Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Соня золотая ручка биография


Сонька - Золотая Ручка

Эта женщина обладала особым криминальным талантом. Она разыгрывала настолько блестящие комбинации, что с легкостью уводила буквально из-под носа богатеев большие деньги и при этом ухитрялась не оставлять даже малейших следов. Не имея никакого образования, она отлично знала 5 языков. Ее несокрушимой силе духа и остроте ума мог бы позавидовать каждый мужчина.

Какой она была?

Шейндля-Сура Соломониак, а таково было настоявшее имя Софьи Ивановны Блювштейн, или Соньки - Золотой Ручки, родилась в 1846 году в городке Повонзки тогдашнего Варшавского уезда. Ее детские годы прошли в среде торговцев и скупщиков краденого – ростовщиков, барышников и контрабандистов.

Биография Соньки - Золотой Ручки, фото которой размещено в данной статье, была насыщена множеством событий криминального характера. Как считали современники, она была обворожительной женщиной, но при этом не блистала красотой. Она обладала необыкновенным внутренним обаянием, которому невозможно было противостоять.

Как известно, Софья Блювштейн в детстве не получила образования. Однако со временем жизнь, которую она вела, превратила ее чуть ли не в самую просвещенную женщину той эпохи. Аристократы не только Российской империи, но и многих стран Европы без малейшего колебания принимали ее за даму своего круга. Именно поэтому она могла свободно путешествовать за границей, где представлялась то виконтессой, то баронессой, а то и графиней. При этом ее принадлежность к высшему обществу ни у кого не вызывало ни малейших сомнений.

Криминальный талант

Кстати, сохранилось тюремное фото настоящей Соньки – Золотой Ручки, а также полицейские ориентировки, по которым разыскивали преступницу. В них описывалась женщина, имевшая рост 1м 53 см, с рябоватым лицом, бородавкой на правой щеке и умеренным носом с широкими ноздрями. Она была брюнеткой с вьющимися на лбу волосами, из-под которых смотрели подвижные глаза. Разговаривала же она обычно дерзко и заносчиво.

Сонька Золотая - Ручка, биография которой была все время связана с криминалом, с самого начала выделялась из многочисленной толпы мошенников, так как обладала своеобразным воровским талантом. Она была гордой, смелой и независимой авантюристкой, которая не боялась проворачивать даже самые рискованные операции. Сонька никогда не начинала новую аферу, не просчитав возможного развития ситуации наперед.

«Карьера» воровки

Надо сказать, что Шейндля-Сура довольно рано заявила о себе на уголовном поприще. Будущая королева преступного мира начала свою «деятельность» с мелких краж из вагонов третьего класса, когда ей было примерно 13-14 лет. Вместе с бурным строительством и развитием железнодорожного сообщения ее воровская карьера двигалась в гору. Со временем эта талантливая аферистка переместилась в купейные вагоны 1-го класса.

История Соньки - Золотой Ручки, биография которой пестрит различными аферами, писалась не только в поездах. Она также промышляла кражами в дорогих отелях и элитных ювелирных магазинах не только в России, но и в Европе. Эта всегда шикарно одетая женщина, имея при себе чужой паспорт, поселялась в лучших номерах гостиниц Варшавы, Петербурга, Москвы и Одессы и тщательным образом изучала все входы и выходы из здания, а также расположение всех коридоров и комнат.

Воровские уловки

Всегда умно, расчетливо и хитро действовала Сонька - Золотая Ручка. Биография Софьи насыщена различными, ею же и придуманными, воровскими «изобретениями». Например, метод под названием «гутен морген» или «с добрым утром». Данный способ гостиничных краж производился таким образом: ранним утром Сонька, надев мягкие войлочные туфли, незаметно пробиралась в один из номеров, и пока его хозяин крепко спал, забирала всю его наличность. Но если постоялец неожиданно просыпался, он обнаруживал у себя в покоях нарядно одетую даму в дорогих украшениях. Она, делая вид, что никого не замечает, начинала медленно раздеваться. При этом у хозяина создавалось впечатление, что женщина по ошибке приняла его апартаменты за свои. В конце концов, воровка мастерски изображала смущение и мило извинялась.

Что касается краж из ювелирных магазинов, то и тут смогла отличиться Сонька - Золотая Ручка. Биография воровки знает случаи хищения бриллиантов прямо из-под носа продавцов. Однажды она зашла в один из самых дорогих ювелирных магазинов. Попросив посмотреть крупный бриллиант, она якобы нечаянно обронила его на пол. Пока испуганный насмерть продавец ползал на коленках, ища камень,«покупательница» спокойно вышла из магазина. Дело в том, что в каблуках ее туфелек были сделаны отверстия, залитые смолой. Таким образом, наступив на бриллиант, который прилип к вязкому веществу, она провернула эту блестящую аферу.

Биография Соньки - Золотой Ручки (фото) знает и такие факты, когда она, прогуливаясь со своей дрессированной ручной обезьянкой, заходила в ювелирные лавки. Якобы выбирая драгоценные камни, она незаметно давала один из них зверьку. Обезьянка либо засовывала его за щеку, либо глотала. Придя домой, Сонька через время извлекала эту драгоценность прямо из горшка.

Справедливая воровка

Сонька - Золотая Ручка, биография которой наполовину состоит из различных афер, старалась никогда не обижать тех, кто и так небогат. Она считала, что не грех погреть руки за счет весьма состоятельных ювелиров, крупных банкиров или подгулявших торговцев.

Известен один из случаев, когда Сонька повела себя благородно по отношению к человеку, который пострадал от ее так называемой деятельности. Однажды она случайно узнала из газетной статьи, что обворованная ею женщина оказалась бедной вдовой мелкого служащего. Как выяснилось, пострадавшая после смерти супруга получила пособие в размере 5 тыс. рублей. Как только Софья узнала в ней свою жертву, она сразу же пошла на почту и отправила бедной женщине большую сумму, чем была украдена. Кроме того, она сопроводила свой перевод письмом, в котором очень извинялась за свой поступок, и советовала получше прятать деньги.

Семейная жизнь

Первый раз Шейндля-Сура вышла замуж, когда ей исполнилось 18 лет. Ее супругом стал торговец-бакалейщик Исаак Розенбанд. Кстати, в Варшаве до сих пор хранится акт об их бракосочетании. Но семейная жизнь быстро закончилась – не прошло и полутора лет, как она, забрав свою дочь, сбежала, прихватив с собой деньги мужа.

В 1868 году Сонька снова вышла замуж, на этот раз за Шелома Школьника – богатого старого еврея. Вскоре, обобрав беднягу, она бросила его ради какого-то карточного шулера. Но и он долго не задержался. Начиная с этого года и вплоть до 1874-го, очаровательная воровка несколько раз меняла мужей, пока не встретила вагонного вора и карточного шулера Михеля Блювштейна. Кстати, его фамилию она будет носить всю свою оставшуюся жизнь.

Дети Софьи Блювштейн

Можно сказать, что большую часть своей жизни провела в странствованиях Сонька – Золотая Ручка. Биография, дети в которую совершенно не вписывались, решительно не подходила для добропорядочной женщины и матери. Когда она родила дочь, а позже еще одну, Софья не бросила свое ремесло. После того как арестовали Михеля Блювштейна, осудили и отправили отбывать срок на каторгу, она впервые задумалась о своей «работе». Сонька, наконец, поняла, что дети для нее являются обузой.

Девочки требовали много любви и внимания к себе, а она не могла им дать ничего из этого. После ареста мужа она была вынуждена постоянно переезжать с места на место. Поэтому было принято решение: сдать детей в приют. Пока они были маленькими, она постоянно высылала им деньги.

Некоторые склонны считать, что у знаменитой воровки было четверо детей: сын и три дочери. Есть версия, что самым старшим был Мордох Блювштейн 1861 года рождения. Далее дочери – Рахиль-Мэри, Сура-Ривка Розенбанд и Таббу Блювштейн. Надо сказать, что дети Соньки – Золотой Ручки вообще очень редко упоминаются в публикациях о ней. Но все же чаще всего можно прочесть о последних двух дочерях. Именно о них говорила писателю Дорошевичу и сама Софья Блювштейн в 1897 году, будучи уже на каторге. Она призналась, что хотела бы повидать своих двух девочек, которые некогда, по ее признанию, были опереточными актрисами. Считается, что дочери Соньки – Золотой Ручки, биография которых остается до сих пор неизвестной, стыдились своей матери, а когда подросли, вовсе не захотели с ней видеться.

Большинство исследователей уверены, что у Софьи было всего две дочери, а Мордох и Рахиль-Мэри – просто самозванцы. Посудите сами, если бы она родила сына в 1861 году (кстати, ей тогда было всего 15 лет), то его фамилия точно была не Блювштейн, так как Сонька вышла за Михеля гораздо позже.

Разыскать детей Соньки, естественно, уже невозможно. Но могли остаться внуки и правнуки королевы преступного мира, которые, скорее всего, даже не догадываются о том, кем была их бабушка.

Любовная история Соньки – Золотой Ручки

Очень удачливая до сих пор воровка неожиданно влюбилась в молодого афериста по прозвищу Володя Кочубчик. На самом деле его звали Вольфом Бромбергом. Это был худощавый, симпатичный двадцатилетний карточный шулер с виртуозными руками и живыми глазами. Удивительно, но над Сонькой он имел какую-то необъяснимую власть. Он постоянно вымогал у нее крупные суммы денег, и что удивительно, получал их. Все средства, «заработанные» его любовницей, он спускал, проигрывая в карты.

Удача окончательно отвернулась от Золотой Ручки. Софья очень изменилась: стала раздражительной, алчной и даже опустилась до карманных краж. Она теперь часто шла на неоправданный риск, делая ошибку за ошибкой, и, наконец, попалась. Есть и другая версия – ее подставил и сдал полиции сам Володя Кочубчик.

Каторга

После нашумевшего процесса, проходившего в Москве, Софью Блювштейн осудили и сослали в Сибирь. Но вскоре воровке удалось сбежать, и о ней снова заговорила вся Россия. Она занялась прежним ремеслом – обирала богатых и беспечных граждан. После одного из ограблений Сонька снова попалась. Она была приговорена к каторге и этапирована на Сахалин. Трижды пыталась сбежать, но все попытки заканчивались неудачей. После второго побега она подверглась жестокому наказанию – пятнадцатью ударами плетью, а затем ее заковали в кандалы на долгие три года.

На Сахалине Сонька была настоящей знаменитостью. Ее время от времени посещали вездесущие журналисты, любопытные иностранцы и известные писатели. За определенную плату им разрешалось беседовать с ней. Надо сказать, что она не любила рассказывать о себе, много врала и часто путалась в своих воспоминаниях.

В моду даже вошло фотографироваться с легендарной воровкой в композиции: кузнец, надзиратель и каторжанка. Это называлось «Заключение в кандалы небезызвестной Соньки – Золотой Ручки». Один из подобных снимков прислал Чехову его сахалинский знакомый И. И. Павловский. Кстати, это фото настоящей Соньки – Золотой Ручки хранится до сих пор в архиве Государственного литературного музея.

Конец пути

После отсидки Софья Блювштейн должна была остаться на острове Сахалин как вольная поселенка. Поговаривали даже, что она какое-то время содержала кафешантан, где подторговывала спиртным и устраивала различные увеселительные мероприятия. Она сошлась с рецидивистом Николаем Богдановым, но жизнь с ним оказалась хуже, чем на каторге. Поэтому, будучи крайне истощенной и больной, Софья предприняла последнюю в своей жизни попытку побега. Естественно, далеко уйти она уже не смогла, и вскоре ее нашел конвой. Она еще прожила несколько дней, после чего скончалась.

Где похоронена Сонька – Золотая Ручка

Существует много легенд о смерти знаменитой воровки. Есть версия, что она не умерла на каторге, а благополучно дожила до глубокой старости в Одессе и скончалась только 1947 году. По другим предположениям смерть ее настигла в Москве, в 1920 году, и покоится она на Ваганьковском кладбище.

Последняя из версий маловероятна судя по тому, где отбывала наказание Сонька – Золотая Ручка. Биография (памятник, установленный якобы на ее могиле, принадлежит работе итальянских мастеров) заставляет усомниться в том, что она покоится именно здесь. Изначально памятник выглядел так: тонкая женская фигурка, высеченная из белого мрамора, стоит под высокими коваными пальмами. Сейчас из всей композиции уцелела только статуя, да и та с отбитой головой. Доподлинно неизвестно, кто похоронен в этой могиле, но она всегда украшена живыми цветами и усыпана монетами. Кроме того, весь пьедестал памятника буквально испещрен надписями криминального характера.

Софья Блювштейн прожила необычную жизнь. В ней как будто было все наоборот: мечтала стать актрисой и играть на сцене, а вместо этого устраивала «представления» в вагонах 1-го класса; была любовь, но она не возвышала, а затягивала в омут; постоянный страх за будущее своих дочерей, которых она любила, но не могла быть с ними рядом.

www.syl.ru

Любовь до каторги довела: подлинная история Соньки - Золотой Ручки

По официальным судебным документам, знаменитая авантюристка родилась в местечке Повонзки Варшавской губернии в 1846 году. Но сама она, решившись на крещение по православному обряду в 1899 году, указала местом и датой рождения город Варшаву, 1851 год. Доподлинно известно о Софье только то, что она получила блестящее образование и свободно владела несколькими иностранными языками. А также обладала невероятным артистическим даром, который и спас ее. А потом погубил.

В 17 лет Соня сбежала из дома с юным греком, спасаясь от нападок злой мачехи. О том, что случилось с первым возлюбленным Софьи, история умалчивает. Зато известно, что в 1864 году в Варшаве она вышла замуж за Исаака Розенбада и родила от него дочь Суру-Ривку. Замужняя жизнь и материнство Соньке не понравились: довольно скоро она сбежала в Россию с неким рекрутом Рубинштейном, оставив дочь мужу и не забыв напоследок обокрасть благоверного. Роль благочестивой замужней дамы и матери откровенно не подходила Соньке, а потому уже спустя два года ее впервые арестовали за кражу чемодана у юнкера Горожанского, с которым она познакомилась в поезде. Тогда Софье удалось убедить суд, что чемодан она взяла по ошибке. Некоего Рубинштейна, видимо, тоже. Потому что вскоре Соня обосновалась в Петербурге и начала грабить аристократов в паре с новым мужчиной — вором и шулером Михаилом Бренером.

Именно там, в Петербурге, она изобрела свой собственный способ грабежа и получила прозвище Золотая Ручка: Софья снимала номер в гостинице, надевала мягкие туфли и пробиралась в номера богатых постояльцев в поисках денег и драгоценностей. Если хозяин номера просыпался, Софья делала вид, что ошиблась номером и очень смущалась. Порой она даже занималась сексом со своей жертвой, причем делала это в высшей степени артистично: никому и в голову не приходило, что драгоценности «ушли» из номера под пеньюаром очаровательной соседки.

Впрочем, скоро следователи заподозрили, чьих рук дело эти ограбления, и тогда Сонька на время покинула столицу: она вышла замуж за старого богатого еврея Шелома Школьника, но, так и не дождавшись наследства, бросила его и отправилась в «международное турне». Она меняла города и страны и в конце-концов стала главарем собственной воровской банды и членом престижного уголовного клуба в Москве «Червонные валеты».

В 1871 году Софья вышла замуж за известного железнодорожного вора Михеля Блювштейна и родила ему двух дочерей — Таббу и Михалину. Впрочем, никому точно не известно, кто на самом деле был отцом дочерей Сони, потому что любовников она меняла, как перчатки. В итоге брак знаменитой мошенницы распался, потому что Блювштейн почувствовал себя оскорбленным: одно дело, когда жена изменяет тебе с богатым вором, а другое — когда с нищим офицером, с которого и взять нечего, кроме портянок. Михель не выдержал и расстался с женой, а Софья, кажется, не унывала: ее вообще не интересовали долгие отношения с мужчинами, и чем больше находилось любовников — тем для нее было лучше.

Ровно до тех пор, пока Софья действительно не влюбилась. По‑настоящему.

Изрядно постаревшая Сонька Золотая Ручка перебралась в Одессу и там познакомилась с 18-летним карточным шулером Володей Кочубчиком (он же Вольф Бромберг). Кочубчик начал воровскую карьеру совсем ребенком, в 8 лет, и умудрялся не только облапошивать доверчивых граждан на базарах, но и красть у знаменитых воров. Кроме того, характер у Кочубчика был вовсе не под стать биографии: он вел себя как любимый и донельзя избалованный маменькин сынок. Собственно, и саму Софью он долго называл мамой, что ей категорически не нравилось.

Почти каждую ночь Кочубчик подчистую выметал то, что удалось награбить Соне, и отправлялся играть в карты. Женщина пыталась остановить любимого, но тщетно: он не стеснялся ни скандалить с ней прилюдно, ни даже поднимать на нее руку. Сама же Софья, до того менявшая мужчин как перчатки, почему-то не могла расстаться с молодым любовником и оправдывала все его выходки. Более того, она старалась воровать как можно больше, чтобы порадовать Кочубчика очередным подарком.

А сам Кочубчик тем временем стал уставать и от самой Софьи, и от своей зависимости от нее. К тому же отношения с Сонькой становились опасными: стремясь украсть для любимого как можно больше, Сонька несколько раз почти попалась и за ней вырос «хвост». Значит, ей нужно было бежать, но как оставить любимого?

Решение за нее принял сам Кочубчик: он спокойно сдал полиции свою уже старую и совсем обнищавшую (его стараниями) любовницу. Соньку сослали на Сахалин, а Кочубчик обнаружил ее тайные сбережения, прикарманил их и купил себе имение.

Сонька Золотая Ручка пыталась сбежать с каторги, чтобы снова встретиться с молодым любовником, но это ей не удалось. Она умерла от банальной простуды в 1902 году и была похоронена на местном кладбище.

www.cosmo.ru

Биография матери воров - Соньки Золотой ручки

Родилась будущая известная на всю Россию авантюристка в 1846 году в Польше в еврейской семье мелких торговцев. Однако точных сведений о ранних годах ее жизни нет, поскольку все подробности известны только либо со слов самой Соньки (которая, разумеется, многое нафантазировала), либо из еще более увеличивших фантазию слухов. Достоверно известно, что настоящее ее имя было Шейндля-Сура Лейбовна или Софья Ивановна. Девичья фамилия – Соломониак. Девочке дали хорошее образование, она знала несколько иностранных языков. В первый раз замуж Соня вышла довольно рано, в пятнадцать лет. Супругом стал варшавский торговец Розенбад. В этом браке появилась на свет дочь – Сура-Ривка. Но само супружество продлилось недолго – не более двух лет. Не выдержав семейной жизни, в 1865 году молодая жена сбегает, бросив дочь и мужа, да еще и прихватив с собой немаленькую сумму. С этого и началась ее карьера аферистки и воровки.

Сонькины схемы

Софья Ивановна явно была одаренным человеком, ибо каждая ее кража была продуманным спектаклем. Например, она, богато разряженная, заходила в ювелирный магазин. Продавцы начинали суетиться вокруг нее, наперебой предлагая свои услуги и демонстрируя товары. Отвлекая их внимание, Сонька ловко прятал драгоценные камни под специально отращенные ногти, а более крупную добычу прятала в специальных потайных кармашках своего широкого платья. Другой вариант проворачивался аферисткой в отелях. Она селилась в гостиницу под видом знатной дамы, а потом тайком пробиралась в номер к какому-нибудь богатому купцу. Пока намеченная жертва спала, Сонька быстро находила деньги и драгоценности и сбегала. Правда, иногда случались и неожиданности: «клиент» просыпался. Тогда в ход шло все женское обаяние, и воровка начинала оправдываться, что просто перепутала номер. Извинения могли иметь и весьма жаркое продолжение…

Золотая ручка вообще любила переодевания, парики и прочие изменения внешности. Она легко перевоплощалась в любой образ, была прирожденной актрисой. Эти черты также поспособствовали тому флеру легендарности, который и по сей день окружает данную личность.

Красота или харизма? Мужья и любовники Соньки Золотой ручки.

Здесь мы вплотную подошли к еще одной легендарной черте Соньки – якобы ее неземной красоте, позволявшей ей легко очаровывать всех вокруг. И действительно, она не раз была замужем, имела множество любовников. Как же выглядела Соня? И чем она завоевывала сердца – красотой или все же врожденным обаянием? Фотографий Софьи Ивановны сохранилось совсем немного, да и нельзя поручиться за достоверность практически всех из них. Более поздние снимки – уже на каторге – при заковке в кандалы – вызывают доверие, но разглядеть в них красоту весьма сложно. Фото из следственного дела и еще одна фотография, самая известная – говорят о том, что Сонька красавицей не была. Об этом свидетельствуют и сухие строки протокола: «Рост 153 см. Волосы русые. Подвижные карие глаза. Нос умеренный с широкими ноздрями. Губы тонкие. Подбородок овальный. Бородавка на правой щеке». Но в этой женщине, несомненно, было что-то большее, чем красота. Многие отмечали живость и проницательность ее взгляда, который невозможно было забыть. Она была умна, прекрасно разбиралась в людях, видела людей насквозь. Поэтому и могла легко очаровать человека, знала, как действовать в каждом конкретном случае.

Известно несколько Сонькиных мужей – Рубинштейн, Школьник, Бринер. Благодаря им она часто меняла фамилии, что также позволяло ей оставаться неуловимой. Последним официальным мужем стал Михаил Яковлевич Блювштейн, карточный шулер. Под его фамилией Соня впоследствии и отправилась на каторгу… В этом браке родились две дочери, Табба и Михелина. Мать души не чаяла в дочурках, но они впоследствии отказались от такого родства…

Доброта Соньки

Казалось, слова воровство и доброта никак не связаны между собой. Как может быть добрым и милосердным тот, кто обирает людей без разбора? Но характер Сони был весьма широк и разнообразен, каких только черт в нем не было. Способна она была и на сочувствие и сострадание… Однажды, пробравшись, как обычно, в гостиничный номер, Софья увидела спящего юношу. У изголовья его был ворох писем, придавленных сверху пистолетом. Сонька быстро пробежалась глазами: растрата казенных денег, вымаливание прощения у родных… Молодой человек явно готовился к самоубийству наутро. Сонька решительно положила на записки 500 рублей и тихо вышла…

В другой раз Золотая ручка, узнав из газет, что обокрала вдову с двумя детьми, полностью лишив их средств к существованию, вернула ей всю сумму по почте, прислав еще и письмо с глубочайшими извинениями.

Предательство и арест

Сонька была крайне везучей. Ее не раз арестовывали, хватали с поличным в разных городах России и даже Европы (она орудовала и за границей). Но всегда отпускали – ловкой женщине удавалось избежать последствий, ускользая из лап полиции. Но однажды Соньке не повезло… Началось все с роковой любви к молодому альфонсу – Володе Кочубчику (Вольфу Бромбергу). Как обычно, любовь у Соньки не расходилась с делом – возлюбленные вместе проворачивали аферы. Вот только Кочубчик особой любовью-то не пылал, ему нужны были лишь деньги… А Соня, уже стареющая (ей было 34 года, по тем временам немалый возраст) крепко держалась за свою последнюю любовь и готова была на все… Это ее и погубило.

Жадный до денег Вольф решил провернуть довольно крупную аферу. Молодой любовник купил у ювелира роскошный голубой бриллиант, а в качестве оплаты предоставил ценный документ – закладную на дом. Конечно, дом стоил гораздо дороже, чем камень, и разницу хозяин салона выплатил наличными. На следующий день после покупки Кочубчик пришел к ювелиру и сдал камешек обратно – дескать, не подошел. Вот только бриллиант был уже фальшивым, и профессиональный глаз это сразу увидел. В довершение всего выяснилось, что и здания никакого здания нет и не было. Обманутый торговец без труда нашел афериста, который со страху перевел стрелки на Соньку. В 1880 году после суда ее сослали в Иркутскую губернию.

Жизнь на каторге, череда побегов

Удачливая авантюристка долго не могла смириться с таким поворотом судьбы. Как она, еще молодая женщина, полная сил, должна провести остаток своих дней в Сибири? Это не укладывалось в голове. Софья решилась на побег практически сразу. Она бежала в 1881 году. И отвоевала у жизни еще четыре года свободы! Она даже успела совершить ряд краж, однако снова была поймана – в 1885-м. Приговор уже был более суровым – каторжные работы в течение трех лет и пятьдесят ударов плетьми. Но и это не сломило гордую Соньку. Она сумела очаровать своего надзирателя до такой степени, что он согласился поспособствовать побегу. Летом 1886 года авантюристка снова сбежала. Но на этот раз судьба была менее милосердна и дала ей только четыре месяца… Вновь схваченная, Сонька Золотая ручка была отправлена на каторжные работы в Александровский острог на полуострове Сахалин. После этого Софья еще несколько раз пыталась сбежать – казалось, невозможно было сломить силу воли этой женщины! В итоге тюремное начальство решило, во избежание новых неприятностей, заковать ее в кандалы.

В этом положении ее и увидел приезжавший на Сахалин в 1890 году писатель А.П. Чехов. Сонька была уже глубокой старухой, сломленной жизнью, и трудно было узнать в ней некогда неутомимую и удачливую авантюристку, очаровывавшую всех вокруг. Чехов заметил: «Лицо у нее мышиное». Легендарная Сонька Золотая ручка сдалась…

Жизнь после каторги

В 1898 году Софья Ивановна Блювштейн была выпущена с каторги на поселение. Она сначала жила в Дальнореченске, позже попыталась выехать в Хабаровск, а потом вернулась на Сахалин. Летом 1899 года она крестилась в православие с именем Мария. Сложно сказать, что стояло за этим решением – искреннее ли желание или просто необходимость (отношение к православным в царской России было значительно лучше, нежели чем к евреям-иудеям). Последняя любовь и смерть

Даже в конце своей жизни, после пройденной ею каторги, Сонька оставалась женщиной. Она сошлась с бывшим каторжником Николаем Богдановым. Однако эта последняя – скорее не любовь, а просто чисто женская необходимость иметь рядом поддержку и опору принесла Софье лишь горе и безвременную кончину. Говорят, Николай сильно поколачивал сожительницу. Однажды она не выдержала и сбежала от него в лес, но, не пройдя и двух верст, упала в снег обессиленная. Там ее и нашли. Она была еще жива, но вскоре умерла от простуды. Соньки Золотой ручки не стало в 1902 году.

Посмертная легенда и загадочная могила

Легендарная Сонька не была бы легендарной, если бы по ее смерти о ней не стали бы иметь хождение самые разнообразные слухи. Одни верили, что в остроге за нее сидело подставное лицо, а сама авантюристка давно живет в Москве у дочерей. Другие полагали, что каторгу Сонька все же отбыла, но в 1902 году не умерла, а сумела дойти опять же до Москвы. Кто-то утверждал, что встречал сильно состарившуюся Соню уже в советское время… Слухов было много. Все эти версии и породили легенду о том, что якобы могила Софьи Ивановны находится на Ваганьковском кладбище в Москве. Это и правда, наверное, самый примечательный памятник в некрополе, на который нельзя не обратить внимание. Статуя стройной девушки в платье, ниспадающем красивыми складками, сразу вызывает в памяти образы греческих богинь. А рядом стоит высокая пальма с железными листьями. На могиле всегда лежат свежие цветы, а сам монумент весь испещрен надписями, ведь до сих пор сюда приходят жаждущие попросить помощи у Соньки Золотой ручки. Кто-то никак не может отдать долг, кто-то мечтает разбогатеть, кто-то просит удачи в торговле или финансовых делах. Кладбищенские сторожа уверяют, что ранним утром или поздним вечером, когда посетителей уже практически нет, сюда наведываются и криминальные авторитеты…

Однако экскурсоводы и историки полагают, что Сонька ну никак не могла быть здесь похоронена, а в данной могиле покоится девушка, покончившая с собой от несчастной любви. Имя ее неизвестно. Приводятся версии и о том, что это может быть любовница одного из купцов, умершая при родах, что это какая-то актриса, исполнявшая роли экзотических героинь (отсюда и пальмы). Объяснений великое множество, но какое из них истинно? Может быть, этот памятник хранит награбленные богатства Соньки, за которые ее и прозвали Золотой ручкой? Кто знает…

politika-v-rashke.ru

Мир вокруг: Сонька Золотая Ручка (Блювштейн Софья Ивановна) – биография

Биография Соньки Золотой Ручки — интересные факты

Сонька Золотая Ручка (Шейндля Сура Лейбовна Соломониак, Софья Ивановна Блювштейн) ( 1847 или 1851 — предположительно 1905 г.) — по другим данным (1846-1902 гг.) мошенница, авантюристка, легенда российского преступного мира второй половины XIX столетия.

Ее судьба по сей день окутана тайной — ведь она на протяжении всей жизни тем и занималась, что обманывала «доверчивых» и богатых мужчин, и по приблизительным подсчетам смогла заработать на своих авантюрах около 6 миллионов рублей — безумная сумма для XIX столетия.

Жизнь Соньки Золотой Ручки возможно воссоздать только по полицейским архивам, статьям в газетах и легендам, которых вокруг ее имени было сложено множество. Есть много различных версий ее биографии и множество расхождений у разных авторов (в числе которых журналист XIX столетия Влас Дорошевич, Антон Чехов, сценарист Виктор Мережко), которые в итоге высказывают только свое видение ее запутанной жизни.

Точная дата рождения Соньки неизвестна. Даже год рождения называют предположительно.

Сонька очень любила Одессу и прожила в ней немало, но родилась, вопреки утверждениям многих биографов, не в «городе у моря», а в местечке Повонзки Варшавского уезда — так указывается в документах Министерства внутренних дел. Шейндля Сура Лейбовна называла себя варшавской мещанкой, хотя причислить ее семью к добропорядочному сословию весьма затруднительно. Семейка была прямо сказать бандитская: папаша скупал краденое, занимался контрабандой и сбытом фальшивых денег, а старшая сестричка Фейга слыла ловкой воровкой, потому в их доме без стеснения обсуждалось то или иное удачное дельце.

Однако отец не хотел, чтобы младшая дочка также пошла по скользкой дорожке. Потому в 1864 г. он выдал ее за почтенного бакалейщика Исаака Розенбада, дела которого шли на редкость удачно. Сура смогла играть роль послушной жены лишь полтора года, она даже родила дочь Риву, но потом, не выдержав такой «скучной» жизни, забрала ребенка, прихватила из лавки мужа 500 рублей и сбежала с рекрутом Рубинштейном в Россию, где и начались ее авантюрно-криминальные похождения.

Юнкер Горожанский: первый провал

В первый раз полиция задержала ее по обвинению в краже чемодана у юнкера Горожанского, с которым она познакомилась в поезде.

Итак, вечер, вагон купе третьего класса, обаятельная девушка, представилась: «Сима Рубинштейн», — и простодушно назвав молодого юнкера «полковником», широко раскрыв свои прекрасные глаза, слушает его героические истории, изображая искреннее внимание и сочувствие…

Они проболтали всю ночь без перерыва, и полностью покоренный спутницей юнкер выносит на перрон в Клину два чемодана и долго махает рукой своей романтичной попутчице, высунувшись из двери вагона… Лишь возвратившись в купе, бедный юнкер заметил, что вынес… свой чемодан, в котором находились его сбережения и деньги, выданные ему батюшкой.

Симу удалось быстро схватить и доставить в полицейский участок. Но когда она разрыдалась, заявляя: «Как вы могли только подумать», «Это всего лишь досадное недоразумение», «Как же вы можете так говорить», — все, включая обворованного юнкера, поверили, что это всего лишь досадное недоразумение.

Симу не осудили, а передали на поруки владельцу гостиницы, в которой она остановилась и которого за очень короткое время успела совершенно очаровать. Больше того, в протоколе допроса осталось собственноручное заявление «Симы Рубинштейн» о… пропаже у нее 300 рублей!

После первого провала Сима (точней Соня, Софья — как она сама себя в скором времени начала называть) стала предельно осторожной.

А эта история имела неожиданное продолжение. Через много лет Сонька была на спектакле в Малом театре, ставили «Горе от ума», и в одном из главных героев она неожиданно узнала своего первого клиента! Юный Миша Горожанский решил круто изменить собственную судьбу и пошел в актеры, взяв себе псевдоним Решимов, и смог довольно преуспеть на новом поприще.

Сонька Золотая Ручка испытала приступ сентиментальности и послала актеру огромный букет, вложив туда записку: «Великому актеру от его первой учительницы». Но не удержавшись от соблазна, к букету приложила золотой брегет, тут же вытащенный ею из какого-то генеральского кармана. Горожанский-Решимов долго ломал голову как над запиской, так и над дорогим подарком, на котором крупными витыми буквами было выгравировано «Милому Леопольду в день его шестидесятилетия».

Операция «Гутен морген»

Первые свои успехи на криминальном поприще Сонька делала в Петербурге. Говорят, именно там она смогла придумать новый способ гостиничных краж, который назвала «гутен морген» — «с добрым утром!»

Красивая, дорого и элегантно одетая дама селилась в лучшем отеле города и присматривалась к постояльцам, попутно изучая план расположения номеров. Когда Сонька выбирала себе жертву, она надевала войлочные тапочки, открытый сексуальный пеньюар и тихонько проникала в номер постояльца. Она искала деньги и драгоценности, а если постоялец вдруг просыпался, Сонька, как бы не замечая его, позевывая и потягиваясь, начинала раздеваться, делая вид, словно ошиблась номером…

Очаровательная изысканная дама в сверкающих драгоценностях — кто мог даже подумать, что имеет дело с воровкой. «Заметив» чужого мужчину, она очень смущалась, начинала запахивать на себе тонкие кружева, смущая мужчину, все взаимно извинялись и расходились… Но если мужчина был привлекательный, Сонька с легкостью пускала в ход свои сексуальные чары, а когда новоявленный любовник утомленно засыпал, она спокойно забирала деньги и убегала.

Краденые драгоценности она сдавала «прикормленному» ювелиру, который знал о ее ремесле.

Возможно, Соню нельзя было назвать истинной красавицей, но она была обворожительна и необыкновенно привлекательной, что подчас действует на мужчин сильней, чем холодная красота. Очевидцы утверждали, что она выглядела «гипнотически сексуальной».

Кстати, после волны краж в стиле «гутен морген» у Соньки начали появляться последователи. Во всех крупных городах России стали работать «хипесники» — воры, отвлекавшие клиента сексом. Правда, такого полета фантазии, как у Соньки Золотой Ручки, у хипесников не было — «работали» без огонька, примитивно, грубо… Женщина начинала любовную игру и завлекала клиента, а мужчина вытаскивал у него из оставленной неподалеку одежды деньги и драгоценности.

Если верить воровским легендам, питерская хипесница Марфушка, промышлявшая в Петербурге в конце XIX — начале XX столетия, скопила капитал в 100 000 рублей! Чаще всего прогорали такие парочки по вине женщины — обиженные при дележе добычи, те сдавали своих напарников в полицию и… сами садились в тюрьму.

Ограбление ювелира Карла фон Мейля

Сонька разыгрывала из своих ограблений целый спектакль — настоящее представление. Взять хотя бы случай с ограблением богатейшего ювелира Карла фон Мейля.

В ювелирный магазин заходит очаровательная породистая женщина с изысканными манерами и бездонными черными глазами. Настоящая светская львица. Хозяин магазина фон Мейль рассыпается перед нею в любезностях, предчувствуя большие барыши. Барышня представляется как жена известного психиатра Л. и просит хозяина, «руководствуясь вашим изысканным вкусом, подобрать мне что-то подходящее из последней французской коллекции бриллиантов».

О, как же возможно отказать женщине с такими глазами и манерами!.. Фон Мейль тут же предлагает покупательнице роскошное колье, несколько перстней и колец и большую сверкающую брошь, всего на сумму в 30 000 рублей (не забывайте, что тогда 1000 рублей это была очень крупная сумма!).

«Но вы меня не обманываете? Это в действительности доставлено из Парижа?»

Обворожительная мадам оставила свою визитную карточку и попросила ювелира завтра пожаловать к ним, чтобы произвести расчет.

На другой день надушенный и напомаженный ювелир минута в минуту стоял под дверью особняка. Его ласково встретила очаровательная жена доктора, попросила пройти в кабинет к мужу для окончательного расчета, а сама попросила коробочку с украшениями, чтобы тут же примерить их с вечерним платьем. Она провела ювелира в рабочий кабинет мужа, улыбнулась обоим и оставила мужчин наедине.

— На что жалуетесь? — сурово спросил доктор.

— Да вот бессонница временами мучает… — растерянно сказал фон Мейль. — Но позвольте, я ведь явился к вам не за разговорами о своем здоровье, а чтобы покончить с покупкой бриллиантов.

— Галлюцинациями не страдаете? Голоса слышите? — продолжил странный допрос доктор.

«Совсем с ума сошел…» — решил ювелир, а вслух сказал уже сердито:

— Потрудитесь оплатить бриллианты! Что за спектакль вы тут разыгрываете?! Немедля рассчитайтесь со мной, или я буду вынужден забрать у вашей жены драгоценности, причем немедля. Полиция!..

— Санитары! — крикнул доктор, и два дюжих парня в белых халатах тут же скрутили бедного фон Мейля.

Только спустя несколько часов, охрипнув от криков и обессилев от попыток вырваться из смирительной рубашки, ювелир смог спокойно изложить психиатру свою версию произошедшего. В свою очередь, доктор рассказал ему о том, что дама, которую они оба видели впервые, пришла к нему в кабинет и сказала, что ее муж — знаменитый ювелир фон Мейль — совсем помешался на бриллиантах. Она записала супруга-ювелира на прием и оплатила вперед два сеанса лечения…

Когда ювелира навестила полиция, Соньки, уже и след простыл…

Сонька Золотая Ручка вообще питала сильную страсть к драгоценностям и сама носила их постоянно — конечно, не краденые, а «чистые» украшения. Глядя на даму с кольцом в стоимость их годовой зарплаты, приказчики ювелирных магазинов и подумать не могли, что им следует проявить особую бдительность. При помощи подручных Сонька отвлекала внимание продавцов, а сама прятала камни под длинные накладные ногти (вот когда «появилась мода» на наращивание ногтей!) или заменяла настоящие камни специально приготовленными (и похожими) фальшивыми стекляшками.

Как-то раз при обыске одной из квартир Соньки Золотой Ручки сыщики нашли там специально скроенное платье, нижняя юбка которого была так пришита к верхнему платью, что получались как бы два огромных кармана, куда через складки пояса можно было спрятать даже небольшой рулон драгоценного бархата или парчи.

В промежутках между своими авантюрами Сонька успела еще раз выйти замуж — за старого богатого еврея Шелома Школьника, которого, вероятно, бросила ради нового любовника Михеля Бренера. В скором времени она чуть не попалась с поличным в Петербурге (сбежала из приемного покоя Литейной части, бросив все изъятые вещи и деньги). Невезуха. Может, пора отправиться в «международное турне»?

Она путешествовала по крупнейшим европейским городам, выдавая себя за русскую аристократку (с ее породистой внешностью, изысканным вкусом и умением свободно говорить на идише, немецком, французском, русском, польском языках это было совсем не сложно). Жила на широкую ногу — в один день могла потратить 15 000 рублей, за что получила в воровских кругах прозвище Золотая Ручка.

Соня тщательно готовилась к каждой своей афере — она пользовалась париками, накладными бровями, умело использовала грим, для «создания образа» пользовалась дорогими мехами, парижскими платьями и шляпками и драгоценностями, к которым питала неподдельную страсть.

Но главной причиной ее везения был все-же несомненный актерский талант и тонкое знание людской, точней, мужской психологии.

Дворец — задаром

День был прекрасным, и Михаил Динкевич, вышедший в отставку директор саратовской гимназии, решил прогуляться по Петербургу. Он был в прекрасном настроении — после 25 лет службы, скопив 125 000 на небольшой особнячок, он решил с дочерью, зятем и внуками возвратиться на родину в Москву.

Проголодавшись, он решил зайти в кондитерскую и в дверях чуть не сбил прекрасную незнакомку, которая выронила сумочку и зонтик.

Динкевич поднял их, и извенился, а про себя отметил, что женщина не просто красивая, но еще и благородная. А кажущаяся простота ее одежды, наверняка сшитой лучшими портными столицы, только подчеркивала ее прелесть.

Чтобы загладить вину (но только ли потому?), он пригласил незнакомку выпить с ним кофе, а сам заказал рюмку коньяка. Дама представилась графиней известного московского рода. В приступе необычайного доверия Динкевич рассказал незнакомке совершенно все — и про мечту о домике в Москве, и про скопленные 125 000. На что графиня, подумав несколько секунд, сказала, что ее мужа назначили послом в Париж, и они как раз начали искать покупателя на свой особняк.

Не совсем лишившись способности мыслить трезво, отставной директор резонно заметил, что его денег вряд ли может хватить даже на пристройку к их особняку. На что графиня мягко сказала, что они не испытывают нужды в деньгах, им только хотелось бы, чтобы их родовое поместье оказалось в надежных руках. Против этого аргумента, подкрепленного нежным пожатием руки и взглядом бархатных глаз, Динкевич устоять не смог. Они договорились встретиться уже в поезде, следующем в Москву.

В Москве графиню ждала сверкающая позолотой карета с вензелями и гербами и важный кучер, в белых одеждах. Семейство Динкевича уже было в Москве, так что они с графиней заехали за ними, а потом отправились к ее особняку. За кружевной чугунной оградой высился настоящий дворец! Провинциальная семья, открыв рты, осматривала просторные залы с мебелью красного дерева, уютные будуары с золочеными козетками, стрельчатые окна, бронзовые подсвечники, парк… пруд с карпами… сад с цветниками — и все за какие-то 125 000!..

Да не то что руки — ноги был готов целовать Динкевич за такое неожиданно свалившееся на него с небес богатство. Подумать только, скоро он станет владельцем всей этой роскоши! Дворецкий в напудренном парике с поклоном доложил о полученной телеграмме, горничная внесла ее на серебряном подносе, но близорукая графиня никак не могла разобрать строчки:

— Прочтите, пожалуйста.

«Срочно выезжай зпт немедля продавай дом тчк Через неделю прием у короля тчк».

Графиня с Динкевичами прямо из особняка поехала к знакомому нотариусу. Юркий толстяк будто выпрыгнул им навстречу из темной приемной:

— Какая честь, графиня! Смею ли я принять вас в моем скромном заведении?..

Пока помощник нотариуса оформлял все надлежащие документы, нотариус занимал их светской беседой. Все 125 000 были переданы графине в присутствии нотариуса, и Динкевичи стали законными владельцами роскошного особняка…

Вы уже конечно догадались, что графиню играла сама Сонька Золотая Ручка, а остальные роли (кучер, дворецкий, горничная) — ее сообщники. В «роли» нотариуса выступал, кстати, первый муж Соньки, Исаак Розенбад, давно простивший ей 500 рублей, которые она у него украла. Спустя пару лет после ее побега он стал скупщиком краденого, причем больше всего любил иметь дело с дорогими часами и драгоценными камнями, и по наводке бывшей жены, с которой он начал работать вместе, получил прибыли уже раз в 100 больше, чем ее первый «долг».

В течении двух недель Динкевичи не могли оправиться от счастья и только подсчитывали свои сказочные приобретения, пока… пока им не нанесли абсолютно неожиданный визит. Открылись ворота особняка, и перед семейством предстали два загорелых красавца. Они оказались модными архитекторами и… законными владельцами дворца, который на время своего продолжительного путешествия по Италии сдали внаем…

Эта история закончилась совсем не забавно. Поняв, что он оставил семью без средств, своими руками отдав мошеннице все деньги, Динкевич вскорости повесился в дешевом гостиничном номере.

Кроме краж в гостиничных номерах и крупных афер, у Соньки была еще одна специализация — кражи в поездах, комфортабельных купе первого класса, в которых путешествовали состоятельные дельцы, банкиры, успешные адвокаты, богатые землевладельцы, полковники и генералы (у одного промышленника она смогла украсть попросту астрономическую по тем временам сумму — 213 000 рублей).

Любовь к кражам на железной дороге незаметно перешла на любовь к железнодорожному вору Михаилу Блювштейну. Михаил был румынский подданный, одессит и успешный вор. В этом браке Соня родила вторую дочь — Таббу (первую воспитывал муж Исаак). Но и этот, третий, официальный брак Соньки не был продолжительным из-за ее ветреного нрава — муж все время застукивал ее то с князем, то с графом — и ладно бы это была «работа», так ведь нет, романы Сонька крутила в свободное время…

Купейные кражи она проводила практически по одной схеме. Изящно и богато одетая Сонька-графиня занимала одно купе с богатым попутчиком и тонко кокетничала с ним, намекая на возможность пикантного приключения. Когда спутник расслаблялся, она подливала ему в питье опиум или хлороформ.

Вот что говорится в материалах одного уголовного дела об очередном ее преступлении — ограблении банкира Догмарова.

«Я познакомился в кафе Франкони с графиней Софьей Сан-Донато. За беседой она попросила разменять ей ренту в 1000 рублей. В беседе эта дама рассказала мне, что сегодня восьмичасовым поездом отправляется в Москву. Этим поездом и я отбывал из Одессы в Москву. Я попросил разрешения сопровождать ее в дороге. Дама дала согласие. Мы договорились встретиться у вагона.

В назначенное время я поджидал госпожу Сан-Донато с коробкой шоколадных конфет. Уже в вагоне графиня попросила меня купить в буфете бенедиктину. Я вышел и дал указание служащему. В моей памяти сохранились воспоминания до того момента, когда я съел несколько конфет. Что случилось далее, не помню, так как крепко уснул. Из моего дорожного саквояжа были похищены наличность и ценные бумаги на общую сумму 43 000 рублей».

Авторитет Соньки Золотой Ручки в преступном мире был так высок, что ей даже предложили вступить в российский воровской союз «Червонный валет», который, по слухам, она в течении нескольких лет даже возглавляла. Но ходили также смутные слухи, что на самом деле неуловимость Соньки зависела совсем не от «воровской удачи», а от полиции, с которой она тайно сотрудничала, временами «сдавая» собратьев по ремеслу.

С возрастом Соня становится более сентиментальной. Однажды, проникнув ранним утром в богатый гостиничный номер, она увидала на столе незапечатанное письмо, в котором спящий на кровати юноша признавался матери, что совершил растрату казенных денег, и просил простить, что он оставляет ее и сестру одних, так как не выдержит позора и должен покончить с собой… Рядом с письмом на столе лежал револьвер. Видимо, написав письмо, юноша от переживаний обессилел и уснул. Похитил он 300 рублей. Сонька положила на револьвер 500 рублей и потихоньку вышла из номера…

Еще один раз в ней проснулась совесть, когда после одного ограбления она узнала из газет, что обокрала вдову чиновника с двумя маленькими детьми, недавно похоронившую мужа. Сонька Золотая Ручка, несмотря на свое ремесло и длительные «командировки», очень любила своих двух дочек, баловала их беспредельно и оплатила дорогое образование для них во Франции. Посочувствовав бедной, ограбленной ею вдове, она поехала на почту и тут же отправила все украденные деньги и телеграмму: «Милостивая государыня! Я прочла в газете о постигшей вас беде. Возвращаю вам ваши деньги и советую впредь получше их прятать. Еще раз прошу у вас прощения. Кланяюсь вашим бедным малюткам».

Как ей изменила удача

Возможно, проснувшаяся совесть, а может быть, новая страсть к молодому красавчику поспособствовала тому, что Соньке начала изменять удача. Раз за разом она ошибалась и ходила уже по самому лезвию бритвы — ее фотографии печатали газеты, она стала очень популярной.

К тому же она, вертевшая мужчинами, как хотела, вдруг полюбила отчаянно и самозабвенно. Героем ее сердца стал 18-ти летний вор Володя Кочубчик (Вольф Бромберг), который прославился тем, что начал воровать с 8 лет. Кочубчик, осознав свою власть над Сонькой, сам воровать перестал, но ее эксплуатировал беспощадно, забирая все добытые ею деньги и проигрывая в карты. Он капризничал, шпынял ее, попрекал возрастом — в общем, вел себя как альфонс. Однако Сонька все ему прощала, боготворя его усики ниточкой, худощавую верткую фигуру и изящные руки… и шла добывать деньги по первому его требованию.

Именно Кочубчик ее и подставил. Вдень ангела он подарил Соньке кулон с голубым алмазом. Денег на подарок у него не было, потому он взял кулон у ювелира под залог дома, при этом ювелир еще и доплатил ему разницу наличными… А спустя день Кочубчик возвратил алмаз, сказав, что он разонравился. Озадаченный ювелир не преминул внимательно рассмотреть драгоценный алмаз. Понятно, что тот оказался поддельным, как и заложенный дом, которого не было.

Ювелир взял подручных и сам отыскал Кочубчика. После небольшой взбучки тот рассказал, что все придумала Сонька, которая дала ему и фальшивую закладную на дом, и фальшивый камень, и даже сказал, где они смогут найти Соньку.

Так она оказалась в тюрьме. Именно тогда, кстати, появилось задокументированное описание ее внешности: «Рост 153 см, лицо рябоватое, нос с широкими ноздрями, губы тонкие, бородавка на правой щеке».

А где же красотка, сводившая всех с ума? Возможно, полиция смотрела на нее «не теми» глазами?.. Вот как описал Соньку еще один очевидец: «…Женщина невысокого роста, лет 30. Она, если не красивая теперь, а только миловидная, симпатичная, все-таки, надо полагать, была прехорошенькой пикантной женщиной несколько лет назад. Округленные формы лица с немного вздернутым, несколько широким носом, тонкие ровные брови, искрящиеся веселые глаза темного цвета, пряди темных волос, опущенные на ровный, кругловатый лоб, невольно подкупают каждого в ее пользу (…).

В костюме также проглядывается вкус и умение одеваться (…). Держит она себя чрезвычайно покойно, уверенно и смело. Видно, что ее совсем не смущает обстановка суда, она уже видала виды и знает все это прекрасно. Потому говорит бойко, смело и не смущается нисколько. Произношение довольно чистое и полное знакомство с русским языком…»

Белоснежный платочек, кружевные манжеты и лайковые перчатки дополняли образ арестантки. Сонька Золотая Ручка отчаянно боролась за свою свободу — она не признавала ни обвинений, ни доказательств, отрицала то, что именно она Золотая Ручка и живет на средства от воровства, — она, дескать, существует на средства, которые посылает ей муж и… на подарки любовников.

Однако слишком большим был общественный резонанс, слишком много за ней числилось преступлений — возможно, доказательств было и недостаточно, но суд вынес решение лишить ее всех прав и сослать в Сибирь.

А красавец Кочубчик «за помощь следственному делу» получил 6 месяцев принудительных работ (работного дома). Выйдя, он завязал с воровством, собрал все деньги, которые ему доставила Сонька, и в скором времени стал состоятельным домовладельцем.

А Сонька 5 лет прожила в глухой деревне Иркутской губернии. Летом 1885 г. она решилась на побег. Правда, гулять на воле ей пришлось недолго, только 5 месяцев, но она успела провернуть несколько громких афер в своем «фирменном» стиле.

…В ювелирный магазин города Н. заглянула курляндская баронесса Софья Буксгевден в сопровождении благородного семейства — убеленного сединами отца и француженки-бонны с пухлым младенцем на руках. Подобрав коллекцию ювелирных украшений на 25 000 рублей, баронесса вдруг вспомнила, что «ах, какая досадная оплошность» — она забыла деньги дома. Взяв драгоценности и оставив «в заложниках» отца младенца, она поспешила за наличными. И не вернулась… Спустя три часа ювелир рвал на себе волосы — в участке старик и бонна признались, что дама наняла их по объявлению в газете.

Но удача отвернулась от Соньки теперь уже навсегда. Ее опять схватили и посадили в острог в Смоленске. За побег из Сибири ее приговаривают к 3 годам каторги и 40 ударам плетьми. Но пока длился процесс, Сонька смогла успеть очаровать всех надзирателей — она развлекала их байками из собственной жизни, пела по-французски и декламировала стихи. Унтер-офицер Михайлов, высокий красавец с пышными усами, не устоял перед ее чарами и, тайком передав гражданское платье, вывел арестантку из тюрьмы.

Еще четыре месяца воли, и Сонька вновь оказалась в тюрьме, теперь уже в Нижнем Новгороде. Ее приговорили к каторжным работам на острове Сахалин.

На этапе она сошлась с прожженным вором и убийцей по прозвищу Блоха и, встречаясь с ним в барачных сенях, предварительно уплатив деньги караульному, подговорила его бежать.

У Блохи уже был опыт побега с Сахалина. Он знал, что бежать оттуда не так уж и сложно: необходимо пробраться через сопки до Татарского пролива, там самое меньшее расстояние до материка, которое возможно переплыть на плоту.

Но Сонька боялась идти по тайге и боялась голода. Потому она уговорила Блоху поступить иначе — самой переодеться в конвойного и «конвоировать» Блоху по хоженым дорогам. Блоха убил караульного, Сонька переоделась и… план провалился. Странный конвоир вызвал подозрения, Блоху быстро признали и поймали, а Сонька, успев сбежать, поплутала по тайге и вышла прямиком к кордону.

Блоху приговорили к кандалам и дали 40 плетей. Когда его пороли, он громко орал: «За дело! За дело меня бьете, ваше высокоблагородие!.. Так надо мне! Бабу послушал!..»

Сонька Золотая Ручка оказалась беременной, и наказание отложили, но в скорости у нее случился выкидыш, и за очередной побег ее наказали поркой. Экзекуцию проводил страшный сахалинский палач, который ударом кнута мог перебить нетолстое бревно. Дали ей 15 плетей, а кругом стояли арестанты и улюлюкали «воровской королеве». На руки ей надели кандалы, которые за три года так изуродовали ей руки, что она уже не могла заниматься воровством, да и ручку держала с трудом.

Ее держали в одиночке, где ее посетил Антон Павлович Чехов, проезжавший по Сахалину. Вот что он писал в своем «Острове Сахалин»:

«Из сидящих в одиночных камерах в особенности обращает на себя внимание известная Софья Блювштейн — Золотая Ручка, осужденная за побег из Сибири в каторжные работы на три года. Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым старушечьим лицом (ей было всего около 40!).На руках у нее кандалы; на нарах одна только шубейка из серой овчины, которая служит ей и теплой одеждой, и постелью. Она ходит по своей камере из угла в угол, и кажется, что она все время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное. Глядя на нее, не верится, что еще недавно она была красива до такой степени, что очаровывала своих тюремщиков, как, к примеру, в Смоленске, где надзиратель помог ей сбежать и сам бежал вместе с ней».

Соньку посещали многие писатели и журналисты, посещавшие Сахалин. За отдельную плату с ней возможно было даже сфотографироваться. Сонька сильно переживала это унижение. Пожалуй, больше, чем кандалы и порку.

— Мучили меня этими фотографиями, — призналась она журналисту Дорошевичу.

Многие, кстати, не верили, что осуждена и отбывает каторгу именно Сонька Золотая Ручка, даже чиновники думали, что это подставное лицо. Дорошевич встречался с Сонькой и, хотя видел ее только по фотографиям, сделанным до суда, утверждал, что Сонька — подлинная: «Да, это остатки той. Глаза все те же. Эти чудные, бесконечно симпатичные, бархатные глаза».

После окончания срока Сонька осталась на поселении и стала хозяйкой небольшой квасной. Приторговывала краденым, из-под полы торговала водкой и даже организовала для поселенцев что-то вроде кафешантана с оркестром, под который устраивали танцы.

Но ей, жившей в лучших отелях Европы, тяжело смириться с такой жизнью, и она решилась на последний побег…

Она смогла пройти только несколько километров. Солдаты нашли ее лежащей лицом вниз на дороге, ведущей к свободе.

Через несколько дней горячки Сонька умерла.

Но вера в сказку, легенду настолько сильна в людях, что такая прозаическая смерть Соньки Золотой Ручки никого не устроила. И ей была придумана другая судьба. Сонька якобы жила в Одессе под другим именем (а на каторгу вместо нее отправилась другая), и даже указывали ее дом на улице Прохоровской. А когда ее очередного любовника расстреляли чекисты, она ездила на машине по Дерибасовской и разбрасывала деньги на помин души.

По второй версии, Сонька Золотая Ручка доживала последние годы в Москве у дочек (которые в действительности отказались от нее, как только узнали из газет, что она воровка). Похоронена она была на Ваганьковском кладбище, под памятником итальянской работы, изображающем молодую и красивую женщину. На этой безымянной могиле всегда можно встретить живые цветы, а основание памятника расписано просьбами и признаниями современной братвы: «Научи меня жить!», «Братва тебя помнит и скорбит», «Дай счастья жигану!»…

Но это только красивая легенда…

 В.Пименова

источник

Всё интересное в приложении МИР ВОКРУГ на GOOGLE PLAY https://play.google.com/store/...

cont.ws

Сонька–Золотая ручка. Интересные факты из жизни и краткая биография знаменитой воровки.

В 1868 году знаменитая королева воров приехала в Динабург, где вышла замуж за местного богача – старика-еврея Шелома Школьника.

Как произошло прозвище «Сонька-Золотая ручка»

Королева преступного мира Сонька-Золотая ручка никогда не обижала тех, кто победнее, но считала, что грех не поживиться за счет крупных банкиров, ювелиров и подгулявших купцов. Ее воровская карьера разворачивалась одновременно с развитием железных дорог. Начав с мелких краж в вагонах третьего класса, талантливая воровка переместилась в классные купейные вагоны. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Сонька-Золотая ручка оказалась в Динабурге. Здесь в 1868 году она вышла замуж за старого богатого еврея Шелома Школьника, которому суждено было ненадолго стать ее вторым мужем. Обобрав беднягу, очаровательная аферистка бросает своего динабургского мужа ради карточного шулера, которого вскоре променяла на известного железнодорожного вора Михеля Блювштейна. Впрочем, и эти брачные кандалы она носила недолго. Муж, регулярно находивший на брачном ложе то военных, то аристократов, не выдержал и подал на развод.

Свое прозвище «Сонька-Золотая ручка» воровка получила за бешеное везение и очаровательные ручки с холеными пальчиками, унизанными перстями. Под длинными ноготками она прятала украденные из ювелирных магазинов драгоценные камешки. Под платьем фасона «мешок» Соня ухитрялась выносить из лавок целые рулоны ткани. Ей принадлежит изобретение оригинального способа гостиничных краж, называемого «гутен морген», или попросту «с добрым утром». Облачившись в элегантные наряды, Соня вселялась в приличные отели и внимательно изучала постояльцев, примечая богатых и беспечных. Наметив жертву, ранним утром спокойно входила в номера в бесшумных войлочных туфлях и выносила все самое ценное. Если постоялец просыпался, воровка делала вид, что ошиблась номером, краснела, флиртовала — для дела она могла и переспать с жертвой. Причем Соня делала это так искренне и естественно, что устоять перед ней было невозможно.

Можно сказать, что ее жизненный путь был выстлан облапошенными мужчинами.

Сонька-Золотая ручка-cоздательница воровского общака

По свидетельству очевидцев, Сонька-Золотая ручка была далеко не красавица. Вот как ее описывали в полицейских документах: «Худощавая, рост 1 м 53 см, рябоватое лицо, нос умеренный с широкими ноздрями, бородавка на правой щеке, на лбу волосы русые, вьющиеся, глаза карие, подвижные, дерзка, разговорчива.»

Тем не менее, Сонька пользовалась у мужчин огромным успехом. Обаяние ее было сродни колдовству. Не получив образования, Сонька легко говорила на пяти языках. Путешествуя по Европе, она представлялась то графиней, то баронессой, и ни у кого не возникало ни тени сомнений.

На право считаться родиной знаменитой аферистки претендуют Одесса-мама, бандитский Петербург и местечко Повонзки Варшавского уезда. Ее настоящее имя, полученное при рождении, было Шейндля-Сура Лейбова Соломониак. Семейка у Сонечки, скажем прямо, была еще та: скупка краденого, контрабанда, сбыт фальшивых денег были обычным делом. Ее старшая сестра Фейга, сменившая трех мужей, тоже была воровкой, но до младшей сестренки ей было далеко.

В 18 лет в Варшаве Сонька вышла замуж за некоего Розенбада, родила от него дочь Суру-Ривку и тут же бросила мужа, обокрав его на прощание. С неким рекрутом Рубинштейном она бежала в Россию, где и началась ее сумасшедшая воровская карьера. В январе 1866 года ее впервые задержала полиция по обвинению в краже чемодана, но Сонька ловко выкрутилась, что чемодан, мол, прихватила по ошибке. Именно в это время Сонька-Золотая ручка сделала первую попытку создать в Питере бандитскую бригаду, для чего она привезла в город известного вора Левита Сандановича. Считается, что идея первого воровского общака и помощи попавшим в беду товарищам деньгами, собранными в складчину, принадлежит самой Соньке. Сонька-Золотая ручка содержала также и школы малолетних воров в Одессе и Лондоне.

Сонька всегда действовала в одиночку, мелкими делами заниматься брезговала и, несмотря на то, что мастерски умела перевоплощаться, терпеть не могла экспромтов. Каждое дело она тщательно готовила и обдумывала.

Прелестная воровка изобрела способ воровства с отвлечением жертвы на секс — этот метод впоследствии стали называть «хипес». «Хипесники» обычно работали парами — женщина приводила клиента к себе в номера и ублажала его в кровати, а ее партнер («кот», следящий за интересами своей «кошки») обчищал карманы одежды незадачливого любовника.Мошенница работала изобретательно и артистично. Даму, разодетую в шикарные меха и золотые украшения, заподозрить было попросту невозможно. Бывало, Сонька заходила в ювелирные магазины с дрессированной обезьянкой. Делая вид, что выбирает бриллианты, незаметно давала камушек зверьку. Обезьянка послушно глотала его или засовывала за щеку, а дома драгоценность извлекалась из горшка. Как-то в ювелирный магазин зашла богатая дама. Рассматривая самый дорогой бриллиант, она его нечаянно уронила на пол. Пока вспотевший от напряжения продавец ползал на карачках, разыскивая камень, покупательница ушла из магазина. В каблуке ее туфельки было отверстие, залитое смолой. Так просто, наступив на бриллиант, Сонька провернула свое очередное дело.

Володя Кочубчик

Но вскоре удача отвернулась от нее — Сонька влюбилась. Юный красавчик вор Володя Кочубчик (в миру Вольф Бромберг, начавший воровать в восьмилетнем возрасте) быстро приспособился жить за счет любовницы. Он проигрывал в карты все «заработанное» Сонькой, ей же приходилось нервничать, рисковать, делать ошибки, пока в конце концов она не попалась. Хотя есть версия, что Володя Кочубчик сам продал и сдал Соньку в руки полиции.

Золотую ручку после громкого процесса в Москве осудили и выслали в Сибирь. Воровка бежала, и снова вся Россия заговорила о ней. Сонька продолжала обчищать богатых дураков. После нескольких громких ограблений ювелиров ее приговорили к каторге, откуда она трижды пыталась бежать и трижды неудачно. После второго раза ее поймали, наказали пятнадцатью ударами плетью (так жестоко на каторге женщин не наказывали никогда) и заковали в кандалы, которые она проносила целых три года.

А предавший ее Володя Кочубчик через полгода после суда вышел на свободу и уехал в Бессарабию, где наворованные Сонькой драгоценности очень выгодно вложил в дома и виноградники.

Памятник от братвы из белого мрамора

Существует немало легенд о смерти Соньки. Жизнь ее на каторге, якобы, не закончилась, и умерла она в 1947 году в Одессе глубокой старухой. По другой версии, умерла она в 1920 году в Москве и похоронена на знаменитом Ваганьковском кладбище.

На ее могиле на деньги ростовских, одесских, питерских и даже лондонских воров был поставлен необычный памятник работы итальянских мастеров: у высоких кованных пальм стоит женская фигурка из белого мрамора. Правда, за последние двадцать лет из трех пальм осталась одна, да и Сонька стоит без головы. Говорят, что во время пьяной драки статую уронили, а отбитую голову унесли.

На могиле всегда лежат живые цветы и рассыпаны монеты, а пьедестал памятника покрыт надписями: «Солнцевская братва тебя не забудет», «Ереванские бандиты скорбят», «Ростов все помнит». Есть и такие: «Соня, научи жить», «Мать, дай счастья жигану», «Помоги, Соня, мы идем на дело»…

www.officeplankton.com.ua

Биография Соньки Золотой Ручки (Блювштейн Софья Ивановна) — интересные факты Среднее время прочтения:

Сонька Золотая Ручка (Шейндля Сура Лейбовна Соломониак, Софья Ивановна Блювштейн) ( 1847 или 1851 — предположительно 1905 г.) — по другим данным (1846-1902 гг.) мошенница, авантюристка, легенда российского преступного мира второй половины XIX столетия.

Ее судьба по сей день окутана тайной — ведь она на протяжении всей жизни тем и занималась, что обманывала «доверчивых» и богатых мужчин, и по приблизительным подсчетам смогла заработать на своих авантюрах около 6 миллионов рублей — безумная сумма для XIX столетия.

- Salik.biz

Жизнь Соньки Золотой Ручки возможно воссоздать только по полицейским архивам, статьям в газетах и легендам, которых вокруг ее имени было сложено множество. Есть много различных версий ее биографии и множество расхождений у разных авторов (в числе которых журналист XIX столетия Влас Дорошевич, Антон Чехов, сценарист Виктор Мережко), которые в итоге высказывают только свое видение ее запутанной жизни.

Точная дата рождения Соньки неизвестна. Даже год рождения называют предположительно.

Сонька очень любила Одессу и прожила в ней немало, но родилась, вопреки утверждениям многих биографов, не в «городе у моря», а в местечке Повонзки Варшавского уезда — так указывается в документах Министерства внутренних дел. Шейндля Сура Лейбовна называла себя варшавской мещанкой, хотя причислить ее семью к добропорядочному сословию весьма затруднительно. Семейка была прямо сказать бандитская: папаша скупал краденое, занимался контрабандой и сбытом фальшивых денег, а старшая сестричка Фейга слыла ловкой воровкой, потому в их доме без стеснения обсуждалось то или иное удачное дельце.

Однако отец не хотел, чтобы младшая дочка также пошла по скользкой дорожке. Потому в 1864 г. он выдал ее за почтенного бакалейщика Исаака Розенбада, дела которого шли на редкость удачно. Сура смогла играть роль послушной жены лишь полтора года, она даже родила дочь Риву, но потом, не выдержав такой «скучной» жизни, забрала ребенка, прихватила из лавки мужа 500 рублей и сбежала с рекрутом Рубинштейном в Россию, где и начались ее авантюрно-криминальные похождения.

Юнкер Горожанский: первый провал

Рекламное видео:

В первый раз полиция задержала ее по обвинению в краже чемодана у юнкера Горожанского, с которым она познакомилась в поезде.

Итак, вечер, вагон купе третьего класса, обаятельная девушка, представилась: «Сима Рубинштейн», — и простодушно назвав молодого юнкера «полковником», широко раскрыв свои прекрасные глаза, слушает его героические истории, изображая искреннее внимание и сочувствие…

Они проболтали всю ночь без перерыва, и полностью покоренный спутницей юнкер выносит на перрон в Клину два чемодана и долго махает рукой своей романтичной попутчице, высунувшись из двери вагона… Лишь возвратившись в купе, бедный юнкер заметил, что вынес… свой чемодан, в котором находились его сбережения и деньги, выданные ему батюшкой.

Симу удалось быстро схватить и доставить в полицейский участок. Но когда она разрыдалась, заявляя: «Как вы могли только подумать», «Это всего лишь досадное недоразумение», «Как же вы можете так говорить», — все, включая обворованного юнкера, поверили, что это всего лишь досадное недоразумение.

Симу не осудили, а передали на поруки владельцу гостиницы, в которой она остановилась и которого за очень короткое время успела совершенно очаровать. Больше того, в протоколе допроса осталось собственноручное заявление «Симы Рубинштейн» о… пропаже у нее 300 рублей!

После первого провала Сима (точней Соня, Софья — как она сама себя в скором времени начала называть) стала предельно осторожной.

А эта история имела неожиданное продолжение. Через много лет Сонька была на спектакле в Малом театре, ставили «Горе от ума», и в одном из главных героев она неожиданно узнала своего первого клиента! Юный Миша Горожанский решил круто изменить собственную судьбу и пошел в актеры, взяв себе псевдоним Решимов, и смог довольно преуспеть на новом поприще.

Сонька Золотая Ручка испытала приступ сентиментальности и послала актеру огромный букет, вложив туда записку: «Великому актеру от его первой учительницы». Но не удержавшись от соблазна, к букету приложила золотой брегет, тут же вытащенный ею из какого-то генеральского кармана. Горожанский-Решимов долго ломал голову как над запиской, так и над дорогим подарком, на котором крупными витыми буквами было выгравировано «Милому Леопольду в день его шестидесятилетия».

Операция «Гутен морген»

Первые свои успехи на криминальном поприще Сонька делала в Петербурге. Говорят, именно там она смогла придумать новый способ гостиничных краж, который назвала «гутен морген» — «с добрым утром!»

Красивая, дорого и элегантно одетая дама селилась в лучшем отеле города и присматривалась к постояльцам, попутно изучая план расположения номеров. Когда Сонька выбирала себе жертву, она надевала войлочные тапочки, открытый сексуальный пеньюар и тихонько проникала в номер постояльца. Она искала деньги и драгоценности, а если постоялец вдруг просыпался, Сонька, как бы не замечая его, позевывая и потягиваясь, начинала раздеваться, делая вид, словно ошиблась номером…

Очаровательная изысканная дама в сверкающих драгоценностях — кто мог даже подумать, что имеет дело с воровкой. «Заметив» чужого мужчину, она очень смущалась, начинала запахивать на себе тонкие кружева, смущая мужчину, все взаимно извинялись и расходились… Но если мужчина был привлекательный, Сонька с легкостью пускала в ход свои сексуальные чары, а когда новоявленный любовник утомленно засыпал, она спокойно забирала деньги и убегала.

Краденые драгоценности она сдавала «прикормленному» ювелиру, который знал о ее ремесле.

Возможно, Соню нельзя было назвать истинной красавицей, но она была обворожительна и необыкновенно привлекательной, что подчас действует на мужчин сильней, чем холодная красота. Очевидцы утверждали, что она выглядела «гипнотически сексуальной».

Кстати, после волны краж в стиле «гутен морген» у Соньки начали появляться последователи. Во всех крупных городах России стали работать «хипесники» — воры, отвлекавшие клиента сексом. Правда, такого полета фантазии, как у Соньки Золотой Ручки, у хипесников не было — «работали» без огонька, примитивно, грубо… Женщина начинала любовную игру и завлекала клиента, а мужчина вытаскивал у него из оставленной неподалеку одежды деньги и драгоценности.

Если верить воровским легендам, питерская хипесница Марфушка, промышлявшая в Петербурге в конце XIX — начале XX столетия, скопила капитал в 100 000 рублей! Чаще всего прогорали такие парочки по вине женщины — обиженные при дележе добычи, те сдавали своих напарников в полицию и… сами садились в тюрьму.

Ограбление ювелира Карла фон Мейля

Сонька разыгрывала из своих ограблений целый спектакль — настоящее представление. Взять хотя бы случай с ограблением богатейшего ювелира Карла фон Мейля.

В ювелирный магазин заходит очаровательная породистая женщина с изысканными манерами и бездонными черными глазами. Настоящая светская львица. Хозяин магазина фон Мейль рассыпается перед нею в любезностях, предчувствуя большие барыши. Барышня представляется как жена известного психиатра Л. и просит хозяина, «руководствуясь вашим изысканным вкусом, подобрать мне что-то подходящее из последней французской коллекции бриллиантов».

О, как же возможно отказать женщине с такими глазами и манерами!.. Фон Мейль тут же предлагает покупательнице роскошное колье, несколько перстней и колец и большую сверкающую брошь, всего на сумму в 30 000 рублей (не забывайте, что тогда 1000 рублей это была очень крупная сумма!).

«Но вы меня не обманываете? Это в действительности доставлено из Парижа?»

Обворожительная мадам оставила свою визитную карточку и попросила ювелира завтра пожаловать к ним, чтобы произвести расчет.

На другой день надушенный и напомаженный ювелир минута в минуту стоял под дверью особняка. Его ласково встретила очаровательная жена доктора, попросила пройти в кабинет к мужу для окончательного расчета, а сама попросила коробочку с украшениями, чтобы тут же примерить их с вечерним платьем. Она провела ювелира в рабочий кабинет мужа, улыбнулась обоим и оставила мужчин наедине.

— На что жалуетесь? — сурово спросил доктор.

— Да вот бессонница временами мучает… — растерянно сказал фон Мейль. — Но позвольте, я ведь явился к вам не за разговорами о своем здоровье, а чтобы покончить с покупкой бриллиантов.

— Галлюцинациями не страдаете? Голоса слышите? — продолжил странный допрос доктор.

«Совсем с ума сошел…» — решил ювелир, а вслух сказал уже сердито:

— Потрудитесь оплатить бриллианты! Что за спектакль вы тут разыгрываете?! Немедля рассчитайтесь со мной, или я буду вынужден забрать у вашей жены драгоценности, причем немедля. Полиция!..

— Санитары! — крикнул доктор, и два дюжих парня в белых халатах тут же скрутили бедного фон Мейля.

Только спустя несколько часов, охрипнув от криков и обессилев от попыток вырваться из смирительной рубашки, ювелир смог спокойно изложить психиатру свою версию произошедшего. В свою очередь, доктор рассказал ему о том, что дама, которую они оба видели впервые, пришла к нему в кабинет и сказала, что ее муж — знаменитый ювелир фон Мейль — совсем помешался на бриллиантах. Она записала супруга-ювелира на прием и оплатила вперед два сеанса лечения…

Когда ювелира навестила полиция, Соньки, уже и след простыл…

Сонька Золотая Ручка вообще питала сильную страсть к драгоценностям и сама носила их постоянно — конечно, не краденые, а «чистые» украшения. Глядя на даму с кольцом в стоимость их годовой зарплаты, приказчики ювелирных магазинов и подумать не могли, что им следует проявить особую бдительность. При помощи подручных Сонька отвлекала внимание продавцов, а сама прятала камни под длинные накладные ногти (вот когда «появилась мода» на наращивание ногтей!) или заменяла настоящие камни специально приготовленными (и похожими) фальшивыми стекляшками.

Как-то раз при обыске одной из квартир Соньки Золотой Ручки сыщики нашли там специально скроенное платье, нижняя юбка которого была так пришита к верхнему платью, что получались как бы два огромных кармана, куда через складки пояса можно было спрятать даже небольшой рулон драгоценного бархата или парчи.

В промежутках между своими авантюрами Сонька успела еще раз выйти замуж — за старого богатого еврея Шелома Школьника, которого, вероятно, бросила ради нового любовника Михеля Бренера. В скором времени она чуть не попалась с поличным в Петербурге (сбежала из приемного покоя Литейной части, бросив все изъятые вещи и деньги). Невезуха. Может, пора отправиться в «международное турне»?

Она путешествовала по крупнейшим европейским городам, выдавая себя за русскую аристократку (с ее породистой внешностью, изысканным вкусом и умением свободно говорить на идише, немецком, французском, русском, польском языках это было совсем не сложно). Жила на широкую ногу — в один день могла потратить 15 000 рублей, за что получила в воровских кругах прозвище Золотая Ручка.

Соня тщательно готовилась к каждой своей афере — она пользовалась париками, накладными бровями, умело использовала грим, для «создания образа» пользовалась дорогими мехами, парижскими платьями и шляпками и драгоценностями, к которым питала неподдельную страсть.

Но главной причиной ее везения был все-же несомненный актерский талант и тонкое знание людской, точней, мужской психологии.

Дворец — задаром

День был прекрасным, и Михаил Динкевич, вышедший в отставку директор саратовской гимназии, решил прогуляться по Петербургу. Он был в прекрасном настроении — после 25 лет службы, скопив 125 000 на небольшой особнячок, он решил с дочерью, зятем и внуками возвратиться на родину в Москву.

Проголодавшись, он решил зайти в кондитерскую и в дверях чуть не сбил прекрасную незнакомку, которая выронила сумочку и зонтик.

Динкевич поднял их, и извенился, а про себя отметил, что женщина не просто красивая, но еще и благородная. А кажущаяся простота ее одежды, наверняка сшитой лучшими портными столицы, только подчеркивала ее прелесть.

Чтобы загладить вину (но только ли потому?), он пригласил незнакомку выпить с ним кофе, а сам заказал рюмку коньяка. Дама представилась графиней известного московского рода. В приступе необычайного доверия Динкевич рассказал незнакомке совершенно все — и про мечту о домике в Москве, и про скопленные 125 000. На что графиня, подумав несколько секунд, сказала, что ее мужа назначили послом в Париж, и они как раз начали искать покупателя на свой особняк.

Не совсем лишившись способности мыслить трезво, отставной директор резонно заметил, что его денег вряд ли может хватить даже на пристройку к их особняку. На что графиня мягко сказала, что они не испытывают нужды в деньгах, им только хотелось бы, чтобы их родовое поместье оказалось в надежных руках. Против этого аргумента, подкрепленного нежным пожатием руки и взглядом бархатных глаз, Динкевич устоять не смог. Они договорились встретиться уже в поезде, следующем в Москву.

В Москве графиню ждала сверкающая позолотой карета с вензелями и гербами и важный кучер, в белых одеждах. Семейство Динкевича уже было в Москве, так что они с графиней заехали за ними, а потом отправились к ее особняку. За кружевной чугунной оградой высился настоящий дворец! Провинциальная семья, открыв рты, осматривала просторные залы с мебелью красного дерева, уютные будуары с золочеными козетками, стрельчатые окна, бронзовые подсвечники, парк… пруд с карпами… сад с цветниками — и все за какие-то 125 000!..

Да не то что руки — ноги был готов целовать Динкевич за такое неожиданно свалившееся на него с небес богатство. Подумать только, скоро он станет владельцем всей этой роскоши! Дворецкий в напудренном парике с поклоном доложил о полученной телеграмме, горничная внесла ее на серебряном подносе, но близорукая графиня никак не могла разобрать строчки:

— Прочтите, пожалуйста.

«Срочно выезжай зпт немедля продавай дом тчк Через неделю прием у короля тчк».

Графиня с Динкевичами прямо из особняка поехала к знакомому нотариусу. Юркий толстяк будто выпрыгнул им навстречу из темной приемной:

— Какая честь, графиня! Смею ли я принять вас в моем скромном заведении?..

Пока помощник нотариуса оформлял все надлежащие документы, нотариус занимал их светской беседой. Все 125 000 были переданы графине в присутствии нотариуса, и Динкевичи стали законными владельцами роскошного особняка…

Вы уже конечно догадались, что графиню играла сама Сонька Золотая Ручка, а остальные роли (кучер, дворецкий, горничная) — ее сообщники. В «роли» нотариуса выступал, кстати, первый муж Соньки, Исаак Розенбад, давно простивший ей 500 рублей, которые она у него украла. Спустя пару лет после ее побега он стал скупщиком краденого, причем больше всего любил иметь дело с дорогими часами и драгоценными камнями, и по наводке бывшей жены, с которой он начал работать вместе, получил прибыли уже раз в 100 больше, чем ее первый «долг».

В течении двух недель Динкевичи не могли оправиться от счастья и только подсчитывали свои сказочные приобретения, пока… пока им не нанесли абсолютно неожиданный визит. Открылись ворота особняка, и перед семейством предстали два загорелых красавца. Они оказались модными архитекторами и… законными владельцами дворца, который на время своего продолжительного путешествия по Италии сдали внаем…

Эта история закончилась совсем не забавно. Поняв, что он оставил семью без средств, своими руками отдав мошеннице все деньги, Динкевич вскорости повесился в дешевом гостиничном номере.

Кроме краж в гостиничных номерах и крупных афер, у Соньки была еще одна специализация — кражи в поездах, комфортабельных купе первого класса, в которых путешествовали состоятельные дельцы, банкиры, успешные адвокаты, богатые землевладельцы, полковники и генералы (у одного промышленника она смогла украсть попросту астрономическую по тем временам сумму — 213 000 рублей).

Любовь к кражам на железной дороге незаметно перешла на любовь к железнодорожному вору Михаилу Блювштейну. Михаил был румынский подданный, одессит и успешный вор. В этом браке Соня родила вторую дочь — Таббу (первую воспитывал муж Исаак). Но и этот, третий, официальный брак Соньки не был продолжительным из-за ее ветреного нрава — муж все время застукивал ее то с князем, то с графом — и ладно бы это была «работа», так ведь нет, романы Сонька крутила в свободное время…

Купейные кражи она проводила практически по одной схеме. Изящно и богато одетая Сонька-графиня занимала одно купе с богатым попутчиком и тонко кокетничала с ним, намекая на возможность пикантного приключения. Когда спутник расслаблялся, она подливала ему в питье опиум или хлороформ.

Вот что говорится в материалах одного уголовного дела об очередном ее преступлении — ограблении банкира Догмарова.

«Я познакомился в кафе Франкони с графиней Софьей Сан-Донато. За беседой она попросила разменять ей ренту в 1000 рублей. В беседе эта дама рассказала мне, что сегодня восьмичасовым поездом отправляется в Москву. Этим поездом и я отбывал из Одессы в Москву. Я попросил разрешения сопровождать ее в дороге. Дама дала согласие. Мы договорились встретиться у вагона.

В назначенное время я поджидал госпожу Сан-Донато с коробкой шоколадных конфет. Уже в вагоне графиня попросила меня купить в буфете бенедиктину. Я вышел и дал указание служащему. В моей памяти сохранились воспоминания до того момента, когда я съел несколько конфет. Что случилось далее, не помню, так как крепко уснул. Из моего дорожного саквояжа были похищены наличность и ценные бумаги на общую сумму 43 000 рублей».

Авторитет Соньки Золотой Ручки в преступном мире был так высок, что ей даже предложили вступить в российский воровской союз «Червонный валет», который, по слухам, она в течении нескольких лет даже возглавляла. Но ходили также смутные слухи, что на самом деле неуловимость Соньки зависела совсем не от «воровской удачи», а от полиции, с которой она тайно сотрудничала, временами «сдавая» собратьев по ремеслу.

С возрастом Соня становится более сентиментальной. Однажды, проникнув ранним утром в богатый гостиничный номер, она увидала на столе незапечатанное письмо, в котором спящий на кровати юноша признавался матери, что совершил растрату казенных денег, и просил простить, что он оставляет ее и сестру одних, так как не выдержит позора и должен покончить с собой… Рядом с письмом на столе лежал револьвер. Видимо, написав письмо, юноша от переживаний обессилел и уснул. Похитил он 300 рублей. Сонька положила на револьвер 500 рублей и потихоньку вышла из номера…

Еще один раз в ней проснулась совесть, когда после одного ограбления она узнала из газет, что обокрала вдову чиновника с двумя маленькими детьми, недавно похоронившую мужа. Сонька Золотая Ручка, несмотря на свое ремесло и длительные «командировки», очень любила своих двух дочек, баловала их беспредельно и оплатила дорогое образование для них во Франции. Посочувствовав бедной, ограбленной ею вдове, она поехала на почту и тут же отправила все украденные деньги и телеграмму: «Милостивая государыня! Я прочла в газете о постигшей вас беде. Возвращаю вам ваши деньги и советую впредь получше их прятать. Еще раз прошу у вас прощения. Кланяюсь вашим бедным малюткам».

Как ей изменила удача

Возможно, проснувшаяся совесть, а может быть, новая страсть к молодому красавчику поспособствовала тому, что Соньке начала изменять удача. Раз за разом она ошибалась и ходила уже по самому лезвию бритвы — ее фотографии печатали газеты, она стала очень популярной.

К тому же она, вертевшая мужчинами, как хотела, вдруг полюбила отчаянно и самозабвенно. Героем ее сердца стал 18-ти летний вор Володя Кочубчик (Вольф Бромберг), который прославился тем, что начал воровать с 8 лет. Кочубчик, осознав свою власть над Сонькой, сам воровать перестал, но ее эксплуатировал беспощадно, забирая все добытые ею деньги и проигрывая в карты. Он капризничал, шпынял ее, попрекал возрастом — в общем, вел себя как альфонс. Однако Сонька все ему прощала, боготворя его усики ниточкой, худощавую верткую фигуру и изящные руки… и шла добывать деньги по первому его требованию.

Именно Кочубчик ее и подставил. Вдень ангела он подарил Соньке кулон с голубым алмазом. Денег на подарок у него не было, потому он взял кулон у ювелира под залог дома, при этом ювелир еще и доплатил ему разницу наличными… А спустя день Кочубчик возвратил алмаз, сказав, что он разонравился. Озадаченный ювелир не преминул внимательно рассмотреть драгоценный алмаз. Понятно, что тот оказался поддельным, как и заложенный дом, которого не было.

Ювелир взял подручных и сам отыскал Кочубчика. После небольшой взбучки тот рассказал, что все придумала Сонька, которая дала ему и фальшивую закладную на дом, и фальшивый камень, и даже сказал, где они смогут найти Соньку.

Так она оказалась в тюрьме. Именно тогда, кстати, появилось задокументированное описание ее внешности: «Рост 153 см, лицо рябоватое, нос с широкими ноздрями, губы тонкие, бородавка на правой щеке».

А где же красотка, сводившая всех с ума? Возможно, полиция смотрела на нее «не теми» глазами?.. Вот как описал Соньку еще один очевидец: «…Женщина невысокого роста, лет 30. Она, если не красивая теперь, а только миловидная, симпатичная, все-таки, надо полагать, была прехорошенькой пикантной женщиной несколько лет назад. Округленные формы лица с немного вздернутым, несколько широким носом, тонкие ровные брови, искрящиеся веселые глаза темного цвета, пряди темных волос, опущенные на ровный, кругловатый лоб, невольно подкупают каждого в ее пользу (…).

В костюме также проглядывается вкус и умение одеваться (…). Держит она себя чрезвычайно покойно, уверенно и смело. Видно, что ее совсем не смущает обстановка суда, она уже видала виды и знает все это прекрасно. Потому говорит бойко, смело и не смущается нисколько. Произношение довольно чистое и полное знакомство с русским языком…»

Белоснежный платочек, кружевные манжеты и лайковые перчатки дополняли образ арестантки. Сонька Золотая Ручка отчаянно боролась за свою свободу — она не признавала ни обвинений, ни доказательств, отрицала то, что именно она Золотая Ручка и живет на средства от воровства, — она, дескать, существует на средства, которые посылает ей муж и… на подарки любовников.

Однако слишком большим был общественный резонанс, слишком много за ней числилось преступлений — возможно, доказательств было и недостаточно, но суд вынес решение лишить ее всех прав и сослать в Сибирь.

А красавец Кочубчик «за помощь следственному делу» получил 6 месяцев принудительных работ (работного дома). Выйдя, он завязал с воровством, собрал все деньги, которые ему доставила Сонька, и в скором времени стал состоятельным домовладельцем.

А Сонька 5 лет прожила в глухой деревне Иркутской губернии. Летом 1885 г. она решилась на побег. Правда, гулять на воле ей пришлось недолго, только 5 месяцев, но она успела провернуть несколько громких афер в своем «фирменном» стиле.

…В ювелирный магазин города Н. заглянула курляндская баронесса Софья Буксгевден в сопровождении благородного семейства — убеленного сединами отца и француженки-бонны с пухлым младенцем на руках. Подобрав коллекцию ювелирных украшений на 25 000 рублей, баронесса вдруг вспомнила, что «ах, какая досадная оплошность» — она забыла деньги дома. Взяв драгоценности и оставив «в заложниках» отца младенца, она поспешила за наличными. И не вернулась… Спустя три часа ювелир рвал на себе волосы — в участке старик и бонна признались, что дама наняла их по объявлению в газете.

Но удача отвернулась от Соньки теперь уже навсегда. Ее опять схватили и посадили в острог в Смоленске. За побег из Сибири ее приговаривают к 3 годам каторги и 40 ударам плетьми. Но пока длился процесс, Сонька смогла успеть очаровать всех надзирателей — она развлекала их байками из собственной жизни, пела по-французски и декламировала стихи. Унтер-офицер Михайлов, высокий красавец с пышными усами, не устоял перед ее чарами и, тайком передав гражданское платье, вывел арестантку из тюрьмы.

Еще четыре месяца воли, и Сонька вновь оказалась в тюрьме, теперь уже в Нижнем Новгороде. Ее приговорили к каторжным работам на острове Сахалин.

На этапе она сошлась с прожженным вором и убийцей по прозвищу Блоха и, встречаясь с ним в барачных сенях, предварительно уплатив деньги караульному, подговорила его бежать.

У Блохи уже был опыт побега с Сахалина. Он знал, что бежать оттуда не так уж и сложно: необходимо пробраться через сопки до Татарского пролива, там самое меньшее расстояние до материка, которое возможно переплыть на плоту.

Но Сонька боялась идти по тайге и боялась голода. Потому она уговорила Блоху поступить иначе — самой переодеться в конвойного и «конвоировать» Блоху по хоженым дорогам. Блоха убил караульного, Сонька переоделась и… план провалился. Странный конвоир вызвал подозрения, Блоху быстро признали и поймали, а Сонька, успев сбежать, поплутала по тайге и вышла прямиком к кордону.

Блоху приговорили к кандалам и дали 40 плетей. Когда его пороли, он громко орал: «За дело! За дело меня бьете, ваше высокоблагородие!.. Так надо мне! Бабу послушал!..»

Сонька Золотая Ручка оказалась беременной, и наказание отложили, но в скорости у нее случился выкидыш, и за очередной побег ее наказали поркой. Экзекуцию проводил страшный сахалинский палач, который ударом кнута мог перебить нетолстое бревно. Дали ей 15 плетей, а кругом стояли арестанты и улюлюкали «воровской королеве». На руки ей надели кандалы, которые за три года так изуродовали ей руки, что она уже не могла заниматься воровством, да и ручку держала с трудом.

Ее держали в одиночке, где ее посетил Антон Павлович Чехов, проезжавший по Сахалину. Вот что он писал в своем «Острове Сахалин»:

«Из сидящих в одиночных камерах в особенности обращает на себя внимание известная Софья Блювштейн — Золотая Ручка, осужденная за побег из Сибири в каторжные работы на три года. Это маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым старушечьим лицом (ей было всего около 40!).На руках у нее кандалы; на нарах одна только шубейка из серой овчины, которая служит ей и теплой одеждой, и постелью. Она ходит по своей камере из угла в угол, и кажется, что она все время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное. Глядя на нее, не верится, что еще недавно она была красива до такой степени, что очаровывала своих тюремщиков, как, к примеру, в Смоленске, где надзиратель помог ей сбежать и сам бежал вместе с ней».

Соньку посещали многие писатели и журналисты, посещавшие Сахалин. За отдельную плату с ней возможно было даже сфотографироваться. Сонька сильно переживала это унижение. Пожалуй, больше, чем кандалы и порку.

— Мучили меня этими фотографиями, — призналась она журналисту Дорошевичу.

Многие, кстати, не верили, что осуждена и отбывает каторгу именно Сонька Золотая Ручка, даже чиновники думали, что это подставное лицо. Дорошевич встречался с Сонькой и, хотя видел ее только по фотографиям, сделанным до суда, утверждал, что Сонька — подлинная: «Да, это остатки той. Глаза все те же. Эти чудные, бесконечно симпатичные, бархатные глаза».

После окончания срока Сонька осталась на поселении и стала хозяйкой небольшой квасной. Приторговывала краденым, из-под полы торговала водкой и даже организовала для поселенцев что-то вроде кафешантана с оркестром, под который устраивали танцы.

Но ей, жившей в лучших отелях Европы, тяжело смириться с такой жизнью, и она решилась на последний побег…

Она смогла пройти только несколько километров. Солдаты нашли ее лежащей лицом вниз на дороге, ведущей к свободе.

Через несколько дней горячки Сонька умерла.

Но вера в сказку, легенду настолько сильна в людях, что такая прозаическая смерть Соньки Золотой Ручки никого не устроила. И ей была придумана другая судьба. Сонька якобы жила в Одессе под другим именем (а на каторгу вместо нее отправилась другая), и даже указывали ее дом на улице Прохоровской. А когда ее очередного любовника расстреляли чекисты, она ездила на машине по Дерибасовской и разбрасывала деньги на помин души.

По второй версии, Сонька Золотая Ручка доживала последние годы в Москве у дочек (которые в действительности отказались от нее, как только узнали из газет, что она воровка). Похоронена она была на Ваганьковском кладбище, под памятником итальянской работы, изображающем молодую и красивую женщину. На этой безымянной могиле всегда можно встретить живые цветы, а основание памятника расписано просьбами и признаниями современной братвы: «Научи меня жить!», «Братва тебя помнит и скорбит», «Дай счастья жигану!»…

Но это только красивая легенда…

В. Пименова

Рекомендуем к просмотру: Сонька золотая ручка. Легенды бандитской Одессы

salik.biz


Смотрите также