Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Павел трехлеб парк зарядье биография


Экс-ведущий «Музобоза» возглавит парк «Зарядье» :: Общество :: РБК

Бывший ведущий «Музобоза» и замминистра культуры Иван Демидов возглавит московский парк «Зарядье», рассказали источники РБК. Он сменит Павла Трехлеба, который станет директором Парка Горького

Иван Демидов (Фото: Абулхатин Марат / ТАСС)

О том, что в руководстве главных московских парков — «Зарядья» и Парка Горького — планируются перестановки, РБК рассказал источник, близкий к московской мэрии. Эту информацию подтвердили два источника, близких к департаменту культуры столицы.

По данным собеседников РБК, директором «Зарядья» станет Иван Демидов, в прошлом популярный телеведущий, ушедший затем в политику и на госслужбу.

В свою очередь, нынешний директор «Зарядья» Павел Трехлеб возглавит Парк Горького, сменив на этом месте руководителя «Мосгорпарка» Вячеслава Дунаева. Дунаев был назначен врио директора Парка Горького после отставки Марины Люльчук, последовавшей после обрушения моста в парке в новогоднюю ночь.

Один из источников РБК уточнил, что перестановки планируется провести в течение ближайшего месяца.

«Не могу никак ни подтвердить, ни опровергнуть. Без комментариев», — сказал РБК Демидов на вопрос о будущем назначении в «Зарядье». РБК отправил запросы с просьбой прокомментировать информацию о будущих перестановках руководству «Зарядья» и Парка Горького.

www.rbc.ru

Директор «Зарядья» Павел Трехлеб — о мифах, вандалах и будущем парка :: Город :: РБК Недвижимость

Главные итоги первого года работы самого дорогого парка Москвы

Фото: Олег Лозовой/РБК

​В начале сентября московскому парку «Зарядье» исполнится год — срок, который считается проверкой на прочность для крупных городских проектов.

Директор «Зарядья» Павел Трехлеб рассказал «РБК-Недвижимости» о том, как изменился сам парк и его посетители за прошедший год и как изменится в ближайшее время.

— Скоро год со дня открытия «Зарядья» — за это время и в парке, и с парком много что произошло. Что вас самого больше всего удивило?

— Сам факт того, что в центре исторического мегаполиса появился такой проект, кажется удивительным. Это парк мирового уровня, и он никого не оставил равнодушным. Мы работаем с экспертами со всего мира, и люди, которые никак не ангажированы, в большинстве своем говорят о «Зарядье» только хорошее.

— Я скажу, что удивило и расстроило меня: парк, который задумывался как главная культурная, историческая и природная достопримечательность центра Москвы, в массовом сознании воспринимается как аттракцион, куда нужно прийти, сделать селфи, зачекиниться в инстаграме и уйти.

— Это совсем не так. «Зарядье» представляет собой компиляцию различных культурных проектов, архитектуры, ландшафтной концепции, просветительских программ, которые собраны на одной площадке. Всегда можно найти отдельный концертный зал, отдельный музей, эффектные ландшафтные группы, природный урбанизм, но увязать все воедино, чтобы это выглядело органично, очень сложно.

Фото: Олег Лозовой/РБК

— Сколько человек посещают парк?

— Мы рассчитывали, что посещаемость составит 10–12 млн в год, и на эту цифру сейчас выходим. Первые месяцы парк вообще был за временным ограждением, поэтому мы могли посчитать каждого посетителя. Так что для нас эти цифры не стали сюрпризом. Другое дело, как эти потоки воздействовали на парк.

— Ну в первые недели мы видели как.

— Концепция международного консорциума не подразумевала строительства каких-то преград внутри парка. Никакой грани между природной средой и мощением не предполагалось. По задумке архитекторов, гости должны сами каждый раз открывать парк, находить что-то новое и интересное, исследовать среду. Но это исследование закончилось тем, что из-за большого наплыва гостей часть дорожек и газона были вытоптаны. И нам пришлось в первые же дни сразу оперативно устанавливать временные ограждения. Всего несколько недель назад мы сняли большую часть ограждений, посмотрели, как это работает, и поняли, что какие-то участки все-таки придется огораживать на постоянной основе. Это необходимо для защиты самых хрупких растений северного ландшафта, а также растений рядом с амфитеатром.

— Ведя столь массированную пиар-кампанию на протяжении года, странно удивляться такому наплыву посетителей.

— Строительство этого проекта было большим экспериментом. Создавать в центре города уникальную ландшафтную среду с набором редких, в том числе хрупких растений и не использовать при этом никаких ограждений — большой риск, на который мы шли осознанно. Это было необходимо, чтобы создать принципиально новое общественное пространство для современных посетителей, которые ценят свободу, комфорт, эстетику, бережно и ответственно относятся к этому чуду. Мы считаем, что концепция полностью оправдала себя. И как показала практика, никакого глобального урона парку нанесено не было.

Вид на парк «Зарядье» (Фото: Михаил Грушин/ТАСС)

— Есть ли какая-то механика предотвращения массового вандализма в парке?

— Я еще раз повторю: о массовом вандализме никогда речи не шло. Были единичные случаи, связанные с большим количеством посетителей и интересом гостей к новому объекту. Парк — живой организм, и понятно, что мелких эксцессов не избежать. При потоке свыше 9,5 млн человек всегда можно встретить вытоптанные участки. Но это не повод говорить о массовом вандализме. Никакого выкапывания растений, о котором писали в СМИ, не было.

— Был просто «сырой» парк, не готовый к открытию, как справедливо отметил Григорий Ревзин.

— Я не согласен с подобным утверждением. Строители старались успеть завершить парк ко Дню города, сделать подарок москвичам и гостям столицы. Да, какие-то вопросы решались уже в процессе работы парка. Но в целом проект был готов к открытию. Сейчас можно с уверенностью говорить о том, что среда воздействует на сознание человека. Гости парка постепенно начинают по-другому относиться к общественным пространствам — более бережно и разумно. Мы замечаем, что люди сами делают замечания друг другу — не охранники, а сами посетители, бережно относятся к природе, к парку.

— Недавнее заявление главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова о массовом сексе в парке — это такой эффектный пиар-ход или у нас тут свой Вудсток образовался под боком у Кремля?

— Это не совсем верная трактовка заявления Сергея Кузнецова. Он сказал о небывалом количестве случаев занятий людьми сексом в парке «Зарядье». Так вот вся суть комментария состоит в значении слова «небывалый», ведь парк открылся менее года назад, это новый объект, ранее в нем, конечно, ничего подобного не было. На сегодняшний день через парк прошло свыше 9,5 млн человек, и, несмотря на такую значительную цифру, зафиксировано только несколько подобных случаев — небывалое для нас количество, поскольку ранее их просто физически не было.

Фото: Олег Лозовой/РБК

— Как парк повлиял на прилегающие к «Зарядью» улицы в смысле увеличения пешеходного трафика и развития стрит-ретейла?

— Мы проводили исследования, и жители центра откровенно говорили, что впервые стали воспринимать этот район как место для прогулок — раньше у них просто не было мотивов сюда приходить. Парк создал возможности для пешеходного трафика. Центр ожил: доля машин резко сократилась, число людей, которые гуляют по прилегающим улицам, значительно возросло.

— На чем вы сейчас зарабатываете?

— У нас несколько крупных статей дохода. Во-первых, продажа билетов на мультимедийные проекты, которые дают около 40% всей выручки. Во-вторых, подземный паркинг. Кроме того, мы зарабатываем на музейных сервисах — продаем билеты в наш подземный музей, выставочный зал, где проводятся временные выставки. Осенью покажем там 55 шедевров из собрания Государственной Третьяковской галереи. Благодаря нашему партнерству с Третьяковкой была проведена реставрация картин, которые ранее не экспонировались и будут представлены впервые. Например, картина художника А. А. Борисова «В области вечного льда (Лето)» была написана после путешествия по Крайнему Северу. Павел Третьяков сам купил у автора эту картину.

Еще один важный источник дохода — оказание услуг нашего научного центра, то есть это деньги от продажи абонементов на наши мероприятия. Ну и наконец, мы зарабатываем на сувенирах. При этом парк не является чисто коммерческим объектом. Будь мы коммерческим парком, зарабатывали бы намного больше. Правда, для этого пришлось бы сделать платный вход, отдельно брать деньги за посещение «парящего моста», Стеклянной коры, всех культурных мероприятий. Сейчас все эти сервисы предоставляются бесплатно. Только наши концерты за нынешний год бесплатно посетили более полумиллиона человек.

— Осенью вы говорили, что парк может окупить операционные расходы за два-три года. Не пересмотрели прогноз?

— Нет. Но мы не можем говорить о прямой инвестиционной окупаемости «Зарядья». Парк — это инфраструктурный объект, целью строительства которого являлась не экономическая выгода, а создание новой точки притяжения — городской достопримечательности на пересечении ключевых туристических маршрутов. Парк осуществляет социальную, просветительскую и развлекательную функции, являясь драйвером для роста доходов прилегающих объектов. Такова мировая практика создания всех крупных культурных инфраструктурных проектов.

Вид на здание концертного зала «Зарядье» (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС)

Экономический эффект можно достичь только на синергии различных сфер: досуга, культуры, познания, общественного питания и бытового обеспечения. Каждый из 9,5 млн наших посетителей стал потребителем услуг как самого парка, так и близлежащей инфраструктуры. «Зарядье» не может и не должен восприниматься как высокодоходный объект с коротким сроком окупаемости. Такой проект прежде всего показывает, что инвестиции в городскую инфраструктуру приносят дивиденды в форме роста доходов смежных отраслей и соответственно роста налоговой базы, не говоря уже об улучшении восприятия и отношения жителей и туристов к столице в целом.

— Кто выступает оператором парка?

— Собственник недвижимости в парке — город. Оператором объектов недвижимости — павильонов, подземного паркинга, Стеклянной коры, Китайгородской стены, технических и административных помещений — является ГАУК г. Москвы «Парк «Зарядье», которому объекты инфраструктуры переданы на праве оперативного управления. С учетом особенностей содержания и эксплуатации ландшафтный комплекс передан в оперативное управление ГБУ «Автомобильные дороги», а «парящий мост» — ГБУ «Гормост», в ведении которого находятся все большепролетные конструкции столицы. Обе эксплуатирующие организации подведомственны департаменту жилищно-коммунального хозяйства. Ресторан «Восход» и гастрономический центр «Зарядье» сданы в аренду коммерческому оператору.

— Для таких сложных объектов обычно создается единый оператор. Почему в случае с «Зарядьем» это не так?

— Как правило, у любого объекта есть управляющая компания, под руководством которой работает множество различных подрядных организаций. Не существует единого оператора, который делает все сам. Это утопия. «Зарядье» — не просто парк (озелененная территория), это сложный многопрофильный объект, фактически культурный центр, который сочетает множество различных функций. Например, эксплуатация «парящего моста» требует специальных профессиональных компетенций и соответствующего уровня ответственности. Аналогичная ситуация с содержанием и уходом за ботанической коллекцией. ГАУК г. Москвы «Парк «Зарядье» — это единый координационный центр, который в целях реализации социокультурной программы осуществляет взаимодействие с различными организациями, специализирующимися на конкретных областях. При этом ключевые культурно-просветительские, музейно-выставочные и развлекательно-событийные программы находятся под нашим управлением.

«Парящий мост» в парке «Зарядье» (Фото: Дмитрий Коробейников/ТАСС)

— Прошлой зимой «парящий мост» пришлось временно закрыть из-за наледи, которая создала угрозу для посетителей. В этом году будет так же?

— Эксплуатацией моста занимается ГБУ «Гормост», и они разработали специальный детальный регламент, учли практику эксплуатации в прошлую зиму, так что проблем возникнуть не должно.

— Часто приходится менять подрядчиков?

— Если говорить о текущей эксплуатации объектов парка — нет. Мы заключаем все договоры в рамках конкурентных процедур сразу на длительный период. При этом к подрядчикам предъявляются строгие требования по качеству услуг, профессиональному уровню работников, их предыдущему аналогичному опыту.

— В чем сейчас главные проблемы с эксплуатацией парка?

— Думаю, что нужно говорить не о проблемах, а о задачах парка. И одна из них — это навигация. Концепцией парка предусмотрено, что, попадая на ее территорию, посетитель должен погрузиться в природу, забыть про городскую суету, стать исследователем. К сожалению, не все посетители хорошо восприняли эту идею «поиска». Сейчас мы дорабатываем проект дополнительного информационного наполнения парка, стараясь соблюсти баланс между концепцией природного урбанизма и избыточной навигацией. Зимой, к примеру, протестировали созданные строителями решения по подогреву лестничных спусков и уклонов. Мелкие недостатки оперативно устранены, и к будущему сезону холодов мы готовы. На основных спусках в парке строители установили специальные металлические пандусы, которые сделали прогулки для семей с детскими колясками более удобными.

— Что в планах развития «Зарядья»?

— Во-первых, это наш совместный проект с Третьяковской галереей, о котором я уже говорил, насыщенная концертная программа с участием ведущих музыкальных и танцевальных коллективов. Ко Дню города планируем запустить наш новый проект «Полет над Россией», который мы готовили год. Посетители увидят лучшие достопримечательности нашей страны, в том числе Ключевскую сопку на Камчатке, столбы выветривания Маньпупунер, Саяно-Шушенскую ГЭС, Республику Крым и другие места.

Фото: Олег Лозовой/РБК

— Территория, флора, ландшафт парка — они как-то будут меняться?

— Ландшафтная концепция парка жестко детерминирована, закреплена в проектных документах, которые были реализованы под авторским надзором международного консорциума. Коллеги регулярно приезжают, контролируют, как парк развивается, переходит в следующую стадию своего жизненного цикла.

— Вы, например, говорили, что список растений, предложенный авторами, на треть скорректирован по рекомендациям из Ботанического сада МГУ. Что еще придется поменять из-за наших климатических особенностей?

— Парк — живой организм, и мы видим постоянные изменения в нем, как пример — наступление луговой растительности на зону степи. Эти процессы неизбежны, где-то мы будем вмешиваться, где-то нет. У нас есть свой природоохранный отдел, который помогает мониторить ситуацию в «Зарядье». Парк имеет определенную динамику, ее нужно отслеживать. «Зарядье» постоянно развивается, самообучается, настраивается под приоритеты своих гостей. Парк открыт для всех, и это главное. Мы следуем за потребностями посетителей, а они могут меняться. Придя в парк сегодня, вы не увидите его таким, как вчера. Каждый день, месяц и год гости открывают для себя что-то новое, необычное. И конечно, мы сделаем все возможное, чтобы впечатления, полученные от посещения парка, были только позитивными. 

realty.rbc.ru

Что на самом деле случилось в Зарядье и что будет с ним дальше?

Самым впечатляющим в довольно скромном кабинете директора «Зарядья» Павла Трехлеба был вид из окна. Купола, березки, солнце, легкий свежий запах ДСП. Мы начали с того, о чем вот уже несколько недель отчаянно говорит Москва. Московско-региональное нашествие на калужницу, осоку и лишайники прочно вошло в топ российской осени. Интернет бурлит, ландшафтники дают оценки посевам, психологи –— «варварам», Иван Ургант обсуждает таинственные сумки с детьми. Мы обсудили самые популярные вопросы к парку.

Директор парка «Зарядье» Павел Трехлеб под куполом. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— «Вандалы», 10 000 растений, Красная книга в сумках. Что же все-таки было?

—  Было единственное эмоциональное заявление, крик души нашего ландшафтного архитектора Игоря Сафиуллина, который очень трепетно относится к растениям. Наша официальная позиция такая: повреждение растений было связано исключительно с большим наплывом посетителей. Возможно, кто-то действительно вынес несколько экземпляров, но мы таких фактов не зафиксировали. Если кто-то видел лично, возникает вопрос — почему не привлек охрану. Вандализм — мы никогда не использовали этот термин. Цифры могут поразить воображение, но в реальности это всего лишь один процент от общего числа посадок. Работы по замене стеклянных элементов «Коры» — на финальном этапе. В масштабах парка — это незначительный ущерб, и он легко устраняется.

— Чьими силами?

— Основные мероприятия сейчас легли на плечи подрядчиков, потому что есть определенные гарантийные обязательства. Пока это их история. Обслуживанием зеленых насаждений и уборкой территории занимается ГБУ «Автомобильные дороги».

— Финансировать восполнение будут они?

— В будущем — да.

—  А сейчас?

— Сейчас эту работу выполняет подрядчик — Мосинжпроект.

— Есть такое мнение — сумки и прочие бесчинства повесили на «вандалов» для того, чтобы отвлечь внимание от недоработок в парке, который не был полностью готов к открытию.

— Не думаю, чтобы у кого-то была такая задача. А по поводу готовности — мы в свое время изучали работу таких парков с мировым именем, как «Европа-парк», Центральный парк и «Парк у Бруклинского моста» в Нью-Йорке, «Миллениум» в Чикаго, «Сады у залива» в Сингапуре. Не бывает ситуации, когда парк открывается, и он полностью готов. Парк — живой организм, он подразумевает постоянное развитие. И то, что его запустили в такие рекордные сроки — это успех. Конечно, парк будет дорабатываться и развиваться. Кропотливая работа будет вестись в течение недель, месяцев, лет. Капитальных вложений уже, скорее всего, не будет, и парку это не нужно — с этой точки зрения он сформирован. Итоговую картинку по ландшафту мы получим не раньше весны 18 года, когда взойдет все биоразнообразие, которое посажено и посеяно.

— Вот ландшафтники говорят, что растения не успели прижиться, поэтому оказались легкой жертвой.

— Есть ситуация идеальная, а есть реальная. Растениям действительно нужно много времени, чтобы прижиться, но экономически неправильно эксплуатировать парк без посетителей и ждать, пока приживутся все растения. Опять же, я уверен, что подавляющее большинство людей не хотело нанести какой-то сознательный ущерб. Вопрос был исключительно в наплыве публики. Выходом из этой ситуации могло быть только жесткое ограничение на вход в парк, а это вызвало бы огромное недовольство среди москвичей и туристов.

Работницы «Зарядья» ухаживают за растениями в парке. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Сложно было не ожидать наплыва после мощной пиар-компании парка.

— Мы были к этому готовы, но не предполагали, что в таком масштабе. Мы учли результаты первых дней эксплуатации, приняли адекватные меры, усилили посты, обеспечили большую проходимость. Дело в том, что программный элемент концепции заключался в отсутствии барьеров. (Концептуальный проект парка Зарядье был разработан консорциумом во главе с нью-йоркским архитектурным бюро Diller Scofidio + Renfro. — Ред.) Весь парк должен был быть без каких-либо заборов в принципе: плавный перелив из урбанистической среды в природу. Внутри ландшафтных зон не предусматривалось бордюрного камня, ограждения, четких границ. Пострадавший северный ландшафт был построен на тех же принципах. Посетители просто не заметили этой границы — растения там низкорослые. Поэтому сейчас мы все-таки ставим ограждения у самых подверженных воздействию зон. На сегодняшний момент это деревянные столбы, натянутая бечевка, в дальнейшем будет видно. А сейчас мы расширяем зону гравийного отсева, чтобы тропинки стали шире. Стихийные тропы отсыпаем древесной корой для предотвращения уплотнения почвы. 

— Многие интересуются, куда смотрела охрана.

— Охрана выполняла свою главную задачу — не допустить случаев с нанесением вреда здоровью и жизни людей, обеспечивала навигацию. В экстремальных условиях мы должны были соблюсти баланс между интересами посетителей парка, требованиями эксплуатации и обеспечением безопасности всех объектов парка. Считаю, на данный момент баланс найден. Мы сделали выводы и теперь на пиковые мероприятия увеличим длительность интервалов на вход.

— То есть забор остается?

— Мы, как эксплуатирующая организация, изначально предлагали концептологам и архитекторам все-таки подумать о постоянном ограждении вокруг парка. Да, это не лучшее визуальное решение, но есть ночной период, есть категории посетителей, которые могут использовать парк не совсем по назначению, а мы все-таки находимся в знаковом месте. До конца месяца мы будем анализировать ситуацию с полицией, чтобы понять, нужно ли думать о постоянном ограждении или можно найти способы обеспечить безопасность без таких мер.

Часть вторая. Парк с видом на Москву

— А вы уже видели наш «Полет?» — спросил меня Павел.

«Полет» я не видела, и уже десять минут спустя мы уселись в первом ряду пустого камерного кинозала. В соседнем помещении посетителям «Полета над Москвой» демонстрировали превью. Я напряглась в тот момент, когда очень вежливый молодой человек молниеносно пристегнул меня к креслу желтым ремнем.

Я молча посмотрела на Павла.

— Вам же выдали пакетик? — многообещающе прищурился он. А потом из-под наших ног уехал пол. И мы полетели. Кутузовский, Красная, арка Парка Культуры. Качало кресла, московские фонтаны обдавали нас настоящими брызгами, «Запах!» — подсказывал Павел, и я вдыхала аромат цветов над парками. Я поджимала ноги, чтобы не задеть кресты святого Владимира и Храма Христа Спасителя, визжала, когда на нас неслись вертолеты и воздушные шары, и краем глаза видела, как Павел с довольной улыбкой на лице оборачивается к нам с фотографом перед каждым спецэффектом.

Это была невероятно красивая Москва. Высокотехнологичный аттракцион — первый в России. Продакшн от Первого канала, основная часть съемки — широкофокусные камеры на вертолетах, в труднодоступных местах — дроны.

Внутри одного из аттракционов. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Полет» для парка — еще и важная экономическая доминанта.

— Мы активно продвигали возможность внебюджетных источников дохода — парковка, сувенирные магазины, медиакомплексы, — признался Павел. Мы пересекали огромный холл со стойками информации и кассами. — У американцев этого не предусмотрено. «Полет» продается с утра до вечера. В конце года появится «Полет над Россией», позже и между планетами.

— Дороговато все-таки продается — 790 рублей полный билет, не все смогут себе позволить, — заметила я.

— У нас есть льготные билеты, различные скидки, будут и бесплатные часы, — пообещал Павел. — Для детей из многодетных семей кинозалы бесплатны уже сейчас.  Знаете, бесплатное нужно вводить аккуратно. В «Полете» и «Машине времени» используется высокотехнологичное оборудование, которого нет в России. Его обслуживание и эксплуатация стоят дорого. Сотрудники тоже должны обладать специальными знаниями в области инженерии, информационных технологий. Их заработанная плата тоже должна соответствовать их уровню квалификации. Плюс энергозатраты аттракционов, которые работают непрерывно в течение дня.  Вот и стоимость билета.

Потом был круговой зал с экраном вместо стен. На экране — история Москвы и «Зарядья». 

— Под ногами — интерактивный пол! — Павел с трудом перекрикивал электронного экскурсовода. Я стояла на Красной площади, посреди парада 7 ноября 1941 года. Честное слово, мне было холодно.

Потом — научный кластер в «Заповедном посольстве».

— Это будущее сельского хозяйства, — объяснял мне у Флорариума Павел. В стеклянном павильоне вились растения: корневая система не погружена ни в почву, ни в жидкий субстрат, питательные вещества распыляются из форсунок. — Такие фермы можно будет разместить хоть на крыше вашего дома. Заказываете, что хотите, и собираете — без химикатов и транспортных расходов.

— Технологии по этому принципу уже сейчас используются в проектах колоний на Луне и Марсе, — вставил добродушный молодой человек с бейджиком на широкой груди.

— Это руководитель наших научных программ, Денис Высоцкий, — представил Павел и углубился в коридоры. — Здесь у нас лекционный зал, пять лабораторий.

— Вот как раз сейчас детям рассказывают про загадочное вещество — воду, — не удержался за его спиной Денис. — Это первые опыты в химии, биохимии. Там сейчас вулканчик будут делать… — Но мы уже шли дальше: «Это самая серьезная аудитория — для более взрослой публики 14-17 лет: программы по генетике, биотехнологии и медицине». Рядом — «Ледяная пещера», где наморозят 70 тонн воды.

— Фасады — это полноценная скульптура, если конструкцию разобрать, то там целые инженерные сооружения, — рассказывал Павел по дороге к Большому Амфитеатру. Слева вилась белая, утопленная в ландшафте стена. —  Парк — это эксплуатируемая кровля зданий. Вот говорят — маленький парк и такие деньги. Но это не парк, а культурно-просветительский центр с уникальной ландшафтной группой и сложнейшими архитектурными объектами. Главное, не оборачивайтесь! — мы поднимались по ступенькам. — Обернуться нужно у «Коры». Смотрите!

За Кремль заходило солнце.

— Сегодня прочитала, что в день равноденствия нужно обязательно посмотреть на закат, — мечтательно сообщила я Павлу.  Павел засмеялся:

— Ну, отличный повод.

Над нашими головами по «Коре» ходили строители.

— Чинят? — спросила я Павла. — Как вообще можно было ее разбить?

Павел только вздохнул и перешел к другим проблемам:

— Опыт первых дней работы парка показал, что нужно менять ландшафтную зону под «Стеклянной корой». С гравием было оригинально, но придется укреплять вплоть до мощения, потому что он сносится на лестницу. В пространствах между скамейками по предварительной концепции вообще должны были быть газоны. На картинке это красиво, но через неделю от них ничего не останется. В гранит закатывать не хочется, гравий высыпается, посмотрим. Еще зиму пережить.

Строители осуществляют работы на стеклянном куполе в парке. Недавно он был поврежден посетителями. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Горы, санки, — понимающе вставила я.

— Никаких санок! — отрезал Павел. — Уклоны большие, небезопасно.

Осени, по словам Павла, парк не боится — есть система сбора дождевой воды, она очищается и используется для полива. Инфракрасное излучение под «Стеклянной корой» — для обогрева растений.

— А давайте выпьем чаю? — предложил Павел. — Только сначала еще в Подземный музей забежим. До музея мы еще в Малый амфитеатр с медийным экраном на 400 мест забежали («Главная задача — транслировать концерты из Концертного зала. А акустическую версию планируем пускать по всему парку»). И к Парящему мосту. После столпотворения мост «зациклили» — вход справа, выход слева, очередь на 40 минут, в будущем планируют турникеты — для безопасности.

Павел Трехлеб в гастрономическом центре в «Зарядье». Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Сами-то по парку гуляете?

— У нас обход! – усмехнулся Павел. — Утренний, вечерний. Много нюансов. Очистка территории, вот хотя бы эти пятна на тротуаре, — он кивнул себе под ноги.

— И сколько длится рабочий день? — поинтересовалась я.

— Последние полгода у основной команды часов по 16, — спокойно констатировал Павел и наконец перешел к музею.

«Это оригинал фрагмента Китайгородской стены... Построена в XVI веке, 6 метров длиной, забутовка внутри», «Мультимедийная составляющая — как строилась Москва, через месяц будут запущены дополнительные игровые комплексы…», «Фрагменты Великой улицы в напольных витринах».

— Слушайте, — вставила я в короткой паузе, — вам экскурсии можно водить.

— После прохождения госэкспертиз и защиты бюджета, когда ты объясняешь вроде бы очевидные вещи, а люди говорят, нет, это должно стоить в 20 раз дешевле, приходится вникать в каждый гвоздь, — объяснил Павел и продолжил:

— При нажатии на сенсорный экран у этой витрины появляются анимированные персонажи, которые рассказывают о предметах внутри. На трех языках — русский, английский и китайский. Проверенный. 

Главный хайп «Зарядья» мы отложили напоследок. Мы шли к зоне прибрежного леса, был вечер, гуляла публика, компания строителей из ближнего зарубежья ввинчивала в землю новый указатель, светились зеленым искусственные водоемы.

— Это естественные биотопы! — рассказывал Павел. — Более того, мы выпустили зеркальных карпов. В хвойный лес — ежиков. Несколько дней назад их видели.

На холме было немноголюдно. Место бедового побоища огородили деревянными колышками, протянули канаты. За канатами местами темнела земля.

— Канатов же не было? — уточнила я у Павла.

— Здесь нет, — признался он. — Мы в большей степени под «Стеклянной корой» огораживали. Мы не думали, что люди будут ходить мимо тропинок. И американцы были категорически против. По концепции посетители должны были исследовать самостоятельно, так сказать, неочевидные маршруты в парке. Теперь подрядчики устанавливают новую навигацию.

— Ну объективно, здесь сложно понять, где тропинка, а где нет, — сказала я.

— Ну не совсем, все-таки есть граница отсыпки, — Павел остановился у каната. — Конечно, растения низкорослые, но многие — с яркой верхней частью, красивые. Люди здесь селфи делали, наступали на них…

— Признайтесь честно, — попросила я Павла за чаем. Мы сидели в кафе «Зарядье». За соседним столиком компания ела устрицы. На открытых прилавках морозились морские ежи и дальневосточные крабы. — Если бы Зарядье не надо было открыть ко дню города, то, наверное, сейчас не было бы всего этого — «откроется через месяц», «намораживаем лед»…

— Я был на многих строительных объектах, поверьте, если нет жесткого дедлайна, все будут спать до последнего, – заверил меня Павел. — Так же запускали Сочи, все основные стройки попроще. Для успешной деятельности нужен четкий, реальный срок и системная работа.

Павел Трехлеб. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

www.novayagazeta.ru

Павел Трехлеб: В «Зарядье» уже прошел миллионный посетитель

Прошел месяц со дня открытия парка «Зарядье». Это первый крупный парк за последние 70 лет, который построили в центре Москвы с нуля. Парк занимает площадь чуть больше 10 гектаров. На ней воссозданы четыре ландшафтные зоны России: луга, степь, леса (смешанный, хвойный и прибрежный, а также березовая роща) и северный ландшафт. В парке есть на что посмотреть не только любителям природы, но и поклонникам современной городской архитектуры и новейших технологий.

В «Зарядье» возведен мост, парящий над гладью Москвы-реки, построены необычные павильоны и сооружения: «Заповедное посольство» с двухуровневым флорариумом и искусственной ледяной пещерой, медиацентр с мультимедийными комплексами «Полет» и «Машина времени», подземный музей «Зарядье» и стеклянная кора на крыше концертного зала, под которой всегда хорошая погода и растут субтропические цветы, деревья и кустарники. Полюбоваться этим ежедневно приходят десятки тысяч посетителей. Павел Трехлеб, директор парка «Зарядье», рассказал, почему сохраняется интерес к парку, какие новые растения и животные появятся в нем, а также как «Зарядье» поддерживает связь с посетителями и с какими крупнейшими парками мира дружит.

— Павел Сергеевич, за короткий срок парк «Зарядье» стал одним из самых популярных в городе. Сколько человек посетили парк с момента его открытия? Как вы оцениваете работу парка в первый месяц?

— Могу с уверенностью сказать, что в минувшие выходные в «Зарядье» уже прошел миллионный посетитель. Как-то особо его выделять мы не планировали. Скорее, это статистика для нашего понимания: насколько востребован парк в зависимости от дня недели, погодных и иных факторов. В первое время после открытия число гостей доходило до 100 тысяч в день. Считаю, что это большой успех. Сейчас уже можно с уверенностью сказать: концепция полностью оправдала себя. Создан уникальный архитектурный и инженерный комплекс в сочетании с неординарными ландшафтными решениями и очень насыщенной культурной программой, расположенный в самом центре крупного мегаполиса, — подобного нет ни в Москве, ни в России. Мы получили множество положительных откликов и благодарностей от москвичей и туристов. «Зарядье» стало настоящим подарком для всех нас.

— Высокий интерес, видимо, и стал причиной длинных очередей в парк. Они сохраняются до сих пор?

— Пока в «Зарядье» работает одна входная группа — с Москворецкой улицы. Но покинуть парк можно через несколько выходов, которые организованы в разных его частях. Очереди на входе были лишь в первые дни после открытия. Тогда большое количество людей одновременно хотели попасть в «Зарядье». Сейчас очередей нет. В будни парк посещают от 10 до 30 тысяч человек. Это вполне комфортный трафик, при котором гости могут спокойно прогуляться по территории, зайти в медиакомплексы «Полет» и «Машина времени», музей или кафе. Бывают, конечно, наплывы посетителей. К примеру, когда приезжает организованная экскурсионная группа на нескольких автобусах. Тогда на входе можно увидеть скопление людей. Но через пять — десять минут все проходят в парк.

Специальными регистраторами оборудованы все входные рамки. Зная, сколько человек приходит в «Зарядье», а также в какое время увеличивается поток гостей, мы можем отрегулировать в дальнейшем режим его работы, сделать более удобным для посещений

— А когда будет полностью демонтировано строительное ограждение в «Зарядье»? Станет ли он после этого круглосуточным?

— Конкретные даты демонтажа ограждения назвать сложно. Сейчас идет отладка всех внутренних процессов работы парка. А благодаря ограждению и сохранению одной входной группы мы, к примеру, фиксируем точную численность посетителей. Специальными регистраторами оборудованы все входные рамки. Зная, сколько человек приходит в «Зарядье», а также в какое время увеличивается поток гостей, мы можем отрегулировать в дальнейшем режим его работы, сделать более удобным для посещений.

— Вы упомянули о большом количестве откликов посетителей «Зарядья». Как происходит обратная связь с гостями? Существует книга жалоб и предложений?

— Конечно, у нас есть книга отзывов. Она находится в павильоне «Медиацентр». Любой желающий может поделиться в ней впечатлениями от посещения парка. Кроме того, на информационных стойках в том же павильоне мы предлагаем нашим гостям заполнить анкету, указав в ней свои пожелания к работе «Зарядья». Высказать претензии или, наоборот, поблагодарить сотрудников за что-то можно и лично. Общение с посетителями ведется в медиацентре постоянно. Вся информация фиксируется работниками и принимается к рассмотрению. Предложение по оптимизации работы «Зарядья» можно также оставить на сайте. Очень часто гости пишут нам в соцсетях. Мы не пропускаем ни одной жалобы и стараемся отвечать на все письма и сообщения.

Некоторые гости советуют расширить детскую площадку, другие — проложить тропинки к прудам. Кто-то предлагает поставить в парке скульптуры исторических персонажей и построить русские избы, чтобы иностранные туристы смогли видеть самобытность России. Посетителям-спортсменам не хватает беговых дорожек и зон воркаута. К идеям, которые не противоречат концепции парка, мы, безусловно, прислушиваемся

— И о чем пишут чаще всего?

— Большинство вопросов касается объектов парка, расписания их работы, стоимости билетов. Что касается предложений, то они самые разные. К примеру, некоторые гости советуют расширить детскую площадку, другие — проложить тропинки к прудам. Кто-то предлагает поставить в парке скульптуры исторических персонажей и построить русские избы, чтобы иностранные туристы смогли видеть самобытность России. Посетителям-спортсменам не хватает беговых дорожек и зон воркаута. К идеям, которые не противоречат концепции парка, мы, безусловно, прислушиваемся. Но все-таки хочу напомнить, что «Зарядье» — это прежде всего природный парк.

Сюда люди приходят отдыхать, наслаждаться видами. И некоторые элементы, к примеру спортплощадки, здесь будут лишними. Одно дело устранить мелкие недоработки, совсем другое — менять архитектуру и ландшафт. Этого мы делать точно не будем. Сложнейший проект парка разрабатывался долго и кропотливо международной командой архитекторов и дизайнеров. Наша задача сейчас — корректировать нюансы, связанные с содержанием растений и технической эксплуатацией объектов, отлаживать организационные процедуры и обеспечивать превосходное качество сервиса, делать парк комфортным и доступным, не искажая его концепции.

— Судя по постам в соцсетях, у первых посетителей «Зарядья» были замечания к навигации в парке. Таблички с обозначениями и указателями стояли вдали от пешеходных дорожек, их было мало, надписи трудно читались. Будете ли менять таблички и указатели?

— Изначально в «Зарядье» предполагалось свести к минимуму навигационные элементы, как это и должно быть в природном парке. Архитекторы хотели, чтобы он оставался некой загадкой для посетителей. Каждый раз они могли бы заново исследовать и открывать его. По задумке авторов проекта гости должны были затеряться среди ландшафтов и забыть, что находятся в центре большого города. Поэтому таблички сделали минималистичными, без детальной информации. Чтобы не отвлекать на них внимание посетителей, указатели поставили подальше от прогулочных дорожек.

Но на практике оказалось, что при большом скоплении людей такое решение не является удачным. Каждую минуту у десятков тысяч посетителей возникают вопросы: где находится общественный туалет, как пройти к парящему мосту, куда свернуть, чтобы попасть в кафе и тому подобное. Поэтому было решено улучшить навигацию в парке за счет временных табличек и указателей. Постоянные навигационные системы разрабатываются и будут установлены в ближайшее время. 

— Помимо установки канатных ограждений были ли приняты какие-то дополнительные меры безопасности, чтобы защитить объекты «Зарядья» от повреждения?

— В качестве профилактики случайного повреждения мы поставили дополнительные таблички с предостерегающими надписями. Это сделано для того, чтобы люди понимали, где заканчивается дорожка и начинается ландшафт. За сохранностью зеленых зон наблюдают волонтеры, они объясняют гостям, как обращаться с пока еще не окрепшими растениями. Кстати, мы заметили, что подавляющее большинство посетителей очень бережно относится к парку. «Осторожно, не наступи!» — можно услышать то тут, то там.

Мы развиваем долгосрочные отношения с Центральным парком Нью-Йорка. На этапе подготовки проекта «Зарядья» американские коллеги очень помогли нам с моделированием внутренних процессов коммерческой и технической эксплуатации парка. Будем продолжать сотрудничество с ними

— А как оценивают «Зарядье» руководители и специалисты крупнейших парков мира? Будут ли у парка «Зарядье» совместные проекты по обмену опытом с кем-то из зарубежных коллег?

— К нам постоянно приезжают команды из зарубежных и российских парков. Специалисты с восхищением отзываются о проделанной нами работе. «Зарядье» по праву ставят в один ряд с такими парками, как «Миллениум» в Чикаго, Центральный парк и парк у Бруклинского моста в Нью-Йорке, сады у залива в Сингапуре. Мы развиваем долгосрочные отношения с Центральным парком Нью-Йорка. На этапе подготовки проекта «Зарядья» американские коллеги очень помогли нам с моделированием внутренних процессов коммерческой и технической эксплуатации парка. Будем продолжать сотрудничество с ними.

Кроме того, мы готовим лекционную программу по ландшафтному дизайну и озеленению городских территорий с участием ведущих отечественных и международных специалистов. Лекции будут проходить в научно-познавательном лектории «Зарядья», который расположен в павильоне «Заповедное посольство». Посещать их смогут все желающие абсолютно бесплатно по предварительной регистрации.

Мобильное приложение «Зарядья» планируем запустить тоже в ноябре. С ним гости смогут самостоятельно исследовать парк. В приложении будет доступна информация обо всех растениях, которые высажены на территории

— С 29 сентября в павильоне «Медиацентр» начала работать выставка «Русская Арктика». Она стала очень востребованной у гостей парка. Какие-то еще экспозиции планируется открыть до конца этого года?

— Сейчас мы занимаемся подготовкой дополнительных интерактивных экспозиций, которые появятся в подземном музее «Зарядье» уже в начале ноября. Все они будут посвящены истории создания Китайгородской стены, которая, как известно, находилась на территории нынешнего парка до 1934 года. Во время просмотра программы «Китайгородская крепость — памятник фортификационного искусства XVI века» можно будет узнать об устройстве и функциях сооружения, этапах его строительства.

Подавляющее большинство посетителей очень бережно относится к парку. «Осторожно, не наступи!» — можно услышать то тут, то там

Анимированная видеореконструкция постройки стены покажет посетителям весь процесс ее возведения — от закладки фундамента до закрепления зубцов. А мультимедийная проекционная инсталляция под названием «Петрок Малый» позволит гостям «пообщаться» с архитектором Китайгородской стены. Петрок Малый (итальянский архитектор, работавший на Руси в 1530-е годы. — Прим. mos.ru) расскажет с экрана о своем приезде в Москву, работе в Московском кремле, строительстве Китайгородской стены и земляных крепостей в Себеже и Пронске. Потом виртуальный архитектор сможет спросить гостя об экспозиции музея, а посетитель — ответить ему, используя управляющий сенсорный экран.

Юных экскурсантов археологического музея ждет игра «Крепость». Она предназначена для знакомства детей в игровой форме с устройством и функционированием крепостей. У ребенка будет возможность построить средневековую крепость, попробовать себя в качестве полководца и расставить воинов для защиты сооружения. И научиться правильно стрелять из пушки.

Также готовится версия аудиогида на китайском языке. Скоро туристы из Китая смогут ею воспользоваться. Впоследствии будут добавлены экскурсии и на других языках

— А как скоро появится мобильное приложение парка и что войдет в его функционал? На каких языках оно будет?

— Мобильное приложение «Зарядья» планируем запустить тоже в ноябре. С ним гости смогут самостоятельно исследовать парк. В приложении будет доступна информация обо всех растениях, которые высажены на территории. Сейчас такая база представлена только на нашем сайте. Можно сказать, что приложение — технологичная альтернатива табличкам с описанием. Учитывая огромное многообразие цветов, кустарников и трав в «Зарядье» (120 видов растений, общей численностью более миллиона экземпляров), таблички могли бы заполонить все вокруг. Приложение же достаточно открыть на смартфоне, найти там картинку интересующего растения и прочитать о нем. Кроме того, с его помощью можно будет забронировать и купить билеты на киносеансы, выставки и мероприятия, проходящие в парке. Скачать приложение можно будет как для iOS, так и для Android. Обе версии будут представлены на двух языках — русском и английском.

— Появятся ли у парка аудиогиды на разных языках?

— Аудиогиды уже есть на английском и русском языках, их можно взять в павильоне «Медиацентр». Также готовится версия на китайском языке. Скоро туристы из Китая смогут ею воспользоваться. Впоследствии будут добавлены экскурсии и на других языках.

Сейчас в парке сажают дикорастущие луковичные растения. Это, например, тюльпан Бибирштейна — красивый цветок, внешне похожий на крупный колокольчик, только желтого цвета. Он занесен в Красную книгу страны. Всего мы посадим более 30 тысяч луковиц тюльпана

— Гости «Зарядья» уже могут увидеть фильм «Полет над Москвой» в медиакомплексе «Полет». А когда ждать «Полет над Россией»? И будут ли другие «полеты»?

— Полетать над Россией можно будет уже в конце декабря. Второй фильм снят по такому же принципу, что и «Полет над Москвой». Зрители кинозала увидят с высоты птичьего полета самые красивые уголки нашей страны, почувствуют порывы ветра и капельки дождя на лице. В планах — сделать «полеты» в космосе, они обещают стать не менее захватывающими.

— Осенью традиционно высаживают цветы, которые распускаются весной. Ожидаются ли высадки в «Зарядье»?

— Сейчас в парке сажают дикорастущие луковичные растения. Это, например, тюльпан Бибирштейна — красивый цветок, внешне похожий на крупный колокольчик, только желтого цвета. Он занесен в Красную книгу страны. Всего мы посадим более 30 тысяч луковиц тюльпана. Уже высадили свыше тысячи деленок краснокнижного ириса безлистного. В зоне широколиственного леса будут посажены 14 тысяч луковиц пролески сибирской — первоцвета, который появляется вместе с подснежниками. Зацветут они в конце апреля — начале мая. Все виды дикорастущие, особого ухода не требуют. К высадкам цветов мы планируем привлечь волонтеров. Ими могут стать все желающие москвичи в возрасте от 16 лет. Для этого необходимо зарегистрироваться онлайн. Приоритет будет отдан горожанам, имеющим опыт ухода за растениями.

— Переживут ли растения «Зарядья» зиму? Не планируется ли их укрывать?

— Абсолютно все цветы, травы, кустарники и деревья в парке — морозостойкие. Укрывать их не нужно, они прекрасно будут чувствовать себя зимой под снегом. Мы специально подбирали дикорастущие виды, приспособленные к нашим погодным условиям. Обустраивать в «Зарядье» какие-то дополнительные зимние укрытия, чтобы разграничить скрытые под снегом ландшафтные зоны, мы тоже не собираемся. Концепция природного урбанизма, которой мы придерживаемся, предполагает, что парк должен выглядеть естественно в любое время года. 

В следующем году, когда деревья разрастутся и на них можно будет устроить бельчатники, мы хотим поселить здесь несколько белок

— А как насчет традиционных зимних развлечений — снежных горок, катков? Для них найдется место в парке?

— В этом году — точно нет. Но мы готовим интересную фестивальную программу к новогодним каникулам. Какую — пока секрет. Возможно, поэкспериментируем с освещением в парке.

— Недавно вы сообщили, что в хвойный лес заселили ежей, а в пруды запустили зеркальных карпов. Планируется ли дальнейшее заселение «Зарядья» животными, птицами и рыбами?

— Да, на территории парка живут четыре диких ежа, а в водоемах — с десяток карпов. В следующем году, когда деревья разрастутся и на них можно будет устроить бельчатники, мы хотим поселить здесь несколько белок. Понимаете, площадь в 10 гектаров, окруженная со всех сторон антропогенным шумом, слишком мала для комфортного обитания животных. Поэтому заселять «Зарядье» принудительно, делая из него подобие зоопарка, мы не станем. Кроме того, в парке много посетителей, зверям негде затеряться и спокойно жить. Наших ежей пару раз уже ловили гости и приносили в медиацентр со словами: «Они голодают, заберите их». Приходилось относить маленьких хищников на место и объяснять людям, что ежи — санитары парка. Это насекомоядные животные, и пищу они добывают себе сами — в их рацион входят, например, гусеницы и личинки.

Таким образом, они берегут растения «Зарядья» от вредителей. Зимой звери впадают в спячку. Кормить их дополнительно, особенно человеческой пищей, крайне не рекомендуется. Что касается птиц, то столичные биологи провели исследование и назвали виды, которые могут со временем заселить парк и его окрестности. Среди них cадовая камышовка, зеленая пересмешка, славка-черноголовка, зеленая пеночка, мухоловка-пеструшка, зарянка, соловей, большая синица, рябинник, зяблик, домовой воробей и другие. Но ждать пернатых в «Зарядье» стоит только тогда, когда разрастутся все деревья и кустарники.

Пока в «Зарядье» так многолюдно, проводить здесь церемонии регистрации брака не очень удобно. Но в будущем, думаю, можно будет и жениться в парке, и отмечать семейные праздники

— В парках и усадьбах в Москве принято устраивать всевозможные торжества, например, свадебные церемонии. Возможно ли что-то подобное в «Зарядье»?

— Парк очень популярен у новобрачных. Особенно красивые фото получаются на парящем мосту. Правда, молодожены иногда жалуются, что не могут сделать кадр, в который не попали бы другие посетители. Пока в «Зарядье» так многолюдно, проводить здесь церемонии регистрации брака не очень удобно. Но в будущем, думаю, можно будет и жениться в парке, и отмечать семейные праздники. Кстати, на сайте и в соцсетях нас часто спрашивают, бесплатно ли проведение в «Зарядье» свадебных фотосессий. Конечно, бесплатно. Причем не только свадебных, а любых, как и во всех столичных парках.

— Как вы считаете, когда «Зарядье» можно будет назвать функционирующим на все 100 процентов? Считаете ли вы его таковым сейчас?

— Парк — этой живой организм, который постоянно развивается, самообучается, настраивается под приоритеты своих гостей. Поэтому нельзя измерить в процентах функциональность «Зарядья». Он открыт для всех, и это главное. Мы следуем за потребностями посетителей, а они могут меняться. И этот процесс бесконечен. «Зарядье» — это своеобразная площадка для обмена опытом, мнениями, впечатлениями. Он будет меняться всегда — каждый день, месяц и год своего существования. А мы вместе с ним.

www.mos.ru

Парк «Зарядье» возглавит бывший чиновник и телеведущий Иван Демидов

А нынешнему директору Павлу Трехлебу прочат должность руководителя парка Горького.

В городском правительстве случаются внезапные назначения, но вот конкретно — а о ней из своих источников узнал РБК — этой не ожидал никто. На место Павла Трехлеба, возглавлявшего «Зарядье» со дня его открытия для широкой публики, приходит Иван Демидов. Да, тот самый ведущий «Музобоза», ставший в современную нам эпоху умеренным консерватором и успевший побывать даже замминистра культуры. Он, кстати, в числе прочего курировал кино и отметился лоббированием закона о возрастных ограничениях (который в итоге вышел более мягким, чем планировалось). Затем, кстати, работал директором парка «Россия», который собирались строить в Домодедовском районе в бытность Сергея Шойгу губернатором Подмосковья, но от проекта решено отказаться. Последнее его место работы — Фонд развития современного искусства. Теперь, если верить источникам газеты в городском правительстве и депкульте, он придет продолжать и развивать дело Павла Трехлеба. Учитывая взгляды Демидова, можно с уверенностью сказать, что секса в кущах «Зарядья» он не допустит.

Сам же Трехлеб, по той же информации, пойдет руководить парком Горького. Наверное, можно считать это повышением — вспомним быстрый и головокружительный взлет Сергея Капкова, который с этого места меньше чем за год стал министром культуры Москвы. Впрочем, должность хлопотная — сделавшая хорошую карьеру Марина Люльчук лишилась своей должности после того, как в новогоднюю ночь рухнул деревянный помост, с которого полторы сотни человек смотрели салют. Нынешнего директора Вячеслава Дунаева, который возглавляет Мосгорпарк, в ЦПКиО звали временно.

В общем, интересная ротация — будем наблюдать, что дальше. Московские парки вообще место перспективное — с них, если вспомнить, начиналось Великое Московское Благоустройство, они же остаются его символом.

Иван ДемидовПавел ТрехлебПарк Горькогопарк Зарядье Без рубрики Люди Город Люди Город Люди

moskvichmag.ru

Директор «Зарядья»: «Парк — это живой организм»

Павел Трехлеб рассказал Business FM о настоящем и будущем одного из знаковых объектов современной Москвы

Директор парка «Зарядье» Павел Трехлеб. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Парк «Зарядье» — один из знаковых московских объектов поколения «некст». Чем запомнился его первый год жизни, что из задуманного удалось, над чем еще предстоит работать и все-таки что такое «Зарядье» — городской парк, общественная зона или культурно-научное пространство? На эти вопросы в интервью обозревателю Business FM Валерии Мозгановой ответил директор парка «Зарядье» Павел Трехлеб.

Парку «Зарядье» почти год без малого. Что бы вы за этот год назвали главным достижением «Зарядья»?

Павел Трехлеб: Главное достижение «Зарядья» заключается в том, что парк стал любимым местом москвичей и гостей столицы. Это объективная информация, у нас есть уже и результаты опросов, голосований, поисковика «Яндекса», что действительно парк во время чемпионата по футболу и в остальное время за последние десять месяцев собрал огромную аудиторию: уже более восьми миллионов посетили нас за это время. Не снижается интерес как к самому парку как к ландшафтному комплексу, так и к тем сервисам, которые представляет парк.

Когда парк только-только был представлен москвичам, возникало ощущение его какой-то недоделанности: растеньица какие-то маленькие, куцые, и стройка еще не до конца была завершена, еще какие-то объекты доделывались. Что сейчас? Можно ли сказать, что парк уже приобрел окончательный вид?

Павел Трехлеб: Уже весной гости нашего парка могли увидеть полноценный парковый комплекс — все 120 видов растений, эту уникальную парковую ландшафтную архитектуру. Мы действительно видим, что парк заиграл полностью, и на сегодняшний день это практически финальная концепция той материальной среды, которая была создана. При этом парк сам по себе — это живой организм, и ни в коем случае он не может финализироваться и не иметь никакого последующего развития. Наоборот, мы развиваем культурные программы, у нас очень активная просветительская функция, и поэтому каждый день наши посетители могут найти новые яркие мотивы для последующего пребывания на нашем объекте.

Публикация от Парк Зарядье (@zaryadye.official)21 Май 2018 в 8:24 PDT

Уже открылась «Ледяная пещера», открылись аттракционы. Открытие концертного зала будет финальным аккордом, приуроченным ко Дню города?

Павел Трехлеб: Абсолютно верно. В мае этого года было открытие «Ледяной пещеры», это важнейший тематический центр в нашем парке. Гости с удовольствием теперь посещают уголок «Русской Арктики», наслаждаются художественными инсталляциями Александра Пономарева и Алексея Козыря. Это уникальный просветительский центр. С точки зрения концертного зала — это изначальная задумка и архитекторов проекта, и мы с нетерпением ждем сентября этого года, когда будет торжественное открытие этого зала.

Какова роль Валерия Гергиева в работе этого концертного зала?

Павел Трехлеб: Он является председателем культурного совета, который курирует проект реализации этого зала. Насколько я знаю, он был непосредственно вовлечен в создание уникальной акустической концепции, привлекались японские акустики, позволившие добиться уникальных показателей этого зала, который будет входить в состав лучших музыкальных комплексов Европы.

Публикация от Парк Зарядье (@zaryadye.official)16 Июл 2018 в 5:33 PDT

Когда только-только открылся парк «Зарядье», тут же интернет наполнился картинками, как что-то сломали, не там сели, там вырвали, там вытоптали. Эта проблема на сегодняшний день стоит перед «Зарядьем»?

Павел Трехлеб: Возникали некоторые технологические вопросы, когда действительно большой поток людей, парк не предполагал никаких ограждений, это была изначально американская задумка, авторы концепции настаивали, чтобы никаких ограждений и барьеров внутри парка и никаких границ между природными зонами и урбанизированными территориями не было. В день нас посещали иногда более 100 тысяч человек — для территории в десять гектаров это серьезная нагрузка. Нам пришлось оперативно ставить временные ограждения в виде деревянных столбиков с натянутой бечевкой, чтобы каким-то образом регулировать потоки, и сообщать более четкую информацию посетителям, где мы приветствуем их путешествия, а где мы просим все-таки воздержаться от хождения по ландшафтной зоне. Особенно это касалось северного ландшафта, потому что там находились наиболее хрупкие растения и любое воздействие на них приводило к их гибели. Нельзя сказать, что это был какой-то массовый процесс, но были случаи, и мы постарались оперативно их купировать в ближайшие недели.

А сейчас столбики есть? Я их особо и не видела.

Павел Трехлеб: Мы три четверти всех ограждений уже сняли, они сохраняются на северном ландшафте, в районе прудов, еще нескольких ландшафтных зон. Посмотрим. Мы сейчас наблюдаем и заметили, что появились новые тропинки в некоторых ландшафтных зонах. Будем смотреть, дальше мониторить и по ситуации уже выходить из этого положения.

Москвичи до сих пор спорят, что такое «Зарядье»: это зеленая зона в центре города или это вообще не парк, а просто некая культурно-научно-социальная зона, в которой парк просто составляющая? Что такое «Зарядье» прежде всего?

Павел Трехлеб: Когда парк «Зарядье» создавался, в основу идеологии легли принципы, чтобы создать пространство, которое бы удовлетворяло наиболее широкую аудиторию, работало бы круглогодично. И мы постарались создать такой компромиссный, гармоничный вариант, который бы вписался в исторический контекст города, потому что это очень знаковое место, и в то же время выполнял важную социальную функцию. Действительно, это было бы местом рекреации, открывало бы новые виды и одновременно предлагало бы нашим посетителям активнейшую культурную программу.

Публикация от Парк Зарядье (@zaryadye.official)7 Июл 2018 в 6:01 PDT

Про культурную и научную программу можно поподробнее? Она совершенно нехарактерная для того пространства, которое мы обычно называем парком.

Павел Трехлеб: Когда дорабатывалась изначально архитектурная концепция, предложенная международным консорциумом в 2013 году, мы как раз специально добавляли много дополнительных культурных элементов. Возникли высокотехнологичные мультимедийные комплексы, которые позволили нам продемонстрировать и красоты Москвы, в будущем — красоты России в формате, который ранее не был представлен в России. В том числе благодаря этому мы получили сейчас международные награды. В Амстердаме эксперты со всего мира признали, что действительно это прорыв года.

У нас реализована очень интересная концепция научного центра: полноценные биотехнологические лаборатории, где профессионалы и биотехнологи проводят мастер-классы, в первую очередь для детской аудитории. Дети могут почувствовать себя в роли экспериментаторов, провести различные генетические секвенации, разработать генетические паспорта, вырастить растения in vitro, то есть весь комплекс научных манипуляций, который позволяет детям себя чувствовать не просто участниками каких-то декоративных процессов, а полноценными соучастниками именно научных экспериментов.

Парк «Зарядье» готовит специальную программу ко дню своего рождения — 9 сентября. Это будет яркая концертная программа. Мы будем запускать фильм «Полет над Россией». Это новый контент и уже известный, полюбившийся москвичам комплекс «Полет». Будет яркое событие этих дней — открытие выставочного проекта, совместного партнерского проекта с Третьяковской галереей: 60 шедевров из коллекции Третьяковки будут экспонироваться в парке «Зарядье», включая картины из коллекции Павла Третьякова.

Удовлетворяет ли вас как директора парка коммерческая составляющая его работы? Ведь не мне вам рассказывать, что, как только появились планы по организации «Зарядья», сразу пошли разговоры: деньги, что ли, больше не на что потратить?

Павел Трехлеб: Чтобы ответить на этот вопрос, надо обратиться в первую очередь к международной практике. Все крупнейшие мегаполисы, столицы стараются сконструировать собственное лицо, и наличие подобных проектов культурной, социальной направленности очень важно, потому что это определяет идентичность города, это определяет его лицо, это определяет, как относятся власти, город к своим гражданам и туристам, посещающим этот город. Возникновение парка «Зарядье» принесло огромное количество очень положительных эффектов. Мы получили однозначные позитивные отклики из экспертной среды, огромное количество туристов, а это было наглядно во время чемпионата по футболу — через нас прошли более 1,7 миллиона человек. Они просто удивлены, что в центре Москвы, исторического мегаполиса, создан такой инновационный проект, очень яркий, очень сочный, энергетически очень емкий.

Насколько я знаю, первоначально американская модель вообще не предполагала никаких коммерческих включений в парк, должна была быть просто зеленая зона в центре города.

Павел Трехлеб: В изначальной американской концепции был в основном ландшафтный комплекс, были некоторые выставочные залы, отдельный подземный паркинг и филармония. Создав научный кластер, создав мультимедийный кластер, мы расширили и усилили экономическую базу парка, поэтому сейчас парк себя чувствует более комфортно, гармонично и может существенную часть своих эксплуатационных затрат перекрывать за счет доходов от этих видов сервиса.

Еще одна претензия к «Зарядью» — он слишком регулярный: в нем очень мало мест, где можно кинуть плед и поваляться на лужайке.

Павел Трехлеб: И да, и нет. У нас спроектирован и активно эксплуатируется Большой луг. Это почти два гектара территории, на котором гости свободно могут находиться, устраивать мини-пикники, наслаждаться природой, и это происходит. В хороший день сотни человек наслаждаются этими видами. Создан специально Большой амфитеатр, 1600 посадочных мест, где можно круглый день спокойно находиться. Все остальные зоны — это действительно в основном активный рельеф, это специальные посадки зачастую с очень хрупкими растениями. Я считаю, что в парке реализована концепция сбалансированной среды.

Публикация от Парк Зарядье (@zaryadye.official)10 Июл 2018 в 7:48 PDT

О сбалансированной среде. Как говорят архитекторы, градопланировщики, в «Зарядье» все по отдельности очень хорошо, а вот целостной картины не возникает.

Павел Трехлеб: Я бы так не сказал. Парк «Зарядье» — это живой организм, который каждый раз открывает себя с новой стороны своим посетителям. Программа парка и ландшафтные, инженерные, культурные решения, все наши программные элементы работают на общий симбиоз и общую синергию. Вообще, территория парка представляет собой очень хорошую площадку для приключений, исследований. Вы могли, наверное, заметить, что с самого начала мы вообще старались минимизировать какие-то навигационные знаки, потому что концептуально авторы проекта и предлагали создать в центре города, исторического мегаполиса, природный оазис, в котором люди должны потеряться, обретать себя и одновременно через эту трансформацию почувствовать какой-то совершенно иной вкус жизни. Парк «Зарядье» дает свободу выбора, и ни в коем случае это не какой-то конвейер, который ставит вас в узкие рамки, и вы обязаны следовать только им. Каждый раз, приходя в парк, вы открываете что-то новое. Это не замерзшее совершенство — это совершенство в движении, что очень важно.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru


Смотрите также