Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Снежана георгиева биография возраст


Снежана Георгиева: фото, биография, фильмография, новости - Вокруг ТВ.

Снежана Георгиева — российская бизнес-леди и светская львица, владелица винного бизнеса и ресторана в Москве.

Биография Снежаны Георгиевой

Снежана Георгиева родилась в Киеве в 1976 году, в семье чистокровного болгарина и украинки. Своего родного отца она знала недолго — тот ушел из семьи, когда Снежана была еще маленьким ребенком. Дальнейшим воспитанием девочки занимался отчим. Из-за его работы семья часто переезжала с места на место, Снежана успела пожить на Сахалине, в Севастополе и на Камчатке. Позднее семья вновь вернулась в Киев, где Снежане прочили медицинскую карьеру.

«У меня в семье все врачи, кроме дедушки, он занимался машиностроением. И, естественно, выбора у меня не было. Я поступила в медицинский, но первого сентября не пошла туда…»

Обманув ожидания своей строгой матери, Снежана уехала в Москву и там поступила на юридический факультет. В столице у Снежаны началась новая жизнь, которая позволила ей понять, чем же она хочет заниматься на самом деле. Вскоре после окончания учебы на юридическом Снежана решила получить еще одно образование — социологическое.

Бизнес-карьера Снежаны Георгиевой

В 2010 году Снежана открыла бар «Белка» совместно с другом Ованесом Погосяном. А вскоре после этого появился их второй проект — Chateau de Fantomas.

В 2015 году бар «Белка» перестал существовать, поскольку Снежана превратила его в ресторан под названием «Брюс Ли».

В 2016 году Снежана стала совладелицей компании «Золотая балка», производящей вино. Георгиевой принадлежит обширная территория виноградников в Крыму и небольшой винный завод.

По словам Георгиевой, она выбрала Крым еще и потому, что у нее есть много приятных воспоминаний детства, связанных с этим местом.

Во многих СМИ Снежану называют Self-made woman, то есть женщиной, которая сделала себя сама. Однако существует и другая версия, которой придерживаются журналисты и критики. Она предполагает, что Георгиева добилась всего только благодаря своему мужу, а тот, в свою очередь, вошел в число состоятельных людей благодаря многочисленным рейдерским захватам.

Личная жизнь Снежаны Георгиевой

В 2002 году Снежана познакомилась с бизнесменом Артемом Зуевым, который старше ее на три года, вскоре состоялась их свадьба.

«Когда мы встретились, уже очень много знали о самих себе. У нас были долгие отношения за плечами, мы оба были состоявшиеся. Я уже не хотела работать, была готова к семье. Мне хотелось построить дом, заниматься садом, встречать мужа с работы, растить детей».

В 2004 году у пары родился первый ребенок — дочь Соня, а в 2010 году появился сын Георгий.

В 2014 году Снежане был поставлен диагноз «рак». Несколько месяцев Георгиева сражалась с лейкемией и на данный момент находится в стойкой ремиссии.

«Когда со мной случилась беда, я прекрасно знала, что нам посылают ровно столько, сколько мы можем поднять. Нам дают столько, сколько мы можем принять. Вопрос только в том, хотим ли мы это принять или не хотим. Вообще паника, депрессия, истерика, хандра — это способы привлечения внимания, это распущенность. Я не понимаю, как можно хандрить, когда у тебя двое детей, бабушки, сестры, братья и их дети».

Георгиева считается российской иконой стиля, ее образ принято приводить в качестве примера хорошего вкуса.

«Я никогда не обращалась за помощью к стилистам, даже несмотря на то, что последние восемь лет дружу с двумя настоящими профессионалами своего дела, лучшими в России. Во-первых, я понимаю, что они очень много работают, и мне не хочется нарушать их личное пространство. А во-вторых, мне достаточно моей фантазии. Я всегда любила поиграть в своем гардеробе».

www.vokrug.tv

Снежана Георгиева, муж

Муж Снежаны Георгиевой стал первым в ее жизни мужчиной, познакомившись с которым, она поняла, что хочет создать семью и готова родить детей. На момент знакомства с ней Артем Зуев уже был преуспевающим бизнесменом, а женившись на Снежане, он приобрел в ней не только любящую и заботливую жену, но и достойного компаньона.

Личная жизнь Снежаны Георгиевой

До знакомства будущие супруги уже имели за плечами длительные отношения, из которых почерпнули жизненный опыт, позволивший им избежать возможных ошибок во взаимоотношениях.

На фото — Снежана Георгиева с мужем

Георгиева говорит, что она во многом помогла мужу, и теперь они уже вместе занимаются общим делом. Артем старше своей супруги на четыре года и со своей стороны тоже поддерживает Снежану в ее начинаниях.

В 2012 году они вместе с партнерами открыли ночной клуб Chateau de Fantomas, а через три года Зуев подарил жене виноградник «Золотая Балка» с винзаводом в Крыму.

Этот подарок был сделан не случайно – Георгиева пережила лейкемию, и когда она выздоровела, муж решил сделать ей этот роскошный подарок.

На фото — Снежана Георигева с детьми

Она всегда мечтала стать заботливой женой, мамой, хорошей домохозяйкой, и в союзе с Артемом Зуевым ее мечта исполнилась.

Дети Снежаны Георгиевой – дочь Соня и сын Гоша переживали за маму, когда они болела, понимая, что в любой момент могут потерять ее навсегда, поэтому выздоровление Снежаны стало для них настоящим счастьем.

Они стараются больше не вспоминать об этом страшном и тяжелом времени, оставив черную полосу в личной жизни в прошлом.

Дети Снежаны Георгиевой и Артема Зуева

Старшая дочь Соня родилась в 2004 году, и сейчас она вступила в пору переходного возраста, но сложностей в общении с ней у родителей не возникает. Соня очень увлеченный ребенок – она занимается пилатесом, танцует, играет в волейбол и хорошо рисует.

Сначала дочь Снежаны училась в частной школе, где максимальное число учеников в классе не превышало десяти человек, но потом ее перевели в обычную, привыкать к которой ей было непросто.

Младшему сыну Гоше сейчас семь лет – он играет в хоккей, занимается изучением иностранных языков и уже свободно владеет английским.

Снежана Георгиева называет себя строгой мамой, а лучшим инструментом влияния на детей считает любовь, благодаря которой у нее с Соней и Гошей всегда были прекрасные доверительные отношения.

Муж Снежаны Георгиевой Артем Зуев

В юности будущий супруг Георгиевой мечтал о спортивной карьере, поэтому после школы поступил в Российскую государственную академию физической культуры, однако после окончания вуза по специальности не работал, а решил выбрать другую сферу деятельности и устроился в банк «Российский кредит».

Преуспев в карьере, всего через два года Артем Зуев стал главой ЗАО «Дальневосточная инвестиционная компания». Позже он связал свой бизнес с деятельностью «Европейской подшипниковой компании», а сейчас, по словам жены, Артем занимается сразу несколькими проектами, среди которых наиболее успешным является строительство доступного жилья в столичном регионе.

Краткая биография Снежаны Георгиевой

Она родилась в Болгарии, но после развода родителей переехала с мамой в Киев. Отчим Снежаны был военным моряком, и по роду службы их семье приходилось много переезжать – они побывали на Камчатке, Сахалине, в Севастополе, а сразу после окончания школы Георгиева перебралась в Москву.

По желанию мамы Снежана поступила в медицинский, но не проучилась там ни дня, а позже получила психологическое образование.

Сейчас светская львица, прекрасная жена и счастливая мама Снежана Георгиева с удовольствием занимается бизнесом, воспитывает детей, заботится о любимом муже, получая от жизни огромное удовольствие.

kto-muzh.ru

Честный Bazaar с Оксаной Лаврентьевой и Снежаной Георгиевой

Жизнь Снежаны Георгиевой в толковых словарях вполне может служить красочной иллюстрацией к прилагательному «идеальный». Невероятная красавица, образцовая мать и жена, модница и успешная бизнес-леди, с легкой руки которой веселился светский A-list в клубе Chateau De Fantomas, а теперь как никогда прежде расцвели во всех смыслах виноградники Балаклавы. О секретах идеального брака, о том, как завоевать доверие жителей Крыма и победить страшный диагноз — в откровенной беседе с Оксаной Лаврентьевой.

Оксана: Недавно обсуждали такую историю. Друг рассказывал про жену одного обеспеченного мужчины — творчески одаренного человека. Последние 10 лет она пробует что-то делать, но все не то. Я сразу подумала, что ничего у нее не получится. На что он мне говорит: «Почему ты так считаешь? Ты же нашла». Я отвечаю: «Ну вот посмотри, живет женщина с мужем, у них есть какой-то семейный бюджет, и она, например, своим творческим занятием может за месяц заработать некую сумму денег, которая в десять раз меньше ее бюджета. Дальше, когда та занята своим творчеством, муж ей говорит: «Дорогая, поехали отдыхать на две недели». Жена отказывается: «Я не могу, у меня работа». И дальше, как человек циничный, понимает, что супруг один раз поедет без нее, второй раз… Тут приходится взвешивать, сколько можно заработать таким образом и что можно потерять в принципе. Мужа, деньги, положение и так далее. Когда ты жена богатого человека, либо вы должны быть в деньгах на равных, когда имеешь право сказать: «Знаешь, дорогой, извини, я пошла работать», либо все-таки живешь за его счет. Если стоит выбор между своими интересами и интересами мужа, то все очень однозначно.

Снежана: Ты очень четко обрисовала картину. Вот муж предлагает поехать отдыхать, а жена не может, и он уезжает один. Соответственно, у нее велик риск в скорой перспективе потерять все. А есть другая картинка в моей голове, и, скорее всего, она из моей жизни. Если я не могу отдыхать по работе, то и муж не поедет без меня. Точно так же, если Артем не может поехать, то и я останусь. Очень сейчас хочу в теплый климат, но раз он не едет, то и я не еду. Могу, конечно, отправиться в компании девочек или с мамой, но не хочу.

Оксана: Когда ты что-то делаешь, потому что живешь на эти деньги, — это одно. А если нет, то как найти в себе интерес и силы чем-то заниматься? Рано вставать утром, куда-то лететь, когда нет жизненной необходимости…

Снежана: Денежная мотивация вторична в нашем случае. Но в моей ситуации на поверхности лежит совсем другой мотив. Мой муж — человек, который бесконечно учится и вызывает у меня этим перманентное желание соответствовать ему. Я должна что-то делать. Вообще у нас основа очень простая — это уважение личного пространства, свободы и абсолютное доверие.

Оксана: Как тебе удалось сохранить такие отношения?

Снежана: Для меня всегда важно, чтобы ему было со мной интересно. А так будет, только когда у меня тоже будут свои интересы. Ну не может быть интересно с красивой домохозяйкой в тапочках с пушком Agent Provocateur. Ну два года, ну три… Ну ладно, хороший секс и какие-нибудь обучающие курсы — четыре. Но даже в это я не верю.

Оксана: Ты бы могла ходить на курсы сомелье. Что еще популярно обычно у богатых домохозяек?

Снежана: На курсах сомелье нет точки старта и финиша. Должна быть точка, где ты взял на себя определенные обязательства. Даже в «Фантомасе» у нас работала труппа из пятидесяти человек, за которых я и мой партнер отвечали. Это были действующие актеры хороших больших театров. Фантомаса играл актер из МХАТа. Нельзя же было ему сказать: «Эй, чувак, брось все и иди в никуда». Роль девушки Одри играл отец пятерых детей! И ты берешь на себя эту ответственность. Конечно, я ее разделяла и с партнером, и с мужем отчасти, потому что он был финансовой поддержкой. Но это было вначале, а потом уже нет. У тебя есть точка старта и конечная цель, а на курсах сомелье ее ни фига нет. Это условно три месяца, на которые ты просто тратишь время.

Оксана: Почему же, там есть точка — либо женщина спивается, либо нет.

Снежана: Ну это как повезет. Чтобы спиться, надо иметь неплохой винный погреб или винный бутик рядом.

Оксана: Мне кажется, со знанием дела гораздо приятнее спиваться, чем без.

Снежана: Здесь не поспоришь. Ты знаешь, я очень хочу на курсы сомелье, но у меня просто нет на это времени. Не могу сказать, что отношусь к большинству или считаю себя особенной, просто так воспитана: для меня мотивация — это ответственность. Конечно, очень хочется зарабатывать много-много, но большой необходимости в этом нет. То, чем мы с мужем сейчас занимаемся, имеет большие шансы быть самым успешным проектом в этой отрасли в России.

Оксана: Если мотивация не деньгах, то в чем?

Снежана: В интересе, в желании доказать мужу, что тоже могу. Это строится не на комплексах, а на стремлении к самосовершенствованию. К примеру, вчера я ему звоню, а он отвечает, что говорить не может — учится. Зачем ты учишься, тебе уже 44 года, у тебя три высших образования, MBA в Лондоне, чего ты еще хочешь?! А он мне: «Все, я учусь, потом перезвоню». Артем — мой мотиватор. Потом у меня двое детей, которые набрались всего плохого из наших с мужем характеров. Они всегда спрашивают: что ты делаешь, как ты делаешь. Тебе все время надо им что-то рассказать.

Денежная мотивация вторична в нашем случае

Оксана: Мы знаем очень много проектов, где деньги не являются мотивацией и проект даже может выглядеть очень успешным, быть громким, но в реальности никаких денег там нет и никогда не будет. Даже если люди худо-бедно выходят в ноль, то выйти на прибыль не позволяет именно то, что у них нет жестких рамок. Они думают: вот вложу еще сюда, а вот здесь потрачу побольше, чтоб покрасивее выглядело. Как себя заставлять из бизнеса делать бизнес? Как ты себя удерживаешь от того, чтобы иметь все-таки бизнес, а не просто красивую игрушку?

Снежана: У меня красивых игрушек не было, за исключением «Фантомаса», который в конце концов перестал ею быть и начал приносить деньги. Просто было много вложено в интерьер. Мы увлеклись антиквариатом. У меня достаточно строгий муж, который не понимает, что такое незапланированные расходы. Он ставит четкие рамки, без которых я, наверное, ошибалась бы больше. Безусловно, мы часто спорим, раньше я обижалась, говорила: можно мне хоть одну поблажку сделать за то, что я твоя жена? А он: «Нет, нельзя! Тебе нужны деньги? На что? На шубу — возьми. На бизнес — нет. Ты утвердила бюджет, ты уже подписалась под ним». Я тогда спрашиваю: можно возьму на шубу, а потрачу на бизнес? А муж отвечает: «Ок, но на шубу больше не дам». Я в эти игры пару раз поиграла и поняла, что ситуацию не обхитрить. Так что жить приходится по средствам, исходя из возможностей бизнеса. Поэтому иногда в каких-то проектах не выглядишь такой молниеносно успешной и шикарной, как хотелось бы. Но я прекрасно понимаю, что на все нужно время. Есть искусственный рост в бизнесе — мыльные пузыри, а есть обычный рост, и как ни крути, одного года мало. Нужно три-пять лет, нужен цикл. Потому что не вырастет ребенок за год в пятилетнего. Я поняла это не сразу, но сейчас не тороплюсь.

Оксана: Когда ты активно начала заниматься бизнесом, стало ли тебе тяжелее тратить?

Снежана: Конечно. У нас есть присказка. Мы как-то ужинали с одним нашим старшим товарищем, и он мне говорит: «Снежок, ну ты могла все эти деньги пойти и потратить на камушки. Ну что ты делаешь? Представляешь, сколько это камушков?» Я говорю: «Но мне это интереснее!» Безусловно, я люблю цацки — я была бы не я, лукавить здесь не стану. Пусть их будет много…

Оксана: К этому все равно привыкаешь и устаешь. Можно радоваться первым трем машинам, первым трем часам, но потом все равно такой чистой радости это не доставляет.

Снежана: Безусловно. Наверное, я выросла, уже испытала все эти удовольствия…

Оксана: Ты выглядишь как человек, у которого есть все. Это объективно.

Снежана: Я неплохая актриса.

Оксана: Ты очень красивая. У тебя красивый обеспеченный муж.

Снежана: Есть такое.

Оксана: Вы вместе с самого начала. Ваши отношения выглядят гармоничными. У тебя есть светский успех, собственный бизнес, двое прекрасных детей. Казалось бы, чего можно хотеть? Есть ли у тебя ощущение, что хотеть особо нечего?

Снежана: Если ты сейчас меня спросишь, о чем я мечтаю, я не смогу ответить. Но совершенно точно знаю, что мечты есть.

Оксана: Я об этом и говорю. Как они выглядят?

Снежана: Во-первых, у меня есть дети. Младший только в следующем году пойдет в школу. Это адский труд для родителей. Как бы мне дожить до того момента, когда они закончат школу и я позволю им сделать собственный выбор! Это для меня первая цель. Вторая — продлить жизнь моим родным, которые наслаждаются тем, как растут их внуки, как взрослею я, Артем. Это очень большая цель, и она требует больших эмоциональных затрат. Мамы и бабушки, несмотря на то, что ты бесконечно их любишь, с возрастом становятся похожи на детей. Появляются капризы, точки зрения, которые, безусловно, должны быть твоими тоже. Третье — хочется, чтобы то, чем я занимаюсь в деловой сфере, имело не просто успех, а чтобы это крепко стояло на ногах и этим можно было бы гордиться, передать детям. Сейчас на нашем предприятии работает порядка 500 человек в Крыму и порядка 150 в московском офисе. Я думаю, крымчане отчаялись от смены власти. Очень сложно завоевать их веру в нас — кто мы такие? Опыта работы в этой сфере нет. Авторитета тоже нет. Соответственно, первый год мы потратили только на то, чтобы завоевать доверие людей. Люди, которые работают много лет с землей, они фанаты и влюблены в свою работу на 100 процентов.

Оксана: Это же хорошо. Я много слышала, что людей из регионов довольно трудно мотивировать.

Снежана: Нет. Даже Артем сравнивает по другим бизнесам, что, когда человек работает у станка и когда человек работает на земле, — это две огромные разницы. Эти люди находятся в энергетической зависимости и в прямом контакте с природой. Это очень сильная связь. Это все время их вдохновляет. Человек приходит на работу: у него вокруг виноградники, море, горы, солнце 10 месяцев в году. И поэтому они отдают нашему общему делу намного больше, чем свой опыт и навыки. Люди вкладывают душу, часть себя. Одна из наших главных задач — их не подвести.

Оксана: Когда я спрашиваю, что тебя заставляет просыпаться утром и идти что-то делать, ты отвечаешь про других, но в этом нет ничего про тебя. Где в этом ты?

Снежана: Так всегда. Чем больше я отдаю, тем больше получаю. Все само приходит.

Оксана: Ну хорошо, у тебя есть какие-то твои личные эмоциональные потребности?

Снежана: Я очень самодостаточная. Люблю быть одна, люблю обнулиться, смотреть какое-нибудь жуткое кино вроде «Перл-Харбор» или «Белый Бим Черное ухо», после которого ни руки, ни ноги не поднимаются, а затем желательно часа три ни с кем не разговаривать. Это мой процесс обновления.

Оксана: Получается, ты через мрак себя обновляешь?!

Снежана: Это не мрак. Мрак — это когда ты смотришь ужасы или кровавые сцены убийств. Я смотрю про несправедливый мир.

Оксана: Чем тебя это мотивирует?

Снежана: Это не мотив. Это обнуление. Как только ты проживаешь чужую трагедию, ты понимаешь, что у тебя все по‑другому. У меня много было бесед с людьми, которые меня хорошо знают и говорят, что так нельзя. А почему так нельзя? Если ты считаешь, что у тебя край жизни, то вот тебе адрес хосписа, езжай туда — вот там край жизни, а у тебя не край. Край — это когда у тебя близкие умирают. Все остальное не край.

Оксана: Ты сама сейчас затронула эту тему, я не хотела.

Снежана: Да ради бога.

Оксана: Ты была там около (в 2014 году Снежана перенесла онкологическое заболевание. — Прим. ред.).

Снежана: Я была на том берегу — давай так говорить.

Оксана: Ты говоришь, что там край, но ты же к этому так не отнеслась.

Снежана: Потому что для меня это не был край.

Оксана: Это всегда вопрос восприятия. Человек на четвертой стадии рака может считать, что это не край, а может с температурой 39 считать, что это край.

Снежана: Все очень субъективно. В моей ситуации это был этап, испытание. Я человек верующий из очень ортодоксальной семьи, и мой муж тоже. При этом из всего окружения моей семьи я, пожалуй, самый умеренно религиозный человек. Когда со мной случилась беда, я прекрасно знала, что нам посылают ровно столько, сколько мы можем поднять. Нам дают столько, сколько мы можем принять. Вопрос только в том, хотим ли мы это принять или не хотим. Вообще паника, депрессия, истерика, хандра — это способы привлечения внимания, это распущенность. Я не понимаю, как можно хандрить, когда у тебя двое детей, бабушки, сестры, братья и их дети. Физически не понимаю, как можно опускать руки, когда у тебя столько людей вокруг, которые так многого ждут от тебя. Не материального, а эмоционального.

Край — это когда у тебя близкие умирают. Все остальное не край

Оксана: Ты знаешь, на всех женских практиках говорят: чтобы рядом с женщиной был сильный мужчина, нужно быть слабой. Ты же кажешься очень сильной.

Снежана: Очень хотела быть слабой, очень. Сначала кричала на мужа, что он не дает быть слабой, потому что он мне всегда говорил: «Соберись, ты сильная, давай заканчивай». Потом во время болезни у меня была возможность быть слабой, но я понимала: не могу быть такой, потому что нельзя раскисать. А когда все осталось позади, я уже подумала: ну и к черту эту слабость.

Оксана: Это противоречит всем постулатам практик.

Снежана: Думаю, просто муж сильнее меня сильной. На его фоне я все равно слабая. Он всегда раздражается по поводу инфантильных персонажей в любых проявлениях. Даже подружек, с которыми я всю жизнь, он воспринимает как родных ему людей, но порой говорит: «Ну можно я ей подзатыльник дам? Ну нельзя же так раскисать». Артем нетерпим к этому. Здесь чувствуется его спортивное прошлое.

Оксана: Каким видом спорта он занимался?

Снежана: Гандбол. Он чемпион мира.

Оксана: Меня всегда интересует разница между тем, что нравится мужчинам и что они считают сексуально привлекательным и красивым, и тем, что кажется нам.

Снежана: Там пропасть.

Оксана: Пропасть такая… Я всегда спрашиваю мужчин: «А вы считаете вот эти туфли сексуальными или нет? А вот такие волосы, а такого цвета ногти, а такой макияж? А какую женщину вы считаете сексуально привлекательной?» Ты не поверишь, но все говорят о тебе.

Снежана: Прелесть какая. Это смешно! Мои ставки растут. Была бы биржа.

Оксана: Мне интересно, как можно оставаться такой привлекательной и манящей женщиной, как ты, будучи столько лет в браке? Мне кажется, когда ты живешь с одним и тем же человеком, все-таки это убивается…

Снежана: Я подозреваю тут вопрос в гармоничных, сбалансированных отношениях внутри семьи, которые сложились исходя из потребностей моих и Артема. Соответственно, у тебя нет необходимости ограничивать себя в общении, передвижении. Это внутренняя свобода, которая, наверное, исходит от самодостаточного человека. Люди ведь считывают энергию друг друга, и они чувствуют, что во мне нет зажатости.

Оксана: Не следишь и не контролируешь?

Снежана: Я не контролирую. У меня нет истории, что я должна ответить на его звонок срочно, если это действительно не срочно. Важно, когда в браке ты чувствуешь себя не обреченным тянуть лямку, а вдохновленным на жизнь. У меня южная кровь. Это происходит независимо от меня. Это юг.

Оксана: Я знаю много южных женщин, которые не уверены в себе, боятся потерять то, что ты описываешь. Это вопрос уверенности в себе.

Снежана: В детстве мне всегда говорили, что мне можно все. Ребенок так устроен, что когда ты ему даешь безграничную свободу, то он теряет всякий интерес к ней. В жизни ничего просто так не происходит. Второй мужчина после моего деда, который мне позволил, чтобы я себя ни в чем не ограничивала, — это мой муж. Все остальные мужчины во временном промежутке от моего дедушки до моего мужа меня ограничивали, пытались контролировать. При этом моя мама была невероятно строгой. Энергия, которую я получала в детстве именно от мужчины, она очень правильная. Понятно, что до Артема были какие-то ухаживания, были и отношения достаточно долгие. Когда мы начали общаться, то оказалось, что у нас это взаимная тема. Мы оба очень ценим свободу и независимость.

Оксана: Но это же не дашь на дашь, правильно?

Снежана: Нет, но это основы психологии. Ограничения и контроль, на мой взгляд, не являются самым эффективным способом строить отношения ни с детьми, ни со взрослыми людьми.

Оксана: В вашей семье вы оба очень красивые.

Снежана: Но он так не считает про себя.

Оксана: Какая разница, что он не считает. Например, я так считаю, когда смотрю на твоего мужа, и все остальные женщины тоже.

Снежана: Здесь же вопрос позиционирования. Муж считает себя спортсменом по сей день. Для нас самый важный шопинг — это спортивные интернет-магазины. Все остальное: «хлам, который ты без меня купишь, мне пофиг, в чем ходить на работу».

Оксана: То есть он не нарцисс?

Снежана: Я тебя умоляю. Смотрю, завис в айпаде — на спортивном сайте тенниски себе выбирает, чтобы на велосипеде ехать было удобно и не холодно в дождь. Он вырос в спортивной школе в Кунцево, где один шкафчик на всю команду. Это мужчина. Для меня в этом кайф.

Оксана: Я считаю, тебе надо открыть курсы «Как прожить счастливо в браке всю жизнь».

Снежана: Я еще не прожила. Когда проживу, тогда мы будем об этом говорить.

Оксана: Ну уже есть некий промежуточный результат. Сколько лет?

Снежана: Пятнадцать.

Оксана: Пятнадцать — это немало.

Снежана: Я говорю, что все познается в сравнении. Моя мама, которая была трижды замужем и каждый раз не больше семи лет, иногда говорит: «Ай-яй-яй, вот сейчас ты неправильно сделала». Я ей отвечаю: «Просто скажи мне, откуда у тебя этот жизненный опыт? Я могу тебе подсказать сейчас, но не ты мне. С высоты своих лет — ок, но не с высоты своего опыта».

Оксана: Не могу не спросить про Крым. Мне кажется, это вообще интересно, потому что очень смелый поступок — сделать бизнес именно там.

Снежана: У этого нет никакой политической подоплеки. Никогда не было и никогда не будет. Я сразу всем рассказала: в возрасте 13 лет я переехала в Севастополь. Мой отчим военный: я жила на Сахалине, на Камчатке, в военных городках, по всему Советскому Союзу поездила. В Севастополе я росла до 18 лет. Это место оставило в моем сердце большой-большой отпечаток. Настолько, что моя бабушка, когда погиб мой дед, переехала из Киева жить в Севастополь и осталась там по сей день. Прожив уже 20 лет в Москве, я два раза в год минимум езжу туда.

Оксана: То есть даже до того, как у тебя появились виноградники?

Снежана: Всегда два раза в год я привозила туда своих детей, приезжала к своей бабушке. У моей мамы там квартира. Никак это не связано, просто сложилось. Было бы глупо пройти мимо этого. Ну я же не идиотка. И потом, это все такая космическая тема. Ничего просто так не случается.

Оксана: То есть нужно что-то, какая-то новая жизнь?

Снежана: Да, мне нужен был какой-то ориентир. Хотя большего ориентира, чем дети, нет. Но все равно нужно было что-то прикладное. Это все появилось. Все так случайно, но так по любви.

Оксана: Много акционеров сменилось до вас?

Снежана: Один собственник был с Украины. Он очень комфортный. Даже приезжал на наш фестиваль в августе. Мы с ним в прекрасных отношениях. Это была абсолютно взаимовыгодная сделка. Знаешь, когда я приехала туда, директор завода — строгая женщина — на нас так посмотрела и сказала: «Понятно, новые инвесторы». А я думаю: «Ничего, что мы собственники?» Мы не заслужили это звание до тех пор, пока она не поняла, что мы впахиваем и впахиваем мощно — вместе с ними живем на заводе, в офисе: строим, ломаем, копаем, выращиваем. После фестиваля у них в голове вообще все перевернулось, потому что когда они увидели, что те самые «инвесторы» по колено в грязи руками раскидывают сено по полю, то отношение было уже другим. За четыре часа до фестиваля пошел дождь с градом, и поле превратилось в жижу. Ну, а что делать? Люди-то уже приглашены. 15 тысяч человек. Ты же не предупредишь каждого, что надо брать с собой резиновые сапоги. У нас КамАЗ сена. Миша Друян стоял в костюме Dries Van Noten, а я еще не успела переодеться в платье.

Оксана: Он же всегда боится костюм засрать.

Снежана: У нас с ним была договоренность, что я отлучусь переодеться перед началом фестиваля, а он приедет как раз к началу, и мы сменимся. Я, мой муж, мы все вместе с волонтерами вручную раскидывали сено по полю, стоя по щиколотку в грязи. Конечно, у них в голове многое встало на места.

Важно, когда в браке ты чувствуешь себя не обреченным тянуть лямку, а вдохновленным на жизнь

Оксана: Это хороший пример для окружающих. Ты очень красивая, успешная женщина. Я не только про бизнес сейчас говорю — успешная по‑женски, и это очевидно. Я думаю, 95 процентов женщин отдали бы все, чтобы быть на твоем месте, не зная каких-то внутренних вещей. То есть они просто берут картинку Снежаны Георгиевой, и вот у них есть некий чек-лист: она красивая, богатая, замужем, дети, муж красивый и молодой.

Снежана: Он молодой? Он просто хорошо выглядит. Ему почти 45 лет.

Оксана: Это немного, Снежана, возьми себя в руки. Ты же отдаешь себе отчет, что ты для многих ролевая модель. Это, с одной стороны, вызывает восхищение, а с другой — я уверена, много негатива. Я вот хотела спросить, как ты на это реагируешь?

Снежана: Я реагирую по‑разному. Если у меня болит голова или есть свободных 15 минут, то могу зацепиться и ответить по полной.

Оксана: А если лежу в кровати с мужем…

Снежана: Даже телефон в руки не возьму. Я не могу воспринимать собеседника, не видя его. У меня не работает эта тема вообще. Точно так же я перестала читать сайты, где происходит бесконечный обсер, потому что поняла: нет конкретики в этом наборе слов. Можно конструктив какой-нибудь? Нельзя. В их голове я живу на планете Луна, встаю поздним утром, озеленяю планету Луна, озеленяю ее хреново.

Оксана: Они бы сделали это лучше.

Снежана: Да, они сделали бы лучше. На самом деле у кого-то просто пмс, кто-то с бодуна, а кто-то хочет повеселиться. Поэтому зачем обращать на это внимание? Ну Instagram — такая штука. Что меня раздражает реально, это когда я с кем-то задираюсь, мне начинают писать: «Снежаночка, не обращайте внимания, они не стоят этого». Блин, ну я знаю, что они не стоят, но я уже обратила внимание, вы сейчас не открываете мне Америку. Но таковы 15 минут моей жизни, и я обратила внимание. «Вы выше этого, вы прекрасны, они завистники» — вот это меня раздражает. Остальное нет. Ребят, я знаю, что человек написал не от хорошей жизни. Ну позволила я себе эту мелкую слабость.

Оксана: У тебя тоже бывает плохое настроение даже в твоей идеальной жизни.

Снежана: У меня жизнь вообще неидеальная.

Оксана: По чек-листу.

Снежана: По чек-листу может быть. Я тебе даже больше хочу сказать, я не хочу, чтоб она была идеальной. Мне все нравится.

Оксана: Ты создаешь впечатление человека, который получает удовольствие от того, что он живет.

Снежана: Конечно. Я могу сказать то же самое о тебе. Твой Instagram — это моя любимая страница. Без лукавства. Открываю его и реально ржу: там такой стеб, причем без тени улыбки на лице. Это мой любимый уровень иронии — шутить с серьезным лицом и томным взглядом.

Оксана: Этого троллинга почти никто не понимает.

Cнежана: Я тоже перестала шутить в своем Instagram. Пару раз люди начинали крестовый поход, а я же всего лишь пошутила. У меня юмор такой. Это отдельная тема. Я даже не шучу при посторонних людях, потому что они это неправильно интерпретируют и потом это обрастает слухами.

Оксана: Я знаю, что ты бываешь достаточно категорична, жестка, прямолинейна с людьми, которые тебя раздражают и которые тебе не нравятся. Как ты считаешь, что является абсолютной причиной для нерукопожатности в обществе?

Снежана: Я думаю, что здесь нет единого знаменателя.

Оксана: Именно для тебя?

Снежана: Подлость. Не проглатываю предательство в дружбе. Не получается у меня.

Оксана: Это не в обществе. Я про другое.

Снежана: Почему? Если ты будешь знать, что человек плохо поступил со своим другом. Например, две подружки. Один муж. Одна из них с ним спит.

Оксана: Все понятно. Можешь не продолжать. Нерукопожатная.

Снежана: Нерукопожатная.

У меня жизнь вообще неидеальная

Оксана: То есть, если ты знаешь, что человек так поступил, ты не станешь с ним общаться?

Снежана: Никогда не скажу подружке, но не буду общаться с той, которая это сделала. Я очень остро реагирую на несправедливость. Когда на моих глазах происходит унижение или несправедливость и я этому становлюсь вольным-невольным свидетелем, больше не общаюсь с этим человеком. Я не люблю хамство, поэтому, конечно, скажу сухое «здравствуйте», но не более того.

Оксана: То есть ты не будешь отворачиваться и вставать из-за стола, если человека рядом посадят?

Снежана: Я с ним даже в светские разговоры на тему театра или книг не вступлю. С возрастом у меня это прогрессирует. До 27 лет я доставала свой условный меч и шла в крестовый поход, драконила, выпускала огонь, сжигала города и добивалась правды, справедливости и чего-то там еще. Сейчас я просто перестаю с этими людьми общаться и никого в свою армию не зову. Я для себя так решила. Это проблема нашего общества. У нас отсутствует понятие нерукопожатных. Это плохо, потому что подрастают наши дети и они не понимают, что хорошо и плохо.

Оксана: Нет границ, что можно, а что нельзя. Все можно.

Снежана: Например, история с разводами некрасивыми тоже очень принципиальна.

Оксана: Как ты считаешь, как правильно разводиться?

Снежана: Ну, наверное, надо чуть-чуть раньше до того, как вы друг друга возненавидите. Честно, не знаю. Я видела, как разводилась трижды моя мама и всегда безболезненно.

Оксана: Мама молодец.

Снежана: Последний раз она разводилась вообще шикарно. Это надо взять всем на вооружение. Ее муж узнал о том, что он с ней разведен, через год после того, как она это сделала де-юре. В какой-то момент накипела очередная размолвка, она сходила в загс с его паспортом и оформила развод. Потом они помирились, забыли, прожили еще год. И как-то они снова спорили, и тут мама говорит: «Слушай, я тебе забываю все время сказать — мы с тобой развелись, нам надо разъехаться». Идеальный развод.

Оксана: Это очень смешно.

Снежана: Это правда.

Оксана: А брачный контракт?

Снежана: Я не про это. Для меня это бред. Неприемлемо. Ну я ментально другая.

Оксана: Да, я никогда в жизни не стала бы ничего забирать, ничего отсуживать, бегать. Если бы со мной человек захотел подписать брачный контракт, я бы не вышла за него замуж.

Снежана: В моей голове это даже не укладывается. Но это такие вещи, с которыми, пока ты не столкнешься, сложно говорить «я никогда». Это как туфли Marc Jacobs на платформе. Я говорила: никогда их не надену, это ужасно. Вчера примерила на съемке и думаю: классные, может, купить?

bazaar.ru

Снежана Георгиева: Мне никогда не хотелось что-то изменить в своей жизни

Снежана Георгиева («Ударение на «и», я же из Болгарии») не считает себя бизнес-леди: «Я просто стараюсь делать что-то полезное». При этом в списке ее достижений один за другим не просто полезные − успешные проекты: «Белка-бар», «Фантомас», «Брюс Ли». Сейчас все силы брошены на развитие марки «Золотая балка» (виноградники – общее дело с мужем Артемом Зуевым). Летом она устроила большой музыкальный фестиваль в Крыму, чтобы продвинуть продукт в массы: «Мы ожидали, что придет 7−8 тысяч человек, а было 15 тысяч!»

Да, в Крыму она теперь частый гость. Хотя предпочитает подолгу не задерживаться в командировках: дома ждут двое детей, а еще переговоры и встречи, надо успевать. И она все реже вспоминает о том, что два года назад могла всего этого лишиться из-за болезни (Снежане поставили диагноз «лейкемия»).

О красоте, силе воли, жизни «на том берегу», моде и семье Снежана Георгиева рассказала в эксклюзивном интервью PEOPLETALK.

Свитер, MIRSTORES

Она встречает меня прямо у дома, в узких брюках, джемпере и казаках − Saint Laurent. Сразу же интересуюсь, как часто ее можно встретить в кроссовках − «достаточно часто». Протягивает мне бутылку воды: «Подумала, что вам захочется». Приглашает войти.

В центр Москвы ее семья переехала недавно, в конце августа, дочка поменяла школу. «Раньше она училась в частной, где в классе всего 10 человек, теперь в муниципальной (где в классе 28 человек), привыкать ей непросто». До этого Снежана 15 лет прожила за городом, так что приходится менять режим.

«Теперь я не трачу часы на пробки, стала больше времени проводить с детьми. Вот сейчас забежала разобраться с репетитором и даже съела что-то».

все слайды

Организация летнего музыкального фестиваля «Золотая балка» отняла у команды много времени и сил. «Для нас это был один большой дебют, один большой стресс, темный лес. Ведь в Крыму никогда ничего подобного не было». Хэдлайнерами фестиваля выступили группа «Ленинград» и Полина Гагарина (29). Учитывая, что вход на мероприятие был бесплатным, они сильно потратились. Но сейчас им важнее то, чтобы как можно больше людей узнали об их продукте. «Мы стараемся объяснить людям, что отечественный продукт может быть недорогим и качественным». А еще она обожает Крым («Там у меня живет бабушка»), так что важной задачей фестиваля было «популяризовать не только бренд, но и место, где находятся виноградники, − прекрасную Балаклаву». «Кажется, последний раз такой адреналин я ощущала, когда была пионеркой и играла в «Зарницу»».

Она натура увлекающаяся, привыкла заниматься тем, что отчаянно любит. Наверное, именно поэтому, считает Снежана, она не стала фотографом, дизайнером или художником, хотя с большим уважением относится к любой профессии. «Меня крайне сложно чем-то заинтересовать, это совершенно точно должна быть неизведанная сторона − то, чего никто еще не делал».

Снежане надо по-женски быть влюбленной в то, над чем придется работать, поэтому к бизнесу она относится без «холодного расчета». Конечно, муж помогает – «настраивает» дело, чтобы работало с прибылью, но у самой Георгиевой другие цели: «В планах новый фестиваль, шампанерия красивейшая. А еще мы сделали арт-парк с редкими породами деревьев у себя на территории в Крыму с детской площадкой, кстати единственной в Балаклаве».

все слайды

Чувство прекрасного, свободу выбора и железную хватку в ней воспитывали с детства. Она родилась в Болгарии (оттуда отец), но все детство провела в путешествиях («Отчим был военным моряком»): на Сахалине, на Камчатке, в Киеве, в Севастополе… А в Москву переехала, когда поступила в университет. Правда, не в медицинский, как хотела мама.

«Она у меня очень строгая. Наказывала за грубость, за плохие оценки. При этом я не могу сказать, что побаивалась маму, мы дружили». Функцию отца выполнял дедушка, баловал ее. «Он всегда говорил: тебе можно все». Видимо, это помогло определиться с образованием. «У меня в семье все врачи (кроме дедушки, он занимался машиностроением). И естественно, выбора у меня не было. Я поступила в медицинский, но первого сентября не пошла туда…»

Георгиева и сама строгая мама («Наверное, я даже строже своей мамы»), но убеждена: лучший рычаг давления на детей − любовь. «Когда они чувствуют родительскую любовь, в какой-то момент начинают это очень ценить».

Гоше шесть лет. Он уже свободно владеет английским и с интересом занимается китайским и хоккеем. А Соне 12. Дел у нее много: «Она периодически танцует в Gala Dance, занимается пилатесом в том же спортзале, что и я, а сейчас записалась на волейбол. А еще очень красиво рисует, я не рисую вообще. Видимо, будет бросаться во все тяжкие, как я».

Шуба IZETA; сережки, Yves Saint Laurent (VINTAGE VOYAGE)

Ценить отношение мамы к себе они начали в «тот самый момент», уточняет Снежана, имея в виду свою болезнь. «Они прекрасно понимали, что могут меня потерять, особенно старшая. Она прямо в одну секунду повзрослела и стала такой маленькой взрослой женщиной. У нее глазки сразу стали взрослые − она все понимает».

«А Гоша, когда узнал о болезни, спросил, когда я выздоровею. Я ответила, что осенью. И он считал». Так они пережили зиму, весну, лето. И в конце августа Гоша напомнил маме про обещание выздороветь. И Снежана выздоровела. Больше о болезни она не рассказывает − так решили всей семьей.

Джемпер, Graviteight (Tsvetnoy Central Market); брюки, Natalia Gart; очки, Montblanc (ЦУМ)

Выстроить настолько крепкие семейные отношения, которые сложились не только из любви, но и из товарищества, очень сложно. Возможно, считает Снежана, все дело в том, что к браку они с мужем пришли в уже осознанном возрасте.

«Когда мы встретились, уже очень много знали о самих себе. У нас были долгие отношения за плечами, мы оба были состоявшиеся (Снежане на тот момент было 26 лет, мужу − 29). Я уже не хотела работать, была готова к семье. Мне хотелось построить дом, заниматься садом, встречать мужа с работы, растить детей… Это уже потом, когда младшему исполнилось два года, я начала заниматься «Белкой»».

Теперь у них дом и яблоневый сад, который вырос «просто из куска земли», процветающий бизнес и прекрасные дети.

все слайды

Но есть у нее и еще одна способность (или достижение, кому как нравится) − мода. В этом Георгиева тоже неплохо преуспела. Кажется, она одна из немногих фигур в «модной тусовке», у кого можно поучиться стилю. Да только сама Снежана не уверена, что может давать дельные советы: «Я на все вопросы отвечаю честно. Как найти свой стиль – не знаю. Это же вопрос к родителям, все формируется с детства. А если у вас есть средства, наймите себе стилиста».

Самообучением в этом вопросе заниматься опасно. «Могу только сказать, что старая, добрая классика еще никого не подводила. Но, когда нет ошибок, нет и опыта». Хороший вкус Снежане достался от мамы и благодаря природной наблюдательности. В детстве она часто листала журналы и вырывала из них красивые картинки: «У меня и сейчас есть такая привычка». А ее мама была «потрясающей модницей», и она по-прежнему одевается со вкусом. Если раньше в моде Георгиева следовала каким-то стандартам, то сейчас идет на эксперименты: «Мне правда плевать, что обо мне подумают, поэтому я позволяю себе похулиганить». (Улыбается.)

Но все ее «светские выходы» всегда в рамках тенденций. Например, ее недавнее появление на премии журнала GQ «Человек года» в платье Tom Ford; на ужине «Золотая балка» в честь сбора урожая она появилась в черном костюме Alexander McQueen, а на недавней презентации Furla − в узких брюках Saint Laurent, свитере Balenciaga и классических серебристых лодочках Gianvito Rossi. И даже к своим выходам многолетней давности у Снежаны нет претензий: «Раньше как было: нет у тебя блестящих колготок − ты лох! (Смеется.) Так что мне за себя не стыдно».

все слайды

Те, кто хорошо ее знают, могут подтвердить, обидеть ее очень сложно. Возможно, такая жизненная позиция связана с тем, что Снежана пришла однажды к одному простому выводу: не стоит кому-то что-то доказывать. «Мне никогда ничего не хотелось изменить в своей жизни. Я всегда жила с ощущением того, что уникальна. Не самая лучшая, а уникальная».

Поэтому ее порой вводят в ступор вопросы о фигуре, точнее, о «худобе». «Одна светская дама ко мне часто подходила, разглядывала, и в конце концов спросила: «Сколько я тебе должна заплатить, чтобы ты мне сказала секрет своей диеты? (Смеется.) Ну какие там диеты. Просто полюбите себя тощей или с формами. Зачем вы сравниваете себя с кем-то? Это не нужно делать ни работая в офисе, ни на балу «Татлер»».

peopletalk.ru

Косметичка Снежаны Георгиевой. «Проблема не в том, что мы плохо питаемся, а в отсутствии культуры питания»

Мы продолжаем нашу рубрику «Косметичка», в рамках которой герои рассказывают о своих любимых бьюти-средствах, ритуалах и отношении к тенденциям красоты. Cовладелица виноградников и завода игристых вин «Золотая балка», героиня главных столичных светских мероприятий Снежана Георгиева рассказала о своем бьютиголизме, любимых приемах в макияже и доверии одному косметологу на протяжении почти 18 лет.

Белый жакет и брюки Studio Nebo,Подвеска Victoria из платины с бриллиантами, Tiffany&Co

Я придерживаюсь простой философии — делай то, что тебе хочется, и будет счастье. Например, если я хочу съесть кусок мяса, то я это сделаю. Организм ведь подает сигналы. Главное — жить в мире и гармонии с ним, прислушиваться к своему самочувствию. Это просто, если родители с детства закладывают вам правильные привычки. Это вопрос воспитания. Наша проблема не в том, что мы плохо и неправильно питаемся, а в отсутствии культуры питания, которую не прививают. Мне родители привили, а я прививаю своим детям. Это не строгие правила, это просто образ жизни.

Ваш внутренний радар должен быть настроен только на вас и ваш организм, а не на какого-то блогера или врача-диетолога. Конечно, если у вас есть медицинские показания, то лучше прислушиваться к советам медиков.

Недавно я стала пить водородную воду. Купила специальную бутылку для насыщения от Enhel. Это то, с чего я начинаю свой день. Даже моя бабушка оценила. Такая бутылка объемом 250 мл заменяет 2 литра обычной воды. Воду эту придумали в Японии после взрыва на атомной электростанции, была целая медицинская программа для тех, кто получил облучение. Водородная вода выводит все токсины. Мы живем в мегаполисе, окружены гаджетами, к тому же я часто летаю, а перелеты больше 4 часов — это большой стресс для организма и сильная потеря жидкости. Я беру эту бутылку с собой в самолет и наполняю водой.

В детстве, когда я гостила у бабушки и дедушки, видела, как по утрам дедушка выходит на балкон и делает зарядку. Он брал две гантели и прямо в пижаме занимался с ними, потом отжимался и качал пресс. И все это не ради какого-то нового спортивного костюма или выхода в зал, а ради себя и своего здоровья. Летом он занимался на балконе, зимой — в комнате. И меня никто не заставлял прилечь рядом и тоже сделать несколько упражнений, я просто наблюдала и понимала, что это нормально и так должно быть.

Конечно, с возрастом и после рождения детей зарядка превращается в более ощутимую нагрузку. Например, после первой беременности я сильно повредила позвоночник, поэтому нужны были определенные занятия для восстановления. Но все это не происходило по веянию моды или по чьему-то совету. Это шло с детства, и я благодарна своей семье.

Моя мама в свои 62 года до сих пор начинает утро с тренировки: она просыпается в 6 утра, берет палки и идет в горы. Независимо от погоды. Когда я приезжаю в гости, то хожу вместе с ней. Мама проходит километров 10, я чуть меньше, потому что не всегда удается присоединиться к началу тренировки. На виноградниках тоже приходится ходить. Их территория — почти 2 000 гектаров и не везде можно проехать на машине.

То же самое с моими детьми: сыну 8 лет, он занимается спортом 6 раз в неделю, и у него хоккейные тренировки. Что это значит? Это 3,5–4 часа на льду. Дочке 14 лет, она занимается пилатесом с тренером. Летом перед началом учебного года она знала, что времени на спорт будет меньше, поэтому сама позвонила тренеру и попросила заниматься каждый день. Я не проявляла никакой инициативы. Возможно, в студенческие годы она решит, что анархия — мать порядка, и забьет на спорт, но я думаю, что долго она без него не продержится: это ведь уже привычка.

Бабушка всегда говорила мне, что умываться нужно детским мылом 2 раза в день — утром и вечером. Это было в подростковом возрасте, когда у меня начались первые высыпания. Потом бабушка купила мне увлажняющий крем. Она практически ничем никогда не пользовалась, в ее косметичке всегда были расческа и рейсфедер для бровей, а также ярко-красная помада. Никогда не было пудры, туши и всего остального. В детстве мне и достать из ее косметички нечего было.

Мама пользовалась пудрой, тенями, поэтому там я могла отвести душу. Но все, чему меня учили, — это очищать кожу, обязательно увлажнять ее и не засыпать с косметикой.

Свитер Wolford,Серьги Victoria из платины с бриллиантами, Tiffany&Co

Я не та мама, которая что-то запрещает. По себе я помню, что когда мне что-то запрещали, то я все равно обязательно это делала. Но краситься моей дочери пока не очень нравится. Она хорошо рисует, поэтому ей интересно нарисовать на себе какие-то арт-стрелки. Но это все в рамках квартиры, так она стесняется. У нее очень длинные ресницы, которые накрашенными цепляются за брови. А в косметичке лежат только пудра и блеск для губ. И папа у нас строгий, он краситься дочери запрещает.

Я много экспериментирую и абсолютный бьютиголик. Я скупаю все, что мне кажется крутым. Но, как показывает практика, в плане ухода я всегда возвращаюсь к профессиональному бренду Linda Kristel, средствами которого пользуюсь ежедневно: это кислотные сыворотки, кремы для лица и глаз и все остальное. Сейчас еще мне понравился крем от Augustinus Bader — это многофункциональный продукт, который заменяет сыворотку, крем для лица и глаз. Я теперь его беру с собой в поездки, потому что он сильно облегчает косметичку, особенно если я лечу без багажа.

Я обожаю заходить на косметические сайты для профессионалов, где обычным покупателям ничего не продают, только специалистам. Я частенько прошу своего косметолога что-то мне приобрести. Например, итальянскую марку DIBI Milano. Ее не купить в розницу. Больше всего мне нравится набор Fill Perfection из нескольких сывороток, которые я использую за ночь до важных мероприятий. В набор входят маленькая бутылочка для мелких морщин, большая — для крупных. Сыворотки нужно ввести через шприц поверхностно, сверху положить тканевую маску — она есть и для лица, и для шеи, и для декольте. Сверху крем, и готово. Кожа хорошо напитывается и разглаживается.

Если говорить об уходе за телом, то я люблю флюид-концентрат, тоже от Linda Kristel. Это средство мне заменяет любой крем. Текстура у него как у масла, но через 3 минуты все быстро впитывается и кожа суперувлажненная. Бутылочка маленькая, но средство экономично расходуется. А если после спорта у меня немного болят мышцы или продуло, но использую спрей-магнезию от Thalion. Нужно немного попшикать на болезненные места, будет щипать и гореть, но через 20 минут вы забудете о любой боли. Лучше это средство использовать на ночь, потому что соль может оставить разводы на одежде.

Я никогда не сталкивалась с какими-то последствиями после процедур, потому что уже на протяжении 16–18 лет не меняю косметолога. Это доктор из клиники КИЭМ, который очень давно знаком со мной и моей кожей. Мы никогда не делаем с ней ничего рискованного и экспериментального. Бывает, я приду, насмотревшись у кого-то всяких процедур, а мне мой доктор отказывает. Так было с золотыми нитями, очень мне их хотелось, но врач не разрешила и сказала, что еще рано. Но всему свое время. Лазеры я не делаю, потому что тонкокожая и сосуды расположены близко. Поэтому я решаю любые эстетические проблемы довольно долго, курсом. Максимум, что я могу перетерпеть, — это пупырышки на 3 дня после мезотерапии.

Я не умею делать макияж, поэтому доверяю своему личному визажисту. Мне идет акцент на глаза, я редко крашу губы. Красная помада — это для меня тяжелая одежда, которую я могу проносить не больше часа, потом все равно сотру. Я не люблю плотные тональные средства, только легкие флюиды. Мои любимые — от Clé de Peau: стик для более плотного точечного нанесения и флюид с жемчужным сиянием, очень естественным. Двусторонний стик от Tom Ford наношу на скулы и яблочки щек — это единственное средство, которым я могу пользоваться сама. А жидкий хайлайтер от Marc Jacobs — это мой секрет. Если я хочу, чтобы декольте, руки и ноги сияли, как у Дженнифер Лопес, то смешиваю эту сияющую штуку с увлажняющим кремом и наношу на открытые участки тела.

www.buro247.ru

Снежана Георгиева

Черноволосая красавица болгарско-украинского происхождения покорила грацией и умом сначала московского бизнесмена Артема Зуева, а затем и привередливое светское общество первопрестольной. Ее любят,  ею и ее чувством стиля восхищаются (она избегает сложносочиненных принтованных нарядов,  всегда одета просто, но поразительно красиво).

В активе Снежаны также диплом социолога и бесконечно длинные ноги, признанные Tatler одними из самых стройных в Москве.

Однако в светских развлечениях Снежана находит удовольствие, а не смысл существования.  Центром ее жизни стал просторный дом на Новой Риге, где царит уют и семейное счастье (у Георгиевой с мужем двое детей). А вечерами по выходным здесь еще и шумно и очень весело: Снежана любит собрать на ужин большую компанию друзей, которая покидает ее дом лишь за полночь, рассказывая потом о гостеприимности хозяйки всей светской Москве. 

С недавних пор Снежана решила попробовать себя еще и в амплуа бизнес-леди, став совладелицей бара «Белка»,  принадлежащего ее другу Ованесу Погосяну.

Page 2

Черноволосая красавица болгарско-украинского происхождения покорила грацией и умом сначала московского бизнесмена Артема Зуева, а затем и привередливое светское общество первопрестольной. Ее любят,  ею и ее чувством стиля восхищаются (она избегает сложносочиненных принтованных нарядов,  всегда одета просто, но поразительно красиво).

В активе Снежаны также диплом социолога и бесконечно длинные ноги, признанные Tatler одними из самых стройных в Москве.

Однако в светских развлечениях Снежана находит удовольствие, а не смысл существования.  Центром ее жизни стал просторный дом на Новой Риге, где царит уют и семейное счастье (у Георгиевой с мужем двое детей). А вечерами по выходным здесь еще и шумно и очень весело: Снежана любит собрать на ужин большую компанию друзей, которая покидает ее дом лишь за полночь, рассказывая потом о гостеприимности хозяйки всей светской Москве. 

С недавних пор Снежана решила попробовать себя еще и в амплуа бизнес-леди, став совладелицей бара «Белка»,  принадлежащего ее другу Ованесу Погосяну.

Page 3

Черноволосая красавица болгарско-украинского происхождения покорила грацией и умом сначала московского бизнесмена Артема Зуева, а затем и привередливое светское общество первопрестольной. Ее любят,  ею и ее чувством стиля восхищаются (она избегает сложносочиненных принтованных нарядов,  всегда одета просто, но поразительно красиво).

В активе Снежаны также диплом социолога и бесконечно длинные ноги, признанные Tatler одними из самых стройных в Москве.

Однако в светских развлечениях Снежана находит удовольствие, а не смысл существования.  Центром ее жизни стал просторный дом на Новой Риге, где царит уют и семейное счастье (у Георгиевой с мужем двое детей). А вечерами по выходным здесь еще и шумно и очень весело: Снежана любит собрать на ужин большую компанию друзей, которая покидает ее дом лишь за полночь, рассказывая потом о гостеприимности хозяйки всей светской Москве. 

С недавних пор Снежана решила попробовать себя еще и в амплуа бизнес-леди, став совладелицей бара «Белка»,  принадлежащего ее другу Ованесу Погосяну.

Page 4

Черноволосая красавица болгарско-украинского происхождения покорила грацией и умом сначала московского бизнесмена Артема Зуева, а затем и привередливое светское общество первопрестольной. Ее любят,  ею и ее чувством стиля восхищаются (она избегает сложносочиненных принтованных нарядов,  всегда одета просто, но поразительно красиво).

В активе Снежаны также диплом социолога и бесконечно длинные ноги, признанные Tatler одними из самых стройных в Москве.

Однако в светских развлечениях Снежана находит удовольствие, а не смысл существования.  Центром ее жизни стал просторный дом на Новой Риге, где царит уют и семейное счастье (у Георгиевой с мужем двое детей). А вечерами по выходным здесь еще и шумно и очень весело: Снежана любит собрать на ужин большую компанию друзей, которая покидает ее дом лишь за полночь, рассказывая потом о гостеприимности хозяйки всей светской Москве. 

С недавних пор Снежана решила попробовать себя еще и в амплуа бизнес-леди, став совладелицей бара «Белка»,  принадлежащего ее другу Ованесу Погосяну.

Page 5

Черноволосая красавица болгарско-украинского происхождения покорила грацией и умом сначала московского бизнесмена Артема Зуева, а затем и привередливое светское общество первопрестольной. Ее любят,  ею и ее чувством стиля восхищаются (она избегает сложносочиненных принтованных нарядов,  всегда одета просто, но поразительно красиво).

В активе Снежаны также диплом социолога и бесконечно длинные ноги, признанные Tatler одними из самых стройных в Москве.

Однако в светских развлечениях Снежана находит удовольствие, а не смысл существования.  Центром ее жизни стал просторный дом на Новой Риге, где царит уют и семейное счастье (у Георгиевой с мужем двое детей). А вечерами по выходным здесь еще и шумно и очень весело: Снежана любит собрать на ужин большую компанию друзей, которая покидает ее дом лишь за полночь, рассказывая потом о гостеприимности хозяйки всей светской Москве. 

С недавних пор Снежана решила попробовать себя еще и в амплуа бизнес-леди, став совладелицей бара «Белка»,  принадлежащего ее другу Ованесу Погосяну.

Page 6

Черноволосая красавица болгарско-украинского происхождения покорила грацией и умом сначала московского бизнесмена Артема Зуева, а затем и привередливое светское общество первопрестольной. Ее любят,  ею и ее чувством стиля восхищаются (она избегает сложносочиненных принтованных нарядов,  всегда одета просто, но поразительно красиво).

В активе Снежаны также диплом социолога и бесконечно длинные ноги, признанные Tatler одними из самых стройных в Москве.

Однако в светских развлечениях Снежана находит удовольствие, а не смысл существования.  Центром ее жизни стал просторный дом на Новой Риге, где царит уют и семейное счастье (у Георгиевой с мужем двое детей). А вечерами по выходным здесь еще и шумно и очень весело: Снежана любит собрать на ужин большую компанию друзей, которая покидает ее дом лишь за полночь, рассказывая потом о гостеприимности хозяйки всей светской Москве. 

С недавних пор Снежана решила попробовать себя еще и в амплуа бизнес-леди, став совладелицей бара «Белка»,  принадлежащего ее другу Ованесу Погосяну.

www.tatler.ru


Смотрите также