Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Ученый франкенштейн биография


Кем был доктор Франкенштейн?

Кто такой Франкенштейн, наверное, знает каждый. Все слышали жуткую, леденящую душу историю, про ученого одержимого идеей победы над смертью. Про ученого, который укрывшись ото всех в своей мрачной лаборатории, проводил над трупами чудовищные исследования. И вот однажды ученый добивается успеха: его мертвое создание оживает. А дальше – ужасные последствия этого эксперимента, над которым так трудился Франкенштейн. 

Верится с трудом, но этот зловещий роман сочинила совсем молодая девушка - восемнадцатилетняя писательница Мэри Шелли. Он был написан в 1816 году. Но, как оказалось, доктор Франкенштейн – это не просто воображение юной писательницы. Эта зловещая история имеет вполне реальные корни, а образ ученого – вполне определенных прототипов.

Именно научно-технический прогресс стал вдохновением для юной Мэри Шелли. А во главе этого научного прогресса стояли вполне реальные конкретные личности. Итак, кто такой Франкенштейн на самом деле?

Луиджи Гальвани

Ученый был очарован молниями и статическим электричеством. В своих научных трудах он пришел к тому, что животное электричество не похоже на то, которое производится при помощи машин. И тогда ученый загорелся идеей воскрешения мертвых. Он начал проводить опыты на лягушках, пропуская через них ток. Затем в ход пошли, лошади, коровы, собаки и даже люди.

Джованни Альдини

Это племянник Гальвани, который стал широко известен своими чудовищными опытами и представлениями. Благодаря ему в моду вошел гальванизм. Джованни путешествовал по Европе и демонстрировал всем свои эксперименты по «оживлению тел».

Эндрю Ур 

Этот шотландский ученый также известен своими шокирующими представлениями. Его «подопечные» двигали различными частями тела, корчили жуткие гримасы и даже могли указать пальцем на перепуганного до смерти зрителя. Эндрю утверждал, что до воскрешения ему осталось всего ничего, и скоро он перевернет весь мир. Но, к сожалению или к счастью, этого не произошло. 

Конрад Диппель 

Вот кто такой Франкенштейн, так это мистер Диппель. Все в округе считали его настоящим колдуном и алхимиком. Он жил в старом уединенном и зловещем замке. А этот замок прозвали «Бур Франкенштейн». Среди местных жителей ходили слухи, что по ночам Конрад выезжает на местное кладбище и откапывает трупы для своих экспериментов.

Интересно, что бы все-таки случилось, если бы кто-то из ученых сумел «оживить» усопшего? Но этого, как нам всем известно, не произошло. И все-таки их эксперименты принесли современной медицине немало полезного. К примеру, по сей день применяется шоковая терапия, которая очень эффективна при многих заболеваниях, или дефибриллятор, который действительно может вернуть к жизни.

pikabu.ru

Виктор Франкенштейн

Виктор Франкенштейн – герой бессмертного произведения Мэри Шелли. Устрашающая история о чудовищном монстре стала культовой и породила волну в литературе и кинематографе. Писательнице удалось не только шокировать искушенную публику до мурашек на коже, но и преподать философский урок.

История создания

Лето 1816 года выдалось дождливым и ненастным, недаром то смутное время в народе прозвали «Годом без лета». Такая погода была вызвана извержением в 1815 году слоистого вулкана Тамбора, который находится на индонезийском острове Сумбава. В Северной Америке и Западной Европе было необычайно холодно, люди ходили в осенних и зимних вещах и предпочитали оставаться дома.

В то неурожайное время на вилле Диодати собралась компания англичан: Джордж Байрон, Джон Полидори, Перси Шелли и восемнадцатилетняя Мэри Годвин (в замужестве Шелли). Так как у этой компании не было возможности разнообразить свою жизнь пешими прогулками по берегам Женевского озера и катаниям на лошадях, они согревались в гостиной у дровяного камина и обсуждали литературу.

Мэри Шелли - автор истории про Франкенштейна

Приятели развлекали себя чтением страшных немецких сказок, сборником «Фантасмагориана», который вышел в 1812 году. На страницах этой книги содержались повести о ведьмах, страшных проклятиях и приведениях, живущих в заброшенных домах. В конечном итоге, вдохновившись трудами других писателей, Джордж Байрон предложил компании тоже попробовать сочинить леденящую кровь историю.

Байрон набросал в черновике рассказ об Августе Дарвелле, но благополучно отказался от этой идеи, за которую взялся Джон Полидори, написавший историю о кровопийце под названием «Вампир», обогнав своего коллегу по цеху Брэма Стокера, создателя «Дракулы».

Перси Шелли, Мэри Шелли, Джордж Байрон, Джон Полидори

Мэри Шелли тоже решила попробовать реализовать свой творческий потенциал и сочинила новеллу об ученом из Женевы, который воссоздал живое из мертвой материи. Примечательно, что сюжет произведения был навеян рассказами о паранаучной теории немецкого врача Фридриха Месмера, утверждавшего, что с помощью особой магнитной энергии можно устанавливать телепатическую связь друг с другом. Также писательницу вдохновили истории приятелей о гальванизме.

Однажды ученый Луиджи Гальвани, живший в 18 веке, препарировал в своей лаборатории лягушку. Когда скальпель коснулся ее тела, он увидел, что мышцы на лапках подопытной дергаются. Профессор назвал это явление животным электричеством, а его племянник Джованни Альдини начал ставить подобные опыты над трупом человека, удивляя искушенную публику.

Замок Франкенштейна, Германия

Помимо этого Мэри вдохновилась замком Франкенштейна, который находится в Германии: писательница услышала о нем на пути из Англии в швейцарскую Ривьеру, когда проезжала по долине Рейна. Ходили слухи, что это поместье было переоборудовано в алхимическую лабораторию.

Первое издание романа о безумном ученом вышло в свет столице Соединенного Королевства в 1818 году. Анонимную книгу, посвященную Уильяму Годвину, скупали завсегдатаи книжной лавки, однако литературные критики написали весьма неоднозначные рецензии. В 1823 году роман Мэри Шелли был перенесен на театральную сцену и имел успех зрителей. Поэтому писательница вскоре отредактировала свое творение, придав ему новые краски и преобразовав главных героев.

Сюжет

Читатели знакомятся с молодым ученым из Женевы Виктором Франкенштейном на первых страницах произведения. Молодого истощенного профессора подбирает корабль английского исследователя Волтона, который отправился на Северный полюс, дабы изучить неизведанные земли. После отдыха Виктор рассказывает первому встречному человеку историю из своей жизни.

Главный герой произведения рос и воспитывался в аристократической обеспеченной семье. С раннего детства мальчик пропадал в домашней библиотеке, впитывая полученные из книг знания, словно губка.

Ученый Виктор Франкенштейн

В его руки попадали труды основателя ятрохимии Парацельса, рукописи оккультиста Агриппа Неттесгеймского и прочие произведения алхимиков, которые мечтали найти заветный философский камень, превращающий любые металлы в золото.

Жизнь Виктора была не такой безоблачной, подросток рано лишился матери. Отец, видящий стремления своего отпрыска, отправил молодого человека в элитный университет города Ингольштадт, где Виктор продолжил постигать азы науки. В частности, под влиянием учителя естественных наук Вальдмана, ученого заинтересовал вопрос возможности создания живого из мертвой материи. Потратив два года на исследования, главный герой романа решился на свой ужасный эксперимент.

Джеймс МакЭвой в роли Виктора Франкенштейна

Когда огромное существо, созданное из различных частей мертвых тканей, ожило, ошеломленный Виктор бежал из своей лаборатории в приступе лихорадки:

«Я видел свое творение неоконченным; оно и тогда было уродливо; но когда его суставы и мускулы пришли в движение, получилось нечто более страшное, чем все вымыслы Данте», – говорил протагонист произведения.

Стоит отметить, что Франкенштейн и его безымянное существо образуют некую гностическую пару создателя и его творения. Если говорить о христианской религии, то переосмысление терминов романа иллюстрирует то, что человек не может взять на себя функцию Бога и не способен познать его с помощью разума.

Ученый, стремящийся к новым открытиям, воссоздает невиданное зло: чудовище осознает свое существование и пытается возложить ответственность на Виктора Франкенштейна. Молодой профессор хотел сотворить бессмертие, однако понял, что пошел порочным путем.

Виктор Франкенштейн убегает от созданного им монстра

Виктор надеялся начать жизнь с чистого листа, но узнал леденящую кровь новость: оказывается, его младшего брата Вильяма жестоко убили. Полиция признала виновной служанку дома Франкенштейнов, потому что при обыске у невиновной домработницы нашли медальон погибшего. Суд отправил несчастную на эшафот, но Виктор догадывался, что истинный преступник – ожившее чудовище. Монстр пошел на такой шаг, потому что возненавидел создателя, который без зазрения совести оставил уродливое чудовище в одиночестве и обрек его на несчастное существование и вечное гонение общества.

Далее монстр убивает Анри Клерваля, лучшего друга ученого, за то, что Виктор отказывается создавать чудовищу невесту. Дело в том, что профессор задумался над тем, что вскоре от такого влюбленного тандема Землю населят монстры, поэтому экспериментатор уничтожил женское тело, спровоцировав ненависть своего творения.

Ученый Виктор Франкенштейн и его монстр

Казалось, что, несмотря на все жуткие события, жизнь Франкенштейна набирает новые обороты (ученый женится на Элизабет Лавенца), но обиженный монстр ночью проникает в комнату ученого и душит его возлюбленную.

Виктор был поражен кончиной любимой девушки, а его отец вскоре умер от сердечного приступа. Отчаявшийся ученый, лишившийся семьи, клянется отомстить страшному созданию и бросается за ним в погоню. Гигант прячется на Северном полюсе, где из-за нечеловеческой силы легко ускользает от своего преследователя.

Фильмы

Киноленты, которые были сняты по мотивам романа Мэри Шелли, поражают воображение. Поэтому приведем список популярных кинематографических работ с участием профессора и его обезумевшего монстра.

  • 1931 – «Франкенштейн»
  • 1943 – «Франкенштейн встречает человека-волка»
  • 1966 – «Франкенштейн создал женщину»
  • 1974 – «Молодой Франкенштейн»
  • 1977 – «Виктор Франкенштейн»
  • 1990 – «Франкенштейн освобожденный»
  • 1994 – «Франкенштейн Мэри Шелли»
  • 2014 – «Я, Франкенштейн»
  • 2015 – «Виктор Франкенштейн»

Интересные факты

  • Монстра из романа Мэри Шелли называют Франкенштейном, но это ошибка, потому что автор книги не наделила создание Виктора каким-либо именем.
  • В 1931 году режиссер Джеймс Уэйл выпустил ставший культовым фильм ужасов «Франкенштейн». Образ монстра, которого сыграл в фильме Борис Карлофф, считается каноническим. Актеру пришлось долгое время проводить в гримерке, потому что на создание внешности героя у художников уходило порядка трех часов. Роль безумного ученого в киноленте досталась актеру Колину Клайву, который запомнился фразами из фильма.
Борис Карлофф и Колин Клайв в фильме ужасов «Франкенштейн»
  • Первоначально амплуа монстра в картине 1931 года должен был исполнить Бела Лугоши, который запомнился зрителям по образу Дракулы. Однако актер не захотел долго гримироваться, да и к тому же эта роль была без текста.
  • В 2015 году режиссер Пол МакГиган порадовал киноманов фильмом «Виктор Франкенштейн», где сыграли Дэниел Рэдклифф, Джеймс МакЭвой, Джессика Браун-Финдлэй, Бронсон Уэбб и Эндрю Скотт. Дэниелу Рэдклиффу, который запомнился по фильму «Гарри Поттер», удалось вжиться в роль Игоря Штрауссмана, ради которой актер нарастил искусственные волосы.
Дэниел Рэдклифф в роли Игоря Штрауссмана
  • Мэри Шелли утверждала, что идея произведения явилась ей во сне. Первоначально у писательницы, которая все никак не могла придумать интересный рассказ, возник творческий кризис. Но в полудреме девушка увидела склонившегося над телом чудовища адепта, что и стало толчком для создания романа.

24smi.org

Кто такой Франкенштейн: фантазия или научный факт?

Кто такой Франкенштейн, наверное, знает каждый. Все слышали жуткую, леденящую душу историю, про ученого одержимого идеей победы над смертью. По ученого, который по ночам ходил на кладбище и раскапывал могилы в поисках свежего трупа. А затем, укрывшись ото всех в своей мрачной лаборатории, проводил над трупами чудовищные исследования. И вот однажды ученый добивается успеха: его мертвое создание оживает. А дальше – ужасные последствия этого эксперимента, над которым так трудился Франкенштейн.

Фото с изображениями монстра с болтом в голове, фильмы с одноименным названием, литературный шедевр – все это нам давно и хорошо знакомо. Но все-таки один вопрос не дает покоя. Кто такой Франкенштейн в действительности? Мог ли он существовать на самом деле или это всего лишь чья-то выдумка?

Фантазия писательницы или научный факт

Верится с трудом, но этот зловещий роман сочинила совсем молодая девушка - восемнадцатилетняя писательница Мэри Шелли. Он был написан в 1816 году. Но, как оказалось, доктор Франкенштейн – это не просто воображение юной писательницы. Эта зловещая история имеет вполне реальные корни, а образ ученого – вполне определенных прототипов.

В то время, в 17-18-м вв., были сделаны научные открытия, которые поставили под сомнение давно сложившиеся устои общества и церкви. Было изобретено электричество, благодаря которому общество вышло на более высокий уровень развития. И ученым того времени казалось, что при помощи электричества возможно абсолютно все. Даже бессмертие.

Именно научно-технический прогресс стал вдохновением для юной Мэри Шелли. А во главе этого научного прогресса стояли вполне реальные конкретные личности.

Итак, кто такой Франкенштейн на самом деле?

Луиджи Гальвани

Ученый был очарован молниями и статическим электричеством. В своих научных трудах он пришел к тому, что животное электричество не похоже на то, которое производится при помощи машин. И тогда ученый загорелся идеей воскрешения мертвых. Он начал проводить опыты на лягушках, пропуская через них ток. Затем в ход пошли, лошади, коровы, собаки и даже люди.

Джованни Альдини

Это племянник Гальвани, который стал широко известен своими чудовищными опытами и представлениями. Благодаря ему в моду вошел гальванизм. Джованни путешествовал по Европе и демонстрировал всем свои эксперименты по «оживлению тел».

Эндрю Ур

Этот шотландский ученый также известен своими шокирующими представлениями. Его «подопечные» двигали различными частями тела, корчили жуткие гримасы и даже могли указать пальцем на перепуганного до смерти зрителя. Эндрю утверждал, что до воскрешения ему осталось всего ничего, и скоро он перевернет весь мир. Но, к сожалению или к счастью, этого не произошло.

Конрад Диппель

Вот кто такой Франкенштейн, так это мистер Диппель. Все в округе считали его настоящим колдуном и алхимиком. Он жил в старом уединенном и зловещем замке. А этот замок прозвали «Бур Франкенштейн». Среди местных жителей ходили слухи, что по ночам Конрад выезжает на местное кладбище и откапывает трупы для своих экспериментов.

Интересно, что бы все-таки случилось, если бы кто-то из ученых сумел «оживить» усопшего? Но этого, как нам всем известно, не произошло. И все-таки их эксперименты принесли современной медицине немало полезного. К примеру, по сей день применяется шоковая терапия, которая очень эффективна при многих заболеваниях, или дефибриллятор, который действительно может вернуть к жизни.

fb.ru

Афиша Воздух: 7 исторических прототипов Франкенштейна – Архив

В день российской премьеры фильма «Виктор Франкенштейн» с Дэниелом Рэдклиффом «Афиша» вспоминает эксперименты известных алхимиков, врачей и ученых из прошлого, без которых вряд ли бы появился тот самый вымышленный доктор, создавший живое существо из неживой материи.

Технологии 26 ноября 2015

Фотография: Public Domain

Молодой Виктор Франкенштейн, главный герой нетленного произведения Мэри Шелли, имел своих кумиров. Важнейшим из них был, пожалуй, скрывающийся под псевдонимом Парацельс ученый Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, живший на границе Средних веков и эпохи Возрождения. 

Парацельс был великим натурфилософом, врачом, который внезапно понял, что химия может служить медицине, и тем самым поспособствовал становлению фармакологии. Конечно, он был и известным алхимиком. Причем создание философского камня его не особо интересовало. По свидетельству одного из современников, он и так им обладал, получив заветное вещество в подарок в Константинополе. А вот сотворение гомункула — искусственного человека — его действительно увлекало. Настолько, что он оставил аж несколько рецептов его создания — в трактатах  «Мыслимая природа» и «О природе вещей». Основной способ, предлагаемый им, столь одиозен, что нельзя не привести цитату: «Приступать к этому надо так — положи в пробирку щедро мужскую сперму, запечатай, сорок дней держи в тепле, кое соответствует теплу внутренностей лошади, пока не начнет бродить, жить и двигаться. В ту пору он уже обретет человеческие формы, но будет прозрачен и нематериален. Следующие сорок недель каждодневно с тщательностью надо питать его человеческой кровью и держать в том же теплом месте, на что из него станет настоящий живой ребенок, точно такой же, как и рожденный от женщины, только намного меньший».

Подобный способ создания гомункулуса был не первой идеей об искусственном существе. Он был позаимствован поздними европейскими алхимиками у каббалистов, иудеев. Оживленный для защиты еврейского народа человек, слепленный из глины, звался Големом. А в некоторых алхимических гримуарах XVI века даже существуют рецепты по его созданию.

Йохан Диппель

Другой алхимик, без которого вымышленный доктор Франкенштейн вряд ли бы когда-нибудь смог осуществлять свои увлекательные эксперименты. Йохан Диппель, живший в XVIII веке, считается вероятным прототипом безумного швейцарского ученого. Название замка Франкенштейн, бывшего его основным владением, является одним из главных аргументов в пользу этой версии. Фигурой Диппель был весьма эпатажной. Неоднократный участник крупных теологических споров, критик протестантства, он стал одним из переводчиков Берлебургской Библии, издание которой должно было свести под один знаменатель все тогдашние оккультные и мистические толкования библейского текста. Естественно, лорда Франкенштейнского не раз обвиняли во всех соответствующих его деятельности грехах: в поклонении Сатане, человеческих жертвоприношениях и надругательствах над покойниками. Но самым главным своим достижением сам Йохан считал созданный им из частей тел животных эликсир бессмертия. Судя по тому, что в 1734 году он умер, все-таки зря.

Ладзаро Спалланцани

Среди ученых, занимавшихся непосредственно изучением жизни, имя Ладзаро Спалланцани стоит особняком. Все потому, что он умудрился перевернуть представления о ее зарождении на фундаментальном уровне. Один английский натуралист в XVIII веке был замечен Королевским научным обществом благодаря тому, что он якобы доказал теорию самозарождения жизни. Джон Нидхем, так его звали, нагревал баранью подливку, сливал ее в бутылку, закрывал пробкой и через несколько дней с радостью обнаруживал там микробы, будто бы зародившиеся из неживой материи. Спалланцани хватило небольшого ряда довольно простых опытов, чтобы доказать, что если хорошенько этот бульон прокипятить, то никакой жизни в нем не останется, а если как следует запаять — то она и возникнуть не сможет. Его эксперименты стали настоящим потрясением, ведь теория самопроизвольного зарождения жизни существовала со времен Аристотеля, то есть около двух тысячелетий, хотя христианский креационизм и потеснил ее в Средневековье. Спалланцани практически создал принципы теории биогенеза, подразумевающей, что для создания жизни нужна другая жизнь. Вот только он не ответил на ее главный вопрос: откуда взялась в таком случае та самая первая жизнь?

Эндрю Кросс

Фотография: somersetcountygazette.co.ukГоворя о человеческих попытках примерить на себя роль демиурга, обойти вниманием практически мистическую историю Эндрю Кросса попросту невозможно. Британец, джентельмен, физик, минералог, крупный исследователь электричества был окружен мифами вследствие одного из своих экспериментов. В 1817 году мистер Кросс развлекался попытками выращивания кристаллов с помощью электрического тока, что, как правило, ему удавалось. Но в один прекрасный день вместо кристаллической решетки он обнаружил что-то странное на поверхности камня, с которым работал. Под микроскопом выяснилось, что это органическая жизнь, причем стремительно развивающаяся и представляющая из себя каких-то неизвестных ему насекомых. Сам Кросс убеждал современников, что условия стерильности в лаборатории были безупречны и никаких случайных организмов в контейнер для опыта попасть не могло. Свой эксперимент он считал удачной, пусть и случайной попыткой создать жизнь. Кросса поддержали достаточно авторитетные ученые того времени вроде Майкла Фарадея, но сам Кросс признавался, что этот опыт он повторить так и не мог. Впрочем, как и все ученых после него. Так что история о том, как Эндрю Кросс создал жизнь, до сих пор остается  куда в большей степени легендой, чем историческим или научным фактом.

Луиджи Гальвани  и Джованни Альдини 

  • Фотография: Wikipedia
  • Фотография: National Portrait Gallery, London

Эти два персонажа, также претендующие на звание прототипа Виктора Франкешнтейна, умели проводить одновременно полезные и зрелищные опыты. В честь первого в Болонье даже до сих пор называется одна из площадей. Неудивительно, ведь термин «гальванизм», также используемый и в наши дни, имеет к Луиджи Гальвани непосредственное отношение. Живший в конце XVIII века, по образованию богослов, в середине своей жизни он резко изменил профессию и стал заниматься естественными науками и медициной. И не просто заниматься, а используя весьма новаторский подход, изучая взаимосвязь электрического тока и физиологии. Пропуская ток по телу мертвой лягушки и наблюдая результаты, он пришел к выводу, что любая мышца является своеобразным аналогом электрической батареи. Его племянник, Джованни Альдини, нашел отличный способ зарабатывать на исследованиях своего дяди. Он демонстрировал принципы гальванизма в форме шоу, доступного простым людям. Выступление представляло из себя так называемые электрические пляски: брались тела мертвых животных и отрубленные головы преступников, по ним пропускался ток — и мышцы, естественно, начинали интенсивно сокращаться. Публике обычно казалось, что труп вот-вот оживет. Ассистенты сходили с ума, а зал был в восторге от пугающего и завораживающего зрелища. Подобное, кстати, практиковал и Эндрю Юр, известный шотландский химик и экономист того же времени.

Фотография: WikipediaСоветский физиолог Брюхоненко получил (пусть и посмертно) Ленинскую премию за создание первого в мире аппарата искусственного дыхания. Вот только эксперимент, демонстрирующий работу этого устройства (автожектора), был не менее жутким, чем зрелища Гальвани. В 1928 году автожектор с помощью резиновых трубок подсоединили к только что ампутированной собачьей голове — и та ожила. Причем вела себя довольно активно — реагировала на толпу взбудораженных ученых вокруг и даже грызла предлагаемый сыр. Кстати, несмотря на известность этого эксперимента именно в исполнении Брюхоненко, нечто похожее было проделано еще в XIX веке Шарлем Броун-Секаром. Но Брюхоненко умудрялся возвращать к жизни и целую собаку, в том же году он провел эксперимент, слив из собаки всю кровь и залив ее обратно спустя 10 минут, после чего животное ожило. И, что важно, впоследствии ничем не отличалось от других своих собратьев.

Фотография: РИА «Новости»

Доктор Демихов — основоположник всей современной трансплантации — в первую очередь известен обывателю отнюдь не как светило медицины XX века, а своими достаточно эксцентричными экспериментами. Тоже над собаками. Пересадка внутренних органов, в частности сердца, никому до него не удавалась, а уж имплантация второго, дополнительного сердца — и подавно (правда борзая, с которой это проделали, не прожила больше месяца). В конце 1950-х опыты Демихова стали по-настоящему смелыми: доктор решил создать искусственных сиамских близнецов. Делалось это для того, чтобы понять, сможет ли прожить некоторое время человек (например, в ожидании операции), будучи приживленным к телу другого человека. Так на свет в лаборатории Владимира Демихова стали появляться двухголовые собаки. Голова щенка пришивалась к телу взрослой собаки и за счет искусственным образом объединенных систем дыхания и кровообращения некоторое время чувствовала себя вполне неплохо — ела, смотрела, шевелилась и так далее. Несмотря на всю значимость этих исследований, советское научное сообщество буквально набросилось на Демихова, объявив его опыты аморальными, в то время как из западных стран ему приходили письма с восторгами и поздравлениями от зарубежных ученых. 

daily.afisha.ru

Кто был прототипом Виктора Франкенштейна?

Уровень безумия может колебаться от чудачества (вспомните жюльверновского Жака Паганеля или его современную реинкарнацию — доктора Эммета Брауна из кинотрилогии «Назад в будущее») до вполне зловещих типов вроде гения криминального мира профессора математики Джеймса Мориарти из произведений Артура Конан Дойла. Любопытно, что прототип Мориарти — Адам Уорт — получил весьма посредственное образование и никаких ученых степеней, разумеется, не имел. Из наших умников — это, конечно, Петр Петрович Гарин — персонаж романа Алексея Толстого и создатель разрушительного оружия — гиперболоида имени себя.

Истоки зловещего образа — персонаж народных легенд и поэмы Гете — доктор Фауст, в свое время заключивший договор с сатаной, а в наше — скукожившийся в записного сериального остряка доктора Хауса, и, разумеется, Виктор Франкенштейн, который, уподобившись самому господу богу, вдохнул жизнь в мертвую материю. Психологически — вроде бы (ниже мы скажем, почему — вроде бы) понятно: ученый, как правило, занимается вещами, недоступными уму широкой публики, а публика склонна все непонятное считать опасным и предосудительным.

А фактически? Был ли у Франкенштейна прототип? И были ли его ученые занятия настолько же опасны для человеческого рода?

Известно, что свой роман (первоначально — новеллу) «Франкенштейн, или Современный Прометей» Мэри Шелли написала практически на спор. Однажды дождливым вечером 1816 года в доме на берегу Женевского озера собралась интересная компания. Кроме самой Мэри там были…

Поэт Джордж Гордон Байрон, имевший к тому времени не только литературную, но и скандальную славу, связанную, в частности, с таинственными причинами развода. Его жена — Анна Изабелла Байрон, не прожив с поэтом и года, сбежала с ребенком к своему отцу.

Поэт Перси Биши Шелли — сторонник свободной любви. Будучи женатым, он сманил 16-летнюю Мэри из дома, как ранее свою первую жену, тоже 16-летнюю Гарриэт Уэстбрук, «спасая ее от тирании отца». Сама Мэри Шелли происходила, кстати, из весьма вольнодумной семьи. Ее отец был философом и воинствующим атеистом, а мать — одной из первых феминисток.

Личный врач Байрона — Джон Уильям Полидори, прославившийся тем, что после разрыва с Байроном издал под его именем первое произведение о вампирах на английском языке — повесть «Вампир».

И вот эти молодые свободные, пожалуй, свободные даже для нашего времени, умы развлекались, рассказывая друг другу разнообразные страшные истории, среди которых была одна о неком ученом, который при помощи электрических разрядов вызывал сокращения мертвых мышц. Имя этого ученого — Эразм Дарвин.

Эразм Дарвин, живший во второй половине XVIII века, теряется в сиянии своего всемирно известного внука — Чарлза Дарвина, хотя именно дедушка Дарвин был родоначальником учения о борьбе за существование и эволюции животного мира под воздействием окружающей среды. Эразм Дарвин придавал большое значение теории полового отбора или, если хотите — любви. Причем не только среди людей, но и среди растений. Вторая часть его поэмы «Ботанический сад» так и называется — «Любовь растений». Да, Эразм Дарвин был еще и поэтом.

А еще он был практиковавшим врачом, снискавшим всеобщее уважение, был сторонником женского образования и если выступал против морали, то не тогда, когда она мешает получению наслаждений, а тогда, когда она извращает человеческую природу. Вот его высказывание по поводу женщины, умертвившей своего незаконнорожденного ребенка:

«Женщины, совершившие подобное противоестественное преступление, вызывают к себе нашу глубочайшую жалость; их воспитание породило в них столько скромности или чувства стыда, что это искусственное чувство извратило подлинные инстинкты природы! Какую душевную боль должны были они пережить, какое страдание! — и это в то самое время, которое, после мук разрешения от бремени, сама природа предназначила им для сладостного утешения кормить грудью маленькое беспомощное дитя…»

Сам Эразм Дарвин имел то ли двенадцать, то ли четырнадцать детей, из которых двое были именно незаконнорожденными, но которых он воспитывал наравне с остальными, не обращая никакого внимания на общественное мнение.

Эразм Дарвин за 100 лет до Жюля Верна предсказал появление подводных лодок. А так же утверждал, что вселенная появилась в результате большого взрыва, что жизнь самозародилась в океане, предсказал ракетный двигатель на водороде и кислороде и другие удивительные и «скандальные» для того времени вещи. Скандальные — в прямом смысле: его книга «Зоономия, или Законы органической жизни» в 1816 году, через четырнадцать лет после смерти автора, была внесена в католический Индекс запрещенных книг.

И вот этот умный, добрый, любвеобильный человек и есть истерзанный плодами своего разума Виктор Франкенштейн?

В чем, простите за суконное выражение, проблематика романа Мэри Шелли? В том, что человек, рискнувший соперничать с богом в творении, не смог сравняться с ним в любви к своему творению. В том, что любовь к человечеству — это опасная разновидность эгоизма. И что любить конкретного человека всегда труднее. Учитывая нравы собеседников Мэри Шелли на берегах Женевского озера, логично предположить, что эти призывы были адресованы именно к ним. Как показала история — безуспешно.

Однако связка ученый-богоборец-злодей закрепилась прочно и надолго. И если в XIX веке она носила символический характер, то в ХХ — воплотилась в жизнь всерьез. И оказалась настолько дикой и страшной, что ни у одного художника не хватило духа описать, например, внутренний мир Йозефа Менгеле — Ангела Смерти из Освенцима.

Тема попросту схлопнулась — образ ученого-злодея был вытеснен на периферию комического жанра. И теперь научному сообществу приходится вести разъяснительную работу, результатами которой, к нашей неописуемой радости, становятся отличные научно-популярные фильмы и замечательные книжки.

shkolazhizni.ru

История Франкенштейна

Виктор Франкенштейн родился в семье самых именитых граждан Женевы. Его отец женился на дочери своего друга Каролине Бофор, и стал отцом «на склоне лет». Виктор был их любимым и долгожданным первенцем, но Каролине хотелось иметь дочь. Однажды, отдыхая на озере Комо, женщина зашла в бедную хижину и увидела прелестную белокурую девочку, сильно отличавшуюся от остальных детей, черноглазых и черноволосых. Она оказалась ребёнком немки и итальянского патриота. Её мать умерла во время родов, отца посадили в тюрьму, и девочка осталась в семье кормилицы. Франкенштейны уговорили крестьян отдать им девочку и удочерили её. В будущем Элизабет должна была стать женой Виктора.

Через семь лет, после рождения второго сына Эрнеста, Франкенштейны отказались от путешествий по Европе и поселились в Женеве, где родился самый младший Уильям. Виктор рос необузданным и порывистым юношей. Его горячий нрав уравновешивала спокойная, сдержанная Элизабет и школьный друг Анри Клерваль, общительный и мечтательный. К пятнадцати годам Виктор начал интересоваться естественными науками, однако вскоре юноша решил, что естествознание никогда не переступит «порога подлинного познания» и принялся за математику. Эта перемена склонностей могла спасти Виктора от его ужасной судьбы, но Рок оказался сильнее Духа Добра.

В семнадцать лет молодой Франкенштейн поступил в университет города Ингольштадта, где снова заинтересовался естествознанием. Перед отъездом Виктора его мать умерла от скарлатины, и семья Франкенштейнов осталась на попечении Элизабет. Виктор усердно взялся за учёбу. Оказалось, что труды средневековых алхимиков, которыми юноша увлекался, безнадёжно устарели, поэтому ему пришлось изучать современное естествознание, и особенно химию, с самых основ. Через два года Виктор достиг больших успехов. Увлёкшись физиологией, он решил определить, «где таиться жизненное начало», и вскоре достиг своей цели — открыл способ оживлять безжизненную материю. Чтобы применить знание на практике, он собрал тело из различных частей, найденных в моргах, склепах и на скотобойнях. Виктор мечтал создать совершенное существо, новую породу людей.

Ненастной ноябрьской ночью Виктор «узрел завершение» своих трудов. Оживлённое им существо огромного роста, с жёлтой кожей, водянистыми глазами и «узкой прорезью чёрного рта» было настолько ужасно, что нервы юноши не выдержали, и он выбежал из лаборатории. Вернувшись под утро, Виктор обнаружил, что монстр исчез, но нервы юноши были окончательно расстроены. Утром в ингольштадский университет приехал Клерваль, чтобы изучать филологию и лингвистику, но приезд друга не успокоил Виктора. Через несколько часов у него началась нервная горячка, продолжавшаяся несколько месяцев. Всё это время Анри ухаживал за Виктором.

Выздоровел юноша только к весне. Клерваль не сообщал семье о болезни юноши, боясь расстроить старого отца. Придя в себя, Виктор прочёл письмо от Элизабет. Не подозревая о болезни жениха, она рассказывала о семейных делах, в том числе и о Жюстине Мориц, доброй и трудолюбивой, но немного легкомысленной девушке, которая жила у Франкенштейнов с двенадцати лет как член семьи.

После выздоровления Виктор оставил свои прежние занятия. Он не мог без содрогания смотреть на свои инструменты и приборы. Весь последующий год Клерваль оставался рядом с другом, поддерживая и развлекая его. Снова пришла весна, монстр бесследно исчез, и Виктор с лёгким сердцем собрался домой, в Женеву. Перед самым отъездом он получил письмо от отца, в котором сообщалось о гибели Уильяма. Мальчик пропал во время прогулки, и вскоре его нашли задушенным.

В Женеву Виктор прибыл вечером, когда городские ворота были уже закрыты. Терзаемый бессонницей, он решил посетить место, где убили Уильяма. Когда Виктор добрался туда, началась гроза. При свете молний он заметил существо гигантского роста и сразу понял, что младшего брата убил созданный им монстр. Дома Виктор узнал, что в убийстве обвинялась Жюстина, у которой нашли медальон Уильяма. Напрасно он утверждал, что девушка невиновна — никто ему не верил. Открыть правду он не смел боясь, что люди сочтут его сумасшедшим. Через несколько дней несчастную Жюстину осудили и казнили.

Виктора терзали муки совести, подрывая ещё неокрепшую после болезни нервную систему. Видя его состояние, Франкенштейны переехали в свой загородный дом. Теперь Виктор искал «облегчения мук в физических движениях и перемене мест». Наняв мула, он отправился в путешествие по Альпам. Месяца через два, пересекая покрытый глубокими трещинами ледник, он лицом к лицу столкнулся со своим созданием. Всё это время монстр следил за ним. Существо выбрало это безлюдное место, чтобы заговорить со своим создателем, и поведало Франкенштейну свою печальную историю.

Первые часы своего существования монстр почти не помнил, он лишь чувствовал холод, голод и жажду. Он пришёл в себя в ингольштадтском лесу, где и прожил некоторое время. Он научился удовлетворять свои основные потребности и даже узнал, что такое огонь, наткнувшись на ещё горящий костёр. Изредка монстр встречал людей, которые убегали от него с криками ужаса. Некоторое время спустя он добрался до деревни, но и там все убегали от него. Наконец он укрылся в небольшой лачуге, пристроенной к бедному деревенскому дому. Сквозь небольшую щель в стене монстр начал наблюдать за обитателями дома. В нём жила небольшая семья — слепой отец с сыном Феликсом и дочерью Агатой. Феликс часто читал отцу вслух. Слушая его, монстр научился говорить. Эти кроткие и красивые люди вызывали восхищение у несчастного и одинокого существа. Они были бедны, и монстр пытался им помочь, собирая по ночам хворост и складывая его у дверей дома. Наступила весна, и к Феликсу приехала невеста, «прекрасная аравитянка» Са́фия. Юноша взялся учить невесту своему языку, не ведая, что на уроках присутствует ещё один ученик. Вскоре монстр понимал всё, что говорят его благодетели, и даже немного читал. Учебником служил труд Вольнея «Руины империи», из которого монстр узнал об устройстве человеческого общества. Он начал понимать, что отличается от остальных людей.

Вскоре монстр узнал, что ещё недавно семья Де Лэси была знатна, богата и жила в Париже. Их беды начались из-за турецкого негоцианта, которого несправедливо осудили на смертную казнь. Феликс влюбился в его дочь Са́фию и помог негоцианту бежать из тюрьмы. Взамен турок согласился отдать ему руку дочери. Французское правительство приговорило семью Де Лэси к изгнанию и конфискации имущества. Неблагодарный турок велел дочери забыть о Феликсе, но девушка покинула отца и вернулась к любимому. Она привезла немного денег и драгоценностей, с помощью которых вытащила Де Лэси из непроглядной нищеты.

Монстр прожил в пристройке до зимы. Найдя однажды в лесу сумку с книгами, среди которых был «Потерянный рай», монстр понял, что он, как и Адам, тоже кем-то создан. В карманах одежды, захваченной из лаборатории Франкенштейна, существо нашло записки Виктора, из которых узнало, кто его создатель. Несчастное создание преклонялось перед Де Лэси, мечтало верно служить им, и получить взамен немного любви. Монстр долго думал, как показаться этим прекрасным людям и не испугать их. Наконец он решил расположить к себе слепого старика, надеясь, что тот уговорит своих детей принять несчастное существо. Он выбрал время, когда старик остался один, вошёл и заговорил с ним, стараясь смягчить свой страшный голос. В это время вернулись остальные члены семьи. Девушки упали в обморок, а Феликс схватил палку и выгнал существо из дома. Затем семья Де Лэси спешно сдала усадьбу в наём и уехала. Той же ночью монстр поджёг дом и отправился в Женеву на поиски своего создателя. Найдя семью Франкенштейнов, монстр убил Уильяма и подложил его медальон в карман Жюстине.

Монстр обвинил Франкенштейна в том, что тот создал его и бросил на произвол судьбы, и потребовал создать существо женского пола. Обретя подругу, он намеревался уйти «в обширные пустыни Южной Америки», подальше от людей. Монстр угрожал погубить семью Виктора, если тот не исполнит его требования. Испугавшись угроз, Виктор согласился. Эта работа была ему настолько противна, что он, как мог, оттягивал её начало. Существо постоянно следило за ним. В конце концов, Виктору в сопровождении Анри Клерваля пришлось уехать в Англию, чтобы приняться за создание невесты для монстра. Вернувшись из Англии, Виктор должен был жениться на Элизабет. Только эта мысль поддерживала его.

Франкенштейн снял хижину на одном из уединённых островков и принялся за дело. Всё было почти готово, когда Виктор осознал, что не имеет права давать жизнь ещё одному созданию, ведь оно может получиться злобным и уничтожить множество людей. Кроме того, у двух монстров могли родиться дети и принести гибель человечеству. При этой мысли Виктор уничтожил все подготовленные материалы. Обнаружив это, монстр сказал: «Я буду с тобой в твою брачную ночь», поклялся отомстить и исчез. Виктор решил, что именно ему грозит опасность в брачную ночь и решил приблизить её.

Виктор сложил все свои инструменты и приборы в корзину, ночью вывез её в открытое море и утопил. Испытав облегчение, он заснул прямо в лодке. Проснувшись, Франкенштейн обнаружил, что его отнесло далеко от знакомого берега. Виктор провёл в море много часов. Наконец он пристал к берегу у маленького городка, где его немедленно арестовали. В городке произошла трагедия — был зверски задушен неизвестный путник, поэтому все незнакомцы арестовывались. Увидев убитого, Виктор узнал в нём своего верного друга Анри Клерваля. Так началась месть монстра.

Виктора снова свалила нервная лихорадка. Через два месяца он очнулся в тюрьме. Ещё через месяц состоялся суд, на котором Виктора оправдали. Приехавший за ним отец отвёз его в Женеву, где сразу началась подготовка к свадьбе. Сразу после церемонии молодожёны отправились в свадебное путешествие. Брачную ночь они должны были провести в уединённой гостинице. Оставив жену в комнате, Виктор вооружился до зубов и принялся ходить по коридору. Он хотел дорого продать свою жизнь и попытаться уничтожить монстра. Вдруг из комнаты раздался ужасный вопль. Ворвавшись туда, Виктор обнаружил, что его молодая жена задушена. В открытом окне виднелось ужасное лицо монстра. Виктор выстрелил, но промахнулся.

В ту же ночь он спешно отправился в Женеву, опасаясь, что монстр его опередит. Он застал отца живым, но старик так ослаб от свалившихся на него несчастий, что вскоре умер на руках у Виктора. Отчаяние его было настолько велико, что Виктора сочли сумасшедшим и на несколько месяцев заперли в одиночной палате. Выйдя из клиники, он отправился к местному судье и рассказал всю правду о монстре, однако судья не поверил Виктору, решив, что тот всё ещё болен.

После этого Франкенштейн отправился в странствия вслед за монстром, мечтая лишь об одном: уничтожить его. Преследуя существо, обладавшее неимоверной силой и выносливостью, он обошёл все материки Земли и оказался вблизи Северного полюса, где его подобрало судно.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 2

Рассказ Франкенштейна продолжался целую неделю, в течение которой судно было окружено льдами. В конце концов, матросы потребовали, чтобы Уолтон повернул судно назад, к Англии, и ему пришлось согласиться. Через несколько дней подул ветер, море очистилось, и корабль смог повернуть домой. К этому времени Франкенштейн совсем ослаб. Перед смертью он жалел лишь об одном: что не догнал своего злейшего врага. Зайдя в каюту, где лежал умерший Франкенштейн, Уолтон застал там монстра, который скорбел над своим создателем. Он поведал Роберту о муках раскаяния, которые испытывал. Чтобы прекратить эти муки, он собирался сжечь себя заживо. Сказав это, монстр выпрыгнул из окна на ледяной плот и «исчез в тёмной дали».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 3

Романтическая утопическая драма Шелли написана белым пятистопным ямбом.

Действие начинается в Кавказских горах, где в ущелье среди покрытых льдом скал томится в цепях титан Прометей. У ног его океаниды Пантея и Иона сочувственно слушают его упрёки, обращённые к верховному богу, Юпитеру. Прометей напоминает самодержцу, что некогда помог ему взять власть над богами, за что Юпитер отплатил ему чёрной неблагодарностью. Он приковал титана к скале, обрёк его на мучения: его тело терзает по воле Юпитера кровожадный орёл. Но этого ему показалось мало. Он возненавидел и людей, которым Прометей даровал огонь и светоч знания, и теперь насылает беды на все человечество. Однако Прометей отказывается покориться тирану. Он верит, что «любовь, свобода, правда» восторжествуют, он вспоминает своё страшное проклятие тирану и не сомневается, что деспот падёт и возмездие — бесконечная мука вечного одиночества — постигнет его. Прометея не пугают ни физические мучения, ни фурии, терзающие его ум и душу. Он твёрдо верит в своё предназначение: «быть опорой, спасителем страдальца-человека». Единственным утешением для титана являются его воспоминания о возлюбленной, прекрасной океаниде Азии. Пантея сообщает ему, что любящая его Азия неизменно ждёт его в Индии.

Явившись Азии, Пантея говорит о любви к ней Прометея. Азия предаётся воспоминаниям о прошлой любви и мечтам о воссоединении с любимым.

Вместе с Пантеей Азия идёт в пещеру, где восседает Демогоргон — «мощный мрак», не имеющий «ни ясных черт, ни образа, ни членов». Азия вопрошает Демогоргона о том, кто создал мир, мысль, чувства, преступление, ненависть и все, присущее земной жизни, и на все вопросы Демогоргон отвечает одинаково: самодержавный Бог. Но кто тогда господин Юпитер, вопрошает Азия, и Демогоргон говорит: «Все духи — если служат злу, — рабы. / Таков иль нет Юпитер — можешь видеть».

Почувствовав надежду на освобождение от тиранической власти Юпитера, Азия спрашивает, когда падут оковы Прометея. Однако Демогоргон опять отвечает неясно, перед Азией проносятся туманные видения.

Тем временем на небесном престоле Юпитер наслаждается своим могуществом. Единственное, что раздражает его, — это непокорство человека, подрывающего его самодержавную власть.

На колеснице Часа является ему мрачный Демогоргон. «Кто ты?» — спрашивает Юпитер и слышит в ответ: «Вечность». Демогоргон предлагает Юпитеру следовать за ним в вечную тьму. Возмущённый Юпитер осыпает его проклятиями, но Час настал — он низвергнут с трона, стихии, к которым он взывает, ему не подчиняются более, и он падает вниз, во мрак.

Радость охватывает богов при вести о падении тирана. На колеснице Духа Часа в Кавказские горы спускаются Азия и Пантея. Геркулес освобождает Прометея от цепей, Прометей несказанно счастлив видеть прекрасную возлюбленную Азию, строит планы новой радостной жизни для себя и спасённых им людей. Земля рассказывает ему и Азии о своих мучениях, когда повсюду на ней властвовал дух вражды.

Ко всеобщей радости Дух Часа сообщает, что после падения тирана-самодержца среди людей произошли большие перемены: «презрение, и ужас, и ненависть, и самоуниженье во взорах человеческих погасли», «исчезли ревность, зависть, вероломство»... Спустившись на землю, Прометей и Азия слышат, как Духи Разума людского воспевают торжество свободы и любви. Чудесные видения проносятся перед ними, и среди них — прекрасный Дух Земли, дитя Азии. Земля описывает невероятное преображенье мира: «...Болото мысли, спавшее от века, / Огнём любви возмущено... / ...Из многих душ единый дух возник».

И наконец, представший перед ними Демогоргон, воплощение вечного мрака, возвещает, что благодаря Сыну Земли наступило царство Терпения, Мудрости, Нежности, Доброты. И в этом царстве править будет Красота.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 4

В двух словах: XIX век. Учёный создаёт и оживляет монстра, который начинает мстить своему создателю, уничтожая членов его семьи. Доведя учёного до гибели, монстр кончает с собой из-за мук сожаления.

Предисловие в письмах

Двадцатилетний Роберт Уолтон с детства мечтал о путешествиях. Он хотел открыть материк, предположительно находящийся на северном полюсе Земли, со всеми его чудесами и богатствами. Воплотить эту мечту помогло небольшое наследство. Все перипетии путешествия Роберт подробно описал в письмах к родной сестре Маргарет.

Добравшись до Архангельска, Уолтон нанял корабль с командой и направился Северному полюсу. Вскоре судно попало в область сплошного льда, и было вынуждено лечь в дрейф. Примерно в это время внимание команды привлекла собачья упряжка, на которой ехало «существо, подобное человеку, но гигантского роста». Вскоре лёд вскрылся, и корабль последовал дальше. На следующее утро Роберт увидел на одной из огромных льдин человека. Он пытался ехать на упряжке с единственной собакой. Несмотря на слабость, незнакомец спросил, в какую сторону направляется судно, прежде чем подняться на борт.

Виктор Франкенштейн оказался удивительно умным и тонким человеком. Он был сильно обморожен и истощён, но услышав от Уолтона о существе на собачьей упряжке, воспарял духом и начал стремительно поправляться. Немного оправившись, он рассказал Роберту свою историю, которую тот подробно записал.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 5

Действие происходит в Италии XVI в., когда на папском престоле восседает папа Клемент VIII.

Граф Ченчи, богатый римский вельможа, глава большого семейства, прославился своим беспутством и гнусными злодеяниями, которые он даже не считает нужным скрывать. Он уверен в своей безнаказанности, потому что даже папа, осуждая его грехи, готов простить их графу за щедрые подношения. В ответ на увещевания и укоры окружающих Ченчи без тени смущения заявляет: «Мне сладок вид агонии и чувство, / Что кто-то там умрёт, а я живу. / Во мне нет ни раскаянья, ни страха, / Которые так мучают других».

Даже к собственным жене и детям граф Ченчи не испытывает ничего, кроме злобы, презрения и ненависти. Не смущаясь присутствием папского кардинала Камилло, он посылает проклятия сыновьям, которых сам же выслал из Рима. Несколько позже он устраивает пышный пир, на котором, совершенно счастливый, возносит Богу хвалы за воздаянье сыновьям. Сидящая рядом дочь Ченчи, красавица Беатриче, начинает подозревать, что с братьями произошло несчастье — иначе с чего бы отцу так ликовать. И впрямь, Ченчи объявляет ей и её мачехе Лукреции, что два его сына мертвы: одного задавил рухнувший церковный свод, другого по ошибке зарезал ревнивый муж. Беатриче знает, что старший брат Джакомо разорён отцом и влачит с семьёй жалкое существование. Девушка чувствует, что следующей жертвой может стать она, отец уже давно бросает на неё похотливые взгляды. В отчаянии Беатриче обращается к высоким гостям, ища у них покровительства и защиты. Но гости, зная вспыльчивый и мстительный характер хозяина, смущённо расходятся.

Беатриче, с юности влюблённая в Орсино, ставшего священником, ещё надеялась, что прошение Орсино римскому папе будет принято, папа снимет с возлюбленного сан, они смогут пожениться, и тогда ей удастся ускользнуть из-под власти душегуба-отца; однако приходит весть, что прошение Орсино вернулось нераспечатанным, папа не пожелал вникать в эту просьбу. Близкий к папе кардинал Камилло даёт понять — папа, уверенный, что дети обижают старого отца, поддерживает сторону графа, хотя и заявляет, что намерен соблюдать нейтралитет. Беатриче чувствует, что ей не выбраться из паучьей сети отца.

В III акте Беатриче появляется у любящей её мачехи Лукреции в полном отчаянии, ей чудится, что в голове у неё разверстая рана: ум её не может постигнуть всю чудовищность произошедшего. Насилие свершилось, Беатриче обесчещена собственным отцом. Девушка отвергает мысль о самоубийстве, поскольку в глазах церкви это великий грех, но где ей искать защиты? Лукавый Орсино советует подать в суд, но Беатриче не верит в справедливость суда, поскольку даже римский папа не считает нужным вмешиваться в злодейские деяния её отца, а небеса словно бы даже помогают Ченчи.

Не надеясь найти понимание и поддержку где-либо, Беатриче вместе с прежде кроткой и богобоязненной мачехой Лукрецией начинает строить планы убийства тирана. В качестве исполнителей Орсино предлагает использовать двух бродяг, которым «все равно, что червь, что человек». По замыслу Беатриче, убийцы должны напасть на Ченчи на мосту над пропастью по дороге в замок, куда граф намерен отослать дочь и жену, чтобы там без помех издеваться над ними. К заговорщикам присоединяется раздавленный жестокостью и вероломством отца Джакомо.

Все они с надеждой ждут вести о смерти Ченчи, но выясняется, что тирану опять повезло: он проехал мост часом раньше назначенного времени.

В горном замке, перед женой, Ченчи даёт волю своим низким чувствам и помыслам. Он не боится умереть без покаяния, не боится Божьего суда, считая, что чёрная душа его — «бич Божий». Он жаждет насладиться унижением гордячки Беатриче, мечтает лишить своих наследников всего, кроме обесчещенного имени.

Услышав, что дочь проявляет непокорство и не является по приказу отца, Ченчи обрушивает на неё многочисленные чудовищные проклятия. Его душа не знает ни любви, ни раскаяния.

Ясно сознавая, что другого пути избегнуть новых мук и унижений у неё и её родных просто нет, Беатриче окончательно решается на отцеубийство. Вместе с братом и мачехой она ждёт наёмных убийц, надеясь, что Ченчи уже мёртв, но те приходят и сознаются, что не посмели прикончить спящего старика. В отчаянии Беатриче выхватывает у них кинжал, готовая сама свершить казнь тирана. Устыдившись, убийцы удаляются и спустя недолгое время объявляют, что Ченчи мёртв.

Но не успевают Беатриче, её младший брат Бернардо, Лукреция и Орсино испытать облегчение при этой вести, как появляется легат Савелла и требует графа Ченчи — ему предстоит ответить на ряд серьёзных обвинений. Легату сообщают, что граф спит, но миссия Савеллы не терпит отлагательства, он настаивает, его ведут в спальню, она пуста, но вскоре под окном спальни, в ветвях дерева обнаруживают мёртвое тело Ченчи.

Разгневанный Савелла требует, чтобы все отправились с ним в Рим для расследования убийства графа. Заговорщиков охватывает паника, одна Беатриче не теряет мужества. Она гневно обвиняет слуг закона и папского престола в бездействии и потворстве преступлениям отца, а когда возмездие свершилось, то тех, кто прежде просил, но не получал защиты от притеснений тирана, теперь с готовностью осуждают как преступников.

Однако суд над ними неизбежен, их всех отправляют в Рим. Пойманный наёмный убийца под пыткой признается в содеянном и подтверждает вырванные у него на дыбе обвинения. Тогда Беатриче обращается к суду с пылкой речью о сомнительной ценности получаемых таким образом признаний. Речь её настолько потрясает убийцу, что, устыдившись собственного малодушия при виде мужества этой прекрасной девушки, он отрекается от своих показаний и умирает на дыбе. Однако брату и мачехе Беатриче мужества недостаёт, и они под пытками тоже признаются в заговоре с целью убить Ченчи. Беатриче упрекает их за слабость, но главные упрёки обращает не им, Она осуждает «правосудье жалкое земное, безжалостность небесную» за попущение злодейству. При виде такой твёрдости духа её родные раскаиваются в собственной слабости, и у Беатриче хватает сил их утешать.

Римский папа, которого младший сын Ченчи, непричастный к убийству отца, просил помиловать его родных, остаётся глух к его мольбам. Жестокосердие папы поразило даже хорошо знающего его кардинала Камилло. Вердикт папы неизменен: заговорщики должны быть казнены.

Весть о скорой смерти сначала вносит смятение в душу Беатриче: ей, такой молодой и прекрасной, жаль расставаться с жизнью; кроме того, её пугает мысль: а вдруг за гробовой доской «нет ни Небес, ни Бога, ни земли — а только тьма, и пустота, и бездна...» Вдруг и там её ждёт встреча с ненавистным отцом. Но потом она овладевает собой и неожиданно спокойно прощается с родными. Она поправляет причёску Лукреции, просит ей самой завязать волосы простым узлом. Она готова мужественно, с достоинством встретить смерть.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 6

Действие происходит в средневековой Франции, на фоне войн и сложных придворных интриг, французский король Людовик XI, умный и тонкий политик, ведёт борьбу с могущественными европейскими правителями за процветание Франции. Беспринципный и осторожный Людовик — антипод Карла Смелого, герцога Бургундского, первого врага французского монарха. Принимая осмотрительность Людовика за трусость (непростительный порок в ту рыцарскую эпоху), безрассудный и воинственный Карл делает все, чтобы завоевать Францию. К началу действия романа взаимная вражда двух великих государей достигает крайних пределов.

Неподалёку от королевского замка судьба неожиданно сводит Квентина Дорварда, молодого дворянина из Шотландии, с неким скромным горожанином. В тот же день Квентин пытается спасти жизнь цыгану, из-за чего сам едва избегает виселицы. Трагическое стечение обстоятельств заставляет юношу искать защиты короля, и он поступает на службу в личную гвардию стрелков его величества. Наблюдая торжественный выход короля, Квентин узнает в государе давешнего знакомого горожанина. В гостинице, где они накануне вместе обедали, король инкогнито навещал двух загадочных дам, младшая из которых поразила Квентина своей красотой. Королевский выход прерывает прибытие посла герцога Бургундии графа де Кревкера. Посол обвиняет Людовика в укрывательстве двух знатных дам, подданных герцога. Младшая дама, графиня Изабелла де Круа, состояла под опекой Карла Смелого и тайно бежала, спасаясь от нежелательного замужества. Оскорблённый герцог готов объявить войну Франции, если король не выдаст беглянок. Людовику едва удаётся уговорить графа подождать один день. Квентин догадывается, что вчерашние незнакомки и есть сбежавшая графиня со своей тёткой. В тот день на охоте Квентин Дорвард спасает жизнь королю, но благоразумно не хвастает своим подвигом. За это государь даёт ему ряд особых поручений, что радует и удивляет Квентина. Откуда это неожиданное доверие? Всем известна чудовищная подозрительность короля и то, что он никогда не доверяется новым людям. Квентин не мог ничего знать о личной беседе короля со своим тайным советником — брадобреем Оливье. Король поведал ему видение: накануне своей встречи с Квентином покровитель странников святой Юлиан подвёл к нему юношу, сказав, что он принесёт удачу в любом предприятии. Именно поэтому суеверный Людовик решает поручить герою сопровождать графинь де Круа в далёкий Льежский монастырь. Дело в том, что бедные женщины, сами того не зная, сделались ставкой в крупной политической игре Людовика Французского. Их родовые владения находились на границе с Бургундией, и король желал выдать прекрасную Изабеллу замуж за преданного ему человека, с тем чтобы иметь под боком у Карла Бургундского союзника в борьбе с ним. Обсудив это с Оливье, король, невзирая на чувства Изабеллы, решает обещать Изабеллу Гильому де ла Марку, мерзавцу и разбойнику. Но сперва графинь необходимо отослать за пределы замка, где находится посол Бургундии, представив это как их побег.

Гильом де ла Марк, по прозвищу Арденнский Вепрь, должен был похитить Изабеллу из монастыря и жениться на ней. Квентин ничего не знал об этом плане, и ему наверняка предстояло погибнуть в схватке с диким Вепрем. Итак, Квентин и прекрасные дамы отправляются в путь, а король тем временем принимает смелое решение нанести открытый визит дружбы Карлу Бургундскому, если только это поможет избежать войны.

В самом начале пути чары прекрасной Изабеллы заставляют молодого шотландца потерять голову. К своей радости Квентин замечает, что девушка также не совсем равнодушна к нему. Обходительный юноша по-рыцарски оберегает дам, те не могут не очароваться его обществом. Отряд Квентина состоял всего из трёх солдат и проводника на первую часть пути. Но приглядевшись к проводнику, Квентин обнаруживает, что это — королевский палач-висельник, пытавшийся когда-то повесить самого Квентина. Неожиданно отряд нагоняют всадники и приказывают Квентину сдать им женщин. В схватке, последовавшей за его отказом, Квентин оглушает одного из противников и срывает с него маску. Им оказывается младший брат короля, первый принц крови Луи Орлеанский. Принц хотел помочь своему другу, безрассудному вельможе, захватить столь богатую невесту. За этот проступок обоих ждёт заточение в страшной темнице по приказу короля. После этого происшествия Изабелла проникается нежной благодарностью к своему спасителю.

В полном неведении относительно своего будущего отряд продолжает путь. Новый проводник вызывает у Квентина смесь любопытства и недоверия. Гайраддин был цыганом, шпионом короля и вдобавок приходился братом повешенному цыгану, которого Квентин пытался спасти. С самого начала поведение Гайраддина Квентину казалось подозрительным. Его опасения подтвердились, когда путешественники достигли маленького монастыря, где хотели переночевать. Цыган улизнул ночью за ограду, и Квентин, незамеченный, последовал за ним. Спрятавшись в ветвях большого дерева, он подслушал тайный разговор цыгана с солдатом Арденнского Вепря, из которого узнал, что проводник должен их предать Вепрю. Юноша потрясён низостью короля и решает любой ценой достичь Льежского монастыря. Ничего не говоря цыгану, Квентин изменяет маршрут и избегает Засады, Путешественники благополучно прибывают в монастырь, где отдают себя под покровительство епископа, глубоко порядочного человека.

Квентин обличает цыгана в предательстве, но тот обещает помочь юноше завоевать сердце знатной дамы. Монастырь был расположен рядом с фламандским городом Льежем, горожане которого отстаивали свои привилегии вольного города и восставали против законного сюзерена — герцога Бургундского. Квентин и Изабелла не знали, что гордые фламандцы были наготове поднять новое восстание и вдохновитель их — Вепрь де ла Марк, которому, как богатая невеста, была обещана Изабелла. Ничего не подозревая, Квентин идёт в город, там знакомится с влиятельными горожанами и от них узнает о готовящемся восстании. Он спешит в монастырь, чтобы предупредить об опасности доброго епископа, но сделать уже ничего нельзя. В ту же ночь мятежники во главе с де ла Марком нападают на монастырь, захватывая врасплох его обитателей. Квентина будит яростный рёв осаждающих и крик ворвавшегося в комнату цыгана, который призывает его спасти дам. Квентин спешит вниз, где находит двух женщин под вуалью. Думая, что это — обе графини, храбрый юноша выводит их из замка и обнаруживает новый обман цыгана: вместо Изабеллы он спасает служанку старой графини, сообщницу Гайраддина. Цыган, оказывается, хотел таким образом отблагодарить Квентина, добыв ему богатую невесту в лице влюблённой в него тётушки Изабеллы. В отчаяньи Квентин спешит обратно в монастырь, надеясь, что Изабелла ещё жива. Он находит девушку и чудом спасает её от де ла Марка, выдав её за дочь почтенного горожанина, своего знакомого. К ужасу Квентина мятежники казнят епископа.

Квентин с Изабеллой укрываются в городе, где Изабелла принимает решение вернуться под защиту Карла Бургундского, поскольку Людовик их только обманул и предал. Она просит Квентина Дорварда сопровождать её в Бургундию. Им удаётся выскользнуть из города, достичь границы с Бургундией, но тут их настигает погоня де ла Марка. Но в эту минуту показывается отряд бургундских рыцарей. Они обращают в бегство воинов де ла Марка. К радости Изабеллы отрядом командует граф де Кревкер, её родственник и благородный человек. Он радостно приветствует свою давно исчезнувшую родственницу, но с подозрением относится к Квентину — ведь он слуга французского короля. Граф всегда считал побег Изабеллы верхом глупости и, зная бешеный нрав своего господина, предвещал большие неприятности девушке и её спасителю. Волну гнева вызвало в нем известие о гибели льежского епископа, который был любим всеми за свою мудрость и порядочность. Граф клянётся отомстить убийце Гильому де ла Марку, а пока спешит с этим горестным известием к Карлу Бургундскому. Квентина граф подозревает в подстрекательстве горожан к мятежу, хотя Изабелла пытается уверить его в благородстве юноши. Измученную дорогой Изабеллу оставляют на попечении почтенной канониссы ближнего монастыря, а Квентин и граф де Кревкер продолжают путь ко двору бургундского герцога.

Тем временем в герцогском замке происходили события необычайной важности. Король Людовик с маленькой свитой решил нанести визит дружбы своему заклятому врагу герцогу Бургундскому, напомнив всем мышку, которая приехала в гости к кошке. На самом же деле король, более всего в мире желая предотвратить войну с Бургундией, хотел обезоружить своего простодушного и вспыльчивого соперника таким актом доверия и дружбы. Карл был сперва настроен доброжелательно и намеревался соблюсти этикет, приняв короля Франции, как подобает верному вассалу. В душе ненавидя короля, он изо всех сил сдерживает гнев, что, как известно, не соответствует его темпераменту. Но вот прямо во время охоты прибывает граф де Кревкер и сообщает трагическую новость о восстании льежцев и о гибели епископа. Он добавляет, что в эти события был замешан гонец французского короля, подразумевая Квентина Дорварда. Одного этого намёка оказывается достаточно, чтобы вызвать с таким трудом сдерживаемый гнев герцога.

Карл приказывает заточить Людовика в башне-темнице, где когда-то был вероломно убит предок короля. Короля охватывает отчаяние, и он мечтает отомстить своему астрологу, предсказавшему удачу в поездке. Хитрому звездочёту только чудом удаётся избежать мести жестокого монарха. Он предсказывает, что час его смерти лишь сутки отделяют от смерти самого короля, чем страшно пугает суеверного Людовика. Оказавшись в почти безвыходной ситуации, король пытается приобрести как можно больше сторонников среди приближённых вельмож Карла. Он использует для этого и лесть, и подкуп. К счастью, сами дворяне были заинтересованы в сохранении мира между странами, поскольку многие владели землями во Франции и вовсе не желали их потерять. Золото Франции тоже сделало своё дело. В итоге герцога удалось убедить рассмотреть дело официально и справедливо, для чего должно созвать Государственный совет и пригласить на него короля. Кревкер обещал представить на совете свидетеля, способного подтвердить невиновность короля, имея в виду Квентина Дорварда. Квентин, как рыцарь и человек чести, не собирался свидетельствовать против беспомощного и покинутого всеми короля. Он благодарен Людовику за то, что тот принял его на службу в трудную минуту и готов простить королю его предательство. Но юноша объясняет Кревкеру, что, так как Карл намерен вызвать также графиню Изабеллу, ему необходимо предупредить девушку, о чем ей надо будет умолчать. Кревкер возражает против их свидания и напоминает Квентину, какая непреодолимая дистанция отделяет его, нищего иностранца, от самой знатной и красивой невесты Бургундии.

На совете Карл намеревался поставить Людовику унизительные условия его освобождения. От короля требовалось бы уступить Бургундии территории и привилегии, а самое главное, согласиться на брак Изабеллы с братом короля принцем Орлеанским. Благодаря Квентину королю удаётся доказать свою непричастность к восстанию в Льеже. Но когда герцог объявил о своём решении обручить принца и Изабеллу, девушка падает к ногам герцога и умоляет его забрать все её богатство, но позволить ей самой распоряжаться своей душой и отпустить её в монастырь. Герцог колеблется, и вдруг объявляют о прибытии герольда Дикого Вепря де ла Марка. Им оказывается переодетый цыган Гайраддин, который оповещает о воле самозваного епископа единолично повелевать городом Льежем, а также выплатить ему приданое его жены, графини Амелины де Круа, сумасбродной тётки Изабеллы. На эти наглые требования Карл и Людовик отвечают приказом повесить цыгана и принимают решение сообща выступить против де ла Марка. Перед этим герцог объявляет, что Изабелла выйдет замуж за того, кто принесёт голову де ла Марка и отомстит таким образом за гибель епископа, в которой была косвенно виновна Изабелла.

Во время жестокой битвы с силами Льежа Квентин пытается пробиться к Вепрю и лично сразиться с ним. Но поединок прервал крик о помощи. Это кричала дочь того горожанина, который помог спасти Изабеллу из осаждённого монастыря. Ради неё Квентин оставляет своего противника и победа достаётся его дяде, тоже шотландскому стрелку. Он приносит голову де ла Марка государям, но, к несказанной радости молодых влюблённых, уступает драгоценный приз Квентину.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 7

Одолев едва проходимую лесную чащу, двое молодых людей вышли к берегу ослепительно сияющего горного озера. Первый из путников — рослый силач и хвастун Гарри Марч, — заметив восхищение своего товарища, сказал, что в сравнении с Великими озёрами Канады это, мол, так, озерцо. Но для выросшего в лесах Натти Бампо, прозванного Зверобой, огромное водное зеркало являло невиданное зрелище. Любоваться, однако, времени не было. Особенно Гарри Марчу (по меткому прозвищу колонистов — Непоседе), Его, как надеялся великан, ждёт не дождётся красавица Джудит — дочь давным-давно поселившегося на озере Томаса Хаттера.

Отыскав припрятанную пирогу, приятели скоро достигли «замка» — построенного на вбитых на мелководье сваях жилища отшельника Тома. Дом пустовал. По предположению Гарри, старик с дочерьми отправился на охоту. Молодые люди плывут на их поиски. Сначала они замечают осматривающего капканы Хаттера и только потом прекрасно замаскированный «ковчег» — большую плоскодонную баржу. О начавшейся между англичанами и французами войне Том уже получил известие, но то, что воины дружественного французам индейского племени мингов бродят в окрестностях озера, он ещё не знает. С помощью вновь прибывших он торопится вывести «ковчег» на открытую воду.

Непосредственная опасность миновала, но на берегу озера спрятаны две пироги — Хаттер, Гарри и Зверобой не без основания предполагают, что индейцы скоро отыщут их. Поэтому — под прикрытием ночи — решено овладеть пирогами. Гарри ухаживает за Джудит, но девушке он не нравится.

В темноте мужчины отправляются в опасное плаванье. Предприятие удаётся — пироги захвачены. Гарри с Хаттером решаются напасть на покинутое мужчинами индейское стойбище. Зная, что на такую гнусность Зверобой не согласится, его отсылают. Авантюристы, однако же, просчитались — женщины подняли крик, и бывшие неподалёку воины успели на помощь. Неудачливые охотники за скальпами сами попадают в плен. Проснувшись на рассвете, Зверобой видит, что оставленная им пирога приближается к берегу. Охотник пускается в погоню. Когда до лодки — и до земли — осталось совсем немного, из кустов раздаётся выстрел. Индеец. Зверобой выпрыгивает на берег и прячется за дерево. Он предлагает индейцу мир — тот соглашается. Но, завладев пирогой и собираясь отплыть, молодой человек замечает, что воин в него прицелился. Зверобой мгновенно направляет ружье в скрывающегося за кустами противника — два выстрела слились в один. Юноша не пострадал — ирокезский воин смертельно ранен. Умирая, индеец называет охотника Соколиным Глазом.

Зверобой возвращается в «замок». От дочерей Тома он не скрывает, в какую серьёзную переделку попал их отец. Но и обнадёживает: сегодня вечером, на закате, у него назначена встреча с делаварским воином Чингачгуком — они что-нибудь да придумают. Тем более что Великий Змей — так с делаварского переводится Чингачгук — явился сюда за похищенной у него невестой.

Все переходят на «ковчег», и, лавируя целый день, чтобы затруднить вражеских воинов, точно на закате Зверобой подводит баржу к назначенному месту — с невысокой скалы на судно спрыгивает индеец. На берегу появляются преследователи, но поздно — ковчег уже вне досягаемости.

Посовещавшись, Зверобой с Чингачгуком советуют сёстрам выкупить пленников. Девушки без колебания предлагают лучшие свои наряды — но хватит ли этого? Немного подумав, Джудит решает вскрыть заветный сундук отца. Среди дорогих платьев и разной невидали находят искусно выточенные шахматные фигурки. Ни Джудит, ни Зверобой не знают, что это такое, но лучники, осёдланные кони, а особенно слоны поражают воображение. Явившиеся для переговоров индейцы попросту околдованы. Для приличия чуть поторговавшись, они с радостью обменивают пленников на двух диковинных зверей — шахматных слонов.

И освобождённые и освободители решают: «замок» — место ненадёжное. «Ковчег» — безопаснее. Все перебираются на баржу и отплывают. Ночью Чингачгук со Зверобоем пробираются во вражеский лагерь — за Уа-та-Уа, невестой Великого Змея. Девушку стерегут. На счастье, один из вождей мингов приказывает старухе-охраннице принести воды. Та, захватив юную делаварку, отправляется к роднику. Зверобой нападает на старуху, зажимает ей рот — Чингачгук с Уа-та-Уа бегут к пироге. Гуронке удаётся издать пронзительный вопль — Зверобой отшвыривает старуху и пускается наутёк. У самой воды один из индейцев настигает Зверобоя. Завязывается борьба. Подбегают ещё несколько воинов — Соколиный Глаз в плену.

Хаттера и Непоседу не волнует судьба Зверобоя. Джудит — другое дело. Всю тревожную ночь она — вместе с младшей сестрой Хетти — проводит в лодке, надеясь узнать, что ждёт понравившегося ей охотника.

Хаттер и Непоседа направляют «ковчег» к «замку»; им кажется — он не захвачен. Чингачгук предостерегает, напоминая о коварстве мингов, — его не слушают. Беспечная парочка, увидев нетронутые запоры, без опаски заходит в дом. Треск, грохот, проклятия — борьба не на жизнь, а на смерть. Из дверей, облепленный разъярёнными воинами, вываливается Гарри Марч. Благодаря огромной физической силе он было разметал многочисленных противников, но ловко брошенные верёвки опутывают великана и валят его на помост. Марч не сдаётся, скатывается в воду и с помощью Уа-та-Уа забирается на управляемую Чингачгуком баржу. Гуронские воины не решаются на преследование в невыгодных для себя условиях и покидают «замок».

Сестры первыми оказываются на месте недавней схватки. Джудит и Хетти слышат мучительный стон, они открывают ставни и обнаруживают оскальпированного отца. К тому же получившего смертельный удар ножом. Трогательное прощание — Томас Хаттер успевает открыть девушкам, что он не отец им, и умирает.

На следующий вечер — к удивлению спасающихся на «ковчеге» — они видят направляющегося к ним Зверобоя. Юноша в качестве парламентёра отпущен под честное слово с заведомо неприемлемыми условиями. Но, чем бы ни завершились переговоры, завтра уже ему надлежит возвратиться к врагам. И как бы ни закончилась взятая им на себя миссия, храбреца, по всей вероятности, не ждёт ничего хорошего. Джудит пытается отговорить охотника от безрассудного возвращения — Зверобой убеждает девушку в невозможности для него нарушить своё обещание.

По возвращении гуроны, ценя отвагу и честность Соколиного Глаза, предлагают ему жениться на вдове убитого им индейца. Перспектива оказаться мужем обременённой многочисленным потомством и крайне сварливой «матроны» пугает Зверобоя больше, чем смерть и самые изощрённые пытки, — он отказывается. Разъярённый брат отвергнутой женщины запускает в охотника томагавк, тот уклоняется, перехватывает оружие и ответным броском убивает напавшего.

Зверобоя привязывают к дереву и, стремясь запугать, мечут ножи, томагавки, стреляют из ружей — так, чтобы не нанести серьёзных ран. Охотник не только не отворачивает голову, но и не закрывает глаз. Это приводит гуронов в бешенство — они раскладывают костёр. Появляется Хетти — её считают слабоумной и дозволяют ходить повсюду. Она палкой расшвыривает горящий хворост. Индейцы отводят девушку в сторону, собираясь продолжить пытки, но вмешивается Чингачгук. Он выскакивает из зарослей, с молниеносной быстротой пересекает поляну, разрезает верёвки и передаёт Зверобою ружье. Замешательство. Однако врагов с избытком. Друзья неизбежно должны погибнуть, но... Тяжёлая, ритмичная поступь солдатских ног, барабанная дробь, отрезанные гуроны в панике мечутся по песчаной косе, штыковая атака — почти все мужчины и женщины находят смерть.

В числе раненых — Хетти: шальная пуля попала в девушку. Рана тяжёлая, и хоть Хетти мужественно переносит страдания, удивляя военного доктора, — жизнь её угасает. Джудит плачет подле сестры — Друзья прощаются с умирающей. Хетти хоронят на дне озера.

После похорон сестры осиротевшая Джудит уединяется со Зверобоем. Прямодушный охотник ей очень нравится, но все достаточно откровенные её намёки он до сих пор оставлял без внимания. Теперь, понимая, — сейчас или никогда — Джудит, преодолев стыдливость, предлагает Зверобою взять её в жены. Охотник молчит и, стараясь не обидеть девушку, отвечает ей, что брак без взаимной любви вряд ли будет удачным. Чувства его, однако, противоречивее и сложнее, чем высказанные вслух. Джудит притягивает охотника, но и отталкивает его: чем-то глубинным. И не в непонятных ли словах умирающей Хетти заключена разгадка: «Я чувствую, Зверобой, хотя не могу сказать почему, что вы и я расстаёмся не навсегда. Это странное чувство. Я никогда не испытывала его прежде...»

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 8

Ранний декабрьский вечер 1793 г. Лошади медленно тянут в гору большие сани. В санях отец и дочь — судья Мармадьюк Темпл и мисс Элизабет. Судья — один из первопереселенцев; один из тех, благодаря которым эта недавно дикая местность преобразилась. Появились церкви, дороги, школы. Вокруг зажиточных деревушек — возделанные поля.

Вечернюю тишину нарушает громкий собачий лай. Из подступающего к дороге леса выскакивает олень. Судья хватает двустволку и дважды стреляет в зверя. Олень продолжает бежать. Вдруг раздаётся выстрел из-за деревьев. Олень подпрыгивает. Ещё один выстрел — и зверь падает замертво.

На дорогу выходит Кожаный Чулок — Натти Бампо. Он уже стар, но выглядит по-прежнему крепким.

Натти приветствует Темпла и слегка подтрунивает над его неудачным выстрелом. Судья горячится, доказывает, что попал в оленя. Но из-за дерева выходит молодой человек — он ранен в плечо одной из дробин. Судья прекращает спор и, обеспокоенный, предлагает пострадавшему помощь. Юноша упрямится. К просьбам отца присоединяется девушка, совместными усилиями они уговаривают раненого.

При спуске с горы к городку, расположенному на берегу озера, Мармадьюка с дочерью встречают четверо; среди них — Ричард Джонс. Последний — человек весьма ограниченный, но крайне амбициозный, враль и хвастун — приходится двоюродным братом судье. Он правит лошадьми, и по его вине чуть не стряслась беда — сани зависли над пропастью. Раненый юноша выпрыгивает из своих саней, хватает под уздцы лошадей незадачливой четвёрки и сильным рывком возвращает их на дорогу.

В доме судьи врач-самоучка извлекает дробину из плеча юноши. От дальнейшей помощи эскулапа молодой человек отказывается, а доверяется незаметно появившемуся «индейцу Джону» — давнему своему знакомому, спившемуся индейцу Чингачгуку.

Мармадьюк Темпл предлагает Оливеру Эдвардсу — так зовут пострадавшего незнакомца — возместить причинённый ему вред, но он, весьма раздражённый, отказывается.

Наутро Ричарда ждёт приятный рождественский сюрприз. Хлопоты Мармадьюка оказались успешными — его брат назначен шерифом округа. Деньги, доверенные судье накануне войны за независимость другом и компаньоном мистером Эффингемом, принесли плоды достойные — весь округ в руках судьи. Мармадьюк предлагает Оливеру должность секретаря. Молодой человек намеревается отказаться, но Чингачгук убеждает его согласиться.

Суровая зима наконец прошла. Начало весны — распутица, слякоть, грязь. Но не сидеть же дома?! И Элизабет с подругой часто прогуливаются верхом. Однажды в обществе Мармадьюка, Ричарда и Оливера девушки ехали по лесистому горному склону. Судья предавался воспоминаниям о трудностях заселения этого края. Вдруг Оливер закричал: «Дерево! Хлещите коней!» Рухнуло огромное дерево. Все проскочили. Оливер Эдвардc с риском для жизни спас подругу Элизабет.

На озере тает последний лёд. Весна одевает зеленью поля и леса. Жители городка предаются массовому — гораздо большему, чем это необходимо для пропитания, — истреблению перелётных птиц и нерестящейся рыбы. Кожаный Чулок гневно их осуждает. «Вот что получается, когда в вольный край приходят люди! — говорит он. — Каждую весну, сорок лет подряд, я видел, как пролетают здесь голуби, и, пока вы не начали вырубать леса и распахивать поляны, никто не трогал несчастных птиц».

Наступило лето. Элизабет с подругой уходят на прогулку в горы. От предложения Эдвардса сопровождать их Элизабет отказалась довольно решительно. Оливер спускается к озеру, садится в ялик и спешит к Кожаному Чулку. Не застав никого в хижине, отправляется ловить окуней. Оказывается, Натти Бампо с Чингачгуком тоже на рыбной ловле. Эдвардc присоединяется к ним. Далёкий лай собак настораживает Кожаного Чулка. Охотнику кажется, будто его собаки сорвались с привязи и гонят оленя. Действительно, на берегу показывается олень. Спасаясь от собак, он бросается в воду и плывёт в направлении рыбаков. Забыв обо всем, Натаниэль с Чингачгуком преследуют его. Оливер пытается предостеречь их, кричит, что охотничий сезон ещё не открыт, но, поддавшись азарту, присоединяется к преследователям. Втроём они загоняют животное, и Кожаный Чулок убивает его ножом.

Между тем девушки, сопровождаемые одним лишь старым мастифом, заходят все дальше в лес. Натыкаются на пуму с детёнышем. Тот, играя, подходит к ощерившемуся мастифу, но пёс быстро расправляется с «котёнком». Но тут на пса бросается мать. В отчаянной борьбе мастиф погибает. Элизабет с ужасом смотрит на пуму, готовящуюся к прыжку. За её спиной раздаётся выстрел — огромная кошка катится по земле. Появляется Кожаный Чулок и вторым выстрелом добивает зверя.

Мармадьюк в затруднении: спаситель его дочери обвинён — стараниями кузена Ричарда! — не только в незаконной охоте, но и в сопротивлении властям (когда Дулитл — мировой судья и по совместительству соглядатай шерифа — пытался произвести обыск в его хижине, охотник отшвырнул «добровольца» прочь да ещё пригрозил ружьём прихваченному для подкрепления силачу лесорубу Биллу Керби).

Суд. С незаконной охотой сложностей никаких: штраф за затравленного оленя покрывает премия за убитых пум. Сопротивление представителям власти — много серьёзнее. И если обвинение в оскорблении мистера Дулитла присяжные отклоняют, то по второму пункту — угроза оружием — Кожаного Чулка признают виновным. Мармадьюк Темпл приговаривает его к часу пребывания у позорного столба, месячному тюремному заключению и ста долларам штрафа.

Элизабет расстроена. Отец убеждает её, что по-другому он поступить не мог, уговаривает посетить Натаниэля в тюрьме и передать ему двести долларов. Охотник рад появлению девушки, однако от денег категорически отказывается. Единственное, что он согласен принять от случайно узнавшей о готовящемся побеге Элизабет, это банку хорошего пороха. Девушка с радостью соглашается. После её ухода — с помощью Оливера — Натаниэль бежит.

На другой день Элизабет относит в условленное место порох. Однако вместо охотника находит там лишь впавшего в транс Чингачгука. Индеец бормочет что-то о скором уходе к предкам, о жалкой участи своего народа. Пересушенный солнцем воздух понемножечку становится горьким — запахло гарью, и появился дым. Послышался громкий треск, замелькало пламя — лесной пожар! Девушка растерялась, стала звать Кожаного Чулка. Появляется Эдвардc. Он пытается спасти девушку, но пламя все ближе. Кажется, нет спасения. Перед лицом надвигающейся гибели Оливер Эдвардc объясняется Элизабет в любви. И, как всегда, в нужное время и в нужном месте оказывается Кожаный Чулок. Взвалив на.спину безучастного ко всему Чингачгука, он руслом ручья, сквозь дым и огонь выводит всех в безопасное место. Начинается гроза. Чингачгук умирает.

Открывается тайна Оливера Эдвардса. Юноша — сын эмигрировавшего в Англию и позднее погибшего друга и компаньона Темпла мистера Эдвардса Эффингема. Внук пропавшего без вести, легендарного Оливера Эффингема. Оказывается, патриарх ещё жив. И это его, разорившегося аристократа, пытались скрыть от людских пересудов воевавшие некогда под его началом Натаниэль с Чингачгуком. Отсюда их затворническая жизнь, вызывавшая у соседей кривотолки и неприязнь. Впавшего в детство дедушку предъявляют собравшимся. Всеобщее примирение. Мармадьюк Темпл, оказывается, не только сохранил и приумножил доверенное ему состояние, но и завещал его поровну дочери и семье Эффингемов. Элизабет и Оливер уединяются. Им есть что сказать друг Другу.

Осень. В сентябре состоялась свадьба Оливера Эдвардса и Элизабет. Несколько дней спустя скончался легендарный Оливер Эффингем, и его похоронили на месте сгоревшей хижины Натаниэля, рядом с могилой великого воина Чингачгука. Солнечным октябрьским утром маленькое кладбище посещают молодожёны. Застают там Кожаного Чулка. Несмотря на все уговоры друзей, он прощается с ними и отправляется в путь. «Охотник ушёл далеко на Запад — один из первых среди тех пионеров, которые открывают в стране новые земли для своего народа».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 9

История Нью-Йорка от сотворения мира до конца голландской династии, содержащая среди рассказов о многих удивительных и забавных событиях также неизъяснимые размышления Вальтера Сомневающегося, гибельные проекты Вильяма Упрямого и рыцарские деяния Питера Твердоголового, трёх голландских губернаторов Нового Амстердама; единственная достоверная история тех времён из всех, которые когда-либо были или будут опубликованы, написанная Дидрихом Никербокером

В одной из нью-йоркских гостиниц в 1808 г. поселился низенький шустрый старичок и долго жил в ней, ничего не платя хозяевам, так что те в конце концов забеспокоились и стали наводить справки о том, кто он и чем занимается. Выяснив, что он литератор, и решив, что это какая-то новая политическая партия, хозяйка намекнула ему насчёт платы, но старичок обиделся и сказал, что у него имеется сокровище, которое стоит больше, чем вся её гостиница. Через некоторое время старичок исчез, а хозяева гостиницы решили опубликовать оставшуюся в его комнате рукопись, чтобы возместить убытки.

Дидрих Никербокер (так звали старичка) написал «Историю Нью-Йорка». Своими предшественниками он называет Геродота, Ксенофонта, Саллюстия и других и посвящает свой труд Нью-Йорк-скому историческому обществу. Уснащая свои рассуждения ссылками на древних философов и историков, Никербокер начинает свой труд с описания похожей на апельсин Земли, которая однажды «вбила себе в голову, что она должна кружиться, как своенравная юная леди в верхнеголландском вальсе». Земля состоит из суши и воды, и среди материков и островов, на которые она дробится, есть прославленный остров Нью-Йорк. Когда в 1492 г. Кристобаль Колон открыл Америку, первооткрывателям пришлось вырубать леса, осушать болота и истреблять дикарей — так и читателям придётся преодолеть немало трудностей, прежде чем они смогут без труда преодолеть остальную часть истории. Автор витиевато доказывает, что эта часть света обитаема (свидетельство чему — населяющие её индейские племена), и отстаивает право первых колонистов на владение Америкой — ведь они рьяно старались приобщить её к благам цивилизации: научили индейцев обманывать, пить ром, сквернословить и т. п. В 1609 г. Хендрик Гудзон, желая попасть в Китай, поднялся по реке Мохеган, переименованной позже в Гудзон. Моряки высадились в деревушке Коммунипоу и захватили её, замучив до смерти местных жителей своим нижнеголландским наречием. Рядом с этой деревушкой и вырос Нью-Йорк, названный поначалу Новый Амстердам. Его основателями были четыре голландца: Ван-Кортландт, Харденбрук (Креп-коштанник), Ван-Зандт и Тен Брук (Десятиштанный).

Этимология названия Манхэттен тоже вызывает споры: одни говорят, что оно произошло от Ман-хет-он (надетая мужская шляпа) и связано с привычкой местных жителей носить войлочные шляпы, другие, в том числе Никербокер, считают, что Манна-хата значит «страна, изобилующая млеком и мёдом». Пока Крепкоштанный и Десятиштанник спорили, как строить новый город, он вырос сам собой, что сделало дальнейшие споры о плане города бессмысленными. В 1629 г. губернатором провинции Новые Нидерланды был назначен прямой потомок царя Чурбана Воутер Ван-Твиллер (Вальтер Сомневающийся). Он четыре раза в день ел, тратя на каждую трапезу по часу, восемь часов курил и сомневался и двенадцать часов спал. Времена Ван-Твиллера можно назвать золотым веком провинции, сравнимым с золотым царством Сатурна, описанным Гесиодом. Дамы по простоте своих нравов могли соперничать с воспетыми Гомером Навсикаей и Пенелопой. Спокойная самонадеянность или, вернее, злосчастная честность правительства стала началом всех бед Новых Нидерландов и их столицы. Их восточными соседями были английские переселенцы-пуритане, прибывшие в Америку в 1620 г. За болтливость жители Маис-Чусаег (Массачусетса) в шутку прозвали их Янки (молчаливые люди). Спасшись от преследований Якова I, они в свою очередь начали преследовать еретиков-папистов, квакеров и анабаптистов за злоупотребление свободой совести, которая заключается в том, что человек может придерживаться в вопросах религии своего мнения, только если оно правильно и совпадает с мнением большинства, в противном случае он заслуживает кары. Жители Коннектикута оказались заядлыми скваттерами и сначала захватывали землю, а потом уж пытались доказать своё право на неё. Земли на реке Коннектикут принадлежали голландцам, которые построили на берегу реки форт Гуд-Хоп, но наглые янки у самых стен форта развели луковые плантации, так что честные голландцы не могли смотреть в ту сторону без слез.

После смерти Ван-Твиллера в 1634 г. Новыми Нидерландами стал править Вильгельмус Кифт (Вильям Упрямый), который решил победить янки с помощью посланий, но послания не возымели действия и янки захватили Гуд-Хоп, а затем и Устричную бухту. Слово «янки» стало для голландцев таким же страшным, как слово «галл» для древних римлян. Тем временем с другой стороны шведы в 1638 г. основали крепость Минневитс и присвоили прилегающим областям название Новая Швеция.

Примерно в 1643 г. люди из восточной страны образовали конфедерацию Объединённые колонии Новой Англии (Совет Амфиктионов), что было смертельным ударом для Вильяма Упрямого, считавшего, что она создана с целью выгнать голландцев из их прекрасных владений. После его смерти в 1647 г. губернатором Нового Амстердама стал Питер Стайвесант. Его прозвали Питером Твердоголовым, «что было большим комплиментом его мыслительным способностям». Он заключил со своими восточными соседями мирный договор, а мирный договор — «большое политическое зло и один из самых распространённых источников войны», ибо переговоры, подобно ухаживанию, — период любезных речей и нежных ласк, а договор, подобно брачному обряду, служит сигналом к враждебным действиям. Поскольку восточные соседи занялись борьбой с ведьмами, им стало не до Новых Нидерландов, и Питер Стайвесант воспользовался этим, чтобы положить конец нападениям шведов. Генерал Вон-Поффенбург построил на Делавэре грозное укрепление — Форт-Кашемир, названное так в честь коротких штанов зеленовато-жёлтого цвета, особо любимых губернатором. Шведский губернатор Рисинг посетил Форт-Кашемир и после пирушки, устроенной Вон-Поффенбургом, захватил форт. Доблестный Питер Стайве-сант стал собирать войска, чтобы повести их на Форт-Кашемир и изгнать оттуда торгашей-шведов. Осадив форт, войска Питера стали терзать уши шведов столь чудовищной музыкой, что те предпочли сдаться. По другой версии, требование о капитуляции было составлено в столь учтивой форме, что шведы никак не могли отказаться от выполнения столь вежливой просьбы. Питер Твердоголовый хотел завоевать всю Швецию и двинулся на Форт-Кристина, который, как вторая Троя, выдерживал осаду целых десять часов и в конце концов был взят. Новая Швеция, покорённая победоносным Питером Стай-весантом, была низведена до положения колонии, названной Саут-Ривер. Затем Питер отправился в восточную страну и узнал, что Англия и Новая Англия хотят захватить провинцию Новые Нидерланды. Жители Нового Амстердама сильно укрепили город — постановлениями, ибо власти решили защищать провинцию тем же способом, каким Пантагрюэль защитил свою армию — прикрыв её языком. Питер вернулся в Новый Амстердам и решил ни за что не сдавать город без боя. Но враги распространили среди народа воззвание, в котором воспроизвели условия, предъявленные ими в требовании о сдаче; эти условия показались народу приемлемыми, и он, несмотря на протесты Питера, не захотел защищать город. Отважному Питеру пришлось подписать капитуляцию. Нет событий, которые причиняют чувствительному историку такую скорбь, как упадок и разрушение прославленных и могущественных империй. Эта судьба постигла и империю Высокомощных Господ в знаменитой столице Манхатёза под управлением миролюбивого Вальтера Сомневающегося, раздражительного Вильяма Упрямого и рыцарственного Питера Твердоголового. Через три часа после сдачи отряд британских солдат вступил в Новый Амстердам. Все пространство Северной Америки от Новой Шотландии до Флориды стало единым владением Британской короны. Зато разрозненные колонии объединились и стали могущественными, они сбросили с себя иго метрополии и стали независимым государством. Что же касается того, как окончил свои дни Питер Стайвесант, то он, дабы не быть свидетелем унижения любимого города, удалился в своё поместье и жил там до конца своих дней.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 10

В горах Оденвальда в Южной Германии стоял замок барона фон Ландсхорта. Он пришёл в упадок, но его владелец — гордый потомок древнего рода Каценеленбоген — пытался сохранять видимость прежнего величия. У барона была красавица дочь, воспитанная под неусыпным надзором двух незамужних тётушек. Она умела довольно хорошо читать и прочитала по складам несколько церковных легенд, умела даже подписать своё имя и преуспела в рукоделье и в музыке. Барон собирался выдать дочь замуж за графа фон Альтенбурга. По этому случаю в замке собрались гости, ждали жениха, но его все не было. Случилось так, что по дороге в замок барона граф фон Альтенбург встретил своего друга Германа фон Штаркенфауста. Молодым людям было по пути, и они решили ехать вместе. В лесу на них напали разбойники и нанесли графу смертельный удар. Перед смертью граф попросил друга известить его невесту о его внезапной кончине. Герман обещал исполнить поручение и, хотя его род издавна враждовал с родом Каценеленбоген, отправился в замок барона, где хозяин, не дождавшись жениха дочери, уже распорядился подавать на стол, чтобы не морить голодом гостей. Но тут звук рога возвестил о прибытии путника. Барон вышел встретить жениха. Герман хотел сказать, что его друг умер, но барон прервал его бесчисленными приветствиями и не давал вставить слова до самой двери замка. Невеста молчала, но по её улыбке было видно, что юноша пришёлся ей по сердцу. Все сели за стол, но жених был мрачен. Барон рассказывал свои самые лучшие и самые длинные истории, а под конец пиршества рассказал историю о призраке, который под видом жениха приехал в замок и увёз невесту в царство духов. Жених выслушал историю с глубоким.вниманием и странно посмотрел на барона. Вдруг он стал медленно подниматься, становясь все выше и выше. Барону почудилось, что он превратился чуть ли не в великана. Жених направился к выходу. Барон пошёл за ним. Когда они остались одни, гость сказал: «Я — мертвец меня убили разбойники меня ждёт могила». С этими словами он вскочил на коня и умчался. На следующий день прискакал гонец с известием, что юного графа убили разбойники и он похоронен в соборе города Вюрцбурга. Обитателей замка охватил ужас при мысли о том, что накануне их посетил призрак. Овдовевшая ещё до свадьбы невеста наполняла своими жалобами весь дом. В полночь она услышала мелодичные звуки, доносившиеся из сада. Подойдя к окну, девушка увидела жениха-призрака. Тётушка, спавшая в той же комнате, тихо подошла к окну вслед за племянницей и упала в обморок. Когда девушка снова посмотрела в окно, в саду никого не было. Утром тётушка заявила, что больше не станет спать в этой комнате, а невеста, проявив редкостное непослушание, заявила, что не будет спать нигде, кроме этой комнаты. Она взяла с тётушки обещание никому не рассказывать про этот случай, чтобы не лишать племянницу горькой отрады жить в комнате, под окном которой стоит на страже тень её жениха. Через неделю девушка исчезла, комната её была пуста, постель не смята, окно раскрыто. Тётушка вкратце рассказала историю, которая приключилась неделю назад. Она предположила, что девушку унёс призрак. Двое слуг подтвердили её предположения, сказав, что слышали ночью топот конских копыт. Барон приказал прочесать все окрестные леса и сам собрался принять участие в поисках, но вдруг увидел, что к замку подъехали две богато убранные лошади, на одной из которых сидела его дочь, а на другой — жених-призрак. На сей раз он не был мрачен, в его глазах светились весёлые огоньки. Он рассказал барону, как с первого взгляда влюбился в невесту, но из опасения перед фамильной распрей не решился раскрыть своё настоящее имя, как барон своими историями о призраках подсказал ему эксцентрический выход из положения. Тайно посещая девушку, он добился её взаимности, увёз её и обвенчался с нею. Барон так радовался, видя дочь целой и невредимой, что простил молодых людей, и только тётушка никак не могла примириться с мыслью, что единственный призрак, которого ей довелось повидать, оказался подделкой.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 11

5 мая 1679 г. в тихое захолустье Верхний Уорд Клайдсдейл, местечко В Шотландии, на ежегодный смотр прибывают все новые участники. Нарядные дамы и кавалеры, пёстрая толпа зевак. Картина вполне мирная. Но это только кажется. Тайный Совет, высший орган исполнительной власти в Шотландии, беспощадно наказывал тех вассалов, которые пропускали без достаточных оснований смотр. Даже управитель богатого поместья Тиллитудлема Гарриоон, набирая участников смотра, натолкнулся на сопротивление матушки Моз, которая обманула его, заявив, что её сын Кадди Хедриг болен. Пришлось брать вместо него Гусёнка Джибби — тщедушного парнишку, что имело трагические последствия.

Шотландия в это время переживала последние годы эпохи религиозных войн. Тори и виги, протестанты-пуритане и католики враждовали между собой по религиозным убеждениям.

Но вернёмся на смотр. Среди прибывших — владелица Тиллитуддема — вдова леди Маргарет Белленден с прелестной внучкой Эдит. После различных соревнований в ловкости и силе начиналось главное Состязание — за звание «Капитана Попки». Подвешивалась тушка птицы, утыканная разноцветными перьями, что делало её похожей на попугая — отсюда и название. Нужно было быть очень метким и ловким стрелком, чтобы попасть в столь маленькую мишень.

В финале соревнования остались двое. Один из них — Генри Мор-тон, сын покойного пресвитерианского начальника. Он «унаследовал от отца неустрашимую отвагу и стойкость, непримиримое отношение к любому виду насилия, как в политике, так и в религии Его приверженность своим убеждениям, не взращённая на дрожжах пуританского духа, была свободна от всякого фанатизма». Его соперник — благородный лорд Эвендел, человек богатый, знатного рода, приверженец королевской власти и важная персона в стране. После трёх попыток победил Генри Мортон. В дальнейшем их судьбы не раз ещё переплетутся — оба они очарованы Эдит.

Генри Мортон скромно празднует свою победу в кабачке «Приют». Королевский сержант Босуэл задирает одного незнакомца, занятого ужином. Стычка заканчивается победой незнакомца, который вынужден покинуть «Приют». Он навязывается в спутники Генри Мортону. По дороге они встречают старую женщину, которая предупреждает о засаде королевских солдат. Незнакомец просит укрыть его на ночь. Генри Мортон колеблется, — незнакомец ему неприятен. Кроме того, после смерти отца он живёт у своего дяди, весьма прижимистого, которого не хочет подвергать опасности. Тогда незнакомец называет своё имя — Берли Белфур. Мортону называл это имя отец. Они были друзьями, Белфур спас Мортона-старшего от смерти. Но они разошлись с неприязнью друг к другу от того, что Белфур стал неистовым фанатиком и связал свою судьбу с партией протестующих. Мортон ещё не знает, что Белфур — убийца архиепископа Сент-Эндрю. Верный сыновнему долгу и врождённому человеколюбию, он даёт приют Белфуру в конюшне дяди.

Встреча с Белфуром трагически сказалась на судьбе Мортона. На следующий день его арестовывает сержант Босуэл. Из понятий чести Генри Мортон не отрицает, что прятал Белфура, но он не знал, что Белфур участвовал в зверском убийстве архиепископа, и, кроме того, он выполнял долг перед памятью отца. Генри Мортон надеется, что эти обстоятельства значительно смягчат его вину, и ждёт справедливого суда.

Чуть позже арестовывают крестьянина Кадди Хедрига и его мать. Дело было так. Когда все разъезжались с состязаний, Гусёнок Джиб6и, не в силах совладать с огромными ботфортами, так замучал шпорами лошадь, что она начала взбрыкивать. Горе-воин стал всеобщим посмешищем к великому негодованию леди Маргарет Белленден, которая только теперь узнала, что матушка Моз отказалась послать на смотр своего сына. Леди Мортон упрекает матушку Моз, которая живёт, не терпя нужды, в неблагодарности. Упрямая фанатичка согласна лучше оставить насиженное гнездо, но не поступиться своими религиозными убеждениями. Не помогают увещевания сына Кадди, которому присущ природный крестьянский ум и совершенно чужда непримиримость матери. Обидно покидать ему родной очаг и из-за служанки Эдит — Дженни Деннисон, в которую он влюблён. Но дело сделано. Они отправляются в усадьбу дяди Мортона — Милнвуд, где надеются найти приют. Когда же к старому Милнвуду пришли солдаты, матушка Моз разразилась бранью и проклятиями. Кадди никак не мог её остановить. Ее яростные нападки усугубили положение Генри Мортона и стали причиной ареста её сына и её самой. Солдаты, производившие арест, конечно, не преминули попотчеваться вином и вымогнуть денег у старого дядюшки, обещая обращаться помягче с племянником.

Отряд следует в Тиллитудлем. Здесь Генри Мортон и другие арестованные дожидаются решения своей участи. Эдит с помощью своей проворной служанки Дженнис и кошелька получает свидание с Генри. Узнав, что его участь будет решать Джон Грэм Клеверхауз, такой же фанатик, как Белфур, только из противоположного лагеря, она посылает с нарочным записку своему дяде майору Белленду, старому другу Клеверхауза.

Но никакое заступничество и хлопоты не смогли изменить решения старого вояки — расстрел. Генри Мортон не дрогнул на допросе, отказался отвечать на вопросы Клеверхауза. Он требовал суда, а Клеверхауз считал достаточным свой собственный суд. Так Генри Мортон сталкивается с произволом власти, и это возмущает его справедливое сердце.

Два фанатика решили судьбу талантливого, честного юноши, общими усилиями поставив его вне закона. Однако в последний момент его спасает лорд Эвендел, который в своё время оказал услугу Клеверхаузу.

В замок приходит сообщение, что сторонники Белфура восстали. Несмотря на значительный численный перевес восставших и удобство их позиции, Клеверхауз принимает решение атаковать противника. Гибнут шотландцы и с той и с другой стороны. Королевские войска вынуждены отступить. От верной смерти лорда Эвендела теперь спасает Мортон. Он помогает ему бежать. Эвендел потерял много крови и не доехал бы до замка, но его приютила и перевязала его раны слепая старуха, которая в своё время предупредила Белфура о засаде. Она истинно верующая, ей безразлично, какого вероисповедания человек — если он в беде, ему нужно помочь.

Генри Мортон и Кадди, который стал ему прислуживать, оказались в стане Белфура. Были здесь люди, «озарённые духовной гордостью» и «омрачённые неистовым фанатизмом», были здесь и неуверенные, озабоченные, жалеющие, что приняли поспешное решение. Согласия не наблюдалось даже среди духовных пастырей восставших. Непримиримые проповедники Мак Брайер и Тимпан не приемлют позицию принявшего индульгенцию пастыря Питера Паундтекста...

Берли рассчитывал, введя Генри Мортона в Совет, получить человека, которым легко манипулировать. Но он жестоко ошибся — Генри Мортон привык думать самостоятельно, его мозги не были затуманены никаким фанатизмом, и он привык твёрдо руководствоваться человеколюбием и терпимостью.

Первое серьёзное столкновение произошло у них из-за судьбы обитателей Тиллитудлема, который осаждают победившие повстанцы.

Аввакум Многогневный, юродивый, речи которого считали пророческими, потребовал смерти для всех, и «пусть трупы их станут туком для земли их отцов». Его поддерживали злобные фанатики-священники Тимпан и Мак Брайер. Паундтекст полагает, что в Многогневного вселился дьявол, после того как враги долгое время держали его в заточении. Генри Мортону кажется все это гнусностью и святотатством. В гневе он хочет покинуть лагерь, Берли его упрекает, что он чересчур быстро выдохся. Он приводит в пример парламентские армии тысяча шестьдесят сорокового года, в которых служил отец Мортона.

На что Генри возражает: «Но их действиями мудро руководили, а их неудержимое религиозное рвение находило для себя выход в молитвах и проповедях, не внося жестокости в их поведение».

Берли удалось убедить юношу остаться. Его отправляют во главе армии, чтобы выбить Клеверхауза из Глазго. Мортон неохотно идёт на это — его беспокоит судьба защитников Тиллитудлема.

Мортон успешно руководит военными действиями. Повстанцы занимают Глазго. Тайный Совет Шотландии потрясён размерами сопротивления и парализован страхом. В военных действиях наступает затишье. Мортон, мучимый неизвестностью, возвращается назад. Он узнает, что Белфур взял в плен лорда Эвендела, который сделал вылазку для добычи провианта, так как защитники поместья голодают. Служанка Эдит Дженни, пробравшаяся из замка, рассказывает об ужасном положении жителей поместья — они голодают, а солдаты, призванные их защищать, готовы поднять бунт. Генри Мортон добивается у Берли отдачи под его охрану лорда Эвендела. И ночью тайком переправляет всех жителей замка к герцогу Монмуту в Эдинбург, вручая Эвенделу письмо, в котором излагаются основные причины восстания, с устранением коих большая часть повстанцев сложит оружие. Генри Мортон ратует за мир, он видит бессмысленность войны и именно этим, а не только любовью к Эдит, продиктован его поступок. Эта миссия была бы успешной, будь все виги столь же умеренны в своих требованиях, как Мортон, а все приверженцы короля тори — беспристрастны в оценке событий.

Белфур в бешенстве из-за освобождения Эвендела и обитателей поместья Тиллитудлем. Он созывает военный совет, чтобы решить, что делать дальше. На этом совете, подвергаясь яростным нападкам Берли, Тимпана и Эфраима Мак Брайера, Генри Мортон мужественно защищает свою позицию — заключение мира на почётных условиях, обеспечивающих свободу верований и неприкосновенность повстанцев. Его поддерживает Паундтекст. И неизвестно, чем бы закончился этот совет, если бы гонцы не сообщили, что герцог Монмут уже на пути к ним со значительным войском.

В который раз Генри Мортон берётся за миротворческую миссию — он согласен поехать в стан Монмута для переговоров.

Монмут и его генералы — Дэлзела и Клеверхауз — согласны вести переговоры при условии полной сдачи оружия. Клеверхауз признает свою вину перед Мортоном и предлагает ему спасение. Но Мортон считает бесчестным покинуть своих товарищей. Миссия Мортона дала восставшим отсрочку на один час.

Вернувшись к своим, Мортон ещё раз пытается их склонить к миру. Но тщетно...

Армия просвитериан разгромлена. Генри Мортон оказывается в руках самых крайних фанатиков из своего лагеря — камеронцев во главе с Мак Брайером. От казни его спасает Клеверхауз, которого позвал на помощь верный Кадди.

Тайный Совет судит повстанцев. Он помиловал Кадди, но Генри Мортона приговорил к изгнанию. Однако лорд Эвендел и Клеверхауз, отправляя Мортона в Голландию, снабдили его рекомендательными письмами.

А Беркли Белфур опять сумел скрыться от возмездия.

Прошли годы. Началась новая эра в истории Шотландии. Произошла смена династий. Король Вильгельм был благоразумно терпим, и страна избежала ужасов гражданской войны. Люди приходили понемногу в себя и вместо политических и религиозных дебатов занимались своими привычными делами — землепашеством и ремеслом. Победоносные виги восстановили в качестве национальной религии пресвитерианство, но далёкое от крайностей нонконформистов и камеронцев. Только лишь Грэм Клеверхауз, возглавляя кучку недовольных новым порядком, скрывался в горах, да якобиты, ставшие опальной партией, устраивали тайные сборища. Это были последние очаги сопротивления. Время религиозных войн для Европы прошло.

А что же с нашими героями? Кадди женился на Дженни, занимается крестьянским трудом и растит детей. Именно у его дома и остановился Генри Мортон, вернувшийся на родину инкогнито. Он узнает, что поместье Тиллитудлем у леди Маргарет и Эдит отобрал Бэзил Олифант, их дальний родственник. Случилось это благодаря Белфуру, во время разграбления поместья похитившему документ, доказывавший права на него леди Маргарет Белленден. Генри Мортона считают погибшим, так как пришло известие, что его корабль потерпел крушение. И скоро состоится свадьба лорда Эвендела и Эдит Белленден.

Это побуждает Генри Мортона действовать.

Но сначала он навещает дом своего дяди. От старой преданной служанки Элисон Уллис он узнает, что дядя его испустил дух и оставил своему племяннику большое состояние. Генри Мортон рассказывает о своей службе на чужбине, в Швейцарии, в провинции, откуда он уехал в чине генерал-майора.

Генри Мортон находит убежище Белфура с помощью той самой старой женщины — Элизабет Мак Люр, которая предупредила их о засаде, а потом спасла лорда Эвендела. Он узнает, что теперь Берли Белфур водит дружбу с Клеверхаузом, а лорд Эвендел не пожелал иметь с ним дело. И он возненавидел лорда за это.

Мортон застаёт Берли с Библией и обнажённым палашом в руках. Мортону нужен был документ на поместье, но Берли сжёг его на костре и попытался убить Мортона. Мортон ускользает от него.

Старуха Мак Люр сообщает Мортону о готовящемся покушении на лорда Эвендела, организованном Бэзилом Олифантом, который давно добивается руки Эдит и хочет убрать удачливого соперника. Кавалерийский отряд во главе с Олифантом и Белфуром устраивает засаду Эвенделу. Пуля Кадди сражает Олифанта, Белфур тоже погибает, унеся с собой несколько жизней. Гибнет и лорд Эвендел. И ничто теперь не препятствует счастью Генри Мортона и Эдит Белленден, А Кадди с восторгом вернулся в свой дом в Тиллитудлеме и занялся самым важным на земле делом — хлебопашеством.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 12

Основная статья: Пуритане

Пуритане, создавшие английские колонии в бухте Массачусеттс, представляли собой религиозное меньшинство, эмигрировавшее из Англии, чтобы основать собственную церковь, очищенную от предрассудков церкви традиционной, как англиканской, так и католической. Их первая группа, называемая отцы-пилигримы, прибыла в 1620 г. на знаменитом корабле «Мейфлауэр» и основала Плимутскую колонию (в будущем город Плимут (Массачусетс). К 1640 г. в Плимуте, Бостоне и их окрестностях поселилось около 20 тыс. пуритан. Основанное ими общество было чрезвычайно религиозным, замкнутым и необычным по своему политическому устройству, что до сих пор оказывает существенное влияние на политику и культуру США[16]. В частности, подписанное пилигримами Мэйфлауэрское соглашение, заложило не только основы самоуправления их колонии, но и всей будущей государственности США, а идеи американской исключительности во многом восходят именно к пуританской религиозной традиции.

Экономика Новой Англии была основана на фермерском хозяйстве, ориентированном на самообеспечение, а не на товарном производстве, как на юге[17]. Тем не менее, здесь также развивалось кораблестроение, чему способствовало присутствие значительных лесных массивов, в то время как в Англии к тому времени леса почти исчезли, и возможности для кораблестроения на Британских островах были ограничены[18].

Другие колонии Новой Англии

Религиозная нетерпимость пуритан вскоре привела к изгнанию из колонии ряда религиозных общин, в частности, возглавляемой Роджером Уильямсом, призывавшим к толерантности, отделению церкви от государства и окончательному разрыву с англиканской церковью. В результате община Уильямса основала по соседству новую колонию Род-Айленд[19].

Другой колонией, возникшей к югу от Массачусетской, стала «Речная колония», основанная в устье реки Коннектикут. Позже она была оформлена как колония (после провозглашения независимости — штат) Коннектикут.

В правление короля Якова II колонии Новой Англии на несколько лет были объединены в доминион под управлением губернатора, назначенного правительством. Ликвидация самоуправления вызвала серьёзное недовольство колонистов, вылившееся во время Славной революции в Англии в открытый бунт[20].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 13

Современные штаты Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания, Делавэр стали английскими колониями к концу XVII в. С самого начала они были заселены выходцами из разных стран Европы, так как на значительной части этого региона ранее уже существовали голландские колонии Новые Нидерланды, а для заселения территорий Пенсильвания и Делавэр колонистов рекрутировали не только в Великобритании, но и в континентальной Европе. Особенно много поселенцев прибыло сюда из Германии[18]. Крупнейшими центрами Средних колоний стали Нью-Йорк и Филадельфия.

Крайний Юг

В колониальную эпоху южными колониями считались те, которые расположены в регионе Чесапикского залива (Виргиния, Мэриленд, иногда к им причисляли и Делавэр) и возникшие позже к югу от них (Каролина, впоследствии разделенная на Северную и Южную, а также Джорджия)[18].

Каролины

Основные статьи: Каролина (провинция), Северная Каролина (провинция), Южная Каролина (провинция)

Из колоний крайнего Юга Каролина возникла первой. Вначале это было частное владение, принадлежащее группе «лордов-владельцев», которые получили земельную собственность в Америке от короля Карла (Чарльза) II в 1663 г. До 1670 г. она оставалась официально незаселенной (хотя в регионе, пограничном с Виргинией, незаконно селились виргинцы). Наконец, экспедиция, финансированная лордами-владельцами, прибыла в Америку и основала город Чарльстон, получивший свое название в честь короля (первоначально Charles Town, город Чарльза). Первые поселенцы прибыли из английской колонии на острове Барбадос и привезли с собой культуру выращивания сахарного тростника вместе с африканскими рабами, работавшими на плантациях. К началу XVIII в. в Каролине было введено выращивание риса, также завезенного из Африки[18]. В результате население оказалось многонациональным. Кроме англичан из Виргинии и с Барбадоса, а также американских индейцев здесь оказались африканцы и гугеноты, изгнанные из Франции правительством Людовика XIV. Колония, оказавшаяся неподалеку от испанской Флориды, участвовала в войнах короля Вильгельма и королевы Анны. В 1715 г. война с индейцами племени ямаси поставила ее на грань выживания. К 1729 г. лорды-владельцы, неспособные далее обеспечивать защиту колонии от внутренних и внешних угроз, вынуждены были уступить свои земли короне[18].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 14

Саванна, столица Джорджии, в начале XVIII в.

Для защиты Каролины от испанцев член британского парламента Джеймс Оглторп предложил организовать ещё одну колонию военизированного типа на пограничной территории между английскими и испанскими владениями и заселить ее англичанами, приговоренными к тюремному заключению за долги. Первые колонисты были отправлены в Джорджию в 1733 г.[18]

Флорида

В 1763 г. по итогам Семилетней войны Великобритания получила от Испании права на Флориду. Во время американской революции Флорида оставалась верной британской короне и в 1783 г. выла возвращена Испании в обмен на Багамские Острова. Но испанцы больше не хотели там селиться, и в 1819 г. уступили территорию США[1].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 15

Каждая британская колония имела своего представителя в Лондоне (колониального агента).

К 1776 г. в колониях существовало три основных формы управления: провинциальное, частное и по королевскому патенту. Все три формы были подчинены правительству короля и не имели прямого отношения к парламенту.

Провинциальное управление

Нью-Йорк, Нью-Гэмпшир, Виргиния, Каролины и Джорджия были провинциальными колониями. Они управлялись губернатором, которого назначал король. Как губернатор, так и его помощники, состояли на жаловании от британского правительства. Они могли созывать местное представительное собрание, состоящее по образцу парламента из двух палат, верхней — совета при губернаторе, и нижней — ассамблеи представителей колонистов. Губернатор обладал правом вето, а также мог отложить утверждение решений ассамблеи или вообще ее распустить. В любом случае решения ассамблеи не должны были противоречить английскому законодательству.

Частные колонии

Пенсильвания, Делавэр, Нью-Джерси и Мэриленд были частными владениями. Они управлялись в целом так же, как и королевские, но губернатора назначал не король, а лорд-владелец[21].

Патент

Массачусетс, Род-Айленд и Коннектикут управлялись патентовладельцами. Их органы самоуправления были организованы в соответствии с королевским патентом, который давал им право на территории и самоуправление через представительные органы. Патент здесь играл роль конституции и разделял законодательную, исполнительную и судебную власти[22].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 16

Существовавшая в колониях политическая структура привлекала одаренных молодых людей к политической активности[23].

Во-первых, в отличие от Британских островов, где правом голоса обладало в то время не более 1 % населения, в колониях каждый свободный местный житель имел право голосовать[24][25][26].

Во-вторых, представительные органы колонистов принимали решения по существенно большему кругу вопросов[27]. Они распределяли земельные владения, коммерческие субсидии, налогообложение, следили за состоянием дорог, таверн и школ, принимали решения о поддержке бедноты[28]. Колонисты подчинялись не отсутствующему лорду, а решениям местных судей и присяжных. Это вскоре привело к распространению профессии юриста, активное участие которых в политической жизни впоследствии стало характерной чертой американской революции[29].

В-третьих, американские колонии были в XVIII в. уникальным местом, где местные законы принимали представители столь разных этнических и религиозных сообществ. В то время как в Европе власть принадлежала аристократам и церкви, в Америке политическая культура учитывала интересы многочисленных экономических, социальных, религиозных этнических групп или сообществ, объединенных по географии расселения, в том числе купцов, крупных и мелких землевладельцев, ремесленников, прихожан англиканских, пресвитерианских, лютеранских церквей, квакеров, англичан, немцев, голландцев, шотландцев, ирландцев, местных уроженцев и других групп, выделяющихся среди всех остальных[30].

Наконец, в колониях сложились политические ценности республиканского самоуправления, подчеркивающие гражданское равноправие и осуждающие аристократизм, коррупцию и роскошь[31][32]. В конце XVIII в. они и привели колонии к революции.

В конце XVIII в. в Америке ещё не было стабильных политических партий. Группы влияния выделялись в виде фракций местных ассамблей, которые вели бесконечные споры с губернаторами[33]. Кроме того, национальные меньшинства, особенно многочисленные у ирландцев[34] и немцев[35], заселявших целые города и округа, также голосовали избирательными блоками и продвигали своих представителей в ассамблеи[36]. Энтокультурные особенности были наиболее заметны в Пенсильвании, где влияние квакеров в 1756-76 гг. постепенно слабело, а политическая сила пресвитерианских общин ирландцев и шотландцев, составивших избирательный блок с немцами, — возрастала[37].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 17

Одним из первых событий, которые впоследствии привели к объединению прежде разрозненных британских колоний в Америке в единое государство, стала война за австрийское наследство, в США известная также как война короля Георга (1740—1748 гг.). Хотя большая часть военных действий происходила в Европе, Новая Англия и Нью-Йорк также стали театром войны между англичанами и французами, в которой участвовали их индейские союзники.

На конгрессе колонистов в Олбани 1754 г. Бенджамин Франклин предложил создать общий совет для выработки решений, касающихся организации совместной обороны и политики в отношении индейцев. Хотя это предложение было отвергнуто как ассамблеями колоний, так и королем Георгом II , оно стало одной из первых попыток объединения английских колоний в Америке[38].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 18

Джордж Вашингтон в одном из боев Франко-индейской войны

Основная статья: Франко-индейская война

Франко-индейская война (1754—1763 гг.) составляла часть глобального военного конфликта между европейскими колониальными державами, известного как Семилетняя война. В то время как прежде войны начинались в Европе и затем распространялись на колонии, на этот раз первые выстрелы прозвучали в Северной Америке. Одним из поводов к Семилетней войне стала нараставшая конкуренция между англичанами и французами за колонизацию региона Великих озер и бассейна реки Огайо[39]. Значимость американских колоний для Англии на тот момент была такова, что британский премьер-министр Уильям Питт Старший принял решение выиграть эту войну любой ценой, и в результате Америка впервые стала одним из театров мировой войны.

В ходе военных действий, в которых активно участвовали и ополченцы из числа колонистов, им нередко приходилось делать далекие переходы и воевать плечом к плечу с такими же американцами из других колоний, с которыми они в мирной жизни никаких отношений не поддерживали. Ополченцы (в частности, Джордж Вашингтон) получили опыт боевых действий, который впоследствии пригодился им в ходе войны за независимость. Опыт кооперации получили, наконец, и местные органы самоуправления[39]

Территориальные изменения по итогам Франко-индейской войны. Британские колонии до 1763 г. обозначены красным цветом, приобретенные после войны — розовым.

По Парижскому договору 1763 г. Франция лишилась всех своих владений на Североамериканском континенте, которые были разделены между Великобританией и Испанией. Кроме того, Англия получила также испанскую Флориду. Главная военная угроза британским колониям в Северной Америке была ликвидирована. Однако одновременно у колонистов исчезла и необходимость в британском военном присутствии, в то время как английское правительство решило возложить все финансовые издержки войны на колонии, что стало одной из причин приближения американской революции[39].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 19

Хотя колонии существенно отличались одна от другой, все они входили в Британскую империю, и не только формально. Сложившаяся в течение двух столетий американская элита Бостона, Нью-Йорка, Чарльстона и Филадельфии считала себя британской. Хотя многие ее представители никогда не были на Британских островах, английский стиль в одежде, этикете и даже танцах считался эталонным. Богатые особняки строили в георгианском стиле, местная мебель копировала образцы Чиппендейла, а образованные люди участвовали в европейской интеллектуальной жизни и, в частности, в движении Просвещения. Многие местные жители считали как минимум портовые города английской Америки британскими[40].

Политическая структура

Даже в особенностях структуры самоуправления колоний проявлялись связи политической жизни между колониями и метрополией. Многие колониальные политические лидеры придерживались взглядов британской парламентской оппозиции, которая в то время состояла из вигов. Сама структура органов самоуправления копировала аналогичные структуры, предусмотренные британской конституцией. Губернатор по своему положению соответствовал королю, его совет — палате лордов, а колониальные ассамблеи — палате общин. Многие колониальные законы были взяты непосредственно из английского права, и до сих пор законодательство США генетически происходит из английской системы общего права. В конце концов, споры вокруг политических идеалов, в особенности, политического представительства и республиканского правления привели к американской революции[41].

Торговля

Ещё одна особенность, объединяющая все колонии, представляла собой зависимость от британского импорта. Быстрое развитие экономики Великобритании в XVIII в. ориентировало ее производство на экспорт, и колонии стали важным рынком сбыта британских товаров. Только между 1740 и 1770 гг. импорт британских товаров в Америку вырос на 360 %. В результате в колониях сформировалась единая структура потребительского рынка[40]. Во время революции это стало причиной для ряда протестных действий, таких как бостонское чаепитие.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 20

Объединяющим фактором для американских колоний стало и противостояние с метрополией, в которое они втянулись после принятия в 1763 г. Королевской декларации, ограничивающей права всех колоний на операции на территориях, отвоеванных у Франции в результате Франко-индейской войны. Все тринадцать британских колоний, растянувшихся в течение XVII—XVIII вв. вдоль атлантического побережья, на западе граничили с этими новыми территориями по горам Аппалачи. Согласно Королевской прокламации эти горы стали теперь препятствием для дальнейшей экспансии на фронтир. Недовольство колонистов было ещё подогрето законами о все новых налогах, которыми их облагали в пользу Великобритании, например, по Акту о гербовом сборе 1765 г.

Колониальный образ жизни

Новая Англия

Пуритане жили самоуправляемыми коммунами, состоявшими преимущественно из фермеров и их семей. Земля принадлежала мужчинам, которые распределяли ее между собой пропорционально социальному статусу. Тем не менее, некоторое землевладение, достаточное для содержания семьи, доставалось каждому белому мужчине, если он не состоял у кого-то на службе и не был осужден за какие-либо преступления. Кроме того, каждый землевладелец имел право голоса на городском собрании, которое принимало решения о сборе налогов, строительстве дорог и выбирало городскую администрацию.

Пуританская церковь не была автоматически доступна для всех местных жителей, поскольку, по мнению пуритан, не все люди предназначены для спасения. Прихожанами становились лишь те, кто был избран и принят конгрегацией. «Избранными» или «святыми» было лишь около 40 % населения Новой Англии.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 21

Фермер Новой Англии, как и британский фермер того времени, обладал всей полнотой власти как над своим имуществом, так и над семьей. Выходя замуж, английская женщина отказывалась не только от своей девичьей фамилии, но и от имущества, которое переходило к мужу, а также от юридического статуса и права на участие в политической жизни, даже если она становилась вдовой. Роль женщин состояла только в содержании домашнего хозяйства и уходе за мужем и детьми. Обычно замуж выходили в возрасте 20-25 лет и в семье в среднем было до 6-8 детей. В обязанности женщин входило не только приготовление пищи, но и прядение, и вязание, изготовление масла, свечей и мыла.

Экономический рост Америки в 1700—1840 гг. в расчете дохода на душу населения.

Когда сыновья подрастали, им обычно помогали обустроить собственные фермы. На свадьбу детям дарили участки земли, скот или хозяйственную утварь, реже деньги. Молодые сами находили себе пару среди своих знакомых, подходящих по возрасту, национальности, вероисповеданию и социальному статусу. Родители обычно не вмешивались, но имели право отвергнуть выбор своих детей.

Жилище, как правило, было деревянным, одноэтажным, с чердаком или мансардой, на основании в виде прочного сруба из тесаных бревен и с печью посредине для приготовления пищи и отопления в зимний период. Внутренние помещения состояли из прихожей, нередко совмещенной с кухней, гостиной, в которой стояла кровать родителей, и столовой, где также выполняли работы на дому. Дети обычно спали в мансарде.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 22

Из-за обилия строевого леса в Новой Англии процветало кораблестроение. Верфи и лесопилки были построены в устье почти каждой реки. Их работников и непрерывно растущее сельское население обслуживали ремесленники и торговцы. Кузнецы, краснодеревщики и колесники нередко устраивались в деревнях. Торговцы скупали зерно и прочие местные товары (бочки, кровлю для крыш, поташ…) и продавали импортный товар: одежду, металлические изделия, оконное стекло, сахар и патоку. Поскольку доставка импорта осуществлялась морскими перевозками, их магазины и склады преимущественно располагались в портовых городах. Здесь же и вдоль дорог располагались таверны (в то время совмещенные с гостиницами) и конюшни, обслуживающие транспортную систему. Кроме того, в портовых городах имелись фабрики по производству из патоки, доставляемой из Вест-Индии, гранулированного сахара и рома.

В портах сосредоточивался рыболовный флот. Рыба, лес и продукты деревообработки (в основном, бочки для мелассы и других грузов) экспортировались в Вест-Индию и Европу. Богатые купцы доминировали в социальной жизни Новой Англии. Их двухэтажные дома были построены в георгианском стиле, имели симметричный фасад, специальные помещения для библиотеки, столовой, гостиной и нескольких спален для хозяев, их детей и гостей на верхнем этаже.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 23

Массачусетс Холл, самое старинное здание Гарвардского университета, которое было построено в 1718-1720 гг. как общежитие для студентов.

Хотя в ту эпоху образование было преимущественно необязательным и его оставляли на усмотрение родителей, многие религиозные конфессии, в том числе пуритане, имели муниципальные школы, содержащиеся за счет налогоплательщиков. В основном это были церковно-приходские школы и религиозные колледжи, поскольку пуритане считали, что быть грамотным необходимо для изучения Библии. Начальные школы в Новой Англии был обязан содержать каждый городок.

Кроме начальных школ в городах были также частные школы для детей из обеспеченных семей[42]. В средней школе обучалось не более 10 % населения. Основным предметом была грамматика. Большинство мальчиков вместо средней школы получало навыки работы на фермах, помогая родителям, или в качестве подмастерьев у ремесленников. Лишь немногие девочки могли обучаться в немногочисленных женских школах. Чаще они получали домашнее образование или обучались грамоте в компании сверстниц на дому у кого-то из знакомых. Тем не менее, к 1750 году практически каждый мужчина и более 90 % женщин Новой Англии могли читать и писать.

В 1636 году пуританами был основан Гарвардский колледж, а в 1701 году — Коллегиальную школу, ныне Йельский университет. Баптисты организовали свой религиозный колледж (Колледж Род-Айленда, ныне Брауновский университет) в 1764 году, а конгрегационалисты — Дартмутский колледж в 1769 году. Колледж Вильгельма и Марии в Виргинии появился в 1693 году, он считался англиканским. В колледжах готовили религиозных деятелей, юристов и врачей. Факультетов в них первоначально не было, и все студенты получали одинаковое образование, состоявшее в изучении латинского и греческого языков, математики, истории, философии, логики, этики, риторики и основ естествознания. Первые медицинские институты появились в конце XVIII века в Нью-Йорке и Филадельфии[43].

В XVIII веке в Новой Англии издавали журналы, публиковали памфлеты, книги и сборники религиозных гимнов. В частности, в 1702 году была издана книга известного американского проповедника Коттона Мэзера Magnalia Christi Americana (Великие труды Христа в Америке). В 1754 году вышла в свет философская работа Джонатана Эдвардса «Внимательное и точное исследование взглядов о свободе воли». Эдвардс считается лидером американского движения, называемого Великое пробуждение. Театральные пьесы и слишком вольные по содержанию или недостаточно религиозные сочинения в пуританской Новой Англии были под запретом.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 24

В отличие от метрополии, в колониях англиканская церковь не была официальной[44]. Первоначальный религиозный фанатизм пуритан постепенно также был ослаблен новыми иммигрантами. Поэтому движение Великого пробуждения, распространившееся в 1730—1740 годах, привело к укреплению религиозности населения и распространению влияния религиозных конфессий[45]. Для укрепления своих позиций и подготовки новых кадров церковнослужителей, Джордж Уайтфильд и другие сторонники этого движения организовали ряд новых колледжей, в том числе Принстонский университет[46].

Средние колонии

В противоположность Новой Англии на территории колоний Нью-Йорк, Нью-Джерси и Пенсильвания прирост населения, не ограниченный по конфессиональному признаку, был обеспечен преимущественно иммиграцией из Европы. К 1750 г. здесь проживало около 300 тысяч человек. Только из Германии и Ирландии прибыло по 50-60 тысяч новых жителей. Основатель и владелец колонии Пенсильвания Уильям Пенн привлек британских квакеров и других иммигрантов своей политикой религиозной толерантности и бесплатными раздачами земельных владений с правом перепродажи.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 25

В Средних колониях разнообразие архитектуры отражало пестрый этнический состав населения. В Нью-Йорке и Олбани здания в основном были построены в голландском стиле, с кирпичным экстерьером и высокими щипцами над боковыми стенами. Многие голландские церкви в плане восьмиугольные. Этнические немцы и валлийцы строили свои дома из бутового камня, как это принято у них на родине, не используя в качестве строительного материала лес, в изобилии растущий вокруг. До 80 % домов в Пенсильвании целиком построены из камня. В то же время ирландцы использовали лес для сооружения своих бревенчатых хижин.

Аналогично была разной и обстановка внутри дома. Квакеры, селившиеся в сельской местности, предпочитали мебель простую и непритязательную: столы, стулья, шкафы, но изысканно отделывали стены дома. Квакеры-горожане имели гораздо более прихотливую мебель. Одним из крупнейших центров производства мебели была Филадельфия, где проживали ее потребители, богатые купцы. В том числе здесь изготовляли элегантные письменные столы и высокие комоды, которые немецкие краснодеревщики покрывали тонкой резьбой с изображением цветов и птиц. Немецкие гончары продавали горшки, кувшины и тарелки как в элегантном, так и в традиционном стиле.

Этнические различия касались и отношений между полами. Среди пуритан Новой Англии женщин не было принято привлекать к полевым работам, а в немецких общинах Пенсильвании женщины работали и в поле, и в конюшнях. Немцы и голландцы предоставляли женщинам больше имущественных прав, в том числе их женщины могли составлять завещания о наследовании принадлежащего им имущества.

Доля белых колонистов, иммигрировавших с Британских островов (англичан, шотландцев, ирландцев и валлийцев), в конце XVIII в. составляла в Америке около 85 %. Примерно 8,8 % местных жителей были этническими немцами, а 3,5 % — голландцами.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 26

Этническое разнообразие Средних колоний сказывалось, в том числе, и на сельскохозяйственной практике. В частности, этнические немцы на пашне предпочитали использовать волов, а не лошадей, а шотландцы и ирландцы преимущественно разводили свиней и сеяли кукурузу. В Ирландии преобладали мелкие землевладения, и жители этой страны старались извлечь из земли максимум возможного, а кукуруза давала одновременно зерно для людей и корм для скота.

До 1720 г. регион производил преимущественно муку и зерновые для экспорта в Вест-Индию. Дополнительной статьей экспорта были меха, которые выменивали у индейцев. В период между 1720 и 1770 г., когда население Европы быстро росло, цены на зерно там повысились вдвое, и объем экспорта зерновых в Европу также вырос. Кроме зерновых в Средних колониях возделывали лён для ирландского производства льняного полотна.

Морские порты

Морские порты Средних колоний выросли, благодаря торговле зерном. К 1750 г. население Филадельфии составляло до 25 000, а Нью-Йорка — до 15 000 человек. В их политической жизни, как и в Новой Англии, доминировали богатые купцы. Половину торговли Филадельфии контролировали около 40 купеческих семей. Большинство населения представляло собой средний класс, состоявший из мелких торговцев, ремесленников, корабелов, мясников, бондарей, портных, кожевенников, пекарей, плотников, каменщиков и работников многих других профессий. Обычно их занятие было семейным бизнесом, в нем участвовали оба родителя и их дети, которые обучались профессиональным навыкам с самого младшего возраста.

На низшей ступени социальной лестницы стояли низкооплачиваемые наемные работники доков, прежде всего грузчики, в том числе чернокожие, как вольнонаемные, так и рабы. К 1750 г. они составляли до 10 % городского населения. Кроме того, в портах всегда были матросы, также частью чернокожие.

Юг

В южных колониях политически доминировали богатые плантаторы-рабовладельцы. К 1750 г. здесь проживало около 650 тысяч человек, из которых 40 % — чернокожих рабов. Они выращивали табак, индиго и рис на продажу, а также для собственного пропитания[47] . Большинство свободных белых людей представляли собой фермеры, владевшие небольшими участками земли и правом голоса[48].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

studopedia.ru


Смотрите также