Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Рада и николай волшаниновы биография


Мое интервью с Радой Волшаниновой.

Мое интервью с Радой Волшаниновой.ed_glezinFebruary 25th, 2017Рада Волшанинова — живая песня.

Рада Волшанинова (настоящее имя Бронислава Александровна Золотарёва) — заслуженная артистка России. Легендарная исполнительница русских романсов и цыганских песен, актриса театра и кино,снимавшаяся в фильмах «Табор уходит в небо», «Братья Карамазовы», «Опасные гастроли» и др. Её завораживающий голос, её чувственное искромётное исполнение покорили сердца миллионов ценителей песенного искусства по всему миру.

- Каким было самое трудное решение, которое Вам приходилось принимать в Вашей жизни? - Я как-то об этом не задумывалась. Я думаю, что самое трудное решение мне приходиться принимать сейчас. Потому что я в таком возрасте, а мне 80 лет, который связан со множеством проблем. И мне надо принять решение о своих дальнейших планах. Сейчас жизнь меня поставила в тупик. Я живу с дочерью и с внучкой. Состояние здоровья у меня не очень хорошее. Нужно решать множество бытовых жизненных проблем, о которых мне бы сейчас не хотелось говорить. И именно сейчас у меня наверное самый сложный период в моей жизни. Но я хочу сказать и другое. Как не странно, именно в этом возрасте я полна внутренней энергии. Я полна восторженностью жизни, восторженности по отношению к миру, в котором я нахожусь, несмотря ни на какие проблемы. И счастье мое в том, что я умею радоваться в каких бы трудных ситуациях я ни была. Я всегда благодарна судьбе, благодарна Богу, благодарна людям за то, что я несмотря на свой почтенный возраст могу давать интервью, выходить на сцену, петь, писать. Около года назад прошел мой бенефис. Я счастлива. Я ещё многое хочу рассказать о себе и люди меня понимают. Это огромное счастье. - Вы сказали, что умеете радоваться, может быть от этого происходит Ваш псевдоним «Рада»? - Может быть (смеется). На самом деле этот псевдоним мне дал художественный руководитель молдавского джаз-оркестра «Букурия» (Радость) Шико Аранов. «Рада» - от распространенной молдавской фамилии Раду. Сначала я была Вероника Рада, потом просто Рада. В один прекрасный день Аранов подошел ко мне и спросил: «Бронислава, ты хочешь работать в нашем ансамбле?» Я закричала: «Конечно!» и улетела в Кишинев, петь в его ансамбле. - Расскажите пожалуйста о ваших родителях.

- Папу своего я не знала. Никогда его не видела даже на фотографии.

Мама моя была исключительно красивой цыганкой и очень талантливой танцовщицей и певицей. Зеленоглазая, небольшого роста, божественно сложенная женщина. Очень неординарный бескомпромиссный человек. Правдивая и яркая. Так получилось, что она не могла заниматься моим воспитанием. Но я никогда в жизни не осуждала ее за это, потому что мама — это святое. Из-за занятости мамы я уже в пятилетнем возрасте вынуждена была вести хозяйство. Когда мама уходила на концерты я сама себе готовила еду на примусе. Сама приносила в большом бидоне керосин для этого примуса. Когда мама меня оставила наши соседи по коммунальной квартире хотели отдать меня в детский дом. А потом одна из соседок мне рассказывала, что услышав про их планы я вышла к ним вся в кудряшках, сложила ручки на груди и спросила: «Неужели вы меня отдадите?» Они пожалели меня и взяли в свою семью на воспитание. Это была русская семья, которая состояла из трех сестер и двух братьев. Один из братьев жил с ними. Это были удивительные люди, которые мне очень много дали. Но они не хотели, чтобы я стала актрисой. А я всю жизнь этого хотела. Уже в восемь лет я мечтала играть «бесприданницу». Уже понимала как я буду играть. Мама через какое-то время стала появляться, но это уже были эпизодические встречи. После окончания школы, когда мне было 17 лет, тетки уговорили меня пойти на корректорские курсы. У меня уже тогда проявились литературные способности. Я хотела поступить в литературный институт. Но с институтом не получилось. Не получилось и с поступлением во МХАТ (школа-студия (высшее учебное заведение) при Московском Художественном театре - Florida and us). Я читала Катюшу Маслову и провалилась... Это было для меня трагедией. Но, потом, через годы МХАТ приглашал меня к себе как известную актрису и певицу. В итоге, после окончания корректорских курсов, я стала корректором высшего разряда. Работала три года в три смены в издательстве «Правда». Работа мне нравилась, но в свободное время я все равно собирала всех в корректорской и пела для коллег романсы и другие песни. Параллельно я занималась в театре-студии Докутовича. Однажды, во время одной из наших песенных посиделок, к нам пришла заведующая корректорской Сосминская и сказала: «Бронислава, вы же не по свой специальности работаете. Вам надо идти на сцену». Я подумала и уехала в ансамбль к моим цыганам. (смеется) - Вы помните свое первое выступление со сцены? - Да, очень ясно помню. Когда мне было пять лет мама взяла меня на свой концерт. Я смотрела на выступление ансамбля как на картину, совершенно завороженным взглядом. Как сейчас, ясно помню, что мама моя в свой выход вышла на сцену прямая как струна и забила плечами мелкий бисер. И она начала так красиво и зажигательно танцевать, что я не выдержала и в середине ее танца выбежала на сцену. Я стала танцевать вместе с ней. Публика была в восторге. Мама не ожидала от меня такой прыти и немного растерялась. Она отошла в сторону и просто стала аплодировать мне вместе со зрителями. Успех моего дебюта был невероятный — мне подарили коробку конфет. Я была счастлива! Это был мой первый танец и мой первых выход на сцену. - А со скольких лет вы начали петь? - Я пела всю жизнь, пела все время, не зря ведь говорят: «цыгане поют с пеленок» (смеется). Сначала я копировала известных певиц: Русланову, Лялю Черную, Шульженко и конечно моего кумира Лолиту Торрес. (Аргентинская актриса и эстрадная певица, ставшая популярной в СССР после проката фильма «Возраст любви» - Florida and us). Я и сейчас помню песни Лолиты на испанском языке. Единственное что притормаживало мое стремление петь — это то, что я стеснялась петь при тетях, которые меня воспитывали и не хотели, чтобы я стала певицей. Пела я в основном, когда была одна или в кругу своих ровесников. Публично я стала петь уже под аккомпанемент моего дяди гитариста Арсения Золотарева, маминого брата, который работал в цыганском ансамбле. Еще мы много пели цыганские и русские песни дуэтом со своей мамой. Она очень хорошо пела своим неподражаемым высоким голосом. В этом же цыганском ансамбле я встретила своего будущего мужа Колю. А он в это время со сцены пел песни в образе Раджа Капура. (Актера, сыгравшего главного героя в популярном тогда индийском фильме «Бродяга». - Florida and us) Потом мы с Николаем стали петь дуэтом цыганские и эстрадные песни. Песенный период в моей жизни начался именно с выступлений в этом ансамбле. Мы с Колей там очень успешно работали, до тех пор пока нас не услышал руководитель театра «Ромэн» Семен Аркадьевич Баркан. Он настолько был впечатлен нашим выступлением, что пригласил нас работать в своем театре. И как только я стала работать в театре, сразу поняла, что это мое призвание. И тут надо отдать должное Николаю, который пошел в театр совершенно не зная, что его там ждет. Только ради того, чтобы сбылась моя мечта. Но он никогда не жалел о своем переходе с эстрады на театральную сцену. Коля оказался потрясающим актером. Мы с ним сыграли все главные роли театра «Ромэн». Начались удивительные, искрящиеся, самые дорогие для нас годы в театре «Ромэн». Хотя работать приходилось очень много — и день и ночь. Репетиции начинались с раннего утра. Порой играли по два-три спектакля в день. Мы трудились очень много. Я даже оставалась после репетиций, оттачивала движения и реплики. Мы были счастливы оттого что есть возможность работать. Потом нас с Колей начали приглашать на радио, на телевидение, сниматься в кино. Начались съемки с телефильма «Трефовый король», который сняли в рекордные сроки — за одну неделю, буквально на ходу. И совершенно неожиданно для нас публике очень полюбились те романсы, которые я там исполняла «Я ехала домой» и «Не уезжай, ты мой голубчик». И понеслись эти романсы. И стали люди их любить. Я была просто счастлива от этого. - У Вас с супругом сложились действительно на удивление гармоничные отношения. Вы прожили вместе без малого 48 лет. Поделитесь, пожалуйста, с нашими читателями секретами Вашего семейного долголетия. - Да, это и правда удивительно. О нас писали как о легенде. Мы были два человека, которые любили друг друга. И мы любили людей, а люди любили нас. Мы были связаны творчеством, которым без остатка делились со слушателями. Мы прекрасно понимали и поддерживали друг друга. Вдвоем мы могли противостоять зависти, интригам, мы были в связке. И люди воспринимали нас как пару. Однажды после концерта мы шли усталые по Красной площади и навстречу нам ехала поливальная машина. Водитель узнал нас и радостно приветствовал. Мы пригласили его в театр, а он замялся. Я догадалась, что ему это не по карману. И мы прямо там, на Красной площади, в пять часов утра спели для него целый концерт! Вот это бескорыстная любовь к людям крепко объединяла нас. Нам не надо было приспосабливаться друг к другу, было полное взаимопонимание и гармония. Мы всегда были вместе. Коля ушел из жизни в 2005 году здесь, в Америке... - Расскажите, пожалуйста, о ваших детях, о вашей семье. - У меня две дочери. Старшая Неля и младшая Калинка. Четверо внуков и пять правнуков. Дети мои удивительные люди, творческие личности, счастье мое. Неля стала актрисой, она много снимается. Ещё в 16 лет она снялась в легендарном фильме «Табор уходит в небо». Потом еще играла во многих фильмах. Неля очень талантливая актриса. Живет она в Москве. У нее четверо детей. Моя младшая дочь Калинка живет со мной в Майами. Она совершенно удивительная певица, актриса, танцовщица. Она танцует цыганские и восточные танцы. Обучает танцам, преподает в арт-классе. Кроме того она совершенно удивительно рисует. Её дочь и моя внучка Дельфина тоже очень талантливая художница. Старшая моя внучка закончила МХАТ, работает актрисой и фотомоделью. Младшая внучка работает в театре со своим мужем. - Как Вы стали сотрудничать с ансамблем VIA Romen? - Для меня работа с VIA Romen – это подарок судьбы. Благодаря им я стала снова петь после огромного перерыва. В один прекрасный день мне позвонил руководитель группы VIA Romen Вадим Колпаков. К тому времени это был уже достаточно популярный коллектив цыганской песни и танцев, объездивший с гастролями почти весь мир. А Вадим Колпаков — это племянник гитариста Александра Колпакова, с которым мы работали в театре «Ромэн». Вадим предложил записать с его ансамблем диск. Я была потрясена, потому что к тому времени уже давно не пела и не выступала. Он предложил попробовать и мы начали репетировать по «скайпу», потому что он жил в Северной Королине. И когда он спросил меня о романсе, который бы мне больше всего хотелось спеть, я ответила: «Помни обо мне». Я действительно долго искала слова этого романса и много лет я мечтала спеть его. Я спела этот романс и он дал название всему новому диску. Причем записали мы этот диск в фантастически рекордные сроки — всего за три дня, буквально на одном дыхании. Для меня это был судьбоносный момент. Я поняла, что ещё могу петь и выступать со сцены. Так, три года назад, для меня начался новый творческий взлет. И я конечно бесконечно благодарна за это всему коллективу VIA Romen и особая моя благодарность конечно же Вадиму Колпакову. С этими же замечательными ребятами мы отработали и мой бенефис в прошлом году. И надеюсь мы вместе ещё поработаем.- Как вы решились на переезд в США? - Первый раз мы с мужем Колей, с его братом и с моей дочкой Калиной (которой тогда было 25 лет) приехали в Америку по приглашению наших друзей в 1998 году. Прилетели в Майами. Первое впечатление было совершенно потрясающее. Когда мы ехали из аэропорта, у меня было ощущение, что я в раю. Очень понравились открытые улыбчивые люди, понравилась культура страны. В первый свой визит в США нам удалось совместить приятное с полезным. Мы и отдыхали и работали. Правда работали мы бесплатно. Танцевали и пели цыганский репертуар перед публикой на городской эстраде в центре Майами на Линкольн-роуд. Я безумно волновалась перед выступлением о том, как примет меня американская аудитория. Народу каждый вечер собиралось очень много и американская публика принимала нас на удивление восторженно. Зрители и притопывали и прихлопывали и пели вместе со мной, и подходили ко мне после концертов с благодарностями. Помню, что особенно хорошо они приняли песню «Дорогой длинною». Вскоре Калина встретила в Майами свою любовь. Мы сыграли здесь ее свадьбу. Потом мы с Николаем вернулись в Москву, так как истекал срок нашей американской визы. А когда у Калины родилась дочь Дельфина, я переехала в Америку и осталась. У меня была сверхзадача - я должна была помочь дочери и внучке. И это было определяющим. Ради этого я бросила сцену. - Сколько времени у Вас ушло на адаптацию в стране? - Я как-то сразу влилась в обстановку. Я была занята заботами о детях, посвятила себя им. - Есть традиционное разделение музыки на классическую камерную и народную фольклорную. На Ваш взгляд они больше взаимодополняют друг друга или все-таки конкурируют? - Я вам хочу ответить рассказом о своей записи цыганских песен с симфоническим оркестром Густава Брома в 1987 году. Это очень интересная страница в моей жизни. Этот оркестр входил в пятерку лучших джазовых оркестров мира. И наша совместная запись пыла первым опытом записи цыганских песен с оркестром. Обычно же их поют под гитары и скрипки. И всю свою сознательную жизнь я мечтала спеть с оркестром. Но в тот момент, когда нам предложили сделать эту запись я лежала с двусторонним воспалением легких. К нам с колей пришел композитор театра «Ромэн» Вячеслав Граховский и сказал, что знаменитый тогда чехословацкий оркестр Густава Брома хочет записать с нами пластинку. Взвесив все «за» и «против» я решилась на эту рискованную для меня поездку. Видимо в критические для нас в нашей жизни моменты в организме открываются дополнительные резервы. Меня показывали лучшим врачам, мне вливали ментол в горло, травами отпаивали, что только со мной не делали. Но все-таки я не только петь, но и просто говорить нормально не могла — только хрипела. У меня могли разорваться бронхи. И врачи взяли с меня расписку, что я беру на себя всю ответственность за состояние своего здоровья. При записи дирижер оркестра сказал мне стоять на сцене и просто открывать рот, передавая губами все эмоции песни. Он в это время управлял оркестром, стараясь в музыке передать все интонации моего пантомимы. Так мы проиграли несколько репетиций. Все музыканты были конечно в шоке. Такого они ещё не видели. «Открывает щука рот и не слышно что поет». (смеется) Постепенно ко мне начал возвращаться голос. Я сама настолько была внутренне сконцентрирована, настолько хотела выздороветь и спеть, что это произошло. И я стала петь. В итоге мои бронхи выдержали, но не выдержали нервы у дирижера. В последний день записи он упал в обморок от перенапряжения... Нам удалось записать тогда совершенно разнообразный репертуар — от народного фольклора до классических цыганских романсов. В итоге мы записали четыре диска и джазовый диск мы тоже записали. Тогда же впервые записалась и моя дочь Калинка, которой было 14 лет. Мы на собственном примере тогда доказали, что классическая и фольклорная музыка вполне могут сочетаться и сливаться в гармонии. Они взаимообогащают друг друга... А ещё в эту же поездку мы дали сольный концерт. Мы были первым цыганским ансамблем, выступавшим в Чехословакии. Я еще не могла говорить нормально. Я предупредила мужа, что, если не смогу петь, весь концерт будет вести он один. Но мы отработали три часа. Невероятно, но факт! И такие чудеса случаются со мной всю жизнь. Так, например, 24 января 2016 года в Майами должен был состояться мой бенефис, 21-го я заболела. Врач выписал массу лекарств, но выздороветь за один день нереально. К тому же музыканты не могли вылететь из Северной Каролины из-за снежных заносов. Но, несмотря на все, бенефис состоялся именно 24-го! Я поправилась, а ребята добрались какими-то обходными рейсами! А написала про это рассказ «Бенефис». - На сколько лет Вы сами себя ощущаете? Каков Ваш внутренний возраст? - Я чувствую себя молодой. Точную цифру не назову, я сама запуталась. (смеется) Несмотря на нездоровье, я оптимистка. Болезни не коснулись моего внутреннего мира. Творчество придает мне силы. Я пишу стихи, автобиографические рассказы. Я написала десять песен, не зная ни одной ноты. Я автор и музыки, и слов. Я много пишу. У меня есть притчи, басни, эпиграммы. Есть детские стихи. Есть воспоминания, написанные в стиле сказок. - Скажите, а среди Ваших рассказов есть воспоминания о войне? - Есть, конечно. Я пережила войну, я прекрасно помню все от начала до конца. Помню, как мы прятались в метро. Это была станция «Белорусская». Огромные серые тоннели... Помню голос Юрия Левитана, объявляющий воздушную тревогу, который я слушала, как музыку. Я еще удивлялась, почему это диктор совсем не боится, почему голос никогда не дрогнет?Это все я описываю в своих рассказах. У меня есть и стихи, посвященные цыганским историям, реально происшедшим во время войны. - В чем, по Вашему мнению, причина предвзятого отношения к цыганам среди обывателей многих стран? - Стремление к чистоте расы. Цыгане - народ необычный. Народ, обладающий мистикой, удивительными музыкальными способностями. Отчасти эти качества вызывали непонимание, страх, неприязнь. Для меня совершенно неприемлемо разделение наций на плохие и хорошие. - В чем, на Ваш взгляд, особенности цыганского менталитета? - Прежде всего цыгане отличаются необычайной жизненной стойкостью, музыкальностью и мистическими данными и свободолюбием. Цыгане народ очень свободолюбивый. Я записала диск о цыганах, называющийся «Идущие за солнцем», там есть несколько песен на мои слова. - Вам, как цыганке, приходилось сталкиваться с дискриминацией по национальному признаку? - Нет, абсолютно никогда. И мы с Колей, и театр были обласканы. - А в быту? - Никогда. - Доводилось ли Вам бывать в настоящем цыганском таборе? - Да, в Молдавии. Помню, мы ехали в холодную погоду и увидели бегающих голышом цыганских детишек. - Поддерживаются ли цыганские традиции в Вашей семье? - Да, конечно. Мы очень любим принимать гостей. Любим веселье, радость. Мы открыты людям. - Хочу спросить Вас о культовом советском фильме «Будулай»... - О, я играла Клавдию в театре «Ромэн»! Но в фильме мне роль не предлагали... Судьба в кинематографе сложилась не очень успешно, мы с Колей могли бы много сделать. Знаете, даже сейчас я могла бы сыграть интересную возрастную роль... - Какой главный проект Вы хотели бы реализовать в будущем? - Я хотела бы сделать большие музыкальные композиции. У меня есть очень сильные стихи, написанные на музыку. Эта музыка в стиле старинных русских песен-плачей. Я бы хотела спеть много эстрадных песен. И даже выучила на английском песни Тони Брекстон, совершенно не зная языка. У меня много интересных задумок. - Трудно ли Вам было играть и петь без специального музыкального образования? - Цыгане как раз отличаются тем, что у них нет специального образования. Это единственная нация, которая не нуждается в постановке голоса. Тогда пропадет специфика их песен. Цыгане, как и грузины, сами по себе разбирают песни на несколько голосов. Про меня даже писали, как хорошо, что я не испорчена школой. Голос поставлен от природы. - Судьба наверняка сводила Вас со множеством интересных людей. Какие из встреч были самыми запоминающимися для Вас? - Моей поклонницей была Маргагэт Тэтчер. Мы с Колей принимали ее в Москве, во время ее визита в СССР в 1987 году. Она и в повседневной жизни была «железной леди». Брежнев тоже был нашим поклонником. Мы часто выступали для него. Наша «дружба» показана даже в эпизоде в современном фильме «Заяц над бездной». Высоцкий был большим нашим другом, Урбанский, Яншин, Симонов. Высоцкий был человеком с очень сильным характером. Приезжал к нам в гости с Мариной Влади. Однажды привезли известного импресарио, предложившего нам с Колей концерт во французской «Олимпии». Но я только родила дочку и поэтому отказалась. Конечно, по прошествии времени мы сожалели об этом отказе. - Какие песни или музыка помогают Вам в трудные минуты? - Песни, в которых есть настоящий текст, чувства, музыка и исполнение. Мне буквально страшно слушать современную российскую эстраду с совершенно пустыми с точки зрения смысла песнями. - Назовите, пожалуйста, несколько певцов, которых Вы слушаете? - Елена Ваенга, например. Александр Розенбаум. Галич очень интересный исполнитель. Люблю, когда в песне есть о чем думать, о чем переживать. Макаревич мне интересен как певец и как человек. - Вы играете на музыкальных инструментах? - К сожалению, нет. Потому что был рядом Коля с гитарой...Мне казалось, что навсегда. - В каком еще песенном жанре Вы хотели бы себя попробовать? - Мне интересно все! У меня есть совершенно разноплановые песни: русские, французские, молдавские, испанские. Я бы исполнила все в разном ключе совершенно неузнаваемым разным голосом. Это очень интересно. - Какую из сыгранных Вами ролей Вы можете назвать главной в жизни? или любимой? - Цыганка Аза. Но лучшая моя роль ещё не сыграна... Сейчас я бы сыграла роль матери, бабушки. Роль женщины со сложной неординарной судьбой. Именно сейчас я очень много смогла бы сделать. И это нормально, потому что огромный жизненный багаж. Местный режиссер Борис Бретман предлагал мне сыграть комедийную роль, но на тот момент помешала проблема со здоровьем. Но, я надеюсь, все еще можно сделать. Мой возраст, физическое состояние можно будет использовать для роли. И песня моя главная еще не спета. Наверное, сейчас моя песня - драматическая, даже трагическая. Я хочу исполнить ее на концерте. Такая же драматическая, как и роль... Я верю, что все самое интересное еще впереди. - Вы много гастролировали, объездили много стран. Какая из них Вам понравилась больше всего и почему? - Мне понравилась очень Франция. Радужностью красок и людей. Очень понравилась Женева. где мы работали в оперном театре. - В каком из городов Вас лучше всего принимали? - Если говорить о российских городах, то очень запомнился Новосибирск. Приходило столько людей, что опасались, что обрушатся балконы. Но нас везде принимали очень тепло и душевно. И сейчас, когда я выхожу к публике и вижу эти восторженные глаза, я счастлива! Люди чувствуют, что я люблю их. Зал не обманешь. Если притворяться, изображать чувства, публика останется равнодушной. И я каждый раз волнуюсь. Это не страх, это именно волнение, трепет. Актер должен волноваться всегда. Это залог свежести чувств. - В фильме «Трефовый король» Вы говорите про одну из героинь картины «Это не человек, это живая песня». Можете ли Вы так же сказать про себя? - Ну это надо у Вас спросить. (смеется) Еще я хочу сказать в заключение. Есть профессии, отмеченные божественной сутью: профессии врача, учителя, журналиста, художника, актера, певца. Я преклоняюсь перед людьми, соответствующим своей профессии и несущим огромную ответственность. Я хочу сказать огромное спасибо Вам! Это здорово, что Вы можете так проникнуть в человека, понять его горести и чудеса. Обязательно напишите об этом. Я хочу чтобы вы оставили эти мои слова. - Огромное спасибо Вам за теплые слова и за интересный разговор! Желаю Вам как настоящему бриллианту переливаться всеми гранями ваших многочисленных талантов на радость всем Вашим поклонникам!

Интервью взял Эдуард Глезин.

ed-glezin.livejournal.com

Николай Волшанинов

21-летняя Софья решила стать блогеромРозыгрыш проведен с помощью генератора случайных чиселМосковский бизнесмен Дмитрий Фалькович сбегает в Киев.Талантливый врач Пётр Рыков переезжает, чтобы начать новую жизнь.Офицер полиции Бойд Холбрук охотится за таинственным серийным убийцей, преступления которого не поддаются объяснению.Зрителей ожидает ремейк комедийного детектива 1985 года, основанного на одноимённой настольной игре.История Зака Готтсагена - актёра с синдромом Дауна, сыгравшего главную роль.Трейлер мультфильма «Красные туфельки и семь гномов».Выбор редакции Кино-театр.ру

Page 2

21-летняя Софья решила стать блогеромРозыгрыш проведен с помощью генератора случайных чиселМосковский бизнесмен Дмитрий Фалькович сбегает в Киев.Талантливый врач Пётр Рыков переезжает, чтобы начать новую жизнь.Офицер полиции Бойд Холбрук охотится за таинственным серийным убийцей, преступления которого не поддаются объяснению.Зрителей ожидает ремейк комедийного детектива 1985 года, основанного на одноимённой настольной игре.История Зака Готтсагена - актёра с синдромом Дауна, сыгравшего главную роль.Трейлер мультфильма «Красные туфельки и семь гномов».Выбор редакции Кино-театр.ру

Page 3
Симонов Андрей  (Жуковский)  18.12.2008 11:41Умер 19 октября 2005 года. Похоронен на Кузьминском кладбище в Москве. См. http://bozaboza.narod.ru/volshaninov.html >>

kino-teatr.ru: Дополнено.

alnica  (Орел)  7.12.2008 10:43Актер умер весной 2006 в США. Из интерью Александра Колпакова (2007 год) (http://7strun.moy.su/publ/1-1-0-2): Волшаниновы - это знаменитая цыганская династия. В 60-е годы блистал первый цыганский дуэт... >>Денис Т.  (Ялта)  15.03.2008 18:06актёр ушел из жизни в 2005 году. >>

Всего сообщений на странице обсуждения: 3Свое сообщение Вы можете оставить здесь

www.kino-teatr.ru

Приложение к журналу "Флорида" Ежемесячник "Парус - FL" , Волшаниновы

Рада Волшанинова.«СПАСИБО ТЕБЕ, МОЯ ГИТАРА!»

Светлой памяти Николая Волшанинова.

Николай Волшанинов - актер, гитарист, певец - родился 14 июня 1938 года под Воронежем.Работал в театре «Ромэн», выступал на эстраде в дуэте с супругой Радой Волшаниновой, снимался в кино.С 1982 по 1999 солист «Москонцерта». Заслуженный артист РФ (1995).Ушёл из жизни 19 октября 2005 года в Майами, США.

Из энциклопедии сайта Кино-Театр.РУ

Тишину разбудил                   эхом льющийся перезвон...То ль гитара звенит,                  То ль звучит колокольный стон...Как гитара играла!               О, Боже!На последний истерзанный                   крик душиВдруг ворвавшийся с моря шквалБыл последний аккорд

                                         похожим.

           *** Не играла гитара,                     а кричала в ночи!Криком раненой птицы                    срывались в неистовстве струны.Тихо плакалo вместе                     с болью аккордовУгасающее пламя свечиВ ночь слияния песниС Божественным светом                          лунным...                    *** И прильнула к гитаре                     его голова...Слышу голос уставший                    от жизни угара.Как последним дыханием,                  поцелуем последним                  звучащие эти слова:«Я люблю вас...Спасибо тебе...Спасибо тебе,                       моя Гитара!»                *** И скупая его слезаНевзначай на закрытый                            гитары футляр упала...В день, когда он ушел –                         ураган пролетел,И с его нежеланьем уйти                        разрывалась гроза.И мятущийся дух                         будто нам говорил:«С вами я!И не верить прошу,Что меня не стало!..»

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Чтобы продолжить разговор о наших замечательных земляках: ушедшем в 2005 году Николае Волшанинове и живущей в Майами нашей современницей великой певицей Радой Волшаниновой, предлагаю фрагмент из опубликованного мной 13 лет назад, в ноябре 2001 года, в журнале «Флорида» очерк о дуэте Волшаниновых  «И мы уехали в Челябинск...»

Главный редактор журнала «Флорида» Александр Росин.

У каждого народа своя тайна. Не секрет, а именно тайна. То непостижимое, сакральное, глубоко внутреннее, что заложено временем. Есть тайна у русских, у бурятов, у последнего из удеге... Есть великая еврейская тайна и неразгаданная тайна печали армянских глаз...Тайна цыган - одна из самых древних, самых поразительных. Гитлер к цыганскому вопросу подошел просто: уничтожить за ненадобностью! И уничтожали. Сотнями тысяч. По всей Европе. А они все равно выжили. И опять поют. Назло всем!А может, и не назло. А просто, потому что не могут не петь. Такой народ. Странный. Загадочный. Заслуженная артистка России Рада Волшанинова. Звезда театра «Ромэн» и советской эстрады. Последнее время она живет в Майами. Воспитывает внучку Дельфину, разучивает с ней песни, читает «Маугли» и детские стихи из журнала «Флорида». Обычная рутинная работа бабушки. Но иногда, пусть это бывает нечасто, нам удается уговорить ее спеть. И тогда прямо здесь, на наших глазах, происходит чудо. Потому что не песню, не романс поет Рада, что-то другое. Да и не поет вовсе, — точно в нутро тебе заглядывает и выворачивает наизнанку душу... Конечно, талант. Огромный. Но ведь и еще что-то, чему не выучиться ни в одной консерватории. Цыганская тайна...Мы проговорили до ночи. А уже когда ехал домой, перебирал в памяти все, что услышал, понял, что говорила Рада больше о людях, которые окружали ее, да о детях и внуках, в которых влюблена без памяти... Тоже, между прочим, достойная тема: обе дочери красавицы, артистки. Нелли окончила театральное училище Вахтангова, играла на сцене, много и успешно снимается в кино; Калинка, человек, наделенный многими талантами: поет, танцует, рисует, пишет стихи и рассказы, изучает и преподает цыганскую культуру и танец; старшая внучка Настя — блестящая актриса театра «Современник».И все-таки, Рада Волшанинова.

Цыганская тайна... Конечно, она есть. Откуда все это: оптимизм, задорность, музыкальность, способность заглядывать в прошлое и будущее? Не знаю. Самое забавное, что сама-то я хоть и цыганка по происхождению, с 7 лет воспитывалась в русской семье. Моя мама, Вера Золотарева, была певицей, актрисой, замечательно танцевала. Так, как она отбивала «бисер» плечами, говорят, не делал никто. Очень талантливый человек, она, к несчастью, рано умерла. Среди близких подруг мамы была легендарная Ляля Черная. Когда я еще совсем юной пришла в театр «Ромэн», успела застать эту выдающуюся актрису.

Или Михаил Шишков. Человек, безусловно, очень одаренный. Но для меня он был и остался не столько певцом, сколько кладезем какой-то неисчерпаемой народной мудрости. Откуда это в цыганах? Конечно, как и в любом народе, немало у нас проходимцев и пустобрехов, но в целом, если отбросить шелуху, цыгане невероятно талантливы.Я родилась и выросла в Москве. После школы работала корректором в издательстве «Правда», но мечтала о драматической сцене, занималась в театре-студии Докутовича. Я репетировала роль Ларисы в «Бесприданнице». Финальную сцену спектакля мы даже показали на концерте в Кремлевском Дворце съездов. Но вот сам спектакль так и не был поставлен. Студия, недолго просуществовав, закрылась. А жаль. Я до сих пор с любовью вспоминаю ее. Кстати, из стен театра-студии Докутовича вышло немало талантливых людей: пушкиновед Валентин Непомнящий, актер МХАТа, ныне профессор Николай Афонин, народный артист России Слава Гелинов...И вот однажды мой дядя, известный гитарист Арсений Золотарев, предложил мне поехать летом во время отпуска на гастроли с цыганским ансамблем Волшаниновых. Тогда, в конце 50-х, цыганские коллективы были практичеки во всех областных филармониях. Волшаниновы жили и работали в Брянске, ну а гастролировали, естественно, по всей стране. Одели на меня цветастые цыганские наряды и запустили в массовку. В то время был очень популярен фильм «Возраст любви» с Лолитой Торрес в главной роли. Все говорили, что я на нее очень похожа. Я сделала такую же прическу, как у Лолиты, выучила по-испански несколько ее песен и — вышла на эстраду. Как это ни странно, успех был оглушительным. Но больше всех я вскружила голову солисту нашего ансамбля Коле Волшанинову. Коля тогда одевался под Раджа Капура и пел его песни из «Бродяги». Вот так в 57-м году мы встретились и с тех пор не расстаемся. И хотя у нас уже пятеро внучат, все, порой, кaжется, что мы такие же юные и ничуть не изменившиеся «Лолита Торрес» и «Радж Капур».

Когда Нелличка была еще совсем маленькой, мы мотались с эстрадной бригадой по городам и весям. Жуткие гостиницы, бeздoрoжьe, разбитые стекла в нетопленых Домах культуры, холод, сквозняки... Пока выступали, мы Нелличку укладывали за кулисами в чемодан. Подбежим по очереди, посмотрим за ней и — опять на сцену. Как-то Коля выходит петь романс, а в зале — дикий хохот. Я смотрю, а у него соска с бутылочкой из кармана пиджака торчит. Такой вот заботливый цыганский папа.

На одном из концертов нас увидел и пригласил к себе музыкальный руководитель джазового коллектива из Кишинева Шико Аранов. Там я впервые попробовала петь джаз. Это было очень интересно — бразильские, мексиканские, итальянские песни. Вообще, я считаю, мне очень повезло, что я не замкнулась в начале карьеры на цыганском репертуаре и шлягерах. Может, не будь этого, мне труднее было бы раскрыться позже в театре и в исполнении романсов.

Вскоре художественный руководитель театра «Ромэн» Семен Аркадьевич Варкан пригласил нас к себе. Коля не очень хотел идти в театр. Он — прирожденный эстрадник, любит гитару, песню, жизнь, хоть и не сладкую, но относительно вольную, разъездную. Кроме того, ставки в театре были такие мизерные, что не то что жить, выживать на них нельзя было. А ведь у нас уже росла Нелличка. И все-таки я уговорила мужа. Так в 1961 году началась наша работа в театре. Конечно, материально и морально бывало подчас ох как нелегко, но я счастлива, что сделала этот выбор. А Коля, который вначале так настороженно смотрел на театр, через некоторое время стал одним из ведущих артистов.Мне сразу предложили главную роль в «Цыганке Азе». Волновалась безумно, репетировала буквально с утра до ночи. И, конечно, не было счастливей меня человека, когда премьера прошла с успехом. Потом за годы работы в театре я переиграла практически всех главных героинь в репертуаре, но та, самая первая роль, так навсегда и осталась главной.

В Москву приехал директор самого именитого концертного зала Европы, парижской «Олимпии» — Бруно Кокатрис. Вместе с нашими давними друзьями Володей Высоцким и Мариной Влади он приезжает к нам дoмoй. «Бруно хочет пригласить вас на несколько концертов в «Олимпию», — переводит Марина. — Он вас очень любит и ценит. И вообще в Париже вас знают и ждут». А от себя добавляет: «Ребята, не раздумывайте, потрясающий контракт и условия».

Конечно, очень хочется выступить в” Олимпии”, но у нас на руках маленькая Калинка, куда с ней. «Боюсь, что мы не сможем», — извиняюсь я. Кокатрис сбрасывает пепел сигары почему-то себе на плечо, делает круглые глаза, слушая перевод Марины: «У вас там будут все условия: лучший номер в отеле, лимузин, к ребенку будет приставлена няня». «Нет-нет, — всполошилась я. — Я не могу доверить своего ребенка чужому человеку».И мы остались. А через месяц вместе с маленькой Калинкой поехали на гастроли в Челябинск... Конечно, сейчас это выглядит нелепо и наивно, но, поверьте, не могла я оставить свою малышку одной в капиталистической стране. Воспитание-то советское.

Мы, совсем еще молодые, идем после банкета через Красную площадь. Пять утра, светает, поливальная машина разбрызгивает на брусчатку воду. Вдруг водитель останавливается возле нас, выскакивает: «Ой, Волшаниновы, а я вас видел!» Коля говорит: «Ну, ладно, тогда споем». И пели. Утро. Красная площадь. И мы поем перед водителем поливалки. Чуть ли ни всю программу. А он потом нас домой отвез. И денег не взял...

florida-rus.livejournal.com

Archive

№ 11(11) Ноябрь, 2001

Рада Волшанинова: «И мы уехали в Челябинск...»

У каждого народа своя тайна. Не секрет, а именно тайна. То непостижимое, сакральное, глубоко внутреннее, что заложено временем. Есть тайна у русских, у бурятов, у последнего из удеге... Есть великая еврейская тайна и неразгаданная тайна печали армянских глаз...

Тайна цыган - одна из самых древних, самых поразительных. Гитлер к цыганскому вопросу подошел просто: уничтожить за ненадобностью! И уничтожали. Сотнями тысяч. По всей Европе. А они все равно выжили. И опять поют. Назло всем!

А может, и не назло. А просто, потому что не могут не петь. Такой народ. Странный. Загадочный.

Заслуженная артистка России Рада Волшанинова. Звезда театра «Ромэн» и советской эстрады. Последнее время она живет в Майами. Воспитывает внучку Дельфину, разучивает с ней песни, читает «Маугли» и детские стихи из журнала «Флорида». Обычная рутинная работа бабушки. Но иногда, пусть это бывает нечасто, нам удается уговорить ее спеть. И тогда прямо здесь, на наших глазах, происходит чудо. Потому что не песню, не романс поет Рада, что-то другое. Да и не поет вовсе, — точно в нутро тебе заглядывает и выворачивает наизнанку душу... Конечно, талант. Огромный. Но ведь и еще что-то, чему не выучиться ни в одной консерватории. Цыганская тайна...

Мы проговорили до ночи. А уже когда ехал домой, перебирал в памяти все, что услышал, понял, что говорила Рада больше о людях, которые окружали ее, да о детях и внуках, в которых влюблена без памяти... Тоже, между прочим, достойная тема: обе дочери красавицы, артистки. Нелли окончила театральное училище Вахтангова, играла на сцене, много и успешно снимается в кино; Калинка, человек, наделенный многими талантами: поет, танцует, рисует, пишет стихи и рассказы, изучает и преподает цыганскую культуру и танец; старшая внучка Настя — блестящая актриса театра «Современник».

И все-таки, Рада Волшанинова.

Цыганская тайна... Конечно, она есть. Откуда все это: оптимизм, задорность, музыкальность, способность заглядывать в прошлое и будущее? Не знаю. Самое забавное, что сама-то я хоть и цыганка по происхождению, с 7 лет воспитывалась в русской семье. Моя мама, Вера Золотарева, была певицей, актрисой, замечательно танцевала. Так, как она отбивала «бисер» плечами, говорят, не делал никто. Очень талантливый человек, она, к несчастью, рано умерла. Среди близких подруг мамы была легендарная Ляля Черная. Когда я еще совсем юной пришла в театр «Ромэн», успела застать эту выдающуюся актрису.

Или Михаил Шишков. Человек, безусловно, очень одаренный. Но для меня он был и остался не столько певцом, сколько кладезем какой-то неисчерпаемой народной мудрости. Откуда это в цыганах? Конечно, как и в любом народе, немало у нас проходимцев и пустобрехов, но в целом, если отбросить шелуху, цыгане невероятно талантливы.

Я родилась и выросла в Москве. После школы работала корректором в издательстве «Правда», но мечтала о драматической сцене, занималась в театре-студии Докутовича. Я репетировала роль Ларисы в «Бесприданнице». Финальную сцену спектакля мы даже показали на концерте в Кремлевском Дворце съездов. Но вот сам спектакль так и не был поставлен. Студия, недолго просуществовав, закрылась. А жаль. Я до сих пор с любовью вспоминаю ее. Кстати, из стен театра-студии Докутовича вышло немало талантливых людей: пушкиновед Валентин Непомнящий, актер МХАТа, ныне профессор Николай Афонин, народный артист России Слава Гелинов...

И вот однажды мой дядя, известный гитарист Арсений Золотарев, предложил мне поехать летом во время отпуска на гастроли с цыганским ансамблем Волшаниновых. Тогда, в конце 50-х, цыганские коллективы были практичеки во всех областных филармониях. Волшаниновы жили и работали в Брянске, ну а гастролировали, естественно, по всей стране. Одели на меня цветастые цыганские наряды и запустили в массовку. В то время был очень популярен фильм «Возраст любви» с Лолитой Торрес в главной роли. Все говорили, что я на нее очень похожа. Я сделала такую же прическу, как у Лолиты, выучила по-испански несколько ее песен и — вышла на эстраду. Как это ни странно, успех был оглушительным. Но больше всех я вскружила голову солисту нашего ансамбля Коле Волшанинову. Коля тогда одевался под Раджа Капура и пел его песни из «Бродяги». Вот так в 57-м году мы встретились и с тех пор не расстаемся. И хотя у нас уже пятеро внучат, все, порой, кaжется, что мы такие же юные и ничуть не изменившиеся «Лолита Торрес» и «Радж Капур».

Когда Нелличка была еще совсем маленькой, мы мотались с эстрадной бригадой по городам и весям. Жуткие гостиницы, бeздoрoжьe, разбитые стекла в нетопленых Домах культуры, холод, сквозняки... Пока выступали, мы Нелличку укладывали за кулисами в чемодан. Подбежим по очереди, посмотрим за ней и — опять на сцену. Как-то Коля выходит петь романс, а в зале — дикий хохот. Я смотрю, а у него соска с бутылочкой из кармана пиджака торчит. Такой вот заботливый цыганский папа.

На одном из концертов нас увидел и пригласил к себе музыкальный руководитель джазового коллектива из Кишинева Шико Аранов. Там я впервые попробовала петь джаз. Это было очень интересно — бразильские, мексиканские, итальянские песни. Вообще, я считаю, мне очень повезло, что я не замкнулась в начале карьеры на цыганском репертуаре и шлягерах. Может, не будь этого, мне труднее было бы раскрыться позже в театре и в исполнении романсов.

Вскоре художественный руководитель театра «Ромэн» Семен Аркадьевич Варкан пригласил нас к себе. Коля не очень хотел идти в театр. Он — прирожденный эстрадник, любит гитару, песню, жизнь, хоть и не сладкую, но относительно вольную, разъездную. Кроме того, ставки в театре были такие мизерные, что не то что жить, выживать на них нельзя было. А ведь у нас уже росла Нелличка. И все-таки я уговорила мужа. Так в 1961 году началась наша работа в театре. Конечно, материально и морально бывало подчас ох как нелегко, но я счастлива, что сделала этот выбор. А Коля, который вначале так настороженно смотрел на театр, через некоторое время стал одним из ведущих артистов.

Мне сразу предложили главную роль в «Цыганке Азе». Волновалась безумно, репетировала буквально с утра до ночи. И, конечно, не было счастливей меня человека, когда премьера прошла с успехом. Потом за годы работы в театре я переиграла практически всех главных героинь в репертуаре, но та, самая первая роль, так навсегда и осталась главной.

Мы, совсем еще молодые, идем после банкета через Красную площадь. Пять утра, светает, поливальная машина разбрызгивает на брусчатку воду. Вдруг водитель останавливается возле нас, выскакивает: «Ой, Волшаниновы, а я вас видел!» Коля говорит: «Ну, ладно, тогда споем». И пели. Утро. Красная площадь. И мы поем перед водителем поливалки. Чуть ли ни всю программу. А он потом нас домой отвез. И денег не взял...

Как-то влетает к нам в квартиру наш приятель композитор Слава Граховский. «Ребята! — кричит с порога. — Огромная удача! Оркестр Густава Брома приглашает вас в Братиславу, чтобы записать диск. Представляете, один из лучших оркестров Европы приглашает вас?!» Коля молча кивает в мою сторону. Я лежу в постели с огромной температурой и двусторонней пневмонией. Куда там петь, говорить не могу. «Да, — печально качает головой Слава, — упустить такой шанс...»

Через день мы были в Братиславе. Густав Бром повез меня к лучшим врачам. «Мы не можем нести ответственность за ее здоровье. При такой форме воспаления легких и температуре 40 градусов у нее могут разорваться бронхи». Я подписала бумагу, что отвечаю за себя сама.

Репетировали в студии по 10-12 часов. У Славы Граховского, большого и сильного мужчины, прямо в студии был обморок, так он нервничал. А Коля и сейчас, когда слушает песню «Сердце мое болит», не выдерживает, плачет.

И все-таки диск мы записали. И даже дали сольный концерт. Там были и наши врачи...

В Москву приехал директор самого именитого концертного зала Европы, парижской «Олимпии» — Бруно Кокатрис. Вместе с нашими давними друзьями Володей Высоцким и Мариной Влади он приезжает к нам дoмoй. «Бруно хочет пригласить вас на несколько концертов в «Олимпию», — переводит Марина. — Он вас очень любит и ценит. И вообще в Париже вас знают и ждут». А от себя добавляет: «Ребята, не раздумывайте, потрясающий контракт и условия».

Конечно, очень хочется выступить в” Олимпии”, но у нас на руках маленькая Калинка, куда с ней. «Боюсь, что мы не сможем», — извиняюсь я. Кокатрис сбрасывает пепел сигары почему-то себе на плечо, делает круглые глаза, слушая перевод Марины: «У вас там будут все условия: лучший номер в отеле, лимузин, к ребенку будет приставлена няня». «Нет-нет, — всполошилась я. — Я не могу доверить своего ребенка чужому человеку».

И мы остались. А через месяц вместе с маленькой Калинкой поехали на гастроли в Челябинск... Конечно, сейчас это выглядит нелепо и наивно, но, поверьте, не могла я оставить свою малышку одной в капиталистической стране. Воспитание-то советское.

Первая поездка за рубеж у нас была в 63-м году в Польшу с ленинградским мюзик-холлом. Премьера. Мы выходим на сцену, начинаем петь и вдруг у Коли лопается струна. Он продолжает играть на остальных шести. Вскоре лопается вторая, а за ней — третья. Зал замирает. В этот момент гаснет свет. Мы стоим в полной темноте. На наше счастье девочки из кордебалета зажгли свои свечи, приготовленные для следующего номера, и вышли, окружив нас. Коля перевернул гитару, я запела, а он, постукивая ладонями, аккомпанировал.

Когда Маргарет Тэтчер приехала в Союз, нам позвонили из министерства культуры, сказали, что она, оказывается, давняя наша поклонница, спрашивает разрешения прийти в гости. Мы с Колей любым гостям рады. Конечно, приняли и миссис Тэтчер. Познакомились, спели. Ей все понравилось: и как принимали, и как пели, и обстановка, и квартира. Жаль вот только, не могли мы ей сказать, что и обстановка, и квартира у нас гораздо скромнее, а в эту нас на один день определил то ли минкульт, то ли кгб. А может, она и сама догадалась?

С гастролями мы объездили весь мир. Наверное, легче назвать страну, в которой не были. И все-таки, как это ни странно, один из самых любимых наших с Колей городов — Новосибирск. Объяснить не могу, но нигде нас не принимали так восторженно, как там. Никогда не забуду, как взволнованный директор театра выскочил на сцену и закричал: «Волшаниновы, я закрываю занавес, из-за оваций может обрушиться потолок!»

Вот такие короткие записи из беседы с Радой Волшаниновой о ее непростой, яркой и долгой жизни в искусстве. И когда иногда друзья спрашивают у меня: «А что самое главное для тебя в Майами?» — подразумевая, конечно же, солнце, океан, загорелых девушек и парк попугаев, я уточняю: «Для меня? То, что здесь живет Рада Волшанинова. И у меня есть возможность, хоть нечасто, хоть изредка слушать, как она поет».

Александр Росин

www.florida-rus.com


Смотрите также