Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Резеда шарафиева биография год рождения


Другая жизнь Резеды Шарафиевой

Ее называют самой стильной, оригинальной и самобытной певицей татарской эстрады. Действительно, такой неповторимый низкий бархатный голос, такие шикарные костюмы, манера поведения на сцене присущи только ей. В этом еще раз можно было убедиться 8-9 марта в концертном зале им. С. Садыковой, где состоялись выступления заслуженной артистки РТ Резеды Шарафиевой. Воспользовавшись случаем, журналист нашей газеты задал певице несколько вопросов.

«Я тоже хочу петь»

– Резеда, 8 марта женщины, как королевы, должны восседать на троне, а мужчины – вокруг них бегать. Ты же решила в этот день поработать...

– Нам, артистам, уже не привыкать работать в праздники, профессия такая.

– Твоя творческая карьера начиналась в Набережных Челнах. Почему ты решила переехать в Казань?

– В Казани весь культурный и духовный потенциал, огромное поле для творческой деятельности. Но забывать Челны не собираюсь. Это мой родной город, куда я всегда возвращаюсь с радостью. Здесь все до боли знакомое и родное.

– Поскольку мы давно знакомы, не могу не спросить: почему ты вышла на сцену и стала популярной певицей сравнительно поздно? Что-то мешало?

– Я мечтала стать учительницей, окончила Мензелинское педучилище, проработала год в деревне воспитательницей... и поняла, что это не мое. Затем в Казани выучилась на художника-оформителя и более года проработала в магазине «Товары для женщин», оформляла витрины. В это время в Челнах открылся молодежный клуб «Кыйбла». Я посещала этот клуб, рисовала что-то. А в соседней комнате певцы собирались. Однажды зашла к ним и сказала: «Я тоже хочу петь». А потом пошли одна за другой репетиции, которые привели к тому, что я завоевала первое место в городском конкурсе самодеятельных певцов. И тут меня заметил руководитель группы «Сердэш» Ринат Губайдуллин и прямо-таки вытащил на сцену.

«Знал бы еще зритель...»

– Все отмечают твою самобытность и стильность. И видеоклипы на твои песни такие же...

– Ну, клипы-то не я снимаю. Знали бы еще зритель, какой ценой достигается эта стильность.

– Какой же?

– Ну вот, например, для съемок клипа к песне «Язмышым сере» («Тайна моей судьбы») нужен был белый рояль. Оказалось, что такого нигде нет. После долгих поисков нашли, наконец, в Зеленодольске. Поехали туда. Меня ребята из съемочной группы спрашивают, мол, ты что из алкоголя предпочитаешь. Я говорю, что не пью совсем. «Жалко», – говорят и ухмыляются. Я только потом поняла, к чему это они сказали.

Оказывается, в клубе, где стоит белый рояль, идет ремонт и помещение не отапливается, а на дворе стоял ноябрь. По сценарию же я должна была сидеть в воде, и вся одежда на мне должна быть мокрой. Короче, замерзла я как на дне Северного Ледовитого океана. Может, все-таки выпьешь чего-нибудь, спрашивают. От коньяка не отказалась бы, говорю. Пару рюмок пропустила. А эти ребята, злыдни такие, пустили слух, что я на съемках этого клипа целую бутылку коньяка одна выпила.

– Кто тебе шьет такие потрясающие платья?

– До рождения дочери и сама шила. Сама рисовала эскизы, выкройки делала, но сейчас фантазия куда-то исчезла. В Челнах живет одна моя хорошая знакомая – Татьяна. Она вяжет крючочком великолепные платья. Другой знакомый активно работает с мехом и кожей. Я – их постоянный клиент.

– А в магазинах что-нибудь покупаешь?

– Редко. Во время гастролей люблю по магазинам пройтись, но за модными вещами не гонюсь. Главное – чтобы мне самой нравилось.

– Ты давно водишь машину?

– Четыре года. Вначале очень боялась! Каждый выезд в город был как госэкзамен! А сейчас уже «подружилась» со своей машиной, частенько езжу в родную деревню Наратлы-Кичу Мензелинского района.

«О, Аллах! Неужели это мой ребенок?»

– В фильме «Обыкновенное чудо» есть такой вопрос: «Так, кто у нас муж?»

– (Улыбается.) Фанис – предприниматель. Нас познакомили друзья, а через год мы решили жить вместе. Он очень внимательный, в то же время требовательный.

– А сколько лет уже дочери?

– 7 января Зулейхе исполнилось пять лет.

– На кого она больше похожа?

– На папу.

– Помнишь свои чувства, когда впервые держала ее на руках?

– Я подумала: «О, Аллах! Неужели это мой ребенок?» Раньше я была, наверное, немножко безрассудной, ничего не боялась, а сейчас десять раз подумаю, прежде чем что-либо сделать.

– С кем остается дочь, когда ты на гастролях?

– У моей сестренки Дильбар дочь Виктория всего на год старше Зулейхи. Дочь днем в садике, вечером – у Дильбар.

– Некоторые женщины после рождения ребенка полнеют. Ты вроде никак не изменилась. На диете сидишь?

– Какая там диета? Люблю, как в детстве, пить чай с хлебушком, намазав сливочного масла и меда. Ну, вот не полнею я, что ж теперь делать?

– Резеда, а ты сама дома готовишь?

– Да, и очень быстро. Фанис научил варить рассольник и солянку. Но сама я больше люблю наш татарский бэлеш.

– Ой, чего-то мы совсем далеко ушли от творчества!

– Почему же? Бэлеш – это тоже своего рода творчество.

«Бывает, не спишь целую неделю!»

– Но все же скажи, специально для тебя песни пишут?

– Бывает, что приносят. Частенько приходится отказываться, потому что слова – потрясающие, а музыка – не то. Или наоборот.

– С кем из артистов тебе интереснее общаться?

– Я общаюсь со многими артистами, и со всеми у меня достаточно ровные отношения. Очень люблю и уважаю Идриса Газиева. Это удивительный человек во всех отношениях. Талантливый артист и душевный человек. Мне нравится его стиль, голос, песни, манера исполнения. Можно сказать, я его обожаю.

– Но основная масса зрителей его не воспринимает.

– Значит, зритель еще не дорос до него. Со временем они его поймут.

– Ты как-то следишь за российской и зарубежной эстрадой?

– С удовольствием спела бы песни на других языках, все не хватает времени. Очень хочется спеть романсы, цыганские песни или, например, французские произведения. Это все мечты и желания, но, надеюсь, в ближайшем будущем они осуществятся. Люблю Ларису Долину, Ирину Понаровскую. Нравится, как они выглядят, поют.

– Почему у тебя нет продюсера?

– А где его взять? Поэтому много времени и сил уходит на организацию концертов и очень мало – на творчество.

– Твои песни – частые гости различных хит-парадов. Для тебя это важно?

– Честно говоря, у меня нет времени следить за хит-парадами. Бывает, что перед премьерой новой концертной программы не спишь целую неделю!

– В какой же ты форме выходишь к зрителю?

– О-о-о, за это можно не беспокоиться. На сцене я уже совсем другой человек, там другая жизнь. Все проблемы забываются: остаешься ты, зритель и песня.

chelny-izvest.ru

Другая жизнь Резеды Шарафиевой

Фото: www.chelny-izvest.ru Ее называют самой стильной, оригинальной и самобытной певицей татарской эстрады. Действительно, такой неповторимый низкий бархатный голос, такие шикарные костюмы, манера поведения на сцене присущи только ей. В этом еще раз можно было убедиться 8-9 марта в концертном зале им. С. Садыковой, где состоялись выступления заслуженной артистки РТ Резеды Шарафиевой. Воспользовавшись случаем, журналист нашей газеты задал певице несколько вопросов. «Я тоже хочу петь»

– Резеда, 8 марта женщины, как королевы, должны восседать на троне, а мужчины – вокруг них бегать. Ты же решила в этот день поработать...

– Нам, артистам, уже не привыкать работать в праздники, профессия такая.

– Твоя творческая карьера начиналась в Набережных Челнах. Почему ты решила переехать в Казань?

– В Казани весь культурный и духовный потенциал, огромное поле для творческой деятельности. Но забывать Челны не собираюсь. Это мой родной город, куда я всегда возвращаюсь с радостью. Здесь все до боли знакомое и родное.

– Поскольку мы давно знакомы, не могу не спросить: почему ты вышла на сцену и стала популярной певицей сравнительно поздно? Что-то мешало?

– Я мечтала стать учительницей, окончила Мензелинское педучилище, проработала год в деревне воспитательницей... и поняла, что это не мое. Затем в Казани выучилась на художника-оформителя и более года проработала в магазине «Товары для женщин», оформляла витрины. В это время в Челнах открылся молодежный клуб «Кыйбла». Я посещала этот клуб, рисовала что-то. А в соседней комнате певцы собирались. Однажды зашла к ним и сказала: «Я тоже хочу петь». А потом пошли одна за другой репетиции, которые привели к тому, что я завоевала первое место в городском конкурсе самодеятельных певцов. И тут меня заметил руководитель группы «Сердэш» Ринат Губайдуллин и прямо-таки вытащил на сцену.

«Знал бы еще зритель...»

– Все отмечают твою самобытность и стильность. И видеоклипы на твои песни такие же...

– Ну, клипы-то не я снимаю. Знали бы еще зритель, какой ценой достигается эта стильность.

– Какой же?

– Ну вот, например, для съемок клипа к песне «Язмышым сере» («Тайна моей судьбы») нужен был белый рояль. Оказалось, что такого нигде нет. После долгих поисков нашли, наконец, в Зеленодольске. Поехали туда. Меня ребята из съемочной группы спрашивают, мол, ты что из алкоголя предпочитаешь. Я говорю, что не пью совсем. «Жалко», – говорят и ухмыляются. Я только потом поняла, к чему это они сказали.

Оказывается, в клубе, где стоит белый рояль, идет ремонт и помещение не отапливается, а на дворе стоял ноябрь. По сценарию же я должна была сидеть в воде, и вся одежда на мне должна быть мокрой. Короче, замерзла я как на дне Северного Ледовитого океана. Может, все-таки выпьешь чего-нибудь, спрашивают. От коньяка не отказалась бы, говорю. Пару рюмок пропустила. А эти ребята, злыдни такие, пустили слух, что я на съемках этого клипа целую бутылку коньяка одна выпила.

– Кто тебе шьет такие потрясающие платья?

– До рождения дочери и сама шила. Сама рисовала эскизы, выкройки делала, но сейчас фантазия куда-то исчезла. В Челнах живет одна моя хорошая знакомая – Татьяна. Она вяжет крючочком великолепные платья. Другой знакомый активно работает с мехом и кожей. Я – их постоянный клиент.

– А в магазинах что-нибудь покупаешь?

– Редко. Во время гастролей люблю по магазинам пройтись, но за модными вещами не гонюсь. Главное – чтобы мне самой нравилось.

– Ты давно водишь машину?

– Четыре года. Вначале очень боялась! Каждый выезд в город был как госэкзамен! А сейчас уже «подружилась» со своей машиной, частенько езжу в родную деревню Наратлы-Кичу Мензелинского района.

«О, Аллах! Неужели это мой ребенок?»

– В фильме «Обыкновенное чудо» есть такой вопрос: «Так, кто у нас муж?»

– (Улыбается.) Фанис – предприниматель. Нас познакомили друзья, а через год мы решили жить вместе. Он очень внимательный, в то же время требовательный.

– А сколько лет уже дочери?

– 7 января Зулейхе исполнилось пять лет.

– На кого она больше похожа?

– На папу.

– Помнишь свои чувства, когда впервые держала ее на руках?

– Я подумала: «О, Аллах! Неужели это мой ребенок?» Раньше я была, наверное, немножко безрассудной, ничего не боялась, а сейчас десять раз подумаю, прежде чем что-либо сделать.

– С кем остается дочь, когда ты на гастролях?

– У моей сестренки Дильбар дочь Виктория всего на год старше Зулейхи. Дочь днем в садике, вечером – у Дильбар.

– Некоторые женщины после рождения ребенка полнеют. Ты вроде никак не изменилась. На диете сидишь?

– Какая там диета? Люблю, как в детстве, пить чай с хлебушком, намазав сливочного масла и меда. Ну, вот не полнею я, что ж теперь делать?

– Резеда, а ты сама дома готовишь?

– Да, и очень быстро. Фанис научил варить рассольник и солянку. Но сама я больше люблю наш татарский бэлеш.

– Ой, чего-то мы совсем далеко ушли от творчества!

– Почему же? Бэлеш – это тоже своего рода творчество.

«Бывает, не спишь целую неделю!»

– Но все же скажи, специально для тебя песни пишут?

– Бывает, что приносят. Частенько приходится отказываться, потому что слова – потрясающие, а музыка – не то. Или наоборот.

– С кем из артистов тебе интереснее общаться?

– Я общаюсь со многими артистами, и со всеми у меня достаточно ровные отношения. Очень люблю и уважаю Идриса Газиева. Это удивительный человек во всех отношениях. Талантливый артист и душевный человек. Мне нравится его стиль, голос, песни, манера исполнения. Можно сказать, я его обожаю.

– Но основная масса зрителей его не воспринимает.

– Значит, зритель еще не дорос до него. Со временем они его поймут.

– Ты как-то следишь за российской и зарубежной эстрадой?

– С удовольствием спела бы песни на других языках, все не хватает времени. Очень хочется спеть романсы, цыганские песни или, например, французские произведения. Это все мечты и желания, но, надеюсь, в ближайшем будущем они осуществятся. Люблю Ларису Долину, Ирину Понаровскую. Нравится, как они выглядят, поют.

– Почему у тебя нет продюсера?

– А где его взять? Поэтому много времени и сил уходит на организацию концертов и очень мало – на творчество.

– Твои песни – частые гости различных хит-парадов. Для тебя это важно?

– Честно говоря, у меня нет времени следить за хит-парадами. Бывает, что перед премьерой новой концертной программы не спишь целую неделю!

– В какой же ты форме выходишь к зрителю?

– О-о-о, за это можно не беспокоиться. На сцене я уже совсем другой человек, там другая жизнь. Все проблемы забываются: остаешься ты, зритель и песня.

Автор статьи: Равиль САБИРОВ

Дата публикации на сайте: 11.03.2011 10:32

Поделиться |

nabchelni.bezformata.com

Резеда Шарафиева

Артист турында: Резеда Шарафиева сәхнәгә соң чыкты. Баштан ул укытучы булырга хыялланып, Мензәлә педучилищесын бетерә. Бер ел авылда тәрбияче булып эшләгәч, Резеда бу эш аның өчен түгел икәнен аңлый.

Казанга килеп рассәм-оформительга укып, елдан артык “Хатын кызлар кибетендә” эшләде. Шул вакытта Ярчаллыда “Кыйбла” клубы ачыла. Резеда ханым шул клубка йөри, рәсемнәр ясый. Ә күрше бүлмәдә җырчылар җыела иде.

Берзаман Резеда Шарафиева аларга кереп “Минем дә җырлыйсым килә” дип әйтә. Аннары соң бер-бер артлы репетицияләр башлана, һәм Резедә ханым шәһәрдә узган җырчылар бәйгесендә беренче урын ала. Анда аны “Сердәш” төркеме җитәкчесе Ринат Губайдуллин куреп ала һәм сәхнәгә чыгара.

Аның яраткан дусты – Идрис Газиев, Резедә Шарафиева фикеренчә ул бик хисле, сәләтле артист. Җырчының хыялларында чит телләрдә җырларны башкарырга. Чигән җырларын, романсларны, француз телендәге әсәрләрне башкарасы килә.

Хәзерге көндә Резедә искиткеч җырчы һәм яраткан ана һәм хатын — Резедәнең ире Фәнис һәм биш яшлек кызы Зөләйха бар.

Клиплар:

kurshe.ru

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ РЕЗЕДЫ ШАРАФИЕВОЙ

Ее называют самой стильной, оригинальной и самобытной певицей татарской эстрады. Действительно, такие шикарные костюмы, манера поведения на сцене присущи только ей. 10 октября Резеда Шарафиева в концертном зале администрации города покажет челнинцам свою новую концертную программу.

— Резеда, где вы сейчас живете? В Казани говорят, что в Челнах, а у нас — наоборот. — Я живу на трассе Казань — Челны. Дом мой здесь, а работаю в НКЦ «Казань». Вот и приходится 2-3 раза в неделю ездить туда и обратно.

— Поскольку я знаю вас давно, не могу не спросить: почему вы вышли на сцену и стали популярной певицей сравнительно поздно? Что-то мешало?

— Да нет, ничего не мешало. Я же мечтала стать учительницей, окончила Мензелинское педучилище, проработала год в деревне воспитательницей… и поняла, что это не мое. Затем в Казани выучилась на художника-оформителя и более года проработала в магазине «Товары для женщин», оформляла витрины. В это время в Челнах открылся молодежный клуб «Кыйбла». Я тоже посещала этот клуб, рисовала что-то. А в соседней комнате певцы собирались. Однажды зашла к ним и сказала: «Я тоже хочу петь». А потом пошли репетиции за репетициями, которые привели к тому, что я завоевала первое место в городском конкурсе самодеятельных певцов. И тут меня заметил руководитель группы «Сердэш» Ринат Губайдуллин и прямо-таки вытащил меня на сцену.

— Все отмечают вашу самобытность и стильность. И видеоклипы у вас такие же…

— Ну, клипы-то не я снимаю. Знали бы вы еще, какой ценой достигается эта стильность.

— Какой же?

— Ну вот, например, для съемок клипа к песне «Озмэ ометем» («Не лишай меня надежды») нужен был белый рояль. Оказалось, что такого нигде нет. После долгих поисков нашли наконец в Зеленодольске. Едем туда. Меня ребята из съемочной группы спрашивают, что, мол, будешь пить. Я говорю, что не пью вообще. «Жалко», — говорят и ухмыляются. Я только потом поняла, к чему это они сказали. Оказывается в клубе, где стоит белый рояль, идет ремонт и помещение не отапливается. А на дворе стоял ноябрь. По сценарию я должна была сидеть в воде, и вся одежда на мне должна быть мокрой. Короче, замерзла я как на дне Северного Ледовитого океана. Может, все-таки выпьешь чего-нибудь, спрашивают. От коньяка не отказалась бы, говорю. Пару рюмок пропустила. А эти ребята, нехорошие такие, пустили слух, что я на съемках этого клипа целую бутылку коньяка одна выпила.

— Кто вам шьет такие потрясающие платья?

— Сама, конечно. Сама эскизы рисую, выкройку делаю, шью.

— А специально для вас песни пишут?

— Бывает, что приносят. На днях вот пришлось отказаться от песни, которую мне предложил один большой дяденька из аппарата Президента Татарстана. Слова потрясающие, Зульфат Хаким написал, но музыка… Кстати, я тут недавно купила книжку челнинского поэта Галиахмета Шаги. Каждое его стихотворение — готовый текст к песне. Пожалуй, закажу кому-нибудь из композиторов написать музыку к его стихам.

— Резеда, ваши песни постоянно гостят в различных хит-парадах. Для вас это важно?

— Честно говоря, у меня нет времени следить за хит-парадами. Вот за неделю до премьеры новой концертной программы практически не спала.

— В какой же вы форме выйдете к зрителю?

— О-о-о, за это можете не беспокоиться. На сцене я уже совсем другой человек, там другая жизнь. Все проблемы забываются: остаешься ты, зритель и песня.

v-chelny.ru

75 лет Равилю Шарафиеву. Известный актер о жизни и смерти, чудаках и свите королей

Кадр из «Щепки»

Популярный актёр 52 года служит в одном и том же Камаловском театре. 6 апреля он отметит на родной сцене своё 75-летие. А в юности мечтал стать агрономом, после школы отправился в Казань поступать в сельскохозяйственный институт. Но на первом же экзамене – по химии - получил «двойку». Большинство ребят после такого конфуза долго не могут прийти в себя, боятся родным показаться. Но Равиль Шарафиев возвращался в родную деревню с лёгким сердцем, всю дорогу пел песни. «За эту «двойку» мне не было стыдно, - вспоминает он. – Вот если бы я получил её, отлично зная предмет, тогда было бы обидно. В деревне даже обрадовались, что я в институт не поступил: «Нам завклубом нужен!» Паренёк проработал на этой должности год, ставил спектакли, концерты. Увидев однажды газету с объявлением о наборе в Щепкинское училище, понял: «Это моё место, моя судьба».

Досье
Равиль ШАРАФИЕВ, народный артист ТАССР, РСФСР, родился в 1938 г. в дер. Б. Солтаны Рыбно-Слободского р­айона ТАССР. Окончил Высшее театральное училище им. М.Щепкина. Работает в Татарском государственном Академическом театре им. Г.Камала с 1961 г. В театре сыграл более 100 ролей.

Женат, есть дочь, сын и внучка.

Оглядываясь сегодня назад, на прожитые годы, самым счастливым, дорогим временем актёр называет студенческую пору. Вместе с Туфаном Миннуллиным, Нажибой Иксановой, Ринатом Тазетдиновым, Рабитом Батуллой он учился в татарской театральной студии при Щепкинском училище. В Москву ребята приехали из деревень: они не то что телевидение – радио толком не слышали. А тут попали в столицу, где уйма театров, каждый день проходят десятки концертов, выставок. Актёрскому мастерству молодые татарские кадры учились у педагогов из «бывших» - потомков известных дворянских родов. «Это были удивительные люди и по интеллекту, и по человеческим качествам, - вспоминает Равиль Шигапович. - Вкладывали в нас всю душу, уделяли намного больше внимания, чем уделяют преподаватели сегодняшним студентам».

Главное богатство

- Равиль Шигапович, зрители особенно хвалят вашего Ходжу Насретдина в пьесе Наки Исанбета. Чем он близок вам?

- Это хитрец, плут и даже юродивый, который благодаря чувству юмора выходит победителем из любой ситуации, нейтрализует любое поражение. Я считаю чувство юмора главным своим богатством. Оно передалось мне от бабушки от отца. Слава богу, этим даром обладают и мои дети. Человек без юмора – неполноценный человек. Даже если тебя обижают, надо с иронией к этому относиться. Шутка может стать спасением в трудную минуту. Я очень часто сам над собой смеюсь…

В России почему-то чаще поступают наоборот: любят подхалимничать, льстить. Если бы я был начальником, гнал бы от себя таких людей. Но очень многие видят, что их подчинённые неискренни, и всё же им приятно, когда перед ними унижаются. Я не только начальству, но и друзьям всегда говорил правду в лицо. В ответ меня называли капризным чудаком… Но те, кто льстил и унижался, по большому счёту не добились в жизни чего-то особенного. Льстецы и подхалимы никогда не получают огромных дивидендов, потому что за унижением всегда идут обида и ненависть. Я таких эмоций не испытывал и не чувствовал по отношению к себе: для этого не было повода. Значит, умирать буду легче! (Смеётся.)

- И Смерть играть не боитесь?

- Роли в театрах распределяют по приказу. Любишь, не любишь – играй. Точно так же, как раньше все браки устраивали свахи. Молодые встречались с женихом или невестой уже на свадьбе. А потом, кстати, прекрасные семьи получались… Я вообще спорю очень редко. Наш режиссёр Фарид Бикчантаев говорит: «Равиль абы выслушает пожелания, скажет: «Ладно!», но в итоге делает по-своему». Если я чувствую свою правоту, стараюсь работой доказать, что мой вариант трактовки роли лучше. А впустую спорить – непродуктивно.

В пьесе «Старик из деревни Альдермыш» я хотел сыграть Альмандара, но мне дали роль Смерти – странного, бескровного существа. Но потом полюбил я эту Смерть! И народ эту роль полюбил. Потому что жизнелюбие Альмандара, его оптимизм заражают даже Смерть. В итоге Смерть зауважала Альмандара, стала выискивать пути, чтобы оставить его жить… И даже пожалела, что не родилась человеком.

Очень нужен шут

- Многие ваши сверстники скучают по советским временам.

 

- Вернуться обратно уже невозможно. Нужно совершенствовать ту систему, при которой мы сейчас живём. К сожалению, мы сегодня берём худшее из социалистического строя и худшее из капиталистического. Социалистические принципы я не отвергал, но те, кто их провозглашал, творили совсем не то, что говорили. Это и сгубило тот строй... Сегодня мне нравится, что предприимчивые люди получили немного свободы. В советское время их инициатива, способности были не востребованы. Но общество губит алчность. По религии она считается самым большим грехом. Я никогда не завидовал богатым. Почти вся моя пенсия уходит на квартплату, но я, слава богу, работаю и живу нормально. Не очень много ем, если выпиваю, то тоже в меру.

На мой взгляд, самая большая наша проблема - кадры. На ответственные посты берут податливых, а умные остаются в стороне. Способным молодым людям протиснуться невозможно: там, наверху, занято всё...

Мне уже надоели революции. Больше ничего крушить не надо. Но если власть не прислушивается к мнению народа, правители могут повторить судьбу Каддафи.

Беда в том, что возле наших властителей ни в советское время, ни сейчас нет даже шутов, которые могли бы говорить им правду. Когда я открыто говорю нелицеприятные вещи, меня, к счастью, пока никто не трогает. Наверное, принимают за шута. И слава богу!  

Смотрите также:

kazan.aif.ru

Резеда Шарафиева: «Бэлеш – это тоже своего рода творчество»

Свой путь на сцену популярная татарская певица Резеда Шарафиева начинала с… магазина «Товары для женщин». Пробиться помогли случай и упорство. В своем интервью исполнительница рассказал, какой ценой приходится сегодня снимать клипы. Почему порою она вынуждена отказываться от песен. И что помогает собраться перед концертом, если неделя до этого прошла без сна в подготовительной работе.

– Резеда, 8 марта женщины, как королевы, должны восседать на троне, а мужчины – вокруг них бегать. Ты же решила в этот день поработать…

– Нам, артистам, уже не привыкать работать в праздники, профессия такая.

– Твоя творческая карьера начиналась в Набережных Челнах. Почему ты решила переехать в Казань?

– В Казани весь культурный и духовный потенциал, огромное поле для творческой деятельности. Но забывать Челны не собираюсь. Это мой родной город, куда я всегда возвращаюсь с радостью. Здесь все до боли знакомое и родное.

 

– Поскольку мы давно знакомы, не могу не спросить: почему ты вышла на сцену и стала популярной певицей сравнительно поздно? Что-то мешало?

– Я мечтала стать учительницей, окончила Мензелинское педучилище, проработала год в деревне воспитательницей… и поняла, что это не мое. Затем в Казани выучилась на художника-оформителя и более года проработала в магазине «Товары для женщин», оформляла витрины. В это время в Челнах открылся молодежный клуб «Кыйбла». Я посещала этот клуб, рисовала что-то. А в соседней комнате певцы собирались. Однажды зашла к ним и сказала: «Я тоже хочу петь». А потом пошли одна за другой репетиции, которые привели к тому, что я завоевала первое место в городском конкурсе самодеятельных певцов. И тут меня заметил руководитель группы «Сердэш» Ринат Губайдуллин и прямо-таки вытащил на сцену.

– Все отмечают твою самобытность и стильность. И видеоклипы на твои песни такие же…

– Ну, клипы-то не я снимаю. Знали бы еще зритель, какой ценой достигается эта стильность.

– Какой же?

– Ну вот, например, для съемок клипа к песне «Язмышым сере» («Тайна моей судьбы») нужен был белый рояль. Оказалось, что такого нигде нет. После долгих поисков нашли, наконец, в Зеленодольске. Поехали туда. Меня ребята из съемочной группы спрашивают, мол, ты что из алкоголя предпочитаешь. Я говорю, что не пью совсем. «Жалко», – говорят и ухмыляются. Я только потом поняла, к чему это они сказали.

Оказывается, в клубе, где стоит белый рояль, идет ремонт и помещение не отапливается, а на дворе стоял ноябрь. По сценарию же я должна была сидеть в воде, и вся одежда на мне должна быть мокрой. Короче, замерзла я как на дне Северного Ледовитого океана. Может, все-таки выпьешь чего-нибудь, спрашивают. От коньяка не отказалась бы, говорю. Пару рюмок пропустила. А эти ребята, злыдни такие, пустили слух, что я на съемках этого клипа целую бутылку коньяка одна выпила.

– Кто тебе шьет такие потрясающие платья?

– До рождения дочери и сама шила. Сама рисовала эскизы, выкройки делала, но сейчас фантазия куда-то исчезла. В Челнах живет одна моя хорошая знакомая – Татьяна. Она вяжет крючочком великолепные платья. Другой знакомый активно работает с мехом и кожей. Я – их постоянный клиент.

– А в магазинах что-нибудь покупаешь?

– Редко. Во время гастролей люблю по магазинам пройтись, но за модными вещами не гонюсь. Главное – чтобы мне самой нравилось.

– Ты давно водишь машину?

– Четыре года. Вначале очень боялась! Каждый выезд в город был как госэкзамен! А сейчас уже «подружилась» со своей машиной, частенько езжу в родную деревню Наратлы-Кичу Мензелинского района.

– В фильме «Обыкновенное чудо» есть такой вопрос: «Так, кто у нас муж?»

– (Улыбается.)  Фанис – предприниматель. Нас познакомили друзья, а через год мы решили жить вместе. Он очень внимательный, в то же время требовательный.

– А сколько лет уже дочери?

– 7 января Зулейхе исполнилось пять лет.

– На кого она больше похожа?

– На папу.

– Помнишь свои чувства, когда впервые держала ее на руках?

– Я подумала: «О, Аллах! Неужели это мой ребенок?» Раньше я была, наверное, немножко безрассудной, ничего не боялась, а сейчас десять раз подумаю, прежде чем что-либо сделать.

– С кем остается дочь, когда ты на гастролях?

– У моей сестренки Дильбар дочь Виктория всего на год старше Зулейхи. Дочь днем в садике, вечером – у Дильбар.

– Некоторые женщины после рождения ребенка полнеют. Ты вроде никак не изменилась. На диете сидишь?

– Какая там диета? Люблю, как в детстве, пить чай с хлебушком, намазав сливочного масла и меда. Ну, вот не полнею я, что ж теперь делать?

– Резеда, а ты сама дома готовишь?

– Да, и очень быстро. Фанис научил варить рассольник и солянку. Но сама я больше люблю наш татарский бэлеш.

– Ой, чего-то мы совсем далеко ушли от творчества!

– Почему же? Бэлеш – это тоже своего рода творчество.

– Но все же скажи, специально для тебя песни пишут?

– Бывает, что приносят. Частенько приходится отказываться, потому что слова – потрясающие, а музыка – не то. Или наоборот.

– С кем из артистов тебе интереснее общаться?

– Я общаюсь со многими артистами, и со всеми у меня достаточно ровные отношения. Очень люблю и уважаю Идриса Газиева. Это удивительный человек во всех отношениях. Талантливый артист и душевный человек. Мне нравится его стиль, голос, песни, манера исполнения. Можно сказать, я его обожаю.

– Но основная масса зрителей его не воспринимает.

– Значит, зритель еще не дорос до него. Со временем они его поймут.

– Ты как-то следишь за российской и зарубежной эстрадой?

– С удовольствием спела бы песни на других языках, все не хватает времени. Очень хочется спеть романсы, цыганские песни или, например, французские произведения. Это все мечты и желания, но, надеюсь, в ближайшем будущем они осуществятся. Люблю Ларису Долину, Ирину Понаровскую. Нравится, как они выглядят, поют.

– Почему у тебя нет продюсера?

– А где его взять? Поэтому много времени и сил уходит на организацию концертов и очень мало – на творчество.

– Твои песни – частые гости различных хит-парадов. Для тебя это важно?

– Честно говоря, у меня нет времени следить за хит-парадами. Бывает, что перед премьерой новой концертной программы не спишь целую неделю!

– В какой же ты форме выходишь к зрителю?

– О-о-о, за это можно не беспокоиться. На сцене я уже совсем другой человек, там другая жизнь. Все проблемы забываются: остаешься ты, зритель и песня.

«Челнинские известия»

tataram.ru


Смотрите также