Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Павел дмитриенко солист большого театра биография


Павел Дмитриченко

Окончив Московскую академию хореографии, Павел поступил в труппу Большого театра. Изначально Дмитриченко планировал задержаться в Большом – да и в балете в целом – от силы на два года; за эти два года, однако, Павел сумел добиться довольно впечатляющих результатов и решил задержаться на сцене.

Павел Дмитриченко родился в семье танцоров – родители его выступали в Государственном академическом ансамбле народного танца; именно по воле родителей Павел и сам занялся танцами. Сам Дмитриченко в детстве особой любви к танцам не испытывал, однако способности и впрямь демонстрировал неплохие.

Окончив Московскую академию хореографии, Павел поступил в труппу Большого театра. Изначально Дмитриченко планировал задержаться в Большом – да и в балете в целом – от силы на два года; за эти два года, однако, Павел сумел добиться довольно впечатляющих результатов и решил задержаться на сцене.

Молодого Дмитриченко называли чрезвычайно талантливым и перспективным танцором; ему регулярно доставались ведущие партии в довольно крупных и престижных спектаклях. К 2011-му Дмитриченко стал, фактически, ведущим солистом Государственного Академического Большого Театра.

Именно

в Большом Дмитриченко познакомился с балериной Анжелиной Воронцовой. Официального подтверждения многочисленным слухам о якобы завязавшемся между ними романе нет, однако многие знакомые танцора склонны считать, что определенная почва у этих слухов все же имелась.

Карьера Воронцовой сложилась не так хорошо, как у Дмитриченко; в 2009 году скончалась наставница балерины, Екатерина Максимова, после чего Анжелина перешла 'под крыло' к Николаю Цискаридзе. Увы, особых плодов это сотрудничество не дало; некоторые склонны считать, что Воронцова смогла бы добиться куда большего, выступая под началом преподавателя женского пола. По одной из версий, именно сравнительно невысокий класс, демонстрировавшийся Анжелиной в последних её выступлениях, и стал причиной её конфликта с Сергеем Филиным; другая версия гласит, что Филин невзлюбил Воронцову еще в 2009-м, когда она отказал

ся поступать в его труппу. Так или иначе, отношения с Филиным у Воронцовой несколько не сложились.

Поздно вечером 17 января 2013-го на Сергея Филина было совершено нападение – некто неизвестный плеснул ему в лицо кислотой. Главным подозреваемым народная молва практически сразу сделала Николая Цискаридзе, нередко критиковавшего руководство театра и бывшего руководителем Воронцовой. Вскоре, однако, следствие установило, что вечером 17 января некто Юрий Заруцкий звонил от дома Филина Павлу Дмитриченко. Заруцкий уже был неоднократно судим и выглядел вполне подходящим кандидатом на исполнение подобного рода покушения. Позже следствие обратило внимание на еще одного телефонного собеседника Заруцкого – некоего Андрея Липатова.

В ночь с 5 на 6 марта Заруцкий, Липатов и Дмитриченко были задержаны. Все трое дали признательные показания сразу же; как оказалось, первый

собственно произвел нападение, второй выступил в качестве его водителя. Дмитриченко признался в том, что 'заказал' Филина, хотя и оговорился, что нападение прошло не так, как он планировал. Наиболее вероятным мотивом считается обида за несправедливо притесняемую Воронцову – знакомые описывали Дмитриченко как человека чрезвычайно импульсивного, темпераментного и вполне способного на нечто в этом роде исключительно ради одной лишь мести.

Юристы утверждают, что определенные шансы избежать тюремного заключения у Павла Дмитриченко имеются – при определенных стараниях адвокаты его могут свести дело к менее тяжкой статье; на руку им играет прежде всего то, что повреждения Филин получил далеко не смертельные. Балетная карьера Павла, однако, закончена с вероятностью практически стопроцентной – и уже никакие врожденные способности не смогут вернуть Дмитриченко на сцену.

facecollection.ru

Осужденный танцовщик Большого театра рассказал о жизни в тюрьме

Совершенное в 2013 году громкое преступление в мире большого искусства бросило тень на отреставрированный фасад храма искусств. Облитый кислотой маэстро Сергей Филин оказался на больничной койке, солист Павел Дмитриченко — отправился в тюрьму.

Павел Дмитриченко: «Я очень много видел за этот период людей, которые это все не выдерживали. Люди лишали себя жизни, кто-то вешался, кто-то вскрывал себе вены, кто-то сходил с ума. У меня такое ощущение было, что снимают фильм, и ты в нем какой-то один из героев. Как будто не по-настоящему было».

Он не сидел «от звонка до звонка». Приговоренный к пяти с половиной годам тюрьмы, Дмитриченко условно-досрочно освободился через три года и два месяца. На свободе он с чистой совестью и развязанными руками. Из обвиняемого Павел Дмитриченко превратился в обвинителя. Теперь он ничего не боится, а дело против себя называет сфабрикованным.

Павел Дмитриченко: «Моя совесть абсолютно чиста. Как бы ни преподносили от меня слова, мои слова всегда звучали: я свою вину не признавал, не признаю. И не признаю. В данной истории я участия не принимал».

Изучив уголовное дело до последней кляксы, Дмитриченко указывает на нестыковки.

Что это было — личная неприязнь или разборки из-за женщины? От кого теперь прячется балерина, из-за которой все началось? И что скрывает за темными очками Сергей Филин? Смотрите в программе «Новые русские сенсации».

www.ntv.ru

Чем занимается экс-солист Большого Дмитриченко после выхода из тюрьмы?

В сентябре 2016 года артист балета Павел Дмитриченко вернулся в Большой театр. Новый руководитель балетной труппы Махар Вазиев разрешил ему посещать утренние классы у педагога Владимира Никонова, чтобы восстановить форму после трех с половиной лет, проведенных в колонии за организацию нападения на бывшего худрука театра Сергея Филина. До сих пор Дмитриченко не подписал официальный контракт с Большим театром и продолжает заниматься в общем классе. Экс-солист танцевал главные партии в балетах «Золотой век», «Лебединое озеро», «Раймонда», «Спартак», «Кармен-сюита», «Ромео и Джульетта», «Жизель». А в спектакле «Иван Грозный» Дмитриченко был первым исполнителем партии при возобновлении балета в 2012 году. Во время пребывания в колонии Павел Дмитриченко женился на давней знакомой.

Что известно о Дмитриченко?

Артист балета Большого театра был осужден в декабре 2013 года. Он был признан виновным в организации покушения на художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина, которого облили кислотой. Нападение на Филина было совершено 17 января 2013 года. Дмитриченко получил 6 лет колонии строгого режима. Позже Мосгорсуд снизил срок на 6 месяцев. После трех лет заключения, в мае 2016 года, он был досрочно освобожден.

Причины УДО?

Павел Дмитриченко вышел на свободу, так как Рязанский областной суд при рассмотрении его ходатайства принял во внимание примерное поведение, положительную характеристику осужденного, поощрения «за добросовестный труд» и соблюдение режима. Кроме того, Дмитриченко возместил Сергею Филину причиненный материальный ущерб ̶ 3,5 миллиона рублей.

Кто еще был осужден по «кислотному делу»?

Исполнитель преступления, ранее судимый Юрий Заруцкий, получил 10 лет колонии особого режима. Водитель Андрей Липатов, подвозивший его на место преступления, получил 4 года колонии особого режима. Позднее Мосгорсуд снизил срок Заруцкому на год, а Липатову — на два года. Таким образом, в колонии сейчас находится только исполнитель преступления Юрий Заруцкий.

Как пострадал Сергей Филин?

Филин получил ожоги 3 и 4 степени. В 36-й больнице худруку балета Большого театра провели несколько операций. Сильнее всего пострадали глаза. Долечивался Филин в одной из клиник Германии. Было проведено в общей сложности более 30 операций. В июле 2015 года Филин говорил, что чувствует себя хорошо и уже может водить автомобиль.

Смотрите также:

aif.ru

Павел Дмитриченко: "Я могу спокойно вернуться в Большой"

Дмитриченко был первым исполнителем роли Ивана Грозного после возобновления показов балета в 2012 году. Фото – РИА Новости

Злой гений в “Лебедином озере”, Иван Грозный, Спартак и Абдерахман в “Раймонде”.

До своего ареста весной 2013 года бывший солист Большого театра Павел Дмитриченко был одним из любимых артистов знаменитого хореографа Юрия Григоровича.

17 января 2013 года художественному руководителю балетной труппы Большого театра Сергею Филину плеснули в лицо кислотой возле его дома в центре Москвы, в результате чего потерпевший получил ожоги лица, частично лишился зрения и перенес несколько дорогостоящих операций за рубежом.

Павлу Дмитриченко и его знакомому Юрию Заруцкому предъявили обвинение в причинении тяжкого вреда здоровью Филина. Заруцкий как исполнитель получил 10 лет, Дмитриченко приговорили к шести годам колонии строгого режима за организацию нападения.

По мнению следователей, Дмитриченко был недоволен тем, как Филин распределял роли в труппе, в связи с чем он решил организовать нападение на худрука. Для этого он нанял своего соседа по даче Заруцкого, которого к дому Филина подвез другой фигурант дела, Андрей Липатов.

Сам Дмитриченко категорически отрицал свою вину. Заруцкий в ходе следствия и суда также утверждал, что напал на Филина по собственной инициативе и не получал от Дмитриченко никаких заказов.

В конце мая Павел Дмитриченко вышел на свободу по УДО и дал интервью Русской службе Би-би-си. С бывшим солистом большого театра поговорила Екатерина Савина.

Сохранить здоровье

— Павел, вы провели в колонии под Рязанью три года, вас выпустили по УДО, но адвокат Сергея Филина утверждает, что вас выпустили незаконно.

— Грустно, что адвокат не знает юридических норм. Неграмотность адвокатов я комментировать не хочу.

— Сколько вы отсидели в итоге?

— Три года. Я хочу еще раз выразить свою точку зрения – меня посадили в тюрьму по сфабрикованному делу. Я свою вину как в суде не признавал, так и сейчас не признаю.

— У вас были жалобы во время пребывания в колонии?

— Человека, которого лишают свободы, тем более когда он понимает, что незаконно, – конечно, сложно это осознавать. Но плакаться и говорить, как тяжело было, я не собираюсь. Это не в моем стиле.

— Чем вы там занимались, какой работой?

— То, что там происходит, не должно выливаться наружу. Это неинтересно простым людям. Пускай другие выходят и рассказывают ужасы. А я хочу все побыстрее забыть.

— Вы танцор, вы должны постоянно быть в форме. У вас была возможность там тренироваться?

— Я как мог поддерживал форму. Конечно, не нашими классическими упражнениями, а теми, которые были доступны, – приседания с утяжелением, занятия со штангой. Это скорее фитнес, но могу сказать, что когда балетные получают травму, чтобы не выйти из формы, они так же продолжают заниматься, но не у станка, а на полу. Но главное в колонии – сохранить здоровье.

Шум и пиар

— Вам удалось?

— Частично да. Частично.

— Как к вам относились сокамерники, администрация колонии?

— Как к обычному человеку. Хотя иногда было сложно из-за слишком пристального внимания.

— По какому балету вы больше всего скучали?

— Я вообще люблю балеты Григоровича. По ним больше всех скучал, для меня они самые любимые.

— Вы говорите, что ваше дело сфабриковано. Но как, кем и в чьих интересах?

— Думаю, тех людей, которые до сих пор пытаются меня обратно туда посадить, кричат в СМИ, что меня нужно вернуть обратно. Их позиция – создать шум и попиариться.

— Какая обстановка была в Большом театре, когда вас обвинили в нападении на Филина?

— Могу лишь судить по поступкам людей, более 300 сотрудников театра подписали письмо в мою поддержку. И, я так понимаю, на артистов, которые меня поддерживали, оказывалось давление. Они знали всю правду этого процесса.

О борьбе не известно

— Не сам же он с собой это сделал?

— А что сделал? Вы знаете? Или только из СМИ? Я не могу заявлять ни о чем с уверенностью, я с ним не виделся.

— Вы сомневаетесь в диагнозе врачей, которые обследовали Филина?

— Я сужу по фактам, я не хочу обсуждать его здоровье, вообще не хочу его обсуждать, он мне не интересен. Он много уже высказал оскорблений в мой адрес, не хочу уподобляться.

— Бывший директор Большого театра Анатолий Иксанов в интервью “России-24” утверждал, что мотивом преступления могло быть то, что преступник хотел занять место Филина.

— Я не знаю, кого имел в виду Иксанов, меня он точно не имел в виду. Генеральный директор прекрасно знает, как назначаются руководители. Мне на тот момент было 29 лет, и у меня, вы знаете, до сих пор вся карьера впереди, и стать художественным руководителем… Мне это неинтересно. Смешно и нелепо.

Павла Дмитриченко приговорили к шести годам лишения свободы, но 31 мая он вышел по УДО. Фото – РИА Новости

Давайте представим такую ситуацию – меня назначают – да кто я такой? Я простой артист, у которого есть своя точка зрения, который не зависит ни от кого, только от Григоровича, который давал мне танцевать его балеты. Может, шла в это время какая-то борьба, но мне о ней ничего неизвестно.

— А какие отношения вас связывали с Юрием Заруцким, который был осужден за совершение преступления и получил 10 лет?

— Никаких. Абсолютно никаких. Его знали все, кто имел дачи в том же районе. Много артистов, больше 100 человек. Он работал в магазине. Кто его знал из артистов? Тот, кто приходил за покупками, тот и знал.

Был ли мотив?

— В СМИ утверждалось, что вы жаловались ему на политику в Большом театре.

— Где вы это читали? В Википедии? Люди не знают ничего, они не знают подробностей – только то, что говорила другая сторона. Например, какой у меня был мотив? Если есть мотив – есть преступление, нет мотива – нет преступления. Вы знаете, мотив какой?

— Версий было много и разных. В том числе, что Филин обижал вашу девушку, балерину Анжелину Воронцову.

— Это не моя девушка, это моя знакомая, ученица Цискаридзе. Версия не подтвердилась даже в суде. Я не хочу говорить, за что меня посадили. Я один раз сказал и уехал на три года.

— Цитирую вас же: “Я рассказывал Юрию Заруцкому о политике, которая проводится в Большом театре, про те нарушения, которые там есть, про коррупционные действия”.

— Заруцкий мне никто, чтобы такое рассказывать, но он мог что-то слышать. Мы с артистами много чего обсуждали.

— То есть у вас были не те отношения, чтобы давать ему подобные поручения?

— Да я его видел за всю жизнь раз девять. И эти разы – меньше минуты. Зашел в магазин, купил и вышел. Мне кажется, он охранником там работал. Он даже не был моим соседом, как везде пишут. У нас поселок исключительно для артистов Большого театра в Ступинском районе.

Доказательств нет

— Вы утверждаете о своей невиновности и что дело – заказное. Кто мог хотеть избавиться от вас до такой степени?

— Цель была, и меня следователи заставляли подписать бумагу, что организатор нападения – Николай Цискаридзе (Цискаридзе выступал в суде в качестве свидетеля и заявлял, что не верит в виновность Дмитриченко – прим. Би-би-си). Я думаю, что, не получив от меня нужной информации, остановились на мне.

Следователи допросили Николая Цискаридзе по делу о нападении на Сергея Филина

Изначально представитель господина Филина кинул в прессу информацию, что Филин ослеп и ничего не видит. Но есть бумага, формата А4, на которой Филин собственноручно писал заявление. Он обвинил меня, Цискаридзе и еще своего помощника. По заявлению возбуждают уголовное дело и процесс пошел. Пошло дело, меня избивали, заставляя дать показания.

Мои адвокаты подали ходатайство, пытаясь понять, каким веществом облили Филина. Приходит ответ: “Невозможно предоставить, жидкость испарилась”. Как может испариться вещественное доказательство, если по Уголовно-процессуальному кодексу доказательства должны храниться до суда и только потом уничтожаться.

Банка – орудие преступления – ее не предоставили в суде. В итоге доказательств не существует, только со слов людей, которые хотели сделать эту историю страшной и красивой.

— Но мотив-то, по версии следствия, есть.

— Изначально был мотив – месть и неприязнь. Я спросил господина следователя: “За что месть, по какой причине неприязнь?” Он задумался и через неделю мне другую бумагу принесли. В ней было написано, что я недоволен распределением ролей и зарплат для артистов и артисток.

Чтобы вы понимали, артистов в труппе – 250 человек. Получается, я подходил к каждому и спрашивал: “Какая у тебя зарплата? – Ааааа, мне не нравится”. Это настолько нелепо. От таких моих действий у людей бы не прибавилась зарплата и они не стали бы больше танцевать. Решение принимает художественный совет, целая комиссия. У одного Филина не было таких полномочий.

Интриг больше нет

— Тем не менее весной его едва не переназначили…

Павел Дмитриченко в роли Спартака. Фото – PAVELDMITRICHENKO.RU

— Давайте говорить своими словами – его убрали и сделали руководителем молодежной балетной труппы. А художественным руководителем стал замечательный человек – Махар Вазиев.

Это огромнейший подарок для Большого театра, для артистов. Он руководил Мариинским театром, потом уехал в театр La Scala. Труппа счастлива, они действительно занимаются искусством. Нет ни интриг, ни скандалов.

Руководителем балета Большого театра назначен Махар Вазиев

— А вы что будете делать?

— Продолжать свой творческий путь, заниматься искусством, которым я занимаюсь с шести лет.

— У вас есть предложения присоединиться к какой-либо труппе?

— Очень много, но я все равно считаю своим домом Большой театр, и господин директор официально сказал, что я могу спокойно вернуться в Большой театр. Это не было официальным приглашением, но я могу поступить на общих основаниях. Я в форме, у меня большой опыт, я 10 лет работал на сцене Большого театра.

— Давайте смоделируем ситуацию: вы возвращаетесь в Большой или просто заходите туда на переговоры и встречаете Филина. Ваша реакция?

— Обычная, как всегда.

— Вы поздороваетесь с ним?

— Я культурный человек, я всегда здороваюсь. Он меня как не интересовал, так и сейчас не интересует. Пора остановиться. Я отпустил эту ситуацию.

Екатерина Савина, “BBC”

www.classicalmusicnews.ru

Надо жить! Интервью с солистом балета Павлом Дмитриченко

Павел Дмитриченко (род. 3 января 1984, Москва) — российский танцовщик, артист балета Большого театра с 2002 по 2014 годы. В декабре 2013 года был признан виновным в организации покушения на художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина и приговорён к шести годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. Приговор вступил в законную силу в марте 2014 года; в мае 2016 года, проведя 3 года в заключении, в порядке УДО[3] вышел на свободу (Из Википедии).

***

- Павел, с какого возраста вы проявили интерес к нынешней профессии?

- Себя я в этой профессии, по крайней мере в детстве, никогда не видел. Я хотел быть спортсменом, футболистом либо хоккеистом. Но 6 лет - это достаточно малый возраст, чтобы выбирать свою будущую профессию, именно в этом возрасте я начал свой путь как артист. Мама пришла со мной во Дворец пионеров, где хореографией занималась моя старшая сестра Настя. Мне тогда было очень скучно сидеть на одном месте, и я постоянно бегал и прыгал по балетному залу. Увидев чересчур энергичного мальчика, педагог Виктория Сергеевна (можно сказать, что это мой первый педагог) предложила маме отдать меня к ней на занятия. Мама меня отдала в этот балетный кружок, и вот именно так начался мой путь в балетном мире.

 - Ваши родители были артистами Ансамбля Игоря Моисеева. Во сколько лет вас впервые повели на концерт этого коллектива, и что запомнилось?

- Да, мама и папа у меня тоже были артистами балета, но не в классическом, а в народном танце. Они работали в Государственном академическом ансамбле народного танца имени Игоря Моисеева. Папа частенько брал меня на работу, поэтому я с детства стал впитывать артистическую и волшебную атмосферу закулисья.

Безусловно, я по сей день восхищаюсь неимоверным трудом ребят из ансамбля Игоря Моисеева, то что они делают, сохраняя наследство самого автора, - великая работа, которая вызывает безумный восторг! Их танцы высокопрофессиональны и являются эталоном по всему миру!

 - Вокруг Вас был праздник концертов, труд репетиций, приключения гастролей родителей. Казалось, жизнь артиста - это замечательно или тяжело?

- Жизнь артиста — это одновременно и замечательно, и тяжело. Тяжело - потому что каждый день ты должен репетировать, заниматься и совершенствоваться как физически, так и духовно, быть постоянно на максимуме своих возможностей, добиваться новых вершин как в техническом плане, так и в актерском. Замечательная сторона этой профессии заключается в том, что твоя жизнь протекает среди искусства, среди творческих людей.

 - Вы видела Игоря Александровича за сценой? Каким он был?

- Игоря Александровича я, конечно, видел, ибо еще ребенком я часто находился за кулисами, когда мой папа танцевал. Знаете, вот Григорович Юрий Николаевич - гений балета, а Игорь Александрович Моисеев - гений народных танцев мира.

- В каких танцах солировали мама и папа?

- Труппа Ансамбля Игоря Моисеева по количеству артистов в три раза меньше труппы артистов балета Большого театра. Там ребята танцуют не только сольные номера, но и в четверочках (танец из четырех человек) и т. д. Мама моя Надежда Алексеевна Дмитриченко (девичья фамилия Музыка-Рымар) танцевала в таких сольных номерах, как ‘Кадриль’, ‘Полянка’ и т.д. Папа - Виталий Павлович Дмитриченко танцевал в таких номерах, как ‘Брил’,’Жок’, ‘Кадриль’,’Лето’,’Украинская сюита’ и во многих других номерах. Отец является ветераном труда.

 - Бывали ли их коллеги у вас в гостях?

 - Артисты- это как большая семья. У нас есть дача, которая еще в 1980-м году выдавалась артистам Ансамбля И.Моисеева, поэтому, естественно, мы жили, справляли праздники всегда среди творческих людей, коллег мамы и папы.

- В те годы, в которые вы росли, наверное, народные танцы казались менее интересными, чем балет. Возможно, поэтому вы выбрали более сложный вид танцевального искусства. Да?

- Я бы не сказал, что народные танцы легче балета! И то, и то - тяжелый труд. В 6 лет выбрать для себя профессию жизни невозможно, так как ты еще ребенок. Мою профессию определила для меня мама, отдав меня, как я уже сказал, в хореографический кружок. Дальше мой первый педагог посоветовал маме показать меня в Московском хореографическом балетном училище. Я прошел комиссию и все туры, и был принят на обучение. А что касается интересности - балет или народные танцы, - то могу сказать однозначно: и то, и другое имеет своего зрителя. Мне лично безумно интересно смотреть классический балет, но и огромное удовольствие я получаю от концертов ансамбля И.Моисеева.

- В каком хореографическом учебном заведении вы учились?

- Учился как я и сказал, в Московской академии хореографии (МАХУ) именно такое название было, когда я туда поступил. Когда я уже заканчивал обучение, училище переименовали в МГАХ (Московская Государственная академия хореографии) и выпускался я при замечательном ректоре Марине Константиновне Леоновой.

- Кто был вашим педагогом?

 - Моими педагогами были многие профессионалы своего дела: это Самодурова Инна Тимофеевна, Карагодский Петр Ефимович, мастер классического танца Игорь Валентинович Уксусников, Юрий Валентинович Васюченко и многие другие замечательные педагоги, которые участвовали в формировании меня как артиста и закладывали в меня все свои знания. После Государственных экзаменов я был приглашен в труппу Большого театра, где моим учителем и творческим отцом на протяжении многих лет был Василий Степанович Ворохобко. С Василием Степановичем мы подготовили много ведущих партий, самыми любимыми из них были Спартак (балет ‘Спартак’) и Абдерахман (балет ‘Раймонда’). К большому сожалению, Василия Степановича больше нет… это самая большая потеря… Василий Степанович для меня был больше, чем педагог…Он для меня был как духовник…

Когда в 2011 году в ГАБТ вернулся в качестве педагога премьер Большого театра Ветров Александр Николаевич, мы с ним подготовили одну из ведущих ролей, после чего я понял, что мне с ним очень комфортно работать и я еще многому могу у него научится. Именно с Александром Николаевичем мы подготовили партию Ивана Грозного из грандиозного балетного шедевра великого мастера Григоровича (балет ‘Иван Грозный’) Так, под присмотром двух великих людей, моих педагогов, я совершенствовался в Большом театре как артист и превращался в профессионала.

 - Какова была ваша первая роль в Большом?

- Мои отношения с Юрием Николаевичем сложились в 2006 году, когда началась работа над возобновлением его балета ‘Золотой век”. Именно в этом балете я получил свою первую значимую роль, исполнил ведущую партию Яшки (он же Месье Жак). После этой работы Юрий Николаевич Григорович стал давать мне главные партии в своих балетах.

- Вы любите балеты Григоровича. Вы чувствуете этого хореографа. Вам близок их замысел?

Мне безумно нравятся сюжетные спектакли, где можно раскрыть себя как актера, и именно балеты Ю.Н. Григоровича дают такую возможность артистам. Их интересно исполнять, их безумно интересно смотреть. Балеты Григоровича доказали свою правоту на балетном Олимпе временем. Полвека существует “Спартак”, полвека существует “Легенда о любви”, а “Щелкунчик” в редакции Юрия Николаевича можно смотреть вечно.

  - Когда Вас все хвалили за роль Ивана Грозного – это был успех. Вам пришлось углубляться в характер с помощью интернета или исторической литературе, или просмотрев старый кинофильм? Или все что нужно сделать в этом балете объяснил вам постановщик?

- К партии Ивана Грозного я готовился долго. Исполняя такого мощного персонажа, нужно знать его историю, его судьбу, попытаться максимально его понять. Я прочел много исторической литературы, находил и смотрел различные исторические передачи про Ивана IV. Мое изучение настолько углубилось, что я захотел подержать предметы 16-го века в своих руках. Я нашел исторические серебряные монеты того времени, которые чеканились при царе Иване Грозном. Вот когда берешь их в руку - словно попадаешь в то время. Я насыщался духовно, и в этом мне помогали мои педагоги: Ветров и Ворохобко. С Александром Николаевичем мы готовили эту партию очень тщательно, она физически не из легких. Ежедневные репетиции по нескольку часов в день, на грани возможностей…это была очень интересная работа! В итоге премьерный спектакль я танцевал со своей любимой партнершей, примой-балериной Большого театра Никулиной Аней. Мы исполнили 100-й по счету спектакль, одновременно и премьерный, и юбилейный.

- Мне кажется, Цискаридзе - волшебник. Так, как играет и живет он, другому просто невозможно. На ваш взгляд, что это? Генетика, природа или опыт жизни в сложных условиях?

- Николай Максимович фокусов мне не показывал, поэтому как волшебника я его не знаю. То, что он гениальный танцовщик, - это уже неоспоримо и всемирно признано, но для меня он, прежде всего, человек с большой буквы. Я его очень уважаю за честность, за его любовь к нашему балетному искусству, которое он сейчас в качестве ректора Академии русского балета им. Вагановой поднимает на новый уровень. Таких высот, каких добился Николай Максимович, может добиться лишь очень сильный духом человек. Я прекрасно знаю, какие сложности были на его пути, какие травмы он пережил… Но он не из тех, кто ноет о своих проблемах публично, он боец, который побеждает трудности молча и возносится на новую творческую ступень.

 - Я бы хотела спросить у вас о том, что впереди, но вижу – впереди успех и победы.Я думаю так только по одной вашей фразе о вами пережитом. Вы вышли из мест заключения. Вы сказали: «Людям не надо знать, как там. Просто не надо». Человек, заваливший эфир чернухой и радиоволны шансоном, никогда бы так не сказал.

- Возвращаться к «моей» истории не хочу. Пусть все то вранье останется на совести человека, который заказал и помог сфабриковать дело против меня своими лживыми показаниями и очень плохой, на мой взгляд, актерской игрой. Я прощаю его за это. Надо жить всегда одним днем и дорожить каждой минутой. Надо уметь ценить любовь, надо уметь видеть красоту вокруг себя - ведь это и есть счастье. А загадывать и пытаться предсказать, что будет завтра- не хочу. Время - лучший предсказатель, оно и покажет, что впереди.

www.chayka.org

«Балетный» приговор. Солист Большого театра Дмитриченко осужден на 6 лет

Громкое дело о покушении на художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина 3 декабря завершилось обвинительным приговором.

Исполнителю – 10, организатору – 6

Мещанский суд Москвы приговорил бывшего солиста балета Большого театра Павла Дмитриченко к шести годам колонии строгого режима, непосредственного исполнителя нападения Юрия Заруцкого к десяти годам колонии строгого режима, а Андрея Липатова, взявшего на себя роль водителя, подвозившего Заруцкого к месту нападения – к четырем годам колонии строгого режима.

Нападение на худрука Большого театра Сергея Филина произошло 17 января 2013 года. Возле дома Филина на Троицкой улице в Москве художественному руководителю балетной труппы плеснули в лицо кислотой, что привело к тяжелым ожогам лица и глаз.

В результате Филин перенес 23 операции и частично лишился зрения.

Правоохранительным органам оперативно удалось выйти на след злоумышленников. По версии следствия, организатором покушения стал солист балета Большого театра Павел Дмитриченко. В качестве исполнителя танцор выбрал своего знакомого, ранее судимого безработного Юрия Заруцкого.

Причиной покушения стала неприязнь Дмитриченко к Филину, вызванная тем, как худрук распределял роли и денежные выплаты.

Если бы подобный конфликт имел место в неком безвестном ООО, он вряд ли привлек бы внимание широкой общественности. Однако то, что жертвой и обвиняемым стали худрук и солист Большого театра, привлекло к истории повышенный интерес публики.

Грязь русского балета

Впрочем, к концу 2013 года интерес сменился глубоким отвращением. В ходе расследования дела о покушении на Сергея Филина наружу вылезло все «грязное белье» балетного закулисья, о существовании которого неискушенные зрители и не догадывались.

Видные деятели балета вставали на защиту Дмитриченко, сочиняя коллективные письма в его поддержку, некоторые ставили под сомнение тяжесть травм, полученных Филиным.

Среди тех, кого подозревали в причастности к «делу Филина», оказался и один из самых известных российских артистов балета Николай Цискаридзе.

Цискаридзе и Филин в течение года не считали нужным скрывать личную неприязнь друг к другу. Впрочем, всеобщая атмосфера зависти и вражды, царящая в балетной труппе Большого театра, в ходе «дела Филина» была показана во всей красе. Понять, что из помоев, которыми поливали друг друга деятели искусства, правда, а что нет, было трудно. Филина обвиняли в том, что он, пользуясь служебным положением, вступал в интимную связь с балеринами в обмен на представление ролей в постановках, Цискаридзе и вовсе обвиняли в том, что именно он подтолкнул Дмитриченко к мысли о покушении на худрука балетной труппы.

Доказать последнее следователям не удалось, что касается амурных похождений Филина, то выяснение их достоверности не было основной задачей следствия.

Утраченная репутация

После вынесения приговора одним из первых, кто прокомментировал решение суда, оказался Николай Цискаридзе. «Я в шоке от этого приговора - Паше навсегда сломали жизнь - танцевать он уже никогда не сможет, это не восстановимо. Безумно жаль Пашу», - сказал «Интерфаксу» знаменитый танцор.

Цискаридзе счел приговор, вынесенный Дмитриченко, чрезмерно жестоким. Не согласны с приговором и адвокаты подсудимых. О своем намерении обжаловать приговор заявили адвокат Дмитриченко Сергей Кадыров и адвокат Андрея Липатова Сергей Жорин.

Помимо лишения свободы, суд принял решение взыскать с фигурантов дела в качестве компенсации вреда Филину 3,5 млн руб, из которых 500 тысяч составила компенсация за материальный вред, а 3 миллиона – за моральные страдания.

Некогда выдающийся советский бард Юрий Визбор написал строчки, ставшие крылатыми: «Зато мы делаем ракеты, и перекрыли Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей».

Отечественный балет и Большой театр действительно были гордостью страны на протяжении десятилетий. Однако «дело Филина» не только сломало судьбы его непосредственных участников, но и легло несмываемым пятном на репутацию и Большого театра, и всего российского балета.

И отмыть его будет гораздо сложнее, чем вылечить почти неизлечимые раны Сергея Филина.

aif.ru


Смотрите также