Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Сиражудин гамидов мустафаевич биография


Абдусамад Гамидов

Абдусамад Гамидов

Абдусамад Гамидов родился в дагестанском селе Мекеги, Левашинского района. Как и все дагестанские мальчишки, он с детства занимался борьбой, однако на ковре лавров не стяжал. Но все же Абдусамад окончательно не расстался со спортом, став после окончания вуза инструктором по спортивным сооружениям республиканского общества «Динамо».

Следует отметить, что к этому времени выходцы из его родного села стали серьезной силой вначале в Левашинском районе, а затем и во всей республике. Появился так называемый мекегинский клан, одним из лидеров которого был старший брат Абдусамада Гамид. В сфере влияния Гамидова — старшего на тот момент находились и спортивные организации.

После распада Советского Союза Гамид Мустафаевич основал Коммерческий банк «Эльбин», в который позвал Абдусамада в качестве заместителя управляющего. Кредитная компания активно включилась в банковскую аферу с так называемыми воздушными авизо, которая была распространена в северокавказских республиках. Сам Гамидов-старший в скором времени банк покинул, чтобы возглавить главное управление Центробанка по Республике Дагестан, а его брат получил повышение до председателя правления «Эльбина». А после того, как Гамид Мустафаевич был назначен руководителем дагестанского отделения Сбербанка, он сделал Абдусамада Мустафаевича своим заместителем. Затем Гамидов-старший отправился в Государственную Думу, но в скором времени вернулся в Дагестан, чтобы возглавить республиканское министерство финансов.

Абдусамад Гамидов

Получалось так, что все финансовые потоки теперь находились под контролем Гамидовых. Во многом столь успешной карьере Гамидовы были обязаны своим родственникам Магомеду и Джамалу Омаровым, занимавшим высокие посты в республиканском МВД. Омаровы были тесно знакомы с тогдашним главой Дагестана Магомедали Магомедовым, еще одним даргинцем из Левашинского района.

Давление на семью Гамидовых

Однако жизнь Гамида неожиданно оборвалась в результате террористического акта. Его автомобиль был взорван прямо перед зданием министерства финансов. Основными версиями случившегося были две. Естественно подозревали борьбу дагестанских кланов, и кроме того вспоминали деятельность Гамидова в качестве депутата, когда он неоднократно занимался освобождением заложников во время антитеррористической кампании в Чечне. Впрочем, обе версии могли быть верны, так как представители Гамидова перекрыли ряд финансовых потоков, которые в том числе были связаны с нелегальными поставками через территорию Дагестана оружия для чеченской оппозиции.

Абдусамад Гамидов был призван заменить своего погибшего брата на посту министра финансов, но давление на семью Гамидовых не прекратилось. Летом 2000-го года был похищен восьмилетний племянник дагестанского министра Джамал, а уже осенью того же года террористами был угнан самолет, на борту которого находился сам Гамидов. Заложники были освобождены местными спецслужбами Израиля, где самолет совершил посадку. А в 2005 году был убит Магомед Омаров, занимавший на тот момент пост замминистра республиканского МВД.

Однако Абдусамаду Гамидову и его соратникам удалось удержаться у власти. В 2000-е годы Абдусамад Гамидов бессменно находился во главе министерства финансов. Свой пост он сумел сохранить и после того, как на смену даргинцу Магомедову в 2006 году пришел аварец Муху Алиев, под которого был введен пост президента республики. Абдусамад Гамидов успешно приспособился к новым обстоятельствам и только расширил свои связи и влияние.

Муху Алиев

Впрочем, Муху Гимбатович не торопился усиливать аварцев и свой личный клан, так как федеральным центром перед ним была поставлена задача встроить республику в вертикаль, а не усилить ту или иную группировку. Впрочем, окончательно искоренить династии во власти так и не удалось. Уже вначале 2010 года даргинцы восстановили статус-кво, поставив во главу Республики сына Магомедали Магомедова Магомедсалама.

Связи Гамидова

За пределами республики Гамидов, будучи министром финансов, лишь однажды оказался на слуху. Случилось это после того, как оппозиционер Алексей Навальный опубликовал информацию по госзакупкам ведомства Гамидова. В посте блогера сообщалось о том, что Абдусамад Гамидов сделал заказ автомобиля AUDI A8L с высшей степенью бронирования, которая на тот момент стоила около 8,5 миллионов рублей. После того, как Навальный опубликовал свое сообщение, Гамидов предпочел отказаться от покупки автомобиля.

В 2013 году Кремлем была предпринята новая попытка стать независимым арбитром над схваткой клановых войн в Дагестане. На этот раз во главу Республики был поставлен политик федерального уровня, но выходец из Дагестана аварец Рамазан Абдулатипов. Для того, чтобы продемонстрировать Кремлю видимое примирение, Абдулатипов был готов отказаться от полной зачистки сформировавшейся дагестанской элиты и даже поставить во главе правительства представителя старой команды, но с тем условием, что вся кадровая политика, а значит и все ключевые посты будут в его собственных руках. На роль премьера он выбрал человека, который занимал высокие посты и при Алиеве и при Магомедовых – Мухтара Меджидова. Однако Меджидов с первых же дней стал проявлять излишнюю самостоятельность на своем посту, и буквально через полгода после своего назначения был отправлен в отставку.

Рамазан Абдулатипов

Тогда на место Меджидова была предложена кандидатура Абдусамада Гамидова, который согласился выполнять чисто техническую роль. Гамидов понимал, что лучше потерять контроль над ключевыми позициями, чем спровоцировать полномасштабную чистку своего клана. У Абдулатипова уже был круг родственников и земляков, которым он помогал, когда был на высоких должностях в Москве. Они-то и принялись занимать все основные должности.

У нового главы Дагестана существовал альянс с одним из лидеров аварского движения Гаджи Махачевым. Помимо уроженцев родного для Абдулатипова Тляратинского района, значительно усилились выходцы из Чародинского района, откуда роддом его зять. Объединилась с новым главой республики и та часть чародинцев, которую возглавлял депутат Госдумы Магомед Гаджиев. Кроме того, вошел в этот союз и сенатор-олигарх Сулейман Керимов. Отдельно можно выделить, что ряд постов заняли непосредственно близкие родственники Рамазана Гаджимурадовича.

Влияние клана

Почти все даргинские кланы были отодвинуты от «кормушки», кроме мекегинского, в первую очередь по причине давнего знакомства Абдулатипова с Джамалом Омаровым. Под влиянием мекегинского клана сохранились Каспийск, Избербаш, Левашинский район, куда входит село Мекеги и даже Махачкала. Однако Рамазан Гаджимурадович оставил за собой право свободно вмешиваться в дела мекегинцев, а конфликты клана Гамидова с тем же чародинским кланом разрешались в пользу того, кто находил в данном конкретном вопросе лучшей подход к главе Дагестана.

Тот же Избербаш уже давно контролировали родственники Гамидова братья Сулеймановы. Вначале мэром этого города был Магомед Сулейманов, который в 2007 году сложил полномочия и передал их своему брату Абдулмеджиду, который в свою очередь занимал эту должность вплоть до 2014 года. А во главе города-спутника Махачкалы Каспийска стоял Джамалутдин Омаров. После его ухода в 2014 году, главой администрации Каспийска стал директор винно-коньячного завода «Избербашский» Магомед Абдулаев, являвшийся зятем Джамалудина Омарова. А вот в Махачкале сразу же после прихода Абдулатипова был арестован мэр Саид Амиров, что положило начало борьбы с джангамахинским кланом. Через несколько лет главой столицы Республики стал близкий Гамидову человеку Муса Мусаев.

С Мусаевым дагестанский премьер работал вначале в родном для себя банке «Эльбин», а затем тот был его подчиненным в республиканском министерстве финансов. Получив повышение, Гамидов назначил Мусаева министром строительства, архитектуры и ЖКХ. При этом были упразднены пять крупнейших казенных учреждений Дагестана, через которые шли федеральные бюджетные средства, выделенные в рамках реализации федеральных целевых программ, а взамен была создана единая дирекция государственного заказчика-застройщика, которая стала единственным застройщиком всех объектов на территории. Это учреждение стало подведомственным Мусе Асхабалиевичу, как и другие государственные учреждения, участвующие в цепочке освоения бюджетных средств, выделенных на строительство и реконструкцию объектов. Разрешительные документы на самые крупные подряды выдавались ведомством Мусаева только гамидовским и абдулатиповским людям, а деньги обналичивались через банк «Эльбин», где на тот момент пост председателя правления занимала сестра Гамидова.

Шамиль Кадиев

Таким образом, был отдан подряд и на ремонтные работы участка дороги, ведущей от дома Гамидова к дому Абдулатипова, который был подарен последнему Джамалудином Омаровичем. Нужно отметить, что оба дома были незаконно построены на прибрежной федеральной земле, бывшей лодочной станции. На ремонте этой дороги и попался подчиненный Гамидова, глава «Дирекции единого государственного заказчика-застройщика» в Дагестане Шамиль Кадиев, который создавал под госзаказы фирмы-однодневки. Его обвиняли в том, что сметная стоимость указанного объекта была раздута до 40 млн. рублей.

Самого Абдусамада Мустафиевича правоохранительные органы в качестве подозреваемого на этот раз не рассматривали. И все же этот случай стал тревожным звоночком для дагестанского премьера. Ведь через ту же «Дирекцию единого государственного заказчика-застройщика» Абдусамад Гамидов будучи министром финансов запустил строительство завода по производству керамической плитки «Мараби».

По слухам, завод строился в его собственных интересах и его партнера итальянца Марцио. По первым буквам их имен завод и получил название. Стоимость строительных работ согласно полученной государственной экспертизе составила 155 млн. рублей. Выделенные государственные средства были быстро «освоены». И вот уже в 2015 году встал вопрос о сдаче объекта, который так и не был закончен. Все кончилось уголовными делами и арестами, которые опять обрывались аккурат перед самим премьером и его ближайшими подчиненными.

Предприятие все же было торжественно открыто, на него было потрачено примерно 1.5 млрд рублей. После его открытия от «Мараби» поступила заявка на получение софинансирования по линии Корпорации развития Дагестана. К слову совладельцем ООО «Мараби», оказался Алибек Алискантов – брат Яхьи и Залкепа Алискантовых, которые ранее обвинялись в похищении министра строительства Дагестана Ибрагима Казибекова. Алибеку Алискантову принадлежало в предприятие 9.5 %.

Несмотря на то, что круг влияния Гамидова вроде как был очерчен, его позиции все-таки оставались шаткими. Перед парламентскими выборами наметился конфликт уже внутри мекегинского клана. Магомед Сулейманов, которому был отдан Фонд медицинского страхования Дагестана, неожиданно ввязался в предвыборную гонку республиканского Народного собрания. В парламент он решил пройти через Избербаш, несмотря на то, что младший брат Гамидова Сиражудин ранее уже выразил желание выдвинуть свою кандидатуру именно по этому избирательному округу. По некоторым сведениям, в ряде вопросов, по которым Сулеймановы вошли в противоречие с Абдулатиповым, Гамидов решил занять сторону последнего, в связи с чем в клане и наметился раскол.

С одной стороны Абдусамад Гамидов рисковал потерять влиятельных союзников, с другой упрочил свое доверие перед главой республике. Однако у Абдулатипова позиции тоже становились не такими прочными, как это казалось на первый взгляд. Неожиданно в конфронтацию с ним вступил глава дагестанского ПФР Сагид Муртазалиев. Рамазан Гаджимурадович в начале своего правления использовал Муртазалиева для борьбы с бывшим мэром Махачкалы Амировым, который как раз обвинялся в подготовке покушения на главу дагестанского ПФР.

Но в результате Сагид Магомедович и сам упрочил свое влияние. А так как он был представителем так называемого «Северного альянса», в который входили видные политические и общественные деятели наиболее экономически развитых областей Дагестана, то Муртазалиев оказался опасным соперником Абдулатипову. Абдулатипов начал чистить посты от близких к Сагиду Магомедовичу кадров. Многие из них становились фигурантами уголовных дел, а затем был арестован и сам Муртазалиев.

Однако, ведя внутриклановые войны, Абдулатипов не заметил, как вышел из доверия у Кремля. Осенью 2017 года Рамазан Гаджимурадович неожиданно был отправлен в отставку, а вместо него был назначен вице-спикер Госдумы Владимир Васильев, который ранее занимал руководящие посты в МВД. Сразу же после этого развернулась подготовка к антикоррупционной кампании. В Республику прибыли федеральные представители ФСБ, МВД и Следственного комитета, которые вошли в комиссию по проверки состояния законности и декриминализация властных структур.

Исполняющий обязанности Абдусамад Гамидов

Абдусамад Гамидов казалось бы, и на этот раз сумел сохранить за собой свою должность, однако к ней была добавлена приставка «исполняющий обязанности». К тому же проверки начались с бывшего мэра Каспийска Джамалудина Омарова, в доме которого прошли обыски. А в самом начале 2018 года был арестован ближайший соратник Гамидова мэр Махачкалы Муса Мусаев, который обвинялся в превышении должностных полномочий. В марте 2016 года Мусаев подписал постановление о передаче крупного земельного участка на территории Махачкалы компании АСПК за 1,1 миллион рублей при рыночной стоимости земли в 81 миллион рублей.

А в феврале того же года прошла целая серия арестов, в ходе которых были затронуты и приближенные Абдулатипова. Уголовное дело было возбуждено против главного архитектора Махачкалы Магомедрасула Гитинова, ранее руководившего Дагестанской сетевой компанией и являвшегося супругом племянницы Рамазана Гаджимурадовича. Гитинов тоже обвинялся в превышении должностных полномочий.

В конце концов, 5 февраля 2018 года был арестован и сам Абдусамад Гамидов. Одновременно были задержаны и двое его заместителей Шамиль Исаев и Раюдин Юсуфов, а также бывший министр образования Шахабас Шахов.

Шахабас Шахов

Можно отметить, что последний являлся давним соратником Абдулатипова. Всех троих Следственный комитет считает членами организованной преступной группы, которая поставила на поток хищения госсредств, выделяемых на социальные нужды региона. Ущерб от хищений следствие оценило более чем в 100 млн. рублей. Несколько позже врио главы Дагестана Владимир Васильев отправил все правительство республики в отставку.

Махинации чиновников Дагестана

В уголовном деле присутствует сразу несколько эпизодов: покупка по завышенной стоимости здания под детский сад, махинация с фиктивной приемкой работ по реконструкции спецприемника для нелегалов и хищение денег на создание инженерных коммуникаций для турбазы «Орлиное гнездо» в поселке Гуниб, Гунибского района Дагестана.

Обыски в роскошных домах членов правительства Дагестана широко освещались видео-релизами Следственного комитета. У Абдусамада Гамидова были найдены «золотой пистолет ТТ», «Беретту» и пистолет Макарова, два автомата Калашникова, а также патроны. При этом согласно декларации Гамидова, за 2016 год он заработал 1 973 661 рублей (порядка 165 тысяч в месяц). В собственности же у него по бумагам только жилой дом общей площадью 44,8 кв. м и дача площадью 224,9 кв. м., в пользовании — два земельных участка (600 и 230,9 кв. м), а собственного автомобиля и вовсе нет. Сам Гамидов заявил, что ждал силовиков и даже в связи с этим отправил жену с двумя детьми в другой город, при этом добавив, что дело «шито белыми нитками».

Абдусамад Гамидов в суде

На этом операция силовиков не закончилась. Уже после задержания Гамидова, было возбуждено сразу два уголовных дела против экс-главы администрации города Кизилюрт Устархана Алюкова, которого подозревают в превышении должностных полномочий. Под угрозой оказался близкий Абдусамаду Мустафаевичу банк «Эльбин». Кроме того прокуратура Избербаша выявила конфликт интересов между мэром города Абдулмеджидом Сулеймановым и его сестрой Шамай Асадулаевой – директором «Избербашской школы-интерната». Несмотря на то, что Гамидов находился в конфронтационных отношениях со своими двоюродными братьями Сулеймановыми, последние все равно могут попасть под удар в условиях борьбы за «наследие» мекегинского клана. По некоторым сведениям, республиканская власть будет избавляться от мекегинцев на всех уровнях.

Ожидается, что на смену арестованным к власти в Дагестане придут управленцы, максимально далекие от команды Абдулатипова и Гамидова. Исполняющим обязанности председателя правительства республики Дагестан был назначен «варяг» – выходец из Татарстана Артем Здунов. При этом сам Здунов не исключил, что в состав правительства войдут, в том числе, и местные кадры. Новый премьер и сам ранее фигурировал в коррупционном скандале. Будучи министром экономики Татарстана, Артем Алексеевич подозревался в сговоре с супругой главы Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса Татарстана Марианной Халлиулиной, которая была арестована по делу о многомиллионных махинациях с субсидиями бизнесменам по программе « Лизинг-грант».

Абдусамад Мустафиевич Гамидов является одним из лидеров влиятельного в Дагестане мекегинского клана. Гамидов почти двадцать лет занимал должность министра финансов республики, а когда Дагестан возглавил Рамазан Абдулатипов, получил повышение до председателя правительства. При этом данный северокавказский регион считается не только одним из самых коррумпированных, но и одним из самых криминализированных в России. Сегодня Центр всерьез взялся за него, запустив антикоррупционную кампанию, которая затронула не только приближенных Абдусамад Мустафиевич, но и его самого. Удастся ли окончательно встроить Дагестан в вертикаль власти или же эффект в очередной раз будет носить временный характер, на данный момент остается вопросом.

www.mzk1.ru

Абдусамад Гамидов | Скандалы и Компромат Инсайдерская информация

Абдусамад Гамидов

Абдусамад Гамидов родился в дагестанском селе Мекеги, Левашинского района . Как и все дагестанские мальчишки, он с детства занимался борьбой, однако на ковре лавров не стяжал. Но все же Абдусамад окончательно не расстался со спортом, став после окончания вуза инструктором по спортивным сооружениям республиканского общества «Динамо».

Следует отметить, что к этому времени выходцы из его родного села стали серьезной силой вначале в Левашинском районе, а затем и во всей республике. Появился так называемый мекегинский клан, одним из лидеров которого был старший брат Абдусамада Гамид. В сфере влияния Гамидова — старшего на тот момент находились и спортивные организации.

После распада Советского Союза Гамид Мустафаевич основал Коммерческий банк «Эльбин», в который позвал Абдусамада в качестве заместителя управляющего. Кредитная компания активно включилась в банковскую аферу с так называемыми воздушными авизо, которая была распространена в северокавказских республиках. Сам Гамидов-старший в скором времени банк покинул, чтобы возглавить главное управление Центробанка по Республике Дагестан, а его брат получил повышение до председателя правления «Эльбина». А после того, как Гамид Мустафаевич был назначен руководителем дагестанского отделения Сбербанка, он сделал Абдусамада Мустафаевича своим заместителем. Затем Гамидов-старший отправился в Государственную Думу, но в скором времени вернулся в Дагестан, чтобы возглавить республиканское министерство финансов.

Абдусамад Гамидов

Получалось так, что все финансовые потоки теперь находились под контролем Гамидовых. Во многом столь успешной карьере Гамидовы были обязаны своим родственникам Магомеду и Джамалу Омаровым, занимавшим высокие посты в республиканском МВД. Омаровы были тесно знакомы с тогдашним главой Дагестана Магомедали Магомедовым, еще одним даргинцем из Левашинского района.

Давление на семью Гамидовых

Однако жизнь Гамида неожиданно оборвалась в результате террористического акта. Его автомобиль был взорван прямо перед зданием министерства финансов. Основными версиями случившегося были две. Естественно подозревали борьбу дагестанских кланов, и кроме того вспоминали деятельность Гамидова в качестве депутата, когда он неоднократно занимался освобождением заложников во время антитеррористической кампании в Чечне. Впрочем, обе версии могли быть верны, так как представители Гамидова перекрыли ряд финансовых потоков, которые в том числе были связаны с нелегальными поставками через территорию Дагестана оружия для чеченской оппозиции.

Абдусамад Гамидов был призван заменить своего погибшего брата на посту министра финансов, но давление на семью Гамидовых не прекратилось. Летом 2000-го года был похищен восьмилетний племянник дагестанского министра Джамал, а уже осенью того же года террористами был угнан самолет, на борту которого находился сам Гамидов. Заложники были освобождены местными спецслужбами Израиля, где самолет совершил посадку. А в 2005 году был убит Магомед Омаров, занимавший на тот момент пост замминистра республиканского МВД.

Однако Абдусамаду Гамидову и его соратникам удалось удержаться у власти. В 2000-е годы Абдусамад Гамидов бессменно находился во главе министерства финансов. Свой пост он сумел сохранить и после того, как на смену даргинцу Магомедову в 2006 году пришел аварец Муху Алиев, под которого был введен пост президента республики. Абдусамад Гамидов успешно приспособился к новым обстоятельствам и только расширил свои связи и влияние.

Муху Алиев

Впрочем, Муху Гимбатович не торопился усиливать аварцев и свой личный клан, так как федеральным центром перед ним была поставлена задача встроить республику в вертикаль, а не усилить ту или иную группировку. Впрочем, окончательно искоренить династии во власти так и не удалось. Уже вначале 2010 года даргинцы восстановили статус-кво, поставив во главу Республики сына Магомедали Магомедова Магомедсалама.

Связи Гамидова

За пределами республики Гамидов, будучи министром финансов, лишь однажды оказался на слуху. Случилось это после того, как оппозиционер Алексей Навальный опубликовал информацию по госзакупкам ведомства Гамидова. В посте блогера сообщалось о том, что Абдусамад Гамидов сделал заказ автомобиля AUDI A8L с высшей степенью бронирования, которая на тот момент стоила около 8,5 миллионов рублей. После того, как Навальный опубликовал свое сообщение, Гамидов предпочел отказаться от покупки автомобиля.

В 2013 году Кремлем была предпринята новая попытка стать независимым арбитром над схваткой клановых войн в Дагестане. На этот раз во главу Республики был поставлен политик федерального уровня, но выходец из Дагестана аварец Рамазан Абдулатипов. Для того, чтобы продемонстрировать Кремлю видимое примирение, Абдулатипов был готов отказаться от полной зачистки сформировавшейся дагестанской элиты и даже поставить во главе правительства представителя старой команды, но с тем условием, что вся кадровая политика, а значит и все ключевые посты будут в его собственных руках. На роль премьера он выбрал человека, который занимал высокие посты и при Алиеве и при Магомедовых – Мухтара Меджидова. Однако Меджидов с первых же дней стал проявлять излишнюю самостоятельность на своем посту, и буквально через полгода после своего назначения был отправлен в отставку.

Рамазан Абдулатипов

Тогда на место Меджидова была предложена кандидатура Абдусамада Гамидова, который согласился выполнять чисто техническую роль. Гамидов понимал, что лучше потерять контроль над ключевыми позициями, чем спровоцировать полномасштабную чистку своего клана. У Абдулатипова уже был круг родственников и земляков, которым он помогал, когда был на высоких должностях в Москве. Они-то и принялись занимать все основные должности.

У нового главы Дагестана существовал альянс с одним из лидеров аварского движения Гаджи Махачевым. Помимо уроженцев родного для Абдулатипова Тляратинского района, значительно усилились выходцы из Чародинского района, откуда роддом его зять. Объединилась с новым главой республики и та часть чародинцев, которую возглавлял депутат Госдумы Магомед Гаджиев. Кроме того, вошел в этот союз и сенатор-олигарх Сулейман Керимов. Отдельно можно выделить, что ряд постов заняли непосредственно близкие родственники Рамазана Гаджимурадовича.

Влияние клана

Почти все даргинские кланы были отодвинуты от «кормушки», кроме мекегинского, в первую очередь по причине давнего знакомства Абдулатипова с Джамалом Омаровым. Под влиянием мекегинского клана сохранились Каспийск, Избербаш, Левашинский район, куда входит село Мекеги и даже Махачкала. Однако Рамазан Гаджимурадович оставил за собой право свободно вмешиваться в дела мекегинцев, а конфликты клана Гамидова с тем же чародинским кланом разрешались в пользу того, кто находил в данном конкретном вопросе лучшей подход к главе Дагестана.

Тот же Избербаш уже давно контролировали родственники Гамидова братья Сулеймановы. Вначале мэром этого города был Магомед Сулейманов, который в 2007 году сложил полномочия и передал их своему брату Абдулмеджиду, который в свою очередь занимал эту должность вплоть до 2014 года. А во главе города-спутника Махачкалы Каспийска стоял Джамалутдин Омаров. После его ухода в 2014 году, главой администрации Каспийска стал директор винно-коньячного завода «Избербашский» Магомед Абдулаев, являвшийся зятем Джамалудина Омарова. А вот в Махачкале сразу же после прихода Абдулатипова был арестован мэр Саид Амиров, что положило начало борьбы с джангамахинским кланом. Через несколько лет главой столицы Республики стал близкий Гамидову человеку Муса Мусаев.

С Мусаевым дагестанский премьер работал вначале в родном для себя банке «Эльбин», а затем тот был его подчиненным в республиканском министерстве финансов. Получив повышение, Гамидов назначил Мусаева министром строительства, архитектуры и ЖКХ. При этом были упразднены пять крупнейших казенных учреждений Дагестана, через которые шли федеральные бюджетные средства, выделенные в рамках реализации федеральных целевых программ, а взамен была создана единая дирекция государственного заказчика-застройщика, которая стала единственным застройщиком всех объектов на территории. Это учреждение стало подведомственным Мусе Асхабалиевичу, как и другие государственные учреждения, участвующие в цепочке освоения бюджетных средств, выделенных на строительство и реконструкцию объектов. Разрешительные документы на самые крупные подряды выдавались ведомством Мусаева только гамидовским и абдулатиповским людям, а деньги обналичивались через банк «Эльбин», где на тот момент пост председателя правления занимала сестра Гамидова.

Шамиль Кадиев

Таким образом, был отдан подряд и на ремонтные работы участка дороги, ведущей от дома Гамидова к дому Абдулатипова, который был подарен последнему Джамалудином Омаровичем. Нужно отметить, что оба дома были незаконно построены на прибрежной федеральной земле, бывшей лодочной станции. На ремонте этой дороги и попался подчиненный Гамидова, глава «Дирекции единого государственного заказчика-застройщика» в Дагестане Шамиль Кадиев, который создавал под госзаказы фирмы-однодневки. Его обвиняли в том, что сметная стоимость указанного объекта была раздута до 40 млн. рублей.

Самого Абдусамада Мустафиевича правоохранительные органы в качестве подозреваемого на этот раз не рассматривали. И все же этот случай стал тревожным звоночком для дагестанского премьера. Ведь через ту же «Дирекцию единого государственного заказчика-застройщика» Абдусамад Гамидов будучи министром финансов запустил строительство завода по производству керамической плитки «Мараби».

По слухам, завод строился в его собственных интересах и его партнера итальянца Марцио. По первым буквам их имен завод и получил название. Стоимость строительных работ согласно полученной государственной экспертизе составила 155 млн. рублей. Выделенные государственные средства были быстро «освоены». И вот уже в 2015 году встал вопрос о сдаче объекта, который так и не был закончен. Все кончилось уголовными делами и арестами, которые опять обрывались аккурат перед самим премьером и его ближайшими подчиненными.

Предприятие все же было торжественно открыто, на него было потрачено примерно 1.5 млрд рублей. После его открытия от «Мараби» поступила заявка на получение софинансирования по линии Корпорации развития Дагестана. К слову совладельцем ООО «Мараби», оказался Алибек Алискантов – брат Яхьи и Залкепа Алискантовых, которые ранее обвинялись в похищении министра строительства Дагестана Ибрагима Казибекова. Алибеку Алискантову принадлежало в предприятие 9.5 %.

Несмотря на то, что круг влияния Гамидова вроде как был очерчен, его позиции все-таки оставались шаткими. Перед парламентскими выборами наметился конфликт уже внутри мекегинского клана. Магомед Сулейманов, которому был отдан Фонд медицинского страхования Дагестана, неожиданно ввязался в предвыборную гонку республиканского Народного собрания. В парламент он решил пройти через Избербаш, несмотря на то, что младший брат Гамидова Сиражудин ранее уже выразил желание выдвинуть свою кандидатуру именно по этому избирательному округу. По некоторым сведениям, в ряде вопросов, по которым Сулеймановы вошли в противоречие с Абдулатиповым, Гамидов решил занять сторону последнего, в связи с чем в клане и наметился раскол.

С одной стороны Абдусамад Гамидов рисковал потерять влиятельных союзников, с другой упрочил свое доверие перед главой республике. Однако у Абдулатипова позиции тоже становились не такими прочными, как это казалось на первый взгляд. Неожиданно в конфронтацию с ним вступил глава дагестанского ПФР Сагид Муртазалиев. Рамазан Гаджимурадович в начале своего правления использовал Муртазалиева для борьбы с бывшим мэром Махачкалы Амировым, который как раз обвинялся в подготовке покушения на главу дагестанского ПФР.

Но в результате Сагид Магомедович и сам упрочил свое влияние. А так как он был представителем так называемого «Северного альянса», в который входили видные политические и общественные деятели наиболее экономически развитых областей Дагестана, то Муртазалиев оказался опасным соперником Абдулатипову. Абдулатипов начал чистить посты от близких к Сагиду Магомедовичу кадров. Многие из них становились фигурантами уголовных дел, а затем был арестован и сам Муртазалиев.

Однако, ведя внутриклановые войны, Абдулатипов не заметил, как вышел из доверия у Кремля. Осенью 2017 года Рамазан Гаджимурадович неожиданно был отправлен в отставку, а вместо него был назначен вице-спикер Госдумы Владимир Васильев, который ранее занимал руководящие посты в МВД. Сразу же после этого развернулась подготовка к антикоррупционной кампании. В Республику прибыли федеральные представители ФСБ, МВД и Следственного комитета, которые вошли в комиссию по проверки состояния законности и декриминализация властных структур.

Исполняющий обязанности Абдусамад Гамидов

Абдусамад Гамидов казалось бы, и на этот раз сумел сохранить за собой свою должность, однако к ней была добавлена приставка «исполняющий обязанности». К тому же проверки начались с бывшего мэра Каспийска Джамалудина Омарова, в доме которого прошли обыски. А в самом начале 2018 года был арестован ближайший соратник Гамидова мэр Махачкалы Муса Мусаев, который обвинялся в превышении должностных полномочий. В марте 2016 года Мусаев подписал постановление о передаче крупного земельного участка на территории Махачкалы компании АСПК за 1,1 миллион рублей при рыночной стоимости земли в 81 миллион рублей.

А в феврале того же года прошла целая серия арестов, в ходе которых были затронуты и приближенные Абдулатипова. Уголовное дело было возбуждено против главного архитектора Махачкалы Магомедрасула Гитинова, ранее руководившего Дагестанской сетевой компанией и являвшегося супругом племянницы Рамазана Гаджимурадовича. Гитинов тоже обвинялся в превышении должностных полномочий.

В конце концов, 5 февраля 2018 года был арестован и сам Абдусамад Гамидов. Одновременно были задержаны и двое его заместителей Шамиль Исаев и Раюдин Юсуфов, а также бывший министр образования Шахабас Шахов.

Шахабас Шахов

Можно отметить, что последний являлся давним соратником Абдулатипова. Всех троих Следственный комитет считает членами организованной преступной группы, которая поставила на поток хищения госсредств, выделяемых на социальные нужды региона. Ущерб от хищений следствие оценило более чем в 100 млн. рублей. Несколько позже врио главы Дагестана Владимир Васильев отправил все правительство республики в отставку.

Махинации чиновников Дагестана

В уголовном деле присутствует сразу несколько эпизодов: покупка по завышенной стоимости здания под детский сад, махинация с фиктивной приемкой работ по реконструкции спецприемника для нелегалов и хищение денег на создание инженерных коммуникаций для турбазы «Орлиное гнездо» в поселке Гуниб, Гунибского района Дагестана.

Обыски в роскошных домах членов правительства Дагестана широко освещались видео-релизами Следственного комитета. У Абдусамада Гамидова были найдены «золотой пистолет ТТ», «Беретту» и пистолет Макарова, два автомата Калашникова, а также патроны. При этом согласно декларации Гамидова, за 2016 год он заработал 1 973 661 рублей (порядка 165 тысяч в месяц). В собственности же у него по бумагам только жилой дом общей площадью 44,8 кв. м и дача площадью 224,9 кв. м., в пользовании — два земельных участка (600 и 230,9 кв. м), а собственного автомобиля и вовсе нет. Сам Гамидов заявил, что ждал силовиков и даже в связи с этим отправил жену с двумя детьми в другой город, при этом добавив, что дело «шито белыми нитками».

Абдусамад Гамидов в суде

На этом операция силовиков не закончилась. Уже после задержания Гамидова, было возбуждено сразу два уголовных дела против экс-главы администрации города Кизилюрт Устархана Алюкова, которого подозревают в превышении должностных полномочий. Под угрозой оказался близкий Абдусамаду Мустафаевичу банк «Эльбин». Кроме того прокуратура Избербаша выявила конфликт интересов между мэром города Абдулмеджидом Сулеймановым и его сестрой Шамай Асадулаевой – директором «Избербашской школы-интерната». Несмотря на то, что Гамидов находился в конфронтационных отношениях со своими двоюродными братьями Сулеймановыми, последние все равно могут попасть под удар в условиях борьбы за «наследие» мекегинского клана. По некоторым сведениям, республиканская власть будет избавляться от мекегинцев на всех уровнях.

Ожидается, что на смену арестованным к власти в Дагестане придут управленцы, максимально далекие от команды Абдулатипова и Гамидова. Исполняющим обязанности председателя правительства республики Дагестан был назначен «варяг» – выходец из Татарстана Артем Здунов. При этом сам Здунов не исключил, что в состав правительства войдут, в том числе, и местные кадры. Новый премьер и сам ранее фигурировал в коррупционном скандале. Будучи министром экономики Татарстана, Артем Алексеевич подозревался в сговоре с супругой главы Ассоциации предприятий малого и среднего бизнеса Татарстана Марианной Халлиулиной, которая была арестована по делу о многомиллионных махинациях с субсидиями бизнесменам по программе « Лизинг-грант».

Абдусамад Мустафиевич Гамидов является одним из лидеров влиятельного в Дагестане мекегинского клана. Гамидов почти двадцать лет занимал должность министра финансов республики, а когда Дагестан возглавил Рамазан Абдулатипов, получил повышение до председателя правительства. При этом данный северокавказский регион считается не только одним из самых коррумпированных, но и одним из самых криминализированных в России. Сегодня Центр всерьез взялся за него, запустив антикоррупционную кампанию, которая затронула не только приближенных Абдусамад Мустафиевич, но и его самого. Удастся ли окончательно встроить Дагестан в вертикаль власти или же эффект в очередной раз будет носить временный характер, на данный момент остается вопросом.

mzk1.ru

Компромат | Досье | Скандалы

skandaly.info

Человек стоит на вершине

Человек стоит на вершине. Руки распростерты, как крылья. Вдали плещутся лазурные волны Каспия. За спиной – обрыв, с высоты которого, как на ладони, видны бескрайние приморские дали Дагестана. Старое фото, на котором запечатлен Гамид Мустафаевич Гамидов – человек­легенда, известный спортсмен, молодежный лидер, потом – бизнесмен, банкир, депутат Государственной Думы России, министр финансов Дагестана.

Красивый, сильный, умный. Наверное, в тот миг на этой головокружительной высоте им овладело ощущение полета над родным горным краем, своей прекрасной родиной, которую он любил больше жизни. Возможно, поэтому, когда Гамидов заработал первые серьезные капиталы, открыв один из самых известных и успешных банков в республике и став депутатом Госдумы России, он сразу же купил собственный вертолет, чтобы летать в самые отдаленные точки Дагестана и видеть жизнь людей, жизнь, которую он искренне хотел изменить к лучшему.

Гамид Гамидов любил небо, часто был вынужден летать по работе, и о нем самом говорили так, как обычно принято говорить о воздушном лайнере: быстро взлетел и набрал высоту. Прерванный полет – именно так многие охарактеризовали его неожиданную гибель. Прирожденный лидер, способный спортсмен, офицер запаса, талантливый экономист. В жизни Гамидов действительно всегда был на высоте, покоряя вершину за вершиной: получил высшее образование, создал семью, воспитывал детей, с нуля создал любимое дело, всегда и во всем был впереди, и многие прочили ему блестящую политическую карьеру. К сожалению, его планам не суждено было сбыться… Покушение на него стало, пожалуй, самым громким политическим убийством в современной дагестанской истории. Тогдашний глава Дагестана, Председатель Госсовета республики Магомедали Магомедов назвал эту трагедию выстрелом в сердце Дагестана.

Гамид казался старше своих лет даже тем, кто не был его моложе. Всегда выделялся и смотрелся особняком, но не потому что хотел этого или был заносчивым. Сама природа наделила его столькими талантами, что он поначалу, наверное, даже и не знал, как с ними совладать. Ему все было интересно, он хорошо учился, всерьез увлекся спортом, но более всего он старался разобраться в экономических процессах, происходящих в стране, прекрасно осознавая, что именно здоровая экономика – ключ к благополучию людей. Он хотел изменить мир к лучшему, но никогда не видел себя в роли наблюдателя и статиста, наоборот, непременно хотел созидать и участвовать во всем лично.

Гамид Гамидов становился центральной фигурой, где бы он ни находился, чем бы не занимался. Сестра Гамида Мустафаевича – Баканай, вспоминает, что даже готовить научил ее старший брат, а мама, которую сын ласково называл Баби, всегда с гордостью приводила его в пример другим своим детям. Он был лидером в семье, с первых шагов в университете завоевал уважением и стал молодежным вожаком. Успехи в спорте добавили ему популярности, и авторитет Гамида распространился далеко за пределы вуза. Затем была работа в комсомоле и на производстве – хорошая жизненная школа, укрепившая характер и закалившая лидерские качества.

Смелый, решительный, целеустремленный, он всегда брал ответственность на себя. За семью, за друзей, за дело, которым занимался. Личность Гамидова никогда не укладывалась в заданные рамки, он опережал время, в котором жил. Он никогда ничего не разрушал, кроме стереотипов мышления. Созидая, менял вокруг себя мир и людей в нем, создавая свое гамидовское миропонимание. Его мировоззрение было новаторским и революционным, он многое смог бы сделать, имея громадный и так необходимый Дагестану финансовый и экономический опыт. Говорили: у него большое будущее, он еще многое успеет… Но, к сожалению, время, когда он как зрелая личность вошел в политику и сразу же громко заявил о себе, было циничным и жестоким. Не будучи способным желать кому­либо зла, он не подозревал, что против него, помогавшего всем вокруг без оглядки на национальность и религию, против него, человека, которого уважал весь Дагестан, затевается страшное…

Дагестан был для него не просто Родиной, скорее, путеводной звездой. Все свои мысли и поступки он соизмерял с надеждами Дагестана. Он видел свой Дагестан будущего – богатый, современный, способный конкурировать с самыми высокими мировыми достижениями во всех областях. Его емкий и содержательный предвыборный лозунг: «Дагестану мир и процветание» – на долгие годы остался памятником ему самому, как и все многочисленные добрые дела, которые он успел совершить за свою недолгую жизнь.

Дом Гамидовых никогда не был тихим семейным гнездом, это, скорее, был штаб, где собирались друзья, где намечались цели и принимались решения. Сюда приходили за помощью знакомые и незнакомые люди, здесь были рады каждому. Аура этого дома до сих пор сохраняет свою неповторимость, здесь все напоминает о Гамиде – личные вещи, портреты на стенах, похожие на него семеро детей и столько же внуков, которых ему не суждено было увидеть…

Время реформ, предоставившее людям невиданные до этого свободы, прежде всего в экономической сфере, давало новые возможности тем, кто желал изменить жизнь к лучшему, не боялся перемен и хотел лично участвовать в строительстве нового современного Дагестана.

Родина Гамида Гамидова – древнее дагестанское селение Мекеги, расположенное в Левашинском районе республики около живописного природного каньона. Сама природа этих мест, казалось бы, располагает к тому, чтобы здесь появились на свет сильные люди, похожие на величественные скалы. Мекегинская земля не обделена талантами, это село дало Дагестану немало видных деятелей. Отсюда родом министр внутренних дел республики Далгат Сурхаев, Герой России, генерал­майор милиции Магомед Омаров, мэр Каспийска Джамалудин Омаров, один из ведущих поэтов Дагестана Газим­Бег Багандов, почетный член академии художеств России Хаджимурад Алиханов, глава Избербаша Абдулмеджид Сулейманов, мэр Махачкалы и бывший спикер Народного Собрания республики Магомед Сулейманов и многие другие известные дагестанцы.

Но Гамидова на малой родине до сих пор почитают как самого известного своего земляка. Именно благодаря ему, о Мекеги узнали и заговорили не только в Дагестане и России, но и в мире.

В миниатюрном и красивом бронзовом сосуде в доме Гамидовых до сих пор хранится песок с побережья Кипра, присланный его близким другом Луисом Константину в память о незабываемой дружбе. Далекие и близкие друзья помнят Гамидова до сих пор… Помнят, как он помогал людям, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации, как поддерживал молодых спортсменов, превратив свой банк практически в альтернативное министерство спорта. Помнят, как возглавлял федерации двух ключевых для Дагестана спортивных видов – бокса и вольной борьбы, как именно под его руководством дагестанские спортсмены вновь стали демонстрировать заметные успехи. Помнят, как помогал деятелям культуры, ценя и возвышая любой талант. Своих младших братьев Гамид Гамидов рано приобщил к спорту – Абдусамад и Сиражудин Гамидовы добились серьезных успехов, став мастерами спорта международного класса по вольной борьбе, чемпионами международных, всероссийских и республиканских первенств. Абдусамад Мустафаевич продолжил дело брата, став после его гибели министром финансов Дагестана, а недавно возглавил Правительство РД. Сиражудин Гамидов избирался депутатом Народного Собрания Дагестана. Сестра Баканай возглавила банк «Эльбин», в создание которого Гамидов вложил столько сил.

Начало 90­х годов ХХ века.

После развала Советского Союза для страны настало сложное время – пора растерянности, неуверенности в завтрашнем дне, финансовой нестабильности. Деньги обесценивались за считанные недели. Заниматься банковским делом в такой обстановке, мягко говоря, было рискованно, но Гамидов не побоялся. Он всегда бросал вызов времени, трудности не могли сломить его боевой дух. Созданный им банк «Эльбин» сразу же стал лидером финансовой сферы республики. Для того, чтобы это произошло, надо было приложить немало усилий. Гамидову удалось наладить контакты с финансовыми кругами столицы и за рубежом, обеспечив стабильную работу своей кредитной организации в невероятно сложное время.

Гамид Гамидов мыслил и действовал масштабно, он создавал базисную основу для роста экономики Дагестана, изучал различные схемы оздоровления финансовой сферы, много раз ездил в зарубежные командировки, чтобы набраться опыта и внедрить увиденные передовые финансовые наработки в Дагестане. Москва, Нью­Йорк, Стамбул, Ларнака, Амман – деловые встречи и переговоры, новые друзья и партнеры, которые, безусловно, многое могли бы сделать для пользы республики, если бы не случившаяся трагедия.

Гамид Гамидов был настоящим героем. Судьба не раз предоставляла ему шанс показать незаурядные качества своего сильного характера. Но наиболее ярко это проявилось 9 января 1996 года, когда банды боевиков захватили городскую больницу в дагестанском Кизляре и взяли в заложники несколько тысяч мирных людей, в том числе беременных женщин из родильного отделения. После этого начались переговоры между правительством Дагестана и террористами. Одним из первых, кто отправился к месту событий, был депутат Государственной Думы Гамид Гамидов. Он сделал все, чтобы не допустить кровопролития, лично участвовал в переговорах, стараясь удержать ситуацию под контролем. На следующий день боевики потребовали предоставить коридор, чтобы дать им возможность уехать в Чечню. В результате переговоров удалось договориться с бандитами, чтобы они отпустили часть детей и женщин. В качестве гарантов безопасности в добровольные заложники к боевикам пошли Гамид Гамидов, Гаджи Махачев, Магомедсалих Гусаев и еще несколько человек из руководства республики. Бандиты на нескольких автобусах с заложниками переехали в Первомайское, после чего началась долгая и трагическая осада этого села. Благодаря бесстрашию Гамидова в те дни удалось спасти сотни жизней. За мужество и самоотверженность, проявленные при исполнении гражданского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни, указом Президента России от 12 июля 1996 года Гамид Гамидов был награжден Орденом Мужества. А через месяц его убили… Он не боялся смотреть смерти в лицо и разговаривал с террористами напрямую, но упредить удар тех, кто привык стрелять в спину, не сумел…

20 августа 1996 года. Вторник. Обычный рабочий день. Гамид Гамидов, как всегда, рано утром энергично собирается на работу. Обычно неразговорчивый и сосредоточенный с утра, он почему­то долго не может выйти из дома, задержавшись на пороге, разговаривает с супругой Мариной. Не доезжая до входа в Министерство финансов, кортеж министра притормозил. Гамидов выщел, чтобы поговорить с женщиной, которая уже с утра пришла к зданию Минфина, как и многие другие люди, которые тогда обращались к Гамидову за помощью и находили его дома или на работе. Приходили не зря, ведь знали, что отказа не будет. Была ли эта незапланированная остановка частью дьявольского плана убийц – ведомо лишь Всевышнему. Через секунды раздался адский взрыв, и следом наступила оглушительная тишина. Гамидов погиб в 42 года, в расцвете лет, погиб, делая шаг навстречу тому, кому хотел помочь в очередной раз…

Почти два десятилетия прошли с того трагического дня… Но Гамид Мустафаевич всегда среди нас, потому что оставил после себя такое наследие, которым по праву могут гордиться его дети и земляки. Боль утраты до сих пор в сердцах его родных, и даже сейчас он своим примером и доброй памятью, оставленной о себе, дает им силы жить. В рассказах супруги Гамида Мустафаевича Марины, которую язык не поворачивается назвать вдовой, образ мужа оживает в каждом воспоминании о нем, в каждом слове и жесте…

Имя Гамида Гамидова увековечено в названии проспектов, улиц и дворцов спорта. В республике проводятся спортивные соревнования, посвященные памяти славного сына Дагестана. Но ценнее всего – живая память его друзей. Гамид Мустафаевич живет в воспоминаниях всех, кому он успел помочь, всех, знавших Гамидова лично, да и просто разделявших его взгляды единомышленников, как и он, мечтающих видеть Дагестан мирным, процветающим и сильным.

В трагические дни гибели Гамида Гамидова очень емко выразил ощущения многих дагестанцев от этой потери Рамазан Абдулатипов. Закончу его словами, под которыми могли бы подписаться многие наши земляки.

«Редко кому из нас удается оценить человека, брата, друга при его жизни. Как говорится, «потерявши плачем». Плачем от обиды, что уничтожен талант, потеряна весомая часть потенциала возрождения Дагестана.

Гамид Гамидов меня, как и многих других, называл старшим братом. Но он не сберег себя, а мы не сберегли его. Убивая таких людей, мы убиваем Дагестан. Цивилизованным и благополучным становится лишь тот народ, который бережет, прежде всего, свой человеческий потенциал, своих талантливых и мужественных сыновей и дочерей. Пока же Дагестан растрачивает себя. Отсюда и нищета нашего духа, нашей экономики, науки и производства.

Друзья Гамида живы. И наш долг – воплотить его мечты в жизнь народов Дагестана – обеспечить всем мир и процветание. И Гамид вместе с нами в созидательных делах».

P.S. Два с половиной года назад в доме Гамидовых снова зазвучал голос Гамида, его имя, внешнее сходство с дедом, заразительный смех и пронзительный взгляд достались по наследству маленькому

Гамиду Гамидову – наследнику старшего

сына Гамида Мустафаевича – Муртазали…

prodji.ru

Саид Гамидов: «Я не предавал Азербайджан»

24-летний Саид Гамидов, являющийся продолжателем борцовской династии Гамидовых, провел яркую серию схваток на прошедшем чемпионате России в Одинцово и заслуженно завоевал бронзовую медаль. До последнего времени он выступал за сборную Азербайджана, но решил вернуться на малую родину. Как борец оценивает первое за 7 лет выступление в России, почему не считает, что предал Азербайджан и как относится к ситуации с арестом дяди Абдусамада Гамидова? Об этом и многом другом – в эксклюзивном интервью перспективного тяжеловеса «Махачкалинским известиям».

«СДЕЛАЛ ЗАХВАТ, БРОСИЛ, ПОЛОЖИЛ»

– Саид, прежде всего, хочу поговорить о чемпионате России. В четвертьфинале ты без особых проблем разделался с чеченцем Анзором Болтукаевым, который, к слову, далеко не последний спортсмен в сборной. Волновался перед схваткой?

– Волнение, конечно, было. Оно должно быть всегда, и излишняя самоуверенность до добра не доводит. У меня был хороший настрой, я собирался провести схватку от начала до конца. Но понимал, что устану, потому что соперник действительно очень хорош. Анзор – участник Олимпийских игр, призер чемпионата мира. Он, насколько мне известно, выбыл из строя на некоторое время из-за травм. И мне кажется, что в тяжелом весе ему чуть сложнее, чем в 97 кг (обычно Болтукаев выступает в весовой категории до 97 кг. – Прим. «МИ»). Не сказал бы, что схватка прошла для меня легко, наоборот, было тяжело. Просто в этот раз по воле Всевышнего победил я.

– К слову, о разнице в весе. Ты почувствовал, что был тяжелее Болтукаева?

– Наверное, да. От того, что я более тяжелый, он начал быстрее уставать. Думаю, ему было непросто со мной бороться.

– В полуфинале ты встретился с другим чеченцем – Анзором Хизриевым. С первых секунд встреча пошла в твою пользу, и ты провел четырехбалльный прием. Но во второй половине первого периода схватка приобрела немного другой характер и завершилась досрочной победой Хизриева. Что пошло не так?

– Все (улыбается). Да, вначале получилось провести хороший бросок. Потом я, видимо, поймал кураж, хотя следовало подойти к этому с холодной головой, охладить пыл соперника, успокоить схватку. Просто сделал ошибку, не надо было мне заходить в этот захват, тем более с соперником, который умеет создать момент.

– В утешительной схватке за бронзовую медаль ты встретился с еще одним чеченцем – Адланом Ибрагимовым, которого победил эффектным броском и туше. Изначально настроился на досрочное завершение?

– Настраиваться на досрочное завершение в тяжелом весе и вообще во взрослой борьбе не очень правильно. Это нужно быть суперпрофессионалом. Все получилось так, как получилось. Сделал захват, бросил, положил. Заранее никогда не угадаешь, чем все закончится. Тем более что соперники не с улицы пришли.

– Вообще схватка за бронзу отличалась от двух других своей неспортивностью, если можно так выразиться. В начале встречи Ибрагимов ударил тебя, за что получил предупреждение, а после поражения ушел, не пожав руку. Тебя это как-то задело?

– На ковре была достаточно жесткая борьба. Быть может, ему показалось, что я ему нагрубил. Но все было в рамках правил. А то, что руку не пожал, может, опять же ему показалось, что я грубо боролся. Но в раздевалке мы увиделись и пожали друг другу руки. Между нами нет никаких обид.

– Ты стал единственным, кто смог завершить утешительную схватку, тушировав соперника. А чего стоит бросок в твоем исполнении! Многие назвали его фантастическим и сравнили тебя с немцем Дитрихом Вильфридом, который в 1972 году провел прием, названный впоследствии «броском века»…

– Не согласен. Это далеко не бросок века. Чтобы сделать что-то подобное, нужно тренироваться долго и упорно.

 

«О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ РЕЧИ НЕ ИДЕТ»

– Этот чемпионат России стал для тебя первым за семь последних лет. С 2011 года ты выступал за команду Азербайджана. Причем довольно успешно. С чем связано желание вернуться на Родину?

– Это время отложилось у меня в голове приятными воспоминаниями. В Азербайджане у меня много друзей, тренеров, с которыми я хорошо общаюсь. Но после соревнований 2016 года я немного отошел от борьбы, перестал тренироваться, были микротравмы. А потом захотелось вернуться домой. Здесь своя атмосфера, свой тренировочный процесс. Я посоветовался с семьей, и мы решили, что так будет лучше.

– Интересно, что азербайджанские СМИ не очень лестно отозвались о твоем решении уйти из сборной, намекая на предательство. Как это прокомментируешь?

– СМИ всегда хочется навести интригу, чтобы говорили, обсуждали. По сей день, когда я встречаю своих тренеров из Азербайджана, мы очень тепло общаемся. Ни о каком предательстве не может быть и речи. Я вернулся на свою родину. Рассуждая так, всех, кто идет в Азербайджан, тоже можно назвать предателями.

– А что тренеры? Узнав о твоем решении покинуть сборную, они попытались тебя остановить?

– Я не боролся и не тренировался больше года. Может, они даже позабыли обо мне (улыбается). Никто не стал сопротивляться. Попросили открепление и отпустили. Все, что я мог дать Азербайджану, я уже отдал.

– Были ли какие-то проблемы с возвращением на родину? Как вообще осуществляется этот процесс?

– Это достаточно сложно. К примеру, нельзя переходить из страны в страну больше одного раза. И если я все же сменил гражданство, то вернуться могу только в свое государство (то есть Россию). Второй момент заключается в том, что нельзя уйти из сборной без ее согласия. Поступает бумага в главный офис UWW, вносишь определенную сумму, и осуществляется переход. Это если сама страна, за которую ты выступал, не будет против.

«РАЗНИЦА ЕСТЬ»

– Почувствовал ли разницу с возвращением в Россию? Где тебе, как борцу, лучше?

– Конечно, почувствовать разницу за столь короткий срок, будет сложно, но она все же есть. К примеру, очень большой ажиотаж создается вокруг чемпионата России, везде пишут, говорят. У нас народ, который любит борьбу. Атмосфера другая, в сборной по-другому. Здесь все живут этим. В Азербайджане тоже неплохо, но мы ведь борцовская держава. Разница есть.

– Сейчас ты тренируешься в родной школе имени Гамида Гамидова. Вопрос с личным тренером остается открытым?

– Моим личным тренером на сегодняшний день является Арсен Шахвалиев, но тренировочный процесс в школе Гамида Гамидова идет под руководством Анвара Гаджимагомедова. В дальнейшем будет видно. Могу попробовать поработать и с другими наставниками, чтобы принести пользу российской сборной. У нас есть много выдающихся спортсменов и тренеров: Абдусалам Гадисов, Хетаг Газюмов, Махач Муртазалиев. Можно и с ними попробовать.

– Планируешь ли работать с Гайдаром Гайдаровым, который секундировал тебя на чемпионате в Одинцово?

– С Гайдаром (старший тренер сборной Дагестана по вольной борьбе. – Прим. «МИ») я знаком уже много лет. Он нам как старший – всем борцам. Всегда помогает подсказками, настраивает психологически. Конечно, я буду работать с ним в сборной Дагестана, тем более что у него большой опыт тренерской деятельности.

– Твое возвращение в сборную уже прокомментировал главный тренер российской сборной Дзамболат Тедеев. Он считает, что ты способен усилить конкуренцию в тяжелом весе.

– Это его мнение. А я ведь не могу хвалить себя или говорить плохо. Буду стараться. Если главный тренер сделал такое заявление, то это уже маленький успех. Нужно просто соответствовать.

– Кого ты видишь главными конкурентами внутри России?

– Много хороших ребят. Они все конкурировали между собой, а я пришел к ним, можно сказать, издалека. Есть соперники, например, финалисты чемпионата России. Все очень техничные, и все могут составить конкуренцию. За счет этого и растет вольная борьба.

– Говоря о росте вольной борьбы, тяжелый вес считается ахиллесовой пятой сборной Дагестана. С чем, по-твоему, это связано? И будут ли улучшения в этой ситуации?

– Думаю, да. Этот вес всегда был закреплен за Дагестаном. Достаточно вспомнить Курамагомеда Курамагомедова, Биляла Махова, Бахтияра Ахмедова. И я не считаю, что сейчас все так плохо. Последний «Ярыгинский» в этом весе выиграл Мурадин Кушхов, сейчас он, конечно, проиграл Анзору Хизриеву. Но это дело случая. Думаю, что все у нас будет нормально.

«ПЛОХ ТОТ СОЛДАТ…»

– Перейдем к планам. Чемпионат окончен и ты, заняв третье место, уже не сможешь отобраться на чемпионат мира в Будапеште?

– Шансы всегда остаются. Но есть чемпион России, которому мы будем помогать на сборах, чтобы он хорошо подготовился к чемпионату мира. А я пока буду набираться опыта на других турнирах.

– В планах какие-то конкретные турниры?

– Да, может быть, поеду на Гран-при Александра Медведя в Минске или на Мемориал Циолковского в Польше. Это ближайшие старты. А дальше будут решать тренеры.

– Есть ли в задачах отбор на Олимпиаду – 2020 в Токио?

– Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Любой спортсмен с детства желает быть победителем Олимпиады. Не у всех, конечно, получается, но постараться стоит.

«ОНИ ПОЙМУТ, ЧТО ЭТО БЫЛА ОШИБКА…»

– Саид, ты являешься продолжателем борцовской династии Гамидовых. Это как-то повлияло на твою карьеру и взгляд на спорт в целом?

– Конечно. У меня спортивная семья. Мои старшие братья, дяди, сам отец выступали в молодые годы. Дяди добились хороших результатов, становились чемпионами мира и Европы. Отца (Гамида Гамидова – экс-министра финансов РД, погибшего при теракте 20 августа 1996 года. – Прим. «МИ») я, к сожалению, не помню, но тот факт, что он занимался вольной борьбой, не дал мне других шансов (улыбается).

– А какую роль в становлении сыграл твой дядя Абдусамад Гамидов?

– Самую большую. Он и дядя Сиражудин (младший брат Абдусамада Гамидова. – Прим. «МИ») с детства заботились обо мне. Благодаря им я и тренировался до сих пор. Ни один турнир не проходил без их поддержки – моральной и психологической.

– Не могу не спросить. Как ты относишься к ситуации с арестом экс-председателя Правительства РД Абдусамада Гамидова? Это как-то повлияло на тебя?

– Это просто недоразумение. Ошибка. Он человек, который работал на благо республики всю свою жизнь, помогал многим людям, спортсменам. Каждый из сборной республики может подтвердить это. Особое внимание уделял нуждающимся. А то, что происходит сейчас, не имеет ничего общего с правдой. Я думаю, что все будет хорошо. Они поймут, что это была ошибка.

Нурмагомед АСТАРХАНОВ

www.midag.ru

Гамидов Гамид Мустафаевич

Окончил Дагестанский государственный университет имени В.И.Ленина, экономист. Спортсмен, мастер спорта СССР по вольной борьбе. Кандидат экономических наук. Действительный член Международной академии наук Сан-Марино. Автор монографии по банковскому и кредитному делу. Депутат Государственной Думы . Буйнакский округ N10, Дагестан. Член депутатской группы Новая региональная политика. Член Комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам (подкомитет по бюджетной системе и внебюджетным фондам). Гамидов родился в 1954 году, погиб 20 августа 1996 года.

Фильм о Гамиде Гамидове

Работал фрезеровщиком, служил в рядах Совесткой армии.

Окончил экономический факультет Дагестанского государственного университета. Организовал коммерческий банк “Эльбин”. Работал председателем его правления. В 1992 году назначен заместителем начальника Центробанка РФ по Дагестану.

По его инициативе организован благотворительный Исламский фонд. В свое время является председателем правления Дагестанского банка Сбербанка России. Председатель Федерации бокса и вольной борьбы Дагестана, президент футбольного клуба “Динамо”, город Махачкала. В ноябре 1993 года Гамидов был выдвинут кандидатом в депутаты ГД от Буйнакского избирательного округа N 10, Республика Дагестан.Всего в округе баллотировалось 10 кандидатов. К моменту голосования осталось 7. В голосовании приняли участие 72,98% избирателей. Гамидов получил 43,7% голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Член депутатской группы Новая региональная политика. Член Комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам (подкомитет по бюджетной системе и внебюджетным фондам).

Политические взгляды, позиция:

В предвыборной программе отстаивал позицию единства Дагестана с Россией.В то же время выступал за экономическое и культурное возрождение Дагестана. Уверен, что вытащить Дагестан из экономической пропасти можно только с помощью западных инвестиций и технологий. Настаивал на разработке проектов с участием западных фирм на паритетной основе стоимостью не менее 30 миллионов долларов. Такой, например, как проект по разведке в Ахтынском районе медно-рудного месторождения. Уверен, что нельзя допустить оттока русских из Дагестана. Для этого нужны законодательные акты, гарантирующие интересы русских. Предвыборную программу Гамидова возглавлял Эдмонт Мурей-советник по предвыборной кампании Президента США Билла Клинтона.

Гамидов погиб 20 августа 1996 года, утром, когда подъехал к министерству финансов. Взорвалась припаркованная рядом машина. Взрыв был настолько мощный, что были покалечены люди, находящиеся на приличном расстоянии от входа в министерство. Министр, вместо того, чтобы быстрее проследовать в офис, остановился у входа, чтобы выслушать какую-то женщину. Взорванного министра и находящихся рядом с ним людей собирали по частям. Гамидов был отличный финансист, трудоголик, способный организатор. Он был дерзким, смелым, уверенным в себе.

на фото Гамид Гамидов, с братьями Сиражудином и Абдусамадом.

www.mekegi.com

Гамидов Гамид Мустафаевич: биография, карьера, личная жизнь

Будущий российский государственный и общественный деятель появился на свет в селе Мекеги (Дагестан) 6 июня 1954 г. По национальности Гамидов – даргинец. С юности Гамид занимался спортом, став мастером по серьезному виду спорта – вольной борьбе. Хорошая физическая подготовка впоследствии очень помогла Гамидову выдерживать напряженный трудовой ритм.

После окончания армейской службы Гамидов получил высшее образование: он окончил Дагестанский госуниверситет, где учился на экономическом факультете. Характер будущего политика и видного экономиста закладывался именно в молодые годы.

В начале 90-х годов Гамидов обрел известность в обществе, став основателем коммерческой структуры «Эльбин Банк». Через некоторое время Гамид Мустафаевич возглавил Главное управление Центрального банка страны по Республике Дагестан. Через два года он стал руководителем республиканского отделения Сбербанка России.

В конце 1994 года Гамидова избирают депутатом нижней палаты российского парламента первого созыва. В Думе он входил в группу «Российские регионы». Принимал участие в работе комитета Думы по налогам, бюджету, банкам и финансам. Весной 1996 года Гамидова назначили министром финансов Дагестана. По этой причине он сложил с себя депутатские полномочия.

Гамидов занимался активной общественной деятельностью. Он стал одним из организаторов «Исламского фонда», занимавшегося благотворительностью. Гамидов возглавлял Федерацию бокса, а также Федерацию вольной борьбы Республики Дагестан, был президентом махачкалинского футбольного клуба «Динамо».

Гамидов – автор учебного пособия по банковскому делу.

Жизнь дагестанского политика оборвалась в результате теракта. 20 августа 1996 г. Гамидов с охраной поднимался по лестнице в Министерство финансов Дагестана. В этот момент взорвалась начиненная взрывчатым веществом автомашина, припаркованная возле здания. Взрыв разбросал куски автомобиля в радиусе полутора сотен метров. Гамидов и двое сотрудников его охраны погибли на месте, множество людей получили ранения. Заказчики и исполнители преступления по настоящее время не установлены.

После трагической гибели Гамидова пост министра финансов республики занимал его младший брат Абдусамад, который в 2013 году возглавил правительство Дагестана.

В 2000 году сын Гамида Гамидова, Джамал, в возрасте восьми лет был похищен. Он провел в плену более трех лет, после чего был освобожден.

Гамид Гамидов так говорил о своей жизненной позиции: чтобы жить для себя, нужно жить для других. Своей совестью он считал дагестанский народ. Дагестанцы бережно хранят память о своем знаменитом соотечественнике.

www.kakprosto.ru


Смотрите также