Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Ростислав борисович черный биография


Ростислав Черный, муж Безродной – биография

Ростислав Борисович Чёрный – яркая личность  советского союза и современной России. Родился 2 марта 1948 года. Журналист по образованию, Ростислав Борисович уже долгое время является продюсером своей жены Светланы Владимировны Безродной.

Пара познакомилась на концерте американского скрипача Стерна. Несмотря на отсутствие настроения и боли в голеностопном суставе (незадолго до этого спускаясь на неудобных туфлях со сцены, скрипачка подвернула ногу), Безродная всё же отправилась на концерт.

Несмотря на отсутствие настроение и нежелание выходить из дома, судьбе всё же удалось сделать своё дело: в антракте ей представили Ростислава Борисовича. Оказалось, что он всё это время сидел в этом зале и обратил внимание на красивую скрипачку.

И в антракте попросил общих друзей познакомить её с ним. Светлана вспоминает, что перед ней появился «высокий, статный мужчина со строгим взглядом и недовольным лицом». Но даже такое необычное, казалось бы, начало не смогла помешать созданию новой и очень счастливой семьи.

Для Светланы Владимировны он стал третьим мужем, и, по её словам, этот брак – настоящий подарок судьбы. Ростислав Борисович и его жена понимают друг друга без слов и благодарят бога за то, что всё случилось именно так.

Мыслить одинаково, понимать с полуслова, – так пара характеризует свой  союз. Несмотря на то, что у пары пока нет детей, они чувствуют себя самыми счастливыми в этом браке.

Хотя сам Ростислав Борисович находится в тени жены, его личность заслуживает внимания. Он проработал более 30 лет в газете «Советская культура» и был в курсе всего, что происходило в творческих кругах СССР. Неудивительно, что к моменту встречи с Безродной он знал о ней практически всё, и это только поспособствовало их знакомству.

Примечательно, что Чёрный работал на международном уровне – был главой иностранного отдела вышеуказанной газеты. Можно представить, насколько престижной была эта должность в советский период. Да и карьера, по всей видимости, складывалась хорошо: начинал Чёрный с должности корреспондента.

И несмотря на успешность в карьере, с браком со Светланой Владимировной Ростислав Борисович принял решение уйти из журналистики и заняться продюсированием концертной и художественной деятельности своей жены.

В таком симбиозе пара занимается профессионального деятельность по настоящее время: Светлана Безродная выполняет функции художественного руководителя, а Ростислав Чёрный – организаторские.

Как менеджер Ростислав Борисович работает в Государственном академическом камерном «Вивальди-оркестра». Его должность – продюсер. Его жена может спокойно позволить себе сконцентрироваться на художественной составляющей и творчестве, тогда как Чёрный занимается не самыми заметными, но очень важными делами.

В его задачи входит работа с залами, помещениями, вопросы создания надлежащих условий для артистов, составление коммерческих предложений – словом, вся та невидимая широкой публике деятельность, без которой, тем не менее, никакая успешная творческая деятельность не была бы возможна. Как видно, пара сошлась не только в личностном, но и в профессиональном плане: Ростислав и Светлана дополняют друг друга на отлично.

Вивальди-оркестр успешно ведёт концертную деятельность под управлением супругов. Это очень хорошо показывает гармоничность их отношений: слаженная жизнь в браке позволяет совместными усилиями создать слаженно работающий механизм.

Ростислав Борисович является соавтором музыкально-литературного спектакля «Маскарад без масок», который с успехом отгремел в сезоне 2011-2012 года. Для него использовалась малоизвестная музыка советских классиков – Прокофьева, Шостаковича, Хачатуряна. Можно только гадать, в каком ещё количестве проектов Чёрный принимал участие.

Ведь постоянно живя и находясь рядом со своей супругой он неизбежно влиял на её идеи, дарил новые задумки и делился своими эмоция, что попросту не могло не сказываться на то, что в результате выходило из-под смычка и дирижёрской палочки Светланы Владимировны.

Ростислав Борисович Чёрный является примером того, как мужчина может быть всем для женщины. Достаточно сложно быть супругом знаменитости, постоянно находиться в её тени. Понимать, возможно даже в одиночку, что её успех – это в том числе твоя заслуга.

Тем не менее, Ростислав Борисович отлично справляется и с обязанностями мужа, и с обязанностями продюсера. Он неуловимо, находясь за блистающим оркестром и будучи постоянно незамечаем зрителями, своей деятельностью образует фундамент «Вивальди-оркестра».

И такая разница в общественном признании нисколько не вклинивается в союз Светланы и Ростислава. Наоборот, каждый из супругов чувствует себя на своём месте. Наверное, в этом кроется секрет их счастливого брака, а значит, Ростислав Борисович Чёрный заслуживает уважения к своей личности.

webglobus.ru

Журналист-международник Ростислав Черный

Журналист-международник Ростислав Черный: биография и личная жизнь4 (80%) 2 votes

С огромным удовольствием представляем вам советского журналиста, продюсера и прекрасного человека — Ростислава Борисовича Черного. Чем примечательна биография Ростислава Чёрного? Об этом вы узнаете в этой статье, в которой мы постарались собрать все самые интересные факты об этом человеке. Приятного прочтения!

Биография Ростислава Черного

Более 30 лет Ростислав черный отдал газете Советская культура. Он возглавлял иностранный отдел в издании и прославился как журналист-международник. После того, как он сыграл свадьбу со Светланой Безродной, принял решение бросить журналистику и начал заниматься продюсированием. Ему дали должность продюсера государственного академического камерного Вивальди-оркестра.

Отметим, что худруком в этом оркестре является его жена

Личная жизнь Ростислава Черного

Ростислав стал третьим мужем Светланы Безродной — известной отечественной скрипачки и дирижера. На данный момент (2018) у них нет детей. На данный момент — это все. Если желаете дополнить статью — добавляйте факты в комментарии, спасибо!

famed.info

ЖЕНСКОЕ БЕЗУМИЕ СВЕТЛАНЫ БЕЗРОДНОЙ - Журнал "Огонёк" - Издательский Дом КоммерсантЪ.

Светлана Безродная утверждает, что по натуре своей она человек исключительно ведомый, никак не лидер. Не раз она поддавалась на разного рода провокации со стороны видных деятелей отечественного искусства, которые впоследствии становились ее мужьями. Однако некоторые факты биографии Светланы Борисовны, например создание единственного в мире женского камерного оркестра, все же опровергают то, во что ей самой так хочется верить

ЖЕНСКОЕ БЕЗУМИЕ СВЕТЛАНЫ БЕЗРОДНОЙ

— Светлана Борисовна, Вивальди-оркестр вы создали по подобию оркестра католического женского монастыря. А ваши музыканты не боятся, что здесь можно в девках засидеться?

— У нас большинство оркестранток замужем. Причем многие нашли свои «половинки» именно благодаря работе. Одна познакомилась со своим будущим мужем во время поездки, другая — когда оформляла документы для гастролей по Италии, третья, когда мы давали концерт в посольстве, познакомилась с атташе по культуре. Вообще чудесный вариант.

...Это, конечно, шальная идея — создать женский ансамбль. Но мне очень хотелось услышать, как звучит музыка из рук «однополого коллектива». А вообще для осуществления любого дела тебя должно шарахнуть по голове. В один прекрасный день я пришла в Министерство культуры СССР и сказала, что хочу зарегистрировать женский камерный оркестр. На самом деле у меня на тот момент не было музыкантов вообще. А чиновникам идея понравилась, они сказали: «Гениально! Женского оркестра у нас еще не было» — и подписали документы. Слава богу, те документы чиновники утеряли, и, пока я выправляла новые, за четыре месяца успела собрать коллектив. Вот вам и женское безумие. Я думаю, что ни один здравомыслящий мужчина до такого никогда в жизни не додумается.

— Интересно, что же вас «шарахнуло по голове»?

— В жизни наступил период одиночества. Меня оставили все-все-все, сутками молчал телефон. И к тому времени уже лет двадцать я не брала в руки скрипки.

— Несмотря на то, что преподавали в ЦМШ?

— Да. Но я не притрагивалась к инструментам своих учеников, все словами объясняла, даже не настраивала скрипок, они сами замечательно с этим справлялись. А у меня такой мощный внутренний протест к инструменту возник, видимо, из опыта первого брака. С одной стороны, я тогда была замужней дамой, женой замечательного музыканта Безродного (он был самым молодым лауреатом Сталинской премии, получил ее вместе с Ростроповичем. — О.Л.), а с другой — младенцем, которого все обслуживают и опекают. Это потому, что замуж я выскочила в 16 лет, по сути, оставаясь еще ребенком. Десятый класс ЦМШ оканчивала на сносях. Вернее, я уже стала мамой — сын родился 2 марта, а летом я сдавала экзамены на аттестат зрелости. А на следующий день после первого экзамена мы с отцом моего ребенка пошли в загс и расписались. Казалось бы, выходить замуж так рано — верх легкомыслия. Но я тогда ни о чем не задумывалась. Безродный — яркая личность, выдающийся скрипач, правда, его мало кто сейчас знает, потому что он мало записывался: я у него в ту пору занималась... А потом он сказал, что нам надо бы пожениться. И я без вопросов поддалась его энергетике, его желанию. Для меня все было очень просто: в один из вечеров Безродный увез меня к себе домой и позвонил моей маме: «Ирина Михайловна, Светлана домой не придет». — «Почему?» — «Она будет выходить замуж». И маме стало плохо. Вот такой у меня характер — очень поддающийся. Наверное, если б я попала в какой-то порочный круг, к уголовникам например, меня можно было бы уговорить на все что угодно. Я поддаюсь невероятно, уговариваюсь на какие-то авантюрные вещи, а потом оказывается, что этого не надо было делать. Но о своем раннем замужестве нисколько не жалею. Я счастлива, что у меня есть замечательный сын Сережа. Сейчас он уже взрослый и, видимо, по примеру мамы довольно-таки рано создал семью. А когда ему было года три, мы отдыхали в Коктебеле, и я убежала играть в волейбол. Сережа в одиночестве ходил по Дому творчества, заглядывал во все двери и интересовался: «Как вы себя чувствуете?» А когда спрашивали: «Мальчик, кто тебя таким воспитанным вырастил?» — «Мы с мамой вместе росли», — отвечал он. И это действительно так — я воспитывала сына, а сын воспитывал меня.

— А как долго продержался ваш первый брак?

— Восемнадцать лет. И в том, что мы расстались, мой грех. Я позволила увести себя из семьи. Чувствую вину до сих пор. Когда Безродный умер, я сделала вечер его памяти. Это, к сожалению, все, что я смогла сделать, чтобы его имя как-то зазвучало, чтобы его узнали. Он ведь как терра инкогнита сегодня. А ведь он... Он меня, как крылом, закрыл от всего. Я, конечно же, поддалась и махнула рукой на свою концертную и гастрольную деятельность в Москонцерте, на многие домашние заботы. В тот период я словно пребывала в сладчайшем сне. Как в детстве. У меня детство прошло в «золотой клетке». Когда я попыталась вырваться на свободу, заявить, что я взрослая, самостоятельная, то опять оказалась в очень удобной «клетке». И настолько привыкла, что кто-то за меня принимает решения и ведет хозяйство, что даже свою стипендию я абсолютно добровольно отдавала свекрови — мы вместе жили. И не из-за боязни укоров, что я на что-то ненужное потратилась, просто привыкла все деньги отдавать маме, а она уже распорядится, что купить мне или моему сыну. Так что то замужество было очень инфантильным. Зато следующий период моей жизни оказался совершенно противоположным. Человек, который увел меня из семьи, вырвал из уютной и добропорядочной среды, был совершенной противоположностью моему первому мужу. Но я была просто очарована им и опять ни о чем не задумывалась. Если говорить не в бытовом, а в философском смысле, то я снова попала в «клетку». Теперь в моей жизни не было ничего, кроме того, что нужно ЕМУ. И все было только для НЕГО. А меня как личности рядом с ним не существовало.

— Вы говорите о Владимире Теодоровиче Спивакове?

— Да. Но я не хочу много говорить о нем. Во-первых, это некорректно, а во-вторых, это не самый лучший период в моей жизни. Но я ему благодарна за то, что именно в этот период во мне стал созревать внутренний протест. Если б тогда все было иначе, то сегодня у меня не было бы оркестра. Кстати, наше название до сих пор произносят неправильно. Говорят: «женский Вивальди-оркестр». А я уже устала объяснять, что в нашем названии «Вивальди» — имя не собственное, а нарицательное, его можно перевести как «женский». Поэтому «женский Вивальди-оркестр» — все равно что «женский женский оркестр».

— Я хочу закольцевать тему вашей личной жизни — свою «половинку» вы встретили благодаря своему оркестру?

— Не совсем. Вивальди-оркестр тогда уже существовал, и мы готовились к концерту в Музыкальном театре Станиславского. Я бегала туда-сюда, что-то проверяла, улаживала, а поскольку была на высоких каблуках, в один прекрасный момент оступилась и сверзлась с лестницы, сильно подвернув при этом ногу. Она распухла до невероятных размеров. Несколько дней пришлось сидеть дома, да и выходить куда-то не было ни малейшего желания. А тут один мой приятель, американский подданный, находившийся в те дни в Москве, стал уговаривать пойти с ним на концерт Стерна. Я сначала отказывалась, но, поскольку поддаюсь на уговоры, все же поехала. Мы сидели в двенадцатом ряду, и меня все раздражало — и сам Стерн, и то, что он играл, и этот приятель, который заставил меня сюда приехать. А сзади меня, на том же месте в тринадцатом ряду, сидел мой будущий муж. Видимо, он обратил на меня внимание и во время антракта попросил своих друзей, которые оказались нашими общими знакомыми, его мне представить. С тех пор прошло одиннадцать абсолютно счастливых лет. Слава, наверное, послан судьбой. Это мой человек. Мой настолько, будто мы родились и всю жизнь прожили одним целым.

Кстати, Вивальди-оркестр я тоже воспринимаю как часть себя. Это тоже моя семья. Может, это чисто женское восприятие, ведь мужчины-музыканты воспринимают это как работу. А женщина по природе своей существо более сложное, и в отношениях «женщина — женщина» всегда есть второе дно.

— То есть женский коллектив — это такой «террариум друзей», в котором невозможны искренние отношения?

— Если говорить о дружбе, то я не уверена, что мужская дружба чем-то крепче женской. Относиться друг к другу бескорыстно и безапелляционно далеко не все могут, и пол здесь значения не имеет. У нас в коллективе вопрос дружбы не важен. Но! Важно, чтобы в оркестре было профессиональное притяжение друг к другу.

— Светлана Борисовна, Вивальди-оркестр — это вызов обществу, потому что ваши уважаемые коллеги-музыканты неохотно принимали женщин в свои коллективы?

— Если честно, женщин в оркестры принимали не то что неохотно, это еще мягко сказано, а вовсе не хотели брать. И меня в свое время не приняли в камерный оркестр. Хотите знать почему?

— Догадываюсь. И это в то время, когда советская пропаганда вовсю трубила о дискриминации женщин на загнивающем капиталистическом Западе?

— Вот именно. А со мной было так. В консерватории мои скромные успехи отметил тогдашний ректор Александр Васильевич Свешников. Он решил мне сделать протеже. Однажды позвал меня к себе в кабинет и позвонил Баршаю — руководителю Государственного камерного оркестра. Свешников говорил: «Это талантливая девочка, у нее большое будущее!» — а я краснела от неловкости, но при этом реально верила в свои силы. И, если честно, в тот момент попасть в оркестр я не стремилась. Так вот Свешников рассказывает Баршаю по телефону, какая я талантливая и все такое, а я смотрю, его достаточно вытянутое лицо начинает еще больше удлиняться и тон разговора становится сухим и односложным: «Ну что ж, хорошо», — растерянно пролепетал Александр Васильевич и положил трубку. «Ничего не вышло, — говорит он мне. — Женщин в оркестр он категорически не берет». Сказал как отрезал. Причем Баршай даже не захотел меня прослушать, ему не важны способности музыканта, а один лишь факт, что я женщина, говорил против.

Так поступали не со мной одной. Вспомните, ведь в те времена в оркестрах было очень мало женских лиц. Еще в детстве я обратила на это внимание. Помню, едва научившись считать, я, сидя на концерте, стала пересчитывать «тетенек»-музыкантов. В знаменитом Государственном симфоническом оркестре их оказалось пять. На «дяденек»-музыкантов у меня не хватило пальцев на обеих руках.

Со временем ситуация переменилась сама по себе, потому что изменилась страна, и многие музыканты-мужчины уехали работать или жить за границу. Их место стали занимать не менее талантливые женщины. Как это ни обидно звучит, но на безрыбье и рак оказывается рыбой. Теперь женщин в оркестры берут без проблем.

А в то время, когда появился Вивальди-оркестр — это было 12 лет назад, — женщине все еще очень и очень трудно было попасть в хороший коллектив. И на одно место, например в оркестр Большого театра, из 15 претендентов (5 мужчин и 10 женщин) охотнее брали мужчин.

— Двенадцать лет назад вы набирали к себе студенток или женщин из числа отверженных мужскими коллективами?

— В тот момент у меня были в основном музыканты из азиатских республик СССР, окончившие Московскую консерваторию. После распада Союза все девушки остались в своих республиках, а мне пришлось набирать коллектив заново. В то время на нас никто из коллег-музыкантов не обратил серьезного внимания, что было мне на руку, потому что, если б нас заметили коллеги, то, возможно, задушили бы, не дав даже встать более-менее на ноги. Вот говорят, что в шоу-бизнесе трудно пробиться. Может быть. Не знаю. Но я все же смотрю иногда какие-то концерты по телевизору — наши поп-звезды все же вместе держатся: концерты у них, как правило, сборные и финальные песни частенько поют хором, а то и взявшись за руки. А у нас, у классических музыкантов, такого и близко нет. Где выжить действительно сложно, так это в мире классической музыки, вот где бушуют настоящие страсти и вот почему я говорю: «Хорошо, что Вивальди-оркестр сначала не заметили».

— Сколько я ни рылась в специальной литературе и во Всемирной паутине, мне так и не удалось найти ни одного отзыва ваших коллег о вас. Ни положительного, ни отрицательного. Поэтому не могу удержаться от прямого и банального вопроса: «Что говорят про вас коллеги, Спиваков например?»

— Ха-ха-ха! Если честно я этим не интересовалась. Обо мне лично он ничего дурного говорить публично не станет. Но я точно знаю, что на свой фестиваль он пригласит кого угодно, но только не меня.

А вообще критику я приветствую. Но только объективную, а не то, что пишут некоторые ваши коллеги, ничего не понимающие ни в музыке, ни в драматургии, начинают переходить на личности артистов. Это убого, и ничего, кроме жалости и раздражения, не вызывает. А грамотная критика лично у меня вызывает хороший рабочий кураж.

— В одном из интервью вы сказали, что не считаете нужным посещать разного рода светские мероприятия, отчего такая неприязнь к тем, кто музыку заказывает?

— У меня не возникает потребности куда-либо ходить, потому что мне не интересны люди, которые устраивают презентации, «музыку заказывают», как вы сказали. Хотя ради интересов оркестра порой приходится забывать о собственной гордости. А я человек очень гордый и обидчивый и этого не скрываю. Не злопамятна, но я помню все. Но ради того, чтобы получить для оркестра какие-то деньги, забываю о гордости и иду туда, куда бы по своей воле я ни за что не пошла. Еще я не люблю общаться с высокопоставленными «нужными людьми», заискивать перед ними.

— Я знаю, что вы происходите из семьи врача, который обслуживал коммунистическую элиту — Сталина, Хрущева, — и с раннего возраста вам приходилось общаться с сильными мира сего. Нелюбовь к ним, может быть, идет именно из детства?

— Может быть, именно оттого что я имела возможность общаться с сильными мира того, так смешно мне смотреть на сильных мира сего. Не могу смотреть, как люди, облеченные хотя бы маломальской властью, надуваются от гордости и своих бешеных денег. Да, мой папа был главврачом санатория «Барвиха», он по роду своей работы часто и помногу общался с партийными деятелями, но, какими бы они ни были, ни один из них не позволял себе строить трехэтажные особняки в Подмосковье. Тогда номенклатура жила гораздо скромнее.

У меня было странное детство, странная жизнь внутри Кремля, внутри «золотой клетки», когда выбирать подруг и друзей приходилось только из числа тех, кто может соответствовать рангу твоих родителей. Я дружила с детьми великих полководцев — Конева, Чуйкова. А моя мама дружила с женой Никиты Сергеевича Хрущева, и я часто бывала у них дома.

Может быть, опять же из детства, я очень привержена государственности. И сколько бы раз мне ни предлагали перевести оркестр под чье-то крылышко, я категорически отвечаю «нет», я хочу оставаться в федеральном ведомстве, хочу оставаться Российским государственным академическим оркестром. Это звание надо заслужить, и для меня это очень важно.

Ольга ЛУНЬКОВА

На фотографиях:

  • ЦМШ, 1956 ГОД
  • ВЛАДИМИР СПИВАКОВ
  • С ИГОРЕМ БЕЗРОДНЫМ
  • С МУЖЕМ РОСТИСЛАВОМ ЧЕРНЫМ
  • В материале использованы фотографии: из семейного архива
Page 2
Москва оказалась на дне «барического колодца»

Как колебания атмосферного давления отразятся на самочувствии горожан

Page 3
«Дом.РФ» примерит «Цветной»

Структура компании хочет управлять модным торгцентром Москвы

Page 4
«Дом.РФ» примерит «Цветной»

Структура компании хочет управлять модным торгцентром Москвы

Page 5
ЛУКОЙЛ вернет еще $3 млрд акционерам

Компания продляет программу buyback до конца 2022 года

Page 6
Игра в гости

Фестиваль «Современное искусство в традиционном музее» проходит в Петербурге

Page 7
Перуанский парламент пошел против президента

В стране начался конституционный кризис

Page 8
Автостопом по муниципальной галактике

АСИ готовит предложения по реформе публичных слушаний и общественных обсуждений

Page 9
Мария Ласицкене запрыгнула в историю

Россиянка стала первой трехкратной «летней» чемпионкой мира в прыжках в высоту

www.kommersant.ru

Биография Светланы Безродной

Светлана Борисовна Безродная (Левина) — советская и российская скрипачка, основательница и художественная руководительница «Вивальди-оркестра». Имеет звание заслуженной артистки РСФСР и народной артистки России.

Женщина является одной из немногих в мире, кому удалось занять пост дирижёра. За свою жизнь артистка сотрудничала с такими известными музыкантами, как Ю. Милкис, В. Третьяков, Ю. Башмет и Н. Петров. Она родилась 12 февраля 1934 года в санатории «Барвиха». Там и прошло детство будущей скрипачки.

Семья и детство в творческой среде

Отцом девочки был личный доктор Сталина и его партии Борис Соломонович Левин. Он имел не только медицинское, а и музыкальное образование. Левин окончил консерваторию по классу скрипки. Несмотря на свои выдающиеся способности, он решил стать врачом.

Мать будущей скрипачки, Ирина Михайловна Шепшелевич-Лобовская, также имела непосредственное отношение к творчеству: она была певицей. Также она занималась общественной деятельностью. Из-за сильнейшего стресса после гибели родных Ирина потеряла голос, незадолго после этого и состоялось их знакомство с Борисом.

Семья проживала на территории Кремля, их соседями были высшие чиновники. Родители дружили с выдающимися деятелями культуры, в их числе Чуковский, Козловский, Ильинский и другие. Детство Светы проходило в доброжелательной творческой атмосфере. Родители ни в чём ей не отказывали, никаких серьёзных проблем у девочки не было. Благодаря её природному обаянию люди всегда шли навстречу будущей артистке, в её биографии практически не было переломных моментов.

Обучение и успехи в музыке

Девушка окончила Центральную музыкальную школу, которая находилась при Московской консерватории. После выпуска Светлана поступила в консерваторию. Её педагогами были И.С. Безродный и А.И. Ямпольский. Первый из них впоследствии стал супругом скрипачки. Ещё в студенческие годы артистка выступала в составе женского квартета, позже его нарекли именем С. Прокофьева.

Окончив высшее учебное заведение, Левина получила предложение стать солисткой «Москонцерта». Она активно ездила по стране с концертами, через некоторое время девушка решила заняться педагогикой. На такое решение повлияло наличие ребёнка, было слишком сложно совмещать гастроли и уход за маленьким Серёжей.

Более 20 лет Безродная преподавала в ЦМШ, благодаря ей многие ученики добились успехов в игре на скрипке и даже стали лауреатами международных конкурсов. Артистка разработала уникальную авторскую школу игры: она никогда не показывала студентам, как нужно делать, только объясняла на словах. В стенах музыкальной школы Светлана основала ансамбль скрипачей, они также гастролировали по стране и за рубежом.

Создание оркестра

Светлана Борисовна много читала об оркестре Антонио Вивальди, который находился при монастыре в Венеции. У неё даже была гравюра с изображением девушек, входящих в состав этого коллектива. Именно поэтому женщина решила создать свою версию оркестра, собрав талантливых студенток со всей страны. На тот момент подобные коллективы состояли исключительно из мужчин, поэтому у большинства девушек не было опыта. Но Безродная не обращала на это внимания, для неё был важен талант и невероятная любовь к музыке.

Женщина помогала своему мужу Владимиру Спивакову, когда он занимался подбором музыкантов для оркестра «Виртуозы Москвы». Она контролировала многие процессы и даже лично клеила для скрипачей ноты, поэтому имела определённый опыт в данной сфере. С 9 по 20 февраля 1989 года Светлане удалось собрать первый состав «Вивальди-оркестра». В него входило восемнадцать девушек, все они были выпускницами Московской консерватории. Безродная стала солисткой.

Уже пятого мая 1989 коллектив в полном составе выступил на сцене Колонного зала Дома Союзов. Через 5 лет оркестр получил звание академического. Женщины уверенно заняли свою нишу в мировой культуре, на сегодняшний день не существует аналогов «Вивальди-оркестра». Каждое их выступление — это спектакль, музыканты стараются постоянно удивлять зрителей, разрабатывая новые программы, интерпретируя классические произведения.

Личная жизнь

Ещё в возрасте 16 лет Светлана вышла замуж за своего преподавателя Игоря Безродного. От него она и родила своего сына Сергея. Сейчас он является известным пианистом, солирует в двух оркестрах под руководством Владимира Спивакова, второго мужа Светланы. С Игорем она развелась после 18 лет брака.

Третий муж скрипачки, Чёрный Ростислав Борисович, был журналистом-международником. Более 30 лет он писал для газеты «Советская культура», возглавлял иностранный отдел. После заключения брака с Безродной Ростислав стал продюсером «Вивальди-оркестра».

Сейчас Светлана Борисовна продолжает гастролировать вместе со своим коллективом. За свои заслуги она получила звание Заслуженной артистки РСФСР в 1991 году, в 1996 её признали Народной артисткой России. В 2008 женщина стала лауреаткой Национальной российской премии «Овация» в номинации «Классическая музыка».  

stories-of-success.ru

БЕЗРОДНАЯ Светлана Борисовна

БЕЗРОДНАЯ Светлана Борисовна

Народная артистка России, художественный руководитель Российского государственного академического камерного «Вивальди-оркестра»

Родилась в Подмосковье, в кремлевском санатории Барвиха. Мать – Шепшелевич-Лобовска Ирина Михайловна. Отец – Левин Борис Соломонович. Супруг – Черный Ростислав Борисович, журналист-международник, проработал 30 лет в газете «Советская культура» – «Культура», где долгие годы возглавлял иностранный отдел; ныне продюсер «Вивальди-оркестра». Сын – Безродный Сергей Игоревич, пианист, солист двух оркестров под руководством Владимира Спивакова – симфонического Национального филармонического и «Виртуозы Москвы».

Отец Светланы Безродной – Борис Соломонович Левин – был человеком удивительной чистоты. Он родился в Латвии и происходил из бедной семьи. Окончил медицинский факультет Ростовского университета и параллельно консерваторию по классу скрипки. Играл замечательно, но стал врачом. После переезда в Москву работал в знаменитом Институте питания имени М.Н. Певзнера, занимался диетологией. Безусловный талант Бориса Левина оценили по достоинству: он стал главным врачом санатория в Барвихе. Но репрессий, как и многим другим, избежать не удалось: его арестовали и сослали в Тайшет. Только после смерти Сталина и расстрела Берии Бориса Соломоновича вернули в Москву.

Мама, Ирина Михайловна, происходившая из семьи польских потомственных фабрикантов, проживая в Ленинграде, оказалась человеком спартанского склада – она быстро привыкла к новым условиям и впоследствии даже занималась общественной деятельностью. Ее отец приехал в Россию из Кракова еще до революции, остался жить в Харькове. Во время Великой Отечественной войны в годы оккупации его семья была расстреляна. Были предъявлены обвинения в связи с партизанами. Через десятилетия Светлана Борисовна нашла страницу, посвященную деду, в книге об освобождении города, а Бумажный переулок, где жила семья, впоследствии был назван его именем.

До встречи с супругом Ирина Михайловна училась в консерватории – у нее было прекрасное драматическое меццо-сопрано, она очень любила украинские песни, пела партию Лизы в «Пиковой даме». В 1943 году, когда советские войска освободили Харьков, она получила известие о гибели родственников и в результате сильнейшего стресса потеряла голос. Совершенно случайно Ирина Михайловна в поезде познакомилась с Борисом Соломоновичем и переехала в Москву.

Светлана была поздним ребенком. Ее детство прошло в Барвихе. Специфика работы отца наложила определенный отпечаток на ее духовное становление. Девочка росла в уединении, была неразговорчивой, и эта отстраненность от сверстников во многом определила ее характер и дальнейшую судьбу.

Когда Безродная поступила учиться в Центральную музыкальную школу, она переехала в Москву, а в Барвиху выезжала только на выходные. Ее педагогами в музыкальной школе стали будущий супруг, выдающийся скрипач Игорь Семенович Безродный, а также профессор Абрам Ильич Ямпольский. Класс фортепиано Светлана прошла у замечательного педагога Ольги Александровны Голубевой, поэтому ее уровень владения инструментом приравнивался к знаниям тех выпускников, которые оканчивали школу по этой специальности.

Владея двумя инструментами, Светлана поступила в Московскую консерваторию. Ей посчастливилось учиться в классах выдающихся педагогов-профессоров – А. Ямпольского и Д. Цыганова. Большое влияние на ее творчество оказал Дмитрий Михайлович Цыганов, исполнявший партии первой скрипки в квартете имени Бетховена, а партии второй скрипки там же играл Василий Петрович Ширинский, у которого Светлана занималась в квартетном классе. Эти фантастически талантливые люди достойно продолжали и развивали лучшие традиции русской скрипичной школы.

Уже со студенческих лет Безродная входила в состав первого в стране женского квартета, впоследствии названного именем С. Прокофьева. После окончании консерватории она много концертирует (не имея лауреатского звания), поступает солисткой в «Росконцерт».

Светлана рано вышла замуж, у них с Игорем Семеновичем Безродным родился сын Сергей. Случилось так, что его без подготовки приняли учиться в ту же музыкальную школу, которую окончила сама Безродная. Сережа начал учиться у легендарного педагога Анаиды Сумбатян и обнаружил фантастические способности: очень рано стал концертирующим музыкантом, играл технически сложные сочинения композиторов разных эпох и направлений.

Через какое-то время Светлана Борисовна полностью изменила свою жизнь, в которой появился другой талантливый человек – Владимир Спиваков, с ним Сергей Безродный работает с 9-го класса школы до настоящего времени. В 1979 году сформировался знаменитый оркестр «Виртуозы Москвы», в котором Сергей Безродный выступает как пианист и клавесинист, помимо этого он работает в Симфоническом оркестре Владимира Спивакова. Кроме того, он постоянный партнер Спивакова как пианист-ансамблист. Вместе они записали множество дисков.

После короткого периода концертирования Светлана Борисовна решила заняться преподаванием. Годы работы в Центральной музыкальной школе оказались плодотворными для Безродной-педагога: она создала авторскую систему игры на скрипке, благодаря которой многие из учеников ее класса стали победителями целого ряда международных конкурсов – имени Чайковского в Москве, имени Венявского, имени Паганини. В стенах ЦМШ С.Б. Безродная образовала ансамбль скрипачей своего класса, который много гастролировал по стране и за рубежом.

В 1989 году Светлана Безродная вернулась на сцену: она создала уникальный коллектив – «Вивальди-оркестр», который отличается индивидуальным, непревзойденным почерком. Она много читала об удивительном оркестре Антонио Вивальди в монастыре Сан-Пиета в Венеции. Там находился женский монастырь – приют для сирот и девушек из богатых семей. Еще Жан Жак Руссо, современник и близкий друг Вивальди, во время посещения этого прекрасного и загадочного города захотел лично услышать этот неповторимый оркестр. Руссо вошел в церковь и увидел потрясающее зрелище – девушек с венками на головах в длинных белых одеяниях… У Светланы Безродной хранится гравюра неизвестного художника, на которой изображен этот оркестр. В основе названия «Вивальди-оркестра» лежит композиционная формула оркестра самого Вивальди.

Светлане Борисовне не составило труда создать свой коллектив, так как вместе с В. Спиваковым она прошла путь становления оркестра «Виртуозы Москвы», своими руками клеила ноты, которые составили библиотеку музыкантов. Единственная трудность состояла в том, что новый коллектив должен был целиком состоять из женщин, а традиционно в консерваториях основу оркестра всегда составляли мужчины.

Но Светлана Безродная совершила неслыханную вещь – на фоне существующих «Виртуозов Москвы» В. Спивакова и «Солистов Москвы» Ю. Башмета создала новый оркестр, начав собирать девушек – выпускниц консерватории, которые еще не имели опыта работы. С 9 по 20 февраля 1989 года Светлана Борисовна собрала первый состав, а уже 5 мая 1989 года в День печати оркестр впервые вышел на сцену Колонного зала Дома союзов.

«Вивальди-оркестр» – явление уникальное. Ни в одной другой части света нет ничего подобного. Уже через 5 лет после создания оркестр получил звание «академический». Едва ли не самый важный принцип работы лидера – это система индивидуальных занятий с оркестрантами, разработанная С. Безродной еще в Центральной музыкальной школе, благодаря которой каждый музыкант коллектива находится на высоком профессиональном уровне.

Разнообразные программы, отсутствующие в репертуарах других коллективов, позволили Светлане Безродной и ее оркестру занять особую нишу в музыкальной отечественной и мировой культуре. Начав с таких сложных полотен, как «Времена года» Вивальди, “Струнная серенада” Чайковского, «Федра» Бриттена и «Кармен-сюита» Бизе-Щедрина (последнее произведение сыграно впервые в 1995 г. в особой версии), коллектив приступает к освоению редко исполняемых шедевров мирового музыкального наследия (незнакомые сочинения Вивальди – псалмы, кантаты), а затем избирает одним из своих творческих векторов переложения для струнного оркестра (порой с добавлением духовых и ударных инструментов) оперной и балетной классики.

Увенчавшийся успехом очередной поиск С. Безродной позволил именно «Вивальди-оркестру» впервые в мире в наше время исполнить авторскую транскрипцию оперы Моцарта «Волшебная флейта». Публика услышала переложение этого произведения для струнных инструментов, где каждая сцена сопровождается афоризмами композитора – словами из арий, которые выбрал сам Моцарт. Во время каждого выхода на сцену в оркестре Безродной рождается театр. На гастролях в Вене произошла феноменальная вещь – сдержанные австрийцы, пораженные новой трактовкой и удивительным исполнением Моцарта, уже в середине исполнения разразились аплодисментами… «Дон Жуан» Моцарта – это опять-таки найденная С. Безродной версия оперы в переложении для струнных инструментов, созданная его учеником Й. Кюффнером.

По идее Светланы Безродной специально для «Вивальди-оркестра» созданы версии «Травиаты» Дж. Верди и «Пиковой дамы» П. Чайковского, которая представлена в Москве, Барселоне и Хельсинки с использованием струнных, ударных инструментов и колоколов. Затем последовали транскрипции балетов «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик» Чайковского и «Дон Жуан» К. Глюка. И все это помимо бесчисленного количества произведений, написанных для камерного оркестра. Новые программы также отмечены печатью напряженных творческих исканий Безродной, стремящейся сделать каждый свой концерт созвездием премьер. «Лебединое озеро» П. Чайковского представлено Светланой Безродной совершенно в новом ключе – она использовала первоначальную трагическую версию финала балета, как и задумал великий композитор.

Одним из результатов постоянного художественного поиска лидера «Вивальди-оркестра» стало участие коллектива в многочисленных музыкальных фестивалях и специальных концертных программах, представляющих собой синтез классической и джазовой музыки, оперы и балета, разговорного жанра. Достаточно вспомнить фестивали в честь Владимира Васильева, Игоря Моисеева, программу, посвященную 50-летию Победы (за нее оркестр удостоен Благодарности Президента РФ), спектакли на сцене концертного зала «Россия» – «Вивальди-танго, или Игра “ва банк”, «Огни большого города», «Марлен. Несостоявшиеся встречи», которые стали настоящими прорывами.

С. Безродная вместе с оркестром постоянно выступает в самых престижных залах Москвы, Петербурга, других городов России и стран СНГ. Много гастролирует за рубежом – оркестр побывал в США, ФРГ, Италии, Словакии, Финляндии, Южной Корее, Тайване, Гонконге, Таиланде, Турции, выступает в самых престижных залах, таких, как Карнеги-холл или Линкольн-центр в Нью-Йорке, Венская опера или знаменитый Центр музыки в Гонконге. Он неизменно получает восторженные отзывы прессы в самых популярных изданиях. За 15 лет работы оркестр дал около 2000 концертов. Партнерами Светланы Безродной стали такие прославленные музыканты, как В. Третьяков, Ю. Башмет, В. Фейгин, Н. Петров, И. Ойстрах, М. Яшвили, Ю. Милкис.

Одним из новых направлений в деятельности Светланы Борисовны стало освоение огромного пласта мировой музыкальной культуры, зачастую именуемого «легкой танцевальной музыкой». Речь идет о шлягерах 1920–1950-х годов ведущих зарубежных и отечественных танцевальных оркестров. Здесь главная заслуга Безродной состоит в том, что музыка тех далеких лет исполняется аутентично, «Вивальди-оркестр» воспроизводит до мельчайших нюансов манеру прославленных мировых коллективов.

В связи с этим родилась уникальная программа русского танго 1930–1940-х годов. На основе этого материала Владимир Молчанов создал фильм «Брызги шампанского». Эта тема близка каждому культурному человеку, который должен знать свою историю и не забывать выдающихся людей, внесших свой вклад в развитие искусства. Возрождение танго, русского романса – это и возрождение удивительного времени, показавшего разнообразие невероятного пласта культуры, которая развивалась благодаря творчеству Глинки. Во время концертов в зале филармонии люди танцуют с большим энтузиазмом, кроме струнного состава звучат аккордеон, ударные, рояль... Оркестр играет и настоящий классический джаз, который традиционно исполняется духовыми, а не струнными инструментами.

Такие разнообразные выступления дают возможность коллективу выбрать огромное количество жанров. Безродная – непременный участник крупнейших государственных и правительственных мероприятий, торжественных концертов в Кремле. В мае 1995 года в честь 50-летия Победы «Вивальди-оркестр» выступал в Москве в Павильоне Славы на Поклонной горе перед главами государств – членов антигитлеровской коалиции, участвовал в мае 1997 года в культурной программе встречи в верхах в Баден-Бадене.

Светлана Борисовна не может жить без открытий и всегда представляет программы, которые давно, казалось бы, уже известны публике, в особом свете. Не может также жить без того, чтобы не открыть публике молодые таланты. Она хочет доказать своим слушателям, что им всегда есть чему удивляться на концертах «Вивальди-оркестра». Программы Безродной, как правило, театрализованы, никогда не повторяют друг друга, отличаются оригинальностью композиционного построения, тщательной продуманностью внутренней драматургии произведений, входящих в репертуар того или иного выступления. Безродной создан не просто новый коллектив, ею создан совершенно новый жанр – театр музыки. В 2005 году он обрел свой юридический статус. Теперь в Москве есть Театр музыки Светланы Безродной.

Возглавляя «Вивальди-оркестр» на протяжении почти двух десятилетий, Безродная находится в постоянном творческом поиске, благодаря чему оркестром исполняется уникальный репертуар: более 500 сочинений композиторов разных стран и эпох, начиная с раннего барокко (А. Скарлатти, Л. Боккерини) и кончая авангардной музыкой (Б. Бриттен, Б. Барток, А. Шнитке, А. Копланд). Особое место принадлежит сочинениям А. Вивальди, В. Моцарта, П. Чайковского, Д. Шостаковича.

Значительно фонографическое наследие Безродной и ее оркестра – записано 22 диска, в том числе специальный альбом из 4 дисков, посвященный П.И. Чайковскому и приуроченный к 300-летию Санкт-Петербурга (в мае 2003 г. коллектив принимал участие в торжествах по случаю 300-летия этого города), а также 4 диска, посвященные 60-летию Победы, с песнями военных лет. К этому славному юбилею по идее Светланы Безродной и ее мужа Ростислава Черного русским выдающимся танцовщиком и балетмейстером Владимиром Васильевым был создан спектакль «Песни непокоренной державы» – первая акция только что созданного Театра музыки. Он был показан на сцене Зала имени П.И. Чайковского 2 мая 2005 года – в день взятия Берлина.

За заслуги в области музыкального искусства С.Б. Безродная удостоена почетных званий «Заслуженная артистка России» (1991) и «Народная артистка России» (1996).

www.biograph.ru

Двойной юбилей Светланы Безродной

Зоя Игумнова

Фото: из архива «Вивальди-оркестра»

Энергии этой женщины можно позавидовать. Она остается востребованной на лучших сценах мира, но любую престижную площадку готова мгновенно променять на импровизированную сцену в горячей точке. В 2019-м у Светланы Безродной двойной юбилей: на этой неделе она отметила 85-летие, а ее детищу, уникальному женскому коллективу «Вивальди-оркестр» — 30. О том, как в череде праздничных дат не забыть о делах насущных, Светлана Безродная рассказала в интервью «Известиям».

— Стать известной скрипачкой — всё равно что выиграть Олимпиаду. Спросите на улице, кого вы знаете из скрипачек. Назовут Ванессу Мэй.

— Это точно. Но Ванесса Мэй — скорее попса. Действительно, конкуренция в нашем деле не в пользу женщин. Скрипачкам сложно пробиться, а создать женский струнный оркестр — вообще задача неподъемная.

— Что тут сложного? Пригласить девушек — и вот оркестр.

— Вот уж нет. Раньше ведь женщин даже в симфонический оркестр не брали, не то что свой коллектив создать. Когда я вспоминаю, что произошло со мной 30 лет тому назад, думаю, что это нереально. Возникновение «Вивальди-оркестра» — какой-то святочный рассказ. 

Фото: из архива «Вивальди-оркестра»Скрипачка и дирижер Светлана Безродная

— Почему?

— Девушки ненадежны. Говорю вам по собственному опыту. На первом курсе консерватории меня отобрали участвовать в международном конкурсе скрипачей Джордже Энеску. А я беременная. Родить должна была 30 марта. До родов успевала на конкурс. Однако мой сын Сережа решил родиться 2 марта. И все. Ехать не могу. Скандал в консерватории жуткий. Педагог ко мне изумительно относился, но тут разозлился: «Никогда и никуда я тебя больше не готовлю!» Подвела я людей.

И, несмотря на это, спустя много лет пришла мне в голову шальная мысль — сделать женский оркестр. Отправилась в Министерство культуры СССР с идеей. А там — возьми и поддержи ее.

— Вы не верили в успех предприятия?

— На самом деле я — аферистка. Ни одной девчонки на тот момент у меня не было, но я нагло сказала, что уже есть оркестр. Министр (Василий Захаров. — «Известия») просто был в шоке. Говорит: «Знаешь, где ты была бы сейчас?» Я испугалась: «Где?» — «На вершине! Женский оркестр! До этого, кроме тебя, никто не додумался».

Всё происходило так быстро, я даже не успела понять, как получила приказ о том, что создается «женский камерный оркестр». Отвратительное название, правда? Женская баня, женская парикмахерская и еще оркестр.

Фото: из архива «Вивальди-оркестра»

— Вы поняли, почему вам позволили? На тот момент свои оркестры были у Спивакова и у Башмета. 

— Видимо, не воспринимали меня всерьез. Я собрала студенток, аспиранток консерватории. Девочки были из всех республик. Лучше не придумаешь — потрясающий состав. Отличный показательный коллектив для гастролей от Министерства культуры.

— Вы же понимали, что в коллективе начнутся «проблемы»: беременности, больничные по уходу за детьми...

— Это всё мой характер: сначала придумаю, а потом получаю сюрпризы. «Ой, Светлана Борисовна...» Внутренне я очень злюсь, но как быть? Если бы могла, сказала: «Зачем вы сюда пришли? Рожать?» Если женщина ушла в декрет, ни в один оркестр ее обратно не возьмут. Хотя есть закон, но его в больших оркестрах каким-то образом обходят.

— Вы не аферистка, а авантюристка.

— Еще бы. Представьте, коллектив я собрала, а где репетировать? В походах по Москве набрела на депо Белорусского вокзала. Деревянный сарай, в котором находился красный уголок с маленькой сценой, бюстом Ленина и расшатанными стульями. Нашла начальство вокзала и обозначила для оркестра «базу».

Основатель, художественный руководитель, дирижер и солистка женского Государственного камерного оркестра СССР «Вивальди-оркестр» Светлана Безродная, 1990 год / Фото: РИА Новости/Фред Гринберг

И вот иду я со скрипочкой в депо на репетицию, а мне навстречу народный артист СССР Владимир Васильев (танцовщик, солист Большого  театра. — «Известия»). Когда он узнал, что у меня есть оркестр, решил увидеть это собственными глазами. «Я тебя знаю, ты вообще без головы товарищ. Репетировать можешь и на рельсах. Но девочки?» — и пошел проконтролировать.

Весна, тепло, дверь в красный уголок открыта. Ходят бомжи и кошки. Володя просидел пять часов и настолько проникся, что стал как режиссер дорабатывать мой замысел. Он расставил нас на сцене, меня — дирижера и солистку — поставил в центр, а еще набросал эскиз черно-белых крепдешиновых платьев. То есть стал и первым нашим стилистом. Так что считаю Владимира Васильева крестным отцом «Вивальди-оркестра».

Министерство тут же отправило на гастроли в Германию. Как лицо страны. Далее мы облетели весь СССР, побывали в Европе. С появлением оркестра я год не была дома. Прыгала с самолета на поезд и опять в самолет. А потом и до Америки добрались с девчонками.

— У вас огромный репертуар, причем не только классический.

— Мы работаем в нескольких направлениях. Добавили музыку танцевальных оркестров середины XX века, джаз, отечественные песни, в том числе и военных лет, и даже рок-н-ролл. Во всем преобладает патриотическая интонация. Хочется сделать, чтобы твоя страна зазвучала в этих нотах и люди для себя открыли невероятную палитру нашей музыкальной культуры.

«Мы работаем в нескольких направлениях. Добавили музыку танцевальных оркестров середины XX века, джаз, отечественные песни, в том числе и военных лет, и даже рок-н-ролл» / Фото: из архива «Вивальди-оркестра»

— География ваших поездок широка, в том числе и места боевых действий. Взять хотя бы Донбасс. Зачем вы ездите на войну?

— Я всюду была, многое видала. Не знаю, почему, но я должна находиться там, где людям плохо. Донбасс для меня сегодня моя незаживающая рана. Иначе я не могу дышать, жить, спокойно думать. Я духовно связана с Донбассом, ведь это часть нашего общего русского мира. Именно там мои девочки и я испытываем чувство необыкновенного единения. Там люди понимают, что они не одни, мы с ними. В скором времени Донецкий симфонический оркестр будет гастролировать в Москве. И это прекрасно. Музыканты Донецкого театра оперы и балета в сложный момент не разбежались, а сплотились и продолжают работать. И после этого кому-то может показаться, что понятие патриотизм девальвировалось? Ничего подобного.

— Писатель Захар Прилепин любит проверять деятелей культуры «на патриотизм». Спрашивает: кто из вас был в Донбассе? Немногие отвечают утвердительно.

— Я просто стремилась туда попасть еще в 2014 году, когда всё это началось. В тот момент я абсолютно отказалась от зарубежных гастролей и решила, что все свое творчество посвящаю Родине. Хотя, конечно же, русская культура должна идти в мир. Она его обогащает. И я приветствую своих коллег, которые достойно представляют Россию за рубежом. Просто в данный момент мой выбор был иным.

Московский «Вивальди-оркестр» на сцене Донецкой филармонии / Фото: mincult.govdnr.ru

Когда в оркестр пришли приглашения от министерств культуры ДНР и ЛНР, мы с радостью откликнулись. Поехали туда не просто с концертами, а еще и с гуманитаркой. Есть в Донбассе город Ирмино. После боевых действий там в живых остались только дети и собаки. Все взрослые погибли. Воспитание ребят взяла на себя одна украинка. Она собрала всех детей в одном доме и стала им мамой. Это не пропаганда, а действительно история одной женщины. До того, как мы приехали к ней, она умудрялась кормить не только детей, но еще голодных взрослых, приходящих из близлежащих деревень.

Узнав, что малышам в Донбассе нужны коляски, подумала, что речь идет об обычных, детских. А оказалось — инвалидные. Многие дети без рук и ног! Этого не показывают, но оно есть. Я своими глазами видела. И как ты будешь здесь, в Москве, спокойной после увиденного? Когда в Донбассе беда?   

Сказать вам, чем я горжусь больше всего? Когда в 2016 году «Вивальди-оркестр» в первый раз полетел в Донбасс, ни одна из девчонок не пикнула, не откосила. А ведь у них дети и старики на руках. Но все поехали, понимая, что это необходимо.

— Вы случайно не в списке «Миротворца»?

— Я в трех черных списках. Сейчас еще какой-то новый список, где я первым номером. Но меня это абсолютно не волнует. Это ненормально, когда две славянских страны, два братских народа стали врагами.

Фото: из архива «Вивальди-оркестра»

Я считаю, что Министерство культуры, по сути, силовое ведомство. Ведь культура — очень сильное оружие. Культурой можно сделать то, чего нельзя достигнуть сражениями. Суворов первым поставил духовой оркестр перед пехотой. Он знал, что с музыкой в бой идти легче. Музыка поднимает на ратный подвиг.

Сейчас трудное время, и искусством хочется не только развлечь людей или заставить их задуматься, но и просто успокоить, вселить в их души надежду и веру. Слушая нас, люди чувствуют, что впереди есть светлый горизонт.

— Вы всю жизнь живете в двух шагах от Кремля. Ваш отец был личным врачом Сталина. Но даже близость к вождю не позволила ему избежать лагерей. Как это произошло?

— Разве вы не знаете, как сажали самых близких? Папу забрали осенью 1952 года. А 5 марта 1953-го умер Сталин. Я потом вспоминала, как папа говорил маме, у него было предчувствие, что это может случиться. Если бы он был бы рядом с ним, то Сталин бы не умер в одиночестве.

Композитор Сергей Прокофьев / Фото: РИА Новости

— В один день со Сталиным умер Сергей Прокофьев. Он жил рядом с Колонным залом Дома Союзов, где прощались с вождем. Из-за потока желающих проститься со Сталиным композитора не могли нормально похоронить.

— Получилось действительно роковое совпадение. И из-за того что смерть Сталина заслонила всё, Прокофьева, естественно, хоронили по-тихому. Даже не знаю как. Я училась в школе, и о смерти Прокофьева в те мартовские дни не говорили. Люди шли прощаться со Сталиным. Слава Богу, меня мама не пустила на похороны. За что я ей очень благодарна. Тогда в давке погибло много народу. А похороны я потом смотрела в кинотеатре.

— Мы с вами говорили о юбилее «Вивальди-оркестра», но ни словом не обмолвились о вашем юбилее. Вы не любите дни рождения?

— Зачем говорить о себе, когда дело гораздо важнее? Мы с мужем (Ростислав Черный — журналист международник. — «Известия) — два помешанных. Нам свои дни рождения не важны. А лучший подарок, когда после концерта я слышу, что люди кричат в один голос: «Спа-си-бо!» Просто как во время Олимпиады.

Источник

dem-2011.livejournal.com


Смотрите также