Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Великая княгиня елизавета федоровна биография


Елизавета Федоровна

В 1992 году число православных святых пополнилось еще одним именем: церковь канонизировала сестру последней российской императрицы, великую княгиню Елизавету Федоровну. Почитание обусловлено не только трагическим уходом великомученицы, но и делами этой женщины при жизни. Общественной деятельностью светская красавица занялась еще при жизни мужа – великого князя Сергея Александровича, приходившегося дядей Николаю II.

Елизавета Федоровна в молодости

После гибели супруга от рук террориста Елизавета окончательно посвятила себя благотворительности. Венцом ее усилий стало создание Марфо-Мариинской обители, сестры которой ухаживали за ранеными во время Первой мировой войны, шефствовали над беднейшими жителями Москвы и заботились о беспризорниках. Но даже этот вклад не спас княгиню от гнева революции.

Детство и юность

Елизавета родилась в 1864 году в Дармштадте, на территории герцогства Гессен. До 1918 года это было отдельное государство, сейчас его земли входят в состав Германии. Ее отцом был правитель герцогства Людвиг IV, а матерью – дочь королевы Великобритании Виктории – принцесса Алиса. В их браке на свет появились еще 4 дочери и 2 сына. Старший сын, названный Эрнст Людвиг, впоследствии занял престол отца и оставался на нем до революционных событий 1918 года.

Елизавета Федоровна в детстве с семьей

Первые два года у монаршей пары не было резиденции. Влиятельная теща герцога настаивала на том, чтобы для ее дочери возвели дворец на средства казны Гессена, но зять всячески сопротивлялся, поскольку ресурсов для этого не было. Семья переезжала из одного арендованного особняка в другой.

С годами конфликт между отцом Елизаветы и ее бабушкой рос. Стали ухудшаться отношения и между супругами. Совместную жизнь омрачила трагедия с младшим сыном Фридрихом. Когда Элле – это прозвище дали девочке в семье – было восемь лет, ее двухлетний брат погиб, выпав из окна. Герцогиня Алиса все чаще проводила время у матери, забирая в Англию и детей.

Елизавета Федоровна и Александра Федоровна

Спустя 4 года принцессы Гессен-Дармштадские и будущий правитель герцогства осиротели, потеряв из-за дифтерии мать и младшую сестру Марию. С этого времени и Элла, и ее сестра Аликс – будущая жена российского императора Александра Федоровна – воспитываются в основном во дворце британской короны, расположенном в городе Ист-Каус. Для девочек проводятся занятия по ведению домашнего хозяйства, религии, этикету. Их привлекают к участию в благотворительности.

Личная жизнь

Влиятельная бабушка надеялась выдать Елизавету за одного из кузенов девушки: и Фридрих Баденский, и кронпринц Вильгельм правили землями в Германии. Но в итоге брак девушки укрепил отношения с династией Романовых. В 1884 году 19-летняя принцесса вышла замуж за 27-летнего великого князя Сергея Александровича, брата правящего в Российской империи Александра III. Элла была знакома с ним с детства и поддерживала дружеские отношения.

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович

У пары не было детей. Этот факт подогревал курсировавшие в Москве и Петербурге сплетни о гомосексуальной ориентации супруга Елизаветы. В качестве предполагаемых любовников назывались офицеры Преображенского полка, командиром которого князь был назначен в 30 лет. Тем не менее, переписка с супругой свидетельствует о теплых, наполненных нежностью отношениях, которые пара хранила до самой смерти Сергея Александровича в 1905 году.

Будучи последовательницей лютеранской церкви, через семь лет после переезда в Россию Елизавета решила поменять вероисповедание и перешла в православие. К этому времени она изучила русский язык настолько, что говорила без акцента.

Общественная деятельность

В 1891 году супруг внучки королевы Великобритании получил пост генерал-губернатора Москвы. Елизавета поддерживает положение жены руководителя города делом, создавая Елисаветинское благотворительное общество. Объединение берет шефство над детьми, чьи родители не в состоянии обеспечить питание и заботу из-за нищеты. Востребованность помощи косвенно доказывает тот факт, что отделения Общества одно за другим возникают в уездах региона.

Елизавета Федоровна

Елизавету тревожит рост революционных настроений и негласное одобрение актов насилия против представителей дворянства. Она пишет племяннику супруга, взошедшему на престол Николаю Александровичу, чтобы тот жесткими мерами отбил желание у террористов вести борьбу такими методами.

«Нечего жалеть тех, кто сам никого не жалеет!», - призывает великая княгиня в письме 1902 года.

С началом войны с Японией жена московского генерал-губернатора создает Комитет помощи воинам. Для солдат собирают посылки, одежду, заготавливают бинты и лекарства, принимают пожертвования, чтобы организовать походные церкви. Эта ли деятельность, истории участников сражений или же вера меняют ее, но год спустя, когда в результате покушения погибает муж, Елизавета находит в себе силы не только навестить убийцу, но и простить его.

Великий князь Сергей Александрович

В отличие от супруги Сергей Александрович не снискал симпатий у подданных. Внешне князь производил впечатление человека равнодушного к нуждам и бедам горожан. Кроме того, его имя связывалось с провалом организации пира на Ходынском поле и последующей катастрофой.

Подливали масла в огонь и политические взгляды – он был ярым противником реформ, и слухи о пороках представителя императорской династии. Расстрел мирной демонстрации 9 января 1905 года стал последней каплей. Месяц спустя после «Кровавого воскресенья» террорист из партии социалистов-революционеров Иван Каляев бросил бомбу в карету с князем. Погибли и дядя Николая II, и его кучер.

Террорист Иван Каляев

Елизавета оказалась на месте трагедии одной из первых – взрыв произошел рядом с губернаторским дворцом. По свидетельству очевидцев, она пыталась собрать останки мужа. Несколько дней вдова князя провела в молитве, а затем посетила арестованного в камере. По свидетельству конвоя, на вопрос Каляева, кто она, княгиня ответила:

«Я жена того, кого вы убили; скажите, за что вы его убили?».

Елизавета сообщила арестованному, что «зная доброе сердце» супруга, передает его прощение, и благословила узника. Они поговорили без свидетелей. Вдова Сергея Александровича просила императора помиловать преступника, но царь отказался.

«Великая княгиня добрая, а вы все злые», - сказал Каляев конвойному после встречи с Елизаветой.

Тем не менее, на суде террорист заявил, что считает: следователи намеренно подослали к нему вдову, чтобы заставить его раскаяться и скомпрометировать боевую организацию, показав слабость одного из ее участников.

Княгиня стала первой женщиной на посту председателя Императорского православного палестинского общества и оставалась на нем до 1917 года. До нее объединением, занимавшимся взаимодействием с землями в Израиле и развитием паломничества, руководил Сергей Александрович.

Марфо-Мариинская обитель милосердия

Трагедия с мужем изменила ее жизнь. Светские развлечения, прежние знакомые, поездки – все потускнело теперь, и Елизавета избрала путь, к которому шла всю жизнь. Продав ювелирную коллекцию частью знакомым, частью казне, в 1909 году вдова князя купила особняк на Большой Ордынке, окруженный несколькими строениями. Здесь разместилась основанная княгиней Марфо-Мариинская обитель милосердия. Елизавета стала ее настоятельницей.

Учреждение не было монастырем в полном смысле слова. Работавшие здесь сестры милосердия приносили ряд обетов, но, в отличие от монахинь, в любой момент могли оставить служение и навсегда вернуться к жизни в миру. Все послушницы, наряду с духовным напутствием, изучали медицину и выбирали одно из трех направлений работы.

Елизавета Федоровна в одежде сестры милосердия

Деятельное служение предполагало помощь в больнице и аптеке. Просветительское направление обеспечивало воспитание и образование девочек-беспризорниц, живших в открытом при обители приюте. А попечительное направление требовало от сестер посещения беднейших семей и шефства над ними.

Елизавета деятельно участвовала во всех направлениях, считая, что только личным примером может привлечь к ревностному служению остальных. Великая княгиня Романова уделяла много внимания женскому образованию. В обители действовала воскресная школа для горожанок. Девочки в приюте получали не только заботу, но и подготовку в качестве няни и горничной с навыками швеи. Настоятельница, чей портрет в Марфо-Мариинской обители находится до сих пор, завещала похоронить себя на ее территории, но исполнить волю не было суждено.

Смерть

Чекисты арестовали настоятельницу в мае 1918 года. Ее отконвоировали в Екатеринбург, а в июле доставили в Алапаевск. В ночь на 18 июля была расстреляна большевиками вместе с другими князьями династии Романовых. Казнь по приказу Владимира Ленина состоялась у шахты за Алапаевском. Раненых столкнули на ее дно, где те скончались от голода и ран.

Могила Елизаветы Федоровны

Осенью территория перешла под контроль армии белых, останки погибших вывезли за рубеж. Елизавета Федоровна, как и убитая вместе с ней сестра Марфо-Мариинской обители Варвара, похоронена в Иерусалиме. После развала СССР причислена к лику святых, а в 2009 году посмертно реабилитирована правоохранительными органами.

Память

  • Великой княгине посвящено несколько православных монастырей в Белоруссии, России, Украине, а также храмы и часовни.
  • Памятник великой княгине установлен на территории Марфо-Мариинской обители в 1990 году. В 2017 году открыт еще один памятник, установленный у Елизаветинской больницы в Перми.
  • В 1993 году городская больница в Петербурге названа в честь Святой преподобномученицы Елизаветы.
  • В 2018 году, к столетию со дня гибели княгини, выпущен документальный фильм «Белый ангел Москвы»
Page 2
террорист, участник Порохового заговора против английского короля Гай Фокс революционер, военный и политический деятель Григорий Котовский политик, 47-й Вице-президент США Джо Байден дипломат, посол Сергей Кирпиченко государственный и политический деятель Сергей Неверов королева Англии, Ирландии и Испании Мария Тюдор политик, депутат Андрей Метельский общественный и политический деятель Валерия Касамара юрист, политик, премьер-министр Украины Алексей Гончарук политический и общественный деятель Руслан Аушев государственный деятель, бизнесмен Максим Ликсутов политик, бизнесмен, общественный деятель Ренато Усатый политик, министр Улоф Пальме политик, общественный деятель Ирина Фарион политик, Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков государственный и политический деятель Алмазбек Атамбаев политик, писатель Сергей Удальцов политик, бизнесмен Илан Шор

24smi.org

История Елизаветы Федоровны Романовой

Память святых преподобномученицы великой княгини Елисаветы и инокини Варвары празднуем 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю) в день их мученической смерти. Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская родилась в 1864 году в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Вторая дочь великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, внучка английской королевы Виктории. Как немецкую принцессу, ее воспитывали в протестантской вере. Сестра Елизаветы Алиса стала супругой Николая II, а сама она в 1884 году вышла замуж за великого князя Сергея Александровича Романова и стала российской княгиней. По традиции, всем немецким принцессам давали отчество Феодоровна — в честь Феодоровской иконы Божией Матери. В 1878 г. вся семья, кроме Эллы (как её звали в семье) заболела дифтерией, от которой вскоре умерла младшая сестра Эллы, четырёхлетняя Мария и мать, великая герцогиня Алиса. Отец Людвиг IV после смерти жены заключил морганатический брак с Александриной Гуттен-Чапской, а Элла и Аликс воспитывались у своей бабушки, королевы Виктории в Осборн-хаусе. С детских лет сёстры были религиозно настроены, участвовали в делах благотворительности, получили уроки по ведению домашнего хозяйства. Большую роль в духовной жизни Эллы играл образ святой Елизаветы Тюрингской, в честь которой была названа Элла: эта святая, родоначальница герцогов Гессенских, прославилась делами милосердия. В качестве потенциального жениха для Елизаветы рассматривался её кузен Фридрих Баденский. Другой кузен, прусский кронпринц Вильгельм, некоторое время ухаживал за Елизаветой и, по неподтверждённым сведениям, даже сделал ей предложение руки и сердца, которое она отвергла. Немка по происхождению, Елизавета Федоровна в совершенстве выучила русский язык и полюбила новую родину всей душой. В 1891 году, после нескольких лет размышлений, она приняла православие. О приятии Православия Елизавета Федоровна думала с тех пор, как стала супругой великого князя Сергея Александровича. Но немецкая принцесса переживала, что этот шаг будет ударом для ее семьи, верной протестантизму. Особенно для отца, великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV. Только в 1891 году княгиня написала отцу письмо: « … Дорогой Папа, я хочу что-то сказать Вам и умоляю Вас дать Ваше благословение. Вы должны были заметить, какое глубокое благоговение я питаю к здешней религии с тех пор, как Вы были здесь в последний раз — более полутора лет назад. Я все время думала и читала, и молилась Богу — указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь — принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж. Вы не можете себе представить, каким он был добрым, что никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя все это совершенно одной моей совести. Он знает, какой это серьезный шаг, и что надо быть совершенно уверенной, прежде чем решиться на него. Я бы это сделала даже и прежде, только мучило меня то, что этим я доставляю Вам боль. Но Вы, разве Вы не поймете, мой дорогой Папа? Вы, знаете меня так хорошо, Вы должны видеть, что я решилась на этот шаг только по глубокой вере и что я чувствую, что пред Богом я должна предстать с чистым и верующим сердцем. Как было бы просто — оставаться так, как теперь, но, тогда как лицемерно, как фальшиво это бы было, и как я могу лгать всем — притворяясь, что я протестантка во всех внешних обрядах, когда моя душа принадлежит полностью религии здесь. Я думала и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более 6 лет, и зная, что религия «найдена». Я так сильно желаю на Пасху причаститься Св. Тайн вместе с моим мужем. Возможно, что это покажется Вам внезапным, но я думала об этом уже так долго, и теперь, наконец, я не могу откладывать этого. Моя совесть мне это не позволяет. Прошу, прошу по получении этих строк простить Вашу дочь, если она Вам доставит боль. Но разве вера в Бога и вероисповедание не являются одним из главных утешений этого мира? Пожалуйста, протелеграфируйте мне только одну строчку, когда Вы получите это письмо. Да благословит Вас Господь. Это будет такое утешение для меня, потому что я знаю, что будет много неприятных моментов, так как никто не поймет этого шага. Прошу только маленькое ласковое письмо».

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович

Отец не благословил дочь менять веру, но она уже не могла изменить решения и через таинство Миропомазания стала православной. 3 (15) июня 1884 года в Придворном соборе Зимнего дворца венчалась браком с великим князем Сергеем Александровичем, братом российского императора Александра III, о чём возвещалось Высочайшим манифестом. Православное бракосочетание совершил придворный протопресвитер Иоанн Янышев; венцы держали Цесаревич Николай Александрович, Наследный Великий Герцог Гессенский, Великие Князья Алексей и Павел Александровичи, Дмитрий Константинович, Пётр Николаевич,  Михаил и Георгий Михаиловичи; затем в Александровской зале пастором церкви Св. Анны также было совершено богослужение по лютеранскому обряду. Супруг приходился Елизавете и двоюродным дядей (общий предок — Вильгельмина Баденская), и четвероюродным братом (общий прапрадед — прусский король Фридрих Вильгельм II). Чета поселилась в купленном Сергеем Александровичем дворце Белосельских-Белозерских (дворец стал именоваться Сергиевским), проведя медовый месяц в подмосковном имении Ильинское, где они также жили и впоследствии. По её настоянию в Ильинском была устроена больница, периодически проходили ярмарки в пользу крестьян. Великая княгиня Елисавета Феодоровна в совершенстве овладела русским языком, говорила на нём почти без акцента. Ещё исповедуя протестантизм, посещала православные богослужения. В 1888 году, вместе с супругом, совершила паломничество в Святую Землю. В качестве супруги московского генерал-губернатора (великий князь Сергей Александрович был назначен на этот пост в 1891) организовала в 1892 Елисаветинское благотворительное общество, учреждённое для того, чтобы «призревать законных младенцев беднейших матерей, дотоле помещаемых, хотя без всякого права, в Московский Воспитательный дом, под видом незаконных». Деятельность общества вначале проходила в Москве, а затем распространилась и на всю Московскую губернию. Елисаветинские комитеты были образованы при всех московских церковных приходах и во всех уездных городах Московской губернии. Кроме того, Елисавета Феодоровна возглавила Дамский комитет Красного Креста, а после гибели супруга она была назначена председательницей Московского управления Красного Креста. У Сергея Александровича и Елисаветы Феодоровны не было родных детей, но они воспитывали детей брата Сергея Александровича, великого князя  Павла Александровича, Марию и Дмитрия, чья мать скончалась в родах. С началом русско-японской войны Елисавета Феодоровна организовала Особый комитет помощи воинам, при котором в Большом Кремлевском Дворце был создан склад пожертвований в пользу воинов: там заготавливали бинты, шили одежду, собирали посылки, формировали походные церкви. В опубликованных недавно письмах Елисаветы Феодоровны к Николаю II великая княгиня предстает сторонницей самых жестких и решительных мер в отношении любого вольнодумства вообще и революционного терроризма в частности. «Неужели нельзя судить этих животных полевым судом?» — спрашивала она у императора в письме, написанном в 1902 году вскоре после убийства Сипягина (Д. С. Сипягин — Министр внутренних дел был убит в 1902 членом БО ПСР Степаном Балмашевым. Балмашев (привлечен к террору Гершуни), приобрел военную форму и, представившись адъютантом одного из великих князей, при передаче пакета выстрелил в министра. Сипягин был смертельно ранен в живот и шею. Балмашев казнен), и сама же отвечала на вопрос: — «Необходимо сделать все, чтобы не допустить превращения их в героев … чтобы убить в них желание рисковать своей жизнью и совершать подобные преступления (я считаю, что пусть бы он лучше заплатил своей жизнью и таким образом исчез!). Но кто он и что он — пусть никто не знает… и нечего жалеть тех, кто сам никого не жалеет» 4 февраля 1905 её супруг был убит террористом Иваном Каляевым, который метнул в него ручную бомбу. Елисавета Феодоровна первой прибыла на место трагедии и своими руками собирала части тела любимого мужа, разбросанные взрывом. Тяжело переживала эту трагедию. Греческая королева Ольга Константиновна, двоюродная сестра убитого Сергея Александровича, писала: «Это чудная, святая женщина — она — видно, достойна тяжёлого креста, поднимающего её всё выше и выше!». На третий день после гибели великого князя она поехала в тюрьму к убийце в надежде, что тот раскается, она передала ему прощение от имени Сергея Александровича, оставила ему Евангелие. На слова Каляева: «Я не хотел убивать вас, я видел его несколько раз и то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть» Елисавета Феодоровна ответила: «И вы не сообразили того, что вы убили меня вместе с ним?». Несмотря на то, что убийца не раскаялся, великая княгиня подала Николаю II прошение о помиловании, которое тот отклонил. После гибели мужа Елизавета Фёдоровна заменила его на посту Председателя  Императорского Православного Палестинского Общества и исполняла эту должность с 1905 по 1917 годы. Елисавета Феодоровна решила отдать все свои силы служению Христу и ближним. Она купила на Большой Ордынке участок земли и в 1909 году открыла там Марфо-Мариинскую обитель, назвав ее в честь святых жен-мироносиц Марфы и Марии. На участке расположились два храма, лечебница, аптека с бесплатными лекарствами для бедных, детский приют и школа. Через год насельниц монастыря посвятили в звание крестовых сестер любви и милосердия, а Елисавету Феодоровну возвели в сан настоятельницы. Она без сожаления простилась со светской жизнью, сказав сестрам обители: «Я оставляю блестящий мир, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих». Во время Первой мировой войны великая княгиня активно поддерживала фронт: помогала формировать санитарные поезда, отправляла солдатам лекарства и походные церкви. После отречения Николая II от престола она писала: «Я испытывала глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, а не когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет. Мы должны устремить свои мысли к Небесному Царствию и сказать с покорностью: «Да будет воля Твоя»». В 1918 году Елисавету Феодоровну арестовали. В мае 1918 года её вместе с другими представителями дома Романовых перевезли в Екатеринбург и разместили в гостинице «Атамановские номера» (в настоящее время в здании расположено управление ФСБ и ГУВД по Свердловской области, современный адрес — перекрёсток улиц Ленина и Вайнера), а затем, через два месяца, отправили в город Алапаевск, в ссылку на Урал. Великая княгиня отказалась покинуть Россию после прихода к власти большевиков, продолжая заниматься подвижнической работой в своей обители. 7 мая 1918 года, на третий день после Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божьей Матери, патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель милосердия и отслужил молебен. Через полчаса после отбытия патриарха Елисавета Феодоровна была арестована чекистами и латышскими стрелками по личному распоряжению Ф. Э. Дзержинского. Патриарх Тихон пытался добиться её освобождения, но тщетно — она была заключена под стражу и выслана из Москвы в Пермь. Одна из петроградских газет того времени — «Новый вечерний час» — в заметке от 9 мая 1918 года так откликнулась на это событие: «…мы не знаем, чем вызвана её высылка… Трудно думать, чтобы Елисавета Феодоровна могла представлять опасность для Советской власти, и её арест и высылка могут рассматриваться, скорее, как гордый жест по адресу Вильгельма, брат которого женат на родной сестре Елисаветы Феодоровны…». Историк В. М. Хрусталёв полагал, что высылка на Урал Елисаветы Феодоровны являлась одним из звеньев общего плана большевиков по концентрации на Урале всех представителей династии Романовых, где, как писал историк, собранных можно было бы уничтожить, лишь найдя для этого подходящий повод. План этот осуществлялся в весенние месяцы 1918 года. За матушкой последовали сестры милосердия Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Екатерину позже отпустили на свободу, а Варвара отказалась уезжать и осталась с великой княгиней до конца. Вместе с настоятельницей Марфо-Мариинской обители и сестрами отправили великого князя Сергея Михайловича, его секретаря Федора Ремеза, трех братьев — Иоанна, Константина и Игоря; князя Владимира Палея. 18 июля 1918 года, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, заключенных — Елисавету Феодоровну, сестру Варвару и членов семьи Романовых — отвезли к деревне Синячихи. Ночью 18 июля 1918 года, узников вывели под конвоем на старый рудник, избили и стали сбрасывать в глубокую шахту Новая Селимская в 18 км от Алапаевска. Во время мучений Елисавета Феодоровна молилась словами, которые произнес на кресте Спаситель: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают». Палачи бросали в шахту ручные гранаты.  Вместе с ней погибли: великий князь Сергей Михайлович; князь Иоанн Константинович; князь Константин Константинович (младший); князь Игорь Константинович; князь Владимир Павлович Палей; Фёдор Семёнович Ремез, управляющий делами великого князя Сергея Михайловича; сестра Марфо-Мариинской обители Варвара (Яковлева). Все они, кроме застреленного великого князя Сергея Михайловича, были сброшены в шахту живыми. Когда тела были извлечены из шахты, то было обнаружено, что некоторые жертвы жили и после падения, умирая от голода и ран. При этом рана князя Иоанна, упавшего на уступ шахты возле великой княгини Елисаветы Феодоровны, была перевязана частью её апостольника. Окрестные крестьяне рассказывали, что несколько дней из шахты доносилось пение молитв, звучала Херувимская песнь. Мученики пели, пока не изнемогли от ран. 31 октября 1918 года армия адмирала Колчака заняла Алапаевск. Останки убитых извлекли из шахты, положили в гробы и поставили на отпевание в кладбищенской церкви города. У преподобномученицы Елисаветы, сестры Варвары и великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения. Однако с наступлением Красной армии тела несколько раз перевозили дальше на Восток. В апреле 1920 года в Пекине их встречал начальник Русской духовной миссии, архиепископ Иннокентий (Фигуровский). Оттуда два гроба — великой княгини Елисаветы и сестры Варвары — были перевезены в Шанхай и затем, пароходом в Порт-Саид. Наконец гробы прибыли в Иерусалим. Погребение в январе 1921 под  храмом равноапостольной Марии Магдалины в  Гефсимании совершил Иерусалимский Патриарх Дамиан. Тем самым было исполнено желание самой великой княгини Елизаветы быть похороненной на Святой земле, выраженное ею во время паломничества в 1888 году.

Ново-Тихвинский монастырь, где накануне гибели содержалась Елизавета Фёдоровна

В 1921 году останки великой княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары вывезли в Иерусалим. Там они обрели покой в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. В 1931 году, накануне канонизации новомучеников российских Русской Православной Церковью Заграницей, гробницы мучениц решили вскрыть. Руководила вскрытием комиссия во главе с начальником Русской Духовной Миссии архимандритом Антонием (Граббе). Когда открыли гроб с телом великой княгини, все помещение наполнилось благоуханием. По словам архимандрита Антония, чувствовался «сильный запах как бы меда и жасмина». Мощи, которые оказались частично нетленными, перенесли из усыпальницы в сам храм святой Марии Магдалины. Русская Православная Церковь Заграницей канонизировала мучениц Елисавету и Варвару в 1981 году. В 1992 году Русская Православная Церковь, Архиерейским собором , причислила Преподобномученицу великую княгиню Елисавету и инокиню Варвару к лику Святых Новомучеников России. Память их мы празднуем в день их мученической смерти 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю). Чаще всего иконописцы изображают святую преподобномученицу великую княгиню Елисавету Феодоровну стоящей; ее права рука обращена к нам, в левой — миниатюрная копия Марфо-Мариинской обители. Иногда, в правой руке святой Елисаветы изображают крест (символ мученичества за веру еще со времен первых христиан); в левой — четки. Также традиционно великую княгиню Елисавету Феодоровну пишут на иконах вместе с инокиней Варварой — «Преподобномученицы Варвара и Елисавета Алапаевские». За плечами мучениц изображается Марфо-Мариинскя обитель; у их стоп — шахта рудника, в который их сбросили палачи. Еще один иконописный сюжет — «Убиение преподобномученицы Елисаветы и иже с нею». Красноармейцы ведут под конвоем великую княгиню Елисавету, инокиню Варвару и других Алапаевских узников, чтобы сбросить их в шахту. В шахте на иконе изображен лик преподобного Сергия Радонежского: казнь совершилась в день обретения его мощей 18 июля. Тропарь глас 1 Смирением достоинство княжеское сокрывши, богомудрая Елисавето, сугубым служением Марфы и Марии Христа почтила еси. Милосердием, терпением и любовию себе предочистивши, яко жертва праведная Богу принеслася еси. Мы же, чтуще добродетельное житие и страдания твоя, яко истинную наставницу усердно просим тя: святая мученице великая княгине Елисавето, моли Христа Бога спасти и просветити души наша. Кондак глас 2 Величие подвига веры кто повесть? Во глубине земли, яко в раи светлости, страстотерпица великая княгиня Елисавета со ангелы во псалмех и пениих радовашеся и, убиение претерпевающи, о безбожных мучителех взываше: Господи, прости им грех сей, не ведят бо, что творят. Тоя молитвами, Христе Боже, помилуй и спаси души наша. В 1884 году великий князь Константин Константинович Романов посвятил Елисавете Феодоровне стихотворение. Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно: Ты так невыразимо хороша! О, верно, под такой наружностью прекрасной Такая же прекрасная душа! Какой-то кротости и грусти сокровенной В твоих очах таится глубина; Как ангел ты тиха, чиста и совершенна; Как женщина, стыдлива и нежна. Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой Твою не запятнает чистоту. И всякий, увидав тебя, прославит Бога, Создавшего такую красоту! После гибели мужа от рук террориста Елисавета Феодоровна стала вести почти монашеский образ жизни. Ее дом стал похож на келью, она не снимала траур, не посещала светские мероприятия. Молилась в храме, соблюдала строгий пост. Часть своих драгоценностей продала (отдав в казну ту их часть, которая принадлежала династии Романовых), и на вырученные деньги купила на Большой Ордынке усадьбу с четырьмя домами и обширным садом, где расположилась основанная ею в 1909 Марфо-Мариинская Обитель Милосердия.  Здесь были два храма, большой сад, больница, приют для сирот и многое другое. Первый храм в монастыре освятили во имя святых жен-мироносиц Марфы и Марии, второй  — в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В Марфо-Мариинской обители милосердия действовал устав монастырского общежития. В 1910 году епископ Трифон (Туркестанов) посвятил 17 насельниц в звание крестовых сестер любви и милосердия, а великую княгиню — в сан настоятельницы. Духовником монастыря стал протоиерей Митрофан Серебрянский. Сама настоятельница вела подвижническую жизнь. Постилась, спала на жесткой кровати, еще до рассвета вставала на молитву, работала до позднего вечера: распределяла послушания, присутствовала на операциях в клинике, вела административные дела обители. Елисавета Феодоровна была сторонницей возрождения чина диаконисс — служительниц церкви первых веков, которые в первые века христианства поставлялись через рукоположение, участвовали в совершении Литургии, примерно в той роли, в какой сейчас служат иподиаконы, занимались катехизацией женщин, помогали при крещении женщин, служили больным. Получила поддержку большинства членов Святейшего Синода в вопросе о присвоении этого звания сёстрам обители, однако, в соответствии с мнением Николая II, решение так и не было принято. При создании обители был использован как русский православный, так и европейский опыт. Сёстры, жившие в обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определённого срока устав обители позволял сестрам выйти из неё и создать семью. «Обеты, которые давали сестры милосердия в обители, были временными (на один год, на три, на шесть и только затем на всю жизнь), так что, хотя сестры и вели монашеский образ жизни, монахинями они не были. Сестры могли покинуть обитель и выйти замуж, но по желанию могли быть и пострижены в мантию, минуя иночество.» (Екатерина Степанова, Марфо-Мариинская обитель: неповторимый образец, статья из журнала «Нескучный сад» на сайте «Православие и мир»). «Елисавета хотела совместить социальное служение и монашеский строгий устав. Для этого ей понадобилось создать новый вид женского церковного служения, нечто среднее между монастырем и сестричеством. Мирские сестричества, которых в России тогда было множество, не нравились Елисавете Феодоровне своим светским духом: сестры милосердия часто бывали на балах, вели слишком светский образ жизни, а монашество она понимала исключительно как созерцательное, молитвенное делание, полное отречение от мира (соответственно и от работы в больницах, госпиталях и т. д.).» (Екатерина Степанова, Марфо-Мариинская обитель: неповторимый образец, статья из журнала «Нескучный сад» на сайте «Православие и мир») Сёстры получали в обители серьёзную психологическую, методологическую, духовную и медицинскую подготовку. Им читали лекции лучшие врачи Москвы, беседы с ними проводили духовник обители о.Митрофан Сребрянский (позднее архимандрит Сергий; канонизирован Русской православной церковью) и второй священник обители о. Евгений Синадский.

Елисавета Феодоровна в одежде сестры Марфо-Мариинской обители

По плану Елисаветы Феодоровны, обитель должна была оказывать комплексную, духовно-просветительскую и медицинскую помощь нуждающимся, которым часто не просто давали еду и одежду, но помогали в трудоустройстве, устраивали в больницы. Нередко сёстры уговаривали семьи, которые не могли дать детям нормальное воспитание (например, профессиональные нищие, пьяницы и т. д.), отдать детей в приют, где им давали образование, хороший уход и профессию. В обители были созданы больница, отличная амбулатория, аптека, где часть лекарств выдавалась бесплатно, приют, бесплатная столовая и ещё множество учреждений. В Покровском храме обители проходили просветительские лекции и беседы, заседания Палестинского общества, Географического общества, духовные чтения и другие мероприятия. Поселившись в обители, Елисавета Феодоровна вела подвижническую жизнь: ночами ухаживая за тяжелобольными или читая Псалтирь над умершими, а днём трудилась, наряду со своими сёстрами, обходя беднейшие кварталы. Вместе со своей келейницей Варварой Яковлевой Елисавета Феодоровна часто посещала Хитров рынок — место притяжения для московской бедноты. Здесь матушка находила беспризорников и отдавала их в городские приюты. Вся Хитровка уважительно называла великую княгиню «сестрой Елисаветой» или «матушкой». Поддерживала отношения с рядом известных старцев того времени: схиархимандритом  Гавриилом (Зыряновым)  (Елеазарова пустынь), схиигуменом  Германом (Гомзиным)  и иеросхимонахом  Алексием (Соловьёвым)  (старцы Зосимовой пустыни).  Монашеский постриг Елисавета Феодоровна не принимала. Во время Первой мировой войны активно заботилась о помощи русской армии, в том числе раненым солдатам. Тогда же она старалась помочь военнопленным, которыми были переполнены госпитали и, в результате, была обвинена в пособничестве немцам. При её участии в начале 1915 года была организована мастерская по сборке протезов из готовых частей, получаемых в большинстве из Петербургского завода военно-врачебных изготовлений, где имелся особый протезный цех. До 1914 года в России эта отрасль промышленности не развивалась. Средства на оборудование мастерской, размещавшейся в частном владении по Трубниковскому переулку в д. № 9 собирались из пожертвований. По мере развития военных действий возрастала необходимость увеличения выпуска искусственных конечностей и Комитетом Великой Княгини производство перемещено по Мароновскому переулку д. 9. Понимая всю социальную значимость этого направления, при личном участии Елисаветы Феодоровны в 1916 году была начата работа по проектированию и строительству в Москве первого в России протезного завода, который до настоящего времени занимается выпуском комплектующих к протезам.

Марфо-Мариинская обитель милосердия. Москва, конец XIX в.

Елисавета Феодоровна хотела открыть отделения обители в других городах России, но ее планам не суждено было исполниться. Началась Первая мировая война, по благословению матушки сестры обители работали в полевых госпиталях. Революционные события коснулись всех членов дома Романовых, даже великую княгиню Елисавету, которую любила вся Москва. Вскоре после Февральской революции вооруженная толпа с красными флагами пришла, чтобы арестовать настоятельницу обители — «немецкую шпионку,  которая хранит в монастыре оружие». Обитель обыскали; после ухода толпы Елисавета Феодоровна сказала сестрам: «Очевидно мы недостойны еще мученического венца». После октябрьской революции 1917 года обитель поначалу не беспокоили, даже привозили сестрам продовольствие и медикаменты. Аресты начались позже. В 1918 году под стражу заключили Елисавету Феодоровну. Марфо-Мариинская обитель просуществовала до 1926 года. Некоторых сестер отправили в ссылку, другие объединились в общину и создали в Тверской области маленькое огородное хозяйство. Через два года в Покровском храме открыли кинотеатр, а потом там разместился дом санитарного просвещения. В алтаре поставили статую Сталина. После Великой Отечественной войны в соборе обители обосновались Государственные художественные реставрационные мастерские, остальные помещения заняли поликлиника и лаборатории Всесоюзного института минерального сырья. В 1992 году территорию монастыря передали Русской Православной Церкви. Сейчас обитель живет по уставу, созданному Елисаветой Феодоровной. Насельницы проходят обучение в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия, помогают нуждающимся, работают во вновь открытых на Большой Ордынке приюте для девочек-сирот, благотворительной столовой, патронажной службе, гимназии и культурно-просветительском центре.

Скульптурный портрет Елизаветы Фёдоровны работы Павла Трубецкого, 1899

Статуи мучеников XX века на западном фасаде Вестминстерского аббатства: Максимилиан Кольбе, Манче Масемола, Джанани Лувум, Великая княгиня Елисавета Феодоровна, Мартин Лютер Кинг, Оскар Ромеро, Дитрих Бонхёффер, Эстер Джон, Лусиан Тапиеди и Ван Чжимин

Рака с мощами святой Елизаветы в церкви Марии Магдалины

В 2004—2005 мощи новомучениц находились в России, странах СНГ и Балтии, где им поклонились более 7 млн человек. По словам Патриарха Алексия II, «длинные очереди верующих к мощам святых новомучениц — это ещё один символ покаяния России за грехи лихолетья, возвращения страны на исконный исторический путь». Затем мощи были возвращены в Иерусалим. Великой княгине посвящено несколько православных монастырей в Белоруссии, России, на Украине, а также храмы. База данных сайта Храмы России (по состоянию на 28 октября 2012) включает в себя информацию о 24 действующих храмах в разных городах России, главный престол которых посвящён преподобномученице Елисавете Феодоровне, о 6 храмах, в которых ей посвящён один из дополнительных престолов, об 1 строящемся храме и 4 часовнях. Действующие храмы во имя святой преподобномученицы Елисаветы Феодоровны Алапаевской (в скобках — даты строительства) расположены в Екатеринбурге (2001); Калининграде (2003); городе  Белоусово  Калужской области (2000—2003); поселке  Чистые Боры  Костромской области (кон. XX — нач. ХХI вв.); городах Балашиха (2005),  Звенигород (2003), Клин (1991),  Красногорск (сер. 1990-х — сер. 2000-х),  Лыткарино (2007—2008),  Одинцово (нач. 2000-х),  Щелково (кон. 1990-х — нач. 2000-х),  Щербинка (1998—2001) и деревне Колоцкое (1993) Московской области; Москве (храмы 1995, 1997 и 1998 годов, 3 храма середины 2000-х годов, всего 6 храмов); поселке Дивеево Нижегородской области (2005);  Нижнем Новгороде; селе Венгерово Новосибирской области (1996); Орле (2008); городе  Бежецк Тверской области (2000); селе Хреновое (2007). Действующие храмы с дополнительными престолами преподобномученицы Елисаветы Феодоровны Алапаевской (в скобках — даты строительства) включают: Собор Трех Святителей Великих в Спасо-Елеазаровском монастыре, Псковская обл., д. Елизарово (1574), дополнительные престолы — Рождества Пресвятой Богородицы, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны; Церковь Вознесения Господня, Нижний Новгород (1866—1875), дополнительные престолы — Николая Чудотворца, Иконы Божией Матери Неопалимая Купина, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны; Церковь Илии Пророка в Ильинском, Московская обл., Красногорский р-н, с. Ильинское (1732—1740), дополнительные престолы — Иоанна Богослова, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны ,Феодора Пергийского; Церковь Спаса Нерукотворного Образа в Усово (новая), Московская обл., с. Усово (2009—2010), дополнительные престолы — Иконы Божией Матери Державная, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны, священномученика Сергия (Махаева); Храм во имя Святой Елисаветы Феодоровны (Елизаветы Федоровны), Свердловская область, г. Екатеринбург. Храм Успения Пресвятой Богородицы, Курская обл., г. Курчатов (1989—1996), дополнительный престол (2006) — преподобномучениц Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары. Часовни расположены в Санкт-Петербурге (2009);  Орле (1850-е); г. Жуковский Московской области (2000-е); Йошкар-Оле (2007). Церковь Сергия Радонежского и преподобномученицы Елисаветы Феодоровны в Екатеринбурге - строится. Список включает домовые храмы (больничные храмы и храмы, находящиеся при других социальных учреждениях), которые могут не представлять собой отдельно стоящих сооружений, а занимать помещения в больничных корпусах и т. п. 8 июня  2009 года  Генеральная прокуратура России  посмертно  реабилитировала  Елисавету Феодоровну.  Постановление о прекращении уголовного дела № 18/123666-93 «О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918—1919 годов».

elisaveta-fond.ru

Елизавета Федоровна: какой она была?

Канонизация часто заслоняет от нас реального человека, заменяя его идеальным образом на иконе. О реальной Елизавете Федоровне мы попытались поговорить с исследователем её биографии – Аполлинарией Волошун.

Аполлинария Волошун – писатель, религиовед. Родилась в 1980 году, окончила Миссионерский факультет Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Исследователь и автор биографии святой Великой княгини Елизаветы Федоровны, аспирант Тверского государственного университета кафедры отечественной истории. Основатель литературного портала «ЛитАкадемия», администратор студенческого форума ПСТГУ, активный участник блогосферы.

Аполлинария Волошун

– Елизавета Федоровна – близкая нам по времени святая. Мы читаем ее письма, смотрим фотографии… И часто вспоминаются строчки К.Р. «Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна»…

– Я бы не сказала, что образ великой княгини прост и понятен. Все дело в том, что после канонизации личность автоматически лишается каких-то индивидуальных, чисто человеческих черт. Если мы будем думать о святости человека исключительно как о некой его избранности Богом, о первичных задатках святого, то будем не правы с точки зрения православной догматики. Главное – путь, который личность проходила к своему спасению, и не будь она искушаемой, не преодолевай она трудностей, не делай выбор, то навряд ли она смогла бы достичь тех высот, которые мы сейчас наблюдаем.

Поэтому говорить о том, что Елизавета Федоровна изначально была ангелом во плоти, не только ошибочно, но и может создать опасное представление о невозможности собственного спасения.

– Каким она была человеком?

– Елизавета Федоровна была, в первую очередь, настоящей женщиной, с ее любовью к цветам и рисованию, красивой одежде, веселым компаниям. Ее происхождение, внешность и характер не столько облегчали ее жизнь, сколько обременяли обязанностями. Если сейчас посмотреть на образ великой княгини, то мы увидим красивую женщину, богатую, знаменитую, настоящую принцессу из сказки. Впоследствии, ввиду прославления Елизаветы Федоровны в лике святых, она предстает тихой скромной страдалицей, живущей ради других.

А что было между этими кардинально разными образами? Что привело к такой трансформации?

– Может быть, это было заложено в детстве?

– Происхождение, воспитание, вероисповедание, – нельзя объяснить характер великой княгини только этим. Императрица Александра Федоровна тоже все это имела, и, тем не менее, не обрела такой популярности у народа, не занималась благотворительностью в таком объеме, и православие восприняла по-своему.

Две сестры, обе красавицы, обе потомки английской королевы, обе немки, обе протестантки, обе вышли замуж за русских великих князей, обе приняли православие, обе воспитывали детей, обе занимались благотворительностью, и обе в конечном итоге избавились от навязанных этикетом образов и жили вопреки светским предписаниям, – одна, императрица, скрывалась от народа, другая самолично вникала во все дела и стремилась сохранить эту свободу, не потеряв при этом привилегий…

В чем же тогда разница между ними? Почему одна была популярна среди народа, другая осталась непонятой?

Императрица Александра Федоровна и великая княгиня Елизавета Федоровна в трауре по в.к. Сергею Александровичу

–В чужой стране всегда сложно, немке в России в начале XX века, особенно после начала войны – тем более. Они обе страдали от нападок?

–Обвинения в немецком происхождении по большей части доставались именно императрице, как об этом пишут Палеолог, его друг Бьюкенен, Мосолов и другие современники. Елизавета Федоровна тоже жаловалась на германофобию, но все же русской ее считали даже москвичи. Как писал Н. Нестеров: именно у Елизаветы Федоровны, а вовсе не у императрицы, до конца жизни оставался акцент. И действительно, переписку она вела на русском языке крайне редко. То есть, чувствуется некое предвзятое отношение к младшей из сестер. Современники постоянно их сравнивали, и естественно, что кому-то доставались похвалы, а кому-то упреки.

– Почему так? Елизавете Федоровне больше «повезло»?

– Разве можно сказать, что народная любовь досталась великой княгине даром? Это была яркая, сильная личность, которая прекрасно чувствовала «настроение толпы» и понимала, что возродить и укрепить популярность монархии в народе можно лишь путем сообщения с самим народом, непосредственным участием в его жизни, полной отдачей себя их заботам. Сегодня это называется «пиаром».

Разница лишь в том, что великая княгиня не была наемным менеджером, она сама – член императорской семьи, и ее жизнь также зависела от происходящего в стране. Она была искренней в своем «продвижении», – вот это отличие и является ключевым. Ведь не секрет, что проезжая в поезде, императрица не только не выходила к собравшимся ее приветствовать на платформе, но и велела закрыть шторки поплотнее. Как в идентичной ситуации поступает великая княгиня? Прямо противоположно.

Великая княгиня Елизавета Федоровна, 1899 год

– Один из самых поучительных поступков Елизаветы Федоровны – прощение убийцы мужа. Многим совершенно непонятно – как на такое способен человек..

– Великой княгине пришлось руками собирать куски человеческого тела, что само по себе шокирует, даже без всякой эмоциональной привязанности к тому, кому они принадлежали. Когда спорят о причинах посещения великой княгиней Каляева, лично у меня это не вызывает никаких противоречий. Впечатлительная женщина, нежная принцесса, творящая дела милосердия христианка, – оказывается в такой ситуации. Как этого можно не понять? Все становится прозрачным, если обращаться к самой личности Елизаветы Федоровны, к такой, какой она была на самом деле, чтобы понять причины ее поступков. Собственно, это позволяет объективно взглянуть на многие, кажущиеся противоречивыми вопросы…

– С другой стороны, есть «темное» пятно в жизни Елизаветы Федоровны. Говорят, что она знала о подготовке к убийству Распутина. Что Вы об этом думаете?

– Я знаю, многие возражают, что авторы воспоминаний были субъективны, хотели заработать в эмиграции или обелить себя, а значит нельзя доверять их словам и, тем более, привлекать к исследованию.

Но архив есть архив, опубликован материал или нет, он является источником. Подтверждать или опровергать его подлинность можно или методом сравнения, сопоставления, привлекая аналогичные или противоречащие сведения. Нельзя взять из источника одно, а другое проигнорировать.

Нельзя трактовать факты в угоду частному мнению. Нельзя выбросить свидетельства (неоднократные) о хороших отношения великой княгини с князем Ф.Ф. Юсуповым, нельзя игнорировать слова о странностях семейной жизни великой княгини.

Когда мы работаем с документами личного происхождения, то обращаем внимание не только на содержание, но и стараемся выяснить, при каких обстоятельствах это было написано, в каком настроении, есть ли характерные черты и изменения в стиле написания. Ведь когда люди писали письма, они не блог вели с мыслью о подписчиках, а делились тем, что их действительно волновало. Конечно, это такой же инструмент для манипуляции адресатом, и, несомненно, великая княгиня им умела пользоваться. Это видно из переписки, особенно в письмах к императору, где она аккуратно «заходила» к нужной ей теме, или после прямолинейно высказанной рекомендации приписывала: «но поступай, как тебе виднее, дорогой». Я не считаю это чем-то умаляющим заслуги Елизаветы Федоровны, просто она была умна и верила в то, что делала.

– Как Елизавета Федоровна обратилась к благотворительности?

– Елизавета Федоровна не стремилась посвятить себя благотворительному служению с первых дней пребывания в России. И даже Высочайшее Ея Попечительство в Елизаветинском обществе поначалу было типичным для женщин Царской семьи и не предполагало, закатав рукава, менять пропитанные гноем повязки больного.

Однако она, несомненно, обладала эмпатией и, благодаря своей открытости, прекрасно понимала чужие настроения. Постепенно она увлеклась масштабами, ей надо было удерживать и приумножать связи и средства. Постепенно это заняло все ее время и стало образом жизни.

То есть то, что великая княгиня сумела трансформировать свой жизненный опыт и веру в Бога в дела милосердия и всецело ему отдалась, – это ее личный выбор. И вот тут мы говорим о воспитании матерью, о мировоззрении, о характере, – как об ориентирах личности.

А.В. Бельгард в своих воспоминаниях говорит о связи между событиями в жизни Елизаветы Федоровны и этапами ее деятельности. То есть, после Ходынской катастрофы великая княгиня начала усердно заниматься благотворительностью в Москве, чтобы спасти великого князя Сергея Александровича от гнева толпы. Также можно сказать, что именно гибель мужа побудила ее основать обитель милосердия.

В военное время Елизавета Федоровна придумала Комитеты. Или же, в связи с недовольством Распутиным и «эпидемией религиозной экзальтации», стала миссионером ради сохранности православного вероисповедания. Действительно, можно отследить причинно-следственные связи решений великой княгини. Поэтому это и выглядит как путь, приводящий человека ко спасению. Господь и оставил нам столько сведений о ней самой, о ее повседневной жизни, словах и поступках для того, чтобы мы видели направление. Чтобы не впадали в отчаяние, когда в жизни происходят ужасные события, и всегда ориентировались в своем выборе Священным Писанием. Мне кажется, это так.

www.pravmir.ru

Романова Великая княгиня Елизавета Федоровна

Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая

О ней все говорили, как об ослепительной красавице, а в Европе считали, что есть только две красавицы на Европейском Олимпе, и та и другая - Елизаветы. Елизавета Австрийская, супруга императора Франца Иосифа, и Елизавета Федоровна. 

Елизавета Федоровна, старшая сестра Александры Федоровны, будущей русской императрицы, была вторым ребенком в семье герцога Гессен-Дармштадского Людовига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории. Еще одна дочь этой четы - Алиса - стала впоследствии императрицей российской Александрой Федоровной. 

Дети воспитывались в традициях старой Англии, их жизнь проходила по строгому распорядку. Одежда и еда были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу: убирали комнаты, постели, топили камин. Много позже Елизавета Федоровна скажет: «В доме меня научили всему». 

Великий князь Константин Константинович Романов, тот самый КР, посвятил Елизавете Федоровне в 1884 году такие строки: 

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно: Ты так невыразимо хороша! О, верно, под такой наружностью прекрасной Такая же прекрасная душа! Какой-то кротости и грусти сокровенной В твоих очах таится глубина; Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна; Как женщина, стыдлива и нежна. Пусть на земле ничто Средь зол и скорби многой Твою не запятнает чистоту. И всякий, увидав тебя, прославит Бога, Создавшего такую красоту! 

В двадцать лет принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II. До этого все претенденты на ее руку получали категорический отказ. Венчались в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, и, конечно, на принцессу не могла не произвести впечатления величественность события. Красота и древность обряда венчания, русская церковная служба словно ангельское прикосновение поразили Елизавету, и она уже не смогла забыть этого чувства всю свою жизнь. 

У нее возникло неодолимое желание познавать эту загадочную страну, ее культуру, ее веру. И облик ее стал меняться: из холодноватой немецкой красавицы великая княгиня постепенно превращалась в одухотворенную, всю как будто светящуюся внутренним светом женщину. 

Елизавета Фёдоровна в 1897 году

Большую часть года семья проводила в их имении Ильинское в шестидесяти километрах от Москвы, на берегу Москвы-реки. Но были и балы, гуляния, театральные постановки. Жизнерадостная Элли, как ее называли в семье, своими домашними театральными постановками и праздниками на катке вносила юный задор в жизнь императорской семьи. Здесь любил бывать наследник Николай, а когда в дом великого князя приехала двенадцатилетняя Алиса, он стал приезжать еще чаще. 

Древняя Москва, ее уклад, ее старинный патриархальный быт и ее монастыри и церкви очаровали великую княгиню. Сергей Александрович был человеком глубоко религиозным, соблюдал посты и церковные праздники, ходил на богослужения, ездил в монастыри. И вместе с ним всюду бывала великая княгиня, выстаивающая все службы. 

Как это не было похоже на протестантскую кирху! Как пела и ликовала душа княгини, какая благодать разливалась по ее душе, когда она видела Сергея Александровича, преображенного после причастия. Ей хотелось вместе с ним разделить эту радость обретения благодати, и она начала серьезно изучать православную веру, читать духовные книги. 

А вот еще подарок судьбы! Император Александр III поручил Сергею Александровичу быть на Святой земле в 1888 году на освящении храма Святой Марии Магдалины в Гефсимании, который был построен в память их матери, императрицы Марии Александровны. Супруги побывали в Назарете, на горе Фавор. Княгиня писала своей бабушке английской королеве Виктории: «Страна действительно прекрасная. Кругом все серые камни и дома того же цвета. Даже деревья не имеют свежести окраски. Но тем не менее, когда к этому привыкнешь, то находишь везде живописные черты и приходишь в изумление…». 

Великая княгиня Елизавета Фёдоровна

Она стояла у величественного храма Святой Марии Магдалины, в дар которому привезла драгоценную утварь для богослужений, Евангелия и воздухи. Вокруг храма такая тишь и воздушное благолепие растекалось… У подножия горы Елеонской в мреющем, чуть приглушенном свете, будто слегка прорисованные на фоне неба, замерли кипарисы и оливы. Дивное чувство овладело ею, и она произнесла: «Я бы хотела быть похороненой здесь». Это был знак судьбы! Знак свыше!. И как же он отзовется в будущем! 

Сергей Александрович после этой поездки стал председателем Палестинского общества. А Елизавета Федоровна после посещения Святой земли приняла твердое решение перейти в православие. Это было нелегко. 1 января 1891 года она написала отцу о принятом решении с просьбой благословить ее: «Вы должны были заметить, сколь глубокое благоговение я питаю к здешней религии…. Я все время думала и читала, и молилась Богу указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином.

Это было бы грехом - оставаться так, как я теперь, принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как мой муж…. Вы знаете меня хорошо, Вы должны видеть, что я решилась на этот шаг только по глубокой вере, и что я чувствую, что перед Богом я должна предстать с чистым и верующим сердцем. Я думала и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более 6 лет и зная, что религия «найдена». Я так сильно желаю на Пасху причаститься Св. Тайн вместе с моим мужем». Отец не благословил дочь на этот шаг. Тем не менее накануне Пасхи 1891 года в Лазареву субботу был совершен чин принятия в Православие. 

Скульптура работы Павла Трубецкого, 1899

Какое ликование души - на Пасху вместе с любимым мужем пела она светлый тропарь «Христос восресе из мертвых смертию смерть поправ…» и подходила к святой Чаше. Именно Елизавета Федоровна уговорила свою сестру перейти в православие, окончательно рассеяв страхи Аликс. Элли не требовалось переходить в православную веру при бракосочетании с великим князем Сергеем Александровичем, поскольку тот не мог быть ни при каких обстоятельствах наследником престола. Но она сделала это из внутренней потребности, она же объяснила своей сестре всю необходимость этого и то, что переход в православие не будет для нее отступничеством, но, наоборот, обретением истинной веры. 

В 1891 году император назначил великого князя Сергея Александровича московским генерал-губернатором. Москвичи скоро узнали великую княгиню как защитницу сирых и убогих, больных и бедных, она ездила в больницы, богадельни, приюты, помогала многим, облегчала страдания, раздавала помощь. 

Когда началась Русско-японская война, Елизавета Федоровна сразу же занялась организацией помощи фронту, во всех залах Кремлевского дворца были устроены мастерские для помощи солдатам. Медикаменты, продовольствие, обмундирование, теплые вещи для солдат, пожертвования и средства, - все это было собрано и отправлено великой княгиней на фронт. Она сформировала несколько санитарных поездов, устроила в Москве госпиталь для раненых, в котором часто бывала, организовала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте. Но особенно трогательно солдату было получить от великой княгини иконки и образа, молитвенники и Евангелия. Она особенно заботилась об отправке походных православных храмов со всем необходимым для совершения богослужения. 

В стране в это время бесчинствовали революционные группы, и Сергей Александрович, считавший необходимым принять более жесткие меры по отношению к ним и не нашедший поддержки, подал в отставку. Государь отставку принял. Но все было напрасно. Тем временем боевая организация эсеров уже приговорила великого князя Сергея Александровича к смерти. Власти знали о готовившемся покушении и пытались его предотвратить. Елизавета Федоровна получала анонимные письма, в которых ее предупреждали, что если она не хочет разделить участь мужа, пусть не сопровождает его нигде. Княгиня же, наоборот, старалась всюду бывать вместе с ним, не оставлять его ни на минуту.

Елизавета Фёдоровна и Сергей Александрович

Но 4 февраля 1905 года это все-таки произошло. Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым у Никольских ворот Кремля. Когда туда прибыла Елизавета Федоровна, там уже собралась толпа народа. Кто-то попытался помешать ей подойти к месту взрыва, но когда принесли носилки, она сама сложила на них останки своего мужа. Целыми были только голова и лицо. Да еще подобрала она на снегу иконки, которые носил на шее муж. 

Процессия с останками двинулась к Чудову монастырю в Кремле, Елизавета Федоровна шла за носилками пешком. В церкви она опустилась на колени рядом с носилками у амвона и склонила голову. Всю панихиду простояла она на коленях, только иногда бросала взгляд на сочившуюся сквозь брезент кровь. 

Потом она встала и прошла сквозь замеревшую толпу к выходу. Во дворце она велела принести ей траурное платье, переоделась и стала составлять телеграммы родственникам, писала абсолютно четким, ясным почерком. Только казалось ей, что это делает за нее кто-то другой. Совсем другой. Несколько раз она справлялась о самочувствии кучера Ефима, который прослужил у великого князя двадцать пять лет и сильно пострадал во время взрыва. Вечером ей сказали, что кучер пришел в сознание, но никто не решается сказать ему о гибели Сергея Александровича. И тогда Елизавета Федоровна пошла к нему в госпиталь. Увидев, что кучер очень плох, она склонилась над ним и ласково сказала, что все обошлось благополучно и Сергей Александрович просил ее навестить старого слугу. Кучер будто просветлел лицом, успокоился и через некоторое время спокойно скончался. 

На следующее утро хоронили великого князя. В последний момент на одной из крыш у места убийства нашли его сердце. Успели положить в гроб. 

Вечером она поехала в Бутырскую тюрьму. Начальник тюрьмы пошел в камеру преступника вместе с ней. На пороге камеры она на секунду задержалась: правильно ли я делаю? И будто голос был ей, голос мужа, желавший прощения убийце. 

Каляев с горячечным блеском в глазах поднялся к ней навстречу и с вызовом крикнул: 

- Вы кто? - Я его вдова. Почему вы его убили? - Я не хотел убивать вас, я видел его несколько раз в то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним и я не решился его тронуть. - И вы не поняли того, что убили меня вместе с ним? Убийца не ответил... 

Елизавета Фёдоровна в одежде сестры Марфо-Мариинской обители

Она пыталась объяснить ему, что принесла прощение от Сергея Александровича. Но он не слышал, они говорили на разных языках. Елизавета Федоровна просила его покаяться, но ему были незнакомы эти слова. Более двух часов говорила с Каляевым великая княгиня, она принесла ему Евангелие и просила почитать его. Но все было напрасно. Оставив Евангелие и маленькую иконку, она ушла. 

Великая княгиня просила императора Николая II о помиловании Каляева, но оно было отклонено, потому что преступник не раскаялся. На суде он требовал себе смертного приговора, с горящими глазами безумно повторял, что будет всегда уничтожать политических противников. Ей передали, правда, что в последнюю минуту он взял в руки икону и положил ее на подушку. 

История жизни Великой княгини Елизаветы Федоровны

Сергея Александровича похоронили в маленькой церкви Чудова монастыря, здесь был сделан склеп-усыпальница. Именно сюда каждый день и по ночам приходила Елизавета Федоровна, молилась, думала, как жить дальше. Здесь, в Чудовом монастыре, она получила благодатную помощь от мощей великого молитвенника святителя Алексия и потом всю жизнь носила в наперсном кресте частичку его мощей. На месте убийства мужа Елизавета Федоровна воздвигла памятник-крест, сделанный по проекту Васнецова. На нем слова Спасителя, сказанные Им на кресте: «Отче, отпусти им, не ведают ибо, что творят». В 1918 году крест снесли, в 1985 году обнаружили склеп с останками великого князя. А в 1995 году крест был восстановлен на старом месте. 

После кончины мужа Елизавета Федоровна не снимала траур, много молилась, постилась. Решение пришло в долгой молитве. Она распустила двор, разделила свое состояние на три части: в казну, наследникам мужа и самую большую часть на благотворительные нужды. 

В 1909 году великая княгиня приезжала в Полоцк на перенесения мощей преподобной Евфросинии Полоцкой из Киева. Судьба Евфросинии о многом говорила Елизавете Федоровне: она умерла в Иерусалиме, будучи первой, по-видимому, русской паломницей. Как вспоминала она их поездку с Сергеем на Святую землю, сколь безмятежно было их счастье, как ей было хорошо и покойно там! 

Она решила посвятить себя строительству и созданию милосердной обители. Елизавета Федоровна продолжала заниматься благотворительностью, помогала воинам, бедным, сиротам и все время думала об обители. Были составлены различные проекты устава монастыря, один из них подал и орловский священник Митрофан Сребрянский, автор книги, прочитанной ею с глубоким интересом - «Дневник полкового священника, служившего на Дальнем Востоке во весь период минувшей Русско-японской войны», которому княгиня и предложила быть духовником монастыря. Синод не сразу принял и понял ее замысел, поэтому устав переделывался много раз. 

Августейший шеф полка(фото из «Военной энциклопедии»)

После смерти мужа из доли состояния, предназначенного на благотворительные цели, великая княгиня выделила часть денег на приобретение усадьбы на Большой Ордынке и начала здесь строительство церкви и помещений обители, амбулатории, приюта. В феврале 1909 года была открыта Марфо-Мариинская обитель Милосердия, в ней было всего шесть сестер. На территории обители построили два храма: первый - в честь святых жен-мироносиц Марфы и Марии, второй - Покрова Пресвятой Богородицы. Под последним соорудили небольшую церковь-усыпальницу. Великая княгиня думала, что здесь будет покоиться после смерти ее тело, но Бог судил иначе. 

22 апреля 1910 года в храме Марфы и Марии епископ Трифон посвятил в крестовые сестры любви и милосердия 17 подвижниц во главе с настоятельницей. Великая княгиня впервые сняла траур и облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия. Она собрала семнадцать сестер и сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир - в мир бедных и страдающих». 

Были построены богадельня, больница и детский приют. Обитель была необычайно красива, здесь совершались запомнившиеся многим современникам проникновенные богослужения. Храмы, один из которых был построен знаменитым архитектором Щусевым и расписан художником Михаилом Нестеровым, благоухание цветов, оранжереи, парк - все являло собой духовную гармонию. 

Сестры учились основам медицины, посещали больницы и богадельни, именно сюда привозили самых тяжелых больных, от которых все отказывались, к ним приглашали лучших специалистов, врачебные кабинеты и хирургическая клиника были лучшими в Москве, все операции проводили бесплатно. Здесь же была построена аптека, где бедным лекарства тоже отпускались бесплатно. Днем и ночью сестры неусыпно следили за состоянием больных, терпеливо ухаживали за ними, а настоятельница, казалось им, всегда была с ними, ибо на сон она отводила себе 2-3 часа в день. Многие безнадежные вставали и, уходя из обители, плакали, называя Елизавету Федоровну «Великой матушкой». Она сама перевязывала раны, часто просиживала все ночи у постели больного. Если кто-то умирал, она всю ночь читала над покойником Псалтирь, а в 6 утра неизменно начинала свой рабочий день. 

Ново-Тихвинский монастырь, где накануне гибели содержалась Елизавета Фёдоровна

Елизавета Федоровна открыла в монастыре школу для сирот и детей, которых она находила на Хитровом рынке. Это было место, где, казалось, собрались все отбросы общества, но настоятельница всегда повторяла: «Подобие Божие может быть иногда затемнено, но оно не может быть уничтожено». Здесь уже все знали ее, уважали, ласково и с почтением именовали «матушкой» и «сестрой Елизаветой».

Ее не пугали ни болезни, ни грязь окружающая, ни брань, разносившаяся по Хитровке, неутомимо и ревностно искала она здесь сирот, переходила вместе со своими сестрами Варварой Яковлевой или княжной Марией Оболенской из притона в притон, уговаривая отдать их на воспитание ей. Мальчики с Хитровки в скором времени стали работать в артели посыльных, девочек устраивали в закрытые учебные заведения и приюты, в обители также был организован приют для девочек-сирот, а для бедных детей к Рождеству устраивали большую елку с подарками. 

Кроме того, в обители была открыта воскресная школа для работниц фабрики, организована библиотека, где бесплатно выдавались книги, ежедневно для бедных отпускалось более 300 обедов, а те, у кого были многодетные семьи, могли брать обеды домой. Со временем ей хотелось распространить опыт своей обители на всю Россию и открыть отделения в других городах. В 1914 году крестовых сестер в обители было уже 97. 

В обители великая княгиня вела подвижнический образ жизни: спала на деревянных досках без матраса, тайно носила власяницу и вериги, делала все сама, строго соблюдала посты, питалась только растительной пищей. Когда больной нуждался в помощи, она просиживала у его потели всю ночь до рассвета, ассистировала при самых сложных операциях. Больные ощущали исходившую от нее целебную силу духа и соглашались на любую самую тяжелую операцию, если она говорила об ее необходимости. 

Статуи мучеников XX века на западном фасаде Вестминстерского аббатства: Максимилиан Кольбе, Манче Масемола, Джанани Лувум, Великая княгиня Елизавета Фёдоровна, Мартин Лютер Кинг, Оскар Ромеро, Дитрих Бонхёффер, Эстер Джон, Лусиан Тапиеди и Ван Чжимин

Во время Первой мировой войны она ухаживала за ранеными в лазаретах, отпустила многих сестер работать в полевые госпиталя. Навещала она и пленных раненых немцев, но злые языки, клеветавшие о тайной поддержке противника царской семьей, заставили ее принять решение отказаться от этого. 

Сразу после Февральской революции к обители подъехал грузовик с вооруженными солдатами во главе с унтер-офицером. Они потребовали провести их к начальнице обители. «Мы пришли арестовать сестру императрицы», - бодро заявил унтер-офицер. Здесь же присутствовал и духовник протоиерей Митрофан, который обратился с негодованием к солдатам: «Кого вы пришли арестовать! Ведь здесь нет преступников! Все, что имела матушка Елизавета, - она все отдала народу. На ее средства построена обитель, церковь, богадельня, приют для безродных детей, больница. Разве это преступление?» 

Возглавлявший отряд унтер пристально вглядывался в батюшку и вдруг спросил его: «Батюшка! Не вы ли отец Митрофан из Орла?» - «Да, это я». Лицо унтера мгновенно изменилось, и он сказал солдатам: «Вот что, ребята! Я остаюсь здесь и сам во всем распоряжусь. А вы поезжайте обратно». Солдаты, выслушав отца Митрофана и поняв, что они затеяли не совсем ладное дело, подчинились и уехали. А унтер сказал: «Я теперь останусь здесь и буду вас охранять!» 

Было еще много обысков и арестов, но великая княгиня стойко переносила эти тяготы и несправедливости. И все время повторяла: «Народ - дитя, он не повинен в происходящем... Он введен в заблуждение врагами России»... 

На третий день Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божией матери, Елизавету Федоровну арестовали и сразу же вывезли из Москвы в Пермь. Чтобы собраться, ей дали полчаса. Все сестры прибежали в храм Марфы и Марии, и настоятельница благословила их в последний раз. Храм был наполнен плачем, все понимали, что видятся в последний раз... С ней поехали две сестры - Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. 

С арестом настоятельницы в апреле 1918 года обитель практически прекратила свою благотворительную деятельность, хотя просуществовала еще семь лет. Отец Митрофан продолжал духовно окормлять сестер вплоть до закрытия обители, здесь бывал святейший патриарх Тихон, неоднократно служил литургию, здесь он постриг отца Митрофана в монашество под именем Сергий, а его матушку - под именем Елизаветы. 

В ночь с 17 на 18 июля 1918 года к зданию Напольной школы в Алапаевске подъехала конная группа рабочих и, усадив пленников в экипажи (великого князя Сергея Михайловича, сыновей Константина Константиновича Романова князей Иоанна, Игоря и Константина, сына великого князя Павла Александровича князя Владимира Палея, Елизавету Федоровну и послушницу Варвару), вывезла их в лес к старой шахте. Сергей Михайлович сопротивлялся и его расстреляли. Остальных живыми бросили в шахту. Когда сталкивали в шахту великую княгиню, она повторяла вслух молитву Спасителя: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». 

Елизавета Федоровна упала не на дно шахты, а на выступ на глубине 15 метров. Рядом с ней оказался Иоанн Константинович с перевязанными ранами. Великая княгиня и здесь не перестала милосердствовать и облегчать страдания других, хотя сама была с многочисленными переломами и сильнейшими ушибами головы. 

Убийцы возвращались несколько раз, чтобы добить свои жертвы, они бросали бревна, гранаты, горящую серу. Один из крестьян, бывший случайным свидетелем этой казни, вспоминал, что из глубины шахты слышались звуки херувимской, которую пели страдальцы, и особенно выделялся голос великой княгини. 

Спустя три месяца белые эксгумировали останки погибших. Пальцы великой княгини и инокини Варвары были сложены для крестного знамения. Они умерли от ран, жажды и голода в страшных мучениях. Останки их были перевезены в Пекин. По рассказам свидетеля, тела убитых пролежали в шахте, а потом некий монах сумел извлечь их оттуда, уложил в наскоро сколоченные гробы и через всю Сибирь, охваченную гражданской войной, раскаленную страшной жарой, три недели вез в Харбин. По прибытии в Харбин тела совершенно разложились, и только тело великой княгини оказалось нетленным. 

Из рассказа князя Н.А. Кудашева, увидевшего ее в Харбине: «Великая Княгиня лежала, как живая, и совсем не изменилась с того дня, как я, перед отъездом в Пекин, прощался с нею в Москве, только на одной стороне лица был большой кровоподтек от удара при падении в шахту. Я заказал для них настоящие гробы и присутствовал на похоронах. Зная, что она всегда выражала желание быть погребенной в Гефсимании в Иерусалиме, я решил исполнить ее волю и послал прах ее и ее верной послушницы в Святую Землю, попросив монаха проводить их до места последнего успокоения». 

Тот самый монах, который потом вез нетленное тело Елизаветы Федоровны, удивительным образом был знаком с великой княгиней до революции, а во время революции был в Москве, встречался с ней и уговаривал ее поехать с ним в Алапаевск, где, как он говорил, у него были «хорошие люди в страообрядческих скитах, которые сумеют сохранить Ваше Высочество». Но великая княгиня отказалась скрываться, добавив: «Если меня убьют, то прошу вас, похороните меня по-христиански». 

Было несколько попыток спасти великую княгиню. Весной 1917 года к ней приехал шведский министр по поручению кайзера Вильгельма с предложением содействия в выезде из России. Елизавета Федоровна отказалась, сказав, что она решила разделить судьбу своей страны, своей родины, а кроме того, не может бросить сестер обители в это трудное время. 

Рака с мощами святой Елизаветы в церкви Марии Магдалины

После подписания Брест-Литовского мира германское правительство добилось от Советов разрешения на выезд великой княгини Елизаветы Федоровны в Германию, и посол Германии в России граф Мирбах дважды пытался с ней увидеться, но она отказала ему и передала категорический отказ уехать из России со словами: «Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня!» 

В одном из писем она написала: «Я испытывала такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не ведают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто крат больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, научить его терпению, помочь ему. Вот что я чувствую каждый день. Святая Россия не может погибнуть. Но великой России, увы, больше нет. Но Бог в Библии показывает, как он прощал свой раскаявшийся народ и снова даровал ему благословенную силу. Будем надеяться, что молитвы, усиливающиеся с каждым днем, и увеличивающееся раскаяние умилостивят Приснодеву, и она будет молить за нас своего Божественного Сына, и что Господь нас простит». 

В святом городе Иерусалиме, в так называемой Русской Гефсимании, в склепе, находящемся под церковью Святой Равноапостольской Марии Магдалины, стоят два гроба. В одном покоится великая княгиня Елизавета Федоровна, в другом - ее послушница Варвара, отказавшаяся покинуть свою игуменью и этим спасти себе жизнь. 

День поминовения преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны Алапаевской - 5 июля, ее поминают и в день поминовения всех усопших, пострадавших в годину гонений за веру Христову в соборе новомучеников и исповедников Российских в воскресенье после 25 января. 

В 1990 году на территории Марфо-Мариинской обители патриарх Алексий II открыл памятник великой княгине Елизавете Федоровне, созданный скульптором Вячеславом Клыковым. 

Двадцатый век... Еще бездомней, Еще страшнее жизни мгла (Еще чернее и огромней Тень Люциферова крыла), - 

писал Александр Блок. Но ХХ век освящен и образами новых мучеников за веру, искупивших наши грехи перед вечностью... Таков и образ великой княгини Елизаветы Федоровны.

tunnel.ru

Немецкая принцесса с русской судьбой. Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова - Бэйбики

Доброго времени суток всем посетителям сайта! Этот рассказ продолжает тему династии Романовых, началом которой была моя публикация «Дочери последнего императора». Великая княгиня Елизавета Федоровна родилась 20 октября (1 ноября) 1864 в Германии, в городе Дармштадт. Она была вторым ребенком в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории. Еще одна дочь этой четы (Алиса) станет впоследствии императрицей Российской Александрой Федоровной. Дети воспитывались в традициях старой Англии, их жизнь проходила по строгому порядку, установленному матерью. Детская одежда и еда были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу. Мать внимательно следила за талантами и наклонностями каждого из семерых детей и старалась воспитать их на твердой основе христианских заповедей, вложить в сердца любовь к ближним, особенно к страждущим. Принцесса Элла (Елизавета) Гессенская (правильнее — Гессен-Дармштадская) в отрочестве и юности

В 19 лет принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II, брата императора Александра III. Она познакомилась с будущим супругом в детстве, когда он приезжал в Германию со своей матерью, императрицей Марией Александровной, также происходившей из Гессенского дома. До этого все претенденты на ее руку получали отказ ( в том числе и будущий император Германии Вильгельм). С женихом — великим князем Сергеем Александровичем

Забегая вперед, скажу, что этот брак был бездетным. Впоследствии супруги будут воспитывать рано осиротевших племянников. Великая княгиня Елизавета Федоровна в парадном платье

С будущим императором Николаем Вторым в любительском спектакле «Евгений Онегин» в роли Татьяны

В.К. Елизавета Федоровна считалась украшением дома Романовых, одной из самых красивых женщин империи. В те времена говорили, что в Европе есть только две красавицы, и обе — Елизаветы: Елизавета Австрийская, супруга императора Франца-Иосифа (знаменитая Сисси), и Елизавета Федоровна.

Фото со знаменитого бала 1903 года, куда приглашенные должны были явиться в костюмах допетровской эпохи:

Красотой великой княгини восхищался замечательный поэт К.Р. (великий князь Константин Константинович Романов): Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно: Ты так невыразимо хороша! О, верно, под такой наружностью прекрасной Такая же прекрасная душа! Какой-то кротости и грусти сокровенной В твоих очах таится глубина; Как ангел ты тиха, чиста и совершенна; Как женщина, стыдлива и нежна. Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой Твою не запятнает чистоту. И всякий, увидав тебя, прославит Бога, Создавшего такую красоту! Портреты Елизаветы Федоровны

С младшей сестрой — последней русской императрицей Александрой Федоровной

В 1891 году император Александр III назначил великого князя Сергея Александровича московским генерал-губернатором. Великая княгиня не только исполняла представительские обязанности, но и много занималась благотворительностью. Она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей и везде старалась облегчить страдания людей. Во время русско-японской войны Елизавета Федоровна занималась организацией помощи фронту. На свои средства великая княгиня сформировала несколько санитарных поездов. В Москве она устроила госпиталь для раненых, создала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте. 5 (18) февраля 1905 года В.К.Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Каляевым. Когда Елизавета Федоровна прибыла к месту взрыва, там уже собралась толпа. Кто-то попытался помешать ей подойти к останкам супруга, но она встала на колени и своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом части тела великого князя. Великая княгиня нашла в себе силы простить убийцу любимого мужа, просила императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено. С момента кончины супруга Елизавета Федоровна не снимала траур, стала держать строгий пост, много молилась. Елизавета Федоровна в траурном одеянии

Она собрала все свои драгоценности, часть отдала казне, часть — родственникам, а остальное решила употребить на постройку обители милосердия. На Большой Ордынке в Москве Елизавета Федоровна приобрела участок земли с усадьбой и основала Марфо-Мариинскую обитель. 10 февраля 1909 года великая княгиня собрала сестер основанной ею обители, облачилась в монашеское одеяние и сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

В Марфо-Мариинской обители была больница, в которую привозили самых безнадежных пациентов, и сама настоятельница часто проводила ночи у их изголовья, помогала врачам во время операций. «Великая матушка» основала несколько приютов, оказывала помощь нуждающимся и обездоленным, помогала самым бедным приходам. После революции 1917 года кайзер Вильгельм, опасаясь за жизнь великой княгини, несколько раз через своего посла предлагал ей покинуть Россию. Очевидно, он всю жизнь испытывал глубокое чувство к этой удивительной женщине… Елизавета Федоровна отвечала категорическим отказом — она была очень привязана к России и любила русский народ. В апреле 1918 года «великая матушка» была арестована большевиками. Ей оставалось несколько месяцев земной жизни. Глубокой ночью 5 (18) июля 1918 г. великую княгиню Елизавету Федоровну вместе с другими членами императорского дома бросили в шахту старого рудника в Алапаевске. Когда палачи сталкивали великую княгиню в глубокую яму, она произносила молитву: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». Скончались «алапаевские мученики» в страшных страданиях, от ран, жажды и голода. Останки настоятельницы Марфо-Мариинской обители в 1921 году были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. Когда-то, во время путешествия с мужем в Иерусалим, великая княгиня высказала желание быть погребенной в этих местах. Ее желание сбылось… В 1992 году великая княгиня Елизавета Федоровна Романова была причислена к лику святых.

Спасибо за внимание всем прочитавшим публикацию! Извините, но по некоторым причинам закрываю комментарии. Автор топика запретил добавлять комментарии

babiki.ru

Романовы: Великая княгиня Елизавета Федоровна

Великая княгиня Елизавета Федоровна

Святая преподобномученица Великая княгиня Елизавета Федоровна была вторым ребенком в семье Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории.

Домашние звали ее Элла. Ее душевный мир слагался в кругу согретой взаимной любовью семьи. Мать Эллы умерла, когда девочке было 12 лет, она заронила в юное сердце зерна чистой веры, глубокого сострадания к плачущим, страдающим, обремененным. На всю жизнь в памяти Эллы остались воспоминания посещения больниц, приютов, домов инвалидов.

В фильме о родителях Эллы, о ее небесной покровительнице (до перехода в Православие) св.Елизавете Тюренгенской, об истории дома Гессен-Дармштадского и о тесной его связи с домом Романовых подробно рассказывают наши современники – директор дармштадского архива проф.Франк и принцесса Гессенская Маргарет.

Россия – небесный свод усеянный бесчисленными звездами угодников Божиих

Спустя несколько лет вся семья сопровождала принцессу Елизавету на ее свадьбу в Россию. Венчание состоялось в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Великая княгиня усиленно занималась русским языком, желая глубже изучить культуру и, главное, – веру своей новой Родины.

В фильме повествуется о совместном пребывании супружеской четы на Святой земле в октябре 1888 года. Это паломничество глубоко поразило Елизавету Федоровну: Палестина открылась ей источником радостных молитвенных вдохновений: ожившие трепетные детские воспоминания и слезы тихих молитв к Пастырю Небесному. Гефсиманский сад, Голгофа, гроб Господень – сам воздух освящен здесь Божиим присутствием. “Как бы я хотела быть похороненной здесь”- скажет она. Этим словам суждено было сбыться.

После посещения Святой Земли Великая княгиня Елизавета Федоровна твердо решила перейти в Православие. От этого шага ее удерживал лишь страх причинить боль своим родным и, прежде всего отцу. Наконец, 1 января 1891 года она написала отцу письмо о своем решении принять православную веру. Вот отрывок из ее письма отцу: “ Я перехожу из чистого убеждения, чувствую, что это самая высокая религия и что я сделаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение”.

12 (25) апреля в Лазареву субботу было совершено Таинство Миропомазания Великой княгини Елизаветы Федоровны. У нее осталось прежнее имя, но уже в честь святой праведной Елизаветы – матери святого Иоанна Предтечи. После Миропомазания Император Александр III благословил свою невестку драгоценной иконой Нерукотворного Спаса, с которой Елизавета Федоровна не расставалась всю жизнь и с ней на груди приняла мученическую кончину.

В фильме рассказывается о ее поездке в 1903 г. в Саров на прославление преподобного Серафима Саровского, приводятся документальные кадры кинохроники. -“Батюшка, почему мы не имеем теперь такой строгой жизни, какую имели подвижники благочестия?”- спросили однажды преподобного Серафима. -“Потому-отвечал преподобный-что не имеем к тому решимости. Благодать же и помощь Божия к верным и всем сердцем ищущим Господа, ныне та же, какая была и прежде”

Москва – где собраны по искорке со всего отечества общенародные святыни, в которых веками горел духовный огонь

Далее в фильме повествуется о массовых беспорядках, многочисленных жертвах, среди которых были и видные политические деятели, погибшие от рук революционеров-террористов. 5 (18) февраля 1905 года Великий князь Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной в него террористом Иваном Каляевым.

На третий день после гибели мужа Елизавета Федоровна поехала в тюрьму к убийце. Она хотела, чтобы Каляев раскаялся в своем ужасном преступлении и молил Господа о прощении, но он отказался. Несмотря на это Великая Княгиня просила Императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено.

“Стяжи дух мирен и вокруг тебя тысячи спасутся”-говорил преподобный Серафим Саровский. Молясь у гроба мужа Елизавета Феодоровна получила откровение-“отойти от светской жизни, создать в помощь бедным и больным обитель милосердия ”.

После четырехлетнего траура 10 февраля 1909 года Великая княгиня не вернулась к светской жизни, а облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия, и собрав семнадцать сестер основанной ею Марфо-Мариинской обители, сказала: “Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир – в мир бедных и страдающих.”

В основу Марфо-Мариинской обители Милосердия был положен устав монастырского общежития. Одним из главных мест бедности, которому Великая княгиня уделяла особое внимание, был Хитров рынок. Многие были обязаны ей своим спасением.

Еще одно славное деяние Великой княгини – постройка русского православного храма в Италии, в городе Бари, где покоятся мощи святителя Николая Мирликийского.

С самого начала своей жизни в Православии и до последних дней Великая княгиня находилась в полном послушании у своих духовных отцов. Без благословения священника Марфо-Мариинской обители протоиерея Митрофана Серебрянского и без советов старцев Оптиной пустыни, Зосимовой пустыни и других монастырей, она сама ничего не предпринимала. Ее смирение и послушание были удивительными.

9 апреля 1910 года она принимает монашеский постриг.

После Февральской революции, летом 1917 года, к Великой Княгине приехал шведский министр, который, по поручения кайзера Вильгельма, должен был уговорить ее уехать из все более неспокойной России. Тепло поблагодарив министра за заботу, Великая княгиня совершенно спокойно сказала, что не может оставить свою обитель и вверенных ей Богом сестер и больных и что она решила твердо остаться в России.

В апреле 1918 г. на третий день Пасхи Елизавету Федоровну арестовывают, вместе с ней добровольно пошла под арест ее келейница Варвара Яковлева. Вместе с Великими князьями Романовыми их привозят в Алапаевск.

“Господь нашел, что нам пора нести Его крест. Постараемся быть достойными этой радости”-говорила она.

Глубокой ночью 5(18) июля, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, Великую княгиню Елизавету Федоровну и ее келейницу Варвару Яковлеву вместе с другими членами Императорского Дома сбросили в шахту старого рудника. Из шахты слышались молитвенные песнопения.

Несколько месяцев спустя армия адмирала Александра Васильевича Колчака заняла Екатеринбург, тела мучеников были извлечены из шахты. У преподобномучениц Елизаветы и Варвары и у Великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения. Тело Елизаветы Федоровны осталось нетленным.

Усилиями Белой армии гробы с мощами преподобномучениц в 1921 году были доставлены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании, согласно желанию Великой княгини Елизаветы.

Режиссер Виктор Рыжко, сценарий Сергей Дробашенко. 1992 г. Фильм является лауреатом Всероссийского фестиваля православных фильмов 1995 г. Приз зрительских симпатий 1995г. Дипломант МКФ “Золотой витязь” 1993г.

(при подготовке рецензии использована книга Л. Миллер «Святая мученица Российская Великая княгиня Елизавета Феодоровна»)

www.pravmir.ru


Смотрите также