Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Василий зайцев снайпер биография


Василий Григорьевич Зайцев: герой Сталинградской битвы, Советского Союза, снайпер, биография, подвиг, дуэль

Опытные военные говорят, что во время боя только 5% личного состава ведет огонь осознанно, прицельно и действительно результативно. Остальные дают результат лишь благодаря массовости.

Снайпер Василий Зайцев принадлежал к 5%, и за месяц с небольшим уничтожил более 200 противников. В их число входило 11 «коллег» снайперов, прошедших настоящую подготовку по специальности. Тем более обидным был для них факт, что их победителем оказался вчерашний флотский писарь.

Уральский охотник

И в происхождении героя ничего особенного нет. События детства Зайцева могли только предсказать, что из него получится хороший стрелок. А так – его довоенная биография коротка и проста.

Василий Зайцев появился на свет в 1915 году в селе Еленинка (сегодня – Челябинская область). Дед его был заядлым охотником. Он подарил внуку первое ружье (в 12 лет!) и стал его наставником (строгим) в стрелковом деле. Родители Василия были крестьянами. Но сам он наследовать крестьянское хозяйство не захотел. В школе Вася проучился только 7 лет, но затем поступил в техникум, выучился на арматурщика. Позже он закончил еще бухгалтерские курсы.

В армию Василия Григорьевича Зайцева призвали в 1937 году.

Но начало военной биографии не намекало на то, что из него получится легендарный снайпер. Служить Зайцев начал в максимально далекой от снайперского дела сфере – на флоте, да еще… писарем!

Писарь Вася

Дело было в бухгалтерской подготовке. Василий служил писарем в управлении артиллерией и одновременно учился в Военно-хозяйственной школе. После ее окончания он получил почетную, но «невоенную» должность начальника финансового отдела.

До сих пор военные финансисты гордятся тем, что прославленный герой Сталинградской битвы с полным основанием причислен и к их «цеху». А он, хоть и оставил «хлебную» должность ради сталинградского окопа, свою послевоенную жизнь связал с руководящей работой, и финансовый опыт не был ему лишним. Ценил стрелок и факт своей службы на море. Вспоминал он Тихоокеанский флот с теплотой, и всю войну носил под формой тельняшку, хоть это и было не по уставу.

Сталинградский пехотинец

Хотя в мирное время Василия Григорьевича Зайцева устраивала финансовая должность, во время войны ему показалось недопустимым находиться вдали от сражений. Просьбу об отправке на фронт приняли не сразу, но он проявил настойчивость – подал 5 (!) рапортов для отправки его добровольцем. Прошение было удовлетворено только в 1942 году. Необходимость обеспечить пополнения войскам под Сталинградом может считаться одной из основных причин такого решения командования.

Никакой особой снайперской подготовки Зайцев не проходил (хотя школы снайперов были и в Германии, и в СССР).

И в армию он попал обычным бойцом-пехотинцем. Преимуществом перед другими призывниками была лишь охотничья подготовка. Как писарь, он не много времени посвящал боевым тренировкам. Поэтому подвиг снайпера – результат не хорошей «накачки», а свойств личности и особого врожденного таланта.

Осенью 1942 года, во время обороны Сталинграда, Зайцев продемонстрировал отличные навыки прицельной стрельбы. Пользовался он при этом обычной «трехлинейкой» – винтовкой системы Мосина. Личные «рекорды» в Красной армии фиксировались придирчиво, но командование признало факт уничтожения им минимум трех вражеских солдат с расстояния в 800 м (это для неспециализированной винтовки много, даже по современным понятиям), а всего в первые же дни число убитых Зайцевым гитлеровцев достигло 32 человек.

Подвиг был оценен командованием. Бойцу вручили медаль, выплатили денежное вознаграждение и подарили настоящую снайперскую винтовку. Пехотинец стал снайпером. Без подготовки. Просто взял и стал.

Сталинградская охота

Сталинградская битва представляет собой пример особенно эффективных действий снайперских групп. Герои-соратники (снайперы) Зайцева исчислялись десятками, а фашистов за месяцы особо упорных боев под Сталинградом они уничтожили около 6 тыс. вражеских солдат.

Василий при этом не только лично занимался «охотой», но и руководил другими снайперами, показывал им примеры верной тактики боя.

Важно помнить, что Зайцев в снайперском деле был фактически самоучкой, но быстро стал знаменит. Искусство снайпера – не только умение метко попадать в цель с большого расстояния. Это может сделать любой тренированный стрелок с опытом. И задача у снайпера не та, что у обычного солдата. Тот должен выполнять приказ командования, и в ходе этого уничтожать любого врага, какого сможет. Снайпер же занимается особенно осторожными и охраняемыми целями – офицерами, корректировщиками, другими снайперами.

И едва ли не главное в его мастерстве – уметь выбрать правильную позицию и часами находиться на ней без движения, исключив обнаружение себя противником. Нужно уметь маскировать самого себя, свое оружие и свои намерения.

Зайцев разработал в этой сфере несколько новых приемов и усовершенствовал уже имеющееся. Некоторые его изобретения используются до сих пор.

Василий Зайцев считал необходимым частую смену снайпером позиции, но так, чтобы не ухудшать видимости на цель. По его методике, позиции следовало присматривать во время затишья, а не тогда, когда уже есть приказ действовать.

Зайцев строго относился к вопросу обнаружения цели. Он перепроверял объект несколько раз, чтобы исключить ошибку и не уничтожить случайно малоценного противника, оставив целой истинную цель. Он не стрелял наугад, чтобы встревожить врага. Если это требовалось ради выполнения задания, он поручал дело своему напарнику. Сам же Василий ответственно относился к каждому выстрелу. Зато он знал и успешно применял приемы, призванные заставить противника выстрелить неточно и обнаружить себя.

При этом для обнаружения врага Зайцев задействовал законы баллистики – изучал направление и угол попадания пули в ложную мишень (каску, рукавицу, предмет одежды). В плане тактики он полагал, что снайпер должен уметь не только уничтожать врага, но и защищать себя – от живого больше пользы.

Наставник молодых

Во время Великой Отечественной войны советский снайпер подготовил десятки молодых сменщиков лично – сперва непосредственно в окопах, потом в снайперской школе. Но его опыт не ушел вместе с ним, он используется в армии до сих пор.

Зайцев – автор двух учебников по снайперскому делу.

Они успешно применяются при обучении современных снайперов (и потому засекречены, случайный человек не может просмотреть их в интернете). Он написал также мемуары – ценный источник по истории Сталинграда и снайперского боя. «Записки снайпера» – популярная книга, производящая впечатление даже на далекую от военных реалий современную молодежь.

До старости сохранил верный глаз и твердую руку снайпер Василий Зайцев. Биография героя содержит такой эпизод. Ему было 65 лет, когда его пригласили в качестве почетного гостя в снайперскую школу на выпуск курсантов. Во время показательных стрельб ветерану (почти в шутку) предложили «показать класс» молодым. Зайцев взял у одного из них винтовку и выбил 30 очков тремя выстрелами. В результате награду за отличную стрельбу получил не лучший из выпускников, а почетный гость.

Самый известный эпизод сталинградской биографии Зайцева – дуэль с немецким асом, снайпером-мастером. Ее даже использовали как основу для киносценариев. Снайперский огонь под Сталинградом беспокоил гитлеровцев. Знали они и о снайпере Василии Зайцеве, как особо грозном противнике. Поэтому и принято считать, что «специалист из Берлина» прибыл специально для «охоты на Зайца» – показательного уничтожения лучшего противника и деморализации остальных.

Источники сходятся во мнении, что это был знаменитый профессионал. Но они расходятся в ответе на вопрос, как его звали. Вроде бы при себе у него были документы на имя Эрвина Кёнига. Но в них имелись признаки подделки. Поэтому британский исследователь Алан Кларк полагает, что противником Зайцева был полковник Хайнц Торвальд, руководитель элитной снайперской школы. Как бы его ни звали, это был сильный противник. Но он явно не охотился раньше на зайцев и не знал, что у опытных охотников это считается опасным занятием.

Во всех подробностях понять красоту схватки Зайцева с немецким асом может только специалист.

Если же рассказывать коротко, берлинский гость бросил противнику вызов, убив в один день двух советских снайперов. Он прекрасно маскировался и отличался завидным терпением.

Зайцев применил против него весь свой арсенал – анализ действий противника, смену позиций, ложную атаку напарника, изучение попадания в ложную мишень. В результате ему на короткий момент удалось увидеть часть головы врага, и для единственного выстрела этого хватило.

Слава к нему пришла сразу, но не спасла героя от превратностей судьбы. Вскоре после поединка с берлинцем Зайцев получил тяжелое ранение и временно лишился зрения. Московская Филатовская клиника решила проблему путем операций и долгого лечения. Пришлось менять профиль, но службу он продолжил – руководил снайперской школой, командовал минометным расчетом. Он освобождал Донбасс, участвовал в форсировании Днепра, а войну закончил в Киеве – правда, на госпитальной койке, после очередного ранения.

Снайперский иконостас

Зайцев Василий Григорьевич – Герой Советского Союза, обладатель двух орденов Красного знамени и ордена Отечественной войны, медалей «За отвагу» и «За оборону Сталинграда». До своей смерти он являлся почетным гражданином Волгограда.

Он изображен на панораме «Сталинградская битва», а в родном селе ему поставлен памятник.

На основе биографии легендарного снайпера снято 2 художественных фильма (в том числе иностранный «Враг у ворот»). Его деятельность отражена в экспозиции музея обороны Сталинграда.

Вопрос, сколько фашистов уничтожил боец, открыт до сих пор. Официально ему засчитаны 225 бойца противника за срок от 10 ноября до 17 декабря 1942 года. Слухи приписывают герою вдвое больший результат, и он наверняка больше даже этих предположений. Но тогда шла война, и это не рекорд был в снайперском деле – были советские снайперы, совершившие больше удачных выстрелов. Но Зайцев отличался высочайшей «скорострельностью» – добился своего результата за короткое время.

Снайперская винтовка Василия Зайцева прославилась не менее обладателя.

Она не представляла собой ничего особенного – обычный армейский образец. Сейчас винтовка Василия Зайцева – в музее Сталинградской битвы. Но с именем снайпера связано еще несколько видов оружия:

  • винтовка Мосина – с нее он начинал;
  • «снайперки» Драгунова – он помогал их тестировать;
  • выдуманные супервинтовки из нескольких современных компьютерных игр.

Правда, «диванные» герои компьютерных баталий не усвоили одного – снайперской винтовке нужен снайпер, желательно сильный мужчина с устоявшейся психикой, а не «ребеночек»-переросток.

Послевоенные годы прошли для героя успешно. Он остался в Киеве – национальность была не важна в его время. Василий окончил институт легкой промышленности, руководил швейной фабрикой, был на административной работе.

В Киеве он женился, завел семью.

Но вот с независимой Украиной отношения у него не сложились. Снайпер умер 15 декабря 1991 года – через 2 недели после референдума по независимости. Его похоронили в Киеве вопреки воле. И только в 2006 году прах был перенесен в Волгоград (согласно желанию самого Зайцева). И то дело – смог бы он спокойно лежать в непосредственной близости от улицы имени украинской националистки Олены Телиги (есть такая недалеко от мемориального Лукьяновского кладбища)?

Теперь снайпер отдыхает на Мамаевом кургане. А слова Василия Григорьевича Зайцева «За Волгой земли нет!» считаются наиболее точным отражением сущности сталинградской эпопеи.

Видео

warbook.club

Василий Зайцев — легендарный снайпер, герой Советского Союза

Герой Советского Союза Василий Григорьевич Зайцев стал легендой при жизни. С детства приученный к тайге, к охоте, к оружию, в Сталинграде старшина 1-й статьи Зайцев за полтора месяца боев уничтожил 225 солдат и офицеров противника. Десять из них, такие же снайперы, охотились за ним и его напарниками. Одиннадцатый, специально по душу Зайцева прибывший из самой Германии, навсегда успокоился там же, в Сталинграде. Русский охотник всегда выходил победителем из смертельных поединков…

«Для нас, бойцов и командиров 62-й армии, за Волгой земли нет. Мы стояли, и будем стоять насмерть!» В. зайцев

Краткая биография

Родился Василий Григорьевич Зайцев двадцать третьего марта 1915 года в деревне Еленкина Оренбургской губернии (Челябинской области), в обычной крестьянской семье. С раннего детства был научен стрельбе из охотничьего ружья своим дедом Андреем Алексеевичем, а в 12 лет получил ружье в подарок. Василий вспоминал: «В моей памяти детство обозначено словами деда Андрея, который взял меня с собой на охоту, там вручил мне лук с самодельными стрелами и сказал:

“Стрелять надо метко, каждому зверю в глаз. Теперь ты уже не ребенок… Расходуй патроны экономно, учись стрелять без промаха. Это умение может пригодиться не только на охоте за четырехногими…”

Он будто знал или предугадывал, что мне доведется выполнять этот наказ в огне самого жестокого сражения за честь нашей Родины – в Сталинграде… Я принял от деда грамоту таежной мудрости, любовь к природе и житейский опыт».

Неполное среднее образование Василия уместилось в семь классов, после чего парень поступил в строительный техникум в Магнитогорске, который окончил в 1930 г. В 1937 году, поступил на службу в Тихоокеанский флот в качестве писаря артиллерийского отделения.

Годы войны

Великая Отечественная война застала его на посту начальника финансовой части в бухте Преображение.Летом 1942 года после нескольких рапортов с просьбой отправить на фронт, Василий Зайцев попал в 284-ю стрелковую дивизию. А в сентябре 1942 г. принимал участие в битве за Сталинград.

С самого начала Василий Григорьевич показал себя умелым и неординарным снайпером, с расстояния в 800 метров мог уничтожить из обычной солдатской винтовки сразу троих противников

За смелость и выдающиеся снайперские способности был награжден медалью «За отвагу» и снайперской винтовкой. Слава о выдающемся снайпере разнеслась по всем фронтам. Снайперская винтовка, врученная стрелку в тот день, ныне выставлена в Волгоградском государственном музее-панораме «Сталинградская битва» в качестве экспоната. В 1945 г. винтовку сделали именной. После Победы к прикладу была прикреплена гравировка: «Герою Советского Союза, гвардии капитану Зайцеву Василию. Похоронил в Сталинграде более 300 фашистов».

Послевоенные годы

Василий Григорьевич Зайцев, послевоенные годы

С военной карьерой Василий Зайцев закончил в послевоенные годы, учился во Всесоюзном институте текстильной и легкой промышленности, работал в Киеве директором швейной фабрики «Украина», руководил техникумом легкой промышленности. Со своей супругой Зинаидой Сергеевной герой войны познакомился, занимая должность директора авторемонтного завода, а она работала секретарем партбюро машиностроительного завода.

Решением Волгоградского городского совета народных депутатов от 7 мая 1980 г. за особые заслуги, проявленные при обороне города и в разгроме немецко-фашистских войск в Сталинградской битве, В. Г. Зайцев был удостоен звания «Почетный гражданин города-героя Волгограда». Герой изображен в панораме Сталинградской битвы.

Зайцев сохранил меткость до старости. Однажды он был приглашен для оценки подготовки молодых снайперов. После стрельб его попросили продемонстрировать мастерство юным бойцам.

65-летний воин, взяв у одного из молодых бойцов винтовку, три раза выбил «десятку»

В тот раз кубок вручили не отличникам стрельб, а ему, выдающемуся мастеру стрелкового дела.

Василий Зайцев скончался 15 декабря 1991 г. Был похоронен в Киеве на Лукьяновском кладбище. В последствии было исполнено завещание воина-героя – похоронить его в политой кровью земле Сталинграда, которую он столь героически защищал. И 31 января 2006 г. последняя воля легендарного снайпера была исполнена, его прах был торжественно перезахоронен на Мамаевом кургане в Волгограде.

Василий Зайцев — герой Сталинградской битвы

Из воспоминаний Василия: «Ночью мы переправились через Волгу — в Сталинград. Город горел… У развалин домов я увидел трупы женщин и детей. В эту ночь на фронт я прибыл впервые. И сразу увидел ужасную картину преступлений гитлеровских бандитов… Я — человек простой, мягкого характера. Родился на Урале, работал бухгалтером. В жизни я не испытывал такой злобы, какая у меня воспламенилась в эту ночь. И я решил беспощадно мстить врагу».

Уже в первых схватках с врагом Зайцев показал себя незаурядным стрелком. Однажды Зайцев с расстояния в 800 метров из окна, стреляя из обычной трёхлинейной винтовки, уничтожил трёх солдат противника. В награду Зайцев получил денежную премию, снайперскую винтовку с оптическим прицелом и медаль «За отвагу». К тому времени из простой «трёхлинейки» Зайцев убил 32 солдата противника. Вскоре о нём заговорили в полку, дивизии, армии. В Зайцеве сочетались все качества, присущие снайперу, — острота зрения, чуткий слух, выдержка, хладнокровие, выносливость, военная хитрость. Он умел выбирать лучшие позиции, маскировать их; обычно скрывался от вражеских солдат там, где они не могли и предполагать советского снайпера. Прославленный снайпер бил врага беспощадно.

Только в период с 10 ноября по 17 декабря 1942 года в боях за Сталинград Зайцев уничтожил 225 солдат и офицеров противника, в том числе 11 снайперов

Всего же группа Зайцева за четыре месяца боев уничтожила 1126 военнослужащих противника. Соратниками Зайцева по оружию были Николай Ильин, имевший на своем счету 496 немцев, Петр Гончаров – 380, Виктор Медведев – 342. Следует отметить, что главная заслуга Зайцева – не в его личном боевом счете, а в том, что он стал ключевой фигурой в развертывании снайперского движения среди руин Сталинграда. Особенно прославил Зайцева снайперский поединок с немецким «суперснайпером», которого сам Зайцев в своих воспоминаниях называет майором Кёнигом (Гейнц Торвальд).

Легендарная схватка с немецким «сверхснайпером»

Гейнц Торвальд

Чтобы сбить активность русских снайперов и поднять таким образом боевой дух своих солдат, немецкое командование принимает решение отправить в город на Волге руководителя берлинской снайперской полковника СС Гейнца Торвальда для уничтожения «главного русского зайца». Переброшенный на фронт самолетом Торвальд, сразу бросил вызов Зайцеву, подстрелив единственными выстрелами двоих советских снайперов. Теперь уже обеспокоилось и советское командование, узнав о прибытии немецкого аса. Командир 284-й стрелковой дивизии полковник Батюк приказал своим снайперам любой ценой ликвидировать Гейнца.

Задача была поставлена нелегкая. Нужно было в первую очередь найти немца, изучить его поведение, привычки, почерк. И это все для одного единственного выстрела. Благодаря огромному опыту, Зайцев отлично изучил почерк вражеских снайперов. По маскировке и ведению огня каждого из них он мог определить их характер, опытность, храбрость. Но полковник Торвальд поставил его в тупик. Никак не удавалось даже понять, на каком участке фронта тот действует. Скорее всего, он довольно часто меняет позиции, действует с огромной осторожностью, сам выслеживая противника.

Однажды на рассвете вместе со своим напарником Николаем Кузнецовым Зайцев занял скрытную позицию на участке, где накануне были ранены их товарищи. Но целый день наблюдения никаких результатов не принес. Но вдруг над вражеским окопом появилась каска и стала медленно передвигаться вдоль траншеи. Но ее раскачивание было каким-то неестественным. «Приманка», понял Василий. Но за целый день не было замечено ни одного движения. Значит, немец весь день пролежал на скрытой позиции, ничем не выдав себя. По этой способности к терпению Зайцев понял, что перед ним сам руководитель школы снайперов. На второй день фашист опять ничем не выдал себя. Тогда мы стали понимать, что перед нами тот самый гость из Берлина. Третье утро на позиции началось, как обычно. Рядом разгорался бой. Но советские снайперы не шевелились и только наблюдали за позициями противника. Но тут не выдержал отправившийся с ними в засаду политрук Данилов. Решив, что заметил противника, тот совсем немного и всего лишь на секунду высунулся из окопа. Этого хватило, чтобы его успел заметить, взять на мушку и подстрелить вражеский стрелок. К счастью политрука его только ранило. Было понятно, что так выстрелить мог только мастер своего дела. Это убедило Зайцева и Кузнецова, что стрелял именно гость из Берлина, и находится, судя по быстроте выстрела, прямо перед ними. Но где именно? Справа находится дзот, но амбразура в нем закрыта. Слева стоит подбитый танк, но опытный стрелок туда не полезет. Между ними на ровной местности валяется кусок металла, заваленный кучей кирпичей. Причем, давно уже лежит, глаз привык к нему, не сразу и внимание обратишь. Может немец под листом? Зайцев надел рукавицу на палку и приподнял ее над бруствером. Выстрел и точное попадание. Василий опустил приманку в таком же положении, как и приподнимал. Пуля вошла ровно, без сноса. Точно немец под железным листом. Следующая задача – заставить его открыться. Но сегодня это делать бесполезно. Ничего, вражеский снайпер с удачной позиции уже не уйдет. Не в его характере это. Русским же нужно обязательно сменить позицию.

Следующей ночью заняли новую позицию и стали ждать рассвета. Утром разгорелся новый бой пехотных частей. Куликов выстрелил наугад, засветив свое укрытие и заинтересовав вражеского стрелка. Затем всю первую половину дня они отдыхали, ожидая, когда солнце развернется, оставив их укрытие в тени, а вражеское осветив прямыми лучами Вдруг перед самым листом что-то заблестело. Оптический прицел. Куликов медленно стал приподнимать каску. Щелкнул выстрел. Куликов вскрикнул, приподнялся и тут же упал, не двигаясь. Немец совершил роковую ошибку, не просчитав второго снайпера. Он немного высунулся из-под укрытия прямо под пулю Василия Зайцева. Так закончилась эта снайперская дуэль, ставшая знаменитой на фронте и вошедшая в список классических приемов снайперов всего мира.

Тактика Зайцева

Хороший снайпер – живой снайпер. Подвиг снайпера заключается в том, что он делает свою работу снова и снова. Для успеха в этом нелёгком деле нужно совершать подвиг каждый день и каждую минуту: бить врага и оставаться в живых!

Василий Зайцев твёрдо знал, что шаблон это путь к смерти. Поэтому он постоянно придумывал новые модели охоты

Василий Зайцев создал школу снайперов. И в условиях войны обучил своему мастерству 28 стрелков. Он придумал приём снайперской охоты «шестёрками» — когда одну и ту же зону боя перекрывают огнём три пары снайперов (стрелки и наблюдатели). Этот приём используют и в современных войнах. И не надо забывать, что среди его побед — 11 дуэлей с опытнейшими снайперами противника.

Сталинградская битва отличается от других тем, что она переросла в многомесячное уличное сражение, где приёмы обычной войны оказались неэффективны. В результате основной ударной силой в этих боях стали небольшие штурмовые группы и снайперы.

Фото. Василий Зайцев

    • Художественный фильм «Враг у ворот» (2001 г, СЩА – Германия – Великобритания)
    • Художественный фильм «Ангелы смерти» (2002 г, Россия)
    • Документальный фильм «Легендарный снайпер» (2013 г, Россия)

Книга Василия Зайцева «За Волгой земли для нас не было. Записки снайпера»

В своих записках он рассказывает о школе боевого мастерства и раскрывает перед читателями «секреты» снайперского искусства. Скачать книгу Василия Зайцева «За Волгой земли для нас не было. Записки снайпера»

pomnisvoih.ru

Снайпер Василий Зайцев

Василий Зайцев, легендарный снайпер, герой Советского Союза о котором снято несколько фильмов, родился двадцать третьего марта 1915 года в деревне Еленкина Оренбургской губернии (Челябинской области), в обычной крестьянской семье. С раннего детства был научен стрельбе из охотничьего ружья своим дедом Андреем Алексеевичем, а в 12 лет получил ружье в подарок.

Неполное среднее образование Василия уместилось в семь классов, после чего парень поступил в строительный техникум в Магнитогорске, который окончил в 1930 г. В 1937 году, поступил на службу в Тихоокеанский флот в качестве писаря артиллерийского отделения. Великая Отечественная война застала его на посту начальника финансовой части в бухте Преображение.

Летом 1942 года после нескольких рапортов с просьбой отправить на фронт, Василий Зайцев попал в 284-ю стрелковую дивизию. А в сентябре 1942 г. принимал участие в битве за Сталинград.

С самого начала Василий Григорьевич показал себя умелым и неординарным снайпером, с расстояния в 800 метров мог уничтожить из обычной солдатской винтовки сразу троих противников. За смелость и выдающиеся снайперские способности был награжден медалью «За отвагу» и снайперской винтовкой. Слава о выдающемся снайпере разнеслась по всем фронтам.

Василий Зайцев сочетал в себе множество ценных для бойца и стрелка качеств: чуткий слух, острое зрение, выносливость, хладнокровие и военную хитрость. Безошибочно выбирая лучшие позиции, умел отлично их маскировать и оставаться невидимым для немцев. На его счету только в битве за Сталинград находится 225 уничтоженных гитлеровцев, среди которых находилось одиннадцать снайперов.

А о победоносной схватке с опытным немецким сверхснайпером Гейнцом Торвальдом, присланным специально для уничтожения Василия Зайцева известно всему миру. Так как в свою очередь, и Зайцеву было дано задание ликвидировать Торвальда, что было выполнено с успехом.

В январе 1943 г. отважный снайпер был серьезно ранен взрывом мины во время срыва группой Зайцева гитлеровской атаки на полк наших войск под Сталинградом. Он ослеп и только после неоднократных операций у профессора Филатова смог восстановить зрение. В конце февраля 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В дальнейшем, Василий Зайцев руководил школой снайперов, возглавлял минометный взвод и делее командовал ротой. Довелось принять участие в таких громких сражениях, как битва за Днепр и освобождение Донбасса. Победа застала бойца в киевском госпитале, в котором проходил лечение после очередного ранения. Василий Зайцев стал автором сразу двух учебных пособий для снайперов и одного авторского приема, до сих пор применяемого в снайперской охоте – охота «шестерками», когда сразу три пары снайперов (наблюдатели и стрелки) перекрывают одну и ту же зону боя.

Когда закончилась Великая Отечественная война, Василий Зайцев стал жить в Киеве и работать комендантом городского района. Параллельно поступил на заочное отделение Всесоюзного института текстильной и легкой промышленности, затем возглавлял швейную фабрику «Украина» и руководил техникумом легкой промышленности. Приглашали Зайцева и для участия в испытаниях снайперской винтовки Драгунова.

Герой СССР Василий Григорьевич Зайцев умер пятнадцатого декабря 1991 года, похоронен на Лукьяновском кладбище (г. Киев), несмотря на последнее желание найти последний приют в земле Волгограда. Его воля была исполнена только 31 января 2006 г, когда прах легендарного стрелка перезахоронили на Мамаевом Кургане (г. Волгоград).

О великом снайпере, герое Советского Союза Василии Зайцеве было снято два художественных фильма: «Враг у ворот» (2001 г, СЩА – Германия – Великобритания) и «Ангелы смерти» (2002 г, Россия). Также о его биографии был снят документальный фильм «Легендарный снайпер» (2013 г, Россия).

Биографии и подвиги Героев Советского Союза и кавалеров Советских орденов:

ordenrf.ru

Василий Зайцев: неизвестная история легендарного снайпера

Кем был в реальности знаменитый русский снайпер, послуживший прототипом главного героя фильма «Враг у ворот».

Максим Кузнецов

1 октября 2018

Атака голых горящих людей

Помнишь шокирующее начало фильма «Враг у ворот»? Одна винтовка на двоих, чекистский заградотряд и атака в полный рост на немецкие пулеметы — кровавая бойня, так возмутившая российского зрителя, претендующего на знание истории. И действительно, война для Василия Зайцева началась совсем не так, как показали в Голливуде. На самом деле все было гораздо страшнее.

284-я стрелковая дивизия, куда вместе с тремя тысячами моряков-добровольцев был зачислен главстаршина Тихоокеанского флота Василий Зайцев, переправилась через Волгу ночью, очень успешно, немцы ее даже не заметили (в фильме дивизию на переправе расстреляли штурмовики Ju 87 «Штука»). Но на правом берегу их словно не ждали. Связных от командования не было, боевую задачу дивизии никто не поставил, и ее офицеры боялись бесцельно вести бойцов в незнакомый лабиринт пылающих развалин. Так что тысячи красноармейцев бездействовали на открытом пространстве у причалов.

«Лежим один к одному. Прошел час, второй. Ночь на исходе. Ясно: скоро мы должны вступить в бой. Но где противник, где его передний край?Никто тогда не догадался проявить инициативу — разведать. Раннее утро. Яснее стали вырисовываться дальние предметы. Слева от нас хорошо видны бензобаки. Что за ними, кто там? Выше баков — железнодорожное полотно, стоят пустые вагоны. Кто за ними притаился?» — вспоминает Зайцев в «Записках снайпера».

Битва за Сталинград, 1942 г.

Это не могло закончиться хорошо. Едва рассвело, их заметили немецкие наблюдатели, и началась настолько бессмысленная бойня, что голливудские сценаристы, знакомые с мемуарами Зайцева, даже не рискнули ее показать. Зайцев описывает: «На берег Волги, в самое наше скопление, полетели мины. В воздухе показались самолеты противника, стали бросать осколочные бомбы. Матросы заметались по берегу, не зная, что делать».

Так прошло несколько часов. Мины и бомбы падали, матросы метались, приказа не было. В конце концов не выдержали младшие командиры. Лейтенанты и капитаны подняли свои поредевшие подразделения и без приказа повели их в атаку на то, что перед собой видели, — на бензобаки.

Но эта позиция оказалась не из лучших. Когда немцы перенесли на нее огонь, там начался ад: «Над базой взметнулось пламя, начали рваться бензобаки, загорелась земля. Над цепями атакующих моряков с оглушительным ревом метались гигантские языки пламени. Охваченные огнем солдаты и матросы на ходу срывали с себя горящую одежду, но не бросали оружия. Атака голых горящих людей... Что подумали о нас в этот момент фашисты — не знаю».

Ты видел эту атаку в недавнем фильме Бондарчука. Как и многое в том кино, что кажется бредом сценариста, было на самом деле. Так 22 сентября 1942 года для Василия Зайцева началась его сталинградская эпопея. Впереди был месяц самых жестоких уличных боев в военной истории — последнее наступление немцев к Волге.

Дивизия Зайцева держалась на метизном заводе и Мамаевом кургане. С кургана их немцы выбили, но завод они отстояли. 16 октября Зайцев первым в дивизии получил медаль «За отвагу», к этому времени он уже был несколько раз ранен и дважды по ошибке похоронен в братской могиле.

К ноябрю немецкое наступление выдохлось, начались советские контратаки. «Удачно применяют воины новую тактику ближнего боя — мелкими штурмовыми группами… Противник тоже преподнес свою тактическую новинку: создавал большую плотность огня с помощью «кочующих» ручных пулеметов. В нужный момент легкие пулеметы выбрасывались на бруствер и сосредоточенным огнем неожиданно захлестывали подступы к своим траншеям. Для наших штурмовых групп они были опаснее любого дота или дзота, потому что внезапно появлялись и так же быстро исчезали».

Это тактическое противостояние изменило судьбу воина Зайцева. Бороться с «кочующими пулеметами» советские командиры решили с помощью снайперов, и ему, бойцу пулеметной роты, зарекомендовавшему себя метким стрелком, предложили поменять военную специальность и создать снайперскую группу.

Родник на Мамаевом кургане

В первую снайперскую дуэль группа Зайцева вступила на южном плече высоты 102, знаменитом Мамаевом кургане, по склону которого тогда проходила линия фронта. Немцы, удерживавшие вершину, сильно страдали там без питьевой воды — до Волги-то они дойти никак не могли. Спасались небольшим родником почти на нейтралке. Главный (прозвище Зайцева, сокращение от главстаршина) привел туда с десяток своих снайперов и в один из дней устроил вермахту маленький геноцид, расстреляв несколько десятков солдат и офицеров.

Снайпер 203-й стрелковой дивизии (3-й Украинский фронт) старший сержант Иван Петрович Меркулов на огневой позиции. В марте 1944 года Иван Меркулов был удостоен высшей награды — звания Героя Советского Союза. За годы войны снайпер уничтожил более 144 солдат и офицеров противника

Даже животные не охотятся друг на друга на водопое, но ожесточение сталинградских боев было таким, что люди становились хуже животных. Солдаты обеих армий стреляли в санитаров, добивали раненых, убивали и мучили пленных. Как-то Зайцев с автоматчиками прокрались в траншею противника, зашли в блиндаж и расстреляли в упор спавших после боя немецких солдат. В мемуарах Зайцев признается, что после этого ему долго было как-то не по себе, уж слишком эта акция напоминала подлое убийство.

На следующий день группа Зайцева заметила в районе родника новый ход сообщения, который копали немцы, причем проложен он был неудачно: с советских позиций было удобно забросать работающих солдат гранатами. Вызвался снайпер Александр Грязнов. Когда он приблизился к удобному для броска месту и стал доставать гранаты, раздался выстрел. Это было ловушка: немецкий снайпер придумал, как выманить советского на расстрельную позицию.

Зайцев провел три дня у стереотрубы, ища противника. Немец был перед ним, то и дело он стрелял по красноармейцам, часто удачно, но бликов и вспышек не было. Вражеского снайпера подвел боец роты обеспечения, который принес ему на передний край горячую пищу. Когда Зайцев заметил немца с дымившимся котелком у разбитой зенитки, вокруг которой валялись десятки отстрелянных гильз, поиск вражеской позиции сузился до нескольких квадратных метров. Вскоре обнаружилось, что у одной из гильз нет дна. Оказалось, что немец смотрит в прицел через нее, поэтому оптика не бликует на солнце. Остальное было делом техники: напарник поднял над бруствером каску, немец выстрелил и Зайцев его убил попаданием через гильзу.

Так в Сталинграде началось противостояние, переписавшее все снайперские учебники и уставы. В постоянных боях тактика эволюционировала в ускоренном режиме, каждый день требовал свежих решений, шаблонность мышления наказывалась пулей в голову.

Немецкие снайперы придумали работать в тандеме с артиллерией и пулеметами. Они скрывали свои выстрелы в их грохоте, и красноармейцы долго не могли понять, что их убивает снайпер, а не случайные пули и осколки. А вступив в снайперскую дуэль, немец трассирующим (тогда говорили — запальным) выстрелом направлял артиллерийский огонь на позицию советского оппонента (правда, этим же выстрелом он выдавал собственное лежбище). Зайцев в ответ придумал «снайперский залп»: его группа занимала все доминирующие над местностью позиции, провоцировала немцев на открытие огня, а потом разом отстреливала сразу всех: и снайпера, и артиллеристов, и пулеметчиков.

Тогда немцы изменили свои основополагающие тактические привычки. С Первой мировой их снайперы предпочитали работать из своих окопов (советские обычно прятались на нейтральной полосе), но в Сталинграде они вдруг вынесли свои позиции за передний край и стали маскировать их множеством ложных лежбищ и манекенов, чем надолго сбили с толку советских снайперов и убили многих из них. А советские снайперы в это время придумали манок из консервных банок: ночью они развешивали их перед немецкими окопами и протягивали веревку к себе в траншею. Утром напарник за нее дергал, банки дребезжали, немецкий солдат выглядывал посмотреть, что там на нейтралке творится, и получал пулю в лоб.

Снайперы подразделения старшего лейтенанта Ф.Д. Лунина ведут залповый огонь по самолетам противника

Все эти эволюции происходили не за месяцы, а за одну-две ноябрьские недели. К концу Сталинградской битвы противостояние с советскими снайперами настолько развило снайперское искусство в вермахте, что, когда в 1944 году союзники высадились в Нормандии, американцы, славившиеся своей меткостью, и англичане, достойно сражавшиеся с немецкими снайперами в Первой мировой, описывали происходящее двумя словами: снайперский террор. Однако немцы и близко не подошли к советскому уровню снайперского дела. Личные счета советских снайперов превосходят счета немецких настолько же, насколько немецкие танковые асы превосходили советских. Лучший немецкий снайпер Матиас Хетценауер (345 подтвержденных убийств) не вошел бы в первую советскую десятку.

Легендарный поединок

Главная снайперская история из Сталинграда — это, конечно, поединок Зайцева и немецкого снайперского аса, прибывшего из Берлина, чтобы его убить.

Вот как он описывает кульминацию этого противостояния в своих «Записках снайпера»: «Куликов осторожно, как это может сделать только самый опытный снайпер, стал приподнимать каску. Фашист выстрелил. Куликов на мгновение приподнялся, громко вскрикнул и упал. Наконец-то советский снайпер, «главный заяц», за которым он охотился четыре дня, убит! — подумал, наверное, немец и высунул из-под листа полголовы. Я ударил. Голова фашиста осела, а оптический прицел его винтовки все так же блестел на солнце».

В мемуарах Зайцев называет фамилию и звание немца — майор Конингс. В других вариантах этой истории майора называют Кёнигом, Кёнингсом, а также Хайнсом (иногда Эрвином) Торвальдом. Обычно он служит начальником школы снайперов в Берлине, реже в Цоссене, а иногда оказывается олимпийским чемпионом по пулевой стрельбе. Все это очень странно, потому что Зайцев в своей книге утверждает, что забрал у убитого майора документы.

В СССР (да и в современной России) ставить под сомнение рассказы героев считалось недопустимым святотатством, поэтому первые возражения прозвучали на Западе. Британский историк Франк Эллис в книге «Сталинградский котел» сообщил, что нет никаких документальных подтверждений существования в вермахте майора-снайпера Конингса, равно как и Кёнига, Кёнингса и т.д. Более того, не было даже берлинской школы снайперов, которую тот якобы возглавлял. И совсем уж легко проверить, что не было олимпийских чемпионов с такой фамилией. Эллис пошел дальше и нашел нестыковку в описании снайперского поединка: если солнце светило немецкому снайперу в лицо вечером, то он должен был быть обращен лицом к западу, где находились немецкие, а не советские позиции.

Российский историк Алексей Исаев предположил, что Зайцев на самом деле убил немецкого снайпера, оказавшегося в чине майора. Это вполне возможно, поскольку в вермахте существовала практика свободной охоты: майор мог быть связистом, артиллеристом или вообще тыловиком, а свободное от службы время проводил на переднем крае со снайперской винтовкой, охотясь на красноармейцев, как на оленей в своей Баварии, ради досуга. Когда в советском штабе узнали о звании убитого Зайцевым немца, случай решили использовать для пропаганды. По закону жанра историю приукрасили, сделав поединок максимально эпичным.

Получается, что герой врал в своей книге? Нет, потому что он вряд ли ее писал. Для этого существовали специальные товарищи, политически грамотные и литературно одаренные. А сам Василий Зайцев в телеинтервью у родника на Мамаевом кургане рассказал эту историю совершенно иначе. По его словам, он ничего не слышал об этом майоре, пока не забрал с трупа документы. И только потом в штабе ему сообщили, что это, оказывается, начальник берлинской снайперской школы, который прилетел для изучения опыта сталинградских снайперских дуэлей (вариант — для убийства «главного зайца» — придумали, видимо, уже после войны, сделав историю еще лучше).

Проблема с пропагандой в том, что байки раскручиваются государственными СМИ настолько, что затмевают в общественном сознании реальную историю, как 28 мифических героев затмили тысячи настоящих героев панфиловской дивизии. И это неуважение к их памяти.

Впрочем, в этой истории не все еще ясно. Жена снайпера уже после его смерти в телеинтервью рассказала о поездке Зайцева в ГДР. Немцы сами его пригласили, захотели поговорить с ним о прошедшей войне. Визит закончился скандалом: из зала поднялась женщина и обвинила Зайцева в убийстве то ли ее мужа, то ли отца (жена Зайцева не запомнила точно), оскорбляла, выкрикивала угрозы. Советская охрана ветерана вывела, посадила в самолет и отправила в Союз. Самое интересное, что немка назвала имя, звание и воинскую специальность погибшего: майор Конингс, снайпер-ас. То есть легендарный поединок все же не выдумка?

Снайперские рекорды и исторические выстрелы

Дальность выстрела

В ноябре 2009 года британский снайпер Крэйг Харрисон в Афганистане из винтовки L115A3 Long Range Rifle с расстояния 2475 метров двумя выстрелами убил двух талибов-пулеметчиков, а третьим уничтожил сам пулемет. Пули, выпущенные Харрисоном, летели до цели примерно 6 секунд, при этом их скорость упала с 936 м/с до 251,8 м/с, а вертикальное отклонение составило около 120 метров (то есть, если бы снайпер находился на одной высоте с целями, ему пришлось бы целиться на 120 метров выше).

Количество убитых

Финский снайпер Симо Хяюхя по прозвищу Белая Смерть во время Зимней войны за 110 дней убил 542 красноармейцев (по подтвержденным данным) или более 700 (по неподтвержденным). 21 декабря 1939 года он убил 25 советских солдат (предположительно этот рекорд был побит в Корее австралийцем Йеном Робертсоном, убившим 30 китайских солдат за одно утро, но официального подсчета он не вел, и его рекорд считается неподтвержденным).

Герой Советского Союза, снайпер 25-й Чапаевской дивизии Людмила Михайловна Павличенко (1916—1974). Уничтожила свыше 300 фашистских солдат и офицеров

Красивый выстрел

Американский снайпер-морпех Карлос Хэскок по прозвищу Белое Перо во Вьетнаме победил в дуэли с вьетконговским снайпером, попав точно в оптический прицел винтовки противника с дистанции около 300 метров. Стивен Спилберг подтвердил, что сцена дуэли снайперов в фильме «Спасти рядового Райана» основана на этом эпизоде из биографии Карлоса Хэскока.

Антиснайпер

Лейтенант Василий Голосов к концу июня 1943 года убил 70 немецких снайперов (всего на его счету 422 гитлеровца).

ФОТО: GETTY IMAGES

www.maximonline.ru

Русский снайпер Василий Зайцев из села Еленинка.

Родился Василий Зайцев в посёлке Еленинском станицы Великопетровской Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии, ныне с. Еленинка Карталинского района Челябинской обл. Участник Великой Отечественной войны, снайпер, Герой Советского Союза (22 февраля 1943 г.).

«Ангелы смерти»

Про снайпера Зайцева немцы узнали из советских газет. В боях за Сталинград уничтожил 242 гитлеровца. Слова Зайцева «За Волгой для нас земли нет!» стали клятвой защитников Сталинграда.

Василий Зайцев, снайпер, с. Еленинка.

Снайперов для танковых, моторизованных и кавалерийских дивизий войск СС, а также вермахта готовили в элитной школе в предместье Берлина Цоссен. По свидетельству американского историка Сэмюэла У. Митчема, школу не раз посещал сам главарь «чёрного ордена», рейсфюрер СС Генрих Гиммлер, ценивший стрелковое искусство, видимо, прежде всего из-за своих наклонностей человеконенавистника. Членов СС, выполнивших нормативы особой сложности по пулевой стрельбе, он с помпой награждал на ежегодных торжествах в «орденском замке» Вевельсбург, куда съезжалась вся эсэсовская элита, специально учрежденным серебряным знаком (у нас, кстати, тоже был в почете значок «Ворошиловский стрелок»).

Начальник цоссенской школы Гейнц Торвальд слыл любимчиком рейхсфюрера. К нему абсолютно подходили формулировки партийных характеристик на членов НСДАП из знаменитого романа Юлиана Семенова: «Характер нордический, стойкий… Беспощаден к врагам рейха».

В частях СС и вермахта славились выпускники возглавлявшейся им школы в Цоссене, за свое адское умение прозванные «ангелами смерти». В Сталинграде от их выстрелов каждый день погибали десятки защитников города. Огневое превосходство немцы удерживали до второй половины октября 1942 года. А потом Паулюс забил тревогу: у противника стало множиться число ещё более метких и изобретательных снайперов, причем один из них, по фамилии Зайцев, восхваляемый русской фронтовой печатью, особенно опасен…

Начальник личного штаба Гиммлера обергруппенфюрер СС Карл Вольф вызвал штандартенфюрера СС Торвальда:

– Ваш Рыцарский крест пора украсить дубовыми листьями и мечами! Мой «Шторх» доставит вас по воздуху в Сталинград. Затравите этого зайца… Помните, за вами следит сам фюрер!

Вольф не преувеличивал: когда Гитлеру доложили, что на вздыбленном, прижатом к Волге железными клещами вермахта клочке русской обороны «пастух с Урала», обладатель заячьей фамилии в считанные дни отправил к праотцам сотню с лишним его офицеров и солдат (да каких!), тот пришел в бешенство. И велел командировать к Паулюсу лучшего стрелка рейха Торвальда, в котором видел живое воплощение своей мечты о сверхчеловеке, призванном стать господином мира.

Рейхсминистр пропаганды доктор Геббельс, в свою очередь, распорядился опубликовать в эсэсовском официозе «Черный корпус» очерк с «правдивым описанием» грядущего сталинградского подвига штандартенфюрера…

Карьера «пастуха с Урала»

Не знал потомственный охотник Андрей Алексеевич Зайцев, что его внука, которого он выучил стрелять, когда-нибудь с пеной у рта будет проклинать самый страшный в мировой истории германский завоеватель.

Впрочем, с немцами у Зайцевых были свои счеты. Сын Андрея Алексеевича Григорий осенью 1914 года был мобилизован на войну с кайзером, попал в 8-ю армию под командованием генерала Брусилова. Пока Григорий сражался за веру, царя и Отечество, в марте пятнадцатого у жены появился на свет мальчик, которого назвали Васей. Родила его жена в лесной баньке, без какой бы то ни было медицинской помощи. А через пару дней, увидев во рту крохотульки два прорезавшихся зубика, всплеснула руками: не иначе, разорвут кровинушку хищные звери! Бытовало на Южном Урале такое поверье… Не сбылось. Зато мужа беда не миновала.

Вернулся Григорий полным инвалидом. Охота — извечный промысел, в основном и кормивший еленинцев, — ему теперь была заказана… А жить как-то надо, семейство немалое. Андрей Алексеевич все надежды возлагал на внука Васятку, сызмальства брал его в лесные странствия. Делал лук, стрелы. Наставлял:

— Хочешь разглядеть, какие, допустим, у козла рога, глаза, уши, — сиди в засаде так, чтобы он смотрел на тебя, как на клочок сена или кустик смородины. Лежи, не дыши и ресницами не шевели… Срастайся с землей, припадай к ней кленовым листом и двигайся незаметно. Подползай вплотную, иначе стрела уйдет мимо…

Уроки деда запомнились. Под его началом выучился мальчуган «читать» следы лесных зверей, выслеживать лежанки волков и медведей, устраивать засады так, что не могли обнаружить лучшие еленинские добытчики. Как исполнилось двенадцать годочков, сделал дедушка царский подарок: вручил новенькую берданку 20-го калибра с полным патронташем пороховых зарядов, картечи и дроби… И присовокупил:

— Огневой припас расходуй бережливо, чтоб ни одного выстрела даром!

Стрелять навскидку, силками ловить косачей, с дерева набрасывать аркан на рога диких козлов — всё умел Зайцев-младший. И вышел бы из него на редкость удачливый охотник-промысловик, да судьба распорядилась иначе.

В челябинской степи у горы Магнитной развернулась невиданная стройка. Каким ветром занесло сюда шестнадцатилетнего Василия — неведомо. Зато другое известно наверняка: ударником строительства невысокий коренастый крепыш стал почти сразу. Между прочим, образования у него не было вообще никакого. Школу в посёлке Еленинском при советской власти не открыли, а читать-писать бабушка выучила. Вечернюю семилетку смышленый уралец закончил в Магнитке. Без отрыва от производства. Затем поступил на курсы бухгалтеров.

По окончании военно-хозяйственной школы Тихоокеанского флота стал Зайцев начфином части.

Великую Отечественную войну встретил главным старшиной. Писал рапорты по команде «Прошу отправить на фронт!». Один за другим пять таких рапортов! А начальство не то шутит, не то серьезно:

— Обожди чуток, вот самураи ударят — здесь еще жарче фронт будет!

Так и тянулась бы волынка с переводом в действующую армию, пока, получая однажды в банке денежное довольствие на полк, не услышал он за спиной женские пересуды: гляньте, дескать, какие здоровущие лбы кассирами попристраивались… До того обидно стало Василию, что решился он попасть из тыла на передовую хоть штрафником. Вломился к командиру части:

— Добром не отпустите — попаду через военный трибунал!

А в это время из моряков-тихоокеанцев во Владивостоке, как раз формировалась 284-я стрелковая дивизия, которую должны были бросить в сталинградское пекло. И командир, как ни жаль расставаться было с толковым начфином, скрепя сердце оформил главстаршине Зайцеву перевод туда рядовым бойцом…

Недели не прошло — погрузился его батальон в теплушки и покатил в заволжские степи. В ночь на 22 сентября 1942 г. 284-я дивизия полковника Батюка в полном составе переправилась на правый берег Волги, в огнедышащий Сталинград. С ходу — в бой. Ворвавшихся на территорию метизного завода смельчаков гитлеровцы сначала попытались сжечь. Прилетевшая армада «юнкерсов» разбила 12 огромных емкостей с бензином. Пламя, дым застилали горизонт, казалось, здесь не может остаться ничего живого. Но тихоокеанцы не сдавались, проявляя невиданное упорство… Пять дней и ночей шли яростные бои за каждые цех, этаж, лестничную клетку.

Не раз доходило до рукопашной. В одной из схваток Василий получил штыковое ранение в плечо. Отнялась левая рука. Впору было эвакуироваться в тыл. Но сообщение по Волге, кипевшей от разрывов снарядов и бомб, опять нарушилось, да и подкреплений больше не предвиделось…

В эти страшные дни, когда судьба Сталинграда висела на волоске, сказал Зайцев крылатые слова, облетевшие всю страну:

«За Волгой для нас земли нет!»

В.Г. Зайцев. Сталинград,1945г. Фото Г.А. Зельмы

Как сказал – так и сделал. Поблизости был рядовой Николай Логвиненко. У того, наоборот, руки целые, зато ноги от полученной контузии как ватные. Вот и предложил Василий Николаю:

– Ты винтовки заряжай, а я одной рукой управлюсь.

И выстояли! Через неделю рука зажила, Зайцев начал разить врага самостоятельно. Слух о том, что в батальоне капитана Котова появился необыкновенный стрелок, который редко промахивается, быстро распространился. Командир полка майор Метелев стал посылать Зайцева и на другие участки обороны, занятой в разрушенных цехах метизного. Спустя пару дней Василия встречали радостным возгласом:

– А, снайпер! Вон посмотри, фашист бежит. Наверное, с донесением…

Он срезал шустрого связного метрах на пятистах с одной пули. Из обыкновенной трехлинейки без всякой оптики. Затем второго, третьего… Майор Метелев повёл его личный снайперский счёт. Через 10 дней на нём было 42 уничтоженных гитлеровца.

А 21 октября командующий 62-й армией Василий Иванович Чуйков вручил Зайцеву ещё редкую в советских войсках винтовку с оптическим прицелом со счастливым номером 28-28.

– Большой урон наносили нам пулемётчики врага, – вспоминал герой Сталинграда. Житья не было. Сначала, желая хоть как-то облегчить положение, я снимал пулемётчиков, но их тут же заменяли новые. Стал разбивать прицелы пулеметов, но для этого требовалась высокая точность попадания. В конце концов стало ясно, что один я погоды не сделаю... По решению комсомольского собрания полка, поддержанного командиром части, в цехах метизного открылась школа, где я обучил первых десять снайперов… На передовой «зайчата», как прозвали его учеников в 62-й армии, работали парами, подстраховывая друг друга и выбивая в первую очередь вражеских офицеров, связистов, дальномерщиков…

В это с трудом верится, но уроки, которые преподавал боевым товарищам внук уральского охотника под бомбежками и пулемётным огнем, позволили в считанные дни вырастить таких стрелков, которые не уступали хваленым профессионалам из Цоссена, по крайней мере, в меткости.

Поединок

Но на войне одной меткости мало. Скрытность, маскировка, хитрость – вот что делает хорошего стрелка снайпером. И первая дуэль с «ангелом смерти» чуть не стала для Зайцева последней – пулю он получил прямо в каску. Сантиметром ниже – и не быть ему в живых. Хорошо, напарник выручил – тут же «успокоил» немца точным выстрелом.

После той смертельной схватки освежил Василий в памяти уроки, что когда-то получил от деда. Стал придумывать собственные уловки.

Один фашистский стрелок устроил себе позицию очень ловко.

– Сам за железнодорожной насыпью, голова и винтовка прикрыта вагонным колесом, а стреляет через небольшое отверстие в центре колеса, – вспоминал Зайцев. – Почти неуязвим. А нас контролирует: чуть каску на бруствер подвинешь, вот и пуля… Что делать?»

Решение пришло внезапно. Прилетели «юнкерсы», началась бомбежка. Медсестра Дора Шахневич в такие минуты, под фашистскими бомбами, обычно доставала зеркальце, помаду, и деловито наводила красоту на миловидном, но измученном военной страдой личике, чтобы с собой совладать.

Увидел это Зайцев, и его осенило:

– Дора, дай зеркальце!

А напарнику Виктору Медведеву Василий скомандовал:

– Заходи справа и гляди на колесо, заметишь шевеление – сразу бей!

Солнечный зайчик, наведенный прямо в отверстие, сыграл в судьбе гитлеровского «Вильгельма Телля» роковую роль…

Почему Вильгельм Телль? Как гласит легенда, однажды наместник швейцарского кантона Гесслер решил выяснить, не зреет ли бунт среди жителей Ури. Для этого он приказал установить на площади столб и водрузить на него герцогскую шляпу. Затем глашатаи объявили, что прохожие обязаны кланяться этому головному убору, символизирующему власть австрийцев, а тех, кто откажется, ожидает смерть. Стиснув зубы, жители подчинились приказу, и лишь Вильгельм Телль, который гулял на площади вместе с сыном, отказался поклониться шляпе. Немецкий снайпер голову не пригнул...

В армейской газете фокус с лучиком света расписали в красках. И надо же, этот номер «окопной правды» попал в руки фронтовых разведчиков врага! Так в штабе Паулюса узнали про Зайцева и доложили фюреру.

А вскоре взятый в плен немец на допросе рассказал, что для охоты на «главного русского зайца», как прозвали Василия немецкие штабисты, из Берлина прибыл «начальник школы снайперов вермахта майор Кениг» (так эсэсовское командование замаскировало штандартенфюрера Торвальда, (der Kenig — король).

О предстоящем поединке в землянке снайперов ночами шли жаркие споры. Чтобы уничтожить такого матёрого волчару, надо было прежде его «вычислить», изучить повадки и приёмы, выждать момент, когда можно будет произвести всего один, но верный, решающий выстрел. Ведь на карту ставилась жизнь.

Каждый из товарищей Василия высказывал собственные догадки и предположения, исходя из того, что заметил на переднем крае противника. Предлагали всякие приманки, на которые мог клюнуть «Кениг».

— Я знал почерк фашистских снайперов по характеру огня и маскировке, — вспоминал Зайцев, — и без особого труда отличал более опытных стрелков от новичков, трусов — от упрямых и решительных врагов. А вот руководитель школы, его характер оставался для меня загадкой…

Время шло, а гость из «фатерланда» ничем себя не обнаруживал. Зайцев чувствовал, что невидимый противник где-то рядом. Но он часто менял позиции, устраиваясь, видимо, то в водонапорной башне, то за подбитым танком, то в груде кирпича, и так же осторожно, как делал Зайцев, выискивая его.

Лучший стрелок рейха «прислал свою визитную карточку» внезапно. В блиндаж принесли тяжелораненого снайпера Морозова.

Вражеская пуля разбила оптический прицел и попала в правый глаз. Не прошло и нескольких минут, как получил ранение и его напарник Шейкин. Это были самые способные ученики Зайцева, не раз выходившие победителями в поединках с фашистскими стрелками. Сомнений не оставалось: их подловил «Кениг».

На рассвете Василий вместе с Николаем Куликовым ушёл на те позиции, где вчера были ранены товарищи.

— Наблюдая за знакомым, многими днями изученным передним краем противника, ничего нового не обнаруживаю, — писал Зайцев. — Кончается день. Но вот над вражеским окопом неожиданно появляется каска и медленно движется вдоль траншеи. Стрелять? Нет! Это уловка: каска почему-то раскачивается неестественно, её, вероятно, несет помощник снайпера, сам же он ждёт, чтобы я выдал себя выстрелом… По терпению, которое проявил враг в течение дня, я догадался, что берлинский снайпер здесь. Требовалась особая бдительность… Прошёл и второй день. У кого же нервы окажутся крепче? Кто кого перехитрит?

На третий день в засаду вместе с Зайцевым и Куликовым отправился офицер Данилов. Вокруг кипел бой, над головами проносились снаряды и мины, но троица отважных охотников, припав к оптическим приборам, неотрывно следила за тем, что лежало впереди.

— Да вот он, я тебе пальцем покажу! — оживился Данилов.

Зайцев хотел предупредить офицера, чтобы тот не вздумал высовываться, однако было поздно. Увлекшись, Данилов приподнялся над бруствером всего на мгновение, но и этого хватило «Кенигу». Раненный в голову офицер рухнул на дно окопа. Стрелял гитлеровский чемпион…

— Я долго всматривался во вражеские позиции, но его засаду найти не смог. По быстроте выстрела я заключил, что снайпер где-то прямо, — воспроизводит напряжённейший поединок Василий Григорьевич.

— Продолжаю наблюдать. Слева — подбитый танк, справа — дзот. Где же фашист? В танке? Нет, опытный снайпер там не засядет. Слишком приметная цель. Может быть, в дзоте? Тоже нет — амбразура закрыта. Между танком и дзотом на ровной местности лежит железный лист с небольшой грудой битого кирпича. Давно лежит, примелькался. Ставлю себя в положение противника и задумываюсь, где лучше занять снайперский пост. Не отрыть ли ночью ячейку под тем листом и сделать к нему скрытые ходы?

Предположение Зайцев решил проверить. Надел на дощечку варежку, приподнял ее. Фашист клюнул! Осторожно опустив приманку и рассмотрев пробоину, Василий убедился: никакого сноса, прямое попадание. Значит, «Кениг» под железным листом…

Теперь его надо выманить и «посадить» на мушку. Хоть краешек головы. Но сейчас же этого добиваться бесполезно. Слишком опытный, искушенный враг. Нужно время. Главное, характер его он уже понял. И был уверен: это гнездо «Кениг» не поменяет, слишком удачное. А вот им позицию надо обязательно сменить…

За ночь оборудовали новую ячейку, засели туда ещё до рассвета. Когда взошло солнце, Куликов сделал «слепой» выстрел — заинтересовать противника. Затем полдня выжидали — блеск оптики мог выдать. В послеобеденное время их винтовки оказались в тени, зато на железный лист, под которым прятался «Кениг», упали прямые лучи солнца. И вот у края листа что-то заблестело. Выложенный для приманки осколок стекла или оптический прицел?

Куликов осторожно, как это умели делать лишь самые опытные поединщики, стал приподнимать надетую на автоматный ствол каску. Тотчас — выстрел. Напарник Зайцева громко вскрикнул и на миг показался.

— Гитлеровец подумал, что он наконец-то убил советского снайпера, за которым охотился, и высунул из под-листа полголовы, — вспоминал кульминационный момент Василий Григорьевич. — Захотел меня получше рассмотреть. На это я и рассчитывал. Ударил метко. Голова фашиста осела, а стекло в окуляре прицела его винтовки, не двигаясь, блестело на солнце до самого вечера…»

Пуля попала Торвальду в лицо и вышла из затылка, пробив навылет каску. Зайцев и Куликов вытащили из-под железного листа его труп ночью, в разгар боя, когда советские войска на этом участке пошли в атаку и потеснили врага. В кармане френча убитого лежали документы на имя «майора Кенига». Зайцев доставил их командиру дивизии. Винтовкой сраженного соперника Василий побрезговал и отдал сборщикам трофеев, а вот цейссовский прицел оставил себе…

Эта схватка простого уральского парня, до гитлеровского нашествия охотившегося только на лесную дичь, с эсэсовским профессионалом войны, оснащённым самым совершенным оружием, как никто другой умевшим и даже любившим убивать представителей рода человеческого, — больше чем дуэль двух стрелков. Это — символ великого поединка нашего народа с дьявольским коричневым отродьем… И конечно, далеко не случайность, что именно русский человек отправил в адский пламень фашистского «ангела смерти».

Осечка

Дуэль с Торвальдом была у Зайцева двенадцатой. А на тринадцатой, увы, случилась осечка.

— Орден Красного Знамени, офицерское звание, всеобщее внимание. Словом, я витал в эфире, — спустя годы рассказывал Василий Григорьевич. — Когда с вражеской стороны появился новый снайпер, за мной прислали, как за знаменитостью. Мы с Куликовым пошли в район тиров на метизный завод.

Вагоны валяются разбитые, ребята завтракают. Горячая гречневая каша с мясной подливкой. До этого голодно было. По Волге шуга и сплошной огонь. Катерам не подойти… Не то что сухари — каждую крошку считали. А тут — каша горячая! — Фронтовые сто грамм получили человек на сорок. Пока завтрак привезли, в живых осталось меньше тридцати. Грейся вволю. Зима как-никак…

Бойцы встретили восторженно:

— Садись, товарищ лейтенант! Наведи резкость глаза!

— Я же на дуэль иду!

— Да чего тебе дуэль! Ты вон какого гада ухлопал!…

— Навел я «резкость глаза», покушал. Укрылся за вагонным колесом, изготовился, и дай, думаю, проверю, как он стреляет. Только палец поднял — его разрывной пулей и снесло! Все, думаю, кончился снайпер Зайцев… Какой из меня стрелок без пальца?

Пока горевал снайпер о допущенной оплошности, стемнело. К ночи из-за Волги прибыл свежий батальон. И сразу — в наступление. Зайцев тоже в атаку. Завязался рукопашный бой во вражеских траншеях. Снова ранение. Стал себя перебинтовывать, а тут в двух шагах рванул снаряд… Тяжелая контузия. Больше суток пролежал он, почти засыпанный землей.

Как отбили позицию, павших воинов начали свозить на Мамаев курган к братской могиле. Доставила туда похоронная команда и бездыханного Василия. И лег бы он навечно в сталинградскую землю, но медсестра (фамилия ее, узнал потом Зайцев, была Виговская) приложила ухо к его груди. И, вот счастье, услышала биение сердца! Отправили едва не похороненного живым снайпера за Волгу.

Надо жить

Он очнулся в госпитале с плотной повязкой на глазах. Совершенно слепым. Кровоизлияние в глазное дно, засыпанная песком роговица. 100-процентная потеря зрения… Но глазные хирурги совершили чудо. После нескольких операций, проведенных под руководством академика Владимира Петровича Филатова, Василий снова стал видеть. Не хуже прежнего!

20 февраля 1943 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин вручил ему в Кремле золотую Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина. А на другой день Зайцев вместе с другими знаменитыми стрелками со всех фронтов до глубокой ночи сидел на совещании в Генеральном штабе, которое собрал генерал армии Е.А. Щаденко для обмена снайперским опытом и его дальнейшего распространения.

Рассказ Василия Григорьевича о том, как за два месяца боев уничтожил 242 гитлеровца и прямо на переднем крае обучил 28 снайперов (а те положили на волжском берегу еще 1106 фашистов), Главное Политуправление Красной Армии издало брошюрой. Самого стрелка-героя отправили обучаться на Высшие академические курсы «Выстрел». Зайцев руководил школой снайперов, написал два учебника. Именно ему принадлежит один из приемов «охоты», используемый и сейчас.

Потом он снова шагал фронтовыми дорогами, будучи командиром зенитной батареи и зенитного дивизиона. Участвовал в освобождении Донбасса и Одессы, битве за Днепр и Берлинской операции. На Зееловских высотах был опять тяжело ранен и День Победы встретил на госпитальной койке…

По излечении боевые друзья вручили ему на ступенях рейхстага его снайперку, которая после Сталинграда стала в родной гвардейской дивизии самой дорогой реликвией и переходила лучшему стрелку. Ныне легендарная винтовка Зайцева – в экспозиции музея Сталинградской битвы в Волгограде. Кстати, цейссовский прицел, принадлежавший штандартенфюреру СС и доставшийся его победителю трофеем, тоже можно увидеть в Центральном музее Вооруженных Сил в Москве…

Послевоенная жизнь Василия Григорьевича безоблачной не была. Осенью 1945 года в звании капитана его по состоянию здоровья демобилизовали. Шесть орденов и семь ранений. Инвалид второй группы. А возраст – тридцать лет… Но стремление все преодолеть, пересилить любые хвори и невзгоды по-прежнему наделяло этого человека недюжинной силой.

Он окончил Киевский технологический институт легкой промышленности, много лет был директором швейной фабрики «Украина», одной из крупнейших в Советском Союзе. Его именем назвали теплоход, курсировавший по Днепру… Заслуженная популярность.

Умер Василий Григорьевич Зайцев в Киеве, а прах его, как завещал, перезахоронен в Волгограде на Мамаевом кургане.

Кстати, когда сегодня задумываешься, чем же воины нашей Отчизны превзошли и одолели самую сильную в мире германскую армию, как сокрушили царство фашистского зверя, перед которым покорно склонилась почти вся Европа, невольно обращаешь взор к таким, как Василий Зайцев, русским людям. Победили, как побеждал он. Природным умом. Великим терпением. Высотой человеческого духа. Верой своей победили…

О Зайцеве сняты 2 художественных фильма: «Ангелы смерти» (Россия, 1992, реж. Ю.Н.Озеров, в гл. роли Ф.Бондарчук) и «Враг у ворот» (США, 2001, реж.Жан-Жак Анно, в гл. роли Джуд Лоу

Подготовка снайперов противника: учебный фильм, который показывают и сегодня. Способы и уловки снайперов.

«Ангелы смерти» — советский старый фильм о войне про снайперов (1993 г), созданный на основе киноматериала двухсерийного фильма «Сталинград» (1989). Посвящён 50-летию Сталинградской битвы (1942—1943).

«Враг у ворот» (фрагмент)

709 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

www.kartaly-history.ru

«Снайпер снайперов» Василий Зайцев

Командующий 62-й армией В. И. Чуйков и член военного совета К. А. Гуров рассматривают винтовку легендарного снайпера В. Г. Зайцева

2013 год для нашей исторической памяти – год особенный. Он знаменателен 70-летием победы в Сталинградской и Курской битвах, 70-летием коренного перелома в Великой Отечественной войне. В этом мощном процессе сыграл свою роль и Герой Советского Союза Василий Григорьевич Зайцев, знаменитый снайпер, который прославился в Сталинграде, продолжил свой боевой путь по Украине, участвовал в битве за Днепр, сражался под Одессой и на Днестре. День Победы он встретил в Киеве, находясь на лечении в госпитале.

Поразительно, как откликаются в судьбе человека события его детства. Снайперская будущность Василия Зайцева тоже была предопределена. Стрелок вспоминал: «В моей памяти детство обозначено словами деда Андрея, который взял меня с собой на охоту, там вручил мне лук с самодельными стрелами и сказал: “Стрелять надо метко, каждому зверю в глаз. Теперь ты уже не ребенок… Расходуй патроны экономно, учись стрелять без промаха. Это умение может пригодиться не только на охоте за четырехногими...” Он будто знал или предугадывал, что мне доведется выполнять этот наказ в огне самого жестокого сражения за честь нашей Родины – в Сталинграде… Я принял от деда грамоту таежной мудрости, любовь к природе и житейский опыт».

Родился Василий Григорьевич Зайцев 23 марта 1915 г. в деревне Еленинка Полоцкой станицы Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии (ныне Карталинский район Челябинской области) в простой крестьянской семье.

После окончания семи классов средней школы Василий покинул деревню и поступил в Магнитогорский строительный техникум, где выучился на арматурщика.

В 1937 г. В. Зайцев стал работать писарем в артиллерийском отделении Тихоокеанского флота и продолжил образование в Военно-хозяйственной школе. После окончания обучения был назначен начальником финансового отдела Тихоокеанского флота в бухте Преображение. Однако на этой должности пробыл недолго – до лета 1942 г.

После пяти поданных им рапортов с просьбой отправить на фронт старшине первой статьи Василию Зайцеву все-таки дали «добро», и он с другими тихоокеанскими добровольцами-матросами отправился на передовую защищать Родину. Всю войну герой не расставался с матросской тельняшкой. «Синие и белые полоски! Как внушительно подчеркивают они в тебе ощущение собственной силы! Пусть бушует море на твоей груди – выдержу, выстою. Это ощущение не покидало меня ни в первый, ни во второй год службы на флоте. Наоборот, чем дольше живешь в тельняшке, тем роднее она тебе становится, порой кажется, ты родился в ней и готов благодарить за это родную мать. Да, действительно, как сказал старшина Ильин: “Нет матроса без тельняшки”. Она все время зовет тебя к испытанию собственной силы».

В сентябре 1942 г. В. Зайцев в составе 284-й стрелковой дивизии форсировал Волгу. Боевое крещение прошло в ожесточенных боях за Сталинград. За короткий период боец стал легендой среди однополчан – из обыкновенной винтовки Мосина положил 32 гитлеровцев. Особенно отмечали, как снайпер из своей «трехлинейки» с 800 метров поразил трех вражеских солдат. Настоящую снайперскую винтовку Зайцев получил лично от командира 1047-го полка Метелева вместе с медалью «За отвагу». «Наша решимость сражаться здесь, в руинах города, – говорил командир, – под лозунгом “Ни шагу назад”, продиктована волей народа. Велики просторы за Волгой, но какими глазами мы будем смотреть там на наших людей?» На что боец произнес фразу, ставшую потом легендарной: «Отступать некуда, за Волгой для нас земли нет!» Вторая часть этой фразы будет выбита в 1991 г. на гранитной плите – на киевской могиле В. Зайцева.

Снайперская винтовка, врученная стрелку в тот день, ныне выставлена в Волгоградском государственном музее-панораме «Сталинградская битва» в качестве экспоната. В 1945 г. винтовку сделали именной. После Победы к прикладу была прикреплена гравировка: «Герою Советского Союза, гвардии капитану Зайцеву Василию. Похоронил в Сталинграде более 300 фашистов».

Винтовка В. Зайцева

Искусство снайпера – не только точно попадать в цель, как в мишень в тире. Зайцев был прирожденным снайпером – у него была особая военная хитрость, великолепный слух, сметливый ум, помогавший выбрать правильную позицию и быстро среагировать, а также невероятная выдержка. Еще одно качество отмечали особо – Зайцев не делал ни одного лишнего выстрела. Единственный раз он нарушил это правило, когда снайпер салютовал в день великой Победы.

Начальник политотдела 284-й стрелковой дивизии подполковник В.З. Ткаченко вручает карточку кандидата в члены ВКП(б) снайперу 1047-го стрелкового полка старшине В. Г. Зайцеву. 1942 г.

Но самой легендарной схваткой, прославившей нашего стрелка, была длившаяся несколько дней дуэль с немецким снайпером-асом майором Кёнингом, специально прибывшим в Сталинград для охоты на снайперов, причем его приоритетной задачей было уничтожение Зайцева. Как гласила солдатская легенда – по личному приказу Гитлера. В своей книге «За Волгой земли для нас не было. Записки снайпера» Василий Григорьевич писал о своем поединке с Кёнингом: «Трудно было сказать, на каком участке он находится. Вероятно, он часто менял позиции и так же осторожно искал меня, как и я его. Но вот произошел случай: моему другу Морозову противник разбил оптический прицел, а Шейкина ранил. Морозов и Шейкин считались опытными снайперами, они часто выходили победителями в самых сложных и трудных схватках с врагом. Сомнений теперь не было – они наткнулись именно на фашистского “сверхснайпера”, которого я искал… Теперь надо было выманить и “посадить” на мушку хотя бы кусочек его головы. Бесполезно было сейчас же добиваться этого. Нужно время. Но характер фашиста изучен. С этой удачной позиции он не уйдет. Нам же следовало обязательно менять позицию… После обеда наши винтовки были в тени, а на позицию фашиста упали прямые лучи солнца. У края листа что-то заблестело: случайный осколок стекла или оптический прицел? Куликов осторожно, как это может делать только самый опытный снайпер, стал приподнимать каску. Фашист выстрелил. Гитлеровец подумал, что он наконец-то убил советского снайпера, за которым охотился четыре дня, и высунул из-под листа полголовы. На это я и рассчитывал. Ударил метко. Голова фашиста осела, а оптический прицел его винтовки, не двигаясь, блестел на солнце до самого вечера...»

Трофейный Mauser 98k фашистского снайпера-аса Кёнинга входит в экспозицию Московского центрального музея Вооруженных Сил.

Эта снайперская дуэль легла в основу сюжета художественного фильма «Враг у ворот» (Enemy at the Gates, США, Германия, Ирландия, Великобритания, 2001 г.) режиссера Жан-Жака Анно.

В 1943 г. с В. Зайцевым произошел драматический случай. После взрыва мины снайпер был тяжело ранен, потерял зрение. Лишь после нескольких операций в Москве, проведенных знаменитым профессором-офтальмологом В. П. Филатовым, зрение советского героя было восстановлено.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 г. за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, младшему лейтенанту В. Г. Зайцеву было присвоено звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 801).

В. Зайцев написал два учебника для снайперов, а также создал собственную стрелковую школу. На передовой обучал бойцов снайперскому мастерству, воспитав 28 учеников, которых по-свойски, но с уважением прозывали «зайчатами». Зайцев изобрел применяемый до сих пор способ снайперской охоты «шестерками» – когда одну и ту же зону боя перекрывают огнем три пары снайперов (стрелок и наблюдатель).

Личный счет В. Зайцева – 225 вражеских солдат, из которых 11 снайперов (по неофициальным подсчетам им было убито более 500 фашистов).

С военной карьерой В. Зайцев закончил в послевоенные годы, учился во Всесоюзном институте текстильной и легкой промышленности, работал в Киеве директором швейной фабрики «Украина», руководил техникумом легкой промышленности. Со своей супругой Зинаидой Сергеевной герой войны познакомился, занимая должность директора авторемонтного завода, а она работала секретарем партбюро машиностроительного завода.

Решением Волгоградского городского совета народных депутатов от 7 мая 1980 г. за особые заслуги, проявленные при обороне города и в разгроме немецко-фашистских войск в Сталинградской битве, В. Г. Зайцев был удостоен звания «Почетный гражданин города-героя Волгограда». Герой изображен в панораме Сталинградской битвы.

Зайцев сохранил меткость до старости. Однажды он был приглашен для оценки подготовки молодых снайперов. После стрельб его попросили продемонстрировать мастерство юным бойцам. 65-летний воин, взяв у одного из молодых бойцов винтовку, три раза выбил «десятку». В тот раз кубок вручили не отличникам стрельб, а ему, выдающемуся мастеру стрелкового дела.

Василий Зайцев скончался 15 декабря 1991 г. Был похоронен в Киеве на Лукьяновском кладбище.

Могила В. Г. Зайцева на Лукьяновском кладбище в Киеве

В последствии было исполнено завещание воина-героя – похоронить его в политой кровью земле Сталинграда, которую он столь героически защищал.

И 31 января 2006 г. последняя воля легендарного снайпера была исполнена, его прах был торжественно перезахоронен на Мамаевом кургане в Волгограде.

Мемориальная доска на Мамаевом кургане

Супруга героя говорила: «Сегодня много спорят, как нужно рассказывать о войне. Думаю, надо делать это честно. Без идеологии. Но главное – ни через 60 лет, ни через 100 о ней нельзя забывать. Это НАША гордость. И не важно, кто был Зайцев – русский, татарин или украинец. Он защищал страну, из которой теперь получилось 15 маленьких государств. Таких, как он, были миллионы. И о них должны знать. В каждом из этих 15 государств».

В 1993 г. вышел российско-французский художественный фильм «Ангелы смерти» (в роли снайпера Ивана – Ф. Бондарчук). Прообразом главного героя послужила судьба В. Зайцева. Совсем недавно появился и документальный фильм о Зайцеве – «Легендарный снайпер» (2013).

И хотя могилы легендарного снайпера в Киеве теперь нет, говорят, что имя героя носит курсирующий по Днепру теплоход. Верится, что на Украине по-прежнему есть те, кто может ответить на вопрос: «А кто же такой В. Г. Зайцев и почему в честь него назван теплоход?»

odnarodyna.org


Смотрите также