Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Паустовский биография для детей


Константин Паустовский биография

Константин Георгиевич Паустовский (1892 – 1968) – советский писатель, классик русской литературы 20 века. Член Союза писателей СССР.

Родился Константин Георгиевич 19 (31) мая 1892 года в Москве в православной мещанской семье. Однако в первые годы своей жизни Паустовский много переезжал вместе с родителями. Образование получил в классической гимназии Киева. Во времена учебы в гимназии Паустовский пишет свой первый рассказ “На воде” и публикует в киевском журнале «Огни». Затем же, в 1912 году, поступил в Киевский университет, но вскоре продолжил обучение в университете Москвы. Там Паустовский учился на юридическом факультете. Однако завершить образование ему не удалось: из-за войны он покинул университет.

После службы в санитарном отряде много работал на различных заводах. А переехав в Москву в 1917 году, сменил работу на более интеллектуальную – стал репортером. Если рассматривать краткую биографию Паустовского, в 1916 году было начато его первое произведение «Романтики». Работа над этим романом продолжалась целых 7 лет и была окончена в 1923 году, а напечатан роман был лишь в 1935 году.

Когда гражданская война закончилась, Паустовский обосновался в Киеве, но и там не задержался надолго. Много путешествовал по России. Во время поездок старался свои впечатления переносить на бумагу. Лишь в 1920-х годах в биографии Константина Георгиевича Паустовского произведения стали печататься.

Первый сборник рассказов «Встречные корабли» вышел в свет в 1928 году.

Популярность писателю приносит повесть «Кара-Бугаз», напечатанная в 1932 году в издательстве «Молодая гвардия». Она была хорошо принята критиками, и они сразу выделили Паустовского среди прочих советских писателей.

Особое место в творчестве писателя занимают рассказы и сказки о природе и животных для детей. Среди них: «Теплый хлеб», «Стальное колечко», «Заячьи лапы», «Барсучий нос», «Кот Ворюга» и многие другие.

С началом Великой Отечественной войны Паустовский стал работать военным корреспондентом. В 1956, а также в 1961 годах вышли сборники с демократическим содержанием, («Литературная Москва», «Тарусские страницы»), в которых также были напечатаны произведения Паустовского. К писателю приходит мировое признание в середине 1950-х годов. В это время он много путешествует по Европе. В 1965 был номинирован на Нобелевскую премию по литературе, но ее не получил.

Константин Георгиевич Паустовский длительное время болел астмой, пережил несколько инфарктов. Скончался писатель 4 июля 1968 года в Москве и был похоронен на кладбище Тарусы.

  • В 1958 году вышло в свет собрание сочинений К. Паустовского в шести томах тиражом в 300 тыс. экземпляров.
  • Константин Паустовский был награжден большим количеством медалей и премий, среди которых: Ордена Трудового Красного Знамени ( 1939 и 1962), Орден Ленина (1967), Медаль «За отвагу» и «За оборону Одессы» (обе посмертно), Премия имени Влодзимежа Петшака (Польша, 1967).
  • В 2010 году в Одессе был открыт первый памятник писателю, на котором он, по задумке скульптора, изображен в виде загадочного сфинкса.
  • посмотреть все интересные факты из жизни Паустовского

Небольшой тест по биографии Константина Паустовского:

Новая функция! Средняя оценка, которую получила эта биография. Показать оценку

Будь в числе первых на доске почета

obrazovaka.ru

Паустовский. Биография для детей

С детских лет мне хотелось увидеть и испытать все, что только может увидеть и испытать человек. Этого, конечно, не случилось. Наоборот, мне кажется, что жизнь была небогата событиями и прошла слишком быстро.

Но так кажется лишь до тех пор, пока не начнешь вспоминать. Одно воспоминание вытягивает за собой другое, потом третье, четвертое. Возникает непрерывная цепь воспоминаний, и вот оказывается, что жизнь была разнообразнее, чем ты думал.

Прежде чем рассказать вкратце свою биографию, я хочу остановиться на одном своем стремлении. Оно появилось в зрелом возрасте и с каждым годом делается сильнее. Сводится оно к тому, чтобы, насколько возможно, приблизить свое нынешнее душевное состояние к той свежести мыслей и чувств, какая была характерна для дней моей юности.

Я не пытаюсь возвратить молодость — это, конечно, невозможно, — но все же пытаюсь проверять своей молодостью каждый день теперешней жизни.

Молодость для меня существует как судья моих сегодняшних мыслей и дел.

С возрастом, говорят, приходит опыт. Он заключается, очевидно, и в том, чтобы не дать потускнеть и иссякнуть всему ценному, что накопилось за прожитое время.

* * *

Родился я в 1892 году в Москве, в Гранатном переулке, в семье железнодорожного статистика. До сих пор Гранатный переулок осеняют, говоря несколько старомодным языком, те же столетние липы, какие я помню еще в детстве.

Отец мой, несмотря на профессию, требовавшую трезвого взгляда на вещи, был неисправимым мечтателем. Он не выносил никаких тягостей и забот. Поэтому среди родственников за ним установилась слава человека легкомысленного и бесхарактерного, репутация фантазера, который, по словам моей бабушки, «не имел права жениться и заводить детей».

Очевидно, из-за этих своих свойств отец долго не уживался на одном месте.

После Москвы он служил во Пскове, в Вильно и, наконец, более или менее прочно осел в Киеве, на Юго- Западной железной дороге.

Отец происходил из запорожских казаков, переселившихся после разгрома Сечи на берега реки Рось, около Белой Церкви.

Там жили мой дед — бывший николаевский солдат и бабка — турчанка. Дед был кроткий синеглазый старик. Он пел надтреснутым тенором старинные думки и казацкие песни и рассказывал нам много невероятных, а подчас и трогательных историй «из самой что ни на есть происшедшей жизни».

Моя мать, дочь служащего на сахарном заводе, была женщиной властной и неласковой. Всю жизнь она держалась «твердых взглядов», сводившихся преимущественно к задачам воспитания детей.

Неласковость ее была напускная. Мать была убеждена, что только при строгом и суровом обращении с детьми можно вырастить из них «что-нибудь путное».

Семья наша была большая и разнообразная, склонная к занятиям искусством. В семье много пели, играли на рояле, благоговейно любили театр. До сих пор я хожу в театр, как на праздник.

Учился я в Киеве, в классической гимназии. Нашему выпуску повезло: у нас были хорошие учителя так называемых гуманитарных наук — русской словесности, истории и психологии.

Почти все остальные преподаватели были или чиновниками, или маньяками. Об этом свидетельствуют даже их прозвища: «Навуходоносор», «Шпонька», «Маслобой», «Печенег». Но литературу мы знали и любили и, конечно, больше времени тратили на чтение книг, нежели на приготовление уроков.

Со мной училось несколько юношей, ставших потом известными людьми в искусстве. Учился Михаил Булгаков (автор «Дней Турбиных»), драматург Борис Ромашов, режиссер Берсенев, композитор Лятошинский, актер Куза и певец Вертинский.

Лучшим временем — порой безудержных мечтаний, увлечений и бессонных ночей — была киевская весна, ослепительная и нежная весна Украины. Она тонула в росистой сирени, в чуть липкой первой зелени киевских садов, в запахе тополей и розовых свечах старых каштанов.

В такие вёсны нельзя было не влюбляться в гимназисток с тяжелыми косами и не писать стихов. И я писал их без всякого удержу, по два-три стихотворения в день.

Это были очень нарядные и, конечно, плохие стихи. Но они приучили меня к любви к русскому слову и к мелодичности русского языка.

О политической жизни страны мы кое-что знали. У нас на глазах прошла революция 1905 года, были забастовки, студенческие волнения, митинги, демонстрации, восстание саперного батальона в Киеве, «Потемкин», лейтенант Шмидт, убийство Столыпина в Киевском оперном театре.

В нашей семье, по тогдашнему времени считавшейся передовой и либеральной, много говорили о народе, но подразумевали под ним преимущественно крестьян. О рабочих, о пролетариате говорили редко. В то время при слове «пролетариат» я представлял себе огромные и дымные заводы — Путиловский, Обуховский и Ижорский, — как будто весь русский рабочий класс был собран только в Петербурге и именно на этих заводах.

Когда я был в шестом классе, семья наша распалась, и с тех пор я сам должен был зарабатывать себе на жизнь и учение.

Перебивался я довольно тяжелым трудом, так называемым репетиторством.

В последнем классе гимназии я написал первый рассказ и напечатал его в киевском литературном журнале «Огни». Это было, насколько я помню, в 1911 году.

С тех пор решение стать писателем завладело мной так крепко, что я начал подчинять свою жизнь этой единственной цели.

В 1912 году я окончил гимназию, два года пробыл в Киевском университете и работал и зиму и лето все тем же репетитором, вернее, домашним учителем.

К тому времени я уже довольно много поездил по стране (у отца были бесплатные железнодорожные билеты).

Я был в Польше (в Варшаве, Вильно и Белостоке), в Крыму, на Кавказе, в Брянских лесах, в Одессе, в Полесье и Москве. Туда после смерти отца переехала моя мать и жила там с моим братом — студентом университета Шанявского. В Киеве я остался один.

В 1914 году я перевелся в Московский университет и переехал в Москву.

Началась Первая мировая война. Меня как младшего сына в семье в армию по тогдашним законам не взяли.

Шла война, и невозможно было сидеть на скучноватых университетских лекциях. Я томился в унылой московской квартире и рвался наружу, в гущу той жизни, которую я только чувствовал рядом, около себя, но еще так мало знал.

Я пристрастился в то время к московским трактирам. Там за пять копеек можно было заказать «пару чая» и сидеть весь день в людском гомоне, звоне чашек и бряцающем грохоте «машины» — оркестриона. Почему-то почти все «машины» в трактирах играли одно и то же: «Шумел, горел пожар московский...» или «Ах, зачем эта ночь так была хороша!..».

Трактиры были народными сборищами. Кого только я там не встречал! Извозчиков, юродивых, крестьян из Подмосковья, рабочих с Пресни и из Симоновой слободы, толстовцев, молочниц, цыган, белошвеек, ремесленников, студентов, проституток и бородатых солдат — «ополченцев». И каких только говоров я не наслушался, жадно запоминая каждое меткое слово.

Тогда у меня уже созрело решение оставить на время писание туманных своих рассказов и «уйти в жизнь», чтобы «все знать, все почувствовать и все понять». Без этого жизненного опыта пути к писательству были наглухо закрыты — это я понимал хорошо.

Я воспользовался первой же возможностью вырваться из скудного своего домашнего обихода и поступил вожатым на московский трамвай. Но продержался я в вожатых недолго: вскоре меня разжаловали в кондукторы за то, что я разбил автомобиль с молоком знаменитой в то время молочной фирмы Бландова.

Поздней осенью 1914 года в Москве начали формировать несколько тыловых санитарных поездов. Я ушел с трамвая и поступил санитаром на один из этих поездов.

Мы брали раненых в Москве и развозили их по глубоким тыловым городам. Тогда я впервые узнал и всем сердцем и навсегда полюбил среднюю полосу России с ее низкими и, как тогда мне казалось, сиротливыми, но милыми небесами, с молочным дымком деревень, ленивым колокольным звоном, поземками и скрипом розвальней, мелколесьем и унавоженными городами: Ярославлем, Нижним Новгородом, Арзамасом, Тамбовом, Симбирском и Самарой.

Все санитары на поезде были студенты, а сестры — курсистки. Жили мы дружно и работали много.

Во время работы на санитарном поезде я слышал от раненых множество замечательных рассказов и разговоров по всяческим поводам.

Простая запись всего этого составила бы несколько томов. Но записывать у меня не было времени. Поэтому я с легкой завистью читал потом превосходную книгу Софьи Федорченко «Народ на войне» — дословную запись солдатских разговоров.

Книга эта прогремела по России. Она была сильна как своей правдивостью, так и тем, что в ней уже слышался (в словах солдат) еще отдаленный, но явственный гром приближающейся революции.

В 1915 году всю нашу студенческую команду перевели с тылового поезда на полевой. Теперь мы брали раненых вблизи места боев, в Польше и Галиции, и отвозили их в Гомель и Киев. Осенью 1915 года я перешел с поезда в полевой санитарный отряд и прошел с ним длинный путь отступления от Люблина в Польше до городка Несвижа в Белоруссии.

В отряде из попавшегося мне засаленного обрывка газеты я узнал, что в один и тот же день были убиты на разных фронтах два моих брата. Я остался у матери совершенно один, кроме полуслепой и больной моей сестры.

Я вернулся к матери, но долго не мог высидеть в Москве и снова начал свою скитальческую жизнь. Я уехал в Екатеринослав и работал там на металлургическом Брянском заводе, потом перекочевал в Юзов- ку на Новороссийский завод, а оттуда в Таганрог на котельный завод Нев-Вильдэ.

Осенью ушел с котельного завода в рыбачью артель на Азовском море.

В свободное время я начал писать в Таганроге свою первую повесть «Романтики». Писал ее долго, несколько лет. Вышла в свет она значительно позже — в тридцатых годах в Москве.

Февральская революция застала меня в глухом городке Ефремове, бывшей Тульской губернии.

Я тотчас уехал в Москву, где уже шли и день и ночь шумные митинги на всех перекрестках, но главным образом около памятников Пушкину и Скобелеву.

Я начал работать репортером в газетах, не спал и не ел, носился по митингам и впервые познакомился с двумя писателями: другом Чехова стариком Гиляровским, «Дядей Гиляем», и начинающим писателем- волгарем Александром Степановичем Яковлевым.

Судорожная жизнь газетных редакций совершенно захватила меня, а беспокойное и шумное племя журналистов казалось мне наилучшей средой для писателя.

После Октябрьской революции и переезда Советского правительства в Москву я часто бывал на заседаниях ЦИКа (в «Метрополе», в «зале с фонтаном»), несколько раз слышал Ленина, был свидетелем всех событий в Москве в то небывалое, молодое и бурное время.

Потом опять скитания по югу страны, снова Киев, служба в Красной Армии, в караульном полку, бои со всякими отпетыми атаманами: Зеленым, Струком, Червоным Ангелом и «Таращанскими хлопцами».

Киев в то время часто осаждали. Вокруг города почти непрерывно гремела канонада, и население толком даже не знало, кто пытается захватить город — петлюровцы, Струк или деникинцы.

Из Киева я уехал в Одессу, начал работать там в газете «Моряк» — пожалуй, самой оригинальной из всех тогдашних советских газет. Она печаталась на обороте разноцветных листов от чайных бандеролей и помещала множество морского материала — от стихов французского поэта и матроса Тристана Корбьера до первых рассказов Катаева.

Была блокада. Море было пустынно, но, как всегда, прекрасно. В редакции работало около семидесяти сотрудников, но никто из них не получал ни копейки гонорара.

Платили то дюжиной перламутровых пуговиц, то синькой, то пачкой черного кубанского табака. Время было голодное и веселое.

В Одессе я впервые попал в среду молодых писателей. Среди сотрудников «Моряка» были Катаев, Ильф, Багрицкий, Шенгели, Лев Славин, Бабель, Андрей Соболь, Семен Кирсанов и даже престарелый писатель Юшкевич. Мы смотрели на него как на реликвию.

В Одессе я жил в полуразрушенной дворницкой на Ланжероне, у самого моря, и много писал, но еще не печатался. Вернее, не позволял себе печататься, считая, что еще не добился умения овладевать любым материалом и жанром. Эту способность я считал в то время главным признаком писательской зрелости.

Вскоре мной снова овладела «муза дальних странствий». Я уехал из Одессы, жил в Сухуми — тогда еще очень провинциальном городке, в Батуми с его тяжелыми теплыми ливнями, в Тбилиси, был в Эривани, Баку и Джульфе, пока наконец не вернулся в Москву.

Несколько лет я работал в Москве редактором РОСТа и уже начал время от времени печататься.

Первой моей книгой был сборник рассказов «Встречные корабли».

Летом 1932 года я задумал написать книгу об уничтожении пустынь, объехал все берега Каспийского моря и, возвратившись, написал повесть «Кара-Бугаз». Писал я ее не в Москве, а в Березниках, на Северном Урале, куда был послан корреспондентом РОСТа.

После выхода в свет «Кара-Бугаза» я оставил службу, и с тех пор писательство стало моей единственной всепоглощающей, порой мучительной, но всегда прекрасной и любимой работой.

Примерно в это время я «открыл» для себя под самой Москвой неведомую и заповедную землю — Мещеру.

Открыл я ее случайно, рассматривая клочок карты, — в него мне завернули в соседнем гастрономе пачку чая.

На этой карте было все, что привлекало меня еще с детства, — глухие леса, озера, извилистые лесные реки, заброшенные дороги и даже постоялые дворы.

Я в тот же год поехал в Мещеру, и с тех пор этот край стал второй моей родиной. Там до конца я понял, что значит любовь к своей земле, к каждой заросшей гусиной травой колее дороги, к каждой старой ветле, к каждой чистой лужице, где отражается прозрачный серп месяца, к каждому пересвисту птицы в лесной тишине.

Ничто так не обогатило меня, как этот скромный и тихий край. Там впервые я понял, что образность и волшебность (по словам Тургенева) русского языка неуловимым образом связаны с природой, с бормотанием родников, криком журавлиных стай, с угасающими закатами, отдаленной песней девушек в лугах и тянущим издалека дымком от костра.

Мещера постепенно стала любимым приютом нескольких писателей. Там жил Фраерман и часто бывали Гайдар, Роскин, Андрей Платонов.

В Мещере я сдружился с Гайдаром — этим удивительным человеком, существовавшим в повседневной действительности так же необыкновенно и задушевно, как и в своих книгах.

Мещере я обязан многими своими рассказами, «Летними днями» и маленькой повестью «Мещерская сторона».

Почти каждая моя книга — это поездка. Или, вернее, каждая поездка — это книга.

После поездки в Поти я написал «Колхиду», после изучения берегов Черноморья — «Черное море», после жизни в Карелии и Петрозаводске — «Судьбу Шарля Лонсевиля» и «Озерный фронт».

Свою любовь к Ленинграду я выразил в какой-то мере в «Северной повести» и во многих других вещах.

Ездил я по-прежнему много, даже больше, чем раньше. За годы своей писательской жизни я был на Кольском полуострове, изъездил Кавказ и Украину, Волгу, Каму, Дон, Днепр, Оку и Десну, Ладожское и Онежское озера, был в Средней Азии, на Алтае, в Сибири, на чудесном нашем северо-западе: в Пскове, Новгороде, Витебске, в пушкинском Михайловском, в Эстонии, Латвии, Литве, Белоруссии.

Во время Великой Отечественной войны я был военным корреспондентом на Южном фронте и тоже изъездил множество мест.

У каждого писателя своя манера жить и писать. Что касается меня, то для плодотворной работы мне нужны две вещи: поездки по стране и сосредоточенность.

Написал я за свою жизнь как будто много, но меня не покидает ощущение, что все написанное только начало, а вся настоящая работа еще впереди. Это довольно нереальная мысль, если принять во внимание мой возраст.

Жизнь всегда кажется мне смертельно интересной во всех своих аспектах. Этим, очевидно, и объясняется, что я с одинаковой охотой обращаюсь к самым разнообразным темам и жанрам: рассказу, повести, роману, сказке, биографической повести, краеведческому очерку, пьесе, статьям и сценариям.

Несколько особняком стоит моя работа над автобиографическим циклом «Повесть о жизни». Первая книга этого цикла, «Далекие годы», вышла в 1947 году. Сейчас уже вышло шесть книг: «Далекие годы», «Беспокойная юность», «Начало неведомого века», «Время больших ожиданий», «Бросок на юг» и «Книга скитаний». Мне предстоит написать еще две книги, чтобы довести действие этого цикла до наших дней1.

В послевоенные годы я много ездил по Западу. Был в Польше, Чехословакии, Болгарии, Турции, Италии — жил на острове Капри, в Турине, Риме; в Париже и на юге Франции — в Авиньоне и Арле. Был в Англии, Бельгии — в Брюсселе и Остенде, Голландии, Швеции и мимоходом еще в других странах.

Вот очень короткий отчет о моей жизни. Более полный отчет будет дан в том автобиографическом цикле, о котором я только что упомянул.

Мы часто обращаемся внутренним своим взором к Пушкину. Он вместил все, чем живет человек, в пределы своей блистательной поэзии.

Заканчивая этот короткий очерк своей жизни, я хочу напомнить и себе и другим писателям тот пушкинский великий закон мастерства, следование которому навеки соединяет сердце писателя с сердцем его народа. Закон этот прост. Пушкин сказал:

...Дорогою свободной

Иди, куда влечет тебя свободный ум,

Усовершенствуя плоды любимых дум,

Не требуя наград за подвиг благородный.

Март 1966 г.                                  Константин Паустовский

Крым. Ореанда

__________________

1 К сожалению, из-за смерти писателя в 1968 г. эти две книги так и не были написаны. (Примеч. ред.)

Рекомендуем посмотреть:

Паустовский «Подарок»

Паустовский «Прощание с летом»

Паустовский «Мой дом»

Паустовский «Барсучий нос»

Рассказы о животных Паустовского, 1 класс

ped-kopilka.ru

Краткая биография Паустовского для детей

Произведения писателя-пейзажиста преисполнены любовью к русской природе. Паустовский никогда не поступался принципами, это доказывает его биография. В сталинские времена не вступал в партию, не писал о вожде. Был вне политики, и в то же время, защищал собратьев по перу от политических нападок власти.

Биография Паустовского кратко, самое главное

В семье бывшего офицера, железнодорожника, в последний день мая 1892 года родился мальчик, который стал писателем. У него были сестра и два брата. После развода родителей, с отцом встречался не часто.

Биография детства Паустовского наполнена переездами: учился в Москве, потом в Киеве, краткое время прожил в Брянске. В юные годы, чтение было любимым занятием. Особенно Константину нравился рассказ для детей «Алые паруса» Грина. Поступил в университет столицы, когда переехал в Москву в 1914 году. Учился там недолго. На лекциях эксцентричного профессора философии понял, что его призвание – писать литературные произведения. Работал кондуктором трамвая, столичным корреспондентом. На военную службу его не взяли, из-за плохого зрения, а оба брата погибли на войне в один и тот же день. Биография повествует, что Константин Георгиевич Паустовский вёл активную деятельность по защите писателей, попавших в опалу. Инфаркт оборвал жизнь писателя 14 июля 1968 года.

Литературное творчество

Рассказ «На воде» был первым в биографии гимназиста Кости Паустовского. Первые заметки начал печатать в издании «Огни».

В книге «Повесть о жизни» Паустовский отразил самые главные факты из собственной биографии. В третьей части произведения писатель выразил своё мнение о Временном правительстве, политике и революции. Книгу «Романтики», выпустил в свет в 1935 году.

Много путешествовал по Сирии, Донбассу, Балтике, Средней Азии. Владимирская область, особенно вдохновляла его своей природой на творчество. Природу этого края писатель описывает в рассказах «Барсучий нос», «Кот-ворюга», «Снег». Биография Паустовского и произведения входят в состав школьной программы для 3, 4, 5 класса. Краткие рассказы — «Растрепанный воробей», «Заячьи лапы», «Теплый хлеб» – похожи на сказки, но в них заключён глубокий смысл. Сказка «Корзина с еловыми шишками» вышла на экраны в виде мультфильма.

С 50-х годов XX века К. Г. Паустовский и его рассказы получили поклонников не только в СССР. Их перевели на несколько европейских языков. Когда ослаб тоталитарный режим, со смертью Сталина, Константин Георгиевич поехал путешествовать за границу. Интересным фактом биографии Паустовского было то, что трижды его выдвигали на Нобелевскую премию, но безрезультатно.

Личная жизнь

В 23 года первый раз женился, на Екатерине Загорской, с ней венчался и прожил 20 лет. Валерия Навашина разрушила этот долгий союз. На время, вторая жена польского происхождения стала для писателя музой. Вскоре это звание перешло третьей жене. В 1948 году писатель познакомился, а через два года женился на Татьяне Арбузовой, которая ради него бросила мужа, известного драматурга. В браке родился сын Лёша.

Интересные факты

Планета, которая была открыта в конце 70-х годов XX века, носит имя Паустовского.

Марлен Дитрих прониклась его талантом, прочитав «Телеграммы», позже они встречались в Москве.

sochinyshka.ru

Краткая биография Паустовского

Родился в 1892 году в Москве в семье статиста. С самого детства его родители прививали сыну любовь к искусству. Мать любила заниматься музыкой и играла на рояле, а отец увлекался театром. Из-за того, что семье Паустовского приходилось часто переезжать, Константин Георгиевич начинал учиться в разных учреждениях, но окончательное образование получил в Киеве. Уже в это время он начинает писать свои работы, и в свет выходит его первое произведение «На воде»

После гимназии поступает в Московский университет, но положение в стране вынуждает его уйти на фронт. Тогда он понимает, что хочет быть писателем, а для этого считает, нужно знать обо всём и посвящать своей деятельности всё время.

После войны через несколько лет Паустовский устраивается репортёром в Москву. Но не мог сидеть на одном месте и едет в Киев. Там писатель долго задерживаться не хотел и начал путешествовать по России. Уже к 1920 году Константин Георгиевич публикует свои работы.

В 1928 году выпускает свой первый сборник «Встречные корабли», но известность приносит повесть «Кара-Бугаз» уже в 1932 году.

Паустовский любил писать о природе, о русской жизни. Поэтому его работы были наполнены любовью к Родине.

В Великую Отечественную Войну, писателя назначают военным корреспондентом. Он пишет произведения, посвященные тяжелой жизни на войне. После войны начинает путешествовать по всему миру, собирая материал для своих повестей и рассказов. Благодаря поздним работам, Паустовский получает признание во всем мире и его номинируют на Нобелевскую премию. К сожалению, получить её писателю не удалось.

Уже к 1960 годам писатель начинает заболевать и переживает инфаркт. В это время он работает над «Повестью жизни», но через несколько лет умирает. В 1968 году был похоронен на Калужском кладбище.

Биография Паустовского для детей

В мае 1892 года в стольном граде Москве в одной православной семье родился младенец. При крещении нарекли мальчика Константином, что в переводе с латинского означает «постоянный».

В силу специфичности своей деятельности родители будущего писателя много переезжали. Поэтому с раннего возраста Константин вместе с семьей объехал много разных городов, сел и деревень.

Когда мальчику пришло время учиться, то его отдали в киевскую гимназию, а по ее окончании он стал студентом киевского университета.

Из-за очередного переезда диплом юриста он получил бы уже в Москве. Но в жизнь многих людей того непростого времени огненным вихрем ворвались Революция и Гражданская война. Поэтому будущий писатель образование не завершил. Он, как и многие его ровесники, отправился защищать Родину.

После всех известных событий Константин Георгиевич стал пробовать себя в качестве репортера. Это занятие ему очень понравилось, и он стал проявлять свой талант на литературном поприще. В названный период времени писатель живет в любимом городе Киеве, пишет свой первый фундаментальный литературный труд, который принес ему признание. Его признали, как состоявшегося писателя, а это очень важно для литератора.

После Паустовский много путешествует. Он бывал в разных уголках России. И во время всех своих поездок писатель неукоснительно соблюдал данное самому себе правило: всегда записывать в тетрадь впечатления от увиденного и услышанного.

Вот эти-то самые впечатления и легли в основу многих его произведений о животных и природе. Это, в основном, детские тексты. Все мы помним из детства «Кота Ворюгу», «Заячьи лапы», «Стальное колечко» и многие другие повести, были, рассказы и сказки.

Когда над страной загромыхала Великая Отечественная, то Паустовский, как патриот своего Отечества, встал на ее защиту, как миллионы других соотечественников. Воевал он в качестве военкора газеты «Правда».

Война закончилась, наступила мирная жизнь и Паустовский пишет именно об этом историческом периоде России. Произведения принесли ему известность во всем мире. Примерно в этот же промежуток времени Константин Георгиевич предпринимает путешествие по странам Европы. На данный момент в его жизни появился удобный случай, чтобы осуществить свою давнюю мечту.

Примерно в году 1965 ему присуждают Нобелевскую премию в области литературы, но, к великому сожалению, писателю она вручена не была.

Ничего не проходит бесследно. Оставило-таки свой отпечаток военное лихолетье. Константин Паустовский уже немолод и болеет астмой. Кроме того, череда инфарктов. К великому сожалению в 1968 году сердце писателя перестало биться. Прах его захоронен на погосте Тарусы.

Стоит отметить несколько интересных фактов, связанных с личностью Константина Георгиевича Паустовского.

Во-первых, полное собрание сочинений Константина Паустовского издано в шести томах тиражом триста тысяч экземпляров.

Во-вторых, за боевые и трудовые заслуги Паустовский Константин Георгиевич имеет много наград.

В-третьих, в Одессе, в году примерно две тысячи десятом, создан памятник писателю, который представляет собой Паустовского в стиле таинственного и мистического Сфинкса.

3, 4, 5, 7 класс о жизни по датам

Интересные факты и даты из жизни

Другие:

← Леонард да Винчи↑ БиографииФранк Шуберт →

uchim-klass.ru

Биография Паустовского кратко | Инфошкола

29 Март 2014       админ      Главная страница » Биографии      Просмотров:   9042

Фото Паустовского

ПАУСТОВСКИЙ Константин Георгиевич  (1892-1968).

Константин Георгиевич Паустовский — русский прозаик. Родился в Москве. Отец работал статистиком на железной дороге, мать занималась хозяйством. В семье любили искусство: пели, играли на рояле, увлекались театром. Ещё учась в гимназии, Паустовский был вынужден зарабатывать себе на жизнь репетиторством.

В 1911 году был напечатан его первый рассказ. Учился в Киевском университете, а затем в Московском. Работал кондуктором, санитаром, много странствовал. Во время Великой Отечественной войны был военным корреспондентом. Многие произведения писателя посвящены средней полосе России, её природе и людям, простым и никому не известным.

Последние годы жизни провёл в Тарусе — маленьком городке на Оке. Все, кто знал Паустовского, его очень любили и ценили.

info-shkola.ru

Биография Константина Паустовского

Паустовский Константин Георгиевич (1892-1968) – русский писатель, член Союза писателей СССР. Его произведения считаются классикой русской литературы, переведены на многие языки мира, включены в школьную программу.

Происхождение и семья

Константин появился на свет в Москве 31 мая 1892 года, крестили мальчика на Всполье в церкви Святого Георгия.

Его дедушка по отцовской линии, Паустовский Максим Григорьевич, был казаком, служил в армии Николая I обыкновенным солдатом. В ходе русско-турецкой войны он попал в плен и привёз домой жену-турчанку. Бабушка писателя при рождении получила имя Фатьма, но после принятия христианской веры её звали Гонората. После войны дед возил из Крыма товары на Украину. Константин запомнил его кротким старичком, у которого были потрясающие синие глаза и слегка надтреснутый тенор. По вечерам дед напевал песни казаков и старинные думки, именно он привил внуку Косте любовь к украинскому фольклору.

Отец, Паустовский Георгий Максимович, 1852 года рождения, был отставным унтер-офицером II разряда, работал на железной дороге статистиком. Среди многочисленной родни имел славу человека легкомысленного, его называли фантазёром. А бабушка по материнской линии позже говорила о нём, что Георгий не имел права жениться, и уж тем более заводить детей. Он был атеист, мужчина не очень практичный, свободолюбивый, революционные настроения сочетались в нём с безумной романтикой. Тёщу все эти качества раздражали. Отец никак не мог обжиться на одном месте, семья часто переезжала. Сначала Георгий Максимович служил в Москве, затем перевёлся в город Псков, потом в Вильно, свою трудовую деятельность окончил на юго-западной железной дороге в Киеве.

Костина бабушка по материнской линии, Викентия Ивановна, жила в Черкассах, имела польское происхождение и была католичкой. Она часто брала с собою маленького внука в католический храм, что вызывало негодование отца. Мальчика храм очень впечатлял, эти вспоминания глубоко и надолго поселились в детской душе. Бабушка постоянно ходила в трауре после польского восстания 1863 года. Она говорила родным, что таким образом выражает сочувствие идее свободной Польши. Но у родственников была другая версия её траура, они считали, что во время восстания у Викентии Ивановны погиб юный жених (какой-нибудь гордый польский мятежник). С внуками бабушка была строгая, но при этом очень внимательная и добрая.

Дедушка по материнской линии служил на сахарном заводе, потом нотариусом в Черкассах. Он был человеком угрюмым и неразговорчивым, жил уединённо в своей комнатке в мезонине, внуки общались с ним редко.

Мама Паустовского, Мария Григорьевна (девичья фамилия Высочанская), 1858 года рождения, была женщиной властной. К воспитанию детей она относилась с серьёзностью и твёрдым убеждением, что только суровое и строгое обращение поможет вырастить из них «что-нибудь путное».

Так что родословная у писателя многонациональная, в его крови соединились украинские, польские, турецкие и казацкие корни.

У Константина ещё были старшие братья Вадим и Борис и сестра Галина. Оба брата писателя в один день погибли на фронтах Первой мировой войны.

Детство

Огромное влияние на становление маленького Кости как человека творческого и любящего вокруг всё прекрасное оказали родственники по материнской линии. Тётя Надя (Надежда Григорьевна – сестра матери) – красивая и юная, всегда порывистая я и весёлая, музыкально одарённая личность. Именно она научила Костю смотреть по сторонам и в каждом штрихе находить красоту. К сожалению, она очень рано умерла.

Мамин брат Иосиф Григорьевич (дети называли его дядей Юзей), несмотря на то, что имел военное образование, был неутомимым романтиком, путешественником и искателем приключений, авантюристом и непоседой. Он часто уезжал из дома, а потом неожиданно появлялся и рассказывал племянникам, как строил Китайско-восточную железную дорогу или воевал в Южной Африке против англичан в англо-бурской войне. Дядины рассказы оказали на творчество писателя Паустовского огромное влияние.

После рождения Кости семья Паустовских в Москве прожила шесть лет и в 1898 году перебралась в Киев. Когда мальчику было двенадцать лет, он стал учеником Первой киевской классической гимназии. Среди школьных предметов больше всего Константину нравилась география.

Юность

В 1908 году из семьи ушёл отец. На некоторое время Костю отправили к дяде Высочанскому Николаю Григорьевичу в город Брянск, где юноша проходил обучение в местной гимназии.

Спустя год Костя вернулся в Киев и восстановился в Александрийской гимназии. В будущем писатель неоднократно с особой благодарностью вспоминал своих учителей гуманитарных наук – психологии, истории, русской литературы и словесности. Они научили юных гимназистов с любовью относиться к литературному наследию, на чтение книг Костя тратил гораздо больше времени, чем на приготовление домашних заданий. Всё это в совокупности с подростковым возрастом, когда хочется писать стихи, глядя на красивых гимназисток с тяжёлыми косами, и ослепительной, нежной украинской весной с дурманящими ароматами цветущих каштанов, привело к тому, что парень стал писать первые лирические произведения.

Оставшись без отцовской помощи, юный Паустовский рано начал подрабатывать, он занимался репетиторством. Вскоре в Киев из Черкасс переехала бабушка, и Костя стал жить у неё. Здесь, в небольшом флигеле, он делал первые прозаические наброски, которые в скором времени начали печатать. Небольшое произведение «На воде» в 1912 году опубликовали в альманахе «Огни».

После гимназии Константин продолжил учёбу на историко-филологическом факультете Киевского Императорского университета Святого Владимира. Спустя два года он принял решение переехать к родным и перевёлся из киевского университета в московский. На летних каникулах продолжал зарабатывать в качестве репетитора.

Война и революция

В Москве Константин проживал вместе с матерью, братом и сестрой. Учёбу в университете ему пришлось прервать, так как началась Первая мировая война. Он пошёл работать на московском трамвае кондуктором и вожатым. Потом поступил на службу в санитарные поезда. В конце 1915 года перевёлся с поездов в полевой санитарный отряд, вместе с которым пришлось отступать от польского города Люблина в Белоруссию.

После гибели на войне двух братьев Константин вернулся в Москву к сестре и матери. Однако пробыл там совсем недолго, в скором времени уехал и путешествовал, точно, как когда-то его дядя Юзя. Свой рабочий путь начал в городе Екатеринославе (сейчас это украинский Днепропетровск), где трудился на Брянском металлургическом заводе. Потом перебрался на Новороссийский металлургический завод в Юзовку (сейчас это областной украинский город Донецк). Оттуда уехал в Таганрог на котельный завод. Осенью 1916 года Константин устроился в артель, выходил в Азовское море рыбачить.

С началом Февральской революции Паустовский снова приехал в Москву и устроился репортёром в газету. Октябрьскую революцию 1917 года он встретил тоже здесь, но, когда началась гражданская война, вместе с матерью и сестрой переехал в Киев. В конце 1918 года Константина призвали в украинскую армию гетмана Скоропадского, но потом власть поменялась, и он оказался в Красной Армии.

Путешествия по югу России

Когда его полк был расформирован, Паустовский вновь начал путешествовать. То ли он действительно пошёл в своего дядю Юзю, то ли сказались корни отца, который не мог долго уживаться на одном месте. Константин объездил весь юг России. Около двух лет проживал в Одессе, где работал в газетном издании «Моряк». Здесь он познакомился с молодыми, в будущем известными, советскими писателями Исааком Бабелем, Валентином Катаевым, Ильёй Ильфом, Львом Славиным, поэтом Эдуардом Багрицким. Домик, где он жил, располагался на самом берегу Чёрного моря, и Паустовский очень много писал в этот период. Однако пока не печатался, считал, что ещё недостаточно умеет владеть жанром.

Из Одессы Константин отправился на Кавказ, который объездил вдоль и поперёк – Тбилиси, Батуми, Сухуми, Баку, Джульфа, Ереван. Добрался даже до северной Персии, после чего в очередной раз в 1923 году вернулся в Москву.

Творчество

В столице Паустовский устроился на работу в российское телеграфное агентство (РОСТА) на должность редактора. В это же время она начал активно печататься, причём издавались не только его очерки, но и более серьёзные произведения. Так, в 1928 году увидел свет первый сборник Паустовского «Встречные корабли».

В 1930-х годах Константин начал журналистскую деятельность, очень много ездил по стране, сотрудничая с изданиями «Правда», «Наши достижения», «30 дней». Длительные командировки у него были в Соликамске, Калмыкии, Астрахани. Личные эмоции от путешествий и поездок писатель воплощал в очерки и художественные произведения, которые публиковались в журнале «30 дней»:

  • «Погоня за растениями»;
  • «Разговор о рыбе»;
  • «Зона голубого огня».

1931 год стал ключевым в литературной деятельности Паустовского, он закончил работу над повестью «Кара-Бугаз». После того, как она была опубликована, Константин оставил службу и полностью посвятил себя творчеству, став профессиональным писателем.

Он продолжал ездить по стране, бывал на строительстве Березниковского химкомбината и Онежского завода в Петрозаводске, совершил путешествие по Волге и Каспию, посетил царское имение Михайловское, Старую Руссу, Новгород и Псков. После каждой поездки из-под пера писателя выходили новые произведения:

  • «Судьба Шарля Лонсевиля»;
  • «Озёрный фронт»;
  • «Онежский завод»;
  • «Страна за Онегой»;
  • «Мурманск»;
  • «Подводные ветры»;
  • «Новые тропики»;
  • «Михайловские рощи».

В начале 1939 года за свои достижения в области художественной советской литературы Паустовский получил Орден Трудового Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны Константин Георгиевич был на Южном фронте военным корреспондентом. Но вскоре его освободили от службы, ему поручили написать пьесу о борьбе с фашизмом «Пока не остановится сердце». Писателя с семьёй эвакуировали в Алма-Ату, премьера спектакля по пьесе состоялась в городе Барнауле в апреле 1943 года.

После войны Паустовский проживал в Москве, много путешествовал по миру и писал. За свою литературную деятельность был номинирован на получение Нобелевской премии, которая в итоге досталась его соотечественнику Михаилу Шолохову.

По произведениям писателя были сняты фильмы «Северная повесть» и «Обещание счастья», а также множество мультипликационных фильмов:

  • «Растрёпанный воробей»,
  • «Кваша»,
  • «Стальное колечко»,
  • «Тёплый хлеб»,
  • «Солдатская сказка»,
  • «Корзина с еловыми шишками»,
  • «Жильцы старого дома».

Сердце писателя, перенесшего несколько инфарктов, остановилось 14 июля 1968 года.

Личная жизнь

Первой супругой писателя была Загорская Екатерина Степановна – дочь священника и сельской учительницы. Они познакомились во время Первой мировой войны, когда Паустовский служил санитаром, а Загорская – медсестрой. Летом 1914 года Катя жила в Крыму в небольшой татарской деревушке, где местные женщины называли её Хатидже. Так звал её и Константин, он писал о своей первой жене: «Божественная Хатидже, люблю её больше себя и мамы».

Летом 1916 года они обвенчались в маленькой церкви близ Луховиц под Рязанью. Это место было очень дорого для невесты, так как в церкви служил её отец, умерший ещё до рождения дочки. Спустя почти десять лет, в августе 1925 года, у пары появился долгожданный ребёнок – мальчик Вадим, Константин назвал сына в честь своего погибшего брата. В будущем Вадим, как и отец, занимался литературной деятельностью, писал очерки о Константине Георгиевиче, бережно хранил родительский архив, путешествовал по местам, которые описаны в произведениях отца, был консультантом в литературном музее-центре Паустовского.

В 1936 году Екатерина и Константин расстались, она сама дала ему развод, так как не смогла выдержать нового увлечения писателя полькой Валерией Владимировной Валишевской. Лера стала второй женой Паустовского и вдохновила его на многие произведения, например, в «Броске на юг» именно она является прообразом Марии. В 1950 году Паустовский женился в третий раз на актрисе Татьяне Арбузовой. В этом браке родился сын Алексей, погибший в молодом возрасте от передозировки наркотиков.

stories-of-success.ru


Смотрите также