Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Рай светлана петровна роснефть биография фото


Биография Рай Светлана Петровны из Роснефти

25 мая 2015 года Игорь Сечин внес ряд изменений в иерархию должностей «Роснефти» для того, чтобы повысить результативность системы управления.

Главный исполнительный директор крупной корпорации следующим образом прокомментировал выше сказанное: «С учетом масштабов развития Компании мы постоянно стремимся к совершенствованию системы управления в целях повышения эффективности производства, прозрачности и открытости деятельности Компании, получения максимальной доходности для акционеров ОАО «НК «Роснефть».

Успех сотрудников

В результате реформ была организована служба снабжения и закупочной деятельности «РН». На пост вице-президента, руководителя отдела была назначена Рай Светлана Петровна.

Факты из биографии вице-президента

Светлана Петровна долгое время работала в ОАО «Севернефтегазпром», в одном из ведущих предприятий страны, которое входит в состав «Газпрома».

В 2009 году она решила сменить место работы и стала сотрудником огромного нефтегазового предприятия, не поменяв при этом сферу занятий.

Уже через четыре года ей удалось сделать значительные продвижения вперед: с 2014 года она занимает должность старшего вице-президента по внутреннему аудиту «РН». С этого же времени входит также в ревизионную комиссию ВБРР и в «НГК «Славнефти».

27 марта 2015 года героиню статьи ожидает очередное повышение на карьерной лестнице, а ее предшественник Сергей Михайлов окончательно покинул корпорацию. На ее место назначен советник президента экспертно-аналитической группы Геннадий Букаев.

Сегодня глава департамента по закупкам принимает активное участие в жизни масштабной корпорации.

Служба снабжения: планы на будущее

По словам госпожи Рай, масштабное предприятие страны расширит доступ для субъектов малого и среднего бизнеса на линии снабжения. На сегодняшний день достаточное количество предпринимателей уже прошли аккредитацию в «Роснефти. Для осуществления поставленных задач «РН» значительно дополнил и утвердил перечень закупок, большую часть из которых занимают:

  • «строительство монтажных работ»;
  • поставка оборудования;
  • строительные материалы и т.д.

Данный набор постоянно изменяется по результатам годовых работ: отдел закупок к концу года проводит статистический анализ по востребованной продукции для малого и среднего бизнеса.

Задачи корпорации направлены и на соблюдение строгих условий сотрудничества с предпринимателями, а именно выполнение сроков, указанных в договоре.

По мнению главы управления, у госкорпорации имеются некоторые проблемы по части прямых закупок. Решение подобных затруднений Светлана Петровна видит в постоянном информировании партнеров, конференциях, а также в обратной связи: каждое заинтересовавшееся лицо может задать вопросы представителю предприятия посредством интернет ресурса.

Основная цель департамента на ближайшее время – это ускорение процесса приобретения товаров.

inneft.ru

Рай Светлана Петровна

Руководитель службы внутреннего аудита и контроля компании «Роснефть»

«Биография»

В 2009, решив сменить рабочее место, Светлана Рай переходит в «Роснефть». Четыре года спустя, в 2013, она становится вице-президентом внутренней службы ревизии и аудита организации, которая находится в непосредственном подчинении у президента нефтяного холдинга Игоря Сечина. В этом же году она становится членом аудиторских комиссий Всероссийского банка развития регионов и предприятия «Славнефть», в котором и избирается председателем аудиторской комиссии при совете директоров.

В начале весны 2015 года сообщил об окончательном решении Сергей Михайлов, занимавший пост вице-президента отдела снабжения, о том, что он решил попрощаться с холдингом. На освободившееся место руководителя департамента закупок назначается Рай. На ее прошлую должность перевели Геннадия Букаева, советника председателя группы экспертов-аналитиков.

У неё защищен диплом Российского университета нефти и газа им. Губкина И. М. по специализации: «Экономика и управление в компаниях нефтегазовой промышленности».

Под началом нового руководителя отдел закупок НК планирует расширение доступа к субъектам малого и среднего бизнеса по части снабжения. Уже множество предпринимателей были аккредитованы в НК. Для решения намеченных задач корпорация расширила и ратифицировала реестр закупок, основную часть которых занимают: оборудование; стройматериалы; монтажные работы.

Корпорация строго соблюдает условия совместного взаимоотношения с предпринимателями по части сроков, прописанных в договоре. Такие результаты были достигнуты и благодаря труду нашей героини.

Page 2
  • Присылайте свои интернет ссылки к интересующим вас страницам в чате на Persona 85139
  • Добавьте интернет ссылку о себе в свою страницу
  • Закажите публикацию вашей персональной страницы в нашем ресурсе

Более 20 000 персон и компаний зарегистрированы в нашем ресурсе. География читателей нашего ресурса : Россия — 40 %, Украина — 16.9 %, Германия — 15.2 %, США — 9.8 %, Франция — 4.8 %, Казахстан — 4.5%, Беларусь — 3.3%, Великобритания — 2.4%, Израиль — 1.2%, Швейцария — 0.10% и другие страны

whoiswhopersona.info

Снабженец Рай покинула Игоря Сечина

Закупая ложечки по 14 тыс рублей, не стоит отвлекаться на борьбу с коррупционными схемами

Вице-президент «Роснефти»  Светлана Рай, руководившая закупками и системой снабжения компании с мая 2015 года, отправлена в почетную отставку. Ее преемник уже не будет обладать теми полномочиями, которые были у предыдущего топ-менеджера компании. Если Светлана Рай пыталась пресекать коррупционные схемы, то от Рустама Алакбарова будет требоваться ишь беспрекословная исполнительность.

По словам источников в «Роснефти», решение не продлевать контракт с​ Рай было принято 23 марта, сам контракт закончился 31 марта. То есть формально она не уволена, а просто закончила работу в компании, подчеркивает один из источников. Претензий к топ-менеджеру нет, добавляет он.

Бывший топ-менеджер «Роснефти», работавший с Рай, называет ее «человеком [главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря] Сечина». А сотрудник нефтяной компании говорит, что Рай «выискивала коррупционные схемы». «Были те, кто был заинтересован, чтобы она потеряла свою работу. Много раз ее пытались уличить в неэффективности, но Сечин защищал ее», — утверждает он.

Представитель «Роснефти» отказался комментировать кадровые перестановки в компании. Светлана Рай отказалась говорить о причинах своего ухода из компании. «Без комментариев», — ответила она на соответствующий вопрос РБК.

Теперь закупки в «Роснефти» будет курировать Рустам Алакбаров, занимавший ранее должность заместителя руководителя службы снабжения и подчинявшийся Светлане Рай, рассказали три источника в компании. «У него будет другая позиция, без должности вице-президента», — говорит информированный источник. Алакбаров до прихода в «Роснефть» занимал должность директора департамента закупки услуг в подразделении «Разведка и добыча» ТНК-BP, которую «Роснефть» купила в марте 2013 года.

Источник в «Роснефти» говорит, что отсутствие статуса вице-президента у нового куратора закупок «подразумевает более технический функционал». «От нового руководителя ждем оперативности в рутинном согласовании процедур закупок», — объясняет он.По данным СПАРК, в 2015–2017 гг. «Роснефть» заключила 8 тыс контрактов на 8,6 трлн рублей, а именно: в 2017 году «Роснефть» заключила почти 3 тыс контрактов на сумму более 1 трлн рублей, в 2016 г. — также 3 тыс контрактов на 4,9 трлн рублей, в 2015 — почти 2 тыс контрактов на 2,7 трлн рублей.

Если не считать внутригрупповых закупок, то самый дорогой контракт «Роснефти» в 2017 году получила «Транснефть» за оказание услуг по транспортировке нефти на 318,6 млрд рублей. Далее следуют тендер на оказание финансовых услуг по предоставлению кредита почти на 125 млрд рублей у Сбербанка  и закупка нефти на 91,5 млрд рублей у «Газпрома». Во всех трех случаях покупки были безальтернативными, у единственного поставщика.

Как сообщало агентство «Руспрес», в мае 2017 года «РН-Аэрокрафт» («дочка» «Роснефти») отменила закупку «предметов интерьера» на 5 млн рублей после критики со стороны основателя Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального. Компания собиралась закупить серебряные чайные ложечки стоимостью 14 тыс. рублей каждая, стаканы для воды по 11,7 тыс рублей, икорницы по 83 тыс рублей, бежевые пледы по 124 тыс рублей за штуку и некоторые другие предметы, предназначенные для вертолетов компании. В июле прошлого года «Ведомости» выяснили, что «Роснефть» тратит на вертолетные перевозки около 21 млрд рублей в год, это выводит компанию в мировые лидеры по данному показателю.

А в августе 2017 года закупками «Роснефти» заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба (ФАС), которая выявила формальные нарушения в закупке труб и выдала компании предписания по устранению. До этого в ФАС на пять закупок «Роснефти» поступили жалобы, касающиеся тендеров на поставку обсадных, насосно-компрессорных труб и труб общего назначения на 2018–2020 годы c начальной максимальной ценой договора 10,8 млрд рублей, на поставку нефтегазопроводных труб на сумму 24,4 млрд рублей, трубной продукции на 8,96 млрд рублей, насосно-компрессорных труб с покрытием и повышенным содержанием хрома на 7,4 млрд рублей, а также нефтегазопроводных труб и труб общего назначения на сумму 609,7 млн рублей.

www.rospres.org

Топ-менеджер «Роснефти»: «Я женщина и иностранка, и отношение ко мне всегда будет другим»

А. К.: Первый. Хотя, безусловно, из опыта работы в Ирландии я понимала, что в государственной компании работа строится иначе, не так, как в частной. Но работать по-другому не значит ничего плохого, просто иначе.

А что, собственно, в случае с «Роснефтью» иначе?

А. К.: Знаете, может быть, дело во мне и я все для себя упрощаю. Но я мало об этом задумываюсь. Передо мной стоят профессиональные задачи, и я должна делать свою работу хорошо. К примеру, сейчас моя задача — повысить экономическую эффективность бизнеса. И если честно, я просто стремлюсь хорошо делать свою работу. За это мне платят.

Как вам работается с Игорем Сечиным?

А. К.: Я считаю его чрезвычайно профессиональным человеком. И хотя я не общаюсь с Игорем Ивановичем каждый день, его поддержку в рабочих моментах ощущаю постоянно. Он очень много работает. И так здесь работает весь топ-менеджмент.

Что особенного в работе с ним?

А. К.: Из личного опыта могу сказать, что он предпочитает владеть фактами, опираться на проверенную информацию. Надо не истории ему рассказывать, а объяснять ситуацию как она есть. Я понимаю и разделяю такой стиль работы.

Вы говорите с ним по-русски или по-английски?

А. К.: По-русски. Я говорю по-русски со всеми коллегами по «Роснефти».

Вы очень хорошо говорите по-русски. Как вы выучили язык?

А. К.: Когда я приехала в Россию много лет назад, была ужасно наивной и совершенно не представляла себе, что люди здесь не говорят по-английски. Русский — непростой язык, но и ирландский язык непрост, кельтская группа, со своей сложной грамматикой.

Я учила русский не самым обычным способом. В то время я работала в магазине и как-то раз предложила нашему охраннику: «Ты будешь учить меня одному слову на русском языке в день, а я тебя — одному слову на английском». Мы так и поступили. Между нами было в некотором роде состязание — кто больше слов сумеет выучить. Через два года я решила устроиться на новую работу и меня пригласили на собеседование. Представитель компании, он был родом с Кипра, но блестяще говорил по-русски, сказал, что знание русского — обязательное условие для приема. Я наняла репетитора и три недели интенсивно занималась каждое утро. На первом же занятии сказала преподавательнице: «Я никогда не научусь рычать «Р» по-русски» (сейчас, 21 год спустя, я по-прежнему правильно этот звук выговаривать не умею). Но зато я люблю петь и обожаю поэзию. И она стала учить меня русским песням и стихам. Тогда я смогла начать использовать свой словарный запас. Через три недели я снова пошла на собеседование, и на этот раз мой русский был достаточно хорош.

Я правильно расслышала, вы в России уже 21 год? Почему вы сюда приехали?

А. К.: Я всю жизнь работаю в розничном ритейле. Сразу после окончания школы я училась по этой специальности, затем пошла на работу в магазин. Через десять лет я подумала, что в жизни должно быть что-то большее, чем то, что у меня было тогда. Однажды мой коллега пошел на собеседование, он хотел устроиться на работу за рубежом. Ирландия — маленькая страна. Для меня «работать за рубежом» значило примерно то же, что «работать в Лондоне». Когда он вернулся с этого собеседования, подошел ко мне и сказал: «Ты профессиональнее меня, у тебя гораздо больше опыта. Им нужна ты…» Я решила: «Ну что ж. Можно попробовать». Мне позвонили из небольшой ирландской компании, которая одной из первых после распада Советского Союза пришла в Россию и стала заниматься организацией бизнеса. Они искали человека с опытом работы в ритейле. Но когда я пришла на собеседование, я совершенно не понимала, что речь идет о работе в России. Хотя во время нашего разговора несколько раз упоминалось, что придется работать «за рубежом». В какой-то момент меня прямо спросили: «Вы понимаете, что это работа в Москве?» Недолго думая я ответила, что готова к переезду. Речь шла о рабочем контракте длиной всего в год. Потом я должна была вернуться обратно в Ирландию и там продолжить работу.

Но вы не вернулись?

А. К.: Честно признаюсь, первый год в России был очень сложным. Скорее всего потому, что я не знала языка. Но как только я смогла немного заговорить по-русски, мне открылось много привлекательного. Тут феноменальная культура, литература и все остальное. Я люблю русскую архитектуру. Я люблю Москву. 21 год назад город был совсем другим, но и сейчас тут много красивых, старых зданий. Вообще меня захватило ощущение того, что я в большом городе. Я ведь родом из небольшой деревушки, где всего 18 000 жителей, все друг друга знают. С момента моего приезда много чего произошло. Но я до сих пор здесь. Россия была ко мне чрезвычайно добра. Можно сказать, я выросла здесь. Здесь я встретила мужа, здесь родились мои сыновья, им сейчас 10 и 12 лет. Точнее, родились мои сыновья не в России, но они живут в России всю свою жизнь — с двухмесячного возраста.

Ваш муж русский?

А. К.: Нет, он с Кипра. Но познакомились мы в России.

Вы короткое время учились в Институте нефти и газа имени Губкина. Чему?

А. К.: Ну давайте откровенно скажем: когда я пришла в BP в 1998 году на пост директора по организации торговли сети АЗК ВР, у меня были лишь отдаленные представления о том, как устроен корпоративный мир. Да, я имела отношение к самому крупному семейному бизнесу в Ирландии, но никогда не работала на крупную корпорацию.

В моей семье принято было учиться. Я родилась в середине 1960-х. Нас в семье было пятеро детей. Когда мне исполнилось 11 лет, я уже потеряла обоих родителей. Я жила с тремя сестрами и братом самостоятельно с тех самых пор. Все в своей жизни организовывали сами и постоянно должны были чему-то учиться. Формально наш дядя был опекуном, но на практике мы, за исключением брата, жили самостоятельно, отдельно. И мне кажется, у каждого из нас было внутреннее стремление к тому, чтобы стать успешным. Сейчас я прохожу обучение для руководящих работников.

У вас за плечами амбициозный проект — BР был первым международным брендом автозаправок, который появился в Москве. В 1990-е премиальные автозаправки западного образца были революцией. Вы это понимали?

А. К.: Это действительно уникальное достижение для российского рынка. Это сегодня водителей не удивить возможностью выпить чашку кофе на заправке, а в 1996-м, когда мы открывали первую АЗС под брендом ВР, это была, не побоюсь этого слова, революция. Если говорить о моей работе не усложняя, в конечном счете она вся про стандарты. Да, иногда мы бываем слишком зациклены на стандартах. Я, к примеру, настоящий маньяк в том, что касается туалетов на АЗС. Когда встает вопрос, какая самая большая проблема в инфраструктуре АЗС, ответ один: туалеты.

У вас весьма необычная для иностранки должность в «Рос­нефти». Вы все время ездите по России.

А. К.: О да, Россия — огромная страна, это далеко не только Москва. Именно поэтому я начала учить русский. Мне необходимо постоянно находиться в контакте с людьми. Бог наделил меня эмоциональным интеллектом, я умею чувствовать людей. Независимо от региона базовые потребности клиентов одни и те же. К людям надо относиться с уважением, предоставляя услуги должного качества по правильным ценам.

Вы стремились в нефтегаз или это скорее случайность?

А. К.: Нет, я туда не стремилась. В BP меня взяли именно как ритейлера, а не за мои знания в области нефтегаза. Я в ритейле с 16 лет. Прошла весь путь — от кассира, ассистента-менеджера, менеджера, занималась закупками для магазинов, проработала в самых разных направлениях. Помню, в ходе собеседования в BP я честно призналась: «Я могу помочь вам понять, чего ждет российский потребитель, но я ничего не понимаю в нефтянке». Хотя, безусловно, с тех пор я многому научилась.

Отношение к сделке ТНК-BP c «Роснефтью» было неоднозначным. Существенная часть менеджеров ТНК-BP покинули компанию. Вы остались. Почему?

А. К.: Сожаления, связанные с этой сделкой, легко понять, если ты часть команды, которая создавала компанию. Это нормально. На их месте я наверняка бы ощущала, что «это моя компания». Но что касается меня, давайте говорить начистоту. Я ушла из компании ТНК-BP в 2010 году, перейдя на работу в «Walmart Россия». Спросите меня, почему я пошла работать в Walmart? Потому что я ритейлер и из-за масштаба компании. Хотя ТНК-BP была большой компанией, объединившись с «Роснефтью», она превратилась в огромную, и это меня привлекло. Да, конечно, на момент сделки люди ощущали, что грядут изменения. Но я верю, что изменения бывают к лучшему. Я ведь тоже могла тогда уйти. Могла бы уехать на родину мужа, на Кипр, лежать себе спокойненько на пляже. Почему я этого не сделала? Меня никогда не покидало ощущение, что мы не достигли пока действительно достаточных результатов, я и моя команда можем сделать больше. Должна признать, без людей, которые работали со мной тогда (к слову сказать, многие работают и сейчас), без этой команды едва ли я достигла бы успеха.

Вы замечаете различия между ТНК-BP и «Роснефтью»?

А. К.: Я бы сказала, что «Роснефть» — очень формализованная компания. В этом нет ничего плохого. Это просто элемент другой корпоративной культуры. Мне чаще приходится писать официальные письма. Но это просто другой стиль работы.

А когда вы общаетесь с чиновниками в регионах, не чувствуете к себе особого отношения, как к сотруднику «Рос­нефти»?

А. К.: Поймите правильно: я женщина и иностранка, и, где бы я ни работала, отношение ко мне всегда будет несколько другим, особым. И не так важно, с кем именно приходится сталкиваться по работе. Иногда как сотрудник госкомпании ты ведешь себя немного иначе. Но в принципе деловая культура во всем мире одинакова. Спросите меня, горжусь ли я тем, что работаю в «Рос­нефти»? И я отвечу, что однозначно горжусь. И знаете, во время одной из первых командировок по регионам я была поражена тем чувством гордости, которое испытывают люди, которые работают в «Роснефти». Для меня это было совершенно неожиданным.

Недавно «Роснефть» объявила о выделении своего розничного бизнеса в отдельное юрлицо. А вас повысили до поста вице-президента. Зачем было нужно это преобразование?

А. К.: Первые два года после сделки с ТНК-ВР все были заняты интеграцией активов и процессов, в том числе и розничного бизнеса. Несомненно, розница сильно отличается, скажем, от добычи. Хотя и не генерирует столько же прибыли. Но это правило едино для всех стран мира. Заниматься розницей необходимо отдельно от остального бизнеса. Все операционные расходы должны быть на поверхности. Это справедливо для всех видов бизнеса, но особенно важно в случае с розницей: рентабельность низкая, а потому необходимо очень строго относиться к операционной работе. И, как независимое юридическое лицо, мы сможем сконцентрироваться на том, чтобы работать более эффективно, предоставляя лучший сервис клиентам по всей России. Наша задача — оставаться номером один в России. Выделение розничного бизнеса в отдельный бизнес в первую очередь связано именно с этим. Для меня лично это возможность быстрее принимать те решения, которые обеспечат эффективную работу компании. Ситуация в рознице меняется постоянно, и нам необходимо адекватно реагировать на эти изменения.

А почему было решено оставить оба бренда: и «Роснефть», и BP?

А. К.: «Роснефть» — это более массовый и демократичный бренд, а BP — более премиальный.

www.forbes.ru

Перестановка в Роснефти

Светлана Рай

Вице-президент «Роснефти» Светлана Рай, руководившая закупками и системой снабжения компании с мая 2015 года, отправлена в почетную отставку. Ее преемник уже не будет обладать теми полномочиями, которые были у предыдущего топ-менеджера компании. Если Светлана Рай пыталась пресекать коррупционные схемы, то от Рустама Алакбарова будет требоваться ишь беспрекословная исполнительность.

По словам источников в «Роснефти», решение не продлевать контракт со Светланой​ Рай было принято 23 марта, сам контракт закончился 31 марта. То есть формально она не уволена, а просто закончила работу в компании, подчеркивает один из источников. Претензий к топ-менеджеру нет, добавляет он.

Бывший топ-менеджер «Роснефти», работавший с Рай, называет ее «человеком [главного исполнительного директора «Роснефти»] Сечина». А сотрудник нефтяной компании говорит, что Светлана Рай «выискивала коррупционные схемы». «Были те, кто был заинтересован, чтобы она потеряла свою работу. Много раз ее пытались уличить в неэффективности, но Сечин защищал ее», — утверждает он.

Представитель «Роснефти» отказался комментировать кадровые перестановки в компании. Светлана Рай отказалась говорить о причинах своего ухода из компании. «Без комментариев», — ответила она на соответствующий вопрос РБК.

Рустам Алакбаров

Теперь закупки в «Роснефти» будет курировать Рустам Алакбаров, занимавший ранее должность заместителя руководителя службы снабжения и подчинявшийся Светлане Рай, рассказали три источника в компании. «У него будет другая позиция, без должности вице-президента», — говорит информированный источник. Алакбаров до прихода в «Роснефть» занимал должность директора департамента закупки услуг в подразделении «Разведка и добыча» ТНК-BP, которую «Роснефть» купила в марте 2013 года.

Источник в «Роснефти» говорит, что отсутствие статуса вице-президента у нового куратора закупок «подразумевает более технический функционал». «От нового руководителя ждем оперативности в рутинном согласовании процедур закупок», — объясняет он.

По данным СПАРК, в 2015–2017 гг. «Роснефть» заключила 8 тыс контрактов на 8,6 трлн рублей, а именно: в 2017 году «Роснефть» заключила почти 3 тыс контрактов на сумму более 1 трлн рублей, в 2016 г. — также 3 тыс контрактов на 4,9 трлн рублей, в 2015 — почти 2 тыс контрактов на 2,7 трлн рублей.

Если не считать внутригрупповых закупок, то самый дорогой контракт «Роснефти» в 2017 году получила «Транснефть» за оказание услуг по транспортировке нефти на 318,6 млрд рублей. Далее следуют тендер на оказание финансовых услуг по предоставлению кредита почти на 125 млрд рублей у Сбербанка и закупка нефти на 91,5 млрд рублей у «Газпрома». Во всех трех случаях покупки были безальтернативными, у единственного поставщика.

Как сообщало агентство «Руспрес», в мае 2017 года «РН-Аэрокрафт» («дочка» «Роснефти») отменила закупку «предметов интерьера» на 5 млн рублей после критики со стороны основателя Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального. Компания собиралась закупить серебряные чайные ложечки стоимостью 14 тыс. рублей каждая, стаканы для воды по 11,7 тыс рублей, икорницы по 83 тыс рублей, бежевые пледы по 124 тыс рублей за штуку и некоторые другие предметы, предназначенные для вертолетов компании. В июле прошлого года «Ведомости» выяснили, что «Роснефть» тратит на вертолетные перевозки около 21 млрд рублей в год, это выводит компанию в мировые лидеры по данному показателю.

А в августе 2017 года закупками «Роснефти» заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба (ФАС), которая выявила формальные нарушения в закупке труб и выдала компании предписания по устранению. До этого в ФАС на пять закупок «Роснефти» поступили жалобы, касающиеся тендеров на поставку обсадных, насосно-компрессорных труб и труб общего назначения на 2018–2020 годы c начальной максимальной ценой договора 10,8 млрд рублей, на поставку нефтегазопроводных труб на сумму 24,4 млрд рублей, трубной продукции на 8,96 млрд рублей, насосно-компрессорных труб с покрытием и повышенным содержанием хрома на 7,4 млрд рублей, а также нефтегазопроводных труб и труб общего назначения на сумму 609,7 млн рублей.

www.mzk1.ru

Почему «Роснефть» променяла Рай?

По материалам СМИ

В «Роснефти» сменился главный «завхоз»: место вице-президента Светланы Рай (на фото), с которой было решено не продлевать контракт, занял Рустам Алакбаров, ранее работавший замруководителя службы снабжения и подчинявшийся госпоже Рай. По слухам, причиной кадровых перестановок стала излишняя… щепетильность уже бывшего вице-президента. Более того, говорят, она «выискивала коррупционные схемы»!

По словам источников в «Роснефти», решение не продлевать контракт с​ Рай было принято 23 марта, а сам контракт закончился 31 марта. То есть формально она не уволена — просто закончила работу в компании, подчеркивает один из источников. Претензий к топ-менеджеру нет, добавляет он.

Бывший топ-менеджер «Роснефти», работавший с Рай, называет ее «человеком [главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря] Сечина».

А сотрудник нефтяной компании говорит, что Рай «выискивала коррупционные схемы». «Были те, кто был заинтересован, чтобы она потеряла свою работу. Много раз ее пытались уличить в неэффективности, но Сечин защищал ее», — утверждает он.

Представитель «Роснефти» отказался комментировать кадровые перестановки в компании.

Светлана Рай тоже отказалась говорить о причинах своего ухода из компании. «Без комментариев», — ответила она на соответствующий вопрос РБК. 

Теперь закупки в «Роснефти» будет курировать Рустам Алакбаров, рассказали три источника в компании. «У него будет другая позиция, без должности вице-президента», — говорит информированный источник.

Алакбаров до прихода в «Роснефть» занимал должность директора департамента закупки услуг в подразделении «Разведка и добыча» ТНК-BP, которую «Роснефть» купила в марте 2013 года.

Источник в «Роснефти» говорит, что отсутствие статуса вице-президента у нового куратора закупок «подразумевает более технический функционал». «От нового руководителя ждем оперативности в рутинном согласовании процедур закупок», — объясняет он.

По данным СПАРК, в 2015–2017 гг. «Роснефть» заключила 8 тыс контрактов на 8,6 трлн рублей, а именно: в 2017 году — почти 3 тыс контрактов на сумму более 1 трлн рублей, в 2016 г. — также 3 тыс контрактов на 4,9 трлн рублей, в 2015 — почти 2 тыс контрактов на 2,7 трлн рублей.

Если не считать внутригрупповых закупок, то самый дорогой контракт «Роснефти» в 2017 году получила «Транснефть» за оказание услуг по транспортировке нефти на 318,6 млрд рублей. Далее следуют тендер на оказание финансовых услуг по предоставлению кредита почти на 125 млрд рублей у Сбербанка  и закупка нефти на 91,5 млрд рублей у «Газпрома». Во всех трех случаях покупки были безальтернативными, у единственного поставщика.

Если Светлана Рай пыталась пресекать коррупционные схемы, от Рустама Алакбарова будет требоваться лишь беспрекословная исполнительность, пишет агентство «Руспрес».

«Руспрес» напоминает, что в мае 2017 года «РН-Аэрокрафт» («дочка» «Роснефти») отменила закупку «предметов интерьера» на 5 млн рублей после критики со стороны Фонда борьбы с коррупцией.

Компания собиралась закупить серебряные чайные ложечки стоимостью 14 тыс рублей каждая, стаканы для воды по 11,7 тыс рублей, икорницы по 83 тыс рублей, бежевые пледы по 124 тыс рублей за штуку и некоторые другие предметы, предназначенные для вертолетов компании.

В июле прошлого года «Ведомости» выяснили, что «Роснефть» тратит на вертолетные перевозки около 21 млрд рублей в год. Это выводит компанию в мировые лидеры по данному показателю. 

А в августе 2017 года закупками «Роснефти» заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба, которая выявила формальные нарушения в закупке труб и выдала компании предписания по устранению.

До этого в ФАС на пять закупок «Роснефти» поступили жалобы, касающиеся тендеров на поставку обсадных, насосно-компрессорных труб и труб общего назначения на 2018–2020 годы c начальной максимальной ценой договора 10,8 млрд рублей, на поставку нефтегазопроводных труб на сумму 24,4 млрд рублей, трубной продукции на 8,96 млрд рублей, насосно-компрессорных труб с покрытием и повышенным содержанием хрома на 7,4 млрд рублей, а также нефтегазопроводных труб и труб общего назначения на сумму 609,7 млн рублей.

Источник: https://www.rospres.org/hearsay/23973/

mosmonitor.ru


Смотрите также