Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Варвара макаревич биография личная жизнь


Анастасия Макаревич

Анастасия Макаревич (Капралова) – солистка и бессменный лидер популярной в 90-х группы «Лицей». Сильная личность, талантливая и красивая артистка, музыкант, а кроме этого - мама двоих детей и любящая жена.

Детство и юность

Анастасия Макаревич родилась в семье журналиста-международника Александра Георгиевича и экономиста Валерии Вернальдовны Капраловых весной 1977 года. Когда девочке было 8 лет, родители развелись. Как намного позднее призналась мама Насти в интервью, Капралов сильно пил, это и стало причиной расставания.

Анастасия Макаревич

После развода биологический отец будущей певицы не участвовал в жизни дочери. Мама вышла замуж за школьного товарища, архитектора по профессии и музыканта по призванию, Алексея Макаревича. Мужчина стал настоящим отцом для девочки. Именно его она называет папой. В 16 лет, когда пришло время получать паспорт, Настя взяла фамилию Макаревич и отчество Алексеевна.

На рассвете популярности группы «Лицей» журналисты интересовались родством Андрея Макаревича и Насти. Сначала она не раскрывала карты, но в дальнейшем стало известно, что основатель группы «Машина времени» является двоюродным братом Алексея Макаревича.

Анастасия Макаревич в детстве

С детства Настя, как и ее родная сестра Варвара, воспитывались в атмосфере творчества. Дедушка будущей певицы был кинокритиком, а отчим – музыкантом, хотя образование имел архитектурное. Последнее не помешало ему в 70-х годах основать группу «Опасная зона», которую в дальнейшем переименовал в «Кузнецкий мост». Кроме того, Макаревич был гитаристом в группе «Воскресение». Он сыграл большую роль в карьере приемной дочери.

Девочка рано потянулась к музыке. Родители отдали ее в студию Юрия Шерлинга. Здесь Настя совершенствовала вокальные данные, изучая технику исполнения джаза. Помимо этого, занималась в музыкальном театре и танцевала. Была в жизни будущей артистки и музыкальная школа по классу гитары.

Лена Перова, Настя Макаревич, Алексей Макаревич и Изольда Ишханишвили

Отчим Анастасии первым заметил и оценил талант приемной дочери. После посещения выступления «Детского театра эстрады», в котором та пела, в 1991 году он основал группу «Лицей». Кроме Насти, в нее вошли еще две девочки: Изольда Ишханишвили и Елена Перова. Алексей Макаревич стал продюсером девичьего коллектива, а также автором многих текстов и музыки.

Параллельно с работой в «Лицее» Анастасия в 1995 году поступила в МЭСИ на факультет гостиничного дела и международного туризма. Помимо этого, девушка получила высшее музыкальное образование, окончив Государственную классическую академию по специальности «преподаватель эстрадно-джазового вокала».

Музыка

Музыкальная карьера Анастасии Макаревич неразрывно связана с творчеством группы «Лицей». Первое выступление девичьего коллектива состоялось в передаче «Утренняя звезда» в декабре 1991 года. Девочки дебютировали с хитом группы «ABBA» «One of us». Следующее выступление «лицеисток» случилось в 1992 году в передаче «Муз-Обоз». Они исполнили свой первый хит «Субботний вечер». После этого Анастасию стали узнавать на улице и появились первые поклонники.

Анастасия Макаревич в первом составе группы «Лицей»

В одном из интервью Настя Макаревич вспоминала, что у них были очень интересные и необычные для того времени сценические наряды. Их придумывал Алексей Макаревич, у которого оказался талант художника. Первый альбом группы «Домашний арест» вышел на виниле в 1993 году, а уже в следующем появился второй - «Подруга ночь». Но это была лишь взлетная полоса для настоящего успеха.

Спустя два года, в 1995-м, Алексей Макаревич написал для группы песню «Осень», которая в одночасье стала хитом и на долгие годы превратилась в визитную карточку коллектива. Клип на эту композицию видела вся страна. Песня продержалась в хит-парадах более полугода. В этом же году группа удостоилась премии «Овация» в номинации «Открытие года».

Песня «Осень» группы «Лицей»

В 1997 году девушки дали первый сольный концерт, и сразу после этого вышел альбом «Паровозик-облачко». В это время из группы ушла Елена Перова, как писали СМИ, из-за нарушения контракта. На ее место взяли Анну Плетневу. Через какое-то время покинула девушек и Изольда. В целом состав группы за годы существования менялся несколько раз. Неизменно в нем оставалась лишь Анастасия.

Уже в новом составе «лицеистки» продолжили работу. Группа, помимо выступлений и записи альбомов, участвовала в различных телепередачах. Одной из запомнившихся фанатам стал «Музыкальный ринг», где сражались культовая группа «Машина времени» и молодая - «Лицей». Опыт, конечно, победил.

Песня «Ты станешь взрослой» группы «Лицей»

В 2012 году Анастасия совмещала работу в группе и сольную карьеру. Она записала синглы «Ты думала», «Падаю вверх», «Где-то». Работа идет в рамках «Настя Макаревич project». Есть также в биографии артистки работа телеведущей в программе «Времечко» на канале ТВЦ.

В начале нулевых у группы появились новые хиты: «Ты станешь взрослой», «Как ты о нем мечтала», «Падает дождь» и другие. Несмотря на часто меняющийся состав, группа продолжает записывать альбомы и выступать с концертами. В 2014 году из жизни ушел Алексей Макаревич, и Анастасия стала продюсером «Лицея».

Песня «Синоптики» группы «Лицей»

После 2008 года группа «Лицей» новых альбомов не выпускала, но выходили отдельные синглы. Среди них «Фотография», «Мчится время», «Синоптики» и другие.

31 августа 2017 года группа отметила четверть века большим юбилейным концертом «Лицей 25 лет».

Личная жизнь

Личную жизнь Анастасия Макаревич не скрывает. Она счастливая мама и жена. Артистка замужем за юристом Евгением Першиным. Уже больше 7 лет семья живет в квартире на юго-западе Москвы. У них много книг, к чтению которых Настя с удовольствием приобщает двоих детей – Матвея (2003 г.р.) и Макара (2009 г.р.).

Анастасия Макаревич и ее муж Евгений

Матвей читает много, но в основном о футболе и жизни звезд этого вида спорта. Мальчик играет в составе молодежной сборной России, мечтает добиться успеха и войти в основной состав взрослой сборной.

Будущие супруги познакомились в 2000 году на вечеринке у друзей. Это тот случай, когда дружба переросла в любовь. По крайней мере, у Насти, потому что, как призналась певица в одном из интервью, Женя увидел ее по телевизору и влюбился в талантливую красавицу с голубыми глазами задолго до знакомства. А вот она разглядела его не сразу.

Анастасия Макаревич с детьми

Два года молодые люди общались и отдыхали вместе. Евгений поразил возлюбленную, спев для нее в клубе любимый романс «Очарована, околдована». В итоге отношения закончились свадьбой. Они вместе уже почти 20 лет, муж всегда и во всем поддерживает свою знаменитую жену.

Анастасия Макаревич сейчас

Если верить «Инстаграму» певицы и новостям в СМИ, у Анастасии сейчас все отлично. Она по-прежнему замужем. Вместе супруги растят детей и ездят отдыхать за границу.

Анастасия Макаревич в 2018 году

В 2018 году группа «Лицей», конечно, уже не так популярна, как в 90-е, но регулярно выступает на концертах и корпоративах, ездит на гастроли. Сегодня в составе группы, помимо Анастасии, выступают Екатерина Непрук и София Тайх.

Помимо работы в коллективе, Анастасия записывает сольные песни, преподает вокал в детской студии и в Государственной классической академии.

Дискография

  • 1992 — «Домашний арест»
  • 1994 — «Подруга ночь»
  • 1996 — «Открытый занавес»
  • 1997 — «Паровозик-облачко»
  • 1997 — «Для тебя»
  • 1998 — «Живая коллекция»
  • 1999 — «Небо»
  • 2000 — «Ты стала другой»
  • 2005 — «44 минуты»
  • 2008 — «Grand—collection»
Page 2

Вера Титова

Актриса театра и кино, заслуженная артистка России

24smi.org

Алексей Макаревич: биография, творчество, карьера, личная жизнь

Местом рождения Алексея Лазаревича Мееровича стала Москва, датой – 13 ноября 1954 года. Фамилию Макаревич, взятую мальчиком позднее, носила в девичестве его мама. Жизнь Веры Григорьевны была связана с биологией. К творчеству семья отношение имела только по линии отца, и то оно носило технический характер. Лазарем Натановичем Мееровичем, работающим заводским инженером при научном институте, было запатентовано несколько изобретений. Кроме Леши в семье росла его сестра Лена, она была старше.

После завершения обучения в общеобразовательной школе Алеша решает связать свою жизнь с архитектурой и продолжает обучение в Московском Архитектурном институте. В стенах ВУЗа юноша серьезно увлекается музыкой, с ней и связывает всю свою последующую жизнь. Вместе с Алексеем Романовым, соратником по нескольким музыкальным проектам, они, будучи успешными студентами, прошли через отчисление из института по бредовой советской инструкции «об очищении студенчества от волосатой нечисти» и последующее восстановление.

Еще в прошлом столетии, середине 70-х, молодой человек создает свой первый коллектив, называет его «Опасной зоной», впоследствии, в 76-м, поменяв название на «Кузнецкий мост», в честь известной улицы в центре Москвы. Уже тогда им написано было несколько песен, ставших впоследствии знаменитыми в исполнении «Воскресения».

«Воскресение»

История группы, отмечающей в 1919 году свое сорокалетие, начинается весной 79-го года. Музыкально одаренный архитектор становится соло-гитаристом коллектива.

Молодые, амбициозные, музыканты без надлежащей аппаратуры и какого бы то ни было репертуара собирались для репетиций в квартире Макаревича. За 2-3 недели было создано около 10 песен, вошедших в первый альбом «Воскресения». Автором нескольких из них был Алексей. Жанры произведений были самые различные: баллады, бит, рок-н-ролл, фанк, психоделия.

Запись альбома происходила по ночам в звукозаписывающей студии ГИТИСа, всего записали 16 синглов. Шесть последних песен принадлежат Константину Никольскому.

Записи были переданы знакомому редактору радиостанции «Moscow World Servise», вещавшей на Западный мир в период подготовки Олимпиады – 80. Так получилось, что на этот период цензура несколько ослабла, и песни группы «Воскресение» мгновенно стали популярными.

После небольшого отдыха, коллектив занялся подготовкой концертной деятельности. Благодаря известности репертуара, зрители с восторгом принимали артистов. Песня «Кто виноват» на многие годы стала визитной карточкой «Воскресения», а глубоко философское произведение «Музыкант» отвечало мировоззрению самой серьезной публики.

Просуществовав полтора года, взлетев на самую вершину славы, проект распадается. Причины у всех были свои. Макаревич, в частности, не получил от деятельности достаточной самореализации.

Через пятнадцать лет, в 94-м году, случился возврат гитариста в знаменитый коллектив, но ненадолго.

Идея заняться продюсерской деятельностью пришла к музыканту случайно. Приемная дочь Настя пригласила его на отчетный концерт в детский театр эстрады, где они с подругами пели. Алексей, работающий в то время театральным художником – постановщиком, посмотрел на девочек с профессиональной точки зрения.

Они были принципиально разными, у каждой – уникальный тембр, но все вместе это смотрелось и звучало красиво. К тому же 91-й год был выпускным в самодеятельном коллективе, дальнейших перспектив не было. И Макаревич пообещал создать из них девичий альянс.

В самом начале деятельности продюсер вновь образованной группы «Лицей» отвечал за каждую мелочь: во что девочки будут одеты, как выходят-уходят и выглядят на сцене, как пострижены, какая у певиц жестикуляция и мимика. Многому приходилось учить заново.

Алексей Лазаревич был человеком требовательным, порой, до занудства, и Настя с подругами много работали.

В том же году состоялось первое выступление коллектива в программе «Утренняя звезда» с хитом группы АВВА. Харизматичных девчонок заметили. Первыми самостоятельными песнями стали произведения продюсера из репертуара «Воскресения». В дальнейшем Макаревичем было написано много песен для «Лицея». Наиболее известной и любимой стала, конечно же, «Осень». При жизни продюсера группа «Лицей» выпустила в свет 10 альбомов.

За 28 лет существования коллектива не раз менялся состав, но солисткой и лицом бессменно является дочь Настя, ставшая продюсером после смерти приемного отца и воплотившая в жизнь его наказ – расти и двигаться вперед.

2002 год был ознаменован для состоявшегося продюсера участием в телевизионной программе «Стань звездой», где его задачей стал отбор претендентов на участие. По итогам проекта родилась молодая группа «Другие правила».

Известный рок-гитарист и бессменный лидер «Машины времени» Андрей Макаревич является двоюродным братом Алексея по материнской линии.

Женой тогда театрального художника стала одноклассница Валерия Вернальдовна Капралова (фамилия по первому мужу). Приемная дочь Анастасия при получении паспорта взяла фамилию и отчество отчима, ставшего для нее не только отцом, но и руководителем по жизни. В 87-м в семье появился общий ребенок – дочь Варвара. Сейчас она работает телеведущей и является солисткой группы «Бабушка Сахар».

Концом биографии известного в музыкальных кругах гитариста и продюсера Алексея Макаревича стала скоропостижная смерть от сердечной недостаточности 28 августа 2014 года.

Источники:

www.kakprosto.ru

Анастасия Алексеевна Макаревич: биография

Анастасия Алексеевна Макаревич родилась 17 апреля 1977 года в Москве в семье журналиста Александра Георгиевича и экономиста Валерии Вернальдовны Капраловых. Родители развелись. После мать Анастасии вышла замуж за своего бывшего одноклассника, который любил её со школы Алексея Макаревича. До 1993 года Анастасия носила фамилию и отчество биологического отца — Александра Капралова, сына Георгия Капралова,(в 16 лет, когда получала паспорт, решила носить фамилию и отчество своего фактического отца Алексея Макаревича, так как он заменил ей родного отца, и она уже стала известна как Анастасия Макаревич, потому что группа Лицей появилась в 1991 году) У Анастасии есть младшая сестра — Варвара Макаревич.

Образование

1995—2000 — Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) факультет гостиничного дела и международного туризма.

  • Высшее музыкальное образование Анастасия получила в Государственной Классической Академии им. Маймонида по специальности преподаватель эстрадно-джазового вокала.

Основная творческая деятельность

Анастасия Макаревич работает в группе «Лицей», преподает вокал в детской студии, а также в Музыкальной Академии им. Маймонида, но иногда Анастасия пробует себя и в других областях, например, некоторое время вела программу «Времечко» на канале ТВЦ.

Концерт в поддержку М.Д. Прохорова в СК Олимпийский

Все видео

  • Понравилось 10
  • Не понравилось 6
  • Не по теме
  • Не работает

Состав семьи

Муж Евгений Першин — юрист, сыновья:  Матвей Першин (2003 г.р.).

Макар Першин (6 ноября 2009 г.).

Родственники

  • Отец — Александр Георгиевич Капралов (р. 8 апреля 1952) владеет английским, французским и арабским языками, играет на гитаре, 20 лет был журналистом международником в газете «Известия», написал сценарий для двух телеспектаклей из серии «Этот фантастический мир» (11 и 12), в 2003 году был главным редактором журнала «Material» ремонтно-строительной тематики, путешественник.
  • Мать — Макаревич Валерия Вернальдовна (Гичунц) родилась 9 апреля 1954 года в Китае, в детстве жила в Индии, Норвегии и Германии, так как её отец Вернальд работал в «Совфрахте», училась в Институте международных отношений работала сначала в министерстве внешней торговли, потом в издательстве «Русский язык» потом в итальянской фирме (за 1 год выучила язык), потом в московском объединении «Оптика», которое занимается сетью Очкарик, бренд-менеджером., после рождения Насти, у неё была клиническая смерть. С Алексеем Макаревичем Валерия развелась у неё новый богатый муж Рей из ЮАР владел рестораном, живёт на три дома в России, в ЮАР в городе Дурбан, и в Замбии. Написала книгу рецептов «Любовь и морковь по африкански».. ISBN 978-5-387-00160-4
  • Отчим — Алексей Лазаревич Макаревич
  • Дед — Георгий Александрович Капралов
  • Бабушка — Зинаида Михайловна Капралова (Голожинская) (р. 21 апреля 1923)
    • Сестра — Варвара Алексеевна Макаревич (р. 27 марта 1987) закончила иняз, факультет PR, PR-менеджер, хотела в детстве стать певицей, но папа был против.
  • Дед — Гичунц Вернальд Аганесович занимал один из важнейших постов в СОВФРАХТЕ, занимался перевозками грузов.
  • Прабабушка — Гичунц Клавдия Петровна была директором школы.
  • Бабушка — Макаревич Вера Григорьевна сестра Макаревича Вадим Григорьевич (отец Андрея Макаревича) Окончила биологический факультет МГУ, работала микробиологом в лаборатории, занимающейся исследованием антибиотиков.!.

Интересные факты

Семья Насти Макаревич жила в одном доме с Ириной Аллегровой, когда та работала в «Электроклубе», она репетировала дома и не давала покоя соседям, а после того как Лицей стал популярен все стены в подъезде были исписаны и их оттирали всем домом

Награды

  • Серебряный Орден «Служение искусству» от Благотворительного общественного движения «Добрые люди мира».
  • Лауреат международной премии «Пламенеющее сердце» международной академии искусства за 2008 год.

Дискография в группе «Лицей»

  • 1993 — «Домашний арест»
  • 1994 — «Подруга ночь»
  • 1996 — «Открытый занавес»
  • 1997 — «Паровозик-облачко»
  • 1997 — «Для тебя»
  • 1998 — «Живая коллекция»
  • 1999 — «Небо» 
  • 2000 — «Ты стала другой» 
  • 2003 — «Двери открой» 
  • 2005 — «44 минуты»
  • 2008 — «Grand—collection» 

Интересные Факты

хобби: Шахматы, горные лыжи, путешествия.

www.people.su

Африканские Страсти Валерии Макаревич

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 2

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 3

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 4

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 5

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 6

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 7

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 8

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 9

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 10

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 11

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 12

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 13

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 14

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 15

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 16

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 17

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 18

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 19

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 20

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 21

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 22

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 23

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 24

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 25

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

Page 26

В пятьдесят лет, я, как говорят в народе, осталась у разбитого корыта: с мужем развелась, дети выросли. Настя много выступала с группой «Лицей». Она уже жила отдельно, а к тому времени вышла замуж и родила Матвея. Варя поступила в институт, у нее появился молодой человек. Я ощущала себя никому не нужной. Отчаявшись, поняла, что жизнь кончена...

А начиналось все так безоблачно. Счастливое детство, родители с нежностью относились друг к другу, любили на с братом. Я росла, окруженная обожанием. Папа меня просто боготворил, но при этом никогда не баловал. Он был замечательный, открытый, интересный человек (сегодня его уже нет в живых). Папа окончил Институт внешней торговли, работал в «Совфрахте» и очень много ездил.

Начнем с того, что родилась я в Китае. Три года провела с родителями в Индии, жила с ними в Норвегии и Германии. Нашу семью всегда окружали очень интересные люди. Отец дружил с Сергеем Каузовым, который женился на дочери Онассиса. Насколько я знаю, Сережа с Кристиной познакомились во время переговоров в Бразилии. Поженившись, они какое-то время жили в Москве, а потом уехали в Лондон. Обосновавшись в Лондоне, Сергей открыл в Москве свою компанию, и мой отец стал ее представителем. Помню один забавный случай. Папа приехал из Германии в день бракосочетания моего брата и прямо с Белорусского вокзала сразу помчался в загс. Каузов же, встретив отца, завез к нам домой его вещи и только потом отправился на свадьбу к моему брату.

- А вы общались с Сергеем и Кристиной?

- С Кристиной - нет. Когда случилась вся эта история, я, молодая девушка, была занята своими делами. А с Каузовым общалась. Отец мне говорил: если что-то случится, я всегда могу обратиться к Сергею, и он поможет. Так что, уезжая за границу, родители совершенно спокойно оставляли меня, тогда уже студентку, в Москве.

С выбором института у меня проблем не возникло. Решив продолжить семейную династию, вслед за братом поступила в Институт международных отношений. Тогда казалось, что все в моей жизни сложится замечательно. Но не зря говорят: судьба ведет известным только ей маршрутом. А я наивно полагала, что мой жизненный путь определен... Со мной в институте учился Сергей Лавров - нынешний министр иностранных дел. Его мама, очаровательная женщина, тоже работала в «Совфрахте», и с Сергеем мы в основном встречались на каникулах, когда приезжали к родителям в Норвегию. Сережа был очень серьезным молодым человеком и много читал, а не занимался всякими глупостями, которые любили мы.

- Интересно, что же за глупости вы любили?

- Мы бесконечно влюблялись, устраивали безумные походы в горы, постоянно придумывали какую-то ерунду. А Сережа все это время сидел со своими книжками. Он очень остроумный человек и иногда отпускал в наш адрес язвительные шуточки. Правда, с удовольствием играл с нами в футбол, купался и загорал.

В институте я встретила, как мне тогда казалось, своего сказочного принца. Мечтала, что создам с ним семью, буду жить долго и счастливо, воспитывать детей... Саша Капралов - сын Георгия Капралова, известного сценариста и кинокритика, работавшего в редакции газеты «Правда», и ведущего «Кинопанорамы», - учился на факультете журналистики. Очаровательный, талантливый, блистательный Капралов-младший был старше меня на два года. Он великолепно владел английским, французским и арабским языками, играл на гитаре, пел и был душой любой компании, куда бы мы с ним ни приходили.

После свадьбы я как-то очень органично вписалась в их семью, и Сашины родители стали для меня близкими и родными людьми. Через какое-то время у нас родилась дочка. Назвали мы ее Анастасией, что в переводе с греческого означает «воскресшая». У меня ведь после родов была клиническая смерть.

А потом... Сашу как арабиста забрали на небезызвестные курсы «Выстрел» (после окончания нашего института ребят призывали в армию офицерами). Мотаясь по России, Саша в общей сложности провел на этих курсах года полтора. Вернувшись, стал работать в международном отделе «Известий», летал в Ливию, писал замечательные статьи. И именно тогда с ним случилась беда - он начал пить. Сначала понемногу - с друзьями, за компанию. Потом все чаще и чаще... Начались проблемы на работе, дома. Я разрывалась между Настей - ребенком нужно было заниматься - и мужем, которого пыталась вылечить. Саша, когда понял, что с ним произошло, пытался бросить пить. Ничего не получалось. Его кодировали, он держался месяца три, потом срывался, и все начиналось по новой. Я решила отправить Настю к родителям, они тогда жили в Америке. К нам дочка приезжала только на лето.

Последние годы моей жизни с Сашей (а в общей сложности мы с ним прожили десять лет) превратились в кошмар. Мужа закодируют - все нормально. Только расслабишься, все начинается снова. Один врач мне объяснил ситуацию: «Поймите, алкоголизм - это болезнь, а не порок. Это замкнутый круг, из которого способен вырваться человек только с очень сильной волей». У Саши воли не хватило. Мне было его безумно жалко, ведь я любила этого человека. Стала нервной, раздражительной, всего боялась. Все думала: вот сейчас он опять сорвется. На нервной почве меня постоянно тошнило. Так я прожила несколько лет: на одной чаше весов - любимый муж, который тяжело болен и вылечить его невозможно, на другой - дочка, которая вернулась из Америки, ей исполнилось семь лет, пора идти в школу. Я не хотела, чтобы Настя видела, что творится с ее папой. Да и мои силы уже были на исходе. Тогда я приняла решение развестись. На тот момент мне было тридцать два года. Когда нас развели, стало страшно. Никогда не думала, что вот так закончится наша с Сашей семейная жизнь. Помню, приехала к маме и говорю: «Мамочка, все. Больше ничего не будет. Теперь мы будем жить - я, Настька, собака, и больше никогда в жизни у меня ничего не произойдет». Мама пыталась меня как-то успокоить: мол, подожди, еще все наладится. Мне же казалось, что это конец.

- Получается, мама оказалась права.

- Абсолютно. Однажды раздался телефонный звонок, и на другом конце провода я услышала голос своего одноклассника Алеши Макаревича. Мы с ним учились вместе с восьмого класса - он перешел к нам из другой школы. Я была его первой любовью. Об этом все знали, только я не обращала на это внимания. А Леша, оказывается, продолжал любить меня все эти годы, и когда узнал, что я развелась, позвонил и напомнил о себе. На его пожелание приехать в гости я тут же согласилась: « Конечно, приезжай!» Одноклассник ведь, мы долго не виделись, почему бы не встретиться, не потрепаться и не вспомнить молодость.

Алеша прихромал. Дело в том, что делая проект для очередной выставки (Алеша закончил архитектурный институт), он упал с лестницы и сломал ногу. Самое смешное, что в это время я тоже хромала и ходила с палочкой. После развода друзья посоветовали сменить обстановку, и я отправилась в горы. Прыгая с парашютом, неудачно приземлилась и повредила ногу. Вот так мы с Алексеем и начали хромать вместе. Он приезжал, мы гуляли с моей собакой. В общем, хромали, хромали и дохромались до того, что поженились. Алеша переехал к нам с Настей. А поскольку эту квартиру мы покупали с Сашей Капраловым, свою однокомнатную Алеша отдал ему.

Настя только-только пошла в школу, я работала, у Алексея были эпизодические заказы. В общем-то денег в обрез. Однажды поехали в Измайлово, и Настя захотела шашлык (его тогда только начали продавать на улицах), как сейчас помню, шампур стоил восемь рублей. Мы выгребли все деньги, купили, запах был офигительный. Настя ела, а мы с Алешкой смотрели. Я думала, что от этого запаха мы сейчас упадем, как нарком Цурюпа, в голодный обморок. Вот так мы начинали. Но мы любили друг друга, жизнь казалась длинной и удивительной. Сами сделали в квартире ремонт, переклеили обои. Никогда не забуду мамину фразу: « Вы будете клеить обои? Точно разведетесь. Мы с папой однажды пробовали». Мама имела в виду, что в этот момент запросто можно рассориться. А мы управились за три часа. Звоню маме: «Никаких проблем, мы закончили и пошли гулять с собакой».

- Вы говорите, что жили трудно, а разве Настин папа не помогал материально дочери?

- Саша почему-то решил (он сам мне об этом сказал), что его общение с Настей может помешать нашим семейным отношениям: «Я не хочу вмешиваться в вашу семью». Мне это показалось очень странным. Я никогда не возражала против общения Насти с отцом, наоборот, всячески пыталась этому способствовать. Но Саша исчез. Ни денег, ни участия. В первый год я еще получала какие-то смешные алименты (в «Известиях»-то платили хорошо), а потом от них отказалась. Зачем? Если папа не хочет общаться с ребенком, то не надо и этого. Бабушка с дедушкой тоже не объявлялись.

Через год у нас с Алексеем родилась Варя. С работы я ушла, занималась детьми. Уверена, в каждом из нас дремлет много талантов, просто мы не знаем, какие именно. Вот я и решила: буду привлекать детей к самым разным занятиям, и тогда то, что в них заложено, обязательно проявится. Мы ходили на фигурное катание, пели, рисовали - словом, чем только не занимались. Настя начала петь года в три. Она не разговаривала, а именно пела. Выходила на улицу и устраивала около подъезда концерты. Причем объявляла себя очень забавно: «Народная артистка всего мира». Когда стало ясно, что Настю нужно отдавать в музыкальную школу, я думала выбрать какой-нибудь спокойный инструмент, чтобы из-за закрытой двери его не было слышно. Салон-магазин «Оптим-Юг» предлагается богатый ассортимент межкомнатных дверей на http://optim-yug.ru/ И почему-то остановилась на классической гитаре. Правда, на следующий год появилось фортепьяно, а уж когда родилась группа «Лицей», в ход пошли электрогитары...

Первые десять лет нашей с Алешей совместной жизни были именно такими, как я и мечтала: семья, дети - красивые, умные, талантливые, муж, которого я любила и который любил меня, все друг о друге заботились. Ничто не омрачало наших отношений. Может, первое время не хватало денег, но это не самое страшное. Да и потом, когда об этом много не думаешь, деньги всегда появляются.

- А потом была создана группа «Лицей»?

- Дело в том, что Настя росла очаровательным ребенком, но при этом жутким сорванцом, совершенно неугомонным. Я все время пыталась найти ей занятие, чтобы дочь могла выплеснуть куда-нибудь свою бешеную энергию. Настя ходила в студию к Юрию Шерлингу, пела джаз, танцевала, посещала детский музыкальный театр. Когда ей исполнилось тринадцать, Алеша понял, что из Насти может что-то получиться. Он - музыкант и до нашей женитьбы играл в культовой группе «Воскресенье», она, кстати, соперничала с группой «Машина времени». В нашем доме всегда звучала музыка. И Алеша не долго думая решил собрать группу. Взял из детского музыкального театра еще двух девочек, и получился «Лицей». Первые репетиции проходили дома. Помню, чтобы не мешать девчонкам, я забирала маленькую Варю, собаку, и мы на несколько часов отправлялись на прогулку. Обложку к первому диску снимали тоже в нашей квартире. Больше всех, по-моему, пострадала от этого кошка Мура - для съемок ее, бедную, несколько часов сушили феном.

- Соседи не сходили с ума от репетиций?

- Вы знаете, у нас замечательный дом. На первом этаже жила Ира Аллегрова, она тогда только начинала работать с группой «Электроклуб» и репетировала с утра до ночи в комнате, находившейся под нашей с Алешей спальней. Вы не поверите, но от Ириных репетиций кровать ходила ходуном. Так что соседи - люди ко всему привычные. Помню один забавный случай: когда Ира стала популярной, все стены первого этажа ее поклонники расписали признаниями в любви. Мы все это дружно оттирали. Потом в подъезде сделали ремонт, и... тут популярность обрушилась на группу «Лицей». И теперь уже все вместе оттирали стены нашего этажа.

- А вы не боялись отдавать собственного ребенка на растерзание монстру под названием «эстрада»?

- Откуда же я знала, что это всерьез и надолго? Даже не думала об этом. Ведь, когда все начиналось, Настя еще училась в школе. Мы вместе с девчонками придумывали им костюмы, я доставала свои тряпки, а соседи кроили, шили... Первая их телевизионная съемка была в программе «Утренняя звезда». Они вышли на сцену и спели песню на английском из репертуара группы «АВВА».

popularperson.info

Биография Андрея Макаревича

Макаревич Андрей Вадимович (р. 1953) – российский певец, музыкант, композитор и поэт, бард, художник-график, телевизионный ведущий и продюсер, лидер и единственный участник музыкального коллектива «Машина времени», который не покидал группу со дня её основания. С 1991 года – Заслуженный артист РСФСР, с 1999 года – Народный артист РФ.

Рождение и семья

Андрей родился в Москве 11 декабря 1953 года.

Его папа, Макаревич Вадим Григорьевич, родился в 1924 году. Во время Великой Отечественной войны в боях на Карельском фронте лишился ноги. После войны поступил на работу в мастерскую Горстройпроекта старшим архитектором. В 1956 году был приглашён в Московский архитектурный институт преподавать на кафедре строительной физики. Проработал на этом месте до 1993 года, получил звание доцента, потом профессора. Принимал участие в разработке «Монумента Победы» в Таллине, московского памятника Карлу Марксу, павильона юных натуралистов на ВДНХ. Во время проведения всемирных выставок в Монреале и Брюсселе, а также национальных выставок в Лос-Анджелесе, Генуе и Париже, оформлял советские павильоны.

Мама, Нина Марковна Макаревич (девичья фамилия Шмуйлович) родилась в 1926 году. В детстве обучалась в музыкальной школе, по профессии была врачом-фтизиатром, работала в Центральном научно-исследовательском институте туберкулёза. Защитила диссертацию, имела много научных трудов, среди советских микробиологов она одна из первых стала изучать нетуберкулёзные микобактерии.

Дедушка и бабушка по отцовской линии были учителями. Дед до переезда в Москву преподавал в сельской школе. Бабушка вела биологию, после войны руководила станцией юннатов, имела звание Заслуженного учителя РСФСР и награду – орден Ленина.

Дедушка по маминой линии был сапожником, бабушка работала в Московском уголовном розыске (МУР) патологоанатомом и судмедэкспертом.

В 1962 году у Андрея родилась младшая сестра Наташа, она, как и отец, архитектор.

Детские и школьные годы

В Москве неподалёку от Музея изобразительных искусств имени Пушкина, на улице Волхонке, располагался двухэтажный дом бывших князей Волконских. После войны в нём была коммунальная квартира, здесь и прошло детство будущего музыканта.

Мальчик рос всесторонне развитым, очень много читал, любил наблюдать за тем, как рисует отец, иногда помогал ему. Будущее своё представлял по-разному: в какое-то время ему сильно захотелось стать водолазом и обследовать морские глубины, потом решил посвятить себя науке герпетологии, которая изучает земноводных и пресмыкающихся. Нравилось маленькому Андрюше коллекционировать бабочек.

Вскоре семья получила отдельную квартиру на Комсомольском проспекте. В этом районе Андрей начал учёбу в школе № 19, которая считалась специализированной, в ней углублённо изучали английский язык.

Но больше всего мальчика привлекала всё-таки музыка. Отец сам отлично играл на пианино, также в доме было очень много пластинок. Поэтому Андрей привык к постоянному звучанию музыки – и современной, и классической. Однако, когда его отдали в музыкальную школу на класс фортепиано, он проучился около трёх лет и бросил занятия. К тому моменту он уже познакомился с творчеством Булата Окуджавы и принялся за самостоятельное обучение игре на гитаре. Понемногу он начал сам сочинять стихи и наигрывать бардовские мелодии.

Помимо музыки мальчика интересовал ещё спорт, с четвёртого класса он ходил на занятия по подводному плаванию, позже его увлекли горные лыжи.

Знакомство с «The Beatles»

В 1966 году произошло событие, перевернувшее судьбу Макаревича: он услышал музыку группы «The Beatles». Андрей, как и многие его сверстники, стал заядлым битломаном. Парню тогда казалось: всё, что он слышал до этого, была не музыка, и только теперь пришло ощущение, как будто из ушей вытащили вату, долгое время не дававшую ему слышать прекрасное. Всё внутри него двигалось и переворачивалось необратимо.

Утром перед школой он слушал «The Beatles», приходя домой после занятий, снова включал мелодии любимой группы, и они звучали в квартире до глубокой ночи. Когда у родителей, измученных «битлами», заканчивалось терпение, они выставляли сына с его магнитофоном на балкон. А он делал громкость на полную мощь, чтобы все вокруг тоже могли слушать и наслаждаться.

В восьмом классе Андрей организовал в школе музыкальный коллектив под названием «The Kids», ребята играли в стиле фолк-рок, кантри, а также исполняли кавер-версии англоязычных композиций.

В 1968 году Андрей организовал группу «Машина времени», в которую вошли его одноклассники, такие же битломаны, как и он, – Саша Иванов, Игорь Мазаев, Паша Рубин и Юра Борзов. Вскоре к ним ещё присоединился парень из параллельной школы Сергей Кавагоэ. Этот коллектив стал для Макаревича делом всей его жизни, на протяжении почти полувека он является её бессменным лидером, автором слов и музыки, исполнителем многих песен.

«Машина времени»

Однако, получив аттестат, по настоянию родителей, чтобы иметь высшее образование и приличную профессию, Андрей продолжил учёбу в Московском архитектурном институте. Через три года он был отчислен. Официальная версия звучала как «несвоевременный уход с рабочего места на овощной базе». А неофициально это было закрытым распоряжением партийной организации, которая не разделяла увлечение Макаревича рок-музыкой.

«Машина времени» всё равно осталась для Андрея на первом месте. Попутно он начал работать в Гипротеатре (организация занималась проектированием зданий для зрелищных сооружений и театров). В институте он восстановился, учился на вечернем отделении, в 1977 году получил диплом по специальности «архитектор» и «художник-график».

А в 1979 году «Машина времени» оформила официальный контракт с государственным концертно-гастрольным бюро «Союзконцерт», что дало ей легальный статус. Наконец-то Андрей смог уйти из Гипротеатра и значиться в трудовой книжке исполнителем и музыкантом.

Группа набирала стремительную популярность в стране, их каждая новая песня становилась классикой советского рока:

  • «Круг чистой воды»;
  • «Будет день»;
  • «Из конца в конец»;
  • «Право»;
  • «Флаг над замком»;
  • «Ты или я»;
  • «Свеча»;
  • «Марионетки»;
  • «Ах, что за луна»;
  • «Летучий голландец»;
  • «Три окна»;
  • «Чёрно-белый цвет»;
  • «Поворот»;
  • «Снег».

Записи «Машины времени» расходились по Советскому Союзу, музыканты стали знаменитыми, и началась большая гастрольная жизнь. В 1987 году они выехали за пределы СССР, концерты прошли в Польше, Мозамбике, Японии, Испании, Болгарии, США.

Композиции «Машины времени» звучали в популярных кинофильмах:

  • «Афоня»;
  • «Скорость»;
  • «Двойной обгон»;
  • «Бармен из «Золотого якоря»;
  • «Псы»;
  • «Стеклянный лабиринт»;
  • «Московские каникулы»;
  • «Арифметика убийства»;
  • «Шизофрения»;
  • «Перекрёсток».

В 1992 году вышла книга «Всё очень просто», где Андрей Макаревич повествует о жизни группы. Свой 25-летний юбилей коллектив отметил грандиозным выступлением на Красной площади в 1993 году. В 1998 году в честь 30-летия группы всех участников коллектива наградили Орденами Почёта.

В 2002 году Андрей организовал «Оркестр креольского танго», куда вошли лучшие российские джазовые музыканты. С этого времени он ездит на гастроли с двумя коллективами – «Машиной времени» и «Оркестром креольского танго».

В 2003 году в честь 50-летнего юбилея Президент РФ В. В. Путин подписал Указ о вручении Макаревичу ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Личная жизнь

В жизни Андрея Макаревича было три официальных брака и несколько неоформленных законно романтических отношений.

Первый брак был зарегистрирован в 1976 году со студенткой историко-архивного института Леной Фесуненко. Её отец был известным политическим обозревателем. Родители подарили молодым шикарную квартиру, но совместная жизнь не заладилась. Коллектив «Машины времени» на тот момент не видел просвета от гастролей, что не способствовало укреплению семейных отношений. Супруги прожили три года.

Второй избранницей Макаревича стала Алла Голубкина. Они поженились в 1986 году, спустя год у пары родился мальчик Иван. Эти отношения так же, как и предыдущие, продержались около трёх лет. Сын Андрея, Иван Макаревич, – российский музыкант и актёр, окончил школу-студию МХАТ на курсе у Константина Райкина, известен по фильмам: «Бой с тенью», «Бой с тенью. Реванш», «Иван Грозный», «Дом солнца», «Метро». Ваня поддерживает с отцом тесную связь.

В начале 90-х годов у музыканта были близкие отношения с радиоведущей станции «Европа-плюс» Ксенией Стриж.

В 1998 году Макаревич вступил в гражданский брак с журналисткой Анной Рождественской, на тот момент она также работала пресс-аташе в коллективе «Машина времени». В 2000 году у пары родилась девочка Аня, но совместный ребёнок не спас и этих отношений. Вскоре после рождения дочери Андрей и Анна расстались.

Третий раз Макаревич официально вступил в брак с Натальей Голубь в 2003 году. Женщина была младше супруга на 15 лет, работала гримёром, фотохудожником, стилистом. Это супружество оказалось дольше всех предыдущих, пара прожила вместе около семи лет. В 2010 году Андрей и Наташа развелись.

У Андрея есть ещё внебрачная дочь Дана. Она родилась в 1975 году, а папа узнал о её существовании, когда девушке уже исполнилось 19 лет. Она постоянно проживает в США в городе Филадельфия, работает юристом, замужем за бизнесменом. С отцом отношения поддерживает, но в Россию приезжает редко.

С 2013 года Андрей проживает в гражданском браке с российской певицей Марией Кац (сценический псевдоним Юдифь). Она была первой российской исполнительницей, которая представляла свою страну на международном конкурсе «Евровидение» в 1994 году, исполнила песню «Вечный странник» и заняла девятое место.

Обо всех своих бывших женщинах Андрей говорит с уважением. Причина расставания была всегда одна и та же: прошла любовь, а если нет чувства, то зачем дальше жить и мучить друг друга, лучше вовремя остановиться и остаться хорошими друзьями.

Телевидение

На российском телевидении Андрей Макаревич непременно ассоциируется с кулинарной передачей «Смак», которая выходит на Первом канале уже почти четверть века. Первый эфир состоялся в ноябре 1993 года. В гости к музыканту каждую неделю субботним утром приходили звёзды отечественного шоу-бизнеса, спорта, политики, кино и театра, чтобы приготовить своё фирменное блюдо.

Это была авторская передача Андрея, даже название «Смак» расшифровывалось как «С Макаревичем» (или «Советы Макаревича»). Его первым гостем стал лучший друг, замечательный актёр Александр Абдулов, который готовил плов.

В марте 2005 года программу закрыли ввиду того, что она уже слишком долго шла на телевидении. Макаревич стал вести новую передачу «Три окна», в которую снова приходили знаменитые гости, но они делились не только кулинарными секретами, но и своими творческими достижениями. Также в передаче Андрей демонстрировал много фрагментов своих путешествий по миру.

Однако у «Трёх окон» оказался слишком низкий рейтинг, передачу закрыли, а «Смак» возродили, но уже с новым ведущим – шоуменом Иваном Ургантом. Первым гостем в обновлённой программе «Смак» стал её автор и вдохновитель Андрей Макаревич.

В 1998-1999 годах Макаревич вёл ещё одну свою авторскую передачу «Абажур», где беседовал со звёздами. Его первой гостей была Алла Пугачёва.

В 2001-2002 годах Андрей был ведущим музыкальной программы «Макарена».

С 2003 по 2006 годы знакомил зрителей с красотой подводного мира в своей следующей авторской передаче «Подводный мир с Андреем Макаревичем».

Увлечения

С 1970 года музыкант регулярно устраивает выставки своих графических работ, причём они проходят не только в России, но и за рубежом – в Италии, США, Латвии, Великобритании.

Среди его других увлечений – дайвинг, подводная фото- и видеосъёмка, кулинария, бильярд, археология. Как и в детстве, Андрей увлекается коллекционированием, только теперь он собирает не бабочек, а ударные и струнные инструменты.

Макаревич является членом попечительского совета в Благотворительном фонде защиты животных «БИМ». Вместе с российской певицей Еленой Камбуровой на станции московского метро «Менделеевская» открыл памятник убитой в метрополитене собаке. Неоднократно давал благотворительные концерты, вырученные средства от которых шли на помощь бездомным животным.

stories-of-success.ru

Алексей Макаревич - рок-музыкант, создатель группы «Лицей» :

Любителям советского рока хорошо известна фамилия Макаревич. Речь идет не только о бессменном участнике группы «Машина времени», но и о гитаристе группы «Воскресенье». Алексей Макаревич был тесно связан с женской поп-рок-группой «Лицей». Именно он создал для коллектива бессмертный хит «Осень».

К сожалению, музыкант умер в 2014 году, но его детище до сих пор существует. Кто теперь является продюсером группы «Лицей»?

Краткие биографические сведения

Родился Алексей Макаревич 13.11.1954 года в Москве. По рождению его фамилия была Меерович, но позже он взял девичью фамилию матери.

Алексей получил высшее образование в Московском архитектурном институте. Но вся его жизнь была связана с музыкой.

Семья

Мать Алексея Макаревича – Вера Григорьевна, биолог. Отец – Лазарь Натанович Меерович, инженер, сотрудник Опытного завода ВНИЭКИЭМП. Занимался электробытовыми машинами и приборами, был автором некоторых изобретений.

У его матери был родной брат, который приходится отцом известному артисту и продюсеру Андрею Макаревичу. То есть Алексей и Андрей – двоюродные братья.

Алексей Макаревич, биография и личная жизнь которого связана с российским шоу-бизнесом, был женат на однокласснице, Валерии Вернальдовне Капраловой. От предыдущих отношений с журналистом у женщины была дочь Анастасия. Алексей занимался ее воспитанием с восьми лет. Когда девушке исполнилось шестнадцать лет, она предпочла взять фамилию и отчество отчима.

В 1987 году у него родилась дочь Варвара. Сегодня она работает на телевидении, поет.

Творчество

Алексей Макаревич начал свой путь в музыке в семидесятых годах двадцатого века. Он организовал собственную группу, которая вначале называлась «Опасной зоной», а позднее стала «Кузнецким мостом».

Алексей Макаревич, фото которого можно встретить в архивах группы «Воскресенье», был ее участником в разные годы. Группа играла в стиле рок, который был чем-то средним между арт-роком и блюзом с элементами рок-н-рола, психоделии, кантри. Коллектив существовал с 1979 по 1994 год. Лидером выступал Алексей Романов. Основной состав состоял из нескольких человек, но в разное время участниками было около девяти музыкантов.

В 2002 году Макаревича пригласили в проект «Стань звездой», который выходил на канале РТР. Музыкант был судьей при отборе участников. Этот проект был одной из первых музыкальных программ, которая поддерживала молодых исполнителей. Результатом проекта стало создание группы «Другие правила».

«Лицей»: поп-рок в исполнении девушек

В 1991 году Макаревич посетил концерт, проходивший в детском театре эстрады. Там выступала его дочь Анастасия. Увидев ее выступление, он решил создать женскую поп-рок-группу. Для «Лицея» он стал не только создателем, но и автором песен. Также он занимался образами девушек и их сценическими костюмами. Другими словами, он был стилистом и художником по костюмам.

За годы ее существования в группу входили различные исполнители. Бессменным вокалистом остается Анастасия Макаревич. Первый состав включал в себя, помимо дочери продюсера, Елену Перову и Изольду Ишханишвили. Позже участниками группы были:

  • Света Беляева.
  • Аня Плетнева.
  • София Тайх.
  • Лена Иксанова.
  • Аня Щеголева.
  • Настя Березовская.

Дебютировало трио на «Утренней звезде» в 1991 году. Они исполнили один из хитов группы АВВА. Свою собственную песню девушки исполнили в 1992 году. Она называлась «Субботний вечер». Первые песни были заимствованы у репертуара группы «Воскресенье». Дебютный альбом вышел в 1993 году. Он назывался «Домашний арест». Второй альбом появился в 1994 году под названием «Подруга ночь».

Самым известным хитом группы стала песня «Осень». Слова с музыкой к ней были написаны Алексеем Макаревичем. Хит вошел в сборник «Открытый занавес», который появился в 1996 году.

Некоторые альбомы группы, вышедшие в девяностых годах прошлого века:

  • «Паровозик-облачко».
  • «Для тебя».
  • «Небо».
  • «Ты стала другой».

На 2017 год группа продолжает действовать. Ее продюсером в 2014 году стала Анастасия. Весной 2017 года она презентовала клип на обновленный вариант песни «Осень». Летом того же года состоялся концерт, посвященный 25-летию «Лицея».

Внезапная смерть

Биография Алексея Макаревича завершилась 28.08.2014 года. Он скоропостижно скончался у себя в доме. Обнаружила его Анастасия. Погребение состоялось в сентябре того же года. О причинах смерти родственники и близкие музыканта не распространяются. Он не дожил до своего шестидесятилетия несколько месяцев.

www.syl.ru


Смотрите также