Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Валерий скорожонок биография


Биография

Солист легендарного ансамбля «Песняры»

Родился 6 июня 1961 года в белорусском городе Вилейка. Учился на вокальном отделении Гродненского училища искусств.

На сцене дебютировал в 1978 году в составе народного ВИА «Раніца» в городе Гродно.

С 1979 по 1981 год работал артистом «Росконцерта» в Рязанской областной филармонии.

С 1981 по1989 год — солист Гродненской областной филармонии.

С 1989 по 1991 год — артист Рижского концертного объединения.

В 1991-1992 годах — артист Государственного концертного оркестра Беларуси под управлением Михаила Финберга.

С 1992 по 1998 год — художественный руководитель Вилейского Городского Дома Культуры.

В 1998 году был приглашен вокалистом в Белорусский Государственный ансамбль «Песняры», под управлением Владимира Мулявина.

Летом 2003 (после смерти В.Мулявина) назначен директором БГА «Песняры».

В 2003 году на базе Национального творческого центра им. В. Мулявина создает группу «Братья славяне». Группа принимает участие в концертах.

С 2012 года ведет активную гастрольную деятельность, как солист легендарного ансамбля «Песняры».

Лауреат конкурса «Красные гвоздики» (1977)

«Лучший вокалист» на конкурсе «Юность Полесья» (1979)

Лауреат II премии конкурса молодых исполнителей на Всесоюзном фестивале польской песни в Витебске (1988)

skorojonok.by

Солист легендарных «ПЕСНЯРОВ» Валерий Скорожонок

…Ради высокой любви мы обязаны Помнить, что с нами пожизненно связаны Нитью незримою, нитью незримою

Наши любимые!..

На музыкальной машине времени, вместе с артистом, вы пролетите через воспоминания юности, ощутите восторг вдохновения и трепет влюбленности!

В багаже профессионального опыта у Валерия Скорожнка 15-ти летний стаж работы в коллективе «Песняры» (с 1998 по 2003г. непосредственно под руководством Владимира Георгиевича Мулявина). Белорусские музыканты принесли славу и мировую известность культуре своей страны, популяризируя белорусскую народную песню и поэзию.

Важным событием в творческой жизни Валерия Скорожонка стал большой концерт в сопровождении Президентского оркестра на главной концертной площадке страны во Дворце Республики.

Валерий – обладатель неподражаемой харизмы и яркой сценической манерой исполнения классических «мулявинских песен». Каждый его концерт становится ярким и незабываемым событием в музыкальном мире.

В концертах принимает участие группа «Братья славяне». Группа была создана в 2003 году на базе Национального творческого центра им. В. Мулявина.

skorojonok.by

Валерий Скорожонок: «Москвичи разметали белорусские продукты»

За исключительные данные

- У вас был очень долгий путь в «Песняры». Расскажите.

- Я действительно много помотался, прежде чем оказался на одной сцене с Мулявиным. После Вилейки, моей родины, был знаменитый колхоз «Вертилишки», который в советское время, как и другие колхозы-миллионеры, имел своих артистов и спортсменов. Там я пел в ансамбле «Раница» весь репертуар «Песняров». Потом меня пригласили в гродненскую группу «Спектр», с которой мы в поисках работы разослали резюме по всему союзу. Откликнулась, как ни странно, Рязанская филармония, куда я и отправился на три года. После этого была Гродненская филармония, от нее в 1988 году я выступал в Витебске на Всесоюзном фестивале польской песни и занял второе место. На том фестивале меня заметили многие, в том числе председатель жюри Владимир Георгиевич Мулявин. Но тогда у него коллектив был полностью укомплектован. Зато там же я познакомился с замечательными композиторами - Леонидом Захлевным и Игорем Лученком. Однако в Белоруссии тогда места мне не нашлось, и меня пригласила Рижская филармония, где я несколько лет пел песни латышских композиторов. Когда Прибалтика закрывала границу, Леонид Захлевный позвал меня в Минск солистом белорусского радио. Потом к себе в коллектив пригласил Михаил Финберг.

- Как вас помотало!

- Это еще не все. Из Минска я вынужден был вернуться на родину, где родительский дом готовили под снос. Чтобы не лишиться этого единственного жилья, другого на тот момент у меня не было вообще, я организовал в Вилейке свой самодеятельный театр «Земляки» и пять лет там искал таланты и много, кстати, нашел. Я уже собирался остаться там навсегда, когда мой друг Николай Скориков (народный артист Беларуси – авт.) рассказал, что Мулявин набирает новый состав. «Это твой шанс», - убедил он меня, и я поехал на прослушивание. Много готовился, очень волновался, думал, что будет гонять по всему репертуару, а Мулявин только спросил: «Беловежскую пущу» поешь?»  Я спел два куплета, он остановил: «Достаточно – работаешь!». Так в 1998 году я и попал в «Песняры».

- На ваше время пришелся самый тяжелый период…

- Да. Пять лет я работал с Владимиром Георгиевичем, потом он ушел… С тех пор длится вся эта торговля брендом «Песняры». Мое мнение такое, память о Мулявине могут и должны хранить все, но бренд «Песняры» должен остаться в той стране, где он появился. Мулявин поднял белорусскую песню на мировой уровень. Он, россиянин, уже тогда стал родоначальником союза Беларуси и России. 

- Как собираетесь отмечать его 70-летний юбилей?

- Этой дате я посвящу свой сольный концерт с президентским оркестром, в котором прозвучит много новых песен и, естественно, классика. Будут гости,  мои друзья из Беларуси и России, в том числе начинающие талантливые артисты. Среди них мое личное открытие – Ян Кот, гродненский парень, которого я услышал на конкурсе в Ростове-на-Дону. Я бы хотел, чтобы его замечательный голос услышали все.

- Кстати, о талантах. Обязательно ли артисту иметь музыкальное образование?

- Образование ни для кого лишним не будет, работать над собой нужно постоянно. Хотя меня Мулявин взял в свой коллектив без образования. В  документе он тогда написал: «За исключительные данные».  

Сладкая женщина Тамара Петровна

- Какая любимая песня у вашей дочки?

- «Вологда». Она на «Песнярах» воспитывалась еще в утробе.

- Вы почему дочку назвали, как жену?

- Вероничку  Вторую, ей в феврале будет 3 года, мы назвали в честь святой Вероники, которая обтерла лицо Иисусу Христу, восходящему на Голгофу. Я был в Иерусалиме в том самом переулке, откуда по преданию выходила Вероника.

- Кто первый откликается, когда Вы зовете: Вероника?

- Вообще-то я зову их Зайкой, и одну, и вторую, - окончательно запутывает меня Валерий. – Вчера кричу «Зайка», - идет супруга, а ее обгоняет Вероничка и кричит: «Мама, это не тебя, а меня!».

- Как вы познакомились со своей женой?

-  Один кабинет министерства культуры стал для нас судьбоносным. Вероника зашла к своей подруге, а я туда же пришел подписывать документы…

- Романтично-бюрократическая история! Вероника, а вас не испугала фактура этого мужчины?

Вероника: Хорошего человека должно быть много

Валерий: Моя внешность обманчива - я много не ем.

- Про «много не ем» можно поподробнее. Сладкое любите?

- Я не сладкоежка, но мед и варенье от меня прячут, - недоумевает Валерий. -  И дочка в меня. Она конфетки научилась просить еще до того, как стала говорить. Отдельная история – пироги. Моя теща Тамара Петровна – сладкая женщина! Она кондитер со множеством побед на разных конкурсах. В их семье покупные торты не едят. Представляете, какую сладкую жизнь она мне устроила! Вероника вообще к приготовлению блюд относится творчески, например, меню для праздников она никогда не повторяет. Потому у нас на торжества такой стол - ни один ресторан не сравниться! На свой День рождения я специально пригласил друзей домой, чтобы похвастаться, как жена готовит.

- Какими же блюдами она проложила путь к вашему сердцу?

- Она обалденно запекает карпа, а еще классически готовит печеночку, как когда-то моя мама, - ностальгически вздыхает Валерий. - Сначала сутки вымачивает в молоке, чтобы горечь ушла, потом обжаривает и тушит.

- Иногда, правда, тушить нечего, - уточняет Вероника. - Валера съедает обжаренные кусочки прямо со сковороды.

- Но они такие ароматные, устоять невозможно! - оправдывается супруг. – Ой, какая красота! – это он про цепеллины, которые нам как раз принесли и которые особенно удаются шеф-повару «Васильков». -  Ой, вкусно! – подтверждает наш герой, откусив кусочек, и комментирует жене: «Они хрустят, Зайка. Тебе обязательно нужно попробовать».

Лишние килограммы полетели

- Вы участвовали в «Битве титанов». Говорят, там можно много килограммов потерять и много друзей найти!

- Точно! Там много хороших людей встречаешь, старых знакомых и новых. В этот раз познакомился с замечательным человеком молодым российским актером Дмитрием Орловым. Очень душевные встречи были с Надеждой Бабкиной, с не по годам энергичным Валерием Золотухиным, со Львом Валерьяновичем Лещенко.

- Это правда, что Вы боитесь водить машину?

- Да, мой отец погиб в автокатастрофе… А еще у меня характер такой, что я за несправедливость могу голову оторвать. Поэтому водитель у нас Вероника.

- А продукты кто закупает у вас? – возвращаемся к вкусной теме разговора.

- Вообще, белорусские продукты – замечательные! – с аппетитом резюмирует Валерий. – Однажды мы выступали на ярмарке в Москве, и я видел, какая очередь выстроилась там к нашим прилавкам. Простые москвичи разметали белорусское молоко и творог как раз в то время, когда власти вели какие-то «молочные войны».

- А какие продукты всегда есть в вашем доме?

- Молоко, рыба, куриное филе, - начинает Вероника.

- Колбаска, тушенка из конина, сало, - подхватывает муж. - Сало – это вообще незаменимый продукт, особенно на гастролях, самая лучшая «ссобойка». Но последнее время я стараюсь ограничивать жирную пищу, продукты выбираю с минимальным количеством жира, тещу попросил не варить наваристые супы.

- И что это вдруг?

- Спортом стал заниматься!

- Как же вы докатились до такой жизни, Валерий?

- У меня жена – медик и тренер по образованию. Благодаря ей с меня полетели в этом году первые лишние 35 килограммов! – хвастается заслуженным результатом артист. - На следующий год у меня план похудения – не меньше 25 кг. Хожу в бассейн, тренажерный зал, катаюсь на коньках. Один раз даже пел на коньках в «Минск-Арене». Летом встал на ролики, но они мне поддаются сложнее. Еще в прошлом году попробовал горные лыжи, сначала у нас, в Силичах, потом попал в Альпы. А там спуск 12 км! Первый раз я спускался на всех частях тела, но после поработал с инструктором все-таки одолел эту гору. Сейчас снова собираюсь встать на коньки, лыжи, а весной обязательно купим велосипеды и - на дачу. Мы под Минском в д. Качино строим дом с банькой и мечтаем туда перебраться.

- Но на Новый год вы отмените свое табу на торты?

- Конечно!

- Тогда расскажите и нам рецепт праздничного торта, который приготовила для вас ваша замечательная теща

- С удовольствием!  И пусть наступающие праздники и будни у всех читателей вашей газеты будут такими же сладкими, как этот торт!

Беседовала Тамара Зенина. Фото Алены Алешко.

Эту историю мне рассказал Владимир Винокур.

Как-то накануне 1 апреля они с Лещенко были на гастролях в Америке. Купили дорогие лаковые черные туфли долларов по 500. Размер у них и Винокур решил разыграть друга, взял подложил Лещенко два правых, оставив себе два левых. 1 апреля они вернулись и Винокур позвонил Лещенко: «Ну как, примерил новые туфли?» «Ты знаешь, старичок, какая лажа получилась! – признался Лев Валерьянович. - Я еще до отъезда решил их примерить, а мне в коробку перепутали и положили два правых ботинка. Хорошо, до отъезда полтора часа оставалось, я съездил в магазин и мне поменяли на пару». Так, Винокур остался с двумя левыми туфлями.

Фирменный рецепт праздничного торта от тещи Тамары Петровны

Торт «Любимый»

Тесто: 200гр. маргарина, 100гр. воды, 1ст.л. водки, 2ст. муки.

Пропитка: 500гр. сметаны, 0.5 ст. сахара, 2-3 ст.л. джема (на ваш вкус), щепотку ванильного сахара, на любителя можно ½ банки сгущенки, 1-2 банана, 100гр. кураги.

Маргарин на крупную терку, добавить воду и водку, муку просеять. Перемешать и сделать 5 шариков, поставить на 30 мин. в холодильник. каждый шарик раскатываем в нужную форму (по тортнице), выкладываем на противень смазанную раст.маслом. Запекаем до золотистого цвета. Готовые коржи подрезаем по форме тортницы, остатки откладываем на украшение.

Сметану, сахар, ванилин, джем взбить миксером. Каждый корж обильно пропитываем пропиткой, на первый корж выкладываем тонко порезанные дольки банана (густо), на следующий корж порезанную полосками курагу, так чередуем. Не забываем обильно пропитывать. Последний корж пропитать и сверху посыпать измельченными рукой остатками от коржей. Поставить в холодильник для пропитывания. Торт «Любимый» готов. Приятного чаепития.

gastronom.by

«Живя с артистом, надо дышать в одну сторону»: Валерий Скорожонок о жене-кавказской пленнице, Мулявине и «Записках адекватного»

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 2

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 3

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 4

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 5

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 6

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 7

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 8

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 9

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 10

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 11

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 12

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 13

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 14

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 15

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 16

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 17

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 18

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 19

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 20

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 21

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 22

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 23

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 24

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 25

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

Page 26

Валерий Скорожонок, певец, солист легендарного ансамбля «Песняры», в программе «Большой завтрак».

Ирина Ромбальская, ведущая: Доброе утро! Очень рада сегодня видеть Вас в студии. Вот прошло уже несколько лет после того, как Вы покинули легендарный ансамбль «Песняры», и можно уже говорить о том, насколько сложным было «одиночное плавание»?

«Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 поработаешь со мной и потянешь сольную карьеру»

Валерий Скорожонок, певец: Поначалу было, конечно, сложно и непривычно, но вот эти годы даром не прошли, потому что я сам себе доказал, что я могу работать один, и сольную программу. Мне когда-то предсказывал Владимир Георгиевич: «Лет 5 ты поработаешь бок о бок со мной, и вот ты потянешь сольную карьеру». Это было его предсказание. И вот я её потянул!

Ирина Ромбальская: А что было самым сложным? Кто поддержал, кто наоборот?

Валерий Скорожонок: Поддержки со стороны, как таковой… Я ни на кого особо не надеялся. Только на себя. Как говорится, помолился и вперёд! Потому что у нас такая профессия, что кто-то руку протянет, а кто-то посмеется с того, что у тебя неудача случилась. Поэтому я уже это знал – у меня опыт работы большой. Поэтому я надеялся только на самого себя. Как говорил Владимир Георгиевич: «Пошли, и всё появится!»

«Доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому увёз её оттуда»

Ирина Ромбальская: Вы редко говорите о своей личной жизни. Кто Вас поддерживал дома?

Валерий Скорожонок: Она только недавно появилась – эта поддержка. Именно настоящая поддержка. Это – моя супруга Татьяна. Она же – мой арт-директор.

Ирина Ромбальская: Служебный роман?

Валерий Скорожонок: Это было на гастролях Кавказе, она тоже там работала. Она тоже в культуре работает. Работала, вернее. И вот я доказал, что не только джигиты в горах воруют невест. Я тоже могу, поэтому я увёз её оттуда. Вот она у меня – кавказская пленница.

Ирина Ромбальская: Тяжело работать с женой?

Валерий Скорожонок: Наоборот. Где бы мы ни появлялись, нас врозь уже не воспринимают. Это очень хорошо. Сразу спрашивают: «А где Ваша Татьяна?» Или наоборот. Но она без меня, вообще, никуда не ходит. А мне приходится иногда бывать одному, и уже спрашивают: «А где Татьяна?» И самая великая отдушина на данном этапе – у меня сейчас в гостях, из Москвы, внучечка, год и три месяца. Каждое утро – это всё! Это настроение не передать! Вот там – действительно, доброе утро! Как только просыпается, так оно и началось.

Ирина Ромбальская: Говорят, что в детях иногда сложно найти вот это доброе утро. К внукам уже другое отношение?

Валерий Скорожонок: Так, недаром же говорят, что внуки – это первые дети. Так оно и есть. Это – такой человечек, такой звоночек, такой будильничек.

Ирина Ромбальская: Ваша супруга появилась в Вашей жизни в осознанном возрасте. Какими качествами должна обладать женщина, когда уже ни этих гормонов, ни интересует, в первую очередь, внешность. Что должно быть самое главное?

Валерий Скорожонок: Очень жаль, что она сегодня не присутствует на передаче. Но я скажу так, что, живя с артистом, надо дышать в одну сторону. И супруге, и супругу. Слава Богу, что она из этой же, как говорят, парафии нашей – артистов и работников культуры. Поэтому она понимает все тонкости, все нюансы, и она только в помощь всё делает. Вот это – самое главное.

Ирина Ромбальская: Но она же, всё-таки, занимает такую организаторскую должность у Вас. Не просто – творческий человек. Мне кажется, это очень сложно – найти баланс. Люди творческие обычно крайне не организованы.

Валерий Скорожонок: Очень даже хорошо, что это делает женщина. Потому что у неё есть мудрости на всё и время проследить за всем буквально, что во мне не так перед выходом. А, если идут договора какие-то, заключаются контракты, ну, с женщиной работодателю договориться и приятней, и надежнёй.

Ирина Ромбальская: А с красивой женщиной – ещё быстрее.

Валерий Скорожонок: Я про что. Так что – «три в одном».

«Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля»

Ирина Ромбальская: Не будем кривить душой. Бывают у Вас разногласия по поводу афиши с прежними... Просят написать приставочку «экс-». 

Валерий Скорожонок: Особо нет. Было в прошлом году по поводу приставочки «экс-». Я потом задал хороший вопрос юристу государственного ансамбля. Там был спорный момент какой: там написано было «артист легендарного ансамбля». Легендарным ансамблем командовал легендарный человек, который принял меня на работу – это Владимир Георгиевич Мулявин, народный артист Советского Союза. Вот это был, действительно, легенда. И легендой называется тот ансамбль, которым руководил именно он. В нынешнем государственном ансамбле слово «легендарный» в уставе не прописано, поэтому юридически я был прав. А «экс-»-«не экс-», какая разница? Главное, что люди любят, помнят и ходят на концерты. Этот конфликт только добавил «перчика» перед концертом. Народу было полный зал.

«Обновляю репертуар. Уже есть целая «обойма» белорусских красивых новых песен»

Ирина Ромбальская: Да, но Вы до этого уже несколько лет не выступали в Минске с сольной программой. Как прошёл сольный концерт?

Валерий Скорожонок: Для меня это было очень волнительно. Причём, это была первая «ласточка». И даже при температуре +12, которая была 19 апреля, я, всё-таки, вживую – 2 часа и 20 минут, у меня прошёл сольный концерт. Хоть бы что! Горлышко работало, слава Богу, отлично!

Ирина Ромбальская: С появлением супруги и свободы «одиночного плавания» как меняется Ваш репертуар?

Валерий Скорожонок: Я обновляю свой репертуар. У меня уже есть целая «обойма». Причём, белорусских красивых, наших хороших песен. Новых. Я стал сотрудничать с нашим прекрасным белорусским композитором Дмитрием Долгалёвым. Я его знал давно, но сблизились мы буквально недавно на проекте СТВ «Золотая коллекция белорусской песни». И мы с ним очень здорово подружились, и вот он мне пообещал дальнейшее сотрудничество. Уже предложил одну из песен. Пока не буду называть. Вот, когда запишем, сделаем на канале СТВ премьеру.

«Канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся»

Ирина Ромбальская: Вы, кстати – один из тех самых артистов, который всегда поддерживает телеканал СТВ. Вы всегда с нами.  На Дне информирования, на концертах «Золотой коллекции», на корпоративе. Везде и всегда! В чём секрет такой подвижности?

Валерий Скорожонок: Просто мне нравится это делать. Тем более, что канал СТВ первым мне протянул руку помощи, как человеку творческому, когда я вернулся. Я в Россию очень много катался последние 5 лет.

«Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Назвал «Записки адекватного»

Ирина Ромбальская: Теперь Вы не только исполнитель, но ещё и писатель? Не очень давно вышла ваша книга «Записки адекватного».

Валерий Скорожонок: Я не назову себя писателем, а назову себя сборщиком информации. Но, естественно, там редактировать приходится. Я со школьного возраста собираю анекдоты. И они уже начали переполнять мой шкафчик. Где общая тетрадь, где блокнот… Мои друзья меня без блокнота не воспринимают. «Скорожонок, где блокнот твой? Номер такой-то». Потому то я под номерами пишу.  Что-то где-то услышу, прочитаю. И, если что-то отложится на душу и на уши, я это записываю. И  смотрю по реакции людей, что им тоже это нравится. Но я «пошлятину» не собираю, которая кочует из газеты в журнал. Это – не то. Мне нравится юмор тонкий, где человек догадать должен о том, о чём говорится. Такой завуалированный юмор.

Ирина Ромбальская: Как появилась идея написать, выпустить книгу?

Валерий Скорожонок: Я давно хотел книгу выпустить, и вот у меня «первенец» появился. Причём, сам себе сделал подарок на свой день рождения два года назад. Назвал «Записки адекватного». Это – альтернатива «Запискам сумасшедшего». И оно пошло. И вот сейчас уже набрался материал на вторую книгу. Собираюсь издавать вторую книгу. В таком же ключе.

О Мулявине. «Я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить»

Ирина Ромбальская: Вы настолько хорошо знаете жизненный путь Мулявина. И обладаете писательским талантом. Не хотели бы сделать книгу, посвящённую его памяти?

Валерий Скорожонок: Я со временем задумывался над этим. Но я, не опираясь ни на чьи-то слухи, ни на чьи-то домыслы, я просто опишу те 5 лет и моё личное отношение к этому человеку. А я этого человека боготворил, боготворю и буду боготворить. Это – человек для меня №1.

«Когда проснусь – лимонную водичку пью. Ровно поллитра»

Ирина Ромбальская: Как проходит завтрак в Вашей семье? В воскресенье в это самое время, что Вы делаете с семьёй, если б мы Вас не отвлекли?

Валерий Скорожонок: У меня завтрак начинается попозже. Первое, что я принимаю, когда проснусь – это я лимонную водичку пью. Ровно поллитра для очищения организма. А уж потом… Не люблю рано завтракать. Часов в 11 – это нормально.

Ирина Ромбальская: Как проходят выходные в Вашей творческой семье?

Валерий Скорожонок: Это – концерты, выступления… У всех выходные – у артистов самая работа! Вот так и проходят выходные наши. А выходной – это понедельник.

www.ctv.by

Почему жена Валерия Скорожонка отказалась ехать в Россию? Воспоминания певца о личном, Мулявине и любимом месте в Минске

Источник материала: СТВ

Новости Беларуси. Целый день на День города работала выездная студия СТВ. В этот раз ее гостем стал солист ансамбля «Песняры», известный певец Валерий Скорожонок.

Яна Шипко, СТВ:Как реагируют за рубежом, когда узнают, что вы из Беларуси, из Минска?

Валерий Скорожонок, солист ансамбля «Песняры» (1998-2014): Принимающая сторона в республиках постсоветского пространства, дальнем и ближнем зарубежье, кто бывал в Беларуси, в Минске, они все сразу – Минск такой чистый город, это порядок, чистота. Все восхищаются буквально. И такой вроде большой мегаполис, но очень уютный и приятно сравнивать, я часто бываю где, и некоторые города в других республиках, будем говорить так, не особо ухожены. А наш чистый и красивый город. А сегодня по-особенному праздничный, нарядный, красивый город. Сколько народа ходит, а погода какая! Все создано для праздника.

Яна Шипко:В 2019 году исполняется полвека легендарному коллективу, часть которого вы долгое время были, ансамблю «Песняры». Его основатель Владимир Мулявин в свое время переехал в Беларусь из далекой Сибири, и Минск стал для него родным.

Валерий Скорожонок: Совершенно верно. Он влюбился в этот город, он служил в этом городе. Влюбился и в людей, белорусов, и в белорусскую поэзию, как он мне рассказывал. И белорусскую песню поднял на мировой уровень.

Яна Шипко:В вашей семье есть подобные примеры.

Валерий Скорожонок: Да, у меня жена россиянка. Но когда я ее впервые сюда привез, она отказалась жить, где жила: в курортном городе кавказских минеральных вод. Она как увидела Минск, какая здесь чистота, уют и порядок, сказала: «Всё, можешь даже выгонять, я отсюда не уеду!». Она очень полюбила Минск и Беларусь, и живет с удовольствием здесь.

Подробнее – в видеоматериале

news.21.by

«Посвящаю вам…»

Валерий Скорожонок споет соло с Президентским оркестром

Концерт солиста Белорусского государственного ансамбля «Песняры» Валерия Скорожонка состоится сегодня в Большом зале Дворца Республики. Артист прославленного коллектива в этот вечер выступит в сопровождении Президентского оркестра Республики Беларусь под руководством Виктора Бабарикина. Зрителям предложат двухчасовую песенную программу «Посвящаю вам…».

— Выступление с живым оркестром для любого артиста ответственно и волнующе. Ведь произведение, по сути, рождается на глазах у публики – здесь и сейчас, на сцене. С одной стороны, это довольно непростой процесс, в отличие, например, от пения под запись музыкального сопровождения, под фонограмму «минус». Но с другой — наслаждение от такого живого сотворчества получают и дирижер, и музыканты, и сам вокалист. Уверен, что получат его и пришедшие на концерт зрители. К тому же в программе собраны хорошие эстрадные композиции. И Валерий – артист профессиональный, обладатель потрясающего голоса, которым он замечательно владеет и которым порой делает просто невозможное: от верхних нот его тенора в знаменитой «Беловежской пуще» мурашки по коже бегут, — поделился впечатлениями с «Р» накануне концерта Виктор Бабарикин.

Творчество легендарных «Песняров» станет центральной темой программы «Посвящаю вам... ». Кстати, участником этого коллектива Валерий Скорожонок стал еще при жизни Владимира Мулявина. Под руководством Владимира Георгиевича он проработал пять лет – с 1998-го по 2003 год, и это время до сих пор вспоминает с теплотой и благодарностью великому артисту, давшему ему путевку на большую сцену.

В концерте «Посвящаю вам... » прозвучит ряд известных композиций из репертуара «Песняров» на музыку Владимира Мулявина, Игоря Лученка, Александры Пахмутовой. По словам Виктора Бабарикина, одну из них – «Вераніку» на слова Максима Богдановича слушателям предложат в уникальной и мало кому известной аранжировке. Как рассказал дирижеру автор музыки Игорь Лученок, в свое время эта аранжировка была сделана для камерного исполнения песни на сцене оперного театра. «Вераніка» звучит в романсовом стиле, вокал сопровождают только струнные, деревянные духовые инструменты и рояль.

В программе концерта немало и других хорошо известных и любимых публикой песен — «Бывайце здаровы», «Дорогой длинною», «Каля Чырвонага касцёла», «Чарка на пасашок», «Лизавета»… Гостями вечера станут артисты Белорусского государственного ансамбля «Песняры» и хореографического ансамбля «Хорошки», солисты ансамбля «Беседа» и цыганское шоу «Аллюр». Ожидаются выступления Бисера Кирова, Николая Гнатюка, солиста Нью-Йоркской оперы Евгения Шаповалова, ансамбля «Поющие гитары».

На снимке: Президентский оркестр Республики Беларусь.

Фото: Николай ПЕТРОВ, БЕЛТА

www.sb.by


Смотрите также