театре я не спрашивала, сколько мне заплатят! В первые 10 лет получала копейки, работая вообще без отпуска.

Только уже потом, набравшись опыта, я начала работать на лучших западных площадках. А что сейчас? Не успели закончить консерваторию, пришли в Академию молодых певцов. Еще петь не умеют голосом, а уже выходят на сцену Мариинского театра, становятся крутыми “звездами”, думают только о деньгах. При этом текст зачастую неправильно выученный, поют, не понимая, о чем. У нашего поколения сердце замирало от мысли, что нужно идти на сцену. А сейчас идут, быстро отпоют, получат деньги и бегут отмечать. У нашего поколения сердце замирало от мысли, что нужно идти на сцену.

– При этом на Западе российские певцы востребованы. В Метрополитен в этом году настоящий “русский сезон”.

– Такая тенденция сейчас наблюдается по всему миру: чисто по экономическим причинам. Театры берут тех, кому можно заплатить маленькие деньги. Везде идет жесткая экономия, поэтому зачастую в составах – один-два выдающихся певца, остальные – в два раза дешевле.

Недавно зашла на спектакль в Венскую оперу и, честно скажу, расстроилась. Это ведь имеет большое значение, кто поет рядом. Мне часто говорят: ты – ненормальная, все стараются взять в партнеры кого-нибудь похуже, чтобы на его фоне выглядеть хорошо! Но я привыкла работать в сильном составе, с сильными дирижерами, чтобы получать самой удовольствие и доставлять его другим.

Конечно, сегодня понятие качества изменилось в худшую сторону. Всех устраивают середнячки. Впрочем, само время изменилось не в лучшую сторону. Все, что было настоящее, медленно и печально уходит. Кругом – сплошная компьютеризация. Скоро на нас всех чипы поставят. Я – человек верующий и буду до последнего с этим бороться.

– А сыновей своих в какую сторону направляете?

– Они все музыкальные у меня. Старший, Алексей, работает на Второй сцене Мариинки, учится заочно в Театральном институте на продюсерском факультете, играет на рояле. Младшие, Максим и Владимир, учатся в хоровом училище им. Глинки.

Плохими они не будут, хотя бы уже потому, что поют много духовной музыки. Вообще: хотим мы этого или не хотим, но то, что было в прошлых веках, новое поколение мало волнует. Сегодня ведь и книги никто почти не читает, включают наушники и в лучшем случае слушают.

– Так и опера может оказаться в реестре прошлого.

– Мне кажется, опера никогда не умрет, как бы ее ни пытались изуродовать на сцене. Она не умрет, потому что это великая музыка. И даже от того, что происходит на сцене, она способна защитить: можно закрыть глаза и просто слушать ее. Самое главное – не потерять настоящих музыкантов, которые на себе это держат. Ведь страшно подумать, что будет без сильного состава стариков Мариинского театра, без Гергиева.

– Вы 26 лет назад начинали вместе с Гергиевым свою карьеру. Как общаетесь сейчас?

– У нас очень теплый контакт, и когда есть возможность поговорить вдвоем, а это большая редкость, мы общаемся, как друзья. Он мне говорит: “Жаль, что, когда мы были молоды, я не имел возможности записать все, что мы делали вместе. А сейчас, когда возможности есть, мы уже не молоды”. Я не пою уже больше половины своего репертуара: Россини, того же Берлиоза. А на Гергиева смотрю и только удивляюсь.

Вот, мы только что выступали вместе в Европе с концертами, так он умудрялся еще куда-то летать и работать: прилетел, репетиция, концерт, самолет. Спрашиваю: как ты это выдерживаешь? Он молчит, потом говорит: ну, иногда уже тяжело. Продолжаю: “Валера, тебе же 60!”. Тут глаза его загораются: “Ты что, я еще молодой!”. Дай бог, чтобы он так себя ощущал.

– А себе что пожелали бы, начиная жизнь с “чистого” листа?

– Чтобы Господь меня не оставил. Это главное.

РГ

www.classicalmusicnews.ru

Бородина, Ольга Владимировна - это... Что такое Бородина, Ольга Владимировна?

О́льга Влади́мировна Бородина́ (р. 29 июля 1963, Ленинград, СССР)[1] — советская и российская оперная певица (меццо-сопрано). Народная артистка России (2002). Лауреат Государственной премии России (2007)[2].

Родилась 29 июля 1963 года, в Ленинграде. Отец — Бородин Владимир Николаевич (1938—1996). Мать — Бородина Галина Федоровна[2]. Училась в Ленинградской консерватории в классе Ирины Богачёвой. В 1986 году стала победительницей I Всероссийского конкурса вокалистов, а через год приняла участие в XII Всесоюзном конкурсе молодых вокалистов имени М. И. Глинки и получила первую премию.

С 1987 года — в труппе Мариинского театра (тогда — Ленинградский театр оперы и балета имени С. М. Кирова). Дебютной ролью в театре стала роль Зибеля в опере Шарля Гуно «Фауст».

В дальнейшем на сцене Мариинского театра пела партии Марфы в «Хованщине» Мусоргского, Любаши в «Царской невесте» Римского-Корсакова, Ольги в «Евгении Онегине», Полины и Миловзора в «Пиковой даме» Чайковского, Кончаковны в «Князе Игоре» Бородина, Элен Курагиной в «Войне и мире» Прокофьева, Марины Мнишек в «Борисе Годунове» Мусоргского.

С начала 1990-х годов востребована на сценах лучших театров мира — «Метрополитен-опера», «Ковент-Гарден», опера Сан-Франциско, «Ла Скала». Работала со многими выдающимися дирижерами современности: помимо Валерия Гергиева — с Бернардом Хайтинком, Колином Дэвисом, Клаудио Аббадо, Николаусом Арнонкуром, Джеймсом Ливайном.

Супруг — оперный певец Ильдар Абдразаков. Сыновья: Алексей, Максим, Владимир.[2]

Награды

  • Государственная премия Российской Федерации за 2006 год (Указ Президента РФ от 05.06.2007 № 700)[2][3].
  • Премия Грэмми 2011 года в номинации «Лучший классический альбом».
  • Высшая театральная премия Санкт-Петербурга «Золотой софит» за партию Любаши в опере «Царская невеста» (1997).
  • Премия «Балтика» (1999) «за выдающиеся достижения в оперном искусстве».
  • Премии имени Д. Шостаковича (2000)[2].

Аудиозаписи

Видеозаписи

Примечания

dic.academic.ru

Ольга Бородина, Ильдар Абдразаков: «Приятно, что наша первая „Грэмми“ получилась семейной»

В этом году с десяток дисков российских музыкантов попали в номинанты «Грэмми», но лауреатами стали только два наших вокалиста

Сразу после объявления результатов «Труд» поздравил супружескую пару, выступающую на сцене Мариинского театра.

— Наши поздравления!

Ольга Бородина: Спасибо большое! Тем более приятно, что это первая наша «Грэмми», и она получилась семейной.

— Когда делали эту запись «Реквиема» Верди с дирижером Риккардо Мути, Чикагским симфоническим оркестром и хором?

Ильдар Абдразаков: Примерно год назад. Это была не специальная запись, а три концертных исполнения со зрителями в Чикаго-симфони-холле.

— Как работалось с маэстро Мути?

О.Б.: Мне было очень тяжело физически, потому что за две недели до того пришлось перенести полостную операцию. Но может, как раз эмоции и повлияли на то, что исполнение получилось каким-то особенным. Хотя трудно о самой себе судить. Мне, как правило, ничего не нравится из моих исполнений.

И.А.: Мути — итальянец и он прекрасно знает свою музыку В 2007 году мы с ним тоже выставлялись на «Грэмми» с музыкой Луиджи Керубини, но остались номинантами. А в принципе нашей с ним совместной работе уже 10 лет. Так как я в основном работал в театре «Ла Скала», где он был главным дирижером.

О.Б.: Ильдар сотрудничает с маэстро дольше, чем я. Хотя мне Риккардо предложил спеть у него еще года 23–24 назад. Но это никак не удавалось, потому что первые 10 лет в Мариинском театре я работала, не выезжая практически никуда, Валерий Абисалович Гергиев меня здесь держал очень жестко. Может, и правильно сделал — не пустил никуда учиться, сказал: «Не надо тебе, здесь научишься, а там тебя испортят».

— На что именно вас Риккардо тогда звал?

О.Б.: На «Женщину озера» Россини. Я, честно говоря, еще и просто побоялась — произведение большое, итальянский язык, итальянский дирижер, о котором ходили слухи и до сих пор ходят, что он очень строгий, и были случаи с певцами, очень знаменитыми, которых он просто выгонял со сцены и больше с ними не работал. Но Ильдара он считает своим сыном, потому что принял очень большое участие в его становлении как оперного певца. После чего Ильдар лично познакомил меня с маэстро: я приезжала к нему на спектакль в «Ла Скала», и уже там маэстро Мути пожурил меня за то, что столько времени мы никак не могли встретиться.

И раз встретились, решили больше не расставаться. При любой возможности, даже летом, когда мы предпочитаем не работать, а отдыхать с детьми, с которыми в течение года не видимся из-за жесткого гастрольного графика, единственный человек, которому мы не отказываем, — это Мути. Тем более что отдыхаем мы обычно в Италии, в Тоскане. В прошлом году у нас с ним был «Реквием» Верди на Зальцбургском фестивале. До того — «Иван Грозный» Прокофьева там же, с участием Жерара Депардье, с которым мы тоже познакомились и подружились.

— Кто вас первым поздравил с «Грэмми»?

И.А.: Сегодня рано утром нас разбудил звонок — это был министр культуры Башкортостана, мой родной брат.

О.Б.: И начались звонки с родины Ильдара, там сейчас вся республика на ушах стоит.

— А Мути позвонил?

И.А.: Нет, он в больнице — неделю назад в Чикаго упал во время репетиции в обморок и повредил челюсть, ему сделали операцию. «Грэмми» для него, конечно, будет очень большой радостью. Надеюсь, он быстрее выздоровеет.

— Может, после такого совместного успеха зазовете маэстро в Россию?

О.Б.: Да мы уже собирались с ним, Жераром Депардье и оркестром Венской филармонии этим летом привезти «Ивана Грозного», дать в Москве два или три концерта. Но с Венской филармонией возникла проблема. Они запрашивают очень большие деньги, кроме того, им показалось сложно ехать и на фестиваль Мути в Равенну, и в Москву, они говорят: давайте сразу в Москву. Но маэстро тоже с характером: если не хотите так, как я вам сказал, значит, не будет ничего.

— Ну, а от вашего шефа по родному Мариинскому театру Валерия Гергиева поздравительный звонок был?

О.Б.: Пока тоже нет, он с театром в Японии, у него сейчас спектакль.

— А чего ж вы не там — повезли не ваш репертуар?

О.Б.: Да, немножко сложно с репертуаром, потому что во всех операх, которые люблю и пою, обычно нужны очень хорошие тенора, которых у нас нет. В этом большая проблема. И потом, у нас с Ильдаром свои гастрольные планы. Он завтра летит в Италию, я в Лондон.

— Что в Лондоне?

О.Б.: У меня там в «Ковент-Гардене» очередная «Аида» и очередной скандал — не скандал, но во всяком случае предстоит серьезное объяснение. Известно, что я человек очень традиционный и не люблю никаких сильно модерновых завихрений в постановках. А в этой постановке режиссера Дэвида Маквикара Амнерис выглядит как пришелица с Марса. Хотя я только что пела его новую постановку «Адрианы Лекуврер» — очень приличный, красивый спектакль, у меня не было к нему никаких претензий. Надеюсь, сейчас приеду и сразу встречусь с художником. Мне обещают сделать все, чтобы я осталась довольна.

— Не обидно за Гергиева? Он не получил «Грэмми», хотя в стольких номинациях заявлен.

О.Б.: Конечно, обидно. Это вообще мой первый дирижер. Не то что мой отец, он меня всего на 9 лет старше, но во всяком случае этот человек сыграл большую роль в моей судьбе с самого начала. Если бы не он, может, вообще из меня ничего бы не получилось. Заставлял много работать, но и поддерживал очень. Но знаете, у Валерия Абисаловича уже столько наград, сколько нет, наверное, ни у кого еще. И потом, эта премия же не последняя.

— Звукозаписывающему лейблу вашего театра «Мариинский» всего два года, но он так активно заработал — на нынешней «Грэмми» целых два его диска были выдвинуты: оперы «Парсифаль» Вагнера и «Очарованный странник» Щедрина. Что будете писать на «Мариинском» в ближайшее время?

О.Б.: Пока ничего не спланировано. У нас обычно все спонтанно происходит — вот вдруг захотелось что-то записать, и пишем. Знаю, что Валерий Абисалович очень хочет записать «Кармен», «Самсона и Далилу».

И.А.: На DVD недавно записали оперу Верди «Аттила». Думаю, скоро выйдет.

Резюме «Труда»

Ильдар Абдразаков, оперный певец

Родился в Уфе в 1976 году.

Учился в Уфимском государственном институте искусств.

Служил в Башкирском театре оперы и балета. В 2000 году принят в труппу Мариинского театра.

Исполнял партии Аттилы («Аттила»), Банко («Макбет»).

Ольга Бородина, оперная певица

Родилась в Санкт-Петербурге в 1963 году.

Училась в Ленинградской консерватории.

Дебютировала в опере «Фауст» (1987) на сцене Мариинского театра.

Выступала в лондонском Ковент-Гардене, нью-йоркской Метрополитен-опера, миланской «Ла Скала».

www.trud.ru


Смотрите также