Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Серафим бит хариби биография


Серафим Бит-Хариби – биография

Схиархимандрит Серафим Бит-Хариби – известный в православном мире исполнитель и композитор, популяризатор песнопений на арамейском языке, родном языке Богочеловека Иисуса Христа.

Жизнь до ухода в монастырь

Серафим (Битбунов) – уроженец грузинской столицы, Тбилиси. Отец его происходил из древнейшего, упоминаемого в Ветхом Завете, ассирийского народа, мать – грузинка. В советское время ассирийцев принудительно переселили в Сибирь, в Томске появился на свет его отец.

Мальчик воспитывался в патриархальной семье, в уважении к старшим. Церковной семья не была, однако лет в 10-11 он получил от матери Евангелие в пересказе для детей. Книгу прочел, но уверовал по-настоящему уже во взрослом возрасте.

Школу Серафим Бит-Хариби закончил в Тюмени. В детстве с ним произошел несчастный случай, мальчик фактически стал инвалидом. Впоследствии здоровье его окрепло. Старшеклассником прожил год у родственников в Москве. Увлекся спортом, пением, много читал. Четырежды становился чемпионом Грузии по тхэквондо, имел достижения в косики каратэ. Отслужил в армии. Создал семью, стал отцом троих детей.

Перелом случился в год, когда они с женой ожидали появления на свет третьей дочери, Кетеван. Жена тяжело заболела, врачи утверждали, что попытаться спасти можно только ребенка. Тогда Серафим понял, что помощи нужно искать только у Бога. Он немедленно отправился в монастырь Самтавро на могилу почитаемого грузинского святого наших дней, преподобного Гавриила (Ургебадзе).

Там он просил старца о заступничестве перед Богом, молился, как мог, о сохранении жизни его жены и ребенка. Даже принял решение отвезти супругу, болезнь которой медики не могли диагностировать, к батюшке Гавриилу в Самтавро. Серафим (Битбунов), ожидая от Бога великой милости, даже пообещал пойти в монахи, если чудо произойдет. И чудо произошло.

Жена выздоровела, роды прошли благополучно. Со временем данное Богу слово забылось, прошло несколько лет. Он решил открыть собственную спортивную школу, нашел возможности для этого в Украине, в Киеве.

Оказавшись вдали от Родины, Серафим (Битбунов) узнал от проживавших в Киеве грузинах, что в местном ботаническом саду есть Ионинский монастырь, где находится икона преподобного Гавриила (Ургебадзе), написанная иконописцем-земляком.

Именно там ему однажды встретилась монахиня Ксения, старица высокой жизни. Она попросила у него благословения, как у священника, а когда удивленный Серафим прошел мимо, изо всех сил огрела его палкой. Так завязалась беседа, в которой матушка Ксения сообщила молодому человеку, что он все же призван пойти в монахи, чтобы молиться за свой род и всех ассирийцев, и что семья поддержит его выбор.

В Украине он и стал монахом в 2006 году, начал задумываться о том, чтобы подвизаться на Афоне. В тот период о. Серафима с другом до полусмерти избили сектанты, которым они начали было проповедовать. Спустя 2 года грузинский Патриарх Илия II вызвал его и предложил поехать в сельскую глубинку, где большая часть жителей, ассирийцев по крови, нуждается в укреплении веры.

В общине ассирийцев

В 2010 году о. Серафим Бит-Хариби прибыл в деревеньку Старая Канда – как миссионер и будущий строитель храма и Кандского монастыря. В ту пору там был построен лишь маленький Успенский храм. Службы проходят на по-грузински и по-арамейски.

Обитель стала центром паломничества православных христиан со всего мира, оплотом веры для ассирийцев, многие из которых по устоявшейся традиции принадлежат к еретической Ассирийской церкви Востока, местом, где сохраняется не только собственно арамейский язык, а именно богослужение на нем.

Настоятель обители создал уникальный хор из числа прихожан: они поют полифонические церковные песнопения по-грузински и арамейски, много гастролируют, участвуют в конкурсах. В особых случаях о. Серафим Бит-Хариби присоединяет к хору и свой прекрасный голос.

Он является композитором большинства песнопений хора, а во время выступлений предпочитает свободную импровизацию. Событием стали выступления хора в Санкт-Петербурге, Краснодаре, на фестивале «Просветитель», проводимом на Валааме. Батюшка также согласился на эксперимент и участвовал в записи песни «Покаяние» и видеоряда к ней вместе с эстрадным певцом Ираклием Пирцхалавой.

Несколько лет назад по разрешению Патриарха он отслужил молебен в Тбилиси, собравший тысячи людей, в знак скорби об истреблении террористами сирийских христиан, в том числе, этнических ассирийцев.

Серафим Бит-Хариби – духовный отец православных ассирийцев Грузии, основатель монастыря и хора в честь 13 святых Ассирийских отцов. Автор-исполнитель молитв на арамейском языке, том самом, на котором в земной жизни говорил со своими учениками Иисус Христос.

askonline.ru

Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби). Служащий на языке Христа

Преподобный Иоанн Зедазнийский и 12 его учеников: Авив, епископ Некресский, Антоний Марткобский, Давид Гареджийский, Зенон Икалтский, Фаддей Степанцминдский, Исе, епископ Цилканский, Иосиф, епископ Алавердский, Исидор Самтавийский, Михаил Улумбийский, Пирр Бретский, Стефан Хирский, Шио Мгвимский – святые сирийские (каппадокийские) подвижники, основатели грузинского монашества, пришедшие в Грузию из Каппадокии в середине VI века.

Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)

Они учили народ, наставляли его в вере, уничтожали мрак суеверия и истребляли оставшиеся в горных теснинах идолослужение и капища, вместо чего воздвигали святой крест и святые храмы, устрояли в народе гражданственность.

В Грузии, в 25 километрах от столицы находится ассирийское село Канда, где в монастыре в честь тринадцати святых ассирийских отцов служит ассирийский схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби). Он второй священнослужитель в мире, который служит Божественную литургию на арамейском (язык, на котором говорил Христос Спаситель) языке. До этого на этом языке богослужение совершалось только в сирийском городе Маалюля. О том, как он выбрал этот путь и как стал священнослужителем, с корреспондентом портала Православие.Ru беседует батюшка Серафим.

– Отец Серафим, расскажите, пожалуйста, как вы распознали Бога и как стали монахом – ведь у вас была семья и трое детей...

– Когда мне было 10–11 лет, мама подарила мне детское Евангелие, которое я прочитал несколько раз, но тогда для меня это была красивая сказка, потому что всегда сомневался в существовании Бога. А когда я уверовал в Бога, то принял монашество. У меня была семья и трое детей. В 2001-м году моя жена тяжело заболела. Она была на восьмом месяце беременности. Врачи не оставляли нам надежды на спасение, они открыто сказали, что её спасти невозможно, что нужно думать, как спасти ребёнка.

У могилы старца Гавриила (Ургебадзе)

На могиле старца я обратился к нему: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю, помолись перед Богом о том, чтобы моя жена и мой ребенок остались живы»

Проснувшись утром я не узнал свою жену: она очень опухла, и врачи не смогли поставить диагноз. Гемоглобин упал до сорока. Ее срочно госпитализировали. В течение 10 дней её положение было критическим. Потом я забрал её из больницы, так как уже ни на что не надеялся. Тогда я отвёл её на могилу старца Гавриила (Ургебадзе, ныне канонизирован как преподобный Гавриил, исповедник и юродивый). Мы пришли, и я обратился к старцу. Я говорил, как мог, как умел. Я сказал: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю тебя, помолись перед Богом о моей семье, чтобы роды моей жены окончились благополучно, чтобы и она, и ребёнок остались в живых. Если ты мне в этом поможешь, обещаю, что я брошу всё и стану монахом». На второй же день свершилось чудо – она пошла на поправку. Это произошло всего за одну ночь – с вечера до утра. Я понял, что так и должно было быть, чтобы я прошёл этот путь. Конечно, и Богу не нравится наше мучение – Он же есть любовь. Но, должно быть, эти искушения были нужны нам.

Впоследствии, конечно, я позабыл свои обещания. Тогда я занимался спортом и был четырёхкратным чемпионом Грузии по восточной борьбе, у меня чёрный пояс и второй дан. Президент Федерации совсем недавно узнал, что я уже священнослужитель, они приехали и присвоили мне третий дан. Это, конечно, радует меня, но уже ничего не значит.

27-го числа появилась на свет моя дочка – Кетеван. После выздоровления жены я уехал в Киев и открыл там спортивную школу. Но нервы у меня сдавали, сердцебиение усиливалось... Тогда я решил сменить работу, об обете своем не помнил, таким образом шла моя жизнь.

Матушка Ксения ударила меня палкой: «Я ведь попросила у вас благословение!»

Я часто ездил в Свято-Троицкий Ионинский монастырь в Киеве, где была икона святого Георгия, написанная грузинским иконописцем. Все грузины обычно там и собирались.

Свято-Троицкий Ионинский монастырь, Киев

Однажды, выйдя из монастыря, я на тропинке встретил матушку Ксению. Она была белоруска по национальности, передвигалась с палкой, очень плохо видела и плохо слышала. Но она была прозорливой. Я тогда был молодым парнем в джинсах, с сигаретой в руках, гулял так, ради удовольствия, а она шла навстречу мне. Когда я проходил мимо неё, она сказала: «Благословите, отец Серафим...» Я даже не посмотрел в её сторону, так как подумал, что сзади идет какой-то отец Серафим, и она у него просит благословение. Я продолжил свой путь, но тут она с такой силой ударила меня палкой по голове, что я упал.

– Госпожа, что вы делаете? Как вам не стыдно? – сказал я. На ней не было монашеского одеяния, и я не понял, что это монахиня.

– Я ведь попросила у вас благословение, – ответила она.

Я подумал, что она какая-то сумасшедшая.

– Как я могу вас благословить? Вот монастырь, идите и попросите благословение у монахов, я же простой мирянин, и иду своей дорогой.

– Нет, ты Серафим. Бог избрал тебя в твоём роде, ведь у тебя больше нет ни брата, ни двоюродных братьев (она подразумевала мужчин), все умерли.

Я был очень удивлён ее словами, потому что был больше реалистом, чем мистиком. А она сказала, что я буду тем человеком, который будет молиться за свой народ, что такова воля Божия.

После этого моя жизнь очень изменилась. Я начал видеть разные сны. Позже я ещё раз встретился с матушкой Ксенией, и она повторила мне: ты будешь тем, кем я сказала.

– Умоляю, матушка, объясните, – просил я, – ну какой из меня монах, я ведь отец семейства, у меня трое детей, уже поздно мне становиться монахом...

– Ты сам поймёшь, – ответила она.

– А когда это будет? – спросил я.

– Бог Сам даст тебе об этом знать, – был ответ.

И вот там, на Украине, 14 марта 2006 года, в день изгнания Адама и Евы из рая, я действительно стал монахом (а потом и схимником). А в 2010 году, по благословению Святейшего Патриарха Илии II меня рукоположили в сан диакона. Это было уже в Грузии.

Со Святейшим Патриархом Илией

– А как вы познакомились со Святейшим Патриархом-Католикосом Илией?

– Я даже не думал, что когда-нибудь встречусь с ним. Это было в 2008 году. Настоятелем храма святого Дионисия тогда был архимандрит Серафим (Киконишвили). В последствии он принял схиму с именем Михаил. 11 октября 2013 года он преставился ко Господу. Это он познакомил меня со Святейшим Патриархом, который предложил мне остаться в Грузии. А я тогда собирался на Святую Гору Афон.

– Вы же ассириец? – спросил меня Святейший.

Я кивнул.

– Так вот, я подумал, может быть, вас отправить в ассирийскую деревню, чтобы вы служили там на родном для вас языке. Ведь это ваш народ, вы знаете их природу и характер, и вы сможете присмотреть за ними...

Я ничего не смог ответить. Понял, что что это было благословление от Христа... Я очень люблю Святейшего Илию...

– Но в этой деревне была достаточно тяжёлая ситуация. Вам понадобилось много усилий, чтобы привести этот народ в храм... Как вы сумели обратить всё село к Богу?

– С Божией помощью... Мы собирались раз в неделю (это стало традицией) и беседовали. Говорили обо всём – начиная с примитивных вопросов и кончая серьёзными и теологическими вопросами. Так мы знакомились друг с другом... Если я видел, что парни сидели на улице, я приглашал их во двор монастыря и предлагал познакомиться, побеседовать. Большую роль сыграло благословение Святейшего – он точно знал, что делал...

– Но к вам ходят не только ассирийцы, приезжают ещё и из Тбилиси...

– Не только из Тбилиси... Приезжают из Кутаиси, Ткибули... Думаю, слишком громко сказано, что это духовные чада, а я – духовник... Они приезжают не к отцу Серафиму как к личности, а для того, чтобы выслушать богослужение на том языке, на котором говорил наш Христос Спаситель...

– Отец Серафим, я знаю, что вы строите большой храм...

– Храм уже построен. Это большой храм во имя тринадцати святых ассирийских отцов, скоро всё уже будет готово...

– Расскажите, пожалуйста, о ваших песнопениях.

– В прошлом году наши песнопения победили в конкурсе на Украине и получили Гран-при. Некоторые думают, что это старинные песнопения, что эти мелодии созданы 2000 лет назад, но это не так. Песнопения создаём мы, сегодня, я стараюсь, чтобы они были полифоническими...

– Как вы сегодня оцениваете свою прошедшую жизнь?

– Знаете, с детства до монашества моя жизнь была чудом. Господь сохранил мне ее. В детстве я упал внутрь бетономешалки, выжил только чудом... Потом два года не мог встать на ноги, потом сидел в коляске, потом с трудом ходил на костылях... Руки практически были отрублены, в клинике пятеро врачей работали над моими руками, они меня спасли... Потом меня сбила машина, потом я выпил пергидроль, позднее даже аппендицит вырезали... – всю жизнь со мной происходили искушения. Даже когда уже был монахом, со мной происходили такие искушения. Наверное, это о чём-то говорит. Когда я жил на Украине, к нам в гости приехал архимандрит Филарет. Мы узнали, что в городе только что появилась какая-то новая секта, она называлась «Новое миссионерское движение». Отец архимандрит предложил мне поехать туда и проповедовать у них. Они снимали здание кинотеатра. Я был в восторге от своей веры и думал: кто же сможет это сделать, если не мы... А нас там так избили, что долгое время мы лежали в больнице без сознания, и только чудом, с Божьей помощью, спаслись... Вся моя молодость была полна такими приключениями. Я так измучил этим своих родителей, что считаю – это моя трагедия. Иногда по ночам я плачу, когда вспоминаю, как измучилась моя мама – ведь она всё время была в больницах вместе со мной...

Но я всё-таки счастлив тем, что никогда не пререкался с родителями. Я вырос так, что мой отец до сих пор глава семейства, и его слово для меня до сегодняшнего дня закон. Также относится мой папа к своему отцу – я даже стал свидетелем того, что мой 70-летный дед дал пощёчину сыну, то есть моему отцу, которому 50 лет, со словами: «Как тебе не стыдно, как ты разговариваешь с отцом!» А мой папа только склонил голову и попросил прощения. Я счастлив тем, что всегда уважал своих родителей, и что это до сих пор так.

Я молю Бога, чтобы Он дал мне силы для служения там, где меня поставил. Я неоднократно попросил Святейшего отпустить меня на пенсию – ведь я уже 5 лет служу совсем один. Но он не соглашается. Я благодарю Бога и Святейшего за то, что я поставлен на служение своему народу. Я ассириец и люблю свой народ. Мать у меня грузинка, я родился и вырос в Грузии, здесь служил в армии.

– Мы все скорбим о событиях в Сирии и в Ираке, о том, что бойцы «Исламского государства» так жестоко и беспощадно убивают совершенно невинных христиан-ассирийцев... Известно, что вы организовали митинг протеста против этого события...

– Да. Восьмого марта я побывал у Патриарха Илии со своей скорбью, что опять начался геноцид против моего народа, они же моя плоть и кровь... Меня приняли очень тепло.

Митинг против ИГИЛ

Наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке

Мы безмерно скорбим, наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке. Сегодня, как никогда, гонения на христиан достигли масштабов первых веков христианства, когда убийства и казни имели массовый характер. Еще совсем недавно, в период Первой мировой войны, начали совершаться чудовищные преступления по отношению к ассирийцам. Это планомерно переросло в уничтожение целого народа, когда было убито около 4 миллионов человек, миллион из которых составляли ассирийцы.

Еще не зажили раны тех времен, а мы вновь стоим на пороге новой волны геноцида, по своей бесчеловечной жестокости не уступающей тем кровавым событиям. Мы призываем всех верующих православных христиан сплотиться в молитве, стать единой стеной, поднять свой голос в поддержку тех, кто гоним, кто беззащитен в эти тяжелые дни! Наших братьев во Христе убивают в их домах всего лишь за их веру.

Мы устроили митинг, и рядом с нами стояли не только ассирийцы, но и грузины, они разделяли нашу боль, спасибо им за эту поддержку...

pravlife.org

Схиархим. Серафим (Бит-Хариби). Матушка Ксения ударила меня палкой: «Я ведь попросила у вас благословение!» / Православие.Ru

Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)     

Преподобный Иоанн Зедазнийский и 12 его учеников: Авив, епископ Некресский, Антоний Марткобский, Давид Гареджийский, Зенон Икалтский, Фаддей Степанцминдский, Исе, епископ Цилканский, Иосиф, епископ Алавердский, Исидор Самтавийский, Михаил Улумбийский, Пирр Бретский, Стефан Хирский, Шио Мгвимский – святые сирийские (каппадокийские) подвижники, основатели грузинского монашества, пришедшие в Грузию из Каппадокии в середине VI века.

Они учили народ, наставляли его в вере, уничтожали мрак суеверия и истребляли оставшиеся в горных теснинах идолослужение и капища, вместо чего воздвигали святой крест и святые храмы, устрояли в народе гражданственность.

В Грузии, в 25 километрах от столицы находится ассирийское село Канда, где в монастыре в честь тринадцати святых ассирийских отцов служит ассирийский схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби). Он второй священнослужитель в мире, который служит Божественную литургию на арамейском (язык, на котором говорил Христос Спаситель) языке. До этого на этом языке богослужение совершалось только в сирийском городе Маалюля. О том, как он выбрал этот путь и как стал священнослужителем, с корреспондентом портала Православие.Ru беседует батюшка Серафим.

– Отец Серафим, расскажите, пожалуйста, как вы распознали Бога и как стали монахом – ведь у вас была семья и трое детей...

– Когда мне было 10–11 лет, мама подарила мне детское Евангелие, которое я прочитал несколько раз, но тогда для меня это была красивая сказка, потому что всегда сомневался в существовании Бога. А когда я уверовал в Бога, то принял монашество. У меня была семья и трое детей. В 2001-м году моя жена тяжело заболела. Она была на восьмом месяце беременности. Врачи не оставляли нам надежды на спасение, они открыто сказали, что её спасти невозможно, что нужно думать, как спасти ребёнка.

У могилы старца Гавриила (Ургебадзе)     

На могиле старца я обратился к нему: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю, помолись перед Богом о том, чтобы моя жена и мой ребенок остались живы»

Проснувшись утром я не узнал свою жену: она очень опухла, и врачи не смогли поставить диагноз. Гемоглобин упал до сорока. Ее срочно госпитализировали. В течение 10 дней её положение было критическим. Потом я забрал её из больницы, так как уже ни на что не надеялся. Тогда я отвёл её на могилу старца Гавриила (Ургебадзе, ныне канонизирован как преподобный Гавриил, исповедник и юродивый). Мы пришли, и я обратился к старцу. Я говорил, как мог, как умел. Я сказал: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю тебя, помолись перед Богом о моей семье, чтобы роды моей жены окончились благополучно, чтобы и она, и ребёнок остались в живых. Если ты мне в этом поможешь, обещаю, что я брошу всё и стану монахом». На второй же день свершилось чудо – она пошла на поправку. Это произошло всего за одну ночь – с вечера до утра. Я понял, что так и должно было быть, чтобы я прошёл этот путь. Конечно, и Богу не нравится наше мучение – Он же есть любовь. Но, должно быть, эти искушения были нужны нам.

Впоследствии, конечно, я позабыл свои обещания. Тогда я занимался спортом и был четырёхкратным чемпионом Грузии по восточной борьбе, у меня чёрный пояс и второй дан. Президент Федерации совсем недавно узнал, что я уже священнослужитель, они приехали и присвоили мне третий дан. Это, конечно, радует меня, но уже ничего не значит.

27-го числа появилась на свет моя дочка – Кетеван. После выздоровления жены я уехал в Киев и открыл там спортивную школу. Но нервы у меня сдавали, сердцебиение усиливалось... Тогда я решил сменить работу, об обете своем не помнил, таким образом шла моя жизнь.

Я часто ездил в Свято-Троицкий Ионинский монастырь в Киеве, где была икона святого Георгия, написанная грузинским иконописцем. Все грузины обычно там и собирались.

Свято-Троицкий Ионинский монастырь, Киев     

Однажды, выйдя из монастыря, я на тропинке встретил матушку Ксению. Она была белоруска по национальности, передвигалась с палкой, очень плохо видела и плохо слышала. Но она была прозорливой. Я тогда был молодым парнем в джинсах, с сигаретой в руках, гулял так, ради удовольствия, а она шла навстречу мне. Когда я проходил мимо неё, она сказала: «Благословите, отец Серафим...» Я даже не посмотрел в её сторону, так как подумал, что сзади идет какой-то отец Серафим, и она у него просит благословение. Я продолжил свой путь, но тут она с такой силой ударила меня палкой по голове, что я упал.

– Госпожа, что вы делаете? Как вам не стыдно? – сказал я. На ней не было монашеского одеяния, и я не понял, что это монахиня.

– Я ведь попросила у вас благословение, – ответила она.

Я подумал, что она какая-то сумасшедшая.

– Как я могу вас благословить? Вот монастырь, идите и попросите благословение у монахов, я же простой мирянин, и иду своей дорогой.

– Нет, ты Серафим. Бог избрал тебя в твоём роде, ведь у тебя больше нет ни брата, ни двоюродных братьев (она подразумевала мужчин), все умерли.

Матушка Ксения сказала, что я буду тем, кто молится за свой народ, что такова воля Божия

Я был очень удивлён ее словами, потому что был больше реалистом, чем мистиком. А она сказала, что я буду тем человеком, который будет молиться за свой народ, что такова воля Божия.

После этого моя жизнь очень изменилась. Я начал видеть разные сны. Позже я ещё раз встретился с матушкой Ксенией, и она повторила мне: ты будешь тем, кем я сказала.

– Умоляю, матушка, объясните, – просил я, – ну какой из меня монах, я ведь отец семейства, у меня трое детей, уже поздно мне становиться монахом...

– Ты сам поймёшь, – ответила она.

– А когда это будет? – спросил я.

– Бог Сам даст тебе об этом знать, – был ответ.

И вот там, на Украине, 14 марта 2006 года, в день изгнания Адама и Евы из рая, я действительно стал монахом (а потом и схимником). А в 2010 году, по благословению Святейшего Патриарха Илии II меня рукоположили в сан диакона. Это было уже в Грузии.

Со Святейшим Патриархом Илией – А как вы познакомились со Святейшим Патриархом-Католикосом Илией?

– Я даже не думал, что когда-нибудь встречусь с ним. Это было в 2008 году. Настоятелем храма святого Дионисия тогда был архимандрит Серафим (Киконишвили). В последствии он принял схиму с именем Михаил. 11 октября 2013 года он преставился ко Господу. Это он познакомил меня со Святейшим Патриархом, который предложил мне остаться в Грузии. А я тогда собирался на Святую Гору Афон.

– Вы же ассириец? – спросил меня Святейший.

Я кивнул.

– Так вот, я подумал, может быть, вас отправить в ассирийскую деревню, чтобы вы служили там на родном для вас языке. Ведь это ваш народ, вы знаете их природу и характер, и вы сможете присмотреть за ними...

Я ничего не смог ответить. Понял, что что это было благословление от Христа... Я очень люблю Святейшего Илию...

– Но в этой деревне была достаточно тяжёлая ситуация. Вам понадобилось много усилий, чтобы привести этот народ в храм... Как вы сумели обратить всё село к Богу?

– С Божией помощью... Мы собирались раз в неделю (это стало традицией) и беседовали. Говорили обо всём – начиная с примитивных вопросов и кончая серьёзными и теологическими вопросами. Так мы знакомились друг с другом... Если я видел, что парни сидели на улице, я приглашал их во двор монастыря и предлагал познакомиться, побеседовать. Большую роль сыграло благословение Святейшего – он точно знал, что делал...

Они приезжают не к отцу Серафиму, а для того, чтобы выслушать богослужение на том языке, на котором говорил наш Христос Спаситель

– Но к вам ходят не только ассирийцы, приезжают ещё и из Тбилиси...

– Не только из Тбилиси... Приезжают из Кутаиси, Ткибули... Думаю, слишком громко сказано, что это духовные чада, а я – духовник... Они приезжают не к отцу Серафиму как к личности, а для того, чтобы выслушать богослужение на том языке, на котором говорил наш Христос Спаситель...

– Отец Серафим, я знаю, что вы строите большой храм...

– Храм уже построен. Это большой храм во имя тринадцати святых ассирийских отцов, скоро всё уже будет готово...

– Расскажите, пожалуйста, о ваших песнопениях.

– В прошлом году наши песнопения победили в конкурсе на Украине и получили Гран-при. Некоторые думают, что это старинные песнопения, что эти мелодии созданы 2000 лет назад, но это не так. Песнопения создаём мы, сегодня, я стараюсь, чтобы они были полифоническими...

Иногда по ночам я плачу, вспоминая, как измучилась моя мама – ведь она всё время была в больницах вместе со мной...

– Как вы сегодня оцениваете свою прошедшую жизнь?

– Знаете, с детства до монашества моя жизнь была чудом. Господь сохранил мне ее. В детстве я упал внутрь бетономешалки, выжил только чудом... Потом два года не мог встать на ноги, потом сидел в коляске, потом с трудом ходил на костылях... Руки практически были отрублены, в клинике пятеро врачей работали над моими руками, они меня спасли... Потом меня сбила машина, потом я выпил пергидроль, позднее даже аппендицит вырезали... – всю жизнь со мной происходили искушения. Даже когда уже был монахом, со мной происходили такие искушения. Наверное, это о чём-то говорит. Когда я жил на Украине, к нам в гости приехал архимандрит Филарет. Мы узнали, что в городе только что появилась какая-то новая секта, она называлась «Новое миссионерское движение». Отец архимандрит предложил мне поехать туда и проповедовать у них. Они снимали здание кинотеатра. Я был в восторге от своей веры и думал: кто же сможет это сделать, если не мы... А нас там так избили, что долгое время мы лежали в больнице без сознания, и только чудом, с Божьей помощью, спаслись... Вся моя молодость была полна такими приключениями. Я так измучил этим своих родителей, что считаю – это моя трагедия. Иногда по ночам я плачу, когда вспоминаю, как измучилась моя мама – ведь она всё время была в больницах вместе со мной...

  

Но я всё-таки счастлив тем, что никогда не пререкался с родителями. Я вырос так, что мой отец до сих пор глава семейства, и его слово для меня до сегодняшнего дня закон. Также относится мой папа к своему отцу – я даже стал свидетелем того, что мой 70-летный дед дал пощёчину сыну, то есть моему отцу, которому 50 лет, со словами: «Как тебе не стыдно, как ты разговариваешь с отцом!» А мой папа только склонил голову и попросил прощения. Я счастлив тем, что всегда уважал своих родителей, и что это до сих пор так.

Я молю Бога, чтобы Он дал мне силы для служения там, где меня поставил. Я неоднократно попросил Святейшего отпустить меня на пенсию – ведь я уже 5 лет служу совсем один. Но он не соглашается. Я благодарю Бога и Святейшего за то, что я поставлен на служение своему народу. Я ассириец и люблю свой народ. Мать у меня грузинка, я родился и вырос в Грузии, здесь служил в армии.

– Мы все скорбим о событиях в Сирии и в Ираке, о том, что бойцы «Исламского государства» так жестоко и беспощадно убивают совершенно невинных христиан-ассирийцев... Известно, что вы организовали митинг протеста против этого события...

– Да. Восьмого марта я побывал у Патриарха Илии со своей скорбью, что опять начался геноцид против моего народа, они же моя плоть и кровь... Меня приняли очень тепло.

Митинг против ИГИЛ     

Наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке

Мы безмерно скорбим, наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке. Сегодня, как никогда, гонения на христиан достигли масштабов первых веков христианства, когда убийства и казни имели массовый характер. Еще совсем недавно, в период Первой мировой войны, начали совершаться чудовищные преступления по отношению к ассирийцам. Это планомерно переросло в уничтожение целого народа, когда было убито около 4 миллионов человек, миллион из которых составляли ассирийцы.

Еще не зажили раны тех времен, а мы вновь стоим на пороге новой волны геноцида, по своей бесчеловечной жестокости не уступающей тем кровавым событиям. Мы призываем всех верующих православных христиан сплотиться в молитве, стать единой стеной, поднять свой голос в поддержку тех, кто гоним, кто беззащитен в эти тяжелые дни! Наших братьев во Христе убивают в их домах всего лишь за их веру.

Мы устроили митинг, и рядом с нами стояли не только ассирийцы, но и грузины, они разделяли нашу боль, спасибо им за эту поддержку...

pravoslavie.ru

Отец Серафим суперзвезда

Раньше Серафим Бит-Хариби жил совершенно иной жизню. Занимался спортом. Четырёхкратный чемпион Грузии по восточной борьбе, священнослужитель является обладателем чёрного пояса и второго дана. Была и семья: жена и трое детей. А веру в Бога Отец Серафим обрел во время болезни беременной супруги.

«Проснувшись однажды  утром я не узнал свою жену: она очень опухла, и врачи не смогли поставить диагноз. Гемоглобин упал до сорока. Ее срочно госпитализировали. В течение десяти дней её положение было критическим. Потом я забрал её из больницы. Уже уже ни на что не надеялся и решил отвезти её на могилу старца Гавриила (Ургебадзе, ныне канонизирован как преподобный Гавриил, исповедник и юродивый). Мы пришли к старцу и я сказал ему: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю тебя, помолись перед Богом о моей семье, чтобы роды завершились благополучно, чтобы и она, и ребёнок остались в живых. Если ты мне в этом поможешь, обещаю, что я брошу всё и стану монахом». На второй же день свершилось чудо – она пошла на поправку. Это произошло всего за одну ночь. Я понял, что так и должно было быть, я должен был пройти этот путь. Конечно, и Богу не нравится видеть наши мучения».

После этого жизнь еще не раз приводила Отца Серафима к мыслям о Боге. Прогуливаясь однажды по ботаническому саду в Украине, на территории которого стоит Свято-троицкий Ионинский монастырь, одна из монахинь попросила благословения у Серафима. Это заставило его вновь задуматься о Боге и своём предназначении. Так 14 марта 2006 года, в день изгнания Адама и Евы из рая, он стал монахом, позже схимником. А в 2010 году по благословению Святейшего Патриарха Илии II он стал диаконом.

Сегодня отец Серафим известен на весь мир благодаря песнопениям на арамейском языке.

«Все началось с 2013 года, когда мы заложили катлован храма тринадцати святых ассирийских отцов в селе Канда, которое считалось местом переселения ассирийцев.  Редко, кто слышал об этом месте и однажды во время трапезы я сказал в шутку: «ничего, придет время, мы обязательно напишем песнопения, и о нас узнает весь мир». Слова эти оказались пророческими.  6 января 2013 года мы написали песнопение и исполнили его на Рождество Христово. И так в скором времени о нас узнали».

Голос Грузинской православной церкви

Об отце Серафиме, поющем на языке Христа, не просто узнали, он стал одним из самых популярных духовных лиц Грузии. Так, во время недавнего визита Папы Римского в Грузию, голос отца Серафима в храме Светицховели во Мцхета не оставил никого равнодушным. Видео с его исполнением в YouTube набрало сотни тысяч просмотров. Хотя сам священнослужитель признается,  что все, перед кем он поет, для него равны. В этот момент главным слушателем для него становится Бог. «Я пою Богу, для Бога. Потому что все, что у меня есть от него. Что я чувствую… Одну только радость, что я могу петь ему».

Служба на арамейском языке сегодня проходит только в селе Канда, а язык Христа уже принято считать «мёртвым». Все это делает Отца Серафима еще более мистическим.

Впервые Отец Серафим попал в поле зрения широкой обществености, когда выразил свой протест в связи с массовыми убийствами христиан в Сирии. Тогда по его инициативе на проспекте Руставели прошла многочисленная акция протеста. Тогда же он и начал писать. Для Отца Серафима музыка стала плачем, возможностью передать боль и скорбь, связанную трагическими событиями на Ближнем Востоке.

«Мы этнические ассирийцы, нам очень больно за наших собратьев, которых убивают каждый день» — признается Отец Серафим.

Отец Серафим

Политический оттенок

Имя отца Серафима ассоциируется и с политическим скандалом. В мае Грузию посетил бывший мэр Москвы Юрий Лужков. Экс-градоначальник российской столицы так же был наслышан о песнопениях Отца Серафима и не упустил случая послушать его лично. Лужкова у себя в приходе принимал сам священнослужитель. Он усадил гостя за стол, а после сделал с ним памятную фотографию. Все это отец Серафим опубликовал у себя на странице в социальной сети, чем вызвал негодование части грузинской общественности. Дело в том, что Лужков поддерживает отколовшиеся грузинские регионы — Абхазию и Южную Осетию. Сам не раз гостил в Сухуми и Цхинвали, финансово и политически поддерживал сепаратистов. Но, как признается сам Отец Серафим, большинство злостных комментариев было не от обыкновенных людей, а от различных политических организаций. И имели в основном политический подтекст. Ситуацию отец Серафим комментирует так:

«Во-первых, Лужков приехал в Грузию, а не ко мне лично, а во-вторых, он слышал о наших песнопениях и ему было очень это интересно. Поэтому я говорю, что мы не встречали Лужкова за дверьми этого монастыря и не проважали его за дверьми монастыря. Знаете, быть перед всеми хорошим – это значит быть или аферистом, или очень хорошим. Я не являюсь ни тем, ни другим».

Отношение к личности Отца Серафима  у многих до сих пор остаётся неоднозначным. Одни считают его слишком современным и продвинутым для священнослужителя, другие не видят в этом ничего плохого, тем более,  что сам Патриарх Грузии Илия II одобряет его образ жизни. Но одно можно сказать точно, что когда Отец Серафим начинает петь на арамейском, песнопение его берет за душу и может довести до слез практически любого.

sova.news

Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби). Служащий на языке Христа

Преподобный Иоанн Зедазнийский и 12 его учеников: Авив, епископ Некресский, Антоний Марткобский, Давид Гареджийский, Зенон Икалтский, Фаддей Степанцминдский, Исе, епископ Цилканский, Иосиф, епископ Алавердский, Исидор Самтавийский, Михаил Улумбийский, Пирр Бретский, Стефан Хирский, Шио Мгвимский – святые сирийские (каппадокийские) подвижники, основатели грузинского монашества, пришедшие в Грузию из Каппадокии в середине VI века.

Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)

Они учили народ, наставляли его в вере, уничтожали мрак суеверия и истребляли оставшиеся в горных теснинах идолослужение и капища, вместо чего воздвигали святой крест и святые храмы, устрояли в народе гражданственность.

В Грузии, в 25 километрах от столицы находится ассирийское село Канда, где в монастыре в честь тринадцати святых ассирийских отцов служит ассирийский схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби). Он второй священнослужитель в мире, который служит Божественную литургию на арамейском (язык, на котором говорил Христос Спаситель) языке. До этого на этом языке богослужение совершалось только в сирийском городе Маалюля. О том, как он выбрал этот путь и как стал священнослужителем, с корреспондентом портала Православие.Ru беседует батюшка Серафим.

– Отец Серафим, расскажите, пожалуйста, как вы распознали Бога и как стали монахом – ведь у вас была семья и трое детей...

– Когда мне было 10–11 лет, мама подарила мне детское Евангелие, которое я прочитал несколько раз, но тогда для меня это была красивая сказка, потому что всегда сомневался в существовании Бога. А когда я уверовал в Бога, то принял монашество. У меня была семья и трое детей. В 2001-м году моя жена тяжело заболела. Она была на восьмом месяце беременности. Врачи не оставляли нам надежды на спасение, они открыто сказали, что её спасти невозможно, что нужно думать, как спасти ребёнка.

У могилы старца Гавриила (Ургебадзе)

На могиле старца я обратился к нему: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю, помолись перед Богом о том, чтобы моя жена и мой ребенок остались живы»

Проснувшись утром я не узнал свою жену: она очень опухла, и врачи не смогли поставить диагноз. Гемоглобин упал до сорока. Ее срочно госпитализировали. В течение 10 дней её положение было критическим. Потом я забрал её из больницы, так как уже ни на что не надеялся. Тогда я отвёл её на могилу старца Гавриила (Ургебадзе, ныне канонизирован как преподобный Гавриил, исповедник и юродивый). Мы пришли, и я обратился к старцу. Я говорил, как мог, как умел. Я сказал: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю тебя, помолись перед Богом о моей семье, чтобы роды моей жены окончились благополучно, чтобы и она, и ребёнок остались в живых. Если ты мне в этом поможешь, обещаю, что я брошу всё и стану монахом». На второй же день свершилось чудо – она пошла на поправку. Это произошло всего за одну ночь – с вечера до утра. Я понял, что так и должно было быть, чтобы я прошёл этот путь. Конечно, и Богу не нравится наше мучение – Он же есть любовь. Но, должно быть, эти искушения были нужны нам.

Впоследствии, конечно, я позабыл свои обещания. Тогда я занимался спортом и был четырёхкратным чемпионом Грузии по восточной борьбе, у меня чёрный пояс и второй дан. Президент Федерации совсем недавно узнал, что я уже священнослужитель, они приехали и присвоили мне третий дан. Это, конечно, радует меня, но уже ничего не значит.

27-го числа появилась на свет моя дочка – Кетеван. После выздоровления жены я уехал в Киев и открыл там спортивную школу. Но нервы у меня сдавали, сердцебиение усиливалось... Тогда я решил сменить работу, об обете своем не помнил, таким образом шла моя жизнь.

Матушка Ксения ударила меня палкой: «Я ведь попросила у вас благословение!»

Я часто ездил в Свято-Троицкий Ионинский монастырь в Киеве, где была икона святого Георгия, написанная грузинским иконописцем. Все грузины обычно там и собирались.

Свято-Троицкий Ионинский монастырь, Киев

Однажды, выйдя из монастыря, я на тропинке встретил матушку Ксению. Она была белоруска по национальности, передвигалась с палкой, очень плохо видела и плохо слышала. Но она была прозорливой. Я тогда был молодым парнем в джинсах, с сигаретой в руках, гулял так, ради удовольствия, а она шла навстречу мне. Когда я проходил мимо неё, она сказала: «Благословите, отец Серафим...» Я даже не посмотрел в её сторону, так как подумал, что сзади идет какой-то отец Серафим, и она у него просит благословение. Я продолжил свой путь, но тут она с такой силой ударила меня палкой по голове, что я упал.

– Госпожа, что вы делаете? Как вам не стыдно? – сказал я. На ней не было монашеского одеяния, и я не понял, что это монахиня.

– Я ведь попросила у вас благословение, – ответила она.

Я подумал, что она какая-то сумасшедшая.

– Как я могу вас благословить? Вот монастырь, идите и попросите благословение у монахов, я же простой мирянин, и иду своей дорогой.

– Нет, ты Серафим. Бог избрал тебя в твоём роде, ведь у тебя больше нет ни брата, ни двоюродных братьев (она подразумевала мужчин), все умерли.

Я был очень удивлён ее словами, потому что был больше реалистом, чем мистиком. А она сказала, что я буду тем человеком, который будет молиться за свой народ, что такова воля Божия.

После этого моя жизнь очень изменилась. Я начал видеть разные сны. Позже я ещё раз встретился с матушкой Ксенией, и она повторила мне: ты будешь тем, кем я сказала.

– Умоляю, матушка, объясните, – просил я, – ну какой из меня монах, я ведь отец семейства, у меня трое детей, уже поздно мне становиться монахом...

– Ты сам поймёшь, – ответила она.

– А когда это будет? – спросил я.

– Бог Сам даст тебе об этом знать, – был ответ.

И вот там, на Украине, 14 марта 2006 года, в день изгнания Адама и Евы из рая, я действительно стал монахом (а потом и схимником). А в 2010 году, по благословению Святейшего Патриарха Илии II меня рукоположили в сан диакона. Это было уже в Грузии.

Со Святейшим Патриархом Илией

– А как вы познакомились со Святейшим Патриархом-Католикосом Илией?

– Я даже не думал, что когда-нибудь встречусь с ним. Это было в 2008 году. Настоятелем храма святого Дионисия тогда был архимандрит Серафим (Киконишвили). В последствии он принял схиму с именем Михаил. 11 октября 2013 года он преставился ко Господу. Это он познакомил меня со Святейшим Патриархом, который предложил мне остаться в Грузии. А я тогда собирался на Святую Гору Афон.

– Вы же ассириец? – спросил меня Святейший.

Я кивнул.

– Так вот, я подумал, может быть, вас отправить в ассирийскую деревню, чтобы вы служили там на родном для вас языке. Ведь это ваш народ, вы знаете их природу и характер, и вы сможете присмотреть за ними...

Я ничего не смог ответить. Понял, что что это было благословление от Христа... Я очень люблю Святейшего Илию...

– Но в этой деревне была достаточно тяжёлая ситуация. Вам понадобилось много усилий, чтобы привести этот народ в храм... Как вы сумели обратить всё село к Богу?

– С Божией помощью... Мы собирались раз в неделю (это стало традицией) и беседовали. Говорили обо всём – начиная с примитивных вопросов и кончая серьёзными и теологическими вопросами. Так мы знакомились друг с другом... Если я видел, что парни сидели на улице, я приглашал их во двор монастыря и предлагал познакомиться, побеседовать. Большую роль сыграло благословение Святейшего – он точно знал, что делал...

– Но к вам ходят не только ассирийцы, приезжают ещё и из Тбилиси...

– Не только из Тбилиси... Приезжают из Кутаиси, Ткибули... Думаю, слишком громко сказано, что это духовные чада, а я – духовник... Они приезжают не к отцу Серафиму как к личности, а для того, чтобы выслушать богослужение на том языке, на котором говорил наш Христос Спаситель...

– Отец Серафим, я знаю, что вы строите большой храм...

– Храм уже построен. Это большой храм во имя тринадцати святых ассирийских отцов, скоро всё уже будет готово...

– Расскажите, пожалуйста, о ваших песнопениях.

– В прошлом году наши песнопения победили в конкурсе на Украине и получили Гран-при. Некоторые думают, что это старинные песнопения, что эти мелодии созданы 2000 лет назад, но это не так. Песнопения создаём мы, сегодня, я стараюсь, чтобы они были полифоническими...

– Как вы сегодня оцениваете свою прошедшую жизнь?

– Знаете, с детства до монашества моя жизнь была чудом. Господь сохранил мне ее. В детстве я упал внутрь бетономешалки, выжил только чудом... Потом два года не мог встать на ноги, потом сидел в коляске, потом с трудом ходил на костылях... Руки практически были отрублены, в клинике пятеро врачей работали над моими руками, они меня спасли... Потом меня сбила машина, потом я выпил пергидроль, позднее даже аппендицит вырезали... – всю жизнь со мной происходили искушения. Даже когда уже был монахом, со мной происходили такие искушения. Наверное, это о чём-то говорит. Когда я жил на Украине, к нам в гости приехал архимандрит Филарет. Мы узнали, что в городе только что появилась какая-то новая секта, она называлась «Новое миссионерское движение». Отец архимандрит предложил мне поехать туда и проповедовать у них. Они снимали здание кинотеатра. Я был в восторге от своей веры и думал: кто же сможет это сделать, если не мы... А нас там так избили, что долгое время мы лежали в больнице без сознания, и только чудом, с Божьей помощью, спаслись... Вся моя молодость была полна такими приключениями. Я так измучил этим своих родителей, что считаю – это моя трагедия. Иногда по ночам я плачу, когда вспоминаю, как измучилась моя мама – ведь она всё время была в больницах вместе со мной...

Но я всё-таки счастлив тем, что никогда не пререкался с родителями. Я вырос так, что мой отец до сих пор глава семейства, и его слово для меня до сегодняшнего дня закон. Также относится мой папа к своему отцу – я даже стал свидетелем того, что мой 70-летный дед дал пощёчину сыну, то есть моему отцу, которому 50 лет, со словами: «Как тебе не стыдно, как ты разговариваешь с отцом!» А мой папа только склонил голову и попросил прощения. Я счастлив тем, что всегда уважал своих родителей, и что это до сих пор так.

Я молю Бога, чтобы Он дал мне силы для служения там, где меня поставил. Я неоднократно попросил Святейшего отпустить меня на пенсию – ведь я уже 5 лет служу совсем один. Но он не соглашается. Я благодарю Бога и Святейшего за то, что я поставлен на служение своему народу. Я ассириец и люблю свой народ. Мать у меня грузинка, я родился и вырос в Грузии, здесь служил в армии.

– Мы все скорбим о событиях в Сирии и в Ираке, о том, что бойцы «Исламского государства» так жестоко и беспощадно убивают совершенно невинных христиан-ассирийцев... Известно, что вы организовали митинг протеста против этого события...

– Да. Восьмого марта я побывал у Патриарха Илии со своей скорбью, что опять начался геноцид против моего народа, они же моя плоть и кровь... Меня приняли очень тепло.

Митинг против ИГИЛ

Наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке

Мы безмерно скорбим, наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке. Сегодня, как никогда, гонения на христиан достигли масштабов первых веков христианства, когда убийства и казни имели массовый характер. Еще совсем недавно, в период Первой мировой войны, начали совершаться чудовищные преступления по отношению к ассирийцам. Это планомерно переросло в уничтожение целого народа, когда было убито около 4 миллионов человек, миллион из которых составляли ассирийцы.

Еще не зажили раны тех времен, а мы вновь стоим на пороге новой волны геноцида, по своей бесчеловечной жестокости не уступающей тем кровавым событиям. Мы призываем всех верующих православных христиан сплотиться в молитве, стать единой стеной, поднять свой голос в поддержку тех, кто гоним, кто беззащитен в эти тяжелые дни! Наших братьев во Христе убивают в их домах всего лишь за их веру.

Мы устроили митинг, и рядом с нами стояли не только ассирийцы, но и грузины, они разделяли нашу боль, спасибо им за эту поддержку...

pravlife.org

Cхиархимандрит Серафим (Бит-Хариби): «Матушка Ксения ударила меня палкой: “Я ведь попросила у вас благословение!”»

Преподобный Иоанн Зедазнийский и 12 его учеников: Авив, епископ Некресский, Антоний Марткобский, Давид Гареджийский, Зенон Икалтский, Фаддей Степанцминдский, Исе, епископ Цилканский, Иосиф, епископ Алавердский, Исидор Самтавийский, Михаил Улумбийский, Пирр Бретский, Стефан Хирский, Шио Мгвимский – святые сирийские (каппадокийские) подвижники, основатели грузинского монашества, пришедшие в Грузию из Каппадокии в середине VI века.

Они учили народ, наставляли его в вере, уничтожали мрак суеверия и истребляли оставшиеся в горных теснинах идолослужение и капища, вместо чего воздвигали святой крест и святые храмы, устрояли в народе гражданственность.

В Грузии, в 25 километрах от столицы находится ассирийское село Канда, где в монастыре в честь тринадцати святых ассирийских отцов служит ассирийский схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби). Он второй священнослужитель в мире, который служит Божественную литургию на арамейском (язык, на котором говорил Христос Спаситель) языке. До этого на этом языке богослужение совершалось только в сирийском городе Маалюля. О том, как он выбрал этот путь и как стал священнослужителем, с корреспондентом портала Православие.Ru беседует батюшка Серафим.

– Отец Серафим, расскажите, пожалуйста, как вы распознали Бога и как стали монахом – ведь у вас была семья и трое детей…

– Когда мне было 10–11 лет, мама подарила мне детское Евангелие, которое я прочитал несколько раз, но тогда для меня это была красивая сказка, потому что всегда сомневался в существовании Бога. А когда я уверовал в Бога, то принял монашество. У меня была семья и трое детей. В 2001-м году моя жена тяжело заболела. Она была на восьмом месяце беременности. Врачи не оставляли нам надежды на спасение, они открыто сказали, что её спасти невозможно, что нужно думать, как спасти ребёнка.

У могилы старца Гавриила (Ургебадзе)

Проснувшись утром я не узнал свою жену: она очень опухла, и врачи не смогли поставить диагноз. Гемоглобин упал до сорока. Ее срочно госпитализировали. В течение 10 дней её положение было критическим. Потом я забрал её из больницы, так как уже ни на что не надеялся. Тогда я отвёл её на могилу старца Гавриила (Ургебадзе, ныне канонизирован как преподобный Гавриил, исповедник и юродивый). Мы пришли, и я обратился к старцу. Я говорил, как мог, как умел. Я сказал: «Если правда то, что о тебе говорят, умоляю тебя, помолись перед Богом о моей семье, чтобы роды моей жены окончились благополучно, чтобы и она, и ребёнок остались в живых. Если ты мне в этом поможешь, обещаю, что я брошу всё и стану монахом». На второй же день свершилось чудо – она пошла на поправку. Это произошло всего за одну ночь – с вечера до утра. Я понял, что так и должно было быть, чтобы я прошёл этот путь. Конечно, и Богу не нравится наше мучение – Он же есть любовь. Но, должно быть, эти искушения были нужны нам.

Впоследствии, конечно, я позабыл свои обещания. Тогда я занимался спортом и был четырёхкратным чемпионом Грузии по восточной борьбе, у меня чёрный пояс и второй дан. Президент Федерации совсем недавно узнал, что я уже священнослужитель, они приехали и присвоили мне третий дан. Это, конечно, радует меня, но уже ничего не значит.

27-го числа появилась на свет моя дочка – Кетеван. После выздоровления жены я уехал в Киев и открыл там спортивную школу. Но нервы у меня сдавали, сердцебиение усиливалось… Тогда я решил сменить работу, об обете своем не помнил, таким образом шла моя жизнь.

Я часто ездил в Свято-Троицкий Ионинский монастырь в Киеве, где была икона святого Георгия, написанная грузинским иконописцем. Все грузины обычно там и собирались.

Однажды, выйдя из монастыря, я на тропинке встретил матушку Ксению. Она была белоруска по национальности, передвигалась с палкой, очень плохо видела и плохо слышала. Но она была прозорливой. Я тогда был молодым парнем в джинсах, с сигаретой в руках, гулял так, ради удовольствия, а она шла навстречу мне. Когда я проходил мимо неё, она сказала: «Благословите, отец Серафим…» Я даже не посмотрел в её сторону, так как подумал, что сзади идет какой-то отец Серафим, и она у него просит благословение. Я продолжил свой путь, но тут она с такой силой ударила меня палкой по голове, что я упал.

– Госпожа, что вы делаете? Как вам не стыдно? – сказал я. На ней не было монашеского одеяния, и я не понял, что это монахиня.

– Я ведь попросила у вас благословение, – ответила она.

Я подумал, что она какая-то сумасшедшая.

– Как я могу вас благословить? Вот монастырь, идите и попросите благословение у монахов, я же простой мирянин, и иду своей дорогой.

– Нет, ты Серафим. Бог избрал тебя в твоём роде, ведь у тебя больше нет ни брата, ни двоюродных братьев (она подразумевала мужчин), все умерли.

Я был очень удивлён ее словами, потому что был больше реалистом, чем мистиком. А она сказала, что я буду тем человеком, который будет молиться за свой народ, что такова воля Божия.

После этого моя жизнь очень изменилась. Я начал видеть разные сны. Позже я ещё раз встретился с матушкой Ксенией, и она повторила мне: ты будешь тем, кем я сказала.

– Умоляю, матушка, объясните, – просил я, – ну какой из меня монах, я ведь отец семейства, у меня трое детей, уже поздно мне становиться монахом…

– Ты сам поймёшь, – ответила она.

– А когда это будет? – спросил я.

– Бог Сам даст тебе об этом знать, – был ответ.

И вот там, на Украине, 14 марта 2006 года, в день изгнания Адама и Евы из рая, я действительно стал монахом (а потом и схимником). А в 2010 году, по благословению Святейшего Патриарха Илии II меня рукоположили в сан диакона. Это было уже в Грузии.

– А как вы познакомились со Святейшим Патриархом-Католикосом Илией?– Я даже не думал, что когда-нибудь встречусь с ним. Это было в 2008 году. Настоятелем храма святого Дионисия тогда был архимандрит Серафим (Киконишвили). В последствии он принял схиму с именем Михаил. 11 октября 2013 года он преставился ко Господу. Это он познакомил меня со Святейшим Патриархом, который предложил мне остаться в Грузии. А я тогда собирался на Святую Гору Афон.– Вы же ассириец? – спросил меня Святейший.

Я кивнул.

– Так вот, я подумал, может быть, вас отправить в ассирийскую деревню, чтобы вы служили там на родном для вас языке. Ведь это ваш народ, вы знаете их природу и характер, и вы сможете присмотреть за ними…

Я ничего не смог ответить. Понял, что что это было благословление от Христа… Я очень люблю Святейшего Илию…

– Но в этой деревне была достаточно тяжёлая ситуация. Вам понадобилось много усилий, чтобы привести этот народ в храм… Как вы сумели обратить всё село к Богу?

– С Божией помощью… Мы собирались раз в неделю (это стало традицией) и беседовали. Говорили обо всём – начиная с примитивных вопросов и кончая серьёзными и теологическими вопросами. Так мы знакомились друг с другом… Если я видел, что парни сидели на улице, я приглашал их во двор монастыря и предлагал познакомиться, побеседовать. Большую роль сыграло благословение Святейшего – он точно знал, что делал…

– Но к вам ходят не только ассирийцы, приезжают ещё и из Тбилиси…

– Не только из Тбилиси… Приезжают из Кутаиси, Ткибули… Думаю, слишком громко сказано, что это духовные чада, а я – духовник… Они приезжают не к отцу Серафиму как к личности, а для того, чтобы выслушать богослужение на том языке, на котором говорил наш Христос Спаситель…

– Отец Серафим, я знаю, что вы строите большой храм…– Храм уже построен. Это большой храм во имя тринадцати святых ассирийских отцов, скоро всё уже будет готово…

– Расскажите, пожалуйста, о ваших песнопениях.

– В прошлом году наши песнопения победили в конкурсе на Украине и получили Гран-при. Некоторые думают, что это старинные песнопения, что эти мелодии созданы 2000 лет назад, но это не так. Песнопения создаём мы, сегодня, я стараюсь, чтобы они были полифоническими…

–Как вы сегодня оцениваете свою прошедшую жизнь?

– Знаете, с детства до монашества моя жизнь была чудом. Господь сохранил мне ее. В детстве я упал внутрь бетономешалки, выжил только чудом… Потом два года не мог встать на ноги, потом сидел в коляске, потом с трудом ходил на костылях… Руки практически были отрублены, в клинике пятеро врачей работали над моими руками, они меня спасли… Потом меня сбила машина, потом я выпил пергидроль, позднее даже аппендицит вырезали… – всю жизнь со мной происходили искушения. Даже когда уже был монахом, со мной происходили такие искушения. Наверное, это о чём-то говорит. Когда я жил на Украине, к нам в гости приехал архимандрит Филарет. Мы узнали, что в городе только что появилась какая-то новая секта, она называлась «Новое миссионерское движение». Отец архимандрит предложил мне поехать туда и проповедовать у них. Они снимали здание кинотеатра. Я был в восторге от своей веры и думал: кто же сможет это сделать, если не мы… А нас там так избили, что долгое время мы лежали в больнице без сознания, и только чудом, с Божьей помощью, спаслись… Вся моя молодость была полна такими приключениями. Я так измучил этим своих родителей, что считаю – это моя трагедия. Иногда по ночам я плачу, когда вспоминаю, как измучилась моя мама – ведь она всё время была в больницах вместе со мной…

Но я всё-таки счастлив тем, что никогда не пререкался с родителями. Я вырос так, что мой отец до сих пор глава семейства, и его слово для меня до сегодняшнего дня закон. Также относится мой папа к своему отцу – я даже стал свидетелем того, что мой 70-летный дед дал пощёчину сыну, то есть моему отцу, которому 50 лет, со словами: «Как тебе не стыдно, как ты разговариваешь с отцом!» А мой папа только склонил голову и попросил прощения. Я счастлив тем, что всегда уважал своих родителей, и что это до сих пор так.

Я молю Бога, чтобы Он дал мне силы для служения там, где меня поставил. Я неоднократно попросил Святейшего отпустить меня на пенсию – ведь я уже 5 лет служу совсем один. Но он не соглашается. Я благодарю Бога и Святейшего за то, что я поставлен на служение своему народу. Я ассириец и люблю свой народ. Мать у меня грузинка, я родился и вырос в Грузии, здесь служил в армии.

– Мы все скорбим о событиях в Сирии и в Ираке, о том, что бойцы «Исламского государства» так жестоко и беспощадно убивают совершенно невинных христиан-ассирийцев… Известно, что вы организовали митинг протеста против этого события…

– Да. Восьмого марта я побывал у Патриарха Илии со своей скорбью, что опять начался геноцид против моего народа, они же моя плоть и кровь… Меня приняли очень тепло.

Мы безмерно скорбим, наше сердце разрывается от боли и плачет о судьбах ассирийских христиан на Ближнем Востоке. Сегодня, как никогда, гонения на христиан достигли масштабов первых веков христианства, когда убийства и казни имели массовый характер. Еще совсем недавно, в период Первой мировой войны, начали совершаться чудовищные преступления по отношению к ассирийцам. Это планомерно переросло в уничтожение целого народа, когда было убито около 4 миллионов человек, миллион из которых составляли ассирийцы.

Еще не зажили раны тех времен, а мы вновь стоим на пороге новой волны геноцида, по своей бесчеловечной жестокости не уступающей тем кровавым событиям. Мы призываем всех верующих православных христиан сплотиться в молитве, стать единой стеной, поднять свой голос в поддержку тех, кто гоним, кто беззащитен в эти тяжелые дни! Наших братьев во Христе убивают в их домах всего лишь за их веру.

Мы устроили митинг, и рядом с нами стояли не только ассирийцы, но и грузины, они разделяли нашу боль, спасибо им за эту поддержку…

Со схиархимандритом Серафимом (Бит-Хариби) беседовала Хатуна Раквиашвили

(694)

kseniapeter-hram.church.ua


Смотрите также