Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Тушнова вероника биография


Вероника Тушнова

7 советских поэтов с трагической судьбой

Любовная лирика Вероники Тушновой легла в основу песен и романсов. В свое время ее строки переписывались от руки в девичьи тетрадки — так живо откликалось тонкое и пронзительное слово поэтессы в душах читателей.

В советском искусстве, пронизанном коллективным энтузиазмом, исповедальное и глубоко личное творчество Вероники Михайловны не могло стать мейнстримом. Однако годы спустя, когда многие видные литераторы той эпохи ушли в тень, имя Тушновой по праву заняло свое место в ряду мастеров русской поэзии 20-го века.

Детство и юность

В Казани, где 14 марта 1911 года родилась Вероника, семья Тушновых пользовалась уважением. Отец Михаил Павлович был видным ученым, профессором Казанского ветеринарного института.

Век учись: 10 “заучек” среди звезд

Мама Александра Георгиевна, получив образование на высших Бестужевских курсах, занималась воспитанием детей. С годом рождения Тушновой долгое время была путаница, даже на могильном памятнике стоит другая дата — 1915-й.

Еще в школе девочка углубленно изучала иностранные языки и, окончив ее в 1928-м, свободно говорила на английском и французском. На выбор профессии повлиял строгий отец, который настоял, чтоб дочь пошла учиться на врача.

7 звезд, которые могли бы стать врачами

Девочка не ослушалась, хотя уже в школьные годы проявила серьезное литературное дарование. Тушнова стала студенткой медицинского факультета Казанского университета, но диплом получала уже в Ленинграде, куда семья переехала после повышения отца по службе.

Окончив институт, Вероника продолжила обучение в аспирантуре — на сей раз в Москве. Несмотря на то, что овладение серьезной профессией отнимало много сил, девушка находила время для увлечения поэзией и живописью. Она сама начинает писать первые стихи, которые одобряют ее товарищи из поэтических кругов. В 1941 году Тушнова даже решает приступить к учебе в Литературном институте, но начавшаяся война путает все планы.

Поэзия

7 неизвестных фактов о Василии Шукшине

Первые стихи Тушновой публикуются в 1938 году, и с того времени Вероника Михайловна не оставляет пера до последнего дня. Она переплавляет в лирическом огне все свои переживания и факты биографии: романтические чувства, расставания, рождение дочери, поездки по стране, тяжелейшие военные годы — все становится материалом для поэта. Однако главные стихи автора все же о любви.

В 1945-м выходит сборник “Первая книга”, который заставляет говорить о Тушновой как о мастере слова. Последующие издания “Пути-дороги” (1954), “Память сердца” (1958) только закрепляют эту славу.

Личная жизнь

Вероника Тушнова впервые выходит замуж в 1938-м. Избранником высокой кареглазой красавицы становится Юрий Розинский, работавший врачом-психиатром. Именно ему посвятила женщина знаменитые строки “Не отрекаются любя”.

7 звезд, тяжело переживших развод

В этом браке родилась дочь Наталья, с которой женщина в начале войны отправилась в эвакуацию в Казань, где самоотверженно работала в военном госпитале.

Муж оставил Веронику, она мучительно переживала расставание, но смогла принять и простить Юрия, когда тот вернулся к ней во время тяжелой болезни. Как и за всеми своими больными, женщина ухаживала за ним, несмотря на осуждение и снисходительное сочувствие окружающих.

В начале 1950-х Тушнова вышла замуж во второй раз. Юрий Тимофеев был литератором и редактором. Прожив вместе 10 лет, супруги болезненно расстались.

Любовь всегда, любовь находит, Оберег счастью, от венца. О ней все сказано в народе: Любовь – кольцо, ей нет...

Опубликовано Серафима Марченко Суббота, 17 марта 2018 г.Вероника Тушнова и Александр Яшин

А Тушнову ждало главное счастье и горе всей личной жизни — встреча с поэтом Александром Яшиным, ставшим ее последней любовью. Несмотря на сильное ответное чувство, Яшин не смог оставить большую семью, и эта страсть осталась горькой и безнадежной. Она вылилась в сотни пронзительных стихотворений, включая последние предсмертные “Я стою у открытой двери”.

Смерть

10 звезд, которым не удалось победить рак

Вероника Михайловна умерла 7 июля 1965 года, прожив 54 года. Причиной смерти стала раковая опухоль. Но знавшие Тушнову и наблюдавшие за ее последними днями говорили, что умирала та от несчастной любви.

Горечь от невозможности воссоединиться с любимым человеком истерзала эту еще молодую, излучающую свет и красоту женщину, которой она предстает на всех фото. Летопись последней горькой любви легла в основу поэтической книги “Сто часов счастья”, вышедшей в 1965 году. Могила поэтессы находится на 20-м участке Ваганьковского кладбища Москвы.

Библиография

  • 1945 — «Первая книга»
  • 1954 — «Пути-дороги»
  • 1956 — «Дорога на Клухор»
  • 1958 — «Память сердца»
  • 1961 — «Второе дыхание»
  • 1963 — «Лирика»
  • 1969 — «Лирика»
  • 1965 — «Сто часов счастья»
Page 2

24smi.org

Вероника Тушнова и Александр Яшин

Вероника Тушнова и Александр Яшин — две дороги любви

Не сольются никогда зимы долгие и лета: у них разные привычки и совсем несхожий вид… (Б. Окуджава)
Хмурую землю стужа сковала, небо по солнцу затосковало. Утром темно, и в полдень темно, а мне всё равно, мне всё равно! А у меня есть любимый, любимый, с повадкой орлиной, с душой голубиной, с усмешкою дерзкой, с улыбкою детской, на всём белом свете один-единый. Он мне и воздух, он мне и небо, всё без него бездыханно и немо… А он ничего про это не знает, своими делами и мыслями занят, пройдёт и не взглянет, и не оглянется, и мне улыбнуться не догадается. Лежат между нами на веки вечные не дальние дали — года быстротечные, стоит между нами не море большое — горькое горе, сердце чужое. Вовеки нам встретиться не суждено… А мне всё равно, мне всё равно, а у меня есть любимый, любимый! Думалось, всё навечно, Как воздух, вода, свет: Веры её беспечной, Силы её сердечной Хватит на сотню лет. Вот прикажу — И явится, Ночь или день — не в счёт, Из-под земли явится, С горем любым справится, Море переплывёт. Надо — Пройдёт по пояс В звёздном сухом снегу, Через тайгу На полюс, В льды, Через «не могу». Будет дежурить, Коль надо, Месяц в ногах без сна, Только бы — рядом, Рядом, Радуясь, что нужна. Думалось Да казалось… Как ты меня подвела! Вдруг навсегда ушла — С властью не посчиталась, Что мне сама дала. С горем не в силах справиться, В голос реву, Зову. Нет, ничего не поправится: Из-под земли не явится, Разве что не наяву. Так и живу. Живу?

Вероника Михайловна Тушнова, известная советская поэтесса, родилась 27 марта 1915 года в Казани в семье профессора медицины Казанского университета Михаила Тушнова и его жены, Александры, урождённой Постниковой, выпускницы Высших женских Бестужевских курсов в Москве.

Переехав в Ленинград, она закончила учёбу в медицинском институте, начатую ещё в Казани, вышла замуж за известного врача Юрия Розинского и родила в 1939 году дочь Наталью. Второй муж Тушновой — физик Юрий Тимофеев.

Подробности семейной жизни Вероники Тушновой неизвестны — многое не сохранилось, потерялось, родственники тоже хранят молчание.

Она рано начала писать стихи и после окончания войны, во время которой ей пришлось работать в госпиталях, навсегда связала свою жизнь с поэзией.

Неизвестно, при каких обстоятельствах и когда точно познакомилась Вероника Тушнова с поэтом и писателем Александром Яшиным (1913–1968), которого она так горько и безнадежно полюбила и которому посвятила свои самые прекрасные стихи, вошедшие в её последний сборник «Сто часов счастья». Безнадежно — потому что Яшин, отец семерых детей, был женат уже третьим браком. Близкие друзья шутя называли семью Александра Яковлевича «яшинским колхозом».

«Неразрешимого не разрешить, неисцелимого не исцелить…». А исцелиться от своей любви, судя по её стихам, Вероника Тушнова могла только собственной смертью.

Лев Аннинский в своей статье «Вероника Тушнова: «Не отрекаются, любя…» связывает основные события в жизни моих героев с 1961-м годом:

В 1961-м — страстная, неукротимая, почти невменяемая, иногда нарочито косноязычная жрица любви, не признающая законов и не знающая преград…

Они встречались тайно, в других городах, в гостиницах, ездили в лес, бродили целыми днями, ночевали в охотничьих домиках. А когда возвращались на электричке в Москву, Яшин просил Веронику выходить за две-три остановки, чтобы их не видели вместе.

Сохранить отношения в тайне не получилось. Друзья осуждают его, в семье настоящая трагедия. Разрыв с Вероникой Тушновой был предопределён и неизбежен.

Жизнь Александра Яшина — и литературная, и личная — не из лёгких. И ему было от чего отчаиваться (об этом ниже). Я не знаю, какими событиями вызвано стихотворение «Отчаяние», датированное 1958-м годом. Литературной травлей за правду о русской деревне (рассказ «Рычаги»)? Страхом за судьбу семьи, связанным с этим? Любовью?

Матерь божья, не обессудь, По церквам я тебя не славлю, И теперь, взмолившись, ничуть Не юродствую, не лукавлю. Просто сил моих больше нет, Всех потерь и бед не измерить, Если меркнет на сердце свет, Хоть во что-нибудь надо верить. Ни покоя давно, ни сна, Как в дыму живу, как в тумане… Умирает моя жена, Да и сам я на той же грани. Разве больше других грешу? Почему же за горем горе? Не о ссуде тебя прошу, Не путёвки жду в санаторий. Дай мне выбиться из тупика. Из распутья, из бездорожья, Раз никто не помог пока, Помоги хоть ты, матерь божья.

Когда я думаю об Александре Яшине, всех перипетиях его жизни, его ярком русском характере, о его сердце, пытающемся вместить в себя все беды и горести, одинаково болеющем за судьбу Отчизны и конкретного человека, мне приходит в голову одно высказывание Ф. М. Достоевского. В моей вольной интерпретации оно звучит так: широк русский человек, можно бы сузить. Не укор в этой фразе — констатация. Просто, как мне кажется, Федор Михайлович походя, в нескольких словах, объяснил, откуда он черпает сюжеты для своих романов, необъяснимых и зачастую непонятных людям, от России далёким.

Вот такая предыстория появления последних стихов Вероники Тушновой — пронзительных и исповедальных — ярчайшего образца женской любовной лирики.

А вот такими предстают мои герои в описаниях знавших их людей:

«У Вероники — красота жгуче-южная, азиатская (скорее персидского, чем татарского типа)» (Лев Аннинский)

«Ошеломляюще красива» (Марк Соболь)

«Красивая, черноволосая женщина с печальными глазами (за характерную и непривычную среднерусскому глазу красоту её называли смеясь «восточной красавицей»)»

«Вероника была потрясающе красива! Все мгновенно влюблялись в неё… Не знаю, была ли она счастлива в жизни хотя бы час… О Веронике нужно писать с позиции её сияющего света любви ко всему. Она из всего делала счастье…» (Надежда Ивановна Катаева-Лыткина)

«У моего стола присаживалась Вероника Тушнова. От неё заманчиво пахло хорошими духами, и как ожившая Галатея, она опускала скульптурные веки…» (Ивинская О. В. «Годы с Борисом Пастернаком: В плену времени»)

«…У неё с детства сформировалось язычески восторженное отношение к природе. Она любила бегать босой по росе, лежать в траве на косогоре, усыпанном ромашками, следить за спешащими куда-то облаками и ловить в ладони лучики солнца.

Она не любит зиму, зима у неё ассоциируется со смертью» («Русская жизнь»)

Когда Вероника лежала в больнице в онкологическом отделении, Александр Яшин навещал её. Марк Соболь, долгие годы друживший с Вероникой, стал невольным свидетелем одного из таких посещений:

Я, придя к ней в палату, постарался её развеселить. Она возмутилась: не надо! Ей давали злые антибиотики, стягивающие губы, ей было больно улыбаться. Выглядела она предельно худо. Неузнаваемо. А потом пришёл — он! Вероника скомандовала нам отвернуться к стене, пока она оденется. Вскоре тихо окликнула: «Мальчики…». Я обернулся — и обомлел. Перед нами стояла красавица! Не побоюсь этого слова, ибо сказано точно. Улыбающаяся, с пылающими щеками, никаких хворей вовеки не знавшая молодая красавица. И тут я с особой силой ощутил, что всё, написанное ею, — правда. Абсолютная и неопровержимая правда. Наверное, именно это называется поэзией…

В последние дни перед смертью она запретила пускать Александра Яшина к себе в палату — хотела, чтобы он запомнил её красивой, весёлой, живой.

«Какое огромное впечатление Александр Яковлевич производил везде, где появлялся. Это был красивый, сильный человек, очень обаятельный, очень яркий»

«Меня немало удивил облик Яшина, который показался мне не очень деревенским, да пожалуй, не очень и русским. Большой, горделиво посаженный орлиный нос (у нас такого по всей Пинеге не сыщешь), тонкие язвительные губы под рыжими, хорошо ухоженными усами и очень цепкий, пронзительный, немного диковатый глаз лесного человека, но с усталым, невесёлым прижмуром…» (Фёдор Абрамов)

«… Вологодский крестьянин, он был и похож на крестьянина, высокий, ширококостый, лицо лопатой, доброе и сильное… Глаза с хитроватым крестьянским прищуром, пронзительно-умные» (Григорий Свирский)

«Почему без миллионов можно? Почему без одного нельзя?»

Хоть разбейся, хоть умри — не найти верней ответа, и куда бы наши страсти нас с тобой ни завели, неизменно впереди две дороги — та и эта, без которых невозможно, как без неба и земли. (Б. Окуджава)

Рассказывают, что именно Александр Яшин дал рекомендацию в Союз писателей Булату Окуджаве.

Так кто же он — «один единый», который стал воздухом и небом для Вероники Тушновой?

Яшин (настоящая фамилия — Попов) Александр Яковлевич (1913–1968), поэт, прозаик. Родился 14 марта (27 н. с.) в деревне Блудново Вологодской области в крестьянской семье. В годы Отечественной войны ушёл добровольцем на фронт и в качестве военного корреспондента и политработника участвовал в обороне Ленинграда и Сталинграда, в освобождении Крыма.

Именно Яшину во многом обязаны своим становлением в русской литературе поэт Николай Рубцов и прозаик Василий Белов.

После выхода рассказов «Рычаги» и «Вологодская свадьба» для лауреата Сталинской премии закрылись двери издательств и редакций. Многие его произведения остались недописанными.

Его любит удивительная женщина, талантливая, красивая, тонко чувствующая… «А он ничего про это не знает, своими делами и мыслями занят… пройдёт и не взглянет, и не оглянется, и мне улыбнуться не догадается».

«Не случайны на земле две дороги — та и эта, та натруживает ноги, эта душу бередит», — писал в своём стихотворении Булат Окуджава.

«Натруживало ноги» Александру Яшину многое — и гражданская позиция, когда он, как мог, утверждал в своих рассказах и стихотворениях своё право на правду, и огромная семья, в которой тоже не всё просто складывалось, и тот образ радетеля народных традиций, которому должен был следовать отец семерых детей, любящий и заботливый муж, нравственный ориентир для начинающих писателей

Из дневниковых записей 1966 года:

«Уже давно у меня появилось желание творческого одиночества — этим объясняется и строительство дома на Бобришном Угоре… Очень уж моя жизнь стала тяжёлой, безрадостной в общественном плане. Я слишком много стал понимать и видеть и ни с чем не могу примириться…

Переселение на Бобришный Угор… Разложил свои тетрадки и гляжу в окно, наглядеться не могу. Мать и сестра ушли домой под дождём.

Я остался и рад. Удивительное чувство покоя. Пожалуй, сейчас я понимаю отшельников, старых русских келейников, их жажду одиночества… Из-за одной этой лунной тихой, правда ещё холодной, ночи стоило строить мою избу… Мне такое заточение в глуши лесов, снегов дороже славы и наград — ни униженья, ни оскорбленья, ни гоненья. Я тут всегда в своём дому, в своём лесу. Здесь родина моя…» («Первое сентября»)

А вот и тот самый образ, который должен был утвердиться в сознании читателей. В. Н. Бараков в статье «Живое слово Яшина» пишет:

Александр Яшин был верующим человеком, в его квартире хранились иконы, складень, Библия, с которыми он никогда не расставался; он соблюдал православные посты, жил аскетически, не позволяя себе ничего лишнего. В его доме на Бобришном Угоре — только жёсткий топчан, письменный стол, самодельный журнальный столик — подарок от Василия Белова.

На Бобришном Угоре… он горел душой в уединённой молитве, ведь ближе всего к молитве — именно лирическая поэзия.

«В последние дни жестокой болезни, — рассказывает дочь, — он, высоко поднимая руку, перелистывал в воздухе страницы невидимой книги, говорил, что знает теперь, как надо писать… А то, очнувшись, много раз на день обращался напрямую: «Господи, я иду с Тобой на соединение!..»

«Такие, как Яшин, — заключает дочь поэта, — вели за собой своё поколение, творчеством своим воспитывали, поддерживали, подпитывая в человеке нравственную душевную основу…»

Но была и другая дорога. На этой дороге яркого, неистово любящего жизнь во всех её проявлениях, влюбчивого человека, ждало много осложнений.

У Александра Яшина есть стихотворение, датированное 1959 годом — «Ты такое прощала…».

Ты такое прощала, Так умела любить, Так легко забывала, Что другим не забыть… …Только лжи не стерпела, Лжи одной не снесла, Оправдать не сумела И понять не смогла.

Наверное, это о жене, о Злате Константиновне, матери его младших детей.

И ещё. Любимый, скорбящий на могиле женщины, ставшей его горькой, предсказанной ею же потерей (Тушнова умерла в 1965-м), в 1966 году пишет:

А ведь, наверно, ты где-то есть? И не чужая — Моя… Но какая? Красивая? Добрая? Может, злая?.. Не разминуться бы нам с тобою.

Опять ожидание новой любви? И тут же осознание — «Ничьей любви до срока не сберёг…» («Отходная», 1966).

«И превратятся мои откровения в самые лучшие стихотворения», — писал Яшин в 1961-м году. Воистину это так, потому что в последние годы жизни его буквально прорвало, и я просто советую найти, прочитать и сравнить ранние и поздние его стихи.

И каких бы посмертных памятников ему ни возводили, в какие белые одежды его бы ни обряжали, лучшим, нерукотворным памятником самому себе я считаю вот эти правдивые, откровенные, выстраданные всей жизнью строки стихотворения того же 1966 года «Переходные вопросы», посвящённого Константину Георгиевичу Паустовскому:

Какой мерой мерится Моя несуразица? И в бога не верится, И с чёртом не ладится.

Вот так и свела судьба «женщину в окне в платье розового цвета», избравшую «прекрасную, но напрасную» дорогу, и мужчину, для которого «неизменно впереди две дороги — та и эта, без которых невозможно, как без неба и земли»… В сказках говорится — они жили счастливо и умерли в один день.

Мои герои родились в один день — 27 марта.

«Эта женщина в окне в платье розового цвета утверждает, что в разлуке невозможно жить без слёз»

(Б. Окуджава)

…А мне говорят: нету такой любви. Мне говорят: как все, так и ты живи! А я никому души не дам потушить. А я и живу, как все когда-нибудь будут жить!

Но когда б в моей то было власти, вечно путь я длила б, оттого что минуты приближенья к счастью много лучше счастья самого.

***

Я боялась тебя, я к тебе приручалась с трудом, я не знала, что ты мой родник, хлеб насущный мой, дом!

Но ты в другом, далёком доме и даже в городе другом. Чужие властные ладони лежат на сердце дорогом.

Ты не думай, я смелая, не боюсь ни обиды, ни горя, что захочешь — всё сделаю, — слышишь, сердце моё дорогое?

Мне остались считанные вёсны, так уж дай на выбор, что хочу: ёлки сизокрылые, да сосны, да берёзку — белую свечу.

Не кори, что пожелала мало, не суди, что сердцем я робка. Так уж получилось, — опоздала … Дай мне руку! Где твоя рука?

Не нужны мне улыбки льстивые, не нужны мне слова красивые, из подарков хочу одно я — сердце твоё родное.

Я тебе не помешаю и как тень твоя пройду… Жизнь такая небольшая, а весна — одна в году. Там поют лесные птицы, там душа поёт в груди… Сто грехов тебе простится, если скажешь:

— Приходи!

Я Тебе не всё ещё рассказала, — знаешь, как я хожу по вокзалам? Как расписания изучаю? Как поезда по ночам встречаю?

Я говорю с тобой стихами, остановиться не могу. Они как слёзы, как дыханье, и, значит, я ни в чем не лгу…

Всё необычно этим летом странным: и то, что эти ели так прямы, и то, что лес мы ощущаем храмом, и то, что боги в храме этом — мы!

Разжигаю костры и топлю отсыревшие печи, и любуюсь, как ты расправляешь поникшие плечи, и слежу, как в глазах твоих льдистая корочка тает, как душа твоя пасмурная рассветает и расцветает.

Ты научил меня терпенью птицы, готовящейся в дальний перелёт, терпенью всех, кто знает, что случится, и молча неминуемого ждёт.

То колкий, то мягкий не в меру, то слишком весёлый подчас, ты прячешь меня неумело от пристальных горестных глаз…

Может, все ещё сбудется? Мне — лукавить не стану — всё глаза твои чудятся, то молящие, жалкие, то весёлые, жаркие, счастливые, изумлённые, рыжевато-зелёные.

Ты ведь где-то живёшь и дышишь, улыбаешься, ешь и пьёшь… Неужели совсем не слышишь? Не окликнешь? Не позовёшь? Я покорной и верной буду, не заплачу, не укорю. И за праздники, и за будни, и за всё я благодарю.

Не сердись на свою залётную птицу, сама понимаю, что это плохо.

Только напрасно меня ты гонишь, словами недобрыми ранишь часто: я не долго буду с тобой — всего лишь до своего последнего часа.

Сутки с тобою, месяцы — врозь… Спервоначалу так повелось. Уходишь, приходишь, и снова, и снова прощаешься, то в слёзы, то в сны превращаешься.

А сны всё грустнее снятся, а глаза твои всё роднее, и без тебя оставаться всё немыслимей! Всё труднее!

Всегда была такая, как хотел: хотел — смеялась, а хотел — молчала… Но гибкости душевной есть предел, и есть конец у каждого начала.

Ты не любишь считать облака в синеве. Ты не любишь ходить босиком по траве. Ты не любишь в полях паутин волокно, ты не любишь, чтоб в комнате настежь окно, чтобы настежь глаза, чтобы настежь душа, чтоб бродить, не спеша, и грешить не спеша.

Над скалистой серой кручей плавал сокол величаво, в чаще ржавой и колючей что-то сонно верещало. Под румяною рябиной ты не звал меня любимой, целовал, в глаза не глядя, прядей спутанных не гладя.

Вокруг меня как будто бы ограда чужих надежд, любви, чужого счастья… Как странно — всё без моего участья. Как странно — никому меня не надо…

Говорят: «Вы знаете, он её бросил…». А я без Тебя как лодка без вёсел.

Знаешь ли ты, что такое горе? А знаешь ли ты, что такое счастье?

Как подсудимая стою… А ты о прошлом плачешь, а ты за чистоту свою моею жизнью платишь.

Ну что же, можешь покинуть, можешь со мной расстаться, — из моего богатства ничего другой не отдастся. Не в твоей это власти, как было, так всё и будет. От моего злосчастья счастья ей не прибудет.

Меня одну во всех грехах виня, всё обсудив и всё обдумав трезво, желаешь ты, чтоб не было меня… Не беспокойся — я уже исчезла.

Ты не горюй обо мне, не тужи, — тебе, а не мне доживать во лжи, мне-то никто не прикажет: — Молчи! Улыбайся! — когда хоть криком кричи. Не надо мне до скончанья лет думать — да, говорить — нет. Я-то живу, ничего не тая, как на ладони вся боль моя, как на ладони вся жизнь моя, какая ни есть — вот она я!

Я не плыву,— иду ко дну, на три шага вперёд не вижу, себя виню, тебя кляну, бунтую, плачу, ненавижу… У всех бывает тяжкий час, на злые мелочи разъятый. Прости меня на этот раз, и на другой, и на десятый, — ты мне такое счастье дал, его не вычтешь и не сложишь, и сколько б ты ни отнимал, ты ничего отнять не сможешь. Не слушай, что я говорю, ревнуя, мучаясь, горюя… Благодарю! Благодарю! Вовек не отблагодарю я!

Не добычею, не наградою, — была находкой простою. Оттого, наверно, не радую, потому ничего не стою. Только жизнь у меня короткая, только твёрдо и горько верю: не любил ты свою находку — полюбишь потерю…

Я стою у открытой двери, я прощаюсь, я ухожу. Ни во что уже не поверю, — всё равно напиши, прошу! Чтоб не мучиться поздней жалостью, от которой спасенья нет, напиши мне письмо, пожалуйста, вперёд на тысячу лет. Не на будущее, так за прошлое, за упокой души, напиши обо мне хорошее. Я уже умерла. Напиши!

Я прощаюсь с тобой у последней черты. С настоящей любовью, может, встретишься ты.

Сто часов счастья, чистейшего, без обмана. Сто часов счастья! Разве этого мало?

Не отрекаются, любя…

Не отрекаюсь я —

Будь всё по-старому.

Уж лучше маяться,

Как жизнь поставила…

***

Как вы подумать только могли, что от семьи бегу? Ваш переулок — не край земли, я — не игла в стогу… В мире то оттепель, то мороз — трудно тянуть свой воз. Дружбы искал я, не знал, что нёс столько напрасных слёз.

Я тебя не хочу встречать. Я тебя не хочу любить. Легче воду всю жизнь качать, на дороге камни дробить. Лучше жить в глуши, в шалаше, там хоть знаешь наверняка, почему тяжело на душе, отчего находит тоска…

Воскресни! Возникни! Сломалась моя судьба. Померкли, поникли все радости без тебя. Пред всем преклоняюсь, чем раньше не дорожил. Воскресни! Я каюсь, что робко любил и жил.

А мы друг друга и там узнаем. Боюсь лишь, что ей без живого огня шалаш мой уже не покажется раем, и, глянув пристально сквозь меня, по давней привычке ещё послушна, добра и доверчива, там она уже не будет так влюблена, так терпеливо великодушна.

Подари мне, боже, ещё лоскуток шагреневой кожи! Не хочу уходить! Дай мне, боже, ещё пожить. И женщины, женщины взгляд влюблённый, чуть с сумасшедшинкой и отрешённый, самоотверженный, незащищённый…

Так чего же мне желать вкупе со всеми? Надо просто умирать, раз пришло время…

Умирала Вероника Михайловна в тяжёлых мучениях. Поэтессы не стало 7 июля 1965 года. Яшин, потрясённый смертью Тушновой, опубликовал в «Литературной газете» некролог и посвятил ей стихи — своё запоздалое прозрение, исполненное болью потери.

В начале 60-х на Бобришном Угоре, вблизи родной деревни Блудново (Вологодская область), Александр Яшин построил себе дом, куда приезжал для работы, переживал тяжёлые моменты.

Через три года после смерти Вероники, 11 июня 1968-го, умер и он. И тоже от онкологического заболевания.

На Угоре, согласно завещанию, его и похоронили. Яшину было всего пятьдесят пять лет.

О том, что не вошло в официальные биографии.Александр Яшин

В своём очерке «Кто такая Ольга Ваксель, мы не знаем…» я уже писала об избирательной памяти и посмертных памятниках поэтам.

В большинстве публикаций, посвящённых А. Яшину, я опять вижу глухое, контекстное упоминание о жёнах и детях Яшина от первых браков. Наталью, пятого ребёнка из семи, почему-то называют старшей дочерью поэта, имея в виду, что седьмой — Михаил — её младший брат. В сущности, кажется, пустяк, а на самом деле такая избирательность заставляет с недоверием относиться к любым воспоминаниям и комментариям «заинтересованных лиц». Я понимаю, что Александр Яшин представляет течение в литературе, предполагающее мифологизированный, очищенный от скверны образ автора. Но всё же… всё же… Хотелось бы выйти за рамки канонизированного образа и побольше узнать о реальном человеке, которого так безгранично и безнадежно любила эта удивительная женщина, возвышенная и земная одновременно, — Вероника Тушнова.

Некоторые факты мы узнаём из дневника Александра Яшина (Электронная версия газеты «Литературный дневник»):

«Вчера в Литфонде записал своих детей на эвакуацию со второй партией. Из Москвы выезжают все лишние» (8 июля 1941 г.)

«От жены вчера — открытка. Переехала в Никольск. Неприятно и неспокойно для меня это. Не верю я женщинам» (11 октября 1941 г.)

«Уже третий день, как меня мучает какое-то беспокойство, предчувствие чего-то нехорошего. На душе, что называется, кошки скребут. Вероятно, всё связано с мыслями о жене, о Гале… Она ещё не выехала. Надо вернуться к детям, жить для них… Не надо было опять жениться» (30 июня 1942 г.)

«Слава (секретарь партбюро Литературного института, подруга А. Я. Яшина) познакомила с архитектором, студенткой Литинститута Златой Константиновной Ростковской» (8 мая 1943 г.)

«Опять была Злата Константиновна. И каждый раз я довожу её до слёз. Нехорошо. Самому стыдно, что я такой дикий и злой» (28 июня 1943 г.)

«Злата ночью родила дочь» (5 января 1945 г.)

Злата Константиновна родилась (14) 27 мая 1914 года в семье старшего врача лазарета штаба Владивостокской крепости, дворянина Константина Павловича и архитектора Екатерины Георгиевны Ростковских. С юных лет писала стихи, поступила в Литературный институт в Москве, где и познакомилась с вологжанином Александром Яшиным. У них родилось двое детей — Наталья и Михаил. В 1999 году вышел сборник стихотворений Златы Поповой-Яшиной, которые она писала всю жизнь как дневник.

Из воспоминаний дочери Натальи:

Николай Рубцов, может быть, меньше других бывал у нас — стеснялся, наверно. Он жил у нас в 1966 году в очень горькое для нашей семьи время. Все наши думы были о другом: хотелось видеть только одного человека — брата Сашу. Рубцов пришёл в дом с состраданием, со словами утешения. Чтобы и его как-то согреть, мама отдала тогда особенно дорогое для неё пальто погибшего сына…

Михаил Яшин:

«Я — младший сын Александра Яшина. Пианист, окончил Московскую консерваторию по классу профессора Веры Горностаевой. В 1981 году, женившись на дочери русской эмигрантки, переехал в Париж, где и проживаю по сей день» (Вологодская областная газета «Красный север», 25 марта 2006 г.)

Александр Яшин, «Вместе с Пришвиным» (1962):

Я расскажу, как Михаил Михайлович (Пришвин — прим. авт.) дал имя человеку.

В 1953 году у меня родился сын, и мы долго не могли подобрать для него подходящего имени. Он был седьмым…

Я решил позвонить Пришвину.

— Михаил Михайлович, сын родился… — Имени подобрать не можем.

— Подумать надо! — Михаил Михайлович явно тянул, думал. — Есть два хороших имени, — наконец сказал он… — Первое — Дмитрий.

— Так! А второе?..

— Тогда вот второе — Михаил…

— Ах ты, мой Миша Малый! — говорю я…

Так сколько же детей было в семье Александра Яковлевича и Златы Константиновны?

Здесь упоминается дочь поэта — Татьяна, а здесь — внук Костя Смирницкий, в связи с подзабытым Московским народным фронтом.

В книге Григория Свирского «Герои расстрельных лет» рассказывается о «Литературной Москве», запрещённой в 1956 году после выхода двух её первых томов.

Во втором томе был напечатан рассказ Александра Яшина «Рычаги», после которого началась многолетняя травля писателя, лауреата Сталинской премии.

Г. Свирский упоминает шестерых детей Яшина в связи с началом разгромной критики рассказа. По его словам, шестнадцатилетний сын писателя застрелился в пустом кабинете отца:

Это так потрясло Александра Яшина, что он и сам заболел и больше уже не вышел из больницы… Он держал, в последние свои часы, Злату Константиновну за руку, плакал и казнился…

А, по словам хирурга бывшей «Кремлевки» Прасковьи Николаевны Мошенцевой, сын Александра Яшина покончил собой из-за любви.

Из воспоминаний об А. Яшине Капитолины Кожевниковой:

У него была трудная судьба литератора, человека — большая семья, душевнобольная жена… Сплетен да разговоров разных вокруг него было предостаточно» (www.vestnik.com, 25 декабря 2002 г.)

Судя по всему, «душевнобольная жена» — это вторая жена поэта Галя («Не надо было опять жениться…»), в третьем браке у него родилось трое детей, а не двое. И не исключено, что ребёнок от второго брака (сын? дочь?) воспитывался в семье поэта, поскольку Вероника Тушнова не хотела разрушать семью, в которой было ЧЕТВЕРО детей.

Злата Константиновна Попова-Яшина и Наталья Александровна Яшина сохраняют наследие мужа и отца, принимают участие в подготовке и издании его книг.

Вероника Тушнова

О судьбе её мужей я не нашла информации. Первый — Юрий Розинский, отец Натальи, дочери Тушновой — был врачом-психиатром. Ольга Ивинская в своей книге «Годы с Борисом Пастернаком: В плену времени» писала, что он «спасал от менингита моего двухлетнего сына».

Была ли Вероника Тушнова замужем или второй брак уже распался, когда она встретила Александра Яшина, мне неизвестно.

Наталья Савельева писала в своём очерке «Две остановки до счастья» («Новая газета», 14 февраля 2002 г.):

Единственное документальное свидетельство этой любви — воспоминания Фёдора Абрамова. Из-за советского ханжества они изымались из его собраний сочинений и единственный раз увидели свет в 1996 году в архангельской газете «Правда Севера»: «Понимаю, хорошо понимаю, как рискованно касаться такой деликатной области человеческих отношений, как любовь двух людей, да ещё немолодых, семейных, доживающих свои последние годы. Снова заставить кровоточить ещё, может быть, не совсем зарубцевавшиеся раны у близких, снова оживить пламя страстей, которые когда-то вызывали столько пересудов и кривотолков…

Единственное ли? В 1973 году Эдуард Асадов написал стихотворение «Веронике Тушновой и Александру Яшину» («Я не открою, право же, секрета…»). Его можно прочитать в книге: Эдуард Аркадьевич Асадов, «Избранное», Смоленск: Русич, 2003. — 624 с.

Дочь Вероники Тушновой, Наталья Юрьевна Розинская, упоминается в различных изданиях книг матери в качестве составителя, принимает участие в различных литературных мероприятиях.

Палома, август 2006 года

www.vilavi.ru

Творчество и биография Вероники Тушновой

Тушнова Вероника Михайловна – известная русская поэтесса. Ее волнующие душу стихотворения наполнены лиризмом и удивительно бережным отношением к любви.

Уроженка Казани выросла в семье профессора медицины Тушнова Михаила Павловича и Постниковой Александры Георгиевны.

1911 или 1915?

Официальной датой рождения, указанной в автобиографии, некоторых биографических статьях и на могильном памятнике поэтессы, считается 14 марта 1915 года. Однако, согласно материалам Казанского литературного музея имени Горького и вышедшему сборнику стихотворений «За это можно все отдать», составителем которого является дочь Вероники Тушновой - Наталья Розинская, утверждается, что реальной датой рождения Веры Тушновой является 27 марта 1911 года. Данная дата указана в выписке из метрической книги, подтверждающей ее крещение в 1911 году. Также в подтверждение этого говорит тот факт, что школу девушка окончила в 1928 году; в том же году стала студенткой медицинского факультета Казанского университета, что никак не являлось возможным в 13-летнем возрасте.

Биография Вероники Тушновой

Семья Веры до революции жила достаточно благополучно, а затем все рухнуло. В воспоминаниях Веры мама прячется с ней от обстрела по подвалам, вокруг все горит и грохочет. Тиф, голод, гражданская война, смерть и разруха, приход Советской власти и скромная жизнь на папину зарплату.

С малых лет Вероника Тушнова, биография которой всю жизнь была связана с поэзией, увлекалась поэзией и живописью, сочинять стихи начала рано. Девочка любила бегать по траве босиком, лежать на усыпанном ромашками косогоре, ловить лучики солнца в ладони и наблюдать за окружающим миром с его чирикающими, поющими, ползающими обитателями. Все самое интересное, что наиболее впечатляло детское воображение, Вероника фиксировала в рисунках или поэтических строках, которые приходилось прятать от отца, видящего будущее дочери только в медицинской отрасли.

Литературное начало

Школа № 14 имени А. Н. Радищева с усиленным изучением иностранных языков, в которой училась Вера, считалась одним из лучших заведений города Казани, поэтому неудивительно, что столь прилежная ученица хорошо владела английским и французским. Также ученице хорошо давалась литература; ее одаренность в этой сфере заметил школьный преподаватель Скворцов Борис Николаевич, часто зачитывавший вслух сочинения Тушновой в качестве образцовых.

Далее, по настоянию отца, характеризовавшегося властным, можно даже сказать, деспотичным характером, Вера в 1928 году стала студенткой медицинского факультета института. В 1931 году, в связи с назначением родителя на новое место работы, семья перебралась в столицу, в квартиру на Новинском бульваре, полученную за заслуги на медицинском поприще, а в 1936 году, после смерти Михаила Павловича, – в Ленинград, где Вера продолжила обучение и получила диплом врача. Четырех лет учебы для молодой девушки оказалось достаточно, чтобы понять ошибочность выбора жизненного пути. Ей больше по нраву были занятия живописью и поэтические пробы пера. В 1938 году Вера вышла замуж за известного психиатра Юрия Розинского, от которого родила дочь Наталью в 1939 году. Однако первый брак оказался скоротечным и быстро распался. Что стало этому причиной – никому не известно: информации относительно дел сердечных, к сожалению, не сохранилось; возможно, многое просто умалчивается членами семьи Веры.

Стихи Вероники Тушновой, начавшей писать рано, впервые были опубликованы в 1938 году; в послевоенный период поэзия вошла в ее жизнь навсегда. В 1941 году молодая женщина, желая всерьез и профессионально заниматься поэзией и филологией, поступила в Литературный институт имени Горького, но приход войны не дал возможности учиться. С больной мамой и ребенком (отца к тому времени уже не было в живых) она переехала в Казань, где устроилась работать в нейрохирургический госпиталь для раненых бойцов Красной Армии палатным врачом. Биография Вероники Тушновой продолжилась в тяжелой, изнуряющей работе, не мешавшей творить: в ночные дежурства девушка все время что-то писала, за что больные ласково называли ее «доктор с тетрадкой». Зимой 1943 года вернулась в Москву в качестве врача-ординатора в госпитале. В 1944 году в издании «Новый мир» было опубликовано ее стихотворение «Хирург», посвященное Н. Л. Чистякову - операционному опытному эскулапу, ее коллеге по госпиталю. В 1944 году в «Комсомольской правде» был издан цикл «Стихи о дочери», положительно воспринятый читательской аудиторией.

Творчество Вероники Тушновой

«Первая книга», опубликованная издательством «Молодая гвардия» в 1945 году, стала дебютным сборником поэм и стихотворений 29-летней Веры. Новое в поэзии имя осталось практически незамеченным и раскритикованным мастерами литературного дела. Критики считали ее стихи пафосными и надуманными. Следующий сборник, «Пути-дороги», с которым поэтесса Вероника Тушнова медлила по причине боязни грубых насмешек, был опубликован через 9 лет, в 1954 году; поэтесса просто не решалась свое детище выпустить в свет.

Эта книга написана по мотивам поездок по стране, стихи навеяны новыми людьми и знакомствами, яркими впечатлениями, своеобразной атмосферой аэропортов, вокзалов и поездов. Размышления, наблюдения и дорожные переживания органично вплетены в любовные и лирические сюжеты. Но даже в этом сборнике критики рассмотрели недочеты, считая, что Тушнова не нашла собственного голоса и своего творческого лица. Но читатель легко и искренне принял душевную лирику, по-женски глубокую и нежную.

Пятидесятые годы в жизни поэтессы

Все это десятилетие молчания поэтесса Вероника Тушнова, биография которой вызывает искренний интерес почитателей ее творчества, упорно и плодотворно работала: писала очерки в газете, вела в литературном институте творческий семинар, рецензировала в издательстве «Художественная литература», переводила великолепно с подстрочников Рабиндраната Тагора. Все эти годы Вероника искала себя в поэзии: мучительно, тяжело, часто сбиваясь с такта. В 1952 году была написана поэма «Дорога на Клухор», вошедшая в книгу 1954 года и прекрасно встреченная критиками; современный читатель видит в строках этого произведения некоторую натянутость тона, нарочитость тем, чуждую поэтессе риторическую экзальтацию, ложный пафос и тягу к масштабности – набор, присущий ныне забытой советской поэзии.

Не отрекаются, любя…

Наиболее знаменитое стихотворение Тушновой – «Не отрекаются любя». Впервые романс на музыку Минкова Марка прозвучал в спектакле Московского театра имени Пушкина в 1976 году; хитом, звучащим на протяжении нескольких десятилетий, его сделала Алла Пугачева в 1977 году. Примадонна российской эстрады называет эту песню ключевой в своем репертуаре и признавала, что во время исполнения ее сердце сжимается, и на глаза наворачиваются слезы.

Дневник последней любви

Стихи Вероники Тушновой пронзительно отзываются в сердце каждой читательницы, вспоминающей свои счастливые мгновения и горькие минуты, свою «вьюгу», чувствующей неумолимый бег времени и наивно верящей в свое счастье.

А ты придешь, когда темно,Когда в стекло ударит вьюга…Когда припомнишь, как давно

Не согревали мы друг друга!

Эти строки, выученные и переписанные многими читательницами, принесли Вере Михайловне известность, голос поэтессы набрал высоту, силу и уверенность. С максимальной полнотой обостренная лирика автора раскрылась в последние годы ее жизни: это были книги Вероники Тушновой «Второе дыхание», «Память сердца» и «Сто часов счастья» - дневник ее последней любви, написанный поэтессой во время смертельной болезни.

В этих произведениях остро описаны радость и горе, надежды и утраты, настоящее и будущее. В них Вероника Тушнова, биография которой и сегодня вызывает искренний интерес со стороны молодого поколения, размышляет о глубоких человеческих отношениях и высокой любви.

Сердечная драма Веры Тушновой

Фото Вероники Тушновой ярко передает неземное очарование этой красивой черноволосой женщины с печальными карими глазами, которую все называли «восточной красавицей»; поэтесса во весь голос говорила о любви и взывала к подлинным человеческим отношениям. На ее стихотворениях выросло целое поколение девчонок, к которым пришла Любовь; поэтесса сама переживала сердечную драму. Любовь Вероники Тушновой яркая, чистая, разделенная, оказалась недосягаемой, потому что сердце любимого принадлежало другой женщине.

Александр Яшин и Вероника Тушнова

Личная жизнь Вероники Тушновой – ее счастье и ее трагедия. С поэтом Александром Яшиным – человеком с ярким русским характером, широким сердцем, пытающимся вместить в себя боли и беды как одного человека, так и Отчизны в целом, - судьба ее свела после (или во время?) второго неудачного замужества с физиком Юрием Тимофеевым. Биография Вероники Тушновой не сохранила подробностей двух неудачных замужеств; в браке со вторым мужем она прожила 10 лет, но ни одному из мужей она не посвящала таких страстных строк, как Яшину – единственному мужчине, которого любила по-настоящему.

А он был женат, растил семерых детей и не мог бросить семью. Возможно, и Вера не смогла бы решиться соединить с ним судьбы, ведь это решение было бы больше трагическим, чем счастливым. Поэтому она страдала, любила тонко и обостренно, доверяя свои чувства тетрадным строкам, созданным в крайнем страдании и безмерном счастье.

Одна судьба на двоих

Александра – красивого и обаятельного мужчину, тяжело было не заметить: гордо посаженный большой нос, язвительные тонкие губы под хорошо ухоженными рыжими усами и пронзительный цепкий взгляд с невеселым усталым прищуром. Его уверенность в себе и невероятная харизма покорили Веронику. У некоторых читателей ее стихов складывалось ощущение, что они держат в руках окровавленное, пульсирующее сердце, пытающееся своим теплом согреть ладони.

Вероника и Александр родились в один день. Согласно поверьям, жизни таких людей очень схожи. Может быть, на двоих это была одна судьба? «Почему без миллионов можно? Почему без одного нельзя?» - слова Вероники из последней книги, посвященной Яшину.

Влюбленных тянуло друг к другу, они встречались тайком, в других гостиницах, разных городах, бродили по незнакомым улицам, ездили в лес, ночевали в охотничьих домиках. По возвращении в столицу на электричке по просьбе любимого человека Вероника всегда выходила на пару остановок раньше, чтобы не попасться вместе на глаза знакомым. Несмотря на все старания, сохранить в тайне отношения не получилось. Для семьи Яшина его любовь была целой трагедией, которую также осуждали друзья поэта. Этому роману не суждено было закончиться счастливо: разрыв был предопределен и неизбежен.

Вспоминай меня

Весной 1965 года поэтесса очень сильно заболела и оказалась в больнице. В последние дни перед уходом она запретила пускать Яшина к себе в палату: желала ему запомниться веселой, красивой и живой. Скончалась Тушнова Вероника Михайловна 7 июля 1965 года от рака и от нестерпимой тоски по любви всей ее жизни - человеку, который, мучительно колеблясь, все же решился выпустить счастье из рук. Похоронена вместе с родителями на Ваганьковском кладбище.

Потеря любимой изменила Александра, он будто раскрепостился, перестал скрывать свои чувства и бояться их, стал открыто посвящать Веронике стихи, не догадываясь, что самому осталось недолго жить. Александр Яшин ушел из жизни три года спустя, также от рака. Биография Вероники Тушновой выражена полностью в ее стихах, ставших в музыкальном оформлении известными и любимыми песнями.

fb.ru

Краткая биография Вероники Тушновой :

Фото и биография Вероники Тушновой продолжают интересовать и волновать общественность на протяжении долгих десятилетий. Она – яркая и нереально красивая советская поэтесса.

Чем жила и как творила Вероника Тушнова? Биография, стихи о любви, воспоминания близких, фотографии – это все поможет нам приподнять завесу ее личной жизни, окунуться в мир трагического счастья, прочувствовать всю красоту и прелесть лирической рифмы.

Какой путь проходит поэт, прежде чем показать миру свои произведения? Какие чувства он испытывает, когда его хвалят или критикуют? Как личные отношения оказывают влияние на его творчество? Биография Вероники Михайловны Тушновой дает ответы на эти и многие другие вопросы.

Дата рождения

Тушнова Вероника Михайловна, биография которой полна загадок и секретов, родилась в… Примечательно, что даже о дате рождения поэтессы много лет ходили противоречивые толки!

Официальные источники заявляли, что биография Вероники Тушновой ведет свой отсчет с 1915 года, в котором якобы родилась маленькая Ника. Данная дата по желанию самой поэтессы выгравирована на ее мемориальном памятнике.

Однако в 2012 году дочь Тушновой, издавшая сборник с материнскими стихами, утверждала, что Вероника Михайловна была рождена за четыре года до официально принятой даты.

С какого же действительно момента берет свое начало биография Вероники Тушновой? Были проведены необходимые исследования, найдены выписки из метрической книги и сопоставлены ключевые даты из жизни поэтессы. Теперь установлено точно: Вероника Тушнова, биография которой все еще продолжает озадачивать и удивлять всех ее поклонников, родилась в марте 1911 года.

Детство

Родители девочки были яркими представителями демократичной интеллигенции. Отец, Михаил Павлович, являлся профессором ветеринарного института. Позднее он стал известным российским микробиологом и патофизиологом. Мать, Александра Георгиевна, была образованной и свободомыслящей женщиной, окончившей Высшие Бестужевские курсы.

Вероника Тушнова (краткая биография которой будет изложена в данной статье) получала среднее образование в самой лучшей школе города, прославившейся углубленным изучением иностранных языков. Поэтому поэтесса хорошо владела английским и французским, что положительно сказалось на ее дальнейшей творческой деятельности.

Слияние с природой

Первые двадцать лет молодая Вероника провела в родном городе – в Казани. Летом семья выезжала в деревню на Волгу. Именно там Вероника Тушнова, биография, стихи и личная жизнь которой тесно связаны друг с другом, ощутила всю прелесть и очарование живописных просторов, которые пробуждали в ней доселе неизведанные чувства – ей хотелось писать.

Рифмы возникали сами собой, гармонично складываясь в строчки и четверостишья. Живописная природа, свежий воздух, ровное покачивание волн и нежный шелест цветов вдохновляли будущую поэтессу и побуждали ее творить тонкие трогательные произведения. Где бы она ни была – бегала босой по росе, лежала в траве на крутом склоне, купалась в быстрых водах Волги, - она все подмечала, всем восторгалась, все хоронила в душе, чтобы излить свои чувства и ощущения на бумаге.

Творческая биография Вероники Тушевой началась довольно рано. Под наитием живописного и прекрасного она начала сочинять стихи еще в начальных классах. Наивные и детские, они украшали школьные стенгазеты и плакаты.

Учителя замечали в юной Нике литературную одаренность и пророчили девушке великое будущее.

Молодость

Окончив школу, будущая поэтесса Вероника Тушнова, биография которой отныне могла бы быть посвящена лишь литературной деятельности, избрала себе другой путь и поступила в университет на медицинский факультет. Это произошло по жесткому настоянию отца, который отличался властным и деспотичным характером.

Как бы там ни было, но писать молоденькой Веронике никто не запрещал, поэтому, как только появлялась свободная минутка, она с удовольствием уединялась в своей комнате и упоенно сочиняла стихотворения.

Через два года после поступления девушки в вуз биография Вероники Тушновой претерпела небольшие изменения – в связи с научной деятельностью отца вся семья переехала в Ленинград, а затем – в Москву. Там будущая поэтесса продолжила свое медобразование, даже поступила в аспирантуру на кафедру гистологии.

Однако творческая деятельность все еще интересовала Веронику. Она с увлечением стала заниматься живописью (талант передался девушке от матери – одаренного художника-любителя), а также стала серьезней относиться к своим поэтическим работам.

В возрасте двадцати семи лет Вероника впервые публикует свои стихи. В этом же году она выходит замуж за доктора психиатрии Юрия Розинского. Вскоре у молодоженов рождается дочь.

Смена образования

Лирические произведения Тушновой пользуются огромной популярностью у ее родных и близких. Благодаря этому Вероника знакомится с известной советской писательницей Верой Инберг, которая советует ей продолжить заниматься поэтической деятельностью и получить профильное образование. Прислушавшись к мудрому совету, Вероника Михайловна решается пройти обучение в Литературном институте, куда и поступает в возрасте тридцати лет.

Однако учиться здесь начинающей поэтессе не довелось – началась война.

Великая Отечественная война

Вероника Тушнова, биография которой кардинально меняется с приходом захватчиков, уезжает в эвакуацию в Казань – город своего детства и юности. Там она находит применение своему медицинскому диплому – работает врачом в нейрохирургическом госпитале.

Именно здесь Вероника Михайловна познала все ужасы и несчастья войны. Она видела молодых искалеченных бойцов и тяжелораненых умирающих детей, слышала их стоны и предсмертные вздохи, чувствовала их боль и отчаяние.

Страдания, которые окружали молодую женщину, глубоко затронули ее эмоции и чувства. Тушнова начинает писать, писать страстно и с отчаянием, горячо и самозабвенно, писать о том, что ей довелось увидеть и испытать.

В начале 1943 года Вероника переезжает в Москву, где все так же продолжает работать врачом в военном госпитале. Что ожидает от будущего Вероника Тушнова? Биография (личная жизнь) поэтессы терпит кардинальные изменения. В столице девушка разводится с мужем и начинает вести активную литераторскую деятельность.

Она печатает свои глубокие, трагичные стихи, исполненные печальной уверенности и грустной надежды. Это и “Хирург”, в котором Вероника прославляет тяжелый труд операционного врача, и “Стихи о дочери”, которые проникнуты огромной любовью к ребенку, познавшему страшное слово “война”.

Нежные, искренние, горькие и отрадные произведения поэтессы получили огромное признание среди читающей общественности.

Первое издание

Через два года издается первый сборник стихотворений Тушновой с простым названием - “Первая книга”, который принес начинающей поэтессе всесоюзную славу. Однако литературные критики не восприняли Веронику как поэтессу, считая ее грустные мотивы и переживания “камерными” и “надуманными”.

Да, Тушнова писала о личном, о трагическом, о нежном, о самом сокровенном. Ее произведения не являлись одами в честь Октября и пролетариата, не являлись они и восхвалением вождей или общественных деятелей. Поэтому в правительственных верхах неодобрительно отнеслись к творчеству простого военного врача, пишущего о любви и романтике.

Однако общественность полюбила тонкие и трогательные мотивы Тушновой. Простым людям была понятна деликатная лирика поэтессы. В послевоенные годы, годы разрухи и тяжелого труда, так приятно было посвятить несколько минут уединения чтению нежных душещипательных стихотворений, которые пробуждали надежду романтики и вселяли радость любви, помогали забыть о серых жестоких буднях.

Два мужа

Последующие десять лет Вероника Тушнова много сочиняла. Ее личная жизнь, наполненная радостями и печалями, будоражила эмоции, волновала кровь, рифмы сами слагались в красивые грустные строчки.

Муж, который бессердечно бросил семью и ушел к другой женщине, заболел смертельной болезнью и нуждался в заботе. Женщина приняла его, как бы тяжело ни было. Она не могла поступить иначе, не могла пойти против собственной совести. Она ухаживала за неверным супругом до самой его смерти.

Уже потом, в начале 1950 годов, Вероника Тушнова, биография (личная жизнь) которой снова терпит серьезные изменения, встречает другого мужчину – Юрия Тимофеева. Их объединяли общие цели и интересы – оба были связаны с писательской деятельностью, оба обожали литературу.

Но брак, как это ни странно, оказался несчастливым. Частые ссоры и недопонимания, перерастающие в длинные словесные перепалки, оканчивающиеся продолжительным тягостным молчанием, иссякали душу, заглушали любовь, разрушали союз…

Брак распался через десять лет после заключения. Разрыв принес много боли и мучений.

Десятилетнее затишье

Несмотря на волнующую личную жизнь и интенсивный литературный труд, Вероника Михайловна не решалась вновь издать свои сочинения, вынести на людской суд свои сокровенные мысли и чувства.

Она усердно занимается литературным искусством, но делает это не в рамках своего творчества: пишет рецензии в издательстве “Художественная литература”, печатает очерки в газетах, активно занимается переводами. Тушнова переводит на русский язык колоритные произведения индийского поэта Рабиндраната Тагора и прекрасные лирические сочинения татарского народного поэта Габдуллы Тукая.

В связи со своей работой, а также в силу личных предпочтений поэтесса любит совершать длительные поездки по всему Союзу. Путешествия вдохновляют ее и расширяют кругозор, воодушевляют и окрыляют.

Все это время Вероника Михайловна ищет себя, ищет свой творческий путь. Она не может не писать и не может находиться в безмолвии. Она жаждет увидеть свои произведения напечатанными, читаемыми, декламируемыми. Поэтесса боится обвинения в “антисоветской поэзии”, боится безжалостной критики и цензуры.

Она писала о любви, о нежности, о тонких, чарующих отношениях, писала и прятала в стол. И наконец, это ей надоело.

Советские редакторы и рецензенты хотели видеть произведения, написанные в духе патриотизма и превозношения государственного строя, поэтому в возрасте сорока лет, Тушнова создает поэму, в которой находится все необходимое: наигранный пафос и ложная патетика звучит в каждой строчке восхваления власти, режима, советской общественности. Поэма называлась “Дорога на Клухор” и была приветливо встречена советской цензурой.

Расцвет славы

В возрасте сорока трех лет Вероника Михайловна решается издать свой второй сборник, который называет “Пути-дороги”. В нем она отразила свои собственные мысли и ощущения, которые посещали ее во время длительных поездок; в нем ярко и гротескно описала мимолетные встречи и впечатления, знакомства с попутчиками и новыми местами; в нем красочно и пронзительно передала обстановку и условия, царящие в аэропорту и вокзалах, в самолетах и поездах.

В новый сборник вошли и стихотворения, написанные по указанию разума, на общественно-политическую тематику.

Почти сразу после выхода второй книги, Тушнова издает многие другие. Это и “Память сердца”, и “Второе дыхание”, и “Лирика”.

Прощальный сборник, опубликованный в 1965 году, Вероника Михайловна посвящает своей последней настоящей любви, которая поглотила всю ее душу, покорила все ее сердце, зачаровала весь ее разум.

“Сто часов счастья” – это книга-дневник, книга-откровение, книга-страдание. Это и раскаяние в запретной любви, и неистовство в страстном желании, и жгучая всепожирающая нежность.

Поздняя любовь

Неизвестно, когда и при каких обстоятельствах они познакомились – два одиноких сердца, две страстные души, две натянутые струны.

Он – известный прозаик и поэт, отец семерых детей, супруг психически неуравновешенной женщины.

Она – ранимая и трепетная, несчастная в личной жизни, пытающаяся найти себя на творческом пути.

Они долго скрывали свои отношения от других, часами бродили по темному лесу и гуляли по узким улочкам, встречались в малоизвестных гостиницах и охотничьих домиках. Они ревниво оберегали свою любовь, зная, что она не принесет ни счастья, ни радости, ни отрады.

Смерть

В возрасте пятидесяти четырех лет Вероника Тушнова смертельно заболела – это было страшное онкологическое заболевание, которое быстро подтачивало ее силы, высасывало все жизненные соки, причиняло боль и страдания.

Александр Яковлевич Попов (псевдоним – Яшин) до самого конца был рядом с любимой. Он навещал ее в больнице, старался ободрить и поддержать. А она молодела и хорошела, завидев его, и боль проходила, и тошнота, и страшная усталость, и вялость. Хотелось творить, смеяться, покорять, жить…

Лишь за несколько дней до своей смерти Тушнова запретила любимому посещать ее – чтобы он запомнил ее обольстительной, цветущей, прекрасной, а не жалкой, похудевшей, почерневшей и отчаявшейся.

Она сгорела быстро, страшно мучаясь и страдая, не столько физически, сколько душевно...

www.syl.ru

Тушнова, Вероника Михайловна - это... Что такое Тушнова, Вероника Михайловна?

Верони́ка Миха́йловна Тушно́ва (14 (27) марта 1911, Казань — 7 июля 1965, Москва) — русская советская поэтесса, писавшая в жанре любовной лирики. Переводчица. Член Союза писателей СССР (1946)[1]. Автор текстов популярных песен «Не отрекаются любя», «А знаешь, всё ещё будет!..», «Сто часов счастья» и других.

Загадка года рождения

В ряде биографических статей и автобиографий годом рождения Тушновой указан 1915 год. Даты 1915—1965 выгравированы на памятнике на могиле Вероники Михайловны на Ваганьковском кладбище, так пожелала незадолго до кончины сама поэтесса[2][3]. Однако в материалах Казанского литературного музея им. М. Горького и вышедшем в 2012 году в «Золотой серии поэзии» сборнике Тушновой «За это можно всё отдать», составителем которого являлась дочь поэтессы Наталья Розинская, утверждается, что Вероника Михайловна родилась 27 марта 1911 года[4]. Клуб любителей поэзии Вероники Тушновой провёл исследование и нашёл выписку из метрической книги об её крещении в 1911 году. Эту дату подтвердила и дочь поэтессы Н. Розинская[3]. 1911 год рождения подтверждается также фактом того, что школу Тушнова закончила в 1928 году, в том же году поступила на медицинский факультет Казанского университета, что в возрасте 13 лет было никак невозможно.

В 2011 году во многих городах России прошли юбилейные литературные мероприятия, посвящённые 100-летию Вероники Тушновой[3][5][6][7][8][9].

Биография и обзор творчества

Родилась в семье учёного, профессора медицины Казанского университета Михаила Павловича Тушнова. Мать — Александра Георгиевна Постникова, выпускница Высших женских Бестужевских курсов в Москве. В Казани семья жила в доме на Большой Казанской улице (ныне — Большая Красная), затем на улице Миславского. Летом — на Волге, в Шеланге. Память о родных волжских просторах всю жизнь питала творчество Вероники. Увлечения её детства и юности — животные и цветы.

В 1928 году окончила в Казани одну из лучших школ города — № 14 им. А. Н. Радищева с углублённым изучением иностранных языков, хорошо говорила по-английски и по-французски. Первым заметил литературную одарённость Тушновой её школьный учитель литературы Борис Николаевич Скворцов, нередко читавший её сочинения вслух как образцовые. После школы, по настоянию отца, видевшего в ней будущего врача, поступила на медицинский факультет Казанского университета. Биографы особо отмечают властный и деспотичный характер отца Вероники, в семье всё подчинялось его желаниям и воле, вплоть до распорядка дня, подачи на стол обеда или ужина[10].

В 1931 году в связи с переводом отца во Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ) семья переехала из Казани в Ленинград, где Тушнова продолжила учиться в мединституте. Вскоре семья переезжает в Москву, где отец, как известный учёный, получает квартиру на Новинском бульваре. Поступила в аспирантуру при кафедре гистологии ВИЭМ. В столице занялась живописью, тогда же началось серьёзное увлечение поэзией. В 1938 вышла замуж за врача-психиатра Юрия Розинского. В этом же году были опубликованы первые стихи.

В 1941 году поступает в Литературный институт им. А. М. Горького, но учиться там не довелось. С началом Великой Отечественной войны вместе с матерью и маленькой дочкой эвакуировалась в Казань, где работала палатным врачом нейрохирургического госпиталя для раненных бойцов Красной Армии. Через два года, в феврале 1943 года, возвращается в Москву, работает врачом-ординатором в госпитале. Первый брак распадается.

В 1944 году в «Новом мире» публикуется её стихотворение «Хирург», посвящённое многоопытному операционному эскулапу Н. Л. Чистякову, работавшему в этом же госпитале. Также в 1944 году в «Комсомольской правде» печатается цикл «Стихи о дочери», который получает широкий читательский отклик.

Дебютным сборником стихов и поэм стала «Первая книга» (1945), вышедшая в издательстве «Молодая гвардия». Творчеством Тушновой был очарован знаменитый актёр Василий Качалов, который, по словам его биографа В. В. Виленкина, «зачитывал» домашних и гостей стихами Вероники[11].

Следующий сборник Тушновой вышел только через 9 лет — «Пути-дороги» (1954). С наибольшей полнотой обострённое лирическое чувство поэтессы раскрылось в последние годы жизни в сборниках «Память сердца» (1958), «Сто часов счастья» (1965) и других, в которых она размышляет о высокой любви, о глубоких человеческих отношениях.

Вела творческий семинар в Литературном институте им. А. М. Горького[10]. Работала рецензентом в издательстве «Художественная литература», очеркистом в газете, переводила с бенгали (с подстрочников) Р. Тагора[1]. Плодотворное сотрудничество и дружба связывали Тушнову с сербской поэтессой Десанкой Максимович, которой она посвятила оригинальные стихи. Известны переводы с татарского Габдуллы Тукая.

Большой интерес представляют путевые стихи Тушновой, написанные по мотивам частых поездок по стране, рисующие современный её быт и своеобразную атмосферу аэропортов, вокзалов, поездов. Наблюдения, размышления и переживания в дороге органично вплетены в лирические и любовные сюжеты[12].

Наиболее известное стихотворение Тушновой, обессмертившее её имя — «Не отрекаются любя»[13]. Романс на музыку Марка Минкова впервые прозвучал в 1976 году в спектакле Московского театра им. Пушкина, но суперхитом стал в 1977 году в исполнении Аллы Пугачёвой. На протяжении десятилетий шедевр пользуется неизменным успехом у слушателей. Сама Пугачёва позже называла песню главной в своём репертуаре, признавалась, что во время исполнения её прошибает слеза, и что за это чудо можно дать Нобелевскую премию[14][15].

Весной 1965 года Вероника тяжёло заболела и оказалась в больнице. Скончалась в Москве 7 июля 1965 года от рака. Похоронена на Ваганьковском кладбище вместе с родителями (20-й участок)[2][16].

Личная жизнь

Дважды была замужем, оба брака распались. От первого брака с врачом-психиатром Юрием Розинским родилась дочь Наталья. Внуки — Наталья и Михаил. Живут в Москве.

Вторым мужем Тушновой (с начала 1950-х годов) был Юрий Павлович Тимофеев, литератор, главный редактор издательства «Детский мир». Прожили они вместе около 10 лет, расставание было очень тяжёлым.

Последние годы жизни Вероника была влюблена в поэта Александра Яшина, что оказало сильное влияние на её лирику. По свидетельствам, первые читатели этих стихов не могли избавиться от ощущения, что у них на ладони лежит «пульсирующее и окровавленное сердце, нежное, трепещет в руке и своим теплом пытается согреть ладони». Однако Яшин не захотел оставить семью (у него было четверо детей)[14]. Умирала Вероника не только от болезни, но и от тоски по любимому человеку, который после мучительных колебаний решился выпустить грешное счастье из рук. Последнее их свидание произошло в больнице, когда Тушнова находилась уже на смертном одре[10]. Яшин скончался ровно через три года, тоже от рака.

Последняя книга Тушновой «Сто часов счастья» представляет собой дневник этой любви, написанный уже тяжело больной поэтессой.

Память

Судьбе и творчеству поэтессы посвящена одна из серий авторской программы Льва Аннинского «Засадный полк» (2008) телеканала «Культура»[17].

Творчество

Изданные сборники стихов

  • Первая книга. 1945.
  • Пути-дороги. 1954.
  • Дорога на Клухор. 1956.
  • Память сердца. 1958.
  • Второе дыхание. 1961.
  • Лирика. 1963, 1969.
  • Сто часов счастья. 1965.
  • Стихи. 1969.

Песни на стихи Вероники Тушновой

  • А знаешь, всё ещё будет!.. (муз. Марка Минкова) — исп. Алла Пугачёва и Кристина Орбакайте
  • Вспоминай меня («Я прощаюсь с тобою…») (муз. Вячеслава Добрынина) — исп. София Ротару, Алла Пугачёва, Ирина Аллегрова
  • Миллион лет до нашей эры (муз. Давида Тухманова) — исп. Давид Тухманов и группа «Москва» (альбом «НЛО»)
  • Напутствие («Ну что же, можешь покинуть…») (муз. Евгения Артамонова) — исп. Л. Толмачёва
  • Не отрекаются любя (муз. Марка Минкова; впервые песня прозвучала в исполнении драматической актрисы в спектакле Театра им. А. С. Пушкина «Мужчины, носите мужские шляпы» (1976) по пьесе А. Хмелика, автором музыки к которому был М. Минков[18]) — исп. Алла Пугачёва, Людмила Артёменко[19], Татьяна Буланова (Старые песни о главном 3)
  • Ну, пожалуйста! (муз. Александра Дулова) — исп. Александр Дулов, Галина Хомчик и Елена Фролова
  • Сколько дней (муз. Луизы Хмельницкой) — исп. Инна Разумихина
  • Сто часов счастья (муз. Константина Орбеляна) — исп. Алла Пугачёва, Ирина Отиева, Эрна Юзбашян, Тамара Гвердцители

Примечания

dic.academic.ru

Вероника Тушнова стихи: Читать стихотворения поэтессы Тушновой Вероники Михайловны - Поэзия, лучшие произведения на РуСтих

Советская поэтесса Вероника Тушнова заняла прочное место в нише любовной лирики ХХ века. Часть известных стихов Тушновой легли в основу написания песен, например, «Не отрекаются, любя».

Первым значимым сборником стихотворений Вероники Тушновой была «Первая книга» 1945 года. С помощью этого сборника поэзии поэтесса вошла в литературные круги, ее работами восторгался актер Василий Качалов.

Тематика стихов Вероники Тушновой:

  • Стихи о любви;
  • Стихи о войне;

В полной мере же лирическое чувство поэтессы Вероники Михайловны Тушновой раскрылось только во всех последующих сборниках, где стихи о любви занимали главное место. Однако, так как поэтесса очень часто ездила по стране с семинарами и выступлениями, среди ее работ можно найти путевые стихотворения, которые описывали русский быт и все, что она видела в дороге.

На нашем сайте Вы сможете также прочесть стихи Тушновой маме, женщине, а также о войне и любви.

Все стихи Вероники Тушновой на одной странице

Вероника Тушнова: читать популярные, лучшие, красивые стихотворения поэта классика на сайте РуСтих о любви и Родине, природе и животных, для детей и взрослых. Если вы не нашли желаемый стих, поэта или тематику, рекомендуем воспользоваться поиском вверху сайта.

rustih.ru


Смотрите также