Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Оскар шиндлер биография правдивая история


Биография Оскара Шиндлера

Оскар Шиндлер (1908-1974) – немецкий предприниматель (промышленник), который в период Второй мировой войны переводил евреев-смертников, жертв Холокоста, на собственные предприятия в Чехии и Польше и спас таким образом 1200 человеческих жизней. Эта героическая история стала основной книги «Ковчег Шиндлера» и художественного фильма голливудского режиссёра Стивена Спилберга «Список Шиндлера».

Детство и юность

Оскар появился на свет в Австро-Венгрии в небольшом городке Цвиттау (сейчас это чешский населённый пункт Свитави) 28 апреля 1908 года. Его родители Франциска Лузер Ганс Шиндлер были католиками. Родом семья происходила из Вены, и родным считали немецкий язык. У Оскара была младшая сестрёнка Эльфрида, 1915 года рождения.

Юный Шиндлер обучался в техническом училище, однако аттестат так и не получил, потому что не сдал экзамен. Парень отправился в близлежащий крупный город Брно, где окончил несколько технических курсов. Семья имела небольшой бизнес, и, вернувшись домой, Оскар стал помогать отцу. Около трёх лет он работал на родительской фирме, занимаясь производством и продажей сельскохозяйственной техники и прочего инвентаря.

Повстречав свою будущую супругу Эмили, Оскар перестал работать у отца, переехал в Брно и стал сотрудничать с Моравской электрической компанией. Затем перешёл работать в автошколу, а потом его забрали в армию, парень попал в 10-й стрелковый полк 31-ой чехословацкой армии. Прослужил восемнадцать месяцев и демобилизовался в звании ефрейтора.

Довоенная трудовая деятельность

В двадцатилетнем возрасте Оскар вернулся из армии, сочетался браком с Эмили Пелцл и снова продолжил сотрудничество с Моравской электрической компанией. Его жена была уроженкой города Малянтин, старше Шиндлера на один год. Родители Эмили отдали за дочь хорошее приданое, на которое молодожёны приобрели дорогой автомобиль. Все оставшиеся деньги Оскар растранжирил.

Позднее Эмили вспоминала своего свёкра как распутного человека и пьяницу, что оказало негативное влияние на Оскара. Молодого Шиндлера быстро перестала интересовать семья, он увлёкся мотогонками, участвовал в них и даже занимал на соревнованиях призовые места. Вдобавок ко всему он пристрастился к алкоголю, как и его отец. Регулярно пьянствовал, и частенько полиция забирала его за то, что в нетрезвом виде появлялся в общественных местах и нарушал порядок.

Но в начале 1930-х годов случился экономический кризис, Моравская компания обанкротилась, и Оскар потерял работу. Отец ничем не мог помочь сыну, так как его бизнес тоже рухнул, он разорился, впал в жуткую депрессию, а потом исчез в неизвестном направлении. В течение года Оскар был безработным, а потом уехал в Берлин в поисках хоть какого-то заработка.

Спустя год он вернулся, занялся уже знакомым ему сельским хозяйством и начал осваивать банковское дело. До начала 1938 года сотрудничал с пражским банком «Jaroslav Simek Bank», потом стал работать с бизнесменом из Брно, продавая ему собственность в рассрочку. Он не брезговал авантюрными денежными операциями, часто заключал сомнительные сделки, за что быстро получил прозвище «мошенник». Но зато завоевал независимость в финансовом плане, крепко стал на ноги и переехал в новый особняк в Брно, в котором повесил везде хрустальные люстры и со вкусом обставил комнаты элегантной мебелью. Все оставшиеся деньги Оскар тратил на всевозможные развлечения.

Ведя разгульный образ жизни, Шиндлер закрутил любовные отношения со своей школьной знакомой Орели Шлегель (впоследствии она родила от него двоих детей). К этому времени уже два года тяжело болела мама Оскара, и в самый разгар любовного романа сына она скончалась.

Сотрудничество с Абвером

В 1935 году немецкий нацист и политический деятель Конрад Генлейн создал партию судетских немцев, куда вступил и Шиндлер. После экономического кризиса и депрессии Оскар, как и многие немцы из Судетской области, поддерживал политику Адольфа Гитлера, который пришёл к власти в Германии в 1933 году. Вскоре Оскара завербовала немецкая военная разведка Абвер вести шпионскую деятельность против Чехословакии.

В 1938 году Шиндлер был арестован тайной полицией Чехословакии и обвинён в крупном шпионаже, представляющем угрозу для безопасности страны. На допросах Оскар признался, что сотрудничал с Абвером не по убеждениям, а исключительно из материальных соображений. После того, как было подписано Мюнхенское соглашение, а Судетская область присоединилась к Третьему рейху, Шиндлер был освобождён из тюрьмы.

Спустя три недели он вступил в национально-социалистическую немецкую рабочую партию. Абвер предоставил ему небольшой отпуск для отдыха от тюремного заключения, после чего Шиндлер продолжил разведывательную работу против Чехословакии и переехал с женой в Моравскую Остраву. Затем он принял активное участие в подготовке вторжения немецких войск в Польшу, отправившись с Эмили на юг этой страны в небольшой городок Глайвица.

Героический подвиг

Когда началась Вторая мировая война, Шиндлеры уехали в Краков, где Оскар, пользуясь связями с гестапо и скопив некоторую денежную сумму, выкупил на особых условиях завод по изготовлению эмалированной посуды и переоборудовал его в предприятие по производству оружия. Первоначально завод принадлежал еврейскому предпринимателю Натану Вюрцелю, и с началом работы на производстве у Шиндлера было задействовано около сотни евреев.

Его предприятие укреплялось и развивалось, чему способствовала бесплатная рабочая еврейская сила. Но уже в 1942 году его политические взгляды поменялись. Шиндлер осознал весь ужас того, что происходит в концлагерях, куда ссылали людей еврейского происхождения. Он вывел армейскую охрану за территорию завода и свои указом распорядился, что они не имеют права заходить на территорию предприятия без его разрешения. На заводе были введены особые правила, чем он хоть как-то старался помочь евреям. Слухи об этом быстро распространились, и тогда Оскар воспользовался своими связями в гестапо, заплатил взятки как рядовым эсэсовцам, так и высокопоставленному начальству.

Таким образом, осознав весь ужас творимого нацистами против еврейского народа и проникнувшись человеческим состраданием, вместе с бухгалтером завода Ицхаком Штерном Шиндлер выторговал у нацистов возможность нанимать на работу евреев, которые неизменно были обречены на смерть в концлагерях. Он объяснял это необходимостью пополнить кадры на заводе и создал липовую картотеку, среди рабочих завода числились не только мужчины, но и дети, старики. В течение трёх лет Оскар спас 1200 людей еврейского происхождения – 800 мужчин, 300 женщин и 100 детей. Всё это стоило Оскару 2,6 миллиона немецких рейхсмарок.

Огромная роль в деле Шиндлера принадлежит его супруге Эмили. Она постоянно была рядом с мужем, подкармливала шатающихся от голода рабочих, доставала медикаменты, решала иные проблемы. Оскар и Эмили ни на минуту не задумывались над тем, что делают. Их цель была одна – спасти людей от неминуемой гибели любой ценой, они делали всё, что было в их силах. Например, известен такой случай, когда один из рабочих разбил очки и практически ничего не видел. Работать он не мог, и дорога была одна – в крематорий концлагеря. Эмили всеми усилиями раздобыла ему нужные очки.

При этом супруги делали всё, чтобы обезопасить себя от подозрений, им приходилось дружить с теми, кто в любую минуту мог отправить работников завода на верную погибель. При этом на заводе Шинделра намеренно выпускались бракованные изделия, ни один снаряд, изготовленный за семь месяцев работы предприятия, не соответствовал нужному стандарту.

В начале 1943 года Гиммлер разгадал схему чёрного рынка рабочей силы на заводе Шиндлера. Нагрянула проверка, после которой начался массовый вывоз евреев в концлагеря. Оскару удалось вывезти в Бренец почти тысячу своих подопечных, спасая их, таким образом, от расстрела и сожжения в печах концлагерей. Весной 1945 года в Бренец зашли советские войска. Шиндлера с супругой в это время в городе уже не было, он всё-таки числился нацистом и спасался от победителей на нейтральной американской территории.

Война близилась к завершению, никто не мог даже и предположить, что будет с Шиндлерами, когда придут советские войска. Рабочие-евреи плакали, когда прощались со своими спасителями. Шиндлеров спасла русская повариха, работавшая у них на кухне и рассказавшая, что это – «хорошие немцы». Благодаря ей Оскар, который всю войну расхаживал в эсэсовском мундире, теперь пил водку за победу и здоровье Сталина с советскими военными. Эмили успела выкинуть в речку сумочку, где были фотографии Шиндлера в немецком мундире, возможно, это и спасло их жизнь, как и они сами спасали её сотням евреям.

Послевоенное время

Не имея дома, денег и малейшей надежды, Оскар встретил бывшего рабочего, который подтвердил его деятельность во время оккупации, что помогло получить документы на выезд в Швейцарию. А уже там Шинделра разыскал представитель общественной организации «Джойнт», оказывавшей помощь еврейскому народу и знавшему правду о деятельности Оскара. Теперь эта организация оказывала помощь Шиндлерам, обеспечивала их продуктовыми наборами, за счёт которых семья выжила. На какой-то момент даже показалось, что в их жизнь пришло настоящее счастье. После долгих лет супружеской жизни Эмили забеременела, но случился выкидыш. После операции ей сказали врачи, что детей у пары больше никогда не будет.

В 1949 году на каюте третьего класса они уехали в Аргентину. В Буэнос-Айресе им оказала достойный приём еврейская община, выделили земельный участок и домик в Сан-Висенте, где Шиндлер занялся разведением нутрий. Однако наладить достойный бизнес у Оскара не получилось, и в 1958 году он без жены вернулся в Германию. Уезжая, он забрал из семейного бюджета 100 тысяч марок, но ему так и не удалось на эти деньги организовать и развить достойный бизнес в Германии. Он много путешествовал по странам, где обосновались спасённые им люди.

Смерть

В 1967 году Шиндлер получил награду от Израильского мемориала памяти жертв Холокоста. Оскару присвоили звание человека, достойного носить имя «Праведника Мира». Последние годы жизни Шиндлер провёл в полной нищете, существуя на пособия от еврейских организаций и подарки тех людей, которых он спас.

Последние дни Оскар жил очень бедно, его приютил к себе еврейский врач. 9 октября 1974 года Шиндлер ушёл из жизни от онкологического заболевания в немецком городке Хильдесхайме. По завещанию его тело было захоронено в Иерусалиме на старинном католическом кладбище у подножия горы Сион.

Его супруга Эмили была вынуждена распродать всё имущество и поселиться на окраине Сан-Висенте. До последних дней жизни ей пришлось трудиться обыкновенной продавщицей. Перед смертью она вернулась в Германию, так как хотела упокоиться на родине. Все бумаги и вещи супруга передала музею в Бонне.

Память

В начале 1980-х годов австралийский писатель Томас Кинелли благодаря общению с евреем Польдеком Пффефербергом написал роман «Ковчег Шиндлера». В 1982 году произведение получило Букеровскую премию. К биографии немецкого предпринимателя, спасшего жизнь сотням евреям, возрос неподдельный интерес от производителей кино.

В 1993 году на мировые экраны вышла драма режиссёра Стивена Спилберга «Список Шиндлера», которая получила семь премий «Оскар». Главную роль сыграл Лиам Нисон, получивший за свою работу самую престижную награду в области кинематографа. Критиками картина была признана шедевром.

stories-of-success.ru

Биография оскара шиндлера

Великий фильм Стивена Спилберга о немецком фабриканте, спасшем во время войны на своей фабрике в Судетах 1200 евреев от неминуемой отправки в Освенцим, наверняка, знает каждый. Благодаря картине, где главного героя замечательно играет Лиам Нисон, Оскар Шиндлер, которого к тому времени уже давно не было в живых, превратился в эпохальную историческую фигуру, встав в один ряд со шведским дипломатом Раулем Валленбергом, датским королем Кристианом X и многими другими «Праведниками мира».

Факт № 1

28 апреля 1908 года в чешском городе Цвитау в семье промышленника Ханса Шиндлера, судетского немца, родился сын Оскар.

Оскар Шиндлер

Экономический кризис конца 20-х разорил Шиндлеров. Семейный бизнес рухнул. Отец семейства отбыл в неизвестном направлении, бросив жену с детьми. Мать Оскара, Франциска Лузер, вскоре скончалась. Шиндлеру пришлось самостоятельно зарабатывать на жизнь.

Молодого Оскара Шиндлера весь город называл «гаунер» — «мошенник»

Факт № 2

Оскар Шиндлер занялся финансами, совершая авантюрные денежные операции и заключая сомнительные сделки, за что получил прозвище «гаунер» (что в переводе с немецкого означает «мошенник»). Все деньги, которые ему удавалось заработать, он почти тут же тратил. Преимущественно на женщин. «Он влюблялся во всех», — вспоминала его жена. Второй страстью Оскара был алкоголь. Много пить он не переставал до конца жизни. Все, что оставалось после расходов на женщин и спиртное, Шиндлер проигрывал в казино.

Оскар Шиндлер в Кракове, 1942 год

Не сумев разбогатеть в родном городе, Шиндлер перебрался в Польшу, где устроился коммивояжером и продавал местным фермерам сельскохозяйственную технику.

Оскар Шиндлер любил женщин и выпить

Факт № 3

Со своей женой Эмилией Оскар Шиндлер познакомился в одной из служебных поездок. Они поженились 6 марта 1928 года. В качестве приданого Оскар получил от своего тестя 100 тысяч чешских крон, которые составляли по тем временам весьма приличную сумму. На эти средства он купил роскошный автомобиль, а оставшиеся деньги растранжирил (по словам супруги, на многочисленных подружек).

Эмилия Шиндлер получает звание «Праведник мира»

На приданое жены Шиндлер купил роскошный автомобильа было двое внебрачных детей — сын Оскар и дочь Эдита. В браке с Эмилией детей не было.

На приданое жены Шиндлер купил себе роскошный автомобиль

Факт № 4

В 1939 году Оскар Шиндлер вступил в ряды НСДАП и начал активно обзаводиться новыми связями в гестапо. Скопив некоторую сумму денег, ему, как истинному «арийцу», удалось выкупить на особых условиях одну из фабрик по производству металлической посуды в Кракове, которая ранее принадлежала еврейскому предпринимателю Натану Вюрцелю.

Вход на фабрику Шиндлера в Кракове

Дела на фабрике, получившей новое, немецкое название «Deutsch Emailwaren Fabrik», шли успешно, в том числе благодаря крайне дешевой рабочей силе — на ней трудились в основном евреи из краковского гетто.

Однако в скором времени взгляды Шиндлера на античеловечную политику Гитлера изменились. Доподлинно неизвестно, что именно стало причиной кардинальной перемены в Оскаре, но, так или иначе, уже в 1942 году армейская охрана была выведена за территорию его фабрики, и без разрешения директора не имела права туда заходить. Шиндлер ввел на заводе свои правила, стараясь всячески помочь евреям.

Из 25 тысяч обитателей лагеря в Плазове Оскар Шиндлер спас 1098 человек

Через некоторое время слухи о «небывалых» поблажках евреям на его фабрике распространялись все дальше, Шиндлер решил платить взятки. Ловко орудуя своими связями, скоро на его содержании оказались не только рядовые эсэсовцы, но и многие высокопоставленные чиновники. Иногда взяток было мало, Шиндлер был дважды арестован, но оба раза его довольно быстро отпускали.

Факт № 5

Когда к Кракову приблизились советские войска, Шиндлер решил во что бы то ни стало сохранить свою фабрику. Никто не верил, что у него это получится. Взятки пришлось давать в самом Берлине. Из столицы Третьего рейха Оскар привез разрешение на передислокацию фабрики в безопасный район и перевозку всех рабочих.

Оскар Шиндлер в окружении спасенных им евреев. Израиль, 1960-е годы

Именно тогда, для организации новой фабрики, был составлен, ставший легендарным «список Шиндлера». Автором этого документа, кстати, был не Оскар, а еврей-бухгалтер Ицхак Штерн. Шиндлер его только подписал. Старикам занижали возраст, детям набавляли. Адвокатов, врачей, художников регистрировали как металлургов и механиков. Попавшие в список были спасены от уничтожения.

Автором знаменитого списка был не Шиндлер, а еврей-бухгалтер Ицхак Штерн

На новом месте, в чешском городе Бринлиц, вместо эмалированной посуды фабрика стала выпускать артиллерийские снаряды. То, что делал Оскар, было настоящей авантюрой: за семь месяцев работы на заводе Шиндлера не было изготовлено ни одного снаряда, соответствующего необходимому стандарту. Советская армия вошла в Бринлиц в мае 1945 года. За день до появления советских войск Оскар Шиндлер собрал всех спасенных им рабочих и попрощался. Переодевшись в лагерную форму, Шиндлер и его жена Эмили направились в сторону, где должна была находиться американская армия, в надежде, что их не расстреляют без разбора.

Оскару Шиндлеру удалось спасти жизни 1098 человек из польских концлагерей. Еще около 200 евреев он вытребовал для своей новой фабрики «в виду острой необходимости на производстве». На еду, одежду, медикаменты для работников завода Шиндлер тратил свои деньги, продал даже украшения жены. Спасение 1300 жизней обошлось ему примерно в 4 миллиона марок — все, что у него было.

Факт № 6

После войны Шиндлер попытался перебраться в США, но из-за членства в Партии судетских немцев ему отказали в визе как «бывшему нацисту». В 1948 году он эмигрировал в Аргентину, но через десять лет вернулся в ФРГ. В дальнейшем он много ездил по разным странам, где осели спасенные им люди (в том числе и в СССР). В 1967 он был удостоен награды Израильского мемориала памяти жертв Холокоста (Яд ва-Шем), получив звание «Праведник мира».

Похороны Оскара Шиндлера

Последние годы своей жизни Шиндлер провел в полной нищете, существуя на пособия еврейских организаций и подарки спасенных им людей. Благодаря фильму Стивена Спилберга Шиндлер стал самым знаменитым «Праведником мира».

Оскар Шиндлер — спас 1300 жизней. Знаменитый список Шиндлера.

Путь в Краков

«Как-то Оскар встретил свою давнишнюю знакомую, работавшую в Абвере, — рассказывает Эмилия Шиндлер в своих воспоминаниях. — Она стала его любовницей и порекомендовала его своему шефу. Так Шиндлер начал работать на секретные службы и стал членом нацистской партии. Но он никогда не был настоящим наци. Он вообще не имел политических принципов. Он лишь использовал ситуацию, выбирая попутчиков. И это было его стихией, его жизненным эликсиром, который возбуждал и пьянил его — смесь власти и опасности. Но, по-видимому, и это ему наскучило, так как в октябре 1939 г. он вдруг сказал, что едет в Краков. Он хотел бы заниматься, как и раньше, каким-нибудь своим делом. А тут подвернулся случай: ему предложили купить в Кракове фабрику по производству эмалированной посуды, оставленную хозяевами-евреями. Как евреи «оставляли» свои фабрики — стало известно позже». Эмилия приехала в Краков, когда фабрика уже начала работать. «Оскар нуждался в моей помощи, — говорит она в своих вое поминаниях, — а я к тому времени выучила польский. Когда я приехала, то очень быстро поняла, что мой муж без меня не скучал. У него в Кракове уже было двое детей от дочери полицейского. И я видела много больше, чем он себе представлял. И через женщин он тоже заводил полезные знакомства среди нацистской верхушки, в том числе и с гестапо».

Оскар Шиндлер

В 1939 году в оккупированный Краков приехал Оскар Шиндлер, где завязывает дружеские отношение с эсэсовскими чинами. В Кракове Шиндлер получает в управление фабрику по производству эмалированной посуды, переоборудует ее и заключает контракты на поставку военного оружия. Фабрика дает ему возможность сказочно разбогатеть, она становится любимым детищем Шиндлера. Наем на фабрику евреев отчасти связан дешевизной еврейской рабочей силы. Правда, поначалу у Шиндлера работало 100 человек, среди них только 7 евреев. Но в дальнейшем фабрика была ориентирована только на еврейскую рабочую силу. Столкнувшись лицом к лицу с чудовищной машиной уничтожения евреев, Шиндлер, сначала испытывая понятные чувства удачливого работодателя, которому мешают нормально управлять персоналом, затем, проникнувшись человеческим состраданием, помогает не только своим работникам избежать смерти, но и трудоустраивает их близких, создав липовую картотеку, в которой числились рабочими старики, дети. Отправляясь в Освенцим, чтобы вызволить оттуда хотя бы несколько малышей, Шиндлер заручался «заключением специалистов» по поводу особых способностей подростков сортировать гильзы калибра 45 миллиметров. В январе 1943 года в Варшаву нагрянул рейхсфюрер СС Гиммлер, вознамерившись, раз и навсегда разобраться с черным рынком рабочей силы. Он обнаружил, что 24 тысячи евреев, зарегистрированных как оружейники, фактически ими не являлись. А значит, подлежали уничтожению. За Варшавой последовали проверки в Люблине и Кракове. На шиндлеровский завод нагрянули эсэсовцы из полевой жандармерии. Бывший служащий завода Иосиф Бау свидетельствует: «Шиндлеру было хорошо известно, что нацисты начали плановое истребление евреев. Иногда он шел на немыслимый риск. Как-то уже в конце войны на завод прибыл отряд эсэсовцев, и их командир приказал нам копать ямы во дворе. Это были могилы для нас… Тогда Шиндлер принес мне ящик с вином и приказал выставить его солдатам. Стороживший нас охранник вскоре заснул. Оказывается, Шиндлер подложил туда снотворное! Тем временем все попрятались…»

Через четыре дня после визита Гиммлера в Варшавском гетто вспыхнуло восстание. Подпольное движение Сопротивления забросило сюда оружие. Сражение продолжалось 33 дня. При поддержке танков батальоны Ваффен-СС под командой группенфюрера Штропа превратили гетто в дымящиеся руины. В подвалы и канализационные ходы пустили отравляющий газ. Немногих оставшихся в живых повстанцев отправили в концлагерь в Треблинке. Берлин требовал ускорить «окончательное решение». Но наступление советских войск существенно осложнило положение оккупантов. Берлинские власти потребовали от Шиндлера полностью перевести завод на военные рельсы и увеличить производство боеприпасов. Тогда-то он и выложил на стол свой ставший знаменитым список: якобы без этих людей увеличить производство снарядов было невозможно.

Заслуга Эмилии

Эмилия стала помогать Оскару в его делах хотя бы потому, что хотела быть с ним. Ее помощь была и необходимой, и ощутимой. Нужно было доставать медикаменты, подкармливать шатающихся от голода рабочих и решать проблемы, которые для самих рабочих были непосильны. Например, как вспоминает Эмилия, один из рабочих разбил очки и ничего не видел, а значит, не мог работать. Стань это известно в концлагере — и дорога для него была бы одна — в крематорий. Эмилия раздобыла для него очки. И все это нужно было делать тайком, чтобы ни у кого не вызвать подозрений.

Эмилия и Оскар никогда не говорили о том, что нужно спасти этих людей, которых ждет неминуемая гибель. Они просто делали то, что было возможно в этой ситуации, хотя понимали, чем это грозит. Но чтобы обезопасить себя от подозрений, Шиндлер дружил с теми, кто в любой момент мог отправить его в газовую камеру вместе с его рабочими-евреями. Их приводили из концентрационного лагеря Плашов, расположенного неподалеку. Его комендантом был Амон Гет, игравший классику на рояле и известный своей необъяснимой жестокостью по отношению к евреям. Все, что показано о нем в фильме Спилберга, — не просто сюжетный ход. Он на самом деле упражнялся в стрельбе по живым «мишеням». Вывести его из себя могла любая мелочь, что зачастую стоило жизни кому-либо из подвернувшихся под руку узников. Но деньги, бриллианты, золото он любил. Не брезговал и подачками в виде коньяка, икры и водки. Так Оскар Шиндлер рассчитывался с ним за рабочих-евреев для своей фабрики. И не только с ним. В доме Шиндлеров часто бывали гости — высшие чины ОС. Всегда много пили. И Оскар, ранее не увлекавшийся алкоголем, тоже. Но, даже выпивая много, никогда не терял рассудка.

В тот осенний вечер 1944 года Оскар был особенно грустным: Гёт сообщил, что концлагерь Платов закрывается, и все евреи будут отправлены в Освенцим, что означало для них верную смерть. Как вырвать их из лап Гёта?

Это был их семейный совет. Ведь мало было заплатить Гёту за рабочих-евреев.

Нужно было еще получить разрешение местных властей. К бургомистру пошла Эмилия. К счастью, он оказался знакомым — преподавал когда-то в городке, где она жила. Разрешение было получено. Они пили коньяк, празднуя свою победу. Списки рабочих-евреев, которых Шиндлер забирал на свою фабрику, составляли вместе: 799 мужчин и 299 женщин. Позже было подсчитано, что Шиндлеру спасение евреев обошлось в 2,6 млн. рейхсмарок…

Путешествие в никуда

Но война уже близилась к концу, и никто не мог сказать, что будет с Шиндлерами, когда придут победители. Поэтому все было, как в фильме: рабочие плакали, прощаясь со своими спасителями. Через несколько километров у них забрали и машину. Еще неизвестно, чем бы закончилась встреча с советским патрулем, если бы Эмилию не окликнула женщина. Оказалось, русская повариха, которая работала у них на кухне. Она и объяснила своим, что это — «хорошие» немцы. «И уже вскоре, — вспоминает Эмилия, — Оскар пил водку с русскими «за здоровье Сталина». Казалось, что он всегда знал этих людей, был «своим в доску», смеялся и шутил. А ведь любой случайный прохожий мог узнать в нем человека, еще совсем недавно расхаживавшего в эсэсовском мундире. Удивительно, как он в тот момент сумел использовать ситуацию: он был такой же коммунист, как и нацист. Но заздравные тосты за Сталина помогли, и нас отправили в отделение Красного Креста. По пути мы встретили знакомых — инспектора промышленных предприятий с женой, которые следовали туда же. Всех обыскали. У жены инспектора нашли пистолет, и это решило ее судьбу: она была расстреляна на наших глазах. Я испугалась, ведь в моей сумке — документы и фотографии, и на многих из них Оскар в мундире СС. Я швырнула сумку в речку. Поэтому у меня почти не сохранилось наших с Оскаром фотографий того времени. Нам опять повезло: Оскар случайно встретил свою давнишнюю пассию — Еву, которая приютила нас на некоторое время в своем доме. Ева помогла нам перебраться в американскую зону, где нас встретили так: «Вот и первые евреи. Добро пожаловать!» Мы были такие измученные и усталые, что у нас даже не хватило сил возразить. Тут мы впервые за несколько дней нормально поели».

Благодарность

Без дома, без денег, без документов, без надежды они прожили несколько месяцев, пока Оскар не встретил одного из своих бывших рабочих. Он и помог получить паспорта для выезда в Швейцарию. Там Шиндлера каким-то невероятным образом разыскал представитель организации «Джойнт», оказывавшей помощь евреям, доктор Седлачек, который знал правду о его фабрике. Седлачек стал посылать Шиндлерам продуктовые наборы, и это помогло им выжить. Эмилия была тут еще раз счастлива с Оскаром, мечтала о будущем. Она забеременела, но ребенка не выносила. Пришлось делать операцию, после которой детей иметь она уже не могла. Когда она пришла в себя после наркоза, то увидела улыбающееся лицо Оскара.

В 1949 г. он предложил уехать в Аргентину, где, говорили, можно было неплохо устроиться.

До Аргентины они добирались в каюте третьего класса почти месяц. Буэнос-Айрес встретил их теплом и солнцем, и Эмилии это показалось хорошим знаком, даже несмотря на то, что они не знали испанского, у них не было дома, не было ничего. Но Оскар очень быстро установил связь с еврейской общиной, и вскоре им предложили переехать в пригород аргентинской столицы, в дом с участком. Эмилии было не привыкать: она выросла в деревне.

Городок Сан-Висента показался Оскару слишком тесным и, оставив жену, он перебрался в Буэнос-Айрес. Через несколько лет германское правительство выплатило ему 100 000 марок за утраченную собственность, но Оскар почему-то не сумел распорядиться деньгами, и след его надолго потерялся. Один из спасенных Шиндлером евреев, Польдек Пффеферберг, эмигрировавший в Штаты и взявший там имя Леопольда Пейджа, дал обещание Шиндлеру рассказать всему миру о спасении им сотен евреев. В 1950 году он обосновался в Лос Анджелесе, открыв кожгалантерейную мастерскую-магазин в Беверли Хиллз. Клиентами его мастерской были писатели, продюсеры, агенты. И каждому из них Польдек Пфефферберг рассказывал об Оскаре Шиндлере, надеясь, что его рассказ превратится в книгу или фильм. В 1980 году, когда австралийский писатель Томас Кинелли посетил в Италии фестиваль австралийского кино. Он должен был возвращаться в Австралию через Сингапур, но издатель пригласил его в США. Будучи в Лос Анджелесе, Киннели случайно забрел в мастерскую-магазин Пфефферберга. Через 20 минут общения выяснилось, что Кинелли писатель. Пфефферберг тут же стал рассказывать ему о Шиндлере, показывая имеющиеся у него материалы. Кинелли заинтересовался этой историей. После того, как Кинелли решил написать книгу, Пфефферберг стал его консультантом. Свой роман Кинелли озаглавил: «Ковчег Шиндлера», отчасти благодаря Пффефербергу, сравнивавшему Шиндлера с Ноем. В 1982 году Кинелли за свою книгу о Шиндлере получил букеровскую премию. Именно этот роман, а также события, имевшие место в годы войны в оккупированном Кракове, стали основой фильма Стивена Спилберга «Список Шиндлера»

Оскар Шиндлер скончался в Хильдесхайме в возрасте 66 лет и похоронен в Иерусалиме. Это было его желанием — обрести последнее пристанище в еврейской земле…

Прошло еще много лет, пока вышел на экраны фильм Стивена Спилберга «Список Шиндлера». О Эмилии Шиндлер, никто не говорил, потому что о ней мало кто знал. Ведь даже в свидетельстве о смерти ее мужа было записано, что его семейное положение неизвестно, хотя они и не разводились. Все-таки вспомнили, так как Спилберг прислал ей любезное приглашение приехать на съемки части фильма о выживших, спасенных Шиндлером, как… одну из них. Она поначалу отказалась, но потом все-таки поехала. Когда Спилбергу сказали, кто эта женщина, он схватился за голову. Эмилия же была уверена, что ее «забыли» только потому, что ей принадлежит часть денег от продажи фильма (хотя права на его производство перепродавались, все же ей причитались немалые деньги). Кстати, позже было объявлено, что фильм «Список Шиндлера», получивший семь Оскаров, оказался убыточным с минусом в 13 млн. долларов. На все заявления вдовы Шиндлера о правах на гонорар Спилберг отвечал, что фильм убыточный, но он готов помогать ей из личных средств, если только она откажется от всех претензий…

…Тогда, в Иерусалиме, Эмилия стояла у могилы Оскара, мысленно разговаривая с ним. Она написала об этом так: «Я ничего не могу тебе сказать, так как я не знаю, почему ты оставил меня. Смерть — лучший судья, она рассудит. Но мы еще женаты и я тебе прощаю, все прощаю».

Найден оригинал ‘списка Шиндлера’

По сообщению немецкой газеты Stuttgarter Zeitung, редакция получила документы, принадлежавшие Оскару Шиндлеру. Среди найденных бумаг есть оригинал знаменитого ‘списка Шиндлера’ с фамилиями евреев, спасенных им во время войны. Оригинал знаменитого документа, а также ряд других бумаг, принадлежавших Оскару Шиндлеру, хранились на чердаке в доме его друзей более 50 лет. Эти люди взялись сохранить архив фабриканта после его смерти в 1974 году. О существовании документов стало известно только после их смерти. Принадлежавшие Шиндлеру бумаги хранились в большом сером чемодане. Его случайно обнаружили дети владельцев архива во время уборки дома. Найденный в Германии список датирован 18 апреля 1945 года. Сейчас он хранится в редакции газеты Stuttgarter Zeitung. Главный редактор газеты убежден: список не поддельный. Вместе со списком был найден еще один важный документ — стенограмма последнего выступления Шиндлера перед рабочими 8 мая 1945 года.

Гировский Александр

Биография

Детство и молодость

Оскар Шиндлер родился 28 апреля 1908 года в австро-венгерском городке Цвиттау (ныне Свитави в Чехии), в католической семье Ганса Шиндлера и Франциски Лузер. Семья происходила из Вены, родным языком был немецкий. У него была младшая сестра Эльфрида 1915 года рождения. Оскар закончил техническое училище, но не сдал экзамен для получения аттестата. После окончания нескольких технических курсов в Брно трудился с отцом в его фирме в течение 3 лет. Они занимались производством и продажей сельхозтехники и другого оборудования. 6 марта 1928 года Оскар женился. По словам Эмили (жены Оскара), отец Оскара — Ганс Шиндлер — был пьяницей и распутником, что плохо повлияло на Оскара. Оскар увлекался мотогонками и даже занимал призовые места на соревнованиях.

После встречи с будущей женой в 1927 году Оскар стал работать отдельно от отца и стал сотрудником Моравской электрической компании (MEAS; чеш. Moravská elektrotechnická akciová společnost) в Брно. Затем работал в автошколе и 18 месяцев служил в 10-м стрелковом полку 31-й армии Чехословакии, получил звание ефрейтора. После демобилизации из армии вернулся на работу в MEAS. В 1931 году MEAS обанкротилась, и Оскар в течение года был безработным. Отец не смог ему помочь, поскольку сам из-за депрессии закрыл свой бизнес. В это же время он, как и его отец, пристрастился к пьянству и неоднократно арестовывался полицией за появление в нетрезвом виде в общественных местах и нарушение порядка. В 1931 году в поисках работы он уехал в Берлин. Вернувшись из Берлина, занимался сельским хозяйством и банковским бизнесом. До января 1938 года работал на пражский Jaroslav Simek Bank. Затем занимался продажей собственности в рассрочку для бизнесмена из Брно. Встав на ноги в финансовом отношении, Шиндлер переехал в новый дом, который его жена описывала, как особняк, обставленный элегантной мебелью и хрустальными люстрами. Он завёл роман со своей школьной подругой — Орели Шлегель, — которая родила, предположительно от него, двоих детей. В разгар этого романа, после двухлетней болезни умерла мать Оскара. Отец, Ганс Шиндлер, умер в 1945-м, и до его смерти Оскар ежемесячно посылал ему 1000 марок. По словам Шиндлера, его сестра также умерла в 1945 году, в её смерти он обвинял оккупационные советские власти.

Работа на абвер

В 1935 году Шиндлер стал членом партии судетских немцев под руководством нациста Конрада Генлейна и был завербован немецкой военной разведкой абвер шпионить против Чехословакии. Он, как и многие судетские немцы, после депрессии поддерживал националистическую политику Адольфа Гитлера, пришедшего к власти в Германии в 1933 году. В этот период Шиндлер смог наработать такие контакты с германскими нацистами, которые помогли ему в его последующем бизнесе во время войны. Шиндлер утверждал, что работу на абвер начал в 1936 году. Эмили и некоторые другие источники утверждают, что первые контакты с агентом абвера в Кракове были у него уже в 1935-м. 18 июля 1938 года во время встречи с завербованным им чехословацким полицейским Оскар был арестован чехословацкой тайной полицией. В секретном отчете полиции от 28 июля было написано, что Шиндлер был крупным шпионом и представлял большую угрозу для безопасности. По словам доктора Соботки – главы полицейского департамента Брно, Шиндлер признался, что работал на абвер не по убеждению, а исключительно за деньги.

Оскар сидел в чехословацкой тюрьме до 7 октября 1938 года, когда он был освобождён и вернулся в Цвиттау после подписания Мюнхенского соглашения и присоединения Судетской области к Третьему рейху. Изначально Цвиттау не входил в территории, присоединявшиеся к Германии, но на переговорах Гитлер настоял на добавлении этого района из-за его однородного немецкого населения и стратегического узла железных дорог. 1 ноября 1938 года Шиндлер подал заявление на вступление в НСДАП. После отпуска, который абвер дал Шиндлеру для отдыха от тюрьмы, он вновь был включён в разведывательную работу против Чехословакии в Моравской Остраве. В январе 1939 Оскар и Эмили переехали в этот город, а уже 15 марта вермахт захватил оставшуюся часть Чехословакии. Квартиру в Остраве по адресу ул. Садова, 25 Шиндлер сохранил за собой до конца войны.

Оскар Шиндлер принял деятельное участие в подготовке к немецкому вторжению в Польшу. Так, за несколько месяцев до этого он и 25 его агентов активно занимались контрабандой оружия и подготовкой к боевым операциям в Тешинской Силезии. По мнению Эмили, Оскар имел прямое отношение к так называемому глайвицкому инциденту — провокации, которая послужила поводом для нападения Германии на Польшу. Эмили утверждала, что польские мундиры, в которые были одеты те, кто изображал нападение поляков, были получены и хранились в их доме, который находился примерно в 40 милях к югу от Глайвица. Также считается, что он играл активную роль в подготовке нападения немецких диверсантов на польских пограничников на Яблунковском перевале. У Шиндлера были плохие отношения с местным отделением гестапо, которое подозревало, что кража со взломом в его доме, совершённая одним из местных уголовников, была акцией польской разведки, и что это привело к утере секретных документов абвера. Но Шиндлер с началом войны уехал в Краков и в Остраве практически не появлялся.

Во время войны

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу и разгромила её. После окончания оккупации Шиндлер переехал в Краков. В дальнейшем они с Эмили жили там до 1944 года. Через несколько недель после прибытия Шиндлера оккупационные власти завершили формирование управления генерал-губернаторством с центром в Кракове под руководством Ганса Франка. Между Франком как представителем гражданских властей, командованием вермахта и службами безопасности, подчинёнными рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру, существовали значительные разногласия и конфликты, которые Шиндлер использовал впоследствии в своих интересах. Существуют разногласия по поводу точной даты переезда, но 17 октября 1939 года Шиндлер был официально переведён в штаб-квартиру абвера в Кракове.

Уже с 21 сентября оккупационные власти ввели первые дискриминационные ограничения в отношении евреев. Евреи были обязаны носить на одежде жёлтую звезду. Целый ряд административных постановлений лишил краковских евреев их денег, а также движимого и недвижимого имущества. Единственным, что не подлежало конфискации, были личные вещи. Еврейские активы передавались в управление «арийцам». Благодаря этому и с помощью сотрудников абвера в Кракове, причастных к перераспределению собственности, Шиндлер смог в первые месяцы после оккупации приобрести недвижимость в этом городе. В дальнейшем это стало поводом для обвинений Шиндлера в соучастии в нацистских преступлениях против евреев.

18 или 19 ноября Шиндлер познакомился с Ицхаком Штерном — евреем-бухгалтером. Он порекомендовал Шиндлеру приобрести в аренду польско-еврейское предприятие по выпуску эмалированной посуды Rekord. По утверждению Штерна, фирма обанкротилась, поскольку плохо управлялась, но имела хорошие перспективы в случае получения военных заказов. Брат Штерна работал на швейцарскую компанию — кредитора этой фирмы и хорошо знал её финансовое состояние. Это предприятие стало заводом «Emailwarenfabrik (DEF)» (сегодня — музей «Фабрика Шиндлера»). Помимо разговора о бизнесе, у Штерна с Шиндлером состоялась небольшая философская дискуссия, во время которой Штерн процитировал фразу из Талмуда «Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир». Шиндлер получил одновременно и хороший деловой совет, и моральный принцип, который привёл его в будущем к такому использованию труда евреев, которое спасло их жизни. В 1956 году Шиндлер писал о Штерне:

Его высокие этические ценности, его бесстрашная готовность помочь, его жертвенные усилия для его братьев в сочетании со скромностью в собственной жизни неоднократно вызывали моё восхищение и уважение. Г-н Исаак Штерн был важной составляющей тех условий, благодаря которым мои усилия по спасению были успешными.

В свою очередь Штерн также высоко отзывался о Шиндлере. В частности, он утверждал, что Шиндлер с самой первой встречи относился к евреям совсем иначе, чем другие немцы. Например, 4 декабря 1939 года он предупредил Штерна о грядущем еврейском погроме в Кракове.

В ноябре Шиндлер познакомился также с Леопольдом (Польдеком) Пфеффербергом-Пейджем — евреем, бывшим польским военным, бежавшим из плена. Польдек находился на нелегальном положении и был активен на чёрном рынке Кракова, где приобретал для Шиндлера дефицитные товары. Их дружба продлилась до самой смерти Шиндлера.

Одним из ключевых людей в жизни Шиндлера в связи с приобретением им фабрики стал бывший директор и совладелец фабрики Абрахам Банкир (англ. Abraham Bankier). Друзья Шиндлера шутили, что после получения им фабрики «всё его состояние заключалось в еврее по имени Банкир и десяти эмалированых крышках от горшков». Банкир считается тем самым человеком, который реально руководил фабрикой и обеспечил Шиндлеру финансовый успех. Он умер в 1956 году в Вене. У Банкира был отдельный кабинет рядом с кабинетом Шиндлера и он никогда не носил жёлтую звезду. Благодаря Банкиру часть продукции фабрики шла на чёрный рынок и возвращалась к Шиндлеру наличными деньгами, которые он мог использовать как для обеспечения собственной жизни, так и на подкуп нацистов, в том числе для спасения евреев. Как сказал один из свидетелей, «без Банкира не было бы никакого Шиндлера».

Фабрика Шиндлера в Кракове, 2006 год

Фабрика Шиндлера, которую кратко называли Emalia, находилась по адресу Липова, 4 в краковском районе Подгуже между историческим еврейским районом Казимеж и двумя еврейскими кладбищами в районе улицы Иерусалимской. После открытия завода Шиндлер нанял 7 еврейских сотрудников, среди них бывших совладельцев Вольфа Глайтмана, Натана Вурзела, Абрахама Банкира, и 250 польских рабочих.

Бизнес Шиндлера и спасение евреев

К 1940 году Шиндлер имел три бизнеса в Кракове: фабрику Emalia, завод посуды и столовых приборов (бывшая фирма Шломо Вайнера) и производство изделий из стекла через улицу от фабрики Emalia. На этих производствах работало несколько сотен рабочих-поляков. Число еврейских работников росло — их стало 150 к концу 1940 года, 550 — в 1942 году, 900 — в 1943 и 1000 в 1944. Возможно, что цифры первых лет преувеличены. На пике загрузки в 1944 году по отчетам на Шиндлера трудилось от 1700 до 1750 человек, в том числе 1000 евреев. В 1943 году стекольная фабрика была закрыта. Из отсутствия информации в отчетах Шиндлера о спасении евреев с этой фабрики историк Дэвид Кроу делает вывод, что там трудились в основном поляки. Также у Шиндлера был небольшой штат немецких сотрудников. Вначале Шиндлер нанимал больше евреев потому, что они работали лучше поляков, а обходились ему значительно дешевле. В дальнейшем он нанимал больше евреев также для их спасения.

Став свидетелем рейда в Краковском гетто в 1942 году и осознав все ужасы, творимые гитлеровским режимом против еврейского населения, а также свою причастность к нацистским преступлениям, Шиндлер занял позицию абсолютного гуманиста и стал защищать евреев без какой-либо выгоды для себя. Оскар Шиндлер принял решение выторговать у высокопоставленных нацистских чиновников возможность принимать на свои предприятия евреев из концлагеря Плашов, которым грозила верная смерть. Позже евреи, спасённые Шиндлером от гибели во время Второй мировой войны, стали известны как «евреи Шиндлера». Количество спасённых именно Шиндлером оценивается приблизительно в 1200 человек (800 мужчин, 300 женщин и 100 детей).

Эвакуация в Брюннлиц

Фабрика Шиндлера в Брюннлице, 2004 год

В конце 1944 года нацисты начали массовое уничтожение всех евреев в Освенциме и других концентрационных лагерях. Шиндлеру удалось вывезти тысячу своих подопечных в Бренец (нем. Брюнлиц) (англ.)русск. в Моравии и тем самым спасти их от гибели в лагерях смерти. Ему приходилось почти все ночи проводить на своём предприятии, ибо он опасался внезапного появления гестаповцев. 10 мая 1945 года Бренец был освобождён советскими войсками.

После войны

Мемориальная доска на доме в старом городе Регенсбурга, Бавария, где Шиндлер жил в 1945—1948 годы

В 1948 году Оскар и Эмилия Шиндлеры эмигрировали в Аргентину. Через десять лет после эмиграции Оскар вернулся в ФРГ. В дальнейшем он много ездил по разным странам, где осели спасённые им люди (в том числе и СССР).

Последние годы своей жизни Шиндлер провёл в полной нищете, существуя на пособия еврейских организаций и подарки спасённых им людей. Он умер в Хильдесхайме 9 октября 1974 года. Похоронен на протестантском кладбище на горе Сион в Иерусалиме.

Покинув Эмилию он, однако, не разводился с ней, но после его отъезда из Аргентины они больше никогда не встречались.

Шиндлер в истории

Мемориальная доска на улице Гётингштрассе, 30, в Хильдесхайме Марка ФРГ, посвящённая Оскару Шиндлеру

По этим событиям, пересказанным выжившим Польдеком Пфеффербергом, австралийский писатель Томас Кенелли в 1982 написал книгу «Ковчег Шиндлера», удостоенную Букеровской премии. В 1993 режиссёр Стивен Спилберг экранизировал книгу, поставив чёрно-белую психологическую драму «Список Шиндлера». Фильм Спилберга получил 7 наград Американской киноакадемии «Оскар», в том числе награду в номинации «Лучший фильм», а исполнитель роли Шиндлера Лиам Нисон был номинирован на лучшего актёра.

Образ Шиндлера, представленный в книге Кенелли и фильме Спилберга, равно как и описание множества исторических фактов в этих произведениях не соответствуют реальности. Так, в частности, Ицхак Штерн ни одного дня не работал на фабрике Шиндлера в Кракове и не имел отношения к составлению списков спасаемых евреев.

Существовало 9 версий «списка Шиндлера», составленных для нацистских властей. До сегодняшнего дня обнаружено 5 списков, из них один находится в американском Музее Холокоста, один — в федеральном архиве Германии в Кобленце, два — в израильском музее-памятнике жертвам Холокоста «Яд ва-Шем» и один — в частных руках.

Имя «Шиндлер» стало нарицательным для тех, кто спас многих евреев от Холокоста. Например, полковника Хосе Артуро Кастельяноса называют «сальвадорским Шиндлером», а фильм про партизана Николая Киселёва назвали «Список Киселёва» по аналогии со «списком Шиндлера».

Оценки

В 1951 году один из бывших совладельцев фабрики Натан Вурзел (Вурцель?) обвинил Шиндлера в краже еврейской собственности и избиении. Вурзел утверждал, что Шиндлер приказал избить его после отказа подписать документы о продаже фабрики. Это дело длилось до 1956 года. Шиндлер утверждал, что Вурзел, которому он помог устроиться на фабрику, но потом вынужден был уволить, был вором и манипулятором, что он пытался бороться за влияние на Шиндлера, оговаривая других руководящих сотрудников. Вурзел пытался опорочить также Банкира, в том числе перед немецкими клиентами. По утверждению Шиндлера, Вурзел сотрудничал с немецкой службой безопасности СД.

В 1962 году при рассмотрении кандидатуры Шиндлера на присвоение звания праведника мира один из спасённых им евреев — Юлиус Вайнер — обвинил Шиндлера в том, что 15 октября 1939 года Шиндлер явился в Кракове на фабрику его отца Шломо Вайнера, угрожая пистолетом, вынул из кассы все деньги и заставил Шломо подписать документ о передаче фабрики Шиндлеру. Юлиус остался работать на фабрике. Впоследствии, по словам Вурзела и Вайнера, Шиндлер специально подстроил недостачу, чтобы обвинить Юлиуса, приказал его избить и уволил. Тем не менее Юлиус по неизвестной причине оказался в списке евреев, которых эвакуировали в 1944 году в Брюнлиц, и поэтому выжил. Шиндлер отрицал эти обвинения, а показания свидетелей событий были противоречивыми.

Опираясь на мнение ряда свидетелей и некоторые собственные оговорки Шиндлера, историк Дэвид Кроу делает вывод, что Шиндлер действительно мог в 1939 году причинить вред евреям в безудержной погоне за деньгами, которой он в тот момент занимался.

Дерево Оскара Шиндлера в «Яд ва-Шеме» (Иерусалим)

В 1967 году Шиндлер был удостоен награды Израильского мемориала памяти жертв Холокоста («Яд ва-Шем»), а 24 июня 1993 года ему и его жене за спасение евреев было присвоено почётное звание «Праведник мира».

Существует мнение, что Оскар Шиндлер спасал евреев исключительно ради денег. По этой причине в 2001 году по решению Совета Пардубицкого края Шиндлер был исключён из списка выдающихся деятелей этого края. Этой теме посвящена книга «Правда об Оскаре Шиндлере» чешского автора Йитки Грунтовой. Жена Оскара Шиндлера — Эмилия Шиндлер — в своих воспоминаниях также придерживается весьма критической оценки личности и деятельности своего мужа, в частности, по её мнению: «Список Шиндлера был составлен человеком по имени Голдман. Он вписывал туда людей за деньги. Нет денег — нет места в списке». Но не исключено, что это решение было продиктовано современной политической конъюнктурой. Высказывается мнение, что «в вину Шиндлеру Советом на самом деле ставится просто сам факт того, что он спасал именно евреев».

Впрочем, в более позднем интервью Эмилия сказала, что вторую фабрику, в Судетах, он организовал исключительно с целью спасения людей. Ведь в Плашове, под Краковом, фабрику закрыли из-за приближения фронта, и все рабочие должны были отправиться в Освенцим. «В Брюнлице он ничего не заработал. Я занималась на фабрике финансами и знаю это точно…»

> См. также

  • Сендлер, Ирена
  • Лазовский, Евгениуш

Примечания

  1. Rescue Story. Schindler, Oskar. Schindler, Emilie. The Righteous Among The Nations. Yad Vashem. Дата обращения 22 февраля 2016.
  2. Crowe, 2004, p. 2.
  3. Crowe, 2004, p. 3–6.
  4. Crowe, 2004, p. 6—7.
  5. Crowe, 2004, p. 7.
  6. Crowe, 2004, p. 8.
  7. Crowe, 2004, p. 9.
  8. Crowe, 2004, p. 10.
  9. Crowe, 2004, p. 11, 16.
  10. Crowe, 2004, p. 12-13.
  11. Crowe, 2004, p. 16.
  12. Crowe, 2004, p. 16-17.
  13. Crowe, 2004, p. 40.
  14. Crowe, 2004, p. 18-21.
  15. Crowe, 2004, p. 41.
  16. Crowe, 2004, p. 50-53.
  17. Crowe, 2004, p. 54.
  18. Crowe, 2004, p. 57.
  19. Crowe, 2004, p. 66.
  20. Crowe, 2004, p. 58-61.
  21. Crowe, 2004, p. 69.
  22. Crowe, 2004, p. 75.
  23. Crowe, 2004, p. 78-79.
  24. Crowe, 2004, p. 87.
  25. Crowe, 2004, p. 93-97.
  26. Crowe, 2004, p. 97-99.
  27. Crowe, 2004, p. 106.
  28. Crowe, 2004, p. 99-101.
  29. Эта фраза гравируется на медалях праведников мира
  30. Crowe, 2004, p. 100-102.
  31. Свидетельство Ицхака Штерна. Праведники народов мира. Яд ва-Шем. Дата обращения 24 февраля 2016.
  32. Crowe, 2004, p. 88-91.
  33. Crowe, 2004, p. 93.
  34. Crowe, 2004, p. 104.
  35. 1 2 Crowe, 2004, p. 104-105.
  36. Ralf Eibl. Abraham Bankier war der geschäftliche Mentor Schindlers (нем.) // Die Welt. — 2000. — 13 Märzes.
  37. Crowe, 2004, p. 107-108.
  38. Crowe, 2004, p. 114.
  39. 1 2 Crowe, 2004, p. 136.
  40. 1 2 Crowe, 2004, p. 138.
  41. Обнаружен оригинал списка Шиндлера
  42. Оскар Шиндлер, спасший во время войны 1200 евреев, страдая алкоголизмом, умер в нищете.
  43. Crowe, 2004, p. 588.
  44. Местоположение могилы Оскара Шиндлера на карте Google Maps
  45. Шиндлер был не таким, как показано в фильме. jewish.ru (25.11.2004). Дата обращения 24 февраля 2016.
  46. На продажу выставили оригинал списка Шиндлера
  47. Eric Lemus. El Schindler salvadoreño (исп.). BBC (18 июня 2008 года). — «Сальвадорский Шиндлер». Дата обращения 30 сентября 2008. Архивировано 19 февраля 2012 года.
  48. Список Киселева
  49. Crowe, 2004, p. 116-117.
  50. Crowe, 2004, p. 113-114.
  51. Crowe, 2004, p. 114-116.
  52. Crowe, 2004, p. 117-118.
  53. Crowe, 2004, p. 122-127.
  54. Crowe, 2004, p. 130-132.
  55. Правда об Оскаре Шиндлере
  56. Список без Шиндлера
  57. «Последняя в списке Шиндлера» — о жене Эмилии Шиндлер, «Совершенно секретно», 2011

> Литература

Герой или злой гений: а был ли на самом деле список Шиндлера?

Оскар Шиндлер и Лайам Нисон, воплотивший его образ на экране | Фото: liveinternet.ru 28 апреля 1908 г. родился Оскар Шиндлер, немецкий бизнесмен, который вошел в историю как человек, спасший около 1200 евреев из концлагерей во время Второй Мировой войны. О его подвиге многие узнали после выхода на экраны знаменитого фильма Стивена Спилберга «Список Шиндлера». Однако в последнее время историки все чаще заявляют о том, что подобная трактовка событий слишком далека от реальности. Согласно этой версии, Шиндлер не только не был героем, но и наживался на горе заключенных.

Лайам Нисон в роли Оскара Шиндлера, 1993 | Фото: kino-teatr.ru

Автор альтернативной биографии Шиндлера, депутат чешского парламента Йитка Грунтова в 2001 г. добилась того, чтобы ее соотечественник был исключен из списка выдающихся деятелей Пардубицкого края. Она заявляет: «Он был нацистом, негодяем и изменником Родине». Что же стало поводом для таких серьезных обвинений?

Оскар Шиндлер среди друзей-нацистов | Фото: liveinternet.ru

Оскар Шиндлер родился в чешском городке Свитавы в немецкой семье. Еще в юности он получил прозвище «мошенник» за участие в сомнительных сделках и авантюрных денежных операциях. В конце 1930-х гг. его обвинили в сотрудничестве с военной разведкой Германии «Абвер». Он провел несколько месяцев в тюрьме, а после был освобожден по амнистии, но впоследствии отрицал обвинения в шпионаже в пользу Третьего рейха. Однако позже, в 1956 г. признавался в письме одному знакомому: «Как немец, я был заинтересован в присоединении немецкого пограничья Чехословакии к Империи».

Оскар Шиндлер, которого евреи называют Праведником Мира | Фото: cdn2.list25.com

После освобождения Шиндлер перебрался в Польшу, где стал владельцем предприятия по производству эмалированной посуды и начал обзаводиться новыми связями в гестапо. По официальной версии, Шиндлер за взятки получал у нацистов разрешение нанимать к себе на фабрику евреев, обреченных на смерть в концлагерях. Он выкупал у нацистов еврейских узников якобы для расширения бизнеса.

Кадр из фильма *Список Шиндлера*, 1993 | Фото: kino-teatr.ru

Когда Красная Армия приближалась к границам Польши, нацисты, отступая, уничтожали лагеря. Но Шиндлер добился разрешения перевезти свою фабрику вместе с рабочими в Чехию. Именно тогда и был составлен знаменитый список Шиндлера, спасший жизни сотням евреев. А в последние месяцы войны он вытребовал для своей фабрики еще 200 человек «в виде острой необходимости на производстве».

Оскар Шиндлер | Фото: liveinternet.ru

Американский историк Д. Кроу выдвинул версию о том, что никакого списка Шиндлера не было, а предприниматель в то время находился в тюрьме за попытку дать взятку эсэсовцу. Якобы на самом деле было около 9-ти списков для транспортировки заключенных из Кракова в Брненец, но составил их некто Голдберг, делившийся добычей с Оскаром. Бывшая жена Шиндлера Эмилия подтверждает эту версию, заявив о том, что за возможность попасть в список спасенных заключенные расплачивались деньгами и драгоценностями.

Кадр из фильма *Список Шиндлера*, 1993 | Фото: moviemir.com

Сам Шиндлер утверждал, что он буквально разорился, помогая заключенным, покупая для них продукты и лекарства. Грунтова опровергает и эту версию: нанимая евреев на фабрику в Кракове, Шиндлер преследовал свою выгоду – это была самая дешевая рабсила, которую он нещадно эксплуатировал, доводя рабочих до голодных обмороков. Ему нужны были рабочие руки и на новом месте, к тому же появилась возможность подзаработать на желающих спастись. При этом спасенные евреи обвинения в его адрес отрицают.

Кадр из фильма *Список Шиндлера*, 1993 | Фото: kinohall.club

Хотя Грунтова выступает против мифологизации Шиндлера, которая происходит в фильме Спилберга, она далека и от демонизации этого персонажа. Не отрицая его роли в спасении евреев, историк утверждает, что серьезного влияния на составление списков он не оказал, максимум, что было в его силах – дописать человек 50.

Лайам Нисон в роли Оскара Шиндлера, 1993 | Фото: kinowar.com

Д. Кроу утверждает, что Шиндлер сам создал миф о героическом спасителе, так как он после войны разорился и намеревался получить компенсацию за убытки, которые понес во время войны. Миф подхватил Т. Кенэлли, опубликовавший в 1982 г. книгу «Ковчег Шиндлера». Позже она легла в основу фильма «Список Шиндлера».

Оскар Шиндлер, которого евреи называют Праведником Мира | Фото: persons-journal.com

Очевидно, Шиндлер не был ни праведником, ни исчадием ада. Несмотря на всю противоречивость своей натуры, он все же спас большое количество людей от неминуемой смерти, какими бы мотивами при этом ни руководствовался. Подобный подвиг совершил и менее известный Г. Синяков: как русский герой спас жизни тысячам заключенным фашистского концлагеря

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Отсюда: http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2717 Леонид Велихов. Удивительная жизнь Эмилии Шиндлер, рассказанная ею самой.Великий фильм Спилберга «Список Шиндлера» вы наверняка смотрели – об Оскаре Шиндлере, немецком фабриканте, спасшем во время войны на своей фабрике в Судетах 1200 евреев от неминуемой отправки в Освенцим. Благодаря фильму, где главного героя замечательно играет Лайэм Нисон, Шиндлер, которого к тому времени уже давно не было в живых, превратился в эпохальную историческую фигуру, встав в один ряд, скажем, с Раулем Валленбергом. До этого он был известен лишь в узком кругу жертв и исследователей Холокоста. Лишь в Израиле его имя знал каждый, а вот в остальном мире – мало кто. Тем более, в России, которая сыграла решающую роль в разгроме нацизма, но вместе с тем до самого недавнего времени не любила говорить о преследовании евреев и о тех, кто их спасал. Достаточно вспомнить, что Валленберг, спасший тысячи венгерских евреев и сам чудом спасшийся от нацистов, сгинул после войны в подвалах Лубянки…Весной 1998 года по командировке журнала «Итоги», в котором я тогда работал, я собрался в Аргентину и одной из главных своих задач поставил – разыскать шиндлеровскую вдову. Занимаясь всю жизнь Латинской Америкой, что-то краем уха я слышал об этой женщине – живет с послевоенных времен в Аргентине, одинокая и почти недоступная для журналистов.Из спилберговского фильма о ней мало что можно было узнать. Лишь несколько эпизодов: в одном она приносит сигареты на фабрику, где трудятся заключенные, в другом – достает одному из них новые очки вместо разбитых. Вот, кажется, и все сцены с участием Эмилии. Между тем я всегда помнил кем-то сказанную фразу: «В судьбе каждого великого мужчины ищите великую женщину».Так вот, мне очень захотелось найти Эмилию Шиндлер. Это оказалось действительно трудно. Ее телефон, указанный в адресной книге, не отвечал, аргентинские коллеги-журналисты не могли помочь. И только раввин в Буэнос-Айресе после трех недель поисков, к которым он, добрая душа, подключился как к делу собственной жизни, позвонил мне на Огненную Землю, где я путешествовал, победно закричав в трубку: «Нашел, Льони! Наши люди ее упросили, и она тебя ждет!»Баба-Яга, собаки, кошки и мандариныМоя героиня, которой шел в ту пору девяносто первый год, жила, как оказалось, в городке Сан-Висенте, в шестидесяти километрах от Буэнос-Айреса. На дальних подступах к ее дому нас остановил охранник в штатском, мы, как пароль, произнесли свои имена и только после этого смогли преодолеть последние сто метров.Так вот почему я так долго не мог найти координаты этой женщины! Аргентина – страна пестрая. Так сложилось исторически – страна иммигрантов. Кого здесь только нет: потомки переселенцев из Европы, в основном итальянцев и немцев, покинувших Старый Свет еще в позапрошлом веке, потомки русской белой эмиграции и советской послевоенной. Наконец – это уже имеет прямое отношение к нашему рассказу, – евреи, бежавшие от нацистов в 30-е годы, и нацисты, бежавшие от справедливого возмездия после Второй мировой войны… Опасаясь преследований со стороны неонацистов и арабских экстремистов, которых в стране тоже немало (помните унесший десятки жизней взрыв синагоги в центре Буэнос-Айреса в 1994 году?), еврейская благотворительная организация «Бнай Брит», которая взяла на себя опеку Эмилии Шиндлер, приставила к ее дому вооруженную охрану. Немудрено, что таких трудов мне стоило добиться встречи с ней. Тем более что с Россией у фрау Шиндлер были связаны не самые приятные воспоминания.Жилище Эмилии, надо сказать, не несло на себе отпечатка большой заботы. Что, как я понял позднее, было следствием характера этой женщины – мужского, абсолютно независимого и не принимавшего, несмотря на почтенный возраст, даже минимального вмешательства в личную жизнь и бытовой уклад.Крохотный, из двух комнаток, домик был заставлен рухлядью и пропитан кошачьим духом и еще более тошнотворным запахом варева, которое хозяйка готовила для своих питомиц. Кошки – постоянные спутницы ее жизни, их, по ее словам, никогда не бывало меньше двадцати – мостились всюду: на каких-то шестках, на дверном косяке, на распахнутой оконной раме, под стрехой. Поблескивая в полумраке круглыми зелеными глазами, они бесшумно исчезали при чьей-нибудь попытке к ним приблизиться. В общем, избушка Бабы-Яги, да и только.Сама хозяйка своим обликом ассоциацию эту на сто процентов оправдывала. Дело не в физической ущербности – в девяносто лет трудно сохранить былую стать, – а в жесткости, сухости, колючем взгляде исподлобья, отрывистой речи, коротких, часто односложных ответах на вопросы. Разговорить ее и шире – найти к ней подход было делом трудным. Поначалу казалось и вовсе безнадежным. Словно сделав одолжение своим попечителям, она пустила меня в свой дом – и все, будьте, мол, и за это благодарны.Во дворе, в загоне, оборудованном куда более комфортно, чем жилье Эмилии, обитали две немецкие овчарки, Рекс и Леди, статью и свирепостью сильно напоминающие своих исторических предков, стороживших нацистские концлагеря. А за домом – совсем уже полная противоположность интерьеру – раскинулся небольшой, ухоженный фруктовый сад. Сразу стало понятно: вот где находила отдохновение ее душа, вот куда она бежала от невеселых воспоминаний и физических недугов. Ветки даже совсем молодых деревьев клонились к земле под тяжестью апельсинов, мандаринов и лимонов. Рай, подумал я, она его заслужила.По какому-то наитию, а скорее, задыхаясь от пропитавшей дом дикой кошачьей вони и поняв, что долго просто не протяну, я в самом начале нашей встречи попросил ее показать мне сад. Тяжело опираясь на клюку (но наотрез отказавшись от моей помощи), старуха вышла в сад, приласкав по пути мгновенно растаявших от нежности свирепых псов. И тут же начала поправлять ветки, обрывать сухие листья и даже рыхлить клюкой землю, рискуя потерять и без того шаткое равновесие. И преобразилась: потеплел колючий взгляд, более плавно потекла речь, лицо, словно сведенное в печальной гримасе, время от времени озарялось улыбкой.– Я верю зверям и деревьям больше, чем людям, – сказала она. – Они меня никогда не предавали. И я, даже когда дела были совсем плохи, когда питалась только хлебом и мандаринами, кусок печенки своим собакам покупала.«Да здравствует Сталин!»В пыльное местечко Сан-Висенте – не то небольшой городок, не то большую деревню – Эмилия вместе со своим мужем Оскаром Шиндлером приехала в ноябре 1949 года из Германии. В послевоенном хаосе и разрухе никому не было дела до людей, спасших во время войны 1200 евреев на своей фабрике в Брунлице, в Судетах. Сами спасенные успели отблагодарить только тем, что в мае 1945-го, переодев Оскара и Эмилию в лагерные робы с желтой звездой, под охраной восьми добровольцев вывезли их из Судет, отходивших, согласно договоренности с союзниками, в советскую зону оккупации.Русские и чехи искали Шиндлера, поскольку он значился в их проскрипциях как агент контрразведки Вермахта. Где-то уже на выезде из советской зоны оккупации их машину остановил патруль. Они решили, что это конец. Но солдат, просунув голову в окно, даже не спросил документы, а потребовал – Эмилия запомнила эти два русских слова на всю жизнь: «Davai chasi, chasi davai!» Этот высоко котировавшийся трофей, знаменитые немецкие часы с анкерным ходом, к счастью, у них были, и это их спасло. При другой похожей задержке Шиндлеру пришлось пить водку с советскими солдатами и кричать: «Да здравствует Сталин!» Он был «прирожденный лицемер», вспоминала Эмилия, и такие трюки у него отменно получались.После четырех лет жизни в американской оккупационной зоне, в баварском городке Регенсбург, люди из еврейской благотворительной организации «Джойнт», занимавшейся помощью жертвам нацизма, предложили Шиндлерам перебраться в Южную Америку, куда «Джойнт» вывозила многих оставшихся без крова бывших узников концлагерей. В советской прессе тех лет «Джойнт», напомню, часто фигурировала в качестве «сионистской разведки», «гнезда агентов империализма» и еще бог знает чего. Связь с «Джойнтом» инкриминировалась несчастным «врачам-вредителям» и злодейски уничтоженному наемными убийцами с Лубянки великому артисту Соломону Михоэлсу. На самом деле «Джойнт» была благотворительной организацией – очень активной, спасавшей людей в годы войны, а в послевоенной неразберихе помогавшей тысячам бывших жертв нацизма и узников концлагерей.Так вот, получив предложение «Джойнта», Оскар и Эмилия, почти не колеблясь, согласились. В Германии судетские немцы Шиндлеры (оба были родом из Моравии) чувствовали себя чужими – им давали почувствовать это на каждом шагу. Дела у Шиндлера не шли, таяли последние деньги из тех, что принесла во время войны сперва фабрика эмалированных кастрюль в Плашове (Польша), затем завод боеприпасов в Брунлице. И это несмотря на то, что «Джойнт» помогала Шиндлерам в течение всех этих четырех послевоенных лет жизни в Германии. Помимо постоянной, как мы сейчас бы сказали, гуманитарной помощи, люди из «Джойнта» даже выплатили Оскару 15 тысяч долларов – очень большие по тем временам деньги. Только Эмилия узнала об этой премии, как она мне с горечью рассказала, много лет спустя.Эмилия надеялась, что дальний переезд спасет их семейную жизнь, которая к тому времени была близка к краху, и вырвет Оскара из круга бесконечных любовных романов. Эти надежды, впрочем, рухнули еще до отплытия в Аргентину – когда Эмилия узнала, что Оскар заказал не два, а три билета на пароход. Третий был для его очередной возлюбленной.Авантюрист и гуманистЗаставить старуху говорить о покойном муже было крайне трудно. Жесткая, желчная, категоричная в суждениях, которые из-за ее дурного испанского с тяжелым немецким акцентом звучали особенно резко, поначалу на все вопросы о нем она ограничивалась более чем лаконичными ответами: «идиот», «бессовестный», «глупец». Самой мягкой и многословной характеристикой было уже упомянутое «прирожденный лицемер».Романтизированный в фильме Спил-берга, реальный Оскар Шиндлер в жизни своей жены оставил навсегда кровоточащий след. Изменять ей он стал едва ли не сразу после женитьбы в 1928 году, не трудясь особенно это скрывать. Еще до войны он предложил ей развод, который католичка Эмилия отвергла. Двойная жизнь, которую Шиндлер вел во время войны, обманом и подкупом заставив нацистов согласиться на создание «еврейской фабрики», связала супругов общей тайной. После этого Шиндлеру уже не приходило в голову заводить речь о разводе. Общая тайна связала, но не сблизила их. Помогая евреям и вынужденно сотрудничая друг с другом в осуществлении этой тайной миссии, каждый из них преследовал свою цель.Именно этот поворот нашего разговора и заставил Эмилию Шиндлер перестать выпаливать «идиот» и «безмозглый болван» в ответ на все мои старания побольше разузнать о ее покойном муже. Я спросил, действительно ли Шиндлер, как его обвиняют недруги, руководствовался чисто меркантильными соображениями, когда взял в 1944 году 1200 заключенных концлагеря работать на своем заводе в Брунлице, спасая их тем самым от отправки в Освенцим. Эмилия взорвалась:– Хороши меркантильные соображения! Эта затея каждую минуту могла стоить нам головы! Да, в 1943 году Шиндлер встречался с представителями «Джойнта» в Стамбуле, и те попросили его, если он может, облегчить участь соотечественников. И пообещали, что после войны отблагодарят за это. Но только до этого «после» надо было дожить! Хотела бы я посмотреть, кто еще согласился бы такой ценой зарабатывать обеспеченное будущее. Второго такого авантюриста, как Шиндлер, пришлось бы поискать. Он был игрок и любил острые ощущения, авантюризм был в нем сильнее всего остального, сильнее любого расчета – поэтому он и согласился. Ну а потом, когда сблизился с этими людьми, проникся к ним сочувствием и стал помогать без всякой выгоды для себя. Если на первой фабрике, под Краковом, где тоже работали евреи, он и заработал какие-то деньги, то вторую, в Судетах, он организовал исключительно с целью спасти людей. Ведь в Плашове, под Краковом, фабрику закрыли из-за приближения фронта, и все рабочие должны были отправиться в Освенцим. В Брунлице он ничего не заработал. Я занималась на фабрике финансами и знаю это точно…Свидетель ФрансискоКогда я спросил ее, что же двигало ею самой, когда она включилась в эту опасную игру, она ответила коротко:– Мне было их жалко. Они ни в чем не были виноваты. Мать меня научила: людям, которые ни в чем не виноваты и попали в беду, надо помогать.Показав скрюченным, натруженным пальцем на одну из своих кошек, добавила:– Мне жаль всех, кто голоден, брошен и несчастен.В отличие от многих ее соотечественников, антисемитизм был ей органически чужд. Ее первой подругой, еще в Моравии, была еврейская девушка Рита Гросс, которой Эмилия сказала как-то: «У нас один Бог, у евреев и христиан».Еще она объяснила мне свои поступки личной неприязнью к нацизму. Она вспоминала, какое отвратительное впечатление произвел на нее Гитлер, когда она впервые увидела его во время вступления немецких войск в Прагу.Эмилия пояснила:– Я сама гордая. Но я не люблю, когда люди дерут нос и считают себя выше всех остальных.Мне стало совершенно очевидно, что ее жесткий, независимый характер – вовсе не следствие возраста и пережитых трудностей. Она рассказала, как однажды Шиндлер, попросив ее накрыть дома ужин по высшему классу, привел к ним какого-то очень высокого чина СС. Она сделала все, как просил муж, увенчав стол особенно дорогим ей материнским свадебным подарком – бокалами из хрусталя баккара: розовыми для красного вина и голубыми для белого.Немец (занятно, но она так и говорила: «немец», считая себя, очевидно, не столько немкой, сколько чешкой, а своей родиной – Чехословакию), уже сильно захмелев, провозгласил очередной тост за здоровье фюрера и, опорожнив бокал, хлопнул его о крышку рояля. Она вспыхнула, встала из-за стола:– Я не имею ничего против того, чтобы фюрер был здоров, но бить бокалы, которые мне подарила моя мать, не позволю. Убирайтесь вон из моего дома!Она отрицала, что, помогая Шиндлеру на фабрике, делала нечто особенное, героическое. Назвала выдуманными те эпизоды в фильме Спилберга, где она с ложки кормит больных и подсовывает кому-то дополнительную пайку хлеба.– Этого быть не могло, меня бы за это повесили! И вообще сиделка из меня никудышная…Но вот какая штука. Тогда же, в 98-м, я отыскал в Аргентине еще одного участника событий 1944 года, который не только рассказал мне об исключительном личном мужестве Эмилии, но и высказал мнение, что ее роль в судьбе «евреев Шиндлера» была несправедливо затушевана и недооценена в фильме Спилберга.Человек, о котором я говорю и судьба которого заслуживает отдельного рассказа, Франсиско Вихтер, 18-летним юношей попал в заветный «список Шиндлера» и благодаря этому миновал Освенцим. После войны оказался в Аргентине, пустил здесь корни, основал собственное дело, теперь уже передал его детям, а сам удалился на покой. Он вспоминал, как лютой зимой 1945-го на заводе получили известие, что на ближайшей железнодорожной станции Троттау стоит на запасных путях вагон, из которого раздаются человеческие стоны. Шиндлер был в Кракове. Эмилия сама поехала на станцию в сопровождении нескольких рабочих. Велела вскрыть запломбированный вагон. В нем оказалось 110 предельно истощенных и обмороженных людей. Их не довезли до Освенцима, случился какой-то сбой, вагон отцепили и загнали в тупик, где он простоял несколько недель. Полуживых людей Эмилия забрала с собой в Брунлиц, где их выходили. И сделала она это на собственный страх и риск.КатоличкаАргентина не оправдала надежд Шиндлеров. Фортуна, так плотно опекавшая их в военные годы, когда они ходили, что называется, по лезвию ножа, похоже, от них отвернулась. Оскар брался то за одно, то за другое дело, вплоть до разведения нутрий, ничто не приносило скорого успеха – и все он бросал на руки верной, по-крестьянски трудолюбивой жены. Она возилась с нутриями, с коровами, обрабатывала несколько гектаров земли в Сан-Висенте. Он прожигал жизнь в Буэнос-Айресе с местными красотками. Денег ему хватало, благодарные евреи содержали его, но от этих щедрот, как рассказывала мне Эмилия, ей не перепало ни сентаво. Тень Оскара окончательно закрыла ее. В 1957 году, когда в Германии вышел закон о компенсациях жертвам нацизма, он поехал туда, чтобы получить причитающиеся ему деньги за фабрику в Брунлице, и больше в Аргентину не возвращался.После себя он оставил кучу долгов, и, по словам Эмилии, она продала все, чтобы с ними расплатиться. Шиндлер в Германии жил обеспеченно, получив сто тысяч марок компенсации и оставаясь на содержании еврейских организаций. Жизнь омрачало только то, что обыватели славного города Франкфурта, где он поселился, косо смотрели на «жидовского спасителя» и несколько раз кидали ему вслед камни с криками: «Жаль, что ты не сдох вместе со своими жидами». Как-то он даже попал в полицию за то, что дал по физиономии типу, обозвавшему его «любителем жидовок». Чтобы развеяться, он часто уезжал в США, где еврейская община его боготворила (в Штатах несколько улиц и площадей были названы его именем еще при жизни), чуть ли не каждый год бывал в Израиле, любил встречать весну в Париже. Постоянно писал Эмилии. Однажды прислал двести марок.Он настолько привык рассчитывать на жену, что просил ее утешить Гисю – ту самую возлюбленную, которую он привез с собой в Аргентину из Германии (и которой, добавляет Эмилия, оставил при отъезде обратно в Германию все припасенные с военных времен драгоценности). Эмилия выполнила и эту просьбу. С Гисей они даже какое-то время дружили. Однако после письма, в котором он пожаловался ей, что в последнее время начал полнеть от хорошего вина и омаров, она бросала его послания в огонь, не вскрывая. В то время она жила тем, что продавала молоко от своих коров. За кормом для них Эмилия каждое утро ходила за пятнадцать километров на усадьбу, принадлежавшую президенту Перону.Когда омут нищеты грозил окончательно поглотить ее, благотворительная еврейская организация «Бнай Брит», действующая в Аргентине, прознала о ее существовании и пришла на помощь. Она продала землю, а евреи купили ей там же, в Сан-Висенте, домик, в котором я ее и навещал.В 1974 году, когда Шиндлер умер, Эмилия, как она меня уверяла, не опечалилась: «Он давно был для меня мертв». Он умер на операционном столе, а оперировал его муж его последней возлюбленной. Та, не в силах скрыть своих чувств, тоже находилась в операционной. Шиндлер завещал похоронить себя в Земле обетованной. Из Германии в Израиль его тело перевозил один из тех людей, которые спасли его и Эмилию в мае 1945-го, вывезя их из Судет в американскую зону. Так закончился земной путь этого человека – великого в своем подвиге и малодушного в своих человеческих слабостях, святого и грешника одновременно.Она только раз, через 37 лет после их расставания, побывала на его могиле. Ее подвезли к надгробной плите на инвалидной коляске (у нее тогда была сломана нога), и она сказала:– Что ж, Оскар, наконец-то мы встретились, хотя момент и неподходящий, чтобы выяснять отношения. Ты мне и при жизни на все вопросы отвечал отговорками, а теперь и вовсе не ответишь. Но все-таки: почему же ты меня так предательски бросил? Впрочем, все это уже неважно. Хотя столько лет мы не виделись, ты давно в могиле, а я, как видишь, стара и беспомощна, перед Богом мы остались теми же, кем и были шестьдесят лет назад: супругами. И я тебе все простила…Ведь развода она ему так и не дала, католичка…Нелепое сравнениеУспех фильма Спилберга внешне переменил жизнь Эмилии Шиндлер, заставив мир вспомнить о ее существовании. Самое удивительное, что, уже снимая, Спилберг понятия не имел о том, что вдова Оскара Шиндлера жива. В 1993 году на съемку знаменитой финальной сцены в Иерусалиме, где все «евреи Шиндлера» собираются на Масличной горе, у его могилы, ее пригласили как… одну из «списка», дожившую до наших дней. Что называется, бюрократический подход: увидели фамилию, занесли в свой реестр, послали приглашение, и никто из десятков людей, через которых прошли все эти бумаги, не обратил внимания на то, что фамилия-то – Шиндлер! Спилберг, по ее словам, понял, что она та самая Эмилия Шиндлер, когда едва ли не все триста оставшихся в живых человек из «списка Шиндлера» (тоже не ведавших, что она жива), мгновенно узнав ее, кинулись к ней «как сумасшедшие» с криками: «Мама! Наша мама!»– Какая я им мама? – рассказывая мне об этом, со своей вечной презрительной гримасой отмахнулась она. – Да и к тому же я была тогда слишком молодой, чтобы заменить им мать.– А вы сами кого-нибудь узнали из этих людей через пятьдесят лет? – спросил я.– Да что вы! Их на фабрике было больше тысячи человек, разве можно было кого-нибудь запомнить? Там, в Иерусалиме, они подходили ко мне, говорили: вы мне однажды дали плитку шоколада… а мне помогли достать новые очки вместо разбитых… Но я никого из них не помню.На мой вопрос о фильме она ответила, что сделан он хорошо, однако неточностей хватает. Особенно, как я понял, ее задела красивая сцена, в которой Шиндлер – Нисон прогуливается верхом с красавицей-любовницей у ворот краковского гетто…Обрушившаяся на нее слава уже мало волновала ее: она пришла слишком поздно. Ее принимали Папа Римский и Клинтон, ее осыпали почестями и наградами. Президент страны, в которой она на протяжении почти пятидесяти лет влачила нищенское существование, в то время как здесь же, в Аргентине, благоденствовал Эйхман и до сих пор беспечно доживают свои дни десятки нацистских преступников, спохватился и дал ей пенсию. Руку помощи протянуло германское посольство. Когда она сломала ногу, к ее услугам немедленно оказался немецкий госпиталь. Но она предпочла больницу еврейской общины в Буэнос-Айресе. «Не люблю я их», – со свойственной ей прямотой сказала она мне о немцах.К тому моменту, как мы встретились, она сто раз могла покинуть свою избушку Бабы-Яги и переехать в самую лучшую буэнос-айресскую богадельню. Но не собиралась этого делать:– Где они были раньше со своей богадельней? Столько лет я прожила здесь, и никто не поинтересовался, кто я такая…Но дело было даже не в застарелой обиде. Основной причиной нежелания переезжать из деревенской хибары был нерешаемый вопрос: «Что станет с моими кошками?»В нашем разговоре от «высоких» вопросов, чувствует ли она себя удовлетворенной тем, что ей удалось спасти столько людей от гибели, она отмахивалась, как от назойливых мух, которых в ее доме было еще больше, чем кошек. Никакого пафоса, никакой лирики, о личном – только скептически, с вечной горькой усмешкой. И только однажды мой вопрос попал в какую-то невидимую цель в самом ее сердце. Я спросил ее, действительно ли реальный Оскар Шиндлер был так красив и обаятелен, как играющий его актер Лайэм Нисон. По ее лицу вдруг пробежала какая-то тень, которая, впрочем, тут же сменилась привычной усмешкой:– Ваш актер в подметки не годится Оскару.Кажется, впервые за весь разговор она назвала его Оскаром, а не Шиндлером.И я понял, что она так и не разлюбила его.В присутствии любви и смертиВот, пожалуй, и все. После той нашей встречи Эмилия прожила еще три года – насколько я знаю, все в том же домике в Сан-Висенте в окружении своих мистических кошек, абсолютно не мистических, а пробуждающих как раз очень жизненные ассоциации, овчарок и райских цитрусовых деревьев. Ее решение за несколько месяцев до смерти вернуться в Германию никаким бытовым объяснениям, конечно, не поддается. Она давно была выше быта. Если верить тому, что, умирая, мы возвращаемся туда, откуда пришли в этот мир, то, значит, и умирать надо там, где мы появились на свет. Вот и вся логика ее возвращения в Германию.Тем более что со второй родиной, Аргентиной, ее мало что связывало. Только, пожалуй, ее сад с тропическими растениями и кофе, который она полюбила, как настоящая «латина». Когда речь в нашем разговоре зашла о кофе, она даже впала на мгновение в поэтический стиль, вспомнив Борхеса: «Кофе, черный, как ночь, горячий, как любовь, и горький, как моя жизнь…»И еще о любви. Она говорила мне, что Шиндлер все собирался вернуться в Аргентину, за месяц до смерти уже твердо решил возвращаться, но его очередная возлюбленная была против. Бедный Шиндлер: он всю жизнь имел такую почти необъяснимую власть над женщинами, а тут, в последнем случае, воля женщины взяла верх над его волей. Так, может быть, поэтому Эмилия и отправилась умирать в Германию, чтобы выполнить как бы его последнее желание наоборот и быть к нему поближе? Представляю, каким сарказмом она бы меня обдала, если бы услышала это мое предположение…

И опять о любви. Шиндлеры спасли от смерти 1200 человек. Большинство из них уже там – там же, где Оскар и Эмилия. Но живут на свете 6000 потомков этих спасенных. И вот «евреи Шиндлеров» – так они сами себя называют – считают, что Эмилия и Оскар спасли 6000 человек.

crafts-people.ru

Эмилия Шиндлер - жена знаменитого Оскара Шиндлера. История жизни.

Previous Entry | Next Entry

la_belagaОригинал взят у is_july в Удивительные людиОтсюда: http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2717  Леонид Велихов. Удивительная жизнь Эмилии Шиндлер, рассказанная ею самой.Великий фильм Спилберга «Список Шиндлера» вы наверняка смотрели – об Оскаре Шиндлере, немецком фабриканте, спасшем во время войны на своей фабрике в Судетах 1200 евреев от неминуемой отправки в Освенцим. Благодаря фильму, где главного героя замечательно играет Лайэм Нисон, Шиндлер, которого к тому времени уже давно не было в живых, превратился в эпохальную историческую фигуру, встав в один ряд, скажем, с Раулем Валленбергом. До этого он был известен лишь в узком кругу жертв и исследователей Холокоста. Лишь в Израиле его имя знал каждый, а вот в остальном мире – мало кто. Тем более, в России, которая сыграла решающую роль в разгроме нацизма, но вместе с тем до самого недавнего времени не любила говорить о преследовании евреев и о тех, кто их спасал. Достаточно вспомнить, что Валленберг, спасший тысячи венгерских евреев и сам чудом спасшийся от нацистов, сгинул после войны в подвалах Лубянки...Весной 1998 года по командировке журнала «Итоги», в котором я тогда работал, я собрался в Аргентину и одной из главных своих задач поставил – разыскать шиндлеровскую вдову. Занимаясь всю жизнь Латинской Америкой, что-то краем уха я слышал об этой женщине – живет с послевоенных времен в Аргентине, одинокая и почти недоступная для журналистов.Из спилберговского фильма о ней мало что можно было узнать. Лишь несколько эпизодов: в одном она приносит сигареты на фабрику, где трудятся заключенные, в другом – достает одному из них новые очки вместо разбитых. Вот, кажется, и все сцены с участием Эмилии. Между тем я всегда помнил кем-то сказанную фразу: «В судьбе каждого великого мужчины ищите великую женщину».Так вот, мне очень захотелось найти Эмилию Шиндлер. Это оказалось действительно трудно. Ее телефон, указанный в адресной книге, не отвечал, аргентинские коллеги-журналисты не могли помочь. И только раввин в Буэнос-Айресе после трех недель поисков, к которым он, добрая душа, подключился как к делу собственной жизни, позвонил мне на Огненную Землю, где я путешествовал, победно закричав в трубку: «Нашел, Льони! Наши люди ее упросили, и она тебя ждет!»

Баба-Яга, собаки, кошки и мандарины

Моя героиня, которой шел в ту пору девяносто первый год, жила, как оказалось, в городке Сан-Висенте, в шестидесяти километрах от Буэнос-Айреса. На дальних подступах к ее дому нас остановил охранник в штатском, мы, как пароль, произнесли свои имена и только после этого смогли преодолеть последние сто метров.Так вот почему я так долго не мог найти координаты этой женщины! Аргентина – страна пестрая. Так сложилось исторически – страна иммигрантов. Кого здесь только нет: потомки переселенцев из Европы, в основном итальянцев и немцев, покинувших Старый Свет еще в позапрошлом веке, потомки русской белой эмиграции и советской послевоенной. Наконец – это уже имеет прямое отношение к нашему рассказу, – евреи, бежавшие от нацистов в 30-е годы, и нацисты, бежавшие от справедливого возмездия после Второй мировой войны... Опасаясь преследований со стороны неонацистов и арабских экстремистов, которых в стране тоже немало (помните унесший десятки жизней взрыв синагоги в центре Буэнос-Айреса в 1994 году?), еврейская благотворительная организация «Бнай Брит», которая взяла на себя опеку Эмилии Шиндлер, приставила к ее дому вооруженную охрану. Немудрено, что таких трудов мне стоило добиться встречи с ней. Тем более что с Россией у фрау Шиндлер были связаны не самые приятные воспоминания.Жилище Эмилии, надо сказать, не несло на себе отпечатка большой заботы. Что, как я понял позднее, было следствием характера этой женщины – мужского, абсолютно независимого и не принимавшего, несмотря на почтенный возраст, даже минимального вмешательства в личную жизнь и бытовой уклад.Крохотный, из двух комнаток, домик был заставлен рухлядью и пропитан кошачьим духом и еще более тошнотворным запахом варева, которое хозяйка готовила для своих питомиц. Кошки – постоянные спутницы ее жизни, их, по ее словам, никогда не бывало меньше двадцати – мостились всюду: на каких-то шестках, на дверном косяке, на распахнутой оконной раме, под стрехой. Поблескивая в полумраке круглыми зелеными глазами, они бесшумно исчезали при чьей-нибудь попытке к ним приблизиться. В общем, избушка Бабы-Яги, да и только.Сама хозяйка своим обликом ассоциацию эту на сто процентов оправдывала. Дело не в физической ущербности – в девяносто лет трудно сохранить былую стать, – а в жесткости, сухости, колючем взгляде исподлобья, отрывистой речи, коротких, часто односложных ответах на вопросы. Разговорить ее и шире – найти к ней подход было делом трудным. Поначалу казалось и вовсе безнадежным. Словно сделав одолжение своим попечителям, она пустила меня в свой дом – и все, будьте, мол, и за это благодарны.Во дворе, в загоне, оборудованном куда более комфортно, чем жилье Эмилии, обитали две немецкие овчарки, Рекс и Леди, статью и свирепостью сильно напоминающие своих исторических предков, стороживших нацистские концлагеря. А за домом – совсем уже полная противоположность интерьеру – раскинулся небольшой, ухоженный фруктовый сад. Сразу стало понятно: вот где находила отдохновение ее душа, вот куда она бежала от невеселых воспоминаний и физических недугов. Ветки даже совсем молодых деревьев клонились к земле под тяжестью апельсинов, мандаринов и лимонов. Рай, подумал я, она его заслужила.По какому-то наитию, а скорее, задыхаясь от пропитавшей дом дикой кошачьей вони и поняв, что долго просто не протяну, я в самом начале нашей встречи попросил ее показать мне сад. Тяжело опираясь на клюку (но наотрез отказавшись от моей помощи), старуха вышла в сад, приласкав по пути мгновенно растаявших от нежности свирепых псов. И тут же начала поправлять ветки, обрывать сухие листья и даже рыхлить клюкой землю, рискуя потерять и без того шаткое равновесие. И преобразилась: потеплел колючий взгляд, более плавно потекла речь, лицо, словно сведенное в печальной гримасе, время от времени озарялось улыбкой.– Я верю зверям и деревьям больше, чем людям, – сказала она. – Они меня никогда не предавали. И я, даже когда дела были совсем плохи, когда питалась только хлебом и мандаринами, кусок печенки своим собакам покупала.

«Да здравствует Сталин!»

В пыльное местечко Сан-Висенте – не то небольшой городок, не то большую деревню – Эмилия вместе со своим мужем Оскаром Шиндлером приехала в ноябре 1949 года из Германии. В послевоенном хаосе и разрухе никому не было дела до людей, спасших во время войны 1200 евреев на своей фабрике в Брунлице, в Судетах. Сами спасенные успели отблагодарить только тем, что в мае 1945-го, переодев Оскара и Эмилию в лагерные робы с желтой звездой, под охраной восьми добровольцев вывезли их из Судет, отходивших, согласно договоренности с союзниками, в советскую зону оккупации.Русские и чехи искали Шиндлера, поскольку он значился в их проскрипциях как агент контрразведки Вермахта. Где-то уже на выезде из советской зоны оккупации их машину остановил патруль. Они решили, что это конец. Но солдат, просунув голову в окно, даже не спросил документы, а потребовал – Эмилия запомнила эти два русских слова на всю жизнь: «Davai chasi, chasi davai!» Этот высоко котировавшийся трофей, знаменитые немецкие часы с анкерным ходом, к счастью, у них были, и это их спасло. При другой похожей задержке Шиндлеру пришлось пить водку с советскими солдатами и кричать: «Да здравствует Сталин!» Он был «прирожденный лицемер», вспоминала Эмилия, и такие трюки у него отменно получались.После четырех лет жизни в американской оккупационной зоне, в баварском городке Регенсбург, люди из еврейской благотворительной организации «Джойнт», занимавшейся помощью жертвам нацизма, предложили Шиндлерам перебраться в Южную Америку, куда «Джойнт» вывозила многих оставшихся без крова бывших узников концлагерей. В советской прессе тех лет «Джойнт», напомню, часто фигурировала в качестве «сионистской разведки», «гнезда агентов империализма» и еще бог знает чего. Связь с «Джойнтом» инкриминировалась несчастным «врачам-вредителям» и злодейски уничтоженному наемными убийцами с Лубянки великому артисту Соломону Михоэлсу. На самом деле «Джойнт» была благотворительной организацией – очень активной, спасавшей людей в годы войны, а в послевоенной неразберихе помогавшей тысячам бывших жертв нацизма и узников концлагерей.Так вот, получив предложение «Джойнта», Оскар и Эмилия, почти не колеблясь, согласились. В Германии судетские немцы Шиндлеры (оба были родом из Моравии) чувствовали себя чужими – им давали почувствовать это на каждом шагу. Дела у Шиндлера не шли, таяли последние деньги из тех, что принесла во время войны сперва фабрика эмалированных кастрюль в Плашове (Польша), затем завод боеприпасов в Брунлице. И это несмотря на то, что «Джойнт» помогала Шиндлерам в течение всех этих четырех послевоенных лет жизни в Германии. Помимо постоянной, как мы сейчас бы сказали, гуманитарной помощи, люди из «Джойнта» даже выплатили Оскару 15 тысяч долларов – очень большие по тем временам деньги. Только Эмилия узнала об этой премии, как она мне с горечью рассказала, много лет спустя.Эмилия надеялась, что дальний переезд спасет их семейную жизнь, которая к тому времени была близка к краху, и вырвет Оскара из круга бесконечных любовных романов. Эти надежды, впрочем, рухнули еще до отплытия в Аргентину – когда Эмилия узнала, что Оскар заказал не два, а три билета на пароход. Третий был для его очередной возлюбленной.

Авантюрист и гуманист

Заставить старуху говорить о покойном муже было крайне трудно. Жесткая, желчная, категоричная в суждениях, которые из-за ее дурного испанского с тяжелым немецким акцентом звучали особенно резко, поначалу на все вопросы о нем она ограничивалась более чем лаконичными ответами: «идиот», «бессовестный», «глупец». Самой мягкой и многословной характеристикой было уже упомянутое «прирожденный лицемер».Романтизированный в фильме Спил-берга, реальный Оскар Шиндлер в жизни своей жены оставил навсегда кровоточащий след. Изменять ей он стал едва ли не сразу после женитьбы в 1928 году, не трудясь особенно это скрывать. Еще до войны он предложил ей развод, который католичка Эмилия отвергла. Двойная жизнь, которую Шиндлер вел во время войны, обманом и подкупом заставив нацистов согласиться на создание «еврейской фабрики», связала супругов общей тайной. После этого Шиндлеру уже не приходило в голову заводить речь о разводе. Общая тайна связала, но не сблизила их. Помогая евреям и вынужденно сотрудничая друг с другом в осуществлении этой тайной миссии, каждый из них преследовал свою цель.Именно этот поворот нашего разговора и заставил Эмилию Шиндлер перестать выпаливать «идиот» и «безмозглый болван» в ответ на все мои старания побольше разузнать о ее покойном муже. Я спросил, действительно ли Шиндлер, как его обвиняют недруги, руководствовался чисто меркантильными соображениями, когда взял в 1944 году 1200 заключенных концлагеря работать на своем заводе в Брунлице, спасая их тем самым от отправки в Освенцим. Эмилия взорвалась:– Хороши меркантильные соображения! Эта затея каждую минуту могла стоить нам головы! Да, в 1943 году Шиндлер встречался с представителями «Джойнта» в Стамбуле, и те попросили его, если он может, облегчить участь соотечественников. И пообещали, что после войны отблагодарят за это. Но только до этого «после» надо было дожить! Хотела бы я посмотреть, кто еще согласился бы такой ценой зарабатывать обеспеченное будущее. Второго такого авантюриста, как Шиндлер, пришлось бы поискать. Он был игрок и любил острые ощущения, авантюризм был в нем сильнее всего остального, сильнее любого расчета – поэтому он и согласился. Ну а потом, когда сблизился с этими людьми, проникся к ним сочувствием и стал помогать без всякой выгоды для себя. Если на первой фабрике, под Краковом, где тоже работали евреи, он и заработал какие-то деньги, то вторую, в Судетах, он организовал исключительно с целью спасти людей. Ведь в Плашове, под Краковом, фабрику закрыли из-за приближения фронта, и все рабочие должны были отправиться в Освенцим. В Брунлице он ничего не заработал. Я занималась на фабрике финансами и знаю это точно...

Свидетель Франсиско

Когда я спросил ее, что же двигало ею самой, когда она включилась в эту опасную игру, она ответила коротко:– Мне было их жалко. Они ни в чем не были виноваты. Мать меня научила: людям, которые ни в чем не виноваты и попали в беду, надо помогать.Показав скрюченным, натруженным пальцем на одну из своих кошек, добавила:– Мне жаль всех, кто голоден, брошен и несчастен.В отличие от многих ее соотечественников, антисемитизм был ей органически чужд. Ее первой подругой, еще в Моравии, была еврейская девушка Рита Гросс, которой Эмилия сказала как-то: «У нас один Бог, у евреев и христиан».Еще она объяснила мне свои поступки личной неприязнью к нацизму. Она вспоминала, какое отвратительное впечатление произвел на нее Гитлер, когда она впервые увидела его во время вступления немецких войск в Прагу.Эмилия пояснила:– Я сама гордая. Но я не люблю, когда люди дерут нос и считают себя выше всех остальных.Мне стало совершенно очевидно, что ее жесткий, независимый характер – вовсе не следствие возраста и пережитых трудностей. Она рассказала, как однажды Шиндлер, попросив ее накрыть дома ужин по высшему классу, привел к ним какого-то очень высокого чина СС. Она сделала все, как просил муж, увенчав стол особенно дорогим ей материнским свадебным подарком – бокалами из хрусталя баккара: розовыми для красного вина и голубыми для белого.Немец (занятно, но она так и говорила: «немец», считая себя, очевидно, не столько немкой, сколько чешкой, а своей родиной – Чехословакию), уже сильно захмелев, провозгласил очередной тост за здоровье фюрера и, опорожнив бокал, хлопнул его о крышку рояля. Она вспыхнула, встала из-за стола:– Я не имею ничего против того, чтобы фюрер был здоров, но бить бокалы, которые мне подарила моя мать, не позволю. Убирайтесь вон из моего дома!Она отрицала, что, помогая Шиндлеру на фабрике, делала нечто особенное, героическое. Назвала выдуманными те эпизоды в фильме Спилберга, где она с ложки кормит больных и подсовывает кому-то дополнительную пайку хлеба.– Этого быть не могло, меня бы за это повесили! И вообще сиделка из меня никудышная...Но вот какая штука. Тогда же, в 98-м, я отыскал в Аргентине еще одного участника событий 1944 года, который не только рассказал мне об исключительном личном мужестве Эмилии, но и высказал мнение, что ее роль в судьбе «евреев Шиндлера» была несправедливо затушевана и недооценена в фильме Спилберга.Человек, о котором я говорю и судьба которого заслуживает отдельного рассказа, Франсиско Вихтер, 18-летним юношей попал в заветный «список Шиндлера» и благодаря этому миновал Освенцим. После войны оказался в Аргентине, пустил здесь корни, основал собственное дело, теперь уже передал его детям, а сам удалился на покой. Он вспоминал, как лютой зимой 1945-го на заводе получили известие, что на ближайшей железнодорожной станции Троттау стоит на запасных путях вагон, из которого раздаются человеческие стоны. Шиндлер был в Кракове. Эмилия сама поехала на станцию в сопровождении нескольких рабочих. Велела вскрыть запломбированный вагон. В нем оказалось 110 предельно истощенных и обмороженных людей. Их не довезли до Освенцима, случился какой-то сбой, вагон отцепили и загнали в тупик, где он простоял несколько недель. Полуживых людей Эмилия забрала с собой в Брунлиц, где их выходили. И сделала она это на собственный страх и риск.

Католичка

Аргентина не оправдала надежд Шиндлеров. Фортуна, так плотно опекавшая их в военные годы, когда они ходили, что называется, по лезвию ножа, похоже, от них отвернулась. Оскар брался то за одно, то за другое дело, вплоть до разведения нутрий, ничто не приносило скорого успеха – и все он бросал на руки верной, по-крестьянски трудолюбивой жены. Она возилась с нутриями, с коровами, обрабатывала несколько гектаров земли в Сан-Висенте. Он прожигал жизнь в Буэнос-Айресе с местными красотками. Денег ему хватало, благодарные евреи содержали его, но от этих щедрот, как рассказывала мне Эмилия, ей не перепало ни сентаво. Тень Оскара окончательно закрыла ее. В 1957 году, когда в Германии вышел закон о компенсациях жертвам нацизма, он поехал туда, чтобы получить причитающиеся ему деньги за фабрику в Брунлице, и больше в Аргентину не возвращался.После себя он оставил кучу долгов, и, по словам Эмилии, она продала все, чтобы с ними расплатиться. Шиндлер в Германии жил обеспеченно, получив сто тысяч марок компенсации и оставаясь на содержании еврейских организаций. Жизнь омрачало только то, что обыватели славного города Франкфурта, где он поселился, косо смотрели на «жидовского спасителя» и несколько раз кидали ему вслед камни с криками: «Жаль, что ты не сдох вместе со своими жидами». Как-то он даже попал в полицию за то, что дал по физиономии типу, обозвавшему его «любителем жидовок». Чтобы развеяться, он часто уезжал в США, где еврейская община его боготворила (в Штатах несколько улиц и площадей были названы его именем еще при жизни), чуть ли не каждый год бывал в Израиле, любил встречать весну в Париже. Постоянно писал Эмилии. Однажды прислал двести марок.Он настолько привык рассчитывать на жену, что просил ее утешить Гисю – ту самую возлюбленную, которую он привез с собой в Аргентину из Германии (и которой, добавляет Эмилия, оставил при отъезде обратно в Германию все припасенные с военных времен драгоценности). Эмилия выполнила и эту просьбу. С Гисей они даже какое-то время дружили. Однако после письма, в котором он пожаловался ей, что в последнее время начал полнеть от хорошего вина и омаров, она бросала его послания в огонь, не вскрывая. В то время она жила тем, что продавала молоко от своих коров. За кормом для них Эмилия каждое утро ходила за пятнадцать километров на усадьбу, принадлежавшую президенту Перону.Когда омут нищеты грозил окончательно поглотить ее, благотворительная еврейская организация «Бнай Брит», действующая в Аргентине, прознала о ее существовании и пришла на помощь. Она продала землю, а евреи купили ей там же, в Сан-Висенте, домик, в котором я ее и навещал.В 1974 году, когда Шиндлер умер, Эмилия, как она меня уверяла, не опечалилась: «Он давно был для меня мертв». Он умер на операционном столе, а оперировал его муж его последней возлюбленной. Та, не в силах скрыть своих чувств, тоже находилась в операционной. Шиндлер завещал похоронить себя в Земле обетованной. Из Германии в Израиль его тело перевозил один из тех людей, которые спасли его и Эмилию в мае 1945-го, вывезя их из Судет в американскую зону. Так закончился земной путь этого человека – великого в своем подвиге и малодушного в своих человеческих слабостях, святого и грешника одновременно.Она только раз, через 37 лет после их расставания, побывала на его могиле. Ее подвезли к надгробной плите на инвалидной коляске (у нее тогда была сломана нога), и она сказала:– Что ж, Оскар, наконец-то мы встретились, хотя момент и неподходящий, чтобы выяснять отношения. Ты мне и при жизни на все вопросы отвечал отговорками, а теперь и вовсе не ответишь. Но все-таки: почему же ты меня так предательски бросил? Впрочем, все это уже неважно. Хотя столько лет мы не виделись, ты давно в могиле, а я, как видишь, стара и беспомощна, перед Богом мы остались теми же, кем и были шестьдесят лет назад: супругами. И я тебе все простила...Ведь развода она ему так и не дала, католичка...

Нелепое сравнение

Успех фильма Спилберга внешне переменил жизнь Эмилии Шиндлер, заставив мир вспомнить о ее существовании. Самое удивительное, что, уже снимая, Спилберг понятия не имел о том, что вдова Оскара Шиндлера жива. В 1993 году на съемку знаменитой финальной сцены в Иерусалиме, где все «евреи Шиндлера» собираются на Масличной горе, у его могилы, ее пригласили как... одну из «списка», дожившую до наших дней. Что называется, бюрократический подход: увидели фамилию, занесли в свой реестр, послали приглашение, и никто из десятков людей, через которых прошли все эти бумаги, не обратил внимания на то, что фамилия-то – Шиндлер! Спилберг, по ее словам, понял, что она та самая Эмилия Шиндлер, когда едва ли не все триста оставшихся в живых человек из «списка Шиндлера» (тоже не ведавших, что она жива), мгновенно узнав ее, кинулись к ней «как сумасшедшие» с криками: «Мама! Наша мама!»– Какая я им мама? – рассказывая мне об этом, со своей вечной презрительной гримасой отмахнулась она. – Да и к тому же я была тогда слишком молодой, чтобы заменить им мать.– А вы сами кого-нибудь узнали из этих людей через пятьдесят лет? – спросил я.– Да что вы! Их на фабрике было больше тысячи человек, разве можно было кого-нибудь запомнить? Там, в Иерусалиме, они подходили ко мне, говорили: вы мне однажды дали плитку шоколада... а мне помогли достать новые очки вместо разбитых... Но я никого из них не помню.На мой вопрос о фильме она ответила, что сделан он хорошо, однако неточностей хватает. Особенно, как я понял, ее задела красивая сцена, в которой Шиндлер – Нисон прогуливается верхом с красавицей-любовницей у ворот краковского гетто...Обрушившаяся на нее слава уже мало волновала ее: она пришла слишком поздно. Ее принимали Папа Римский и Клинтон, ее осыпали почестями и наградами. Президент страны, в которой она на протяжении почти пятидесяти лет влачила нищенское существование, в то время как здесь же, в Аргентине, благоденствовал Эйхман и до сих пор беспечно доживают свои дни десятки нацистских преступников, спохватился и дал ей пенсию. Руку помощи протянуло германское посольство. Когда она сломала ногу, к ее услугам немедленно оказался немецкий госпиталь. Но она предпочла больницу еврейской общины в Буэнос-Айресе. «Не люблю я их», – со свойственной ей прямотой сказала она мне о немцах.К тому моменту, как мы встретились, она сто раз могла покинуть свою избушку Бабы-Яги и переехать в самую лучшую буэнос-айресскую богадельню. Но не собиралась этого делать:– Где они были раньше со своей богадельней? Столько лет я прожила здесь, и никто не поинтересовался, кто я такая...Но дело было даже не в застарелой обиде. Основной причиной нежелания переезжать из деревенской хибары был нерешаемый вопрос: «Что станет с моими кошками?»В нашем разговоре от «высоких» вопросов, чувствует ли она себя удовлетворенной тем, что ей удалось спасти столько людей от гибели, она отмахивалась, как от назойливых мух, которых в ее доме было еще больше, чем кошек. Никакого пафоса, никакой лирики, о личном – только скептически, с вечной горькой усмешкой. И только однажды мой вопрос попал в какую-то невидимую цель в самом ее сердце. Я спросил ее, действительно ли реальный Оскар Шиндлер был так красив и обаятелен, как играющий его актер Лайэм Нисон. По ее лицу вдруг пробежала какая-то тень, которая, впрочем, тут же сменилась привычной усмешкой:– Ваш актер в подметки не годится Оскару.Кажется, впервые за весь разговор она назвала его Оскаром, а не Шиндлером.И я понял, что она так и не разлюбила его.

В присутствии любви и смерти

Вот, пожалуй, и все. После той нашей встречи Эмилия прожила еще три года – насколько я знаю, все в том же домике в Сан-Висенте в окружении своих мистических кошек, абсолютно не мистических, а пробуждающих как раз очень жизненные ассоциации, овчарок и райских цитрусовых деревьев. Ее решение за несколько месяцев до смерти вернуться в Германию никаким бытовым объяснениям, конечно, не поддается. Она давно была выше быта. Если верить тому, что, умирая, мы возвращаемся туда, откуда пришли в этот мир, то, значит, и умирать надо там, где мы появились на свет. Вот и вся логика ее возвращения в Германию.Тем более что со второй родиной, Аргентиной, ее мало что связывало. Только, пожалуй, ее сад с тропическими растениями и кофе, который она полюбила, как настоящая «латина». Когда речь в нашем разговоре зашла о кофе, она даже впала на мгновение в поэтический стиль, вспомнив Борхеса: «Кофе, черный, как ночь, горячий, как любовь, и горький, как моя жизнь...»И еще о любви. Она говорила мне, что Шиндлер все собирался вернуться в Аргентину, за месяц до смерти уже твердо решил возвращаться, но его очередная возлюбленная была против. Бедный Шиндлер: он всю жизнь имел такую почти необъяснимую власть над женщинами, а тут, в последнем случае, воля женщины взяла верх над его волей. Так, может быть, поэтому Эмилия и отправилась умирать в Германию, чтобы выполнить как бы его последнее желание наоборот и быть к нему поближе? Представляю, каким сарказмом она бы меня обдала, если бы услышала это мое предположение...

И опять о любви. Шиндлеры спасли от смерти 1200 человек. Большинство из них уже там – там же, где Оскар и Эмилия. Но живут на свете 6000 потомков этих спасенных. И вот «евреи Шиндлеров» – так они сами себя называют – считают, что Эмилия и Оскар спасли 6000 человек.

Tags:

la-belaga.livejournal.com

Aduchin: Легенда об Оскаре Шиндлере: правда и еврейский миф

www.radio.czradio.cz

Лайам Нисон в фильме «Список Шиндлера» (1993)

«Из всех искусств важнейшим для нас является кино». Эта фраза Ленина в полном объёме воплотилась в жизнь в эпоху электронных средств массовой информации, кинопремии «Оскар» и массовой мифологизации истории. Подавляющее большинство людей, которые помнят фамилию «Шиндлер», знают об этом человеке по получившему сразу семь «Оскаров» фильму Стивена Спилберга «Список Шиндлера». Хотя ещё раньше образ спасителя обитателей еврейского гетто был создан Томасом Кеннели в книге «Ковчег Шиндлера».

Но на историков, которые работают не с мифами, а с реальными документами, талант Спилберга никакого влияния не оказал. С «лёгкой руки» сотрудников Исторического института чешской Академии наук и учительницы Йитки Грунтовой в конце 2001 г. Оскар Шиндлер был исключён из списка выдающихся деятелей Пардубицкого края. «Hа наше (первоначальное) решение (включить Оскара Шиндлера в список - прим. «Радио «Прага») повлиял выдающийся фильм Спилберга, но потом мы заказали анализ ситуации в Историческом институте Академии наук, а его заключение явно не совпадало со взглядом израильского посольства», - сказал гейтман Пардубицого края Роман Линек.

Йитка Грунтова не испытывает к Оскару Шиндлеру никакого пиетета. «Он был нацистом, негодяем и изменником Родине», - говорит автор книги «Правда об Оскаре Шиндлере». Она уже более двадцати лет занимается историей концлагеря в городке Брненец, куда в конце войны был перемещён из Польши принадлежавший Шиндлеру завод.

Говорит Йитка Грунтова:

С 1985 г. я работала в «Союзе борцов против фашизма», сейчас он называется «Союзом борцов за свободу». В нём объединились люди, прошедшие концентрационные лагеря. В «Союзе» была создана историко-документационная комиссия, и я, как председатель этой комиссии, поставила себе цель собрать документы о деятельности отделения немецкого концлагеря «Гросс-Росен», которое было создано в Брненце. Собирать документы и воспоминания очевидцев я начала с 1986 г. В то время ещё были живы люди, которые помнили историю этого лагеря и видели всё, что происходило с ним, своими собственными глазами.

Во время работы с документами концлагеря в Брненце Йитка Грунтова только один раз увидела фамилию «Шиндлер». «В аренде у Шиндлера» - так была обозначена одна из частей концлагеря на карте размещённых там производств. Для Йитки новость о том, что Спилберг начал снимать фильм о деятельности Оскара Шиндлера, стала профессиональным вызовом. Йитка Грунтова приступила к целенаправленному сбору информации о деятельности Шиндлера.

Первое потрясение не заставило себя долго ждать. Выяснилось, что Оскар Шиндлер после войны был внесён в список разыскиваемых военных преступников. Оказалось, что ещё в середине тридцатых лет он, гражданин Чехословакии, был завербован Абвером и занимался агентурной деятельностью в пользу Третьего рейха. Накануне войны Оскар Шиндлер работал страховщиком и имел легальную возможность свободно перемещаться по региону, не привлекая пристального внимания чехословацких спецслужб. В то время, накануне аннексии Судетов и создания немецкого протектората, нацистов интересовали приграничные укрепления Чехословакии. В том же 1935 году герой Спилберга вступил в Судето-немецкую партию, которую называли «пятой колонной нацистов в Чехословакии». 18 июня 1938 года Оскар Шиндлер был арестован по подозрению в измене Родине.

Йитка Грунтова (Фото: www.gruntova.net)

 Рассказывает Йитка Грунтова:

От одного из жителей Свитав, Рудольфа Грушки, этнического немца, который служил в полиции, Шиндлер добивался получения какой-то разведывательной информации. Этот полицейский сообщил о намерениях Шиндлера в соответствующие органы, и Шиндлер был арестован. Его перевезли в Брно, где и был проведен его допрос. В Праге в архиве сохранился протокол этого допроса. На допросе он сказал, что в середине 30-х лет ему предложили сотрудничество с Абвером.

Свою измену чехословацкому государству Оскар Шиндлер пояснил желанием «подзаработать». Но бедным человеком он явно не был. Его доход тогда составлял от 6 до 10 тыс. крон в месяц. По тем временам школьный учитель получал 800-1000 крон, профессор университета или депутат парламента - 5тыс., а автомобиль «Шкода-популар» стоил 16 тыс. крон. Гораздо позже, в 1956 году, в письме одному из израильских знакомых Шиндлер признался: «Как немец, я был заинтересован в присоединении немецкого пограничья Чехословакии к Империи».

Желание подзаработать вполне могло стоить ему жизни, поскольку изменников Родины могли осудить к высшей мере наказания либо длительному тюремному заключению. Но Шиндлеру повезло. Уже осенью 1938 г. он вернулся домой, в город Свитавы. Согласно Мюнхенскому соглашению, Чехословакия была обязана амнистировать всех находившихся в заключении граждан немецкого происхождения.

Рассказывает Йитка Грунтова:

Шиндлер был не один. В Свитавы вернулся также, к примеру, Юлиус Геник, который позже был избран депутатом от Социал-демократической партии. Через некоторое время он возглавил региональным отделением Национал-социалистической демократической партии. Они приехали в Свитавы. И были там встречены, как герои, женщины им бросали цветы, площадь была украшена нацистскими символами. Они стали людьми-символами, которые страдали в чехо-словацком заключении. И Шиндлер был одним из них.

Вскоре после возвращения в Свитавы Оскар Шиндлер получил от Абвера задание переехать в Моравскую Остраву, где начал готовить вторжение в Польшу. После оккупации Польши Шиндлер стал владельцем расположенного в Кракове завода по производству эмалированной посуды. Основными работниками завода были заключённые еврейского гетто. Дешевизна их труда делала бизнес Оскара Шиндлера сверхприбыльным. Сами же заключённые страдали от голода и болезней.

После того, как Красная Армия приблизилась к границам Польши, в Берлине было принято решение перевести предприятия подальше от линии фронта. Согласно общепринятой легенде, Шиндлер всячески добивался создания лагеря в Брненце, раздавал взятки и, в конце концов, создал фиктивный лагерь, который ничего не производил. Йитка Грунтова утверждает, что это - не более чем миф.

Оскар Шиндлер

В одном из документальных фильмов Шиндлер сам сказал: «Я получил приказ от оружейного ведомства перевести свою фабрику из Польши дальше на запад». Самостоятельное создание военного производства в нацистской Германии было попросту невозможно, там была плановая экономика, где всё было централизовано. И невозможно себе представить, чтобы Шиндлер взятками пробил создание нового завода в Брненце и закрытие старого в Польше. Смешно говорить о том, что эта фабрика была фиктивной и ничего не производила, если СС там осуществляла охрану лагеря и надзор над ним. Использование каждого грамма железа, каждого грамма сырья было под контролем.

Строительство концлагеря в Брненце началось в конце 1943 года и велось в страшной спешке. Строили его сами заключённые. Семеро из них умерли, их тела были закопаны прямо на территории лагеря, а сверху поставили бараки. К весне 1944 года в Брненце начал работать новый завод Шиндлера, который производил патроны. Одна из бывших заключённых концлагеря, с которой Йитке Грунтовой удалось встретиться, вспоминает, что после переезда в Чехию их пешком погнали в бараки, причём никто из руководства их не вокзале не встречал.

Кстати, несмотря на то, что уже прошло более 50 лет после окончания войны, эта женщина просила не называть её настоящую фамилию. Более того, её дочери звонили Йитке Грунтовой и со слезами умоляли оставить их мать в покое и не вставлять её воспоминания в книгу. У Йитки Грунтовой есть своё объяснение такому поведению:

Возможно, они боялись чего-то, потому что мать говорила о Шиндлере совсем иначе, вовсе не то, что показано в фильме Спилберга и уж совсем не то, что о нём говорили «выдающиеся» заключённые концлагеря. Мы знаем, что и в концлагерях были люди, которые за окурок сигареты готовы были всё, что угодно. Я их не осуждаю, я не была в этой ситуации, не знаю, чтобы я делала, окажись я на их месте. Это было не только в Брненце, но и в других лагерях. Просто была группа заключённых, которые пользовались определёнными льготами. И это мне подтвердила эта женщина. Она же мне сказала, что видела Шиндлера только один или два раза. Но она была одной из тех трёхсот женщин, о которых говорилось, что Шиндлер их спас из Освенцима.

В то же время, есть и воспоминания другой заключённой, которая утверждает, что когда поезд с заключёнными концлагерей приехал в Брненец, на вокзале их встречал Оскар Шиндлер. Он, по словам этой женщины, сказал: «Мои милые дети! Наконец-то вы вернулись!». Но ни Йитка Грунтова, ни другие исследователи жизни Оскара Шиндлера больше не нашли ни одного свидетеля, который мог бы подтвердить присутствие управляющего лагерем на вокзале и его отеческую заботу о заключённых. Йитка Грунтова считает, что объяснение этому очень простое:

Та женщина, которая с благодарностью вспоминает Шиндлера, принадлежит к числу тех, кто, по некоторым данным, в конце войны покинул лагерь вместе с Шиндлером. А сейчас задумайтесь над тем, почему эта узница убегала от Красной Армии? Были ведь и такие. Я случайно нашла в архивах фамилию одного из заключённых, который был зарегистрирован в гестапо, как их агент. Я нигде не назвала его имени и не собираюсь этого делать, потому что я не знаю, что должно было произойти с человеком, чтоюы он начал сотрудничать с гестапо. Но это просто были люди, которые помогали Шиндлеру. А Шиндлер был агентом Абвера.

Исследовав материалы о деятельности завода Шиндлера в Чехии, Йитка Грунтова нашла новые доказательства того, что образ героя фильма Спилберга был сильно мифологизирован. Сам Шиндлер утверждал, что он в буквальном смысле слова разорился, помогая заключённым, что он отдавал огромные деньги на покупку продуктов и лекарств для них. Однако Йитка Грунтова с документами в руках опровергает эти слова. Концлагерь в Брненце был одним из отделений системы лагерей «Гросс-Росен». И, согласно статистике рейха, смертность в Брненце была самой высокой из всей системы «Гросс-Росен». Ни одна из заключённых, находившихся в лагере в Брненце, не имела права забеременеть. Ослушавшуюся ждала неминуемая смерть. Впрочем, в этом смысле концлагерь под управлением Шиндлера ничем не отличался от других лагерей в системе «Гросс-Росен».

Собственно говоря, осталось найти ответ на главный вопрос: «Существовал ли список Шиндлера?». Йитку Грунтову этот вопрос не застал врасплох, но вызвал недоумение.

Когда говорят «Список Шиндлера», то сначала надо понять: «А что имеется в виду?» Поскольку я занималась историей этих концлагерей, то знаю, что существовали следующие списки: список заключённых транспортируемых из одного лагеря в другой либо в какое-то иное место. Один такой список сохранился. Он был составлен в «Гросс-Росене». Там нигде не написано, что его составил Шиндлер. Это делали писари, чиновники либо заключённые, которым это было поручено.

Был и ещё один документ, который, благодаря книге Коннели и фильму Спилберга, и попал в историю, как знаменитый «список Шиндлера». Это был продовольственный список заключённых, находившихся в лагере в Брненце. Кстати, нашла и опубликовала этот список уже не Йитка Грунтова, а польская историк Александра Кобелец.

Сохранился, к примеру, список заключённых от 18 апреля. В нём есть и мужчины, и женщины, так что мы знаем, кто там на самом деле был. Никакого другого списка я нигде не нашла. И, кстати, тот список, который вывешен на страницах центра Яд-Вашем, и есть продовольственный список от 18 апреля 1945 г. И то, что мы видим как список Шиндлера на израильском сайте «Яд-Вашем» - это всё тот же продовольственный список, просто фамилии в нём выстроены в алфавитном порядке.

С мнением Йитки Грунтовой согласен американский историк, университетский профессор Дэвид Кроув. В своей книге «Оскар Шиндлер: неизвестные факты из жизни» Кроув утверждает, что всего было девять списков для транспортировки заключённых из Кракова в Брненец, но ни к одному из них Шиндлер не имел никакого отношения.

Жена Шиндлера в своей книге «Я, Эмилия Шиндлер», написанной в конце жизни, заявила, что заключённые попадали в список для переезда из Кракова в Чехию, расплачиваясь деньгами либо драгоценными камнями. Она утверждает, что составлением этого списка и сбором денег за попадание в него занимался некто Голдман, который делился «добычей» с Шиндлером.

Конечно, нельзя исключить того, что Эмилией руководило чувство мести покинутой и забытой жены, но многие моменты в её книге совпадают с воспоминаниями других свидетелей и подтверждаются документальными фактами. С одной только разницей - фамилия сборщика денег была не Голдман, а Голдберг. Марсель Голдберг был офицером полиции, который занимался транспортировкой евреев-рабочих на заводы. После войны он поменял фамилию и исчез, не оставив никакого следа, и не поддерживал никаких дальнейших контактов с семьёй Шиндлеров.

Йитка Грунтова не склонна демонизировать Шиндлера и представлять его законченным исчадием ада, монстром, который отбирал последнее у заключённых. Она считает, что попросту серьёзного влияния на составление списков Шиндлер оказать не мог, да и вряд ли хотел бы: Максимум, что он мог сделать - сказать: «Допишите вот этих 50 человек к этому списку, они мне там нужны». Больше он не мог ни на что повлиять. Да и потом, я думаю, это было ниже его уровня, потому что он был ... «сверхчеловек».

Семья Шиндлеров покинула лагерь в Брненце вместе с колонной немецких солдат в конце апреля-начале мая. К 8 мая, когда советские солдаты освободили лагерь, там оставался один немецкий охранник, которого заключённые линчевали. Оскар Шиндлер переехал в Аргентину, пытался разводить нутрий, разорился, оставил Эмилию разбираться с долгами и вернулся в Германию. Он умер в 1974 году от рака.

Как же возник миф о Шиндлере? Кто был заинтересован в появлении этой легенды? По мнению профессор Девида Кроува, к созданию мифа приложил руку сам Шиндлер. По мнению историка, Шиндлер намеревался получить компенсацию за убытки, который понёс во время войны, а также за конфискованное после войны в Чехословакии имущество. Впрочем, у Йитки Грунтовой есть своя версия создания мифа об Оскаре Шиндлере. Об этой версии она расскажет в своей новой книге, которая уже готовится к печати. 

cont.ws

Оскар Шиндлер

Оскар Шиндлер – немецкий предприниматель, заводчик, спасший во время Второй Мировой войны 1200 евреев, жертв Холокоста, путем перевода «смертников» на собственные предприятия Польши и Чехии. Главный герой книги «Ковчег Шиндлера» и кинокартины «Список Шиндлера».

Оскар Шиндлер

Оскар родился 28 апреля 1908 года в чешском городе Цвиттау, который находился на тот момент на территории Австро-Венгрии. Родители мальчика, Ганс Шиндлер и Франциска Лузер, переехали на север страны из Вены. В 1915 году в семье родилась дочь Эльфрида. В 1918 году родной город Оскара в связи с распадом Австро-Венгрии перешел под юрисдикцию Чехословакии.

Оскар Шиндлер в детстве

После окончания школы, Оскар поступил в техническое училище в Брно. Сдать аттестационный экзамен юноше не удалось, и он устроился на три года к отцу на фирму, которая занималась продажей сельскохозяйственной техники и инвентаря. В молодые годы Оскар вел беззаботный образ жизни и увлекался мотогонками. Начиная с 1927 года, после свадьбы, Оскар поступил на службу в Моравскую электрическую компанию MEAS, главный офис которой находился в Брно.

Оскар Шиндлер в молодости

Проработав некоторое время в автошколе города, отслужил 18 месяцев в звании ефрейтора в чешской армии. После службы вернулся к своим обязанностям в MEAS. В 1931 году Оскар потерял рабочее место из-за закрытия предприятия и вынужден был уехать в столицу Германии для поиска заработка. Через год молодой человек вернулся обратно и начал заниматься сельским хозяйством и банковским делом в Jaroslav Simek Bank. Шиндлер работал также в сфере недвижимости. На полученные гонорары Оскару удалось отстроить собственный особняк в Брно и обставить дом со вкусом.

Промышленность

К началу 1938 года Оскар Шиндлер состоял на службе в нацистской разведке «Абвер», после чего на 6 месяцев был заключен в тюрьму по обвинению тайной чешской полиции. Промышленник получил освобождение после вступления региона в состав Германии, которое состоялось после подписания Мюнхенского договора Гитлером.

Оскар Шиндлер (в центре) и офицеры СС

Оскар Шиндлер сразу же вступил в ряды Национал-социалистической немецкой рабочей партии и уже к началу Второй мировой войны числился владельцем завода по изготовлению эмалированной посуды в Кракове, который переоборудовал в завод по производству оружия.

Оскар Шиндлер на заводе

Первоначально на производстве Оскара работало всего семеро евреев, но, так как они были самой дешевой рабочей силой, Шиндлер старался привлекать представителей еврейской национальности как можно чаще. Когда евреев начали массово угонять в трудовые лагеря, Оскар сумел отстоять своих работников.

Война и подвиг

В 1942 году Оскар Шиндлер, осознав весь ужас происходящего в концлагерях, куда ссылали евреев, решил встать на защиту угнетенного народа. Вместе с бухгалтером своего завода Ицхаком Штерном Оскар выстроил схему, по которой выкупал евреев, приговоренных к неминуемой смерти в концлагере Плашув для пополнения кадров собственного завода.

Оскар Шиндлер в гостях у спасенных им людей

За три года промышленнику удалось спасти 800 мужчин, 300 женщин и 100 детей, что обошлось Оскару в 2,6 млн. рейхсмарок. В 1943 году Шиндлеру удалось спасти своих работников от расстрела, который им грозил после посещения фабрики рейхсфюрера СС Гиммлера. Спасая людей от сожжения в печах Освенцима, Оскар Шиндлер решился в декабре 1944 года на опасную операцию по вывозу евреев на безопасную территорию собственной фабрики в Брненец.

После войны

Советские войска вошли в город Брненец в мае 1945 года, при этом Оскара Шиндлера на месте уже не было. Как нацист он должен был скрываться вместе с супругой от победителей Германии. Под видом беглых евреев промышленнику удалось беспрепятственно попасть на нейтральную американскую территорию.

Оскар Шиндлер после войны

Вскоре Шиндлер вместе с супругой оказался в Швейцарии, где ему помогла выжить еврейская организация «Джойнт». Только через три года после войны Оскару удалось переехать в Аргентину. В Буэнос-Айресе чету Шиндлеров вновь встретила еврейская община, которая выделила бывшему покровителю земельный участок с домом в городке Сан-Висента.

Оскар Шиндлер в Аргентине

Шиндлер начал заниматься разведением нутрий, но построить бизнес предпринимателю не удалось. В 1958 году Оскар в одиночку возвратился в Западную Германию, забрав из семейного бюджета 100 тысяч марок. На эти деньги на родине Шиндлер пытался вновь начать производство, но каждый проект предпринимателя терпел крах.

Личная жизнь

В 1927 году Оскар Шиндлер женился на Эмилии Пелцл, уроженке города Малянтин. Девушка была старше жениха на год. Родители отдали за Эмилию хорошее приданное – 100 тысяч чешских крон, на которые молодые успели приобрести только шикарный автомобиль. Остальные деньги исчезли по расточительности Оскара. К несчастью супруги, Оскар оказался настолько любвеобильным, что везде успевал заводить романы. От бывшей одноклассницы Орели Шлегель у Оскара родилось двое детей – сын Оскар и дочь Эдита.

Оскар Шиндлер с женой

Во время войны Эмилия принимала активное участие в спасении евреев, помогая Шиндлеру налаживать связи в высших эшелонах СС. После войны Эмилия забеременела, но потеряла ребенка и осталась бесплодной. После расставания в конце 50-х годов Оскар повесил на жену долги и уехал в ФРГ. Эмилии пришлось продать имущество и поселиться в квартире на окраине города. До последних дней женщина работала продавщицей.

Смерть

Последние годы Оскар жил бедно, на дотацию от еврейского общества и небольшую пенсию от государства. Пожилого человека приютил к себе в семью один врач. 9 октября 1974 года в возрасте 66 лет Шиндлер скончался в городе Хильдесхайме. Причиной смерти послужило онкологическое заболевание.

Могила Оскара Шиндлера

По завещанию прах немца был захоронен в Иерусалиме у подножия горы Сион на старинном католическом кладбище. Сейчас на могилу Шиндлера каждый день потомки спасенных евреев в благодарность приносят цветы и камешки. Шиндлер стал единственным нацистом, удостоившимся чести лежать на Святой Земле.

Фильм и книги

В начале 80-х годов писатель из Австралии Томас Кинелли написал книгу «Ковчег Шиндлера», в основу которой взял историю, услышанную от спасенного Оскаром Шиндлером еврея Польдека Пффеферберга. В 1982 году роман удостоился Букеровской премии, а биографией немецкого предпринимателя заинтересовались деятели кино.

Томас Кинелли

За работу над художественным фильмом «Список Шиндлера» взялся популярный голливудский режиссер Стивен Спилберг. Вышедшая в 1993 году на экраны военная драма получила 7 премий «Оскар». Исполнитель главной роли Лиам Нисон был признан Американской киноакадемией лучшим актером. До сих пор фильм считается одним из шедевров киноматографа.

В 2001 году чешский историк и писательница Йитка Грунтова написала книгу «Правда об Оскаре Шиндлере», которая основывалась на подлинных документах и фото из дела о немецком промышленнике. Писательницей были найдены доказательства, опровергающие причастность нациста к спасению 1200 работников. Единственный документ, подтверждающий спасение нескольких десятков евреев, был составлен Марселем Гольдбергом. Было выявлено, что в список попадали только те, кто нашел определенную сумму для взноса.

Йитка Грунтова

Кроме того, сам Оскар Шиндлер в документальном фильме, посвященном Второй Мировой войне, упоминал о том, что вывозил фабрику по приказу германского правительства подальше от линии фронта, а не по собственному усмотрению, чтобы спасти евреев, эвакуируя их в безопасное место. Решением исторического института чешской Академии наук немецкий промышленник был исключен из списка выдающихся деятелей Пардубицкого края.

Page 2

Валентин Стрыкало

Певец, поэт, композитор, музыкант

24smi.org

Праведник, служивший Третьему Рейху. Кем на самом деле был Оскар Шиндлер?

В 1994 году Стивен Спилберг подтвердил свой статус гения мирового кинематографа. Его картина «Список Шиндлера» завоевал премию «Оскар» в 7 номинациях, в том числе и в самой престижной — «Лучший фильм года».

Герой, изгой...

Картина, оказавшаяся невероятно успешной и в прокате, прославила не только имя Спилберга, но и того, чья фамилия стала частью названия. Уроженец Австро-Венгрии, немецкий промышленник Оскар Шиндлер, стал отныне считаться одним из главных спасителей европейских евреев во время Холокоста.

Периодически, однако, звучат голоса тех, кто с такой трактовкой событий в корне несогласен. В начале 2000-х в Чехии скандал вызвала книга Йитки Грунтовой «Правда об Оскаре Шиндлере». Портрет, созданный автором, был столь некомплиментарным, что совет Пардубицкого края поспешил исключить Шиндлера из списка выдающихся деятелей.

Кем же на самом деле был Оскар Шиндлер — благородным спасителем или циничным дельцом, извлекавшим выгоду из бедственного положения людей?

За великую Германию

Он появился на свет 28 апреля 1908 года в городе Цвиттау, тогда являвшемся частью Австро-Венгрии. Ныне Свитавы — административный центр в Пардубицком крае Чехии.

Родители Оскара, этнические немцы, перебрались в Цвиттау из Вены. Подросший мальчик окончил техническое училище, некоторое время вместе с отцом торговал сельхозтехникой, а затем устроился в Моравскую электрическую компанию.

Оскар женился, отслужил в чехословацкой армии, затем снова устроился на работу в электрическую компанию. После банкротства фирмы он лишился работы, запил, а затем решил отправиться на заработки в Берлин.

В столице Германии в ту пору крепли позиции нацистов, и их риторика пришлась Шиндлеру по вкусу.

Вернувшись домой, он примкнул к партии судетских немцев Конрада Генлейна. Это движение выступало за присоединение к Германии и разделяло взгляды Гитлера.

По странному стечению обстоятельств, присоединение к Генлейну позволило Шиндлеру преуспеть в бизнесе.

Агент абвера, развязавший войну

Он зажил на широкую ногу, но в июле 1938 года Шиндлера арестовали сотрудники тайной полиции Чехословакии. Бизнесмен оказался крупным агентом немецкой военной разведки абвер.

Шиндлер признал свою вину, но вместо многих лет заключения или даже виселицы, в начале октября 1938 года он оказался на свободе.

Причиной стал «Мюнхенский сговор». По этому соглашению Судеты, включая родной для Шиндлера Цвиттау, перешли под контроль Германии.

Теперь Оскар стал немецким героем, пострадавшим за дело Рейха. Он продолжил работать на абвер, приложив руку к полной оккупации Чехословакии.

Более того, жена Шиндлера Эмили писала, что ее супруг имел непосредственное отношение к началу Второй мировой войны. Оскар занимался подготовкой и осуществлением провокаций на немецко-польской границе, в том числе «гляйвицкого инцидента», ставшего для Берлина предлогом к нападению на Польшу.

К концу 1939 года Оскар Шиндлер превратился в крупного бизнесмена, имевшего связи на самом верху Третьего Рейха. Он обожал роскошную жизнь и увеселения, при этом капиталы его не только не уменьшались, но и постоянно увеличивались.

Ничего личного, только бизнес

Вместе с женой он перебрался в Краков, где приобрел предприятия, в том числе и те, которые раньше принадлежали евреям.

На базе польско-еврейского предприятия по выпуску эмалированной посуды Rekord Шиндлер создал фирму Deutsche Emaillewarenfabrik.

Советником Шиндлер в вопросах бизнеса стал бухгалтер-еврей Ицхак Штерн. Это ключевая фигура в истории о Шиндлере — спасителе евреев.

Ицхак Штерн. Фото: Commons.wikimedia.org/ Bibi595

В Кракове гитлеровцы устанавливали законы, понижающие евреев в правах. Штерн предложил Шиндлеру брать на работу именно евреев, поскольку в сложившихся условиях им можно было гораздо меньше платить.

За четыре последующих года количество работников-евреев у Шиндлера выросло со 150 до примерно 1000 человек. В то время как вокруг гонения на евреев всё более ужесточались, перейдя в стадию «окончательного решения еврейского вопроса», те, кто работал на Шиндлера, оказывались в относительной безопасности. Их защищали его связи.

Когда ход войны изменился, и Красная Армия стала стремительно продвигаться на Запад, гитлеровцы постарались избавиться от всех свидетелей своих преступлений. Даже те евреи, что до сих пор считались необходимыми в производстве, отправлялись в газовые камеры.

Шиндлер же сумел добиться исключения для своих работников, вывезя предприятие вместе с сотрудниками из Польши в Чехию. В город Брюнлиц переехали около 1200 человек (800 мужчин, 300 женщин и 100 детей).

Фабрика Шиндлера в Брюннлице, 2004 г. Источник: Public Domain

Спаситель спасается бегством

Фабрика проработала до мая 1945 года. В последние месяцы Шиндлер в любой момент ожидал появления гестаповцев, но, видимо, тем, кто отвечал за расовую политику Третьего Рейха, уже стало не до его работников.

Когда Брюнлиц был занят советскими войсками все страхи для «евреев Шиндлера», как называли сотрудников фабрики, остались позади.

А вот сам Оскар Шиндлер оказался в незавидном положении. Член НСДАП, приятель самых влиятельных персон в Третьем Рейхе, агент абвера, бизнесмен, эксплуатировавший труд евреев на оккупированных территориях. Такой «багаж» в послевоенной Германии сулил серьезные неприятности, и Шиндер с женой перебрались в Аргентину.

В Германию он вернулся спустя десять лет, и попытался восстановить свою репутацию. Шиндлер доказывал — придя в ужас от нацистской практики истребления евреев, он тратил все свои средства на спасение тех, кто мог стать новыми жертвами Холокоста.

Ради выгоды или по зову совести?

В пользу Шиндлера готов был свидетельствовать Ицхак Штерн, да и сотни спасенных евреев не скрывали своей благодарности.

Но были и те, кто утверждал — никакими иными мотивами, кроме жажды наживы, бизнесмен не руководствовался. Юлиус Вайнер, входивший в «список Шиндлера», уверял, что в 1939 году спаситель евреев под дулом пистолета заставил его отца переписать на Шиндлера фабрику.

Эмили Шиндлер, пережившая мужа на много лет, заявляла, что все, что было до фабрики в Брюнлице, Оскар делал исключительно ради собственной выгоды. Более того, по ее словам, сам «список Шиндлера» составлялся человеком по имени Голдман, и за попадание в спасительный лист нужно было заплатить.

Возможно, конечно, во вдове говорили старые обиды. Известно, что Оскар Шиндлер не только злоупотребляя спиртным, но и постоянно изменял жене. Даже в Аргентину, уезжая из Германии, он захватил очередную любовницу.

Эмили Шиндлер. Источник: Public Domain

Посмертный праведник

В 1960-х годах вопрос о присвоении Шиндлеру «Праведник народов мира» так и не был решен положительно. Тем не менее, последние годы своей жизни совершенно разорившийся бизнесмен доживал на деньги еврейских организаций. Умер он в 1974 году в возрасте 66 лет и был похоронен в Иерусалиме.

В 1982 году австралийский писатель Томас Кенелли написал книгу «Ковчег Шиндлера». Это произведение, удостоенное Букеровской премии, переломило общественное мнение в пользу признания Шиндлера героем. В 1993 году, вместе с выходом фильма «Список Шиндлера», Оскару Шиндлеру было присвоено звание «Праведник народов мира».

aif.ru


Смотрите также