Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Пчельникова светлана биография


Наедине со всеми - Светлана Пчельникова - Бэйбики

Наедине со всеми 11.04.16 — Светлана Пчельникова 11.04.2016 (11 Апрель 2016) Обожаю эту передачу! Уважаю эту женщину — Светлану Пчельникову — известного кукольника и мецената — благотворителя!

Надеюсь, многим интересно будет посмотреть эту передачу!

а еще — фрагмент интервью с ней Елены Алешкиной от 31 октября 2013 в жарнале «Среда обитания»: ...«Светлана Пчельникова — красивая миниатюрная блондинка, само очарование, женщина, у которой все есть: трое детей, богатый муж, дом на Рублевке, собственный бизнес и благотворительный проект. Я нашла вас ровно за две минуты. Забила имя в поисковике, высветился мобильный, позвонила, и вы сразу ответили. Часто вам вот так звонят? Без конца. В основном родители больных детей. Или авантюристы, которые пытаются заработать. Но и им сразу не отказываю, мало ли… Говорю: «Пришлите документы, подтверждающие, что это ваш ребенок и что он болен». Еще врачи звонят прямо из операционной. Мы дружим с детским отделением Бакулевского института и его руководителем, профессором Константином Шаталовым. Я сама к нему пришла и предложила стать палочкой-выручалочкой. Связь держу в основном с его помощницей, кардиологом Ариной. Совсем недавно звонит мне Ариша из реанимации и говорит: «Светочка, у нас лежит ребенок в искусственной коме по квоте. Во время операции выяснилось, что неверно был поставлен диагноз. Все оказалось сложнее, и нужен кардиостимулятор. Родители в обмороке, денег нет. Где семьдесят тысяч взять?» Говорю: «Берите прибор и ставьте, сейчас начнем деньги собирать». Мы, конечно, не одни такие хорошие у Шаталова. Есть фонд Кати Бергман «Детские сердца», но они не всегда справляются. Бывает, экстренные ситуации идут одна за другой. А зачем вообще вам все это? Вы богатая свободная женщина… Так получилось, что однажды именно я, Света Пчельникова, проснулась хозяйкой собственного бизнеса в доме на Рублевке. Но на этот праздник жизни я попала из внешнего мира, может быть, поэтому и не стала холодной мымрой с манией величия и стеклянными глазами. Я не из богатой, а из обычной интеллигентной московской семьи, росла как все дети. Поступила в Плехановский институт, там же на дискотеке познакомилась с будущим мужем. Откуда мне было знать, что Кирилл очень быстро, буквально за несколько лет, раскрутится и станет миллионером? Поженились в голодные девяностые, дочка родилась, оба студенты: и работать надо, и учиться, и в диких очередях стоять. Мы просто выживали. А потом нам повезло. Очень быстро и муж, и папа нашли себя в новом мире. Отец был профессором, занимался вычислительной техникой и, как только появилась возможность, вместе с моим мужем открыл компьютерный бизнес. Я стала работать на фондовой бирже: акции, фьючерсы, все новое, интересное. Во времена дикого капитализма наблюдала, как многие люди из нашего окружения делали состояния, поднимались на самую вершину успеха, но потом очень быстро все теряли. У нашей семьи все получилось: мы смогли заработать и сохранить бизнес. И когда я со вторым ребенком вышла в декрет, необходимости возвращаться на работу уже не было. И вы решили заняться благотворительностью? Нет, я записалась в дорогой спортивный клуб рядом с домом и увидела своими глазами, «как люди живут»: жены дипломатов, дорогие путаны, богатые домохозяйки. У них и няни есть, и домработницы, и дома в Европе. Присматривалась к ним, где-то даже восхищалась и думала: ведь и я могу не хуже устроиться, деньги позволяют. С новыми подружками мы часами сидели после фитнеса в кафе, обсуждая, кто какую сумку купил. Я поняла, что шопинг может быть не только стилем жизни, но и ее смыслом и философией. Знаете, для женщины все это так заманчиво, так приятно, когда нет вопроса важнее: какую сумку купить — «Прада» или «Луи Виттон». Началась настоящая, как мне тогда казалось, жизнь: курсы английского, салоны красоты, дорогие машины, рестораны, первые поездки за границу. Слава богу, у меня хорошие родители, которые в тот момент, когда у меня голова кружилась, взяли заботу о детях и доме на себя. А мама гуляла! За ночными клубами пошли наркотики… Как и почему все это стало происходить, понять и сейчас не могу. Со стороны ведь трудно на себя посмотреть. Ты просто живешь и делаешь то, что делают другие люди вокруг тебя, подчиняешься общим правилам, не хочешь выбиваться из стаи. До сих пор благодарю бога, что в наркотики втянуться не успела. Сама бы, наверное, вовремя не спохватилась. Потребовалась встряска… Случилось так, что я еле выжила, точнее, умерла. Но меня вытащили с того света, вернули и поделили судьбу на «до» и «после». «После» — это дети, а «до» — красивая жизнь «новой русской жены». До того как со мной несчастье случилось, меня сверху предупреждали: кончать нужно с такой жизнью, менять окружение. Но я не поняла сигналов. Разные были знаки. Чуть ли не на каждом шагу начала вдруг падать. Однажды, выйдя под утро из ночного клуба, ногу сломала. Как будто ангелы говорили: подумай, что ты делаешь. Мне бы в тот момент успокоиться, но я даже внимания на эти звоночки не обратила: откуда у блондинки в голове умным мыслям взяться! Муж купил машину, гламурный «Крайслер Пятикрузер». Одна такая красотка на всю Москву была. Я очень этим гордилась. Кириллу автомобиль сумасшедших денег стоил. Это была экспериментальная, сырая модель. Вот на этой машине я и поехала в Адрианополь, за 350 километров от Москвы, к свекрови на дачу. Возвращаюсь с багажником, полным банок с белыми грибами. Что случилось на дороге, даже не помню. Оказалось, не справилась с управлением и на скорости 160 километров вылетела в кювет. Меня потом водитель-дальнобойщик нашел — хорошо, что заметил дымок. Я переломала все: позвоночник, ноги, руки, лопатки, ребра, колени. В техпаспорте машины было заявлено восемь подушек безопасности, а на самом деле не было ни одной. Теперь я знаю, что такое клиническая смерть: видела и тоннель, и бабушку Женю свою любимую, папину маму. Муж примчался, говорит: «Понимаешь ли, какое это вообще чудо, что ты жива! Ты должна построить домик возле церкви, жить и бога благодарить за спасение». Я считаю, это было мое второе рождение. История прямо как из латиноамериканского сериала… Может быть. Только я после аварии десять месяцев лежала не вставая. У врачей было два варианта развития событий: либо я буду лежать в кровати, либо буду сидеть в инвалидном кресле. То есть я летела на всех парах вверх, к звездам, а меня вот так взяли и в одну секунду выбросили из жизни. Целыми днями я молча лежала и думала о том, что мой красивый, успешный муж от меня уйдет, а я, калека несчастная, останусь одна. Бывало, просыпалась от собственного крика. Вся в синяках, швах и шрамах, некрасивая, растолстевшая. И Кирилл, который сначала спокойно выносил все мои крики и истерики, сказал, что уйдет. «Если не возьмешь себя в руки и не начнешь нормально лечиться, я тебя брошу. Жена-калека никому не нужна». — Так и сказал, чтобы я наконец встряхнулась. А я испугалась, что так оно и будет, поняла, что надо быстро голову свою лечить. Со мной в палате лежала соседка, Галочка Биркенгейм, она на телевидении работала. Мудрый, талантливый человечек, который все понимает. Ночью, когда мне было очень страшно и я начинала в голос плакать, она подсаживалась к моей постели, гладила по руке и рассказывала сказки. Она их сама сочиняла: мы их называли «сказки от Галочки». Смешные, трогательные истории меня успокаивали, как когда-то в детстве. Врачи советовали готовиться к тяжелейшей операции. Говорили, что нужно делать разрез от копчика до затылка и собирать позвоночник на титановые скобы. Но никто не давал гарантии, что меня в результате не парализует. И я отказалась. Сделали корсет, начала заниматься по системе Дикуля, качала мышцы, когда не спала. Просыпалась — снова качала. Нейрохирурги не верили, что меня на все это хватит: они же мужики, что они могут знать про силу женщины, у которой все слезы кончились. Тогда же, в больнице, я начала и кукол делать. Мама принесла пяльцы для вышивки, купила первые книжки по изготовлению кукол, записала меня в школу дизайна. Мама воспитывалась в детском доме, и от нее мне передалось отношение к кукле как к какому-то сказочному, волшебному и очень ценному предмету. Куклы всю жизнь были моей страстью, поэтому учиться мастерству кукольника я начала с большим азартом и удовольствием. Но тогда я еще не понимала, для чего делаю своих кукол. Теперь понятно, откуда куклы и желание помогать людям. Нет, еще нет. После выхода из больницы я немного занималась благотворительностью, но так… Как положено человеку моего круга. Восемь лет назад это вообще казалось мне сомнительным занятием. Почему? Друг моего мужа Александр Степанян, владелец крупного ресторанного и ювелирного бизнеса, начал благотворительный проект для детских домов «Парад коров». Ну да, у меня проект называется «Парад кукол», считайте, что я слизала чужую идею. Так вот, огромные коровы стояли в ГУМе, на Красной площади, а звезды — Макаревич, Кобзон, Жириновский — их расписывали. Потом этих коров продали на аукционе «Сотбис», деньги хотели направить в детские дома. Но продюсеры деньги украли и исчезли. Александр и его друг все, что обещали, выполнили, правда заплатить пришлось из собственного кармана. Вопрос стоял о репутации: ты украл или не ты — кому что докажешь. Позже, когда я занялась благотворительностью, Степанян меня научил: дали деньги — сама иди и отнеси ребенку без посредников. Сейчас меньше на благотворительности пытаются заработать, а раньше… Одни люди — не хочу называть имена — делали грандиозный проект: банкеты, шампанское, выступление артистов в роскошном зале. Даже Софи Лорен и Стивен Сигал приезжали. Лотерейные билеты стоили по тысяче долларов, а приглашенные отдавали свои драгоценности, машины, картины. Я сидела за столом с большим боссом из РЖД, его женой, дочкой и сама видела, как они купили пачку лотерейных билетов. И вот торжественно выносят подносы и отдают главе фонда «Линия жизни» Фаине Захаровой. Она чуть не расплакалась: насчитали всего 17 тысяч долларов. Это всего три операции детям! А ведь один «ягуар» с этого аукциона принес 60 тысяч долларов. Куда подевались деньги?.. Я возмущалась, а муж говорил: «Критиковать легко, у тебя есть уникальная коллекция кукол, ты сама кукол делаешь, вот и создавай свой благотворительный проект». Тогда и появилась идея «Парада кукол»? Нет, понадобился еще один толчок. По первому образованию я экономист, второе высшее получала в Институте Мориса Тореза, на отделении искусствоведения, писала диплом об истории невьянской иконы и узнала, что в Екатеринбурге открылся посвященный ей частный музей. К тому же в этом городе сильная ассоциация кукольников. Одним словом, потянуло меня на Урал. Оказалось, владеет музеем известный в Екатеринбурге общественный деятель, глава фонда «Город без наркотиков», а теперь еще и мэр Евгений Ройзман. Харизматичный человек! Мы с подругой пришли к Ройзману в музей, познакомились, он для нас сам экскурсию провел и книгу свою подарил: «Сила в правде. Город без наркотиков». Ройзман мне помог, подтолкнул и, можно сказать, стал крестным отцом. Сказал: «Если вокруг никто ничего не делает, это же не повод и тебе ничего не делать. Вставай и делай». Лучше зажечь одну маленькую свечку, чем проклинать темноту. Он ведь и сам так начинал. У Евгения три дочки, и когда в его подъезде, во дворе, на детской площадке стали появляться окровавленные шприцы, он со своим другом выходил и убирал все это безобразие. В городе творилось что-то страшное: чуть ли не еженедельно от передозировки умирали подростки, но для Ройзмана это был не повод критиковать власть и милицию за бездействие. Он организовал движение «Город без наркотиков». Этот человек мне и в Москве покровительствовал, когда стал депутатом Госдумы. Евгений сам куклу сделал, позже по его просьбе для нас и Иосиф Кобзон, и Екатерина Лахова не кукол — шедевры сотворили! А кого из спасенных вами детей вы помните? Многих. Вот, например, Саша Смолянский. Ему сделали несколько операций в России, но с каждой следующей ситуация становилась только хуже. Готовы были взяться за ребенка врачи из Германии, но даже с 50%-ной скидкой выходила огромная сумма в 43 тысячи долларов. Мы — Анита Цой, Иосиф Кобзон, Александр Степанян — за неделю подключили всех, кого только смогли, распродали вещи, кукол, картины и собрали деньги. Сами удивились, как смогли и успели — вроде все давно выгребли и у себя, и у друзей. На самом деле, я знаю, в таких вот ситуациях ангелы-хранители ребенка помогают. Впервые услышав от главы фонда «Линия жизни» Фаины Захаровой фразу «Ты знаешь, что детскую жизнь можно купить?», я ощутила неловкость. Цинично прозвучало. А теперь сама повторяю те же слова людям, у которых есть деньги и у кого их не так много, и добавляю: «Не можно, а нужно купить». Задача нашего проекта «Парад звездных кукол — детям» в том, чтобы найти звезду, уговорить ее сделать куклу, продать куклу и купить окклюдер. Раньше детям кардиостимуляторы ставили, а сейчас стараются окклюдеры использовать. Грудная клетка ребенка при такой операции не вскрывается, и сердце не останавливается. Делается небольшой разрез на ноге и в бедренную артерию вводят окклюдер: он проталкивается в предсердие и закрывает дефект, например характерный для порока сердца — открытое овальное окно. Американские, швейцарские одноразовые окклюдеры очень хорошие, но дорогие: от трех до семи тысяч долларов в зависимости от сложности операции. Обычно они в клиниках в специальных опечатанных шкафах хранятся. Ребенок с таким аппаратом легче переносит операцию и уже через неделю после реабилитационного периода может спортом заниматься и с друзьями бегать. Вы-то сами учились мастерить кукол, а как важному политику, который иголку в руки никогда не брал, с такой задачей справиться? Самое удивительное, что проект именно у мужчин вызывает больше интереса. Не знаю, может, женщины просто наигрались в детстве?.. Звездам мы раздаем кукольные шаблоны: лысенькие, гладкие, ни истории, ни одежды, ни души. Участник проекта сам все придумывает. Например, Михаил Шуфутинский делал рыжую женщину-кошку. Мы ему принесли кучу тканей, предложили помочь, но он все сделал сам. Взял иголку, по-мужски насадил ее на нитку, сшил разные куски материи, и получилось платье. Накрасил губы красным маркером, но понял, что не сможет выписать глаза, и завязал их черной лентой. Эта кукла была нашим талисманом. Ведь нужна не только идея, немного красок и тканей, но еще и очень много любви. Иначе куклу просто никто не полюбит и не купит, и она не исполнит своей миссии — помочь ребенку. Человек отдает игрушке часть души, а Шуфутинский очень хотел помочь. Сказал, у него двое сыновей, он понимает родителей и отказаться от участия не может. Его куклу, конечно, купили, она в Ниццу уехала. С Филиппом Киркоровым тоже интересно получилось. Я его случайно на улице встретила. Стою возле ЦУМа, вижу — Киркоров разговаривает по телефону. Подошла к нему и затянула, как пионерка: «Здравствуйте, Филипп! Мы делаем проект “Парад звездных кукол”, не могли бы вы тоже принять участие?..» Он дал мобильный помощников — так они нам такую куклу вернули! Девочка, но вылитый Филипп Киркоров: в роскошнейшем платье, в короне, усыпанной фианитами от Сваровски, — чудо! Конечно, в проекте участвуют не только звезды и не только Москва… А можно я своих помощниц по именам перечислю? Олеся Пелевина — Тюмень, Наташа Минаева — Пермь, Оксана Сахарова — Калининград, Наташа Сумарокова — Франция, Ольга Лунина — Англия, Наташа Волкофф — Канада, Лена Лисина — Екатеринбург. Леночка Бояринова, и тебе спасибо. Лена живет в Париже, вышла замуж за художника, но сама из Санкт-Петербурга. Каждый год она пять тысяч долларов переводит ребенку из родного Петербурга на операцию. Партнеру своему по бизнесу Ирине я безумно благодарна: у нас общий бизнес — салон красоты, она у меня зарабатывает, а я трачу. Ну и мужу, конечно, спасибо за то, что кормит. То, чем я занимаюсь, — это волонтерство, денег за работу не получаю. Так с миру по нитке и собирается. Но что бы я одна делала, кому бы своих кукол продавала? Похоже, вы — человек, у которого все в жизни получается… Я ничего специально не выдумываю, а просто следую знакам. Сначала мечтала встретить свою любовь и выйти счастливо замуж, хотела нарожать и воспитать здоровеньких деток. Потом меня привели к необходимости помогать детям. Я ведь только потом поняла, почему помогаю именно детям с больным сердцем. Уже когда проект «Парад кукол» вовсю работал, со мной случилось то, чего я так ждала и во что уже боялась верить. Бог мне дал третьего ребенка. Моя Мишель родилась семимесячной, весом 900 граммов, с «дырочкой» в сердце… Два месяца дочка пролежала в кувезе. Чтобы спасти мою дочь, я сама прошла весь тот путь, который проходят мамы, чьих детей спасают мои куклы. Дети, которых спасли мои куклы, помогли спасти мою дочь. Я часто вспоминаю своего Никитку — мальчика, который не выжил после операции и так и не стал моим сыном. Иногда мне даже кажется, что он — это моя дочка Мишель. Как будто он умер и переродился.»…

babiki.ru

Светлана Пчельникова, муж

Глядя на эту красивую жизнерадостную женщину, даже в голову не приходит, что ей пришлось пережить страшную аварию, после которой она, можно сказать, родилась заново. Муж Светланы Пчельниковой, успешный бизнесмен, известный промоутер в мире профессионального бокса Кирилл Пчельников не отходил от жены, когда она лежала со сломанным позвоночником, раздробленными ключицей и лопаткой, изуродованным лицом на больничной койке.

На операционном столе Светлана пережила клиническую смерть, но, к счастью, весь этот ужас, о котором она сегодня вспоминает с содроганием, остался в прошлом ее биографии, и Пчельникова, которой на тот момент было всего тридцать лет, вернулась к жизни.

На фото — Светлана Пчельникова с мужем

С будущим мужем Светлана познакомилась на дискотеке в Плехановском университете, куда она поступила сразу после школы. Тогда Кирилл Пчельников еще не был успешным состоятельным бизнесменом, не имел дома на Рублевке, а был таким же, как она студентом. Они поженились в девяностых, вскоре родилась дочка, и им приходилось совмещать учебу с обязанностями родителей, а мужу Светланы Пчельниковой, чтобы содержать семью, приходилось еще и подрабатывать.

Вместе с ее отцом, профессором в сфере вычислительной техники, Кирилл организовал собственный компьютерный бизнес. Сама Светлана начала работать на фондовой бирже. Семейный бизнес складывался успешно, они быстро заработали неплохое состояние, да и в личной жизни Светланы и ее мужа тоже все было прекрасно.

На фото — муж Светланы Пчельниковой

Когда Пчельникова родила второго ребенка, они были уже состоятельными людьми, и после декрета Светлана на работу больше не вышла. Почувствовав вкус роскошной жизни, она все свое время посвящала походам по салонам красоты и магазинам, ресторанам, поездкам на заграничные курорты, о детях заботились родители Светланы. В тот период в ее жизни вошли наркотики, и как это случилось, она теперь даже не может понять.

Разорвать замкнутый круг помогла та самая страшная авария, после которой Пчельникова чуть было не погибла. Ей пришлось десять месяцев провести на больничной койке, и за это время она о многом передумала, и одной из самых пугающих была мысль о том, что Кирилл уйдет от нее, ведь тогда она была растолстевшей от неподвижности калекой.

Однако муж Светланы Пчельниковой сказал, что уйдет от нее только в том случае, если она не соберется и не начнет бороться за выздоровление. Это стало для Светланы хорошей встряской, после которой у нее появилась цель полностью восстановиться.

Тогда же в больнице Пчельникова начала делать кукол, к которым всю жизнь она была неравнодушна. Это стало началом одного из главных ее увлечений – сейчас авторские куклы Пчельниковой известны не только в нашей стране. А еще Светлана твердо решила, что будет заниматься благотворительностью и помогать больным детям. Один из ее проектов называется «Парад звездных кукол – детям», и в его рамках Светлана сотрудничает со многими известными и просто неравнодушными людьми, которые хотят делать и делают добрые дела.

kto-muzh.ru

Интервью с Президентом Клуба коллекционеров кукол России Светланой Пчельниковой. | Журнал Ярмарки Мастеров

— Все кукольники очень молодо выглядят и долго живут. И в Англии, и в Екатеринбурге. Все об этом говорят. Может потому, что мы застряли в радужном детстве. Антиквар, художник, коллекционер кукол, Президент Клуба коллекционеров кукол России, член Британской кукольной ассоциации, почетный член Американского союза клубов коллекционеров кукол, почетный член Уральской ассоциации авторских кукол, член-патрон NIADA, издатель журнала “Мир кукол” Светлана Пчельникова начала собирать свою коллекцию в 18 лет. Впрочем, “собирать”, не то слово. — Наступил день рождения, и мама преподнесла мне подарок. Это была копия немецкой антикварной куклы. И вместо того, чтобы усадить ее на видное место, убрала подарок от греха подальше. И не только потому, что это была очень дорогая и хрупкая вещь. Кукла выбивалась из самого интерьера нашей ухоженной и, смею вас заверить, со вкусом обставленной квартиры. Для нее требовалось нечто особенное, что не соответствовало нашей эпохе. И потом еще четыре года мама дарила мне по кукле. Опять же немецкой, коллекционной. У нас была вовсе не бедная профессорская семья. И мама, выросшая в детском доме, изо всех сил пыталась дать нам с сестрой все то, о чем когда-то не смела и мечтать. В том числе и кукол, которых у нее никогда не было. Собственных. Только казенные. Да и всего остального — игрушек, фруктов, внимания и любви — у нас с сестрой было в избытке. Умная девочка Света поступила в Плехановский. Понимающие люди знают, насколько это не просто. С небольшим перерывом на декретный отпуск она закончила ныне Российскую экономическую академию и устроилась работать на фондовую биржу, где очень четко усвоила, что нельзя складывать все яйца в одну корзину. По долгу службы Светлана имела дело со всевозможными инвестициями, в том числе в недвижимость, сельское хозяйство и даже в производство вина. Особая статья — вложение средств в искусство, которое требует от инвестора на удивление больших денег: миллионов, а то и миллиардов. — Другое дело — куклы. Здесь нужно куда меньше затрат. Однажды, на выставке в Центральном доме художника, где постоянно проходят Международные антикварные салоны, я увидела чудо из чудес: застывший миг, всплеск чувств и эмоций. И относительно по приемлемой цене — 4-5 тысяч долларов. Как завороженная несколько дней подряд я водила туда своих подруг, вертелась среди опытных коллекционеров. И уяснила для себя, что приобретение авторской куклы считается таким же выгодным вложением капитала, как инвестирование в картины, ювелирные украшения, скульптуру. А сегодня английская компания Vectis заявила о стабильном росте этого рынка почти на 10 процентов в год. Иметь в доме дорогих кукол нынче модно. Это неброский признак этакого буржуазного достатка. Коллекционирование изящных фигурок — удовольствие изысканное, требующее определенных знаний. Многие известные люди стремятся попасть в когорту коллекционеров. Более чем в миллион долларов оценивается собрание кукол американской актрисы Деми Мур. Прославленная Матиссом, Майолем и Боннаром модель Дина Верни в 1989 году на аукционе “Сотби`с” заплатила за такую игрушку 90?200 фунтов стерлингов. Впоследствии она продала свою коллекцию за 4,7 миллиона долларов. Не отстают от иностранных и наши собиратели. Пожелавшая остаться неизвестной некая русская ценительница на американской выставке “увела” у Майкла Джексона приглянувшийся тому шедевр художницы Джо-Эллен Триллинг “Деликатес”. Элитные куклы поселились в домах Государственного секретаря Союзного государства П.П. Бородина, бывшего вице-премьера Правительства России, а ныне заместителя генерального директора ОАО “Русский алюминий” А.Я. Лившица, депутата Государственной Думы А.В. Митрофанова…

— Так ваша дальновидная матушка уже тогда знала, что не в куклы играет?

— Непроизвольно.

— Но вы-то сразу уловили момент истины…

— Скорее испытала культурологический шок. Тогда я впервые поинтересовалась именем автора, создавшего это чудо. И была поражена, узнав, что это дело рук всамделишной баронессы, проживающей в своем собственном родовом замке. И только много позже я позволила себе приобрести нечто подобное из лиможского фарфора, с авторской росписью и выразительными стеклянными глазами, которые выдули для нашей красавицы по спецзаказу. Дальше — больше. Сейчас у меня порядка 150 серьезных кукол.

— Светлана Валерьевна, откуда, простите, такие деньги?

— Прощаю. И хочу сказать спасибо маме, папе и мужу с их материальными возможностями.

— А муж у нас кто?

— Муж у нас бизнесмен, занимается недвижимостью. Полностью взял на себя все расходы по детям, семье, отдыху. Так что все, зарабатываемое в салоне, уходит на кукол. Я их отслеживаю, езжу за ними и с ними по всему миру. Я уже не покупаю абы что, а хочу собрать весь “алфавит” художников, которые меня трогают от “а” до “я”. Со своим образованием я четко понимаю, что необходимо сегодня купить по цене 500 долларов.

— Подскажете нашим читателям? — Конкретизировать — это все равно, что копать себе яму. Сейчас, когда цены абсолютно не соответствуют качеству, уровню и художественной значимости авторов, очень благоприятный момент, чтобы собрать воедино работы всех заметных, сложившихся художников. Что касается образования. Это — Институт повышения квалификации при МГЛУ, бывший Мориса Тереза (искусствоведческий и антикварный факультет), двухлетнее обучение в институте при аукционном доме Гелласа (иконопись), Школа кукольного дизайна, Международная академия кукольного дизайна, успешно сданный экзамен в Британскую ассоциацию кукольников. Госпожа Пчельникова инициатор создания в России Международного некоммерческого объединения авторов кукол (МОАК). Она, что говорится, застрельщик их веселой жизни. Имеется в виду, в том числе, Международный салон кукол в Москве, куда съезжаются художники из Перми, Ханты-Мансийска, Волгограда, Ростова-на-Дону, Нижнего Новгорода, Омска, Санкт-Петербурга… Себя показать. На людей посмотреть. Точнее на их работы. Лучшие выходят на мировую орбиту. — Такие “междусобойчики” позволяют сохранять культурные традиции. Ведь первых кукол на Руси делали когда-то из золы. Ее смешивали с водой, скатывали куколку и получалось… женское божество “Баба”. Она охраняла, лечила, избавляла от злых духов. В общем, была оберегом очага и его хранительницы. Передавалась “Баба” от бабушки к внучке в день свадьбы и пользовалась заслуженным уважением. Но древние божества ушли, а кукла поначалу осталась в качестве игрушки. Художественная красавица с фарфоровым телом, в шелках и кружевах появилась в России только несколько веков спустя… Дорогие безделушки попадали к нам из Англии, Франции и Германии. А в XYII веке изготовление фарфоровых предметов обожания освоили и русские мастера. Традиция куклоделания прервалась после указа наркома просвещения А. Луначарского. Большевики заслуженно посчитали куклу роскошью. А спустя 70 лет авторские художественные коллекционные куклы стали серьезным бизнесом. Появилась индустрия кукольной моды, начали издаваться журналы и книги, проводиться выставки и конференции. Открылись музеи и галереи. Последний проект Пчельниковой “Парад звездных кукол”. Не было, как говорится, счастья, да несчастье помогло. Племянница Светланы родилась с врожденным пороком сердца, и ей срочно потребовался кардиостимулятор. Ну ладно, в данном случае люди со связями и не самые бедные, свои проблемы решили. — Но я на секунду представила себе тех людей, у которых нет и сотой доли возможностей, что были у меня.Детей, нуждающихся в кардиостимуляторе, в России 120 тысяч. Государство берется прооперировать 70 процентов. В стороне остаются 36 тысяч мальчиков и девочек. Арифметика тут не хитрая. 36000 детей умножаем на 5000 долларов и получаем астрономическую для одного, пусть даже очень доброго человека, цифру 180 миллионов долларов. — В свое время мне приходилось сталкиваться с различными фондами, которые занимаются такими детьми.Весьма успешные, но одноразовые. Скажем, арт-фестиваль “Парад коров”, прошедший в прошлом году, а еще раньше, инициатива Константина Эрнста “Кукла от звезды”. Недавно Светлана Бондарчук организовала акцию “Барби — время блондинок” в пользу детей с онкологическими заболеваниями. Я им сама куклу передала и у них в свою очередь купила. Исходя из всего этого, и нарисовался долгоиграющий “Парад звездных кукол”. Вместе с руководителем Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаилом Швыдким на первом этапе своих кукол наряжали Михаил Шуфутинский, Анита Цой, Елена Ищеева, Татьяна Пушкина, Яков Брандт, Анастасия Заворотнюк, Андрей Макаревич, Артемий Троицкий, Филипп Киркоров, Маша Шахова, Андрей Мерзликин…

— Вы собираетесь перечислить все громкие фамилии России?

— На самом деле их собралось не так уж и много на фоне существующей проблемы. Опять же 30 человек. Эта цифра пока сопутствует замыслу. Но не сомневаюсь, еще многие откликнутся. Проект рассчитан на годы. И будет проходить перманентно. Сейчас, например, куклы в работе у Валерии, Андриса Лиепы, некоторых известных бизнесменов.

— А когда пройдет первый аукцион? (статья 2009 года)

— Правильнее спросить: когда должен пройти. Фигурировал конец декабря. Представляете, такой весомый материальный подарок к Новому году. Но когда эйфория от уже сделанного чуть развеялась, выяснилось, что я многого не учла, а меня вовремя не надоумили. Или просто я перенадеялась на помощь благотворительных фондов, где акция за акцией срываются. А создавать собственный фонд в мои планы, по крайней мере пока, не входит.

— Так какие трудности?

— Трудности в отсутствии опыта и еще в том, что буквально все приходится делать самой. Например, найти ведущего аукциона. Чтобы лоты продавались. Я написала письмо Аните Цой, и она откликнулась. Есть договоренность с аукционным домом “Геллас”, у которого огромный опыт работы в этом направлении. Мариотт-Аврора, на Петровке, готов выделить помещение, но на 10 или 17 февраля. А время в нашем случае, как вы понимаете, не ждет. Опять же определенная неразбериха с финансовой частью акции. Ведь большинство благотворительных марафонов потерпели фиаско именно на своей материальной стадии. Скандал на скандале, потому что очень хорошие деньги испарялись, не доходя до адресатов. У меня, естественно, нет никакого расчетного счета. Более того, я вообще не хочу иметь к этим деньгам никакого отношения. Значит, надо еще более усилить Попечительский совет уважаемыми людьми. Или даже организациями. Для общественного контроля. Для прозрачности.

— Светлана, хочу напомнить вам народную мудрость, что надо считать только те деньги, которые уже лежат у тебя в кармане. Кто они, ваши потенциальные покупатели? Ведь человек, зарабатывающий 5 тысяч рублей в месяц, вряд ли позарится на куклу за 5 тысяч долларов, даже если она ему очень приглянулась.

— Увы и ах, что я могу сказать? Но эти вопросы не ко мне.

— А вдруг никто не даст цены?

— Да ладно. На II Международном салоне кукол Алексей Митрофанов сразу трех отхватил. А на “Параде коров” детище Андрея Макаревича, как корову языком слизнуло за 30 тысяч долларов. Объявился коллекционер, который собирает все артефакты, связанные с певцом.

— А как вам рисуется социальный статус этого коллекционера?

— Что там мне?! Вообще коллекционер кукол — как показывает мировая статистика аукционного дома “Сотбис” — это мужчина 40 лет, интеллектуал, бизнесмен, одинокий.

Недавно прочла книгу Вербера “Империя ангелов” и теперь точно знаю, что наши ангелы-хранители исполняют все наши желания. Только желания наши какие-то убогие. Денег, славы....... Поэтому молодые пусть найдут себя в жизни, смогут реализоваться. Пожилые пусть долго живут, будут здоровы и счастливы в окружении внуков. Ну, а нам, взрослым, просто любви. С большой буквы.

www.livemaster.ru

Светлана Пчельникова

  • История кукол насчитывает не одно тысячелетие, как и история всего человечества. Еще в Римской Империи и Древней Греции малыши играли с лошадками и куклами. Самые старинные, найденные на археологических раскопках, почти не поменяли свой вид за прошедшие тысячи лет.

    ... из глины или дерева куклы приносили радость детям, в игре воспитывались необходимые навыки в жизни, копировалось поведение взрослых... Одежду шили сами дети или им помогали взрослые.В Древнем Риме кукла – игрушка называлась «рuра», что переводится и как «кукла», и как «девочка». Латинские корни этого слова прослеживаются во многих языках. В итальянском оно породило такие производные, как «рира» - «кукла» и « куколка» (в зоологическом смысле), «pupattola»-«кукла», «pupazzo»-«кукла» и «театральная кукла – марионетка», «pupo»-«марионетка сицилийского кукольного театра». В немецком языке «кукла»-«puppe», в румынском – «pepusce», в молдавском – «пэпуша», английское «puppet» означает «театральная кукла», «марионетка», а французское «poupee»- это и «кукла», и «манекен» (болван – форма для одежды и шляп), даже в русском языке есть «пупс», обязанный своим происхождением французскому названию куклы.

  • Page 2

    ru-ru.facebook.com

    Светлана Пчельникова придумала благотворительный проект «Парад звездных кукол — детям»

    «У меня часто спрашивают – зачем тебе благотворительность? У тебя трое детей, обеспеченный супруг, собственный бизнес! Моя дорога к тому, чтобы помогать детям, была недолгой. Это во мне от мамы, можно сказать с детства. Моя мама выросла в детском доме и всегда была голодной, она передала мне свое желание всех одеть и накормить. Я родилась в Москве. Мама работала главным экспертом по сертификации товаров в Центральном Детском Мире, папа был завкафедрой вычислительной техники и профессором Института повышения квалификации Министерства черной металлургии. Я росла как все обычные дети. После школы поступила в Плехановский институт на факультет экономической кибернетики. На одной из вечеринок познакомилась с будущим мужем. Свадьбу сыграли в 1989 году. Родилась дочка. И тут все в СССР закончилось. Мы в огромных очередях стояли, чтобы купить необходимые продукты.

    О везении

    Потом нам в одночасье повезло. Мой отец с мужем открыли собственный компьютерный бизнес, быстро адаптировались к новым условиям, а я стала работать на фондовой бирже. Мы смогли создать с нуля и сохранить свой бизнес. После рождения второго ребенка необходимости возвращаться на работу из декрета уже не было. У меня появились новые подруги из дорогого спортивного клуба рядом с домом. После занятий в спортзале мы часами сидели в кафе, обсуждали покупки и новости моды. Я начала посещать курсы английского, стала постоянной посетительницей салонов красоты, элитных ночных клубов и ресторанов. В ночном клубе первый раз попробовала популярный тогда там наркотик кокаин… Зачем? До сих пор не могу понять. Наверное, боялась не соответствовать этому гламурному окружению. Так я едва не потеряла все, включая жизнь.

    О машине

    Супруг подарил мне на новый 2000 год автомобиль «Крайслер». Первый экземпляр в Москве. На этой машине я поехала к родственникам за грибами на дачу за 350 километров от Москвы. На обратном пути случилось ЧП. Я не справилась с управлением и на большой скорости вылетела в кювет. Повезло, что мимо проезжал дальнобойщик, он увидел какой-то дымок, остановился и нашел меня в овраге. У меня было сломано почти все: позвоночник, ноги, руки, лопатки, ребра, колени. Хотя в техпаспорте машины было указано восемь подушек безопасности, на самом деле не оказалось ни одной. Я пережила клиническую смерть, «полет к свету в туннеле», но выжила. Считаю 28 сентября моим вторым днем рождения.

    О восстановлении

    После аварии десять месяцев провела в больнице. Врачи говорили, что я буду лежачей больной или в лучшем случае пересяду в инвалидное кресло без операции на позвоночнике. Просыпалась от собственного крика. Кому нужна жена-инвалид вся в шрамах, синяках, порезах? Перелом наступил, когда супруг жестко мне сказал: «Возьми себя в руки и начинай бороться, а то уйду!». Я стала заниматься по системе Валентина Дикуля, укрепляла мышцы, мышечный корсет.

    О куклах

    Так как моя мама воспитывалась в детском доме, своих личных кукол, игрушек у нее не было. Через всю жизнь она пронесла трепетное отношение к куклам. И передала его мне. Я никогда не ломала и не разбрасывала игрушки. Мама мне принесла мне в больницу инструкции по изготовлению кукол, записала в школу дизайна. Кукольному мастеру я стала учиться с огромным удовольствием. Но тогда я еще не понимала, для чего делаю своих кукол. Мне доставляло радость это занятие. Ведь всем известно, что положительные эмоции способствуют более быстрому восстановлению.

    Об идее

    Намного позже, когда я вернулась к нормальной жизни, решила сделать благотворительный проект «Парад звездных кукол — детям». Мой диплом второго высшего образования был посвящен истории невьянской иконы. Во время работы над дипломным проектом в Екатеринбурге открылся частный музей Невьянской иконы Евгения Ройзмана, основателя фонда «Город без наркотиков», который сейчас является мэром Екатеринбурга. К тому же в этом городе Уральская ассоциация кукольников очень активно устраивала выставки и популяризировала это направление. Мы с подругой пришли в музей и встретили там Евгения, он для нас экскурсию провел и книгу свою подарил «Сила в правде». Главные слова, что Евгений мне сказал: «Если вокруг никто ничего не делает, это же не повод и тебе ничего не делать. Вставай и делай». Девиз моего проекта: «Лучше зажечь одну маленькую свечку, чем проклинать темноту». Евгений подтолкнул меня к занятиям осмысленной благотворительностью. А идею продавать куклы и на эти деньги помогать детям мне подал мой муж, Кирилл Пчельников.

    О «Параде»

    Мы продаем авторские куклы, а на вырученные деньги оплачиваем счета за операции на сердце детям. Цена одной авторской игрушки — от трех до семи тысяч долларов, столько же стоит операция на сердце ребенка. Однажды за одну из кукол удалось выручить 22 тысячи долларов. Почему я помогаю детям с заболеваниями сердца? Когда проект «Парад кукол» уже работал в полную силу, Бог подарил нам третьего ребенка. Моя малышка родилась семимесячной, весом 900 граммов, с больным сердцем. Я знаю, что испытывают те мамы, чьих детей мы спасаем. Я прошла точь-в-точь такой же путь.

    О детях

    Однажды мы помогали мальчику из неблагополучной семьи, Никитке. Ему был годик, оплачивали операцию. Мама Никиты была из детского дома. Ей было тяжело одной с младенцем на руках, поэтому она отказалась от ребенка. Я предложила супругу: «А давай усыновим мальчика?» Он согласился. После проведенной сложнейшей операции на сердце я примчалась в больницу к Никите. Но он умер… Истощенный организм не справился с послеоперационной нагрузкой. Я часто его вспоминаю.

    О врачах

    У меня с очень многими московскими фондами налажен хороший контакт. Мы помогаем друг другу. Еще я помогаю отделению экстренной хирургии детей до 3 лет в центре сердечно-сосудистой хирургии Бакулевского института. Как-то позвонили мне из реанимации и говорят: «Света, у нас лежит ребенок в искусственной коме по квоте. Во время операции выяснилось, что неверно был поставлен диагноз. Все оказалось сложнее, и нужен кардиостимулятор. У родителей денег нет. Нужно семьдесят тысяч рублей». Говорю: «Берите прибор и ставьте, сейчас начнем деньги собирать». И так несколько раз.

    О звездах

    Как работает наш проект «Парад звездных кукол — детям»? Мы просим звезду сделать куклу, продаем ее и оплачиваем счет за окклюдер. Это прибор – хорошая замена кардиостимулятора. Отличие в том, что грудная клетка ребенка при такой операции не вскрывается, и сердце не останавливается. Просто делается маленький разрез на ноге и в бедренную артерию вводится окклюдер, дальше он проталкивается в предсердие и закрывает дефект в сердце. Ребенок легче переносит операцию и быстрее восстанавливается. Принимали участие в нашем Параде и Анита Цой, и Евгений Ройзман, Дима Билан, Иосиф Кобзон, Андрей Малахов и многие другие звезды и политики. Как-то Михаил Шуфутинский делал для «Парада» женщину-кошку. Мы ему принесли материалы, предложили помощь, но он сам со всем справился. Лихо вставил нитку в иголку, накрасил губы красным маркером, глаза завязал черной лентой. У него у самого двое детей. Его куклу купили очень дорого, она в Ниццу отправилась. А на деньги помогли оплатить операцию малышу из многодетной семьи в Санкт-Петербурге.

    О помощницах

    В проекте участвуют не только звезды и не только из Москвы. Мне хочется назвать всех девочек, которые помогают мне в работе над проектом. Это Елена Деламар и Елена Бояринова из Франции, Ольга Лунина из Англии, Наташа Волкофф из Канады, Лена Лисина из Екатеринбурга, Лена де Винне из Голландии.

    О спасенных

    Я веду свой особый счет. 106 кукол – 106 спасенных жизней. И я очень рада, что нашла свое призвание.»

    priderussia.livejournal.com

    Светлана Пчельникова, искусствовед из Москвы, придумала благотворительный проект «Парад звездных кукол — детям»

    О машине

    Супруг подарил мне на новый 2000 год автомобиль «Крайслер». Первый экземпляр в Москве. На этой машине я поехала к родственникам за грибами на дачу за 350 километров от Москвы. На обратном пути случилось ЧП. Я не справилась с управлением и на большой скорости вылетела в кювет. Повезло, что мимо проезжал дальнобойщик, он увидел какой-то дымок, остановился и нашел меня в овраге. У меня было сломано почти все: позвоночник, ноги, руки, лопатки, ребра, колени. Хотя в техпаспорте машины было указано восемь подушек безопасности, на самом деле не оказалось ни одной. Я пережила клиническую смерть, «полет к свету в туннеле», но выжила. Считаю 28 сентября моим вторым днем рождения.

    О восстановлении

    После аварии десять месяцев провела в больнице. Врачи говорили, что я буду лежачей больной или в лучшем случае пересяду в инвалидное кресло без операции на позвоночнике. Просыпалась от собственного крика. Кому нужна жена-инвалид вся в шрамах, синяках, порезах? Перелом наступил, когда супруг жестко мне сказал: «Возьми себя в руки и начинай бороться, а то уйду!». Я стала заниматься по системе Валентина Дикуля, укрепляла мышцы, мышечный корсет.

    О куклах

    Так как моя мама воспитывалась в детском доме, своих личных кукол, игрушек у нее не было. Через всю жизнь она пронесла трепетное отношение к куклам. И передала его мне. Я никогда не ломала и не разбрасывала игрушки. Мама мне принесла мне в больницу инструкции по изготовлению кукол, записала в школу дизайна. Кукольному мастеру я стала учиться с огромным удовольствием. Но тогда я еще не понимала, для чего делаю своих кукол. Мне доставляло радость это занятие. Ведь всем известно, что положительные эмоции способствуют более быстрому восстановлению.

    Об идее

    Намного позже, когда я вернулась к нормальной жизни, решила сделать благотворительный проект «Парад звездных кукол — детям». Мой диплом второго высшего образования был посвящен истории невьянской иконы. Во время работы над дипломным проектом в Екатеринбурге открылся частный музей Невьянской иконы Евгения Ройзмана, основателя фонда «Город без наркотиков», который сейчас является мэром Екатеринбурга. К тому же в этом городе Уральская ассоциация кукольников очень активно устраивала выставки и популяризировала это направление. Мы с подругой пришли в музей и встретили там Евгения, он для нас экскурсию провел и книгу свою подарил «Сила в правде». Главные слова, что Евгений мне сказал: «Если вокруг никто ничего не делает, это же не повод и тебе ничего не делать. Вставай и делай». Девиз моего проекта: «Лучше зажечь одну маленькую свечку, чем проклинать темноту». Евгений подтолкнул меня к занятиям осмысленной благотворительностью. А идею продавать куклы и на эти деньги помогать детям мне подал мой муж, Кирилл Пчельников.

    О «Параде»

    Мы продаем авторские куклы, а на вырученные деньги оплачиваем счета за операции на сердце детям. Цена одной авторской игрушки — от трех до семи тысяч долларов, столько же стоит операция на сердце ребенка. Однажды за одну из кукол удалось выручить 22 тысячи долларов. Почему я помогаю детям с заболеваниями сердца? Когда проект «Парад кукол» уже работал в полную силу, Бог подарил нам третьего ребенка. Моя малышка родилась семимесячной, весом 900 граммов, с больным сердцем. Я знаю, что испытывают те мамы, чьих детей мы спасаем. Я прошла точь-в-точь такой же путь.

    О детях

    Однажды мы помогали мальчику из неблагополучной семьи, Никитке. Ему был годик, оплачивали операцию. Мама Никиты была из детского дома. Ей было тяжело одной с младенцем на руках, поэтому она отказалась от ребенка. Я предложила супругу: «А давай усыновим мальчика?» Он согласился. После проведенной сложнейшей операции на сердце я примчалась в больницу к Никите. Но он умер… Истощенный организм не справился с послеоперационной нагрузкой. Я часто его вспоминаю.

    О врачах

    У меня с очень многими московскими фондами налажен хороший контакт. Мы помогаем друг другу. Еще я помогаю отделению экстренной хирургии детей до 3 лет в центре сердечно-сосудистой хирургии Бакулевского института. Как-то позвонили мне из реанимации и говорят: «Света, у нас лежит ребенок в искусственной коме по квоте. Во время операции выяснилось, что неверно был поставлен диагноз. Все оказалось сложнее, и нужен кардиостимулятор. У родителей денег нет. Нужно семьдесят тысяч рублей». Говорю: «Берите прибор и ставьте, сейчас начнем деньги собирать». И так несколько раз.

    О звездах

    Как работает наш проект «Парад звездных кукол — детям»? Мы просим звезду сделать куклу, продаем ее и оплачиваем счет за окклюдер. Это прибор – хорошая замена кардиостимулятора. Отличие в том, что грудная клетка ребенка при такой операции не вскрывается, и сердце не останавливается. Просто делается маленький разрез на ноге и в бедренную артерию вводится окклюдер, дальше он проталкивается в предсердие и закрывает дефект в сердце. Ребенок легче переносит операцию и быстрее восстанавливается. Принимали участие в нашем Параде и Анита Цой, и Евгений Ройзман, Дима Билан, Иосиф Кобзон, Андрей Малахов и многие другие звезды и политики. Как-то Михаил Шуфутинский делал для «Парада» женщину-кошку. Мы ему принесли материалы, предложили помощь, но он сам со всем справился. Лихо вставил нитку в иголку, накрасил губы красным маркером, глаза завязал черной лентой. У него у самого двое детей. Его куклу купили очень дорого, она в Ниццу отправилась. А на деньги помогли оплатить операцию малышу из многодетной семьи в Санкт-Петербурге.

    О помощницах

    В проекте участвуют не только звезды и не только из Москвы. Мне хочется назвать всех девочек, которые помогают мне в работе над проектом. Это Елена Деламар и Елена Бояринова из Франции, Ольга Лунина из Англии, Наташа Волкофф из Канады, Лена Лисина из Екатеринбурга, Лена де Винне из Голландии.

    О спасенных

    Я веду свой особый счет. 106 кукол – 106 спасенных жизней. И я очень рада, что нашла свое призвание.»

    priderussia.ru


    Смотрите также