Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Скрипачка алена баева биография


Алена Баева, неограниченные возможности…

Печать

20 Марта 2015, 15:56 Российская скрипачка, выпускница Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского, лауреат международных конкурсов

Родилась в 1985 году в семье музыкантов. Начала обучение игре на скрипе в пять лет в Алма-Ате (Казахстан) в классе О. Даниловой. В шесть лет впервые выступила в сопровождении оркестра. С 1995 г. училась в ЦМШ при Московской государственной консерватории имени Чайковского. В 2003 году по приглашению М. Ростроповича прошла стажировку во Франции. В 2007 году закончила Московскую государственную консерваторию имени Чайковского (класс профессора Э. Грача). Стипендиатка Фонда М. Ростроповича и Фонда инвестиционных программ (Москва). Участвовала в мастер-классах: Ш. Минца, И. Гендель, Б. Гарлицкого, М. Венгерова.

Лауреат конкурсов:

  • 2007 – Международный конкурс скрипачей, Сендай, Япония (золотая медаль и приз зрительских симпатий);
  • 2005 – Лауреат конкурса Королевы Елизаветы, Брюссель;
  • 2004 – Второй Московский международный конкурс скрипачей имени Паганини, Москва (Гран-при);
  • 2001 – XII Международный конкурс имени Г. Венявского в Познани (I премия, золотая медаль и 9 специальных призов, включая специальный приз за лучшее исполнение произведения современного композитора);
  • 2000 – Международный конкурс им. Т. Вроньского для скрипки соло в Варшаве (I премия и специальные призы за лучшее исполнение произведений Баха и Бартока, самая младшая участница конкурса);
  • 1997 – Международный юношеский конкурс скрипачей в Клостер-Шонталь, Германия (I премия и специальный приз за лучшее исполнение виртуозного произведения).

Активно принимает участие в различных международных фестивалях, таких как «Звезды в Кремле» (2001), фестиваль в г. Туре (Франция, 1995-1999), «Виртуозы XXI века» (США, Карнеги-холл, 1999), «Скрипка в Лувре» (Париж, 2004) и многих других – в России, Словении, Австрии, в Крыму, в Греции, Швейцарии и т.д

В 2004-2005 гг. играла на скрипке Антонио Страдивари.

Алена, расскажи о своих впечатлениях от наших уроков вождения.

Вначале я не умела практически ничего. Права у меня, конечно, есть, но я училась года четыре назад, давно не садилась за руль, а хорошей практики у меня никогда не было. Вождение – это я начала понимать уже в первый день – дело не такое простецкое, как может показаться на первый взгляд. Нельзя ездить на автомобиле так же, как дети катаются на велосипеде, – просто так, беззаботно и безалаберно. Нужно все пропускать «через голову», и приступать к делу с внутренним спокойствием и сосредоточенностью. Перед тем, как выехать на площадку, мы долго с Димой Соколовым разговаривали, он объяснял, рисовал схемы, выстраивал общую картину. Я слушала с открытым ртом, потому что не представляла, что в этом может быть столько тонкостей, столько секретиков. И это не какие-то мелочи или готовые наборы движений. Самое интересное – это принципы, подход, отношение к управлению автомобилем. Наверное, в своем материале он это описал.

Спецпроект: Хороший водитель за 7 дней

Управление автомобилем имеет что-то общее с игрой на инструменте?

Имеет. Называется по-разному, но, в общем-то, это одно и то же, потому что управление автомобилем и управление инструментом – прежде всего управление собственным телом. И еще – внутреннее внимание.

В случае с игрой – это слух, потому что ты должна слушать то, что происходит, и чем внимательнее, тем больше шансов у тебя лучше играть и совершенствоваться. То же самое с вождением: если ты внимательна к своим ощущениям, если возникает обратная связь, то вождение становится безумно интересным.

А каким-нибудь спортом ты занималась?

Я не занималась спортом специально, потому что мое времяпрепровождение было другим. Спорт подразумевает в первую очередь регулярность, у меня именно такими были занятия на скрипке, но я всегда очень любила двигаться, а совсем в раннем детстве никогда не упускала случая полазить по деревьям. А последний мой опыт, который предшествовал вождению автомобиля, – управление самолетом. Это был мой первый визит в Сан-Франциско, мне попался очень хороший инструктор, который за два урока все рассказал, показал и в какой-то момент скомандовал: штурвал на себя! И мы полетели. Это было здорово!

В игре на скрипке и вождении есть разница между просто удовольствием и работой?

Есть удовольствие, которое получаешь от работы, и есть удовольствие, которое получаешь от свободы полета. В последнее время я чувствую, что просто физически привязана к ощущению блаженства, когда музицирую с друзьями. Это ни с чем не сравнимо, это специальный вид удовольствия, и мне хочется все время воспроизводить это ощущение. С автомобилем, как я поняла, важно не поддаваться на провокацию, не терять чувство реальности. А еще не делать какие-то вещи уж совсем на автомате, не превращать все в рутину и в элементарный процесс передвижения – мне кажется, это нечто большее. В общем, в этой работе есть место удовольствию.

А музыка занимает тебя на 100% или остается время на что-нибудь еще?

Очень многое я хотела бы делать хорошо. Список вещей, которыми мне нравилось заниматься в подростковом возрасте, был огромным, а под кроватью всегда лежала большая стопка книг, которые я читала одновременно. Я, например, стреляю из лука немножко, и у меня получается. Это тоже связано с контролем своего тела, и когда ты смотришь в прицел и понимаешь, что можешь попасть два раза в одно и то же место, в самое «яблочко» – это удивительное ощущение. Но когда у тебя 12 концертов в месяц, а такое бывает, то это такой круговорот, в котором ничего больше не успеваешь. Но у меня замечательная профессия. Приезжаешь в другой город, час или полтора репетируешь перед вечерним концертом, а потом можешь гулять и смотреть.

Ты уже полмира объездила?

Уже очень много где была. Получаю огромное удовольствие. В 10 лет меня Париж как-то не так впечатлял, как в 17. И стоит мне побывать в каком-то хорошем месте, я загораюсь, и мне хочется там немного пожить, особенно, если там есть друзья.

Только на фейсбуке у тебя их 1200! Они все музыканты, кроме меня? Откуда они берутся?

О, этот волшебный мир камерной музыки! Это невероятное удовольствие – играть трио, квартеты, квинтеты. Мы собираемся вместе и играем на многочисленных фестивалях, которые проходят круглый год, особенно летом, практически в каждом крупном и маленьком городе в Европе, в мире и даже у нас. Музыканты встречаются, общаются, музицируют вместе, придумывают что-то новое, возникают новые творческие союзы и большие планы на будущее.

С какого возраста ты занимаешься?

Это был внутренний, осознанный порыв или мама с папой сказали: «На, дочка, держи инструмент, играть будешь»?

На самом деле у меня мало детских воспоминаний. Изначально, я помню, мы дома все время и с большим удовольствием пели: папа под гитару, мама предпочитала рояль. И в детских садиках я хорошо пела. Помню музыкальную школу. Мама показывает мне кабинет хора и спрашивает: «Вот класс хора, будешь ходить?» Я, конечно, согласилась. Мама меня привела, я с удовольствием начала заниматься, как-то быстро все пошло….

В музыкальной школе сказали, что у девочки очень хороший слух, поэтому рекомендуют скрипочку.

Ну, я думаю, что почти. Абсолютный слух можно проверить, определяя высоту ноты в завываниях ветра. В принципе я могу, но иногда и ошибусь, но совсем чуть-чуть.

Какой нотой визжат тормоза на «Ауди»?

А в какой момент ты почувствовала, что музыка – главное дело твоей жизни?

На скрипке у меня получалась лучше всего. В принципе я больше ничего так хорошо не умею, как играть на скрипке. Хотя я еще очень хорошая мама. А вот о других вещах я так сказать не могу.

Тебя никогда не заставляли заниматься из-под палки? Сколько, например, в 10 лет ты тратила на скрипку каждый день?

Часа три – точно. В 10 лет я уже занималась сама. Первые 4 года мама ходила со мной на уроки – это необходимо для маленького музыканта, чтобы был человек, который помогает, который напоминает все, что говорил учитель, подсказывает во время самостоятельных занятий. Но потом я стала заниматься сама, а лет в 13–14 начала влюбляться в музыкальные произведения, так что просто слушала их целыми сутками по месяцу – например, концерт Брамса для скрипки и виолончели с оркестром. Это одно из первых произведений, в которое я просто влюбилась. И до сих пор влюбленности идут чередой...

Ну, очень много. Недавно я подумала, что, похоже, у Прокофьева нет произведений, которые я не считала бы гениальными. Раньше не так к нему относилась, как сейчас. Волшебный мир, который он создает, мне безумно нравится. Бетховен, конечно, тоже. Я думала, что не сыграю его концерт лет до 30 точно – не доросла. Но взялась и играю. Это, конечно, бездна. Это гениальный композитор, у него столько музыки – и камерной, и сонаты, – и сыграть можно настолько по-разному…

А откуда берется эта разница в исполнении?

Все зависит от внутреннего состояния в момент игры. С помощью скрипки можно сказать что-то такое, что по-другому никак не скажешь, выразить чувство, которое живет внутри тебя и получить от этого колоссальное удовлетворение. Поэтому даже давно сделанное произведение с готовой концепцией, много раз игравшееся с партнерами, в новом исполнении может звучать по-новому. Мне каждый раз самой интересно – а что получится на следующем концерте?

Музыка и скрипка – это отдельный мир, с довольно ясными границами. Это то пространство, где ты можешь укрыться и чувствовать себя там вполне комфортабельно, особенно если в обыденном мире что-то не ладится. Так?

 Музыка предоставляет неограниченные возможности человеку, который хочет ее или послушать или сыграть. Все, что ты хочешь, ты можешь получить. Это удивительно: если ты хочешь убежать, скрыться, – можешь убежать и скрыться. Если ты наоборот хочешь слиться с людьми в одно целое, передавать мысли, чувства и настроения без всяких слов, или получать радость от совместной игры, можешь это делать с таким же успехом. Все зависит от того, что ты ищешь.

Какое количество людей, даже из тех, что сидят в зале, и для которых ты стараешься, может реально оценить качество игры, распознать удачи и «косяки», гениальность или шарлатанство исполнителя?

Все. Или почти все. На самом деле у нас в стране есть небольшая проблема. Большинство людей думают, что классическая музыка – это что-то очень сложное, очень специальное и если нет образования, то вообще не поймешь, не разберешься. Это грандиозная неправда!

Некоторые считают ее скучной…

Ну, ни ритма, ни электрогитар, мелодию так просто не насвистишь.

Да, единственная категория людей, которых я не понимаю, это те, кому все время необходим ритм. Не могу себе объяснить, от чего же они получают удовольствие: от однообразия, от уровня децибел? И кроме того, у нас в стране очень много народу немножко испорчены музыкальными школами с советской – невероятно строгой – системой обучения.

Заниматься разве не нужно?

Держать ВСЕХ детей, которые приходят в музыкальную школу, в такой строгости точно не нужно.

А тех, кто хочет чего-то достичь, они 3 часа в день на это должны потратить?

Я думала об этом. На Западе заставлять детей в принципе не принято. Очень многие наши педагоги, которые уехали туда преподавать, сразу увидели разницу. Сожмешь руку ребенка чуть больше, чем нужно, и родители тут же обвинят учителя в насилии. Там ругать не принято, там совершенно другое к этому отношение. И посмотрите, как много людей играют на инструментах! И они не говорят: «Слава Богу, я закончил музыкальную школу и больше никогда не притрагивался к инструменту». Там такого нет, там многие люди просто любят музыку, но очень часто не могут сыграть то, чего хотят, потому что им не хватает умения, они в детстве не доработали. Хочу добавить, что очень много зависит от родителей и педагогов – собственно, как и в других областях. Я уверена, что если человеку нравится математика, у него способности – значит, у него был в какой-то период хороший педагог, который ему нравился, с которым ему было интересно.

У тебя уже двое детей. Судя по всему, они никак не мешают твоей карьере. Как ты с ними управляешься?

Всю свою жизнь хотела детей – чем раньше, тем лучше. И сил больше, и дружить с детьми, пока сама молодая, намного интереснее. Я и сейчас так считаю. Но раньше я думала, что родишь ребенка, отдашь его бабушке – и занимайся дальше своими делами. Время идет, а твой ребенок растет – здорово. А сейчас мне сложно отдать ребенка бабушке или няне, потому что я понимаю, что лучше меня его никто не воспитает – я немножко сумасшедшая мамаша. Я хотела бы быть с детьми все время. Потому что первые годы, хотя дети этого не помнят, влияют на всю жизнь. Поэтому я стараюсь брать их с собой во все поездки.

Все-таки уезжаешь из России?

Мы решили с мужем сделать такую базу в Люксембурге, откуда я смогу ездить на концерты в Европе, которых все больше. То, что сегодня я ехала три часа из своего подмосковного дома на репетицию в зал Чайковского – это уже перебор. Причем так постоянно происходит, совсем не разовый случай. Ты теряешь время, ощущаешь себя совсем ничтожной песчинкой в океане непонятно чего. А когда приезжаешь в Европу, чувствуешь спокойствие в воздухе, в лицах людей, понимаешь, что все нормально, что ты свободный человек. А тут у нас происходит такое… Придется уехать. Быть патриотом и поднимать свою страну? У каждой страны своя судьба. Я не думаю, что должна ее разделить, не чувствую себя ее частью. Я всю жизнь переезжала, начиная с пяти лет, когда в моем родном городе Оше началась гражданская война. Поэтому у меня нет чувства дома. Хотя Юрий Башмет, например, настоящий патриот, и говорит, если все уедут, то кто здесь останется? Но он удивительный человек, таких больше нет. Он изнутри безумно добрый, искренний. Любому, кто с ним общался, понятно, что у него нет никаких корыстных желаний. Он, как ребенок, живет, смотрит на мир и при этом остается мудрецом.

Лет пять назад, с самого первого нашего концерта. С одной репетицией мы сыграли концертную симфонию Моцарта – самое главное произведение, написанное для скрипки и альта с оркестром. Мне так понравилось играть, это была такая импровизация на сцене, живой диалог. У него нет никаких штампов, заготовок. Он не манерничает, ничего никому не доказывает, но он не может просто так сыграть ни одной ноты без личного отношения. Когда мы на сцене вместе, и он играет рядом, я испытываю огромное вдохновение. И начинаю играть лучше.

Март 2011 Журнал «Автомобили»

automobili.ru

Алена Баева: «Не люблю скрипичный “блеск”»

Алена Баева – одна из самых заметных звезд нового поколения российского исполнительского искусства. Молодую, красивую и яркую скрипачку успели полюбить во всем мире. Ей рукоплескали в Нью-Йорке и Брюсселе, Лондоне и Париже, в Иркутске и Сыктывкаре. Но чаще всего Баева играет в Москве – городе, где она стала профессиональным музыкантом, вышла замуж, родила сына. Алена не только прекрасный музыкант, но жена и мать уже двоих детей, что, согласитесь, не типично для артисток такого уровня. А еще Алена чудесный, открытый человек и совершенно очаровательная молодая женщина.

– Алена, где сейчас ваш дом?– В Люксембурге. С тех пор, как по приглашению маэстро Ростроповича я стажировалась и жила какое-то время во Франции, всегда мечтала обосноваться где-нибудь  в этих местах. И так вышло, что мы подружились с послом Люксембурга в Москве. Милейший человек, ходил на мои концерты и пригласил приехать в Люксембург. Это чудесное место, мне там понравилось, переезд не был сложным. И что для гастролирующего артиста немаловажно – оттуда удобнее ездить на гастроли, два часа перелета – и ты в любом городе Европы, до Москвы лететь четыре часа.

– Вы, наверное, уже и гражданство Люксембурга имеете?– Гражданство я смогу получить только через пять лет, если сдам экзамен по люксембургскому языку.

– Такой существует?– Конечно. Люксембуржцы безумно гордятся своим языком. У них все обучение в школах сейчас идет на своем языке. Хотя официально этот язык был признан лишь в 1984 году и еще не устоялся, это диалект немецкого, его грамматика развивается.

– Так вы уже начали его учить?– Пока нет, я говорю немножко на французском языке, который там тоже распространен, и хочу хорошо его выучить.

– Расскажите, пожалуйста, о своей семье, о ваших детях.– Мише шесть лет, ходит в первый класс английской школы, Лике четыре, тоже посещает садик. Только недавно начала оставлять детей дома, когда еду на гастроли. Раньше они всегда были со мной. У нас папа очень хороший и чудесная няня – справляются. Родители мои живут в России, поэтому видятся с внуками реже, чем хотели бы.

– Самый популярный вопрос о детях музыкантов: начали ли они уже заниматься музыкой?– Миша с рождения очень любит музыку. Вместе со мной слушает мои любимые классические произведения. В четыре года он попросил скрипку, на что я ему сказала: «Миша, это уже неинтересно, потому что я играю на скрипке, а вот виолончель гораздо красивее звучит». Я действительно так считаю. И он с удовольствием начал играть на виолончели, поступил в консерваторию. Не удивляйтесь: в Европе консерватория – это нечто вроде музыкальной школы. Там принимают с шести лет, но его взяли в пять потому, что он уже играл какие-то песни. К сожалению, когда меня нет, никто не может не то что с Мишей заниматься, но даже настроить виолончель.

– Значит, муж не музыкант?– Артем окончил Бауманский институт в Москве, физик-оптик, изобретатель и бизнесмен. Занимается новыми технологиями, человек творческий, увлекающийся. Конечно, мы во многом похожи. И очень здорово, что нам удается сохранять этот романтический настрой, может быт, потому, что мы видимся не так часто.

– И муж любит классическую музыку?– Обожает!

– Как он вас нашел, чем обаял? – Вы знаете, он действительно меня обаял. Пришел как-то  на мой концерт, после чего написал сообщение. В течение трех месяцев мы переписывались и стали лучшими друзьями. Невероятно! Все знаки сошлись, и, когда мы друг друга увидели, уже не захотели расставаться.

– Это судьба! А младшая Лика проявляет интерес к музыке? – Поет хорошо. Миша тоже ходит на хор, а также на рисование, на танцы, поэтому совершенно неизвестно, кем он будет. Главное, чтобы дети понимали и любили музыку. А станут ли они профессионалами – время покажет

– Обычно в семье музыкантов, как у вас, дети идут по стопам родителей, и это лучший способ вырастить профессионального музыканта, не так ли?– В нашей стране в основном – да. Но у меня много друзей, которые выросли в Европе и которых никто не заставлял заниматься музыкой. Им это приносило удовольствие, и они выросли замечательными музыкантами. Сами ходили на занятия музыкой. И дома занимались не так много, как наши дети, которых буквально натаскивают.

– Вы хотите сказать, что нет зависимости от количества часов, проведенных в детстве за инструментом, и качеством игры взрослого музыканта? – Я считаю, что есть. Просто золотая середина для каждого своя. Это зависит от того, в какой школе, в какой атмосфере ребенок растет, какой у него учитель, а также, насколько эффективно он занимается. Очень важно заниматься правильно. Конечно, я занималась довольно много, три-пять часов ежедневно. Это неплохо, потому что есть мышечные навыки, доведенные уже до автоматизма. Но профессия музыканта не только прекрасное владение инструментом, это образ жизни, образ мыслей. И, чтобы любовь к музыке переросла в настоящую профессию, могла приносить не только удовлетворение, но и какой-то доход, какой-то успех, необходимо обладать целым комплексом качеств, которые не всегда достигаются многочасовыми занятиями. Это книжки, которые ты прочитал, твой интеллект и мировоззрение.

– А что вам помогло стать большим музыкантом? – Вообще, не считаю, что я большой музыкант.

– Но вы играете в лучших залах, ваши концерты расписаны на год вперед, вас любит публика…– Это очень приятно – дарить людям какие-то хорошие эмоции, из того, что я делаю, – это самое важное. Мой путь во многом определила первая учительница Ольга Николаевна Данилова, у которой я начала учиться игре на скрипке первые пять лет в Алма-Ате. И у меня все так быстро пошло, что играла уже сложные произведения. А в десять лет меня одновременно позвали учиться в Москву профессор Эдуард Грач и в Германию профессор Захар Брон. В итоге я оказалась в Москве. У Эдуарда Давидовича Грача училась и в Центральной музыкальной школе, и в Московской консерватории. Увлеченно занималась, у меня была хорошая мотивация в виде детских конкурсов, потому что они поощряют амбиции в хорошем смысле. А потом пошла череда престижных международных конкурсов.

– Вы были стипендианткой детских благотворительных фондов?– Да, сначала в фонде «Новые имена», но не могу сказать, что считалась звездой, у них тогда были свои звезды. Большую роль в моем становлении сыграл Мстислав Леопольдович Ростропович, стипендианткой фонда которого я тоже была.

– Расскажите, как состоялась встреча с Ростроповичем?– Он услышал меня на концерте в Центре Галины Вишневской, ему моя игра понравилась. Маэстро предложил позаниматься с ним – это произвело на меня огромное впечатление и оказалось для меня чрезвычайно полезным. Энергетика у него была невероятная, он подзаряжал ею неограниченное количество людей сразу. Общение с маэстро открыло для меня новые горизонты исполнительства.

– А как вы оказались во Франции?– У Мстислава Леопольдовича родилась идея отправить меня и пианистку Катю Мечетину учиться в Парижскую консерваторию, и чтобы все это спонсировал его знакомый из французского банка. Отличная идея, но мы немножко опоздали со вступительными экзаменами. Тем не менее было решено, что мы отправимся туда и будем заниматься частным образом с педагогами, которых сами выберем. Это, конечно, изменило всю мою жизнь. Мы жили в доме его знакомых-юристов, пожилой пары, замечательных людей. Они знакомили нас со всем французским, начиная от кухни и Альп, заканчивая лучшими концертами Парижа. К сожалению, мы говорили на английском языке. И, когда затем я поехала в Нью-Йорк, меня принимали за француженку из-за сильного акцента. Конечно, это было замечательное время!

– Кто еще из известных музыкантов повлиял на вашу творческую судьбу? – Мне очень повезло, я встречалась со многими выдающимися музыкантами, у которых все время чему-то училась. Несколько раз посещала летние мастер-классы в Израиле у Шломо Минца, и он открыл мне совершенно другое видение музыки. Большое влияние на меня оказал Юрий Башмет, мы с ним регулярно выступаем. Он, конечно, гениальный, такого уровня музыкального чутья, интуиции и свободы вы мало у кого найдете. С детства я восхищаюсь Александром Рудиным, когда училась в ЦМШ, старалась не пропускать его концерты. Это был всегда настоящий праздник, любой, кто слушал Рудина, понимает, о чем я говорю. Он был моим педагогом по камерному ансамблю в консерватории. И стал «крестным отцом» нашего дуэта с замечательным пианистом Вадимом Холоденко. Рудин как-то  позвонил мне: «А почему бы тебе не поиграть с Холоденко? У меня такой талантливый пианист-первокурсник!» Мы начали с Десятой сонаты Бетховена для скрипки и фортепиано – это было предложение Вадима. До этого я, честно говоря, боялась играть сонаты Бетховена. С Вадиком мы с тех пор переиграли практически все сонаты Бетховена, стали постоянными партнерами по сцене. И я была безумно рада, когда в прошлом году Холоденко выиграл один из престижнейших конкурсов Вана Клиберна в Америке. А до этого победил на конкурсе Шуберта в Японии. Я отношусь к Вадиму как к родному человеку и музыканту, с которым мы понимаем друг друга с полувзгляда и можем играть вместе большой репертуар. Кстати, записали уже два диска.

– Если бы вас неожиданно попросили сыграть, какое произведение исполнили бы первым? – Мои пристрастия постоянно меняются. Только за последний месяц у меня было несколько влюбленностей. Я в первый раз сыграла Струнное трио венгерского композитора Эрнста Донаньи – абсолютный шедевр, не понимаю, почему его играют так редко. Просыпалась каждый день с этой музыкой и была счастлива, что могу это играть. Недавно вновь послушала изумительную арию Далилы из оперы «Самсон и Далила» Сен-Санса, и теперь мечтаю включить ее в свой репертуар. Думаю, на следующем концерте это будет первый бис.

– А вы любите исполнять виртуозную музыку, скрипичный «блеск», как, например, «Каприсы» Паганини?– Не очень. Практически не играю Паганини, в его музыке слишком много раз повторяется одно и то же, он не претендует на какую-то мысль. Первый «Каприс» мне нравится, он оригинальный, эффектный. Помню, как-то  Московская филармония заказала мне программу виртуозной музыки, это был как раз тот концерт, на который пришел мой будущий муж. Но мне так не хотелось играть такую музыку. Я выбрала сонату «Дьявольские трели» Тартини, переложение баллады Шуберта «Лесной царь» для скрипки соло Эрнста. Это совершенно бесполезная, на мой взгляд, вещь, очень сложная и никакой связи с Шубертом не имеющая. Затем шла «Кампанелла» Паганини. И под конец программы исполнила медленную часть скрипичной сонаты Форе. Она настолько красивая, как замерзшее озеро зимой, и сразу создает невероятное настроение. Я хотела заворожить слушателей, чтобы они поняли, в чем разница между виртуозной музыкой и настоящей. И мне это удалось, судя по тому, что Артем написал мне в сообщении: «Всякая виртуозная мишура у вас, конечно, здорово получается, но особенно мне понравилась медленная часть сонаты Форе».

– Но люди всегда ждут на бис что-нибудь  эффектное, бравурное. – Бис – это маленький приятный подарочек. Не думаю, что бис должен быть обязательно быстрым. В последнее время люблю играть на бис «Мелодию» Чайковского потому, что она чудесная, ты как будто с этой музыкой летаешь в облаках.

– Вы сейчас чаще выступаете в Европе или все-таки в России?– Больше половины моего графика составляют зарубежные концерты, но я очень много играю в России. Сейчас здесь огромный музыкальный рынок, большие города имеют свои оркестры, отличные концертные залы, например, в Екатеринбурге, Томске или совсем новый в Новосибирске.

– А какая она – публика в разных городах России? Ведь у нас есть более культурные города, есть менее…– Конечно, публика очень разная даже в одном и том же зале, и дело тут не в том, столица это или провинция. Для меня концерт – это прежде всего живое общение, и я не делаю различия между профессиональной публикой и непрофессиональной. Между человеком, который никогда не ходил на концерты классической музыки, завзятым меломаном и мною на сцене рождается невидимая связь, которая осуществляется посредством музыки. Глубоко убеждена, что музыка должна звучать везде, и не только в филармонии, не только в концертном зале, а в школах, в тюрьмах. Я собираюсь на следующий год сделать проект – ездить по тюрьмам и играть, потому что люди, которые там находятся, также нуждаются в уважении и в красоте.

Интервью вела Алла АлешинаФото предоставлены пресс-службой артистки

www.exclusive-magazine.ru

Страдивари за плечом и двое детей подмышкой/ Интервью Алёны Баевой

31 Октября 2014   ●  Ольга Юсова

Феерическая скрипачка Алёна Баева в конце сентября порадовала нижегородцев двумя концертами подряд. В первом с камерным оркестром «Солисты Нижнего Новгорода» под управлением Павла Герштейна она исполнила программу, состоящую исключительно из хитов скрипичного репертуара: ля-минорного концерта Баха, «Интродукции и рондо-каприччиозо» Сен-Санса, «Вальса-скерцо» Чайковского и его же «Мелодии» на бис. Во второй вечер были сыграны 7-я соната Бетховена для скрипки и фортепиано, переложение Поэмы для скрипки с оркестром Шоссона, Фантазия на темы оперы Бизе «Кармен» Ваксмана. На бис прозвучала 3-я ария Далилы из оперы Сен-Санса в переложении для скрипки. Партнёршей скрипачки выступила нижегородская пианистка Наталья Гринес. Концерты прошли в актовом зале старого здания Нижегородского государственного университета. По своим акустическим характеристикам это лучшая концертная площадка города, что стало благоприятным обстоятельством для показа всех возможностей великолепного инструмента работы Страдивари, на котором в настоящее время играет исполнительница.

yarcenter.ru

Баева, Алёна Михайловна - это... Что такое Баева, Алёна Михайловна?

Алёна Михайловна Баева (род. 1985) — российская скрипачка.

Биография

Алёна Баева родилась в городе Ош в Киргизской Советской Социалистической Республике (СССР) в семье музыкантов. Мать, узбечка напополам с татаркой, была пианисткой, а отец играл на контрабасе и бас-гитаре.[1]

Выросла и начала заниматься музыкой в Алма-Ате. С 1995 г. училась сперва в Центральной музыкальной школе, а затем в Московской консерватории (закончила её в 2007 г.) у Эдуарда Грача. Занималась также под руководством Шломо Минца.

В 2003 году по приглашению Ростроповича прошла стажировку во Франции.

С 1995 г. участвовала в международных музыкальных фестивалях в Туре, в 12 лет выиграла Международный юношеский конкурс скрипачей в Клостер-Шонтале, в 2000 г. Международный конкурс скрипачей имени Тадеуша Вронского в Варшаве (будучи при этом самой младшей его участницей), а в 2001 г. получила первую премию на престижном Международном конкурсе имени Венявского. В 2004 г. стала победительницей Московского международного конкурса имени Паганини, а в 2007 г. — Международного конкурса в Сендае.

С 2006 года принимает участие в ежегодном муждународном музыкальном фестивале Crescendo.[2]

Живет с мужем инженером Артемом Юхиным и детьми в Люксембурге.[3]

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Баева Алена Михайловна - Российская Скрипачка

Российская скрипачка. Лауреат Международных конкурсов скрипачей.

Алена Баева родилась 26 февраля 1985 года в городе Ош, Киргизия. В возрасте девяти лет замечена выдающимся Российским профессором Эдуардом Грачом, и в 1995 году по его приглашению переехала с семьей в Москву, где училась в Центральной музыкальной школе при Консерватории имени Чайковского до ее окончания.

     В двенадцать лет Баева выиграла Международный юношеский конкурс скрипачей в Клостер-Шонтале, а в четырнадцать, Международный конкурс скрипачей имени Тадеуша Вронского в Варшаве. Далее являясь ученицей десятого класса, стала победительницей престижного конкурса скрипачей имени Генрика Венявского в польском Познани.

     В 2004 году Алена Баева стала победительницей Второго Московского международного конкурса имени Паганини, что дало ей право играть в течение года на скрипке Страдивари, принадлежащей Генрику Венявскому. Через три года участвовала в Международном конкурсе в японском городе Сендай, где скрипачке присудили первую премию и приз зрительских симпатий.

     По приглашению Мстислава Ростроповича и при поддержке фонда Ростроповича прошла стажировку в Париже, что оказало большое влияние на любовь и приверженность скрипачки европейским ценностям. В 2006 в первый раз сыграла Концертную симфонию Моцарта с Юрием Башметом, после чего с Маэстро сыграно множество совместных концертов: от камерной музыки до Двойного концерта Бриттена.

     В 2007 году окончила Московскую консерваторию в классе Эдуарда Грача. Также, занималась под руководством Шломо Минца на мастер-классах в Израиле «Кешет Эйлон». Там же занималась с одной из величайших скрипачек ХХ столетия Идой Гендель, общалась и слушала уроки Иври Гитлиса, Итамара Голана и других выдающихся музыкантов.

     На февраль 2019 года участвовала во многих международных музыкальных фестивалях: «Звезды Белых ночей», «Безумные дни в Нанте». Несколько лет принимает участие в ежегодном международном музыкальном фестивале «Crescendo».

     Замужем, имеет двоих детей.

Победитель в Международном юношеском конкурсе скрипачей в Клостер-Шонтале

Победитель в Международном конкурсе скрипачей имени Тадеуша Вронского

Победитель престижного конкурса скрипачей имени Генрика Венявского

Победитель Второго Московского международного конкурса имени Паганини

ruspekh.ru

Алена Баева

Алёна Баева – одна из самых ярких скрипачек современности. Она гастролирует по всему миру, выступает с лучшими оркестрами и дирижёрами. 

Алёна родилась в 1985 году в семье музыкантов. Начала играть на скрипке в возрасте пяти лет в Алма-Ате в классе Ольги Даниловой. В Москве училась у профессора Эдуарда Грача – в Центральной музыкальной школе (1995–2002) и в Московской консерватории (2002–2007). По приглашению Мстислава Ростроповича в 2003 году стажировалась во Франции, с 2007 года совершенствовала мастерство в Академии Сейдзи Озавы в Швейцарии.

Начиная с 1994 года, скрипачка неоднократно становилась лауреатом российских и международных конкурсов. Победительница конкурсов в Новосибирске, Варшаве, Клостер-Шёнтале, имени Венявского в Познани; удостоена Гран-при II Московского Международного конкурса скрипачей имени Паганини (2004) с правом в течение года играть на скрипке Страдивари, принадлежавшей Генрику Венявскому. В 2007 году стала обладательницей золотой медали и приза зрительских симпатий на III Международном конкурсе музыкантов в Сендае (Япония). В том же году ей была присуждена российская молодёжная премия «Триумф». 

Алёна Баева выступает в лучших залах мира, среди которых Большие залы Московской консерватории и Санкт-Петербургской филармонии, Сантори-холл в Токио, Зал Верди в Милане, Концертный зал Лувра, Зал Гаво, Театр Елисейских Полей и зал штаб-квартиры ЮНЕСКО в Париже, Виктория-холл в Женеве, Карнеги-холл в Нью-Йорке и многие другие сцены. Постоянно принимает участие в крупнейших европейских музыкальных фестивалях, концертирует с ведущими симфоническими коллективами: оркестром Мариинского театра, MusicAeterna, Госоркестром России имени Е. Ф. Светланова, Заслуженным коллективом России Академическим симфоническим оркестром Санкт-Петербургской филармонии. В числе зарубежных оркестров – Израильская камерата, Лондонский, Люксембургский, Нидерландский и Страстбургский филармонические. Среди дирижёров, с которыми она выступала, – Владимир Федосеев, Валерий Гергиев, Владимир Юровский, Томас Зандерлинг, Кшиштоф Пендерецкий, Пабло Эрас-Касадо, Яцек Каспшик, Сакари Орамо, Казуки Ямада. Большое внимание Алёна уделяет камерному музицированию: её партнерами по сцене были Юрий Башмет, Марта Аргерих, Стивен Иссерлис, Николай Луганский, Миша Майский. Более десяти лет выступает с пианистом Вадимом Холоденко. 

В числе последних ангажементов скрипачки – выступления с Веймарской государственной капеллой под управлением Кирилла Карабица, Дюссельдорфским симфоническим оркестром под управлением Александра Блоха, Фрайбургским филармоническим и Ядером Биньямини, Американским симфоническим оркестром и Леоном Ботстайном, Филармоническим оркестром Южных Нидерландов и Дмитрием Лиссом, Национальным оркестром Лилля и Жаном-Клодом Казадезюсом, лондонским Королевским филармоническим и Гжегожем Новаком. 

В декабре 2018 года Алёна Баева дебютирует с Лондонским филармоническим оркестром под управлением Владимира Юровского. Также в планах сезона 2018/19 – дебют с Симфоническим оркестром NHK под управлением Пааво Ярви в Токио. 

В её обширной дискографии – концерты Чайковского, Бруха, Бартока, Шостаковича, Прокофьева, Шимановского, сонаты Пуленка, Прокофьева, Дебюсси. Она осуществила ряд фондовых записей на радио и телевидении России, Бельгии, Германии, Португалии, Польши, Израиля, Японии и США. Концерты Алёны Баевой транслировались телеканалами «Культура», «ТВ-Центр», Mezzo, Arte, радио Би-би-си.

meloman.ru


Смотрите также