Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Венера ганиева певица биография семья дети


Венера Ганеева: «Юбилей — это стресс для певца, голос лежит в нокауте»

Сегодня на сцене ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля Венера Ганеева выйдет к публике героиней своего юбилейного вечера. Ганеева — безусловная звезда оперной сцены, это признают даже ее недоброжелатели. Как ей удается прожить жизнь в искусстве без зависти, склок и интриг, почему она любит выступать на корпоративах и о своем единственном на всю жизнь романе, певица рассказала в эксклюзивном интервью «Реальному времени».

«Каждое утро встаю с хорошим настроением»

— Венера Ахатовна, когда звонишь вам на мобильный, вместо гудков слышишь весьма прикольный текст. Эта веселость и открытость — ваша фишка. Как удается в непростой жизни оставаться позитивным человеком? И этот позитив, эта энергетика, она у вас одинакова — и на сцене, и в жизни.

— Мне сложно сказать, откуда это. Я — Овен по гороскопу, я люблю жизнь, встаю утром всегда с хорошим настроением. Смотрю в зеркало и улыбаюсь. Делаю зарядку и улыбаюсь. Репетирую с удовольствием, обед готовлю с удовольствием. А когда настроение хорошее, все хорошо получается.

— Ну хорошо, утром встали — за окном дождь со снегом.

— И что такого? Это тоже хорошо! Все, что нас окружает, все это хорошо.

— Что дали вам ваши родители?

— Практически все, что у меня есть, мне дали родители. Вообще, моя жизнь сложилась благодаря усилиям и помощи многих людей — это мои любимые родители, мои дорогие учителя, мой любимый супруг, он мой первый помощник и критик. А мои партнеры, а композиторы? Венера Ганеева — это плод труда многих людей.

Я — Овен по гороскопу, я люблю жизнь, встаю утром всегда с хорошим настроением. А когда настроение хорошее, все хорошо получается

— А сама Венера что делала?

— Трудилась. И счастлива в своей работе. Труд успешен тогда, когда работу любишь.

— Когда вы решили стать певицей, родители не возражали?

— С самого детства я пела, но эталоном пения для меня всегда было пение моей мамы, она всегда, когда приезжали гости, была запевалой., А папа играл на гармошке. Меня ставили на стульчик, я пела, рассказывала стихи. Я очень любила это делать, потому что меня потом ждали пряники и конфеты — это были мои первые гонорары. Мама видела во мне способности и очень хотела, чтобы я стала певицей. Я пела и в школе, и в ансамбле «Саз», я хотела самовыразиться.

«Мое детство прошло в Борисково»

— Где прошло ваше детство?

— В Казани, в поселке Борисково, в длинном бараке без удобств со множеством дверей. По этому длинному коридору мы бегали, а вечерами, когда хозяйки начинали готовить еду на керосинках, особенно шумели, обращая на себя внимание, потому что знали: нас чем-нибудь угостят. Мы очень дружно жили, вообще время было дружное. Потом мы переехали на улицу Восстания, барак наш снесли. Там я училась в 89-й школе.

— С кем-то из людей вашего детства вы поддерживаете связь?

— Да, с некоторыми соседями, одноклассниками — находят меня, звонят. Я слушаю их, радуюсь и думаю: «Боже, как все быстро пролетает!»

— У вас явно не было поддержки, сложно вам было поступить в консерваторию?

— О, это была интересная история! Все студенты музыкального училища мечтают о консерватории. Я не была исключением. И с моим педагогом Клавдией Щербининой мы выбрали для экзамена арию Алтынчеч из оперы Назиба Жиганова. А Жиганов был ректором, представляете, как это было трудно — петь при живом авторе! У меня в середине арии одна нота куда-то «улетала» и звучала фальшиво.Так было и на экзамене, и мне поставили двойку. И не посмотрели на мой красивый тембр. На другой день прихожу забирать документы и встречаю Жиганова. Он спросил, как у меня дела, и когда узнал, что я пришла за документами, очень удивился, сказав, что слышал меня и пою я хорошо. В общем, он пригласил членов комиссии и сказал: «Надо взять эту девочку, что-то в ней есть». Бог тогда меня с Жигановым свел.

33 года я служу моему храму, моему любимому театру, самому красивому в мире

— У кого вы учились в консерватории?

— У Клавдии Ласько, ей уже за девяносто, но она, слава богу, жива. Дай бог и ей, и Щербининой здоровья, ведь в свое время они воспитали костяк нашего театра. А доверие Жиганова я оправдала, училась и старалась. После окончания консерватории я поехала на ярмарку певцов, куда приезжали директора и дирижеры, хотя в это время уже была стажером оперного театра. Но подумала, что пусть «купцы» на меня посмотрят. На прослушивании я исполнила каватину Розины с оркестром Красноярского театра, и после исполнения музыканты стучали смычками по пюпитрам — это у них высшая похвала. На ярмарке был директор нашего театра Рауфаль Мухаметзянов, и он веско сказал: «Это наша певица, и мы ее никуда не отпустим». И вот 33 года я служу моему храму, моему любимому театру, самому красивому в мире.

«Делом надо заниматься, и не будет интриг»

— Хлеб певицы — горький. Как все эти годы вам удается жить, не будучи замеченной в скандалах и интригах?

— Человеку, который с утра до вечера работает, совершенствует голос и актерское мастерство, не до интриг. А я работаю с утра до ночи. Я никогда никого не ревновала, не завидовала, во всех коллегах ищу хорошее и красивое. Я к ним по-доброму отношусь. Наверное, это помогает мне выстоять. А вообще, в театрах такие истории бывают!

Для меня главное в партии — любовь, я натура чувствительная, я сама любить умею

— Все эти годы вы плотно заняты в репертуаре. Какие партии для вас самые дорогие?

— Мне очень нравятся драматические партии, где есть и трагедия, и любовь. Например, Виолетта, Джильда, Марфа. Мне трудно было работать над партией Снегурочки — она, кстати, лучше получалась у Зили Сунгатуллиной. Снегурочка не знала, что такое любовь, она холодна, а когда полюбила, тут сразу и растаяла. Ну про что это? Для меня главное в партии — любовь, я натура чувствительная, я сама любить умею. В Виолетте поплачешь и умрешь, то же самое в Джильде, в Марфе от любви с ума сходишь. Вот это — мое! Эти образы очень бурно развивали мое воображение.

— Но у вас была очень хорошая партия Розины в «Севильском цирюльнике».

— С Розиной тоже поначалу было так, не могла я понять этот образ. Но однажды режиссер спектакля Нияз Даутов показал мне, как правильно обмахиваться веером, я поймала пластику, и образ получился. И я эту партию полюбила. Я увидела то, что мне было нужно.

— Поскольку мы заговорили о любви, расскажите о главном романе вашей жизни.

— Этот роман случился с моим любимым и драгоценным мужем Камилем. Я как-то пришла на радио записывать номер и увидела высокого молодого человека. Он мне сразу понравился, но я не произвела на него впечатления, он внимания на меня не обратил. И чтобы видеть его чаще, я столько песен выучила и приходила на запись на радио по два раза в неделю. И через микрофон я посылала ему флюиды любви. И однажды он обернулся и обратил на меня внимание. С тех пор мы вместе. Это самый мой любимый человек. Актрисам важно, чтобы в семье была опора, чтобы их понимали. Муж научил меня правильно обращаться с микрофоном, и во многом именно он сделал из меня еще и эстрадную певицу. Мой муж — отличный звукорежиссер, он специалист высшего класса. Он у меня и плотник, и слесарь — мы своим домом живем, и он все умеет делать. Достается ему. А я дома — не звезда, а жена своего мужа. Стираю, готовлю обеды, любую еду готовлю с радостью и с хорошим настроением. А муж за столом говорит: «Ах, как вкусно!» И это дороже аплодисментов.

Я дома —не звезда, а жена своего мужа. Стираю, готовлю обеды, любую еду готовлю с радостью и с хорошим настроением

— Вы иногда выступаете на корпоративах. Люди жуют, а вы, звезда, поете. Ну как это?

— Я очень люблю корпоративы. У меня нервы там абсолютно спокойны, не то что на сегодняшнем юбилее. Юбилей — это стресс, голос вообще в нокауте лежит. А на корпоративах меня объявляют, я выхожу, и люди перестают есть. Я им говорю: «Вы ешьте, пожалуйста, не отвлекайтесь, а то вообще голодными останетесь, я же знаю, что от меня нельзя оторвать глаз». Многие меня живьем в первый раз видят, они берут автографы, фотографируются со мной. Я пою в этих случаях демократичный репертуар — песни, романсы, но завершаю выступление всегда «Застольной» из «Травиаты». И тут всегда бывает шквал аплодисментов, и я чувствую себя, как в театре.

— Сейчас в театре вы опекаете нескольких молодых певиц. Чувство ревности не возникает?

— Нет, что вы! Я счастлива, что могу принести пользу театру, сейчас готовлю партии в спектакле «Любовь поэта» с Венерой Протасовой и Гульнорой Гатиной. Я не только партии с ними готовлю, но и учу их литературному татарскому языку. Пусть поют, сцена любит молодых. Разве я могу сейчас петь партию Зайтуны, которой было 13 лет? Я могу петь эту партию, но не играть эту героиню, я лучше ограничусь концертным исполнением. Но петь в этом спектакле — это что, впасть в детство?

Венера Ганеева — народная артистка РФ и РТ, лауреат Государственной премии РТ им. Г. Тукая. Родилась в Казани, окончила Казанскую государственную консерваторию. Пожалуй, самая яркая звезда оперной труппы ТГАТ им. М. Джалиля. Много гастролирует за рубежом. Реализовала себя не только в театре, но и на эстраде, была занята в спектакле «Голубая шаль» на сцене ТГАТ им. Г. Камала, проявив таким образом свое драматическое дарование. Профессор, ведет мастерскую в университете культуры.

realnoevremya.ru

«Жемчужную свадьбу» отметила семья певицы Венеры Ганеевой 15:09 | 23 августа 2016 г.

 

Вчера в Центре семьи «Казан» состоялось торжество по случаю 30-летнего юбилея семьи певицы Венеры Ганеевой и звукорежиссера Камиля Файзрахманова. Имена юбиляров семейной жизни занесены в «Книгу почета» центра. Поздравить знаменитую пару пришли родственники, друзья и ученики Венеры Ганеевой.

«30 лет назад, 22 августа 1986 года, мы с Камилем зарегистрировали наш брак в Центральном ЗАГСе на улице Кремлевская Казани. Тогда «Чаши» еще не было», – вспомнила в интервью корреспонденту ИА «Татар-информ» Венера Ганеева.

В день знакомства она была начинающей певицей и пришла на радио Татарстана на запись своей песни, где Камиль Файзрахманов работал звукорежиссером. «Я помню, она сняла свое меховое манто, хрупкая, худенькая, с хорошей фигурой и большими глазами. С тех пор я понял, что не расстанусь с ней никогда, – рассказал Камиль Файзрахманов. – А уж когда запела, я понял, что пропал».

Как отметили в Центре семьи «Казан», пара является образцовой добропорядочной семьей, которая подает хороший пример подрастающему поколению, и пожелали «жемчужным юбилярам» прожить долгую и счастливую жизнь и отметить в будущем «рубиновую свадьбу». Пара расписалась в «Книге почета» Центра семьи «Казан».

Первым своего педагога и ее супруга поздравил заслуженный артист Республики Татарстан, лауреат международных и всероссийских конкурсов Марсель Вагизов: «Вы для нас являетесь примером, и мы бы хотели так же, как вы, дожить до жемчужного юбилея». Его примеру последовали и другие ученики Венеры Ганеевой.

Супруги подчеркнули, что 30 лет совместной жизни – это большой труд обоих, основанный на взаимном уважении, любви и совместном творчестве. «Мои победы были бы невозможны без поддержки моего дорогого Камиля, который для меня всегда остается молодым и красивым», – сказала Венера Ганеева.

«В нашей жизни не так много праздников. И 30-летие семейной жизни – это такая дата, к которой молодые люди должны стремиться», – отметила певица и поблагодарила гостей праздника за поздравления и пожелания. В знак любви и верности Камиль Файзрахманов преподнес супруге кольцо с жемчугом в память о торжестве.

Артистка уже 17 лет руководит кафедрой сольного пения КазГИКа. Многие из ее учеников сегодня достигли уровня популярности своего педагога. Супруг Венеры Ганеевой Камиль Файзрахманов имеет 41-летний стаж работы звукорежиссером. Последние 10 лет он является главным звукорежиссером в ТГАТОиБ им. М. Джалиля.

После регистрации «жемчужного юбилея» супруги и гости тожества поднялись на смотровую площадку казанской «Чаши».

www.tatpressa.ru

В казанской «Чаше» отметили «жемчужную свадьбу» Венеры Ганеевой

(Казань, 22 августа, «Татар-информ», Айсылу Хафизова). Сегодня в Центре семьи «Казан» состоялось торжество по случаю 30-летнего юбилея семьи певицы Венеры Ганеевой и звукорежиссера Камиля Файзрахманова. Имена юбиляров семейной жизни занесены в «Книгу почета» центра. Поздравить знаменитую пару пришли родственники, друзья и ученики Венеры Ганеевой.

«30 лет назад, 22 августа 1986 года, мы с Камилем зарегистрировали наш брак в Центральном ЗАГСе на улице Кремлевская Казани. Тогда «Чаши» еще не было», – вспомнила в интервью корреспонденту ИА «Татар-информ» Венера Ганеева.

В день знакомства она была начинающей певицей и пришла на радио Татарстана на запись своей песни, где Камиль Файзрахманов работал звукорежиссером. «Я помню, она сняла свое меховое манто, хрупкая, худенькая, с хорошей фигурой и большими глазами. С тех пор я понял, что не расстанусь с ней никогда, – рассказал Камиль Файзрахманов. – А уж когда запела, я понял, что пропал».

Как отметили в Центре семьи «Казан», пара является образцовой добропорядочной семьей, которая подает хороший пример подрастающему поколению, и пожелали «жемчужным юбилярам» прожить долгую и счастливую жизнь и отметить в будущем «рубиновую свадьбу». Пара расписалась в «Книге почета» Центра семьи «Казан».

Первым своего педагога и ее супруга поздравил заслуженный артист Республики Татарстан, лауреат международных и всероссийских конкурсов Марсель Вагизов: «Вы для нас являетесь примером, и мы бы хотели так же, как вы, дожить до жемчужного юбилея». Его примеру последовали и другие ученики Венеры Ганеевой.

Супруги подчеркнули, что 30 лет совместной жизни – это большой труд обоих, основанный на взаимном уважении, любви и совместном творчестве. «Мои победы были бы невозможны без поддержки моего дорогого Камиля, который для меня всегда остается молодым и красивым», – сказала Венера Ганеева.

«В нашей жизни не так много праздников. И 30-летие семейной жизни – это такая дата, к которой молодые люди должны стремиться», – отметила певица и поблагодарила гостей праздника за поздравления и пожелания. В знак любви и верности Камиль Файзрахманов преподнес супруге кольцо с жемчугом в память о торжестве.

Артистка уже 17 лет руководит кафедрой сольного пения КазГИКа. Многие из ее учеников сегодня достигли уровня популярности своего педагога. Супруг Венеры Ганеевой Камиль Файзрахманов имеет 41-летний стаж работы звукорежиссером. Последние 10 лет он является главным звукорежиссером в ТГАТОиБ им. М. Джалиля.

После регистрации «жемчужного юбилея» супруги и гости тожества поднялись на смотровую площадку казанской «Чаши».

Больше интересного в ленте Яндекс.Новости - добавьте «Татар-информ» в избранные источники.

www.tatar-inform.ru

Венера Ганеева: «Не буду скрывать - к корпоративам отношусь очень хорошо»

ЛУЧШЕ ДОМА ДЛЯ МЕНЯ НИЧЕГО НЕТ

- Венера Ахатовна, банальный вопрос: чем сейчас занимается наша звезда?

- Помимо службы в Татарском академическом театре оперы и балета имени Джалиля я еще заведую кафедрой сольного пения в университете культуры и искусства. В июне у нас были выпускные экзамены, в июле – вступительные. В августе у нас был отпуск, но я никуда не поехала. С оперной труппой нашего театра приходится много ездить, наверное, полмира объездили, так что если выпадает возможность просто побыть дома, я никуда не хочу ехать. Лучше дома для меня ничего нет.

- Как вы при вашей востребованности в театре и на эстраде нашли время для преподавания?

- Я начала заниматься этим с большим удовольствием и энтузиазмом. В театре я пела практически все партии, написанные для моего диапазона голоса. А преподавание явилось совершенно новой формой реализации творческих возможностей. Но энергия еще есть, желание передать то, что умею ученикам, тоже есть, так что надо преподавать. Вот так у меня появилась еще одна роль - педагога. И каждый набор жду новых талантливых ребят. И они к нам идут, конкурс на нашу специальность растет с каждым годом.

- Сколько человек проступали в этом году?

- Ко мне поступали 40 человек, столько же было подано заявлений на эту специальность в консерваторию. Так что рейтинг у нас и у старейшего вуза одинаковый. По популярности мы равны.

«БОЛЬШЕ ЛЮБЛЮ СТУДЕНТОВ ИЗ ДЕРЕВНИ»

- Сколько человек у вас было на место?

- Около семи человек. В консерватории чуть меньше.

- Сколько учеников в этом году вы взяли?

- Шесть человек.

- Что это за ребята?

- Ничего не имею против городских ребят, но больше люблю тех, кто из деревни. Их к нам поступает много. Дело в том, что у нашей кафедры есть одно преимущество – мы можем принимать к нам ребят без музыкального образования. Но нельзя сказать при этом, что эти ребята ничего не знают и не умеют. Они и в школах у себя уже выступали, и в самодеятельности участвовали. Они у себя на родине уже звезды. Эти ребята уже отчасти подготовлены, они не видят своей жизни нигде, кроме сцены.

- Вы требовательный педагог?

- Да. Помимо вокала я провожу собеседование с абитуриентами. Мне важно понять, что они за люди, узнать их кругозор. Вопросы задаю самые разные: про книжки, что они читали, про музыку, про композиторов. Спрашиваю даже про достопримечательности Казани. Мне обязательно надо проверить их эрудицию. Ребята из деревень, они вообще очень старательные. Деревенская молодежь воспитывается в семьях с уважением к труду. Они и на сенокосы ходят, и картошку копают. И потом они бывают так же трудолюбивы и в учебе. Они ценят возможность учиться в городе и очень стараются.

- Сколько у вас бюджетных мест в этом году?

- Шесть бюджетников и четыре места на коммерческой основе. Казанских ребят на первом курсе всего двое.

«ЗА УЧЕБНЫЙ ГОД НАДО ПЛАТИТЬ ЧУТЬ БОЛЬШЕ ПЯТИДЕСЯТИ ТЫСЯЧ»

- Сколько стоит выучиться на певца на коммерческом отделении?

- За один учебный год надо заплатить чуть больше пятидесяти тысяч. Это немного, это реальная цена. Например, мои внучатые племянники ходят в детский садик, и их родители за год платят практически такую же цену, даже немного больше. Но ведь у нас это инвестиции в высшее образование, в будущее, в карьеру.

- Вы как-то назвали своих учеников «Фабрикой звезд»…

- Совершенно верно. Российская эстрада переняла идею такой «фабрики» на западе, а мы кое-что позаимствовали у нее. Кстати, мои ученики ездили на «Фабрику звезд» в Москву и даже доходили до финала. Так что мы в свое время создали «Фабрику звезд по-татарски». Мы выступали с этим проектом в УНИКСе, зал был набит битком. Ажиотаж был колоссальный, но потом мою идею подхватил «Барс-медиа» и стал продвигать этот проект уже под своим флагом. Но мы все равно такие программы делаем, в этом году, например, едем в Башкирию, собираюсь в Астрахань. Естественно, еду со своими «фабрикантами», кстати, большое гастрольное турне по Башкирии у меня впервые, буду выступать вместе с учениками, из Уфы мне уже прислали рекламный ролик наших концертов.

«УЖЕ НА ПЕРВОМ КУРСЕ ЕСТЬ НЕЗАУРЯДНЫЕ РЕБЯТА»

- Эстрада – это такое место, что там просто так не пробиться. Вот студент завершил учебу у вас. Где он будет работать, чем зарабатывать себе на жизнь?

- Конечно, это непростой вопрос. Я, когда беру учеников, ставлю перед собой цель, чтобы не ждать окончания учебы, а еще студентами выводить их на сцену, чтобы их узнавали. У нас так построен учебный процесс, чтобы уже на первом курсе студентов можно выводить на сцену. Мне всегда бывает отрадно видеть, как студент из месяца в месяц развивается, как у него появляется интерес к классической музыке. Очень много моих студентов после института идут в хор оперного театра. Они меня не подводят, работают очень хорошо, участвуют в спектаклях, ездят с театром на гастроли за границу. Но помимо оперного театра эти ребята еще и концертной деятельностью занимаются.

- А есть среди ваших учеников звезды, которые уже знает публика?

- Вся татарстанская эстрада – это практически мои студенты, начиная с первого выпуска. Могу долго перечислять их имена. Есть уже незаурядные ребята и на первом курсе. Кстати, многие мои ученики имеют контракты с «Барс-медиа», где реализуют свои творческие амбиции.

«Я НУЖНА СВОЕМУ ТЕАТРУ»

- Видно, что вы очень увлечены преподаванием. А ваша карьера в театре? Она завершилась, или вы еще что-то будете делать?

- Я считаю, что моя театральная карьера еще не закончилась. Я чувствую, что нужна своему театру. В любой момент, когда в афишу поставят, например, оперу Резеды Ахияровой «Любовь поэта», я могу выйти на сцену и исполнить партию Зайтуны. Я в хорошей форме, и когда бывает нужно выступать в ответственных концертах, принимаю в них участие как солистка нашего оперного театра. Я могу исполнить и классические арии, и романсы – я очень востребована нашей публикой, слава Богу. Кстати, сейчас я как концертная исполнительница востребована больше, чем раньше. Потому что, когда я была плотно занята в репертуаре, концертной деятельности приходилось уделять меньше времени. Конечно, я всегда делала записи на радио, но с гастролями не очень часто выезжала. Я берегла себя для оперы.

- Мне кажется, сейчас у вас какой-то новый рубеж…

- Я очень люблю эстраду! Люблю татарские эстрадные песни, русские и татарские романсы. Я раньше их мало пела, но теперь я могу их «вкусно» исполнить, я смотрю на них другими глазами, передаю другие эмоции. Раньше такого не было. Мне кажется, что я стала сейчас петь лучше, чем пела раньше, прежде была задача взять ми-бемоль в партии Травиаты или Джильды, сейчас же я понимаю музыку сердцем, чувствую вкус слова.

«ИНОГДА В ЕВРОПЕ СВИСТЯТ И ТОПАЮТ»

- Для вас важны аплодисменты?

- Конечно. Но в Европе, например, в конце спектакля публика может и свистеть, и топать ногами – так они передают бьющиеся через край эмоции. Это все приятно.

- Кто занимается вашими гастрольными турами? У вас есть продюсер?

- Нет, и никогда не было. Всю жизнь я сама себя продюсирую, и мне никто не помогает. Я сама себе администратор, и сама распространением билетов занимаюсь, такой я талантливый человек. В прошлом году, например, была в Астрахани. Как будто привезла привет с родины астраханским татарам! Народ ведь скучает по родине, им интересно, что у нас происходит, они попросили меня приезжать к ним каждый год. Им было любопытно на моем выступлении: певица, которая поет эстрадные песни, включает в программу концерта и романсы, и оперную классику. Я там фурор произвела – спела «Застольную» из «Травиаты».

«ЛЮБЛЮ ПЕТЬ НА КОРПОРАТИВАХ»

- У нас сейчас есть интересные татарские композиторы, которые пишут для эстрады?

- Мое счастье, что уже лет 30 я иду по жизни рядом с замечательным композитром Резедой Ахияровой. Большая часть моего эстрадного репертуара – это ее песни. Сейчас композиторы, даже самодеятельные, стараются предложить певцам за деньги. Я никогда не покупала песни у композиторов. Композиторы, которые предлагали мне свои сочинения, всегда знали и знают, что я могу раскрутить песню. Из любой песни я могу сделать конфетку. Так вот Резеда Ахиярова никогда не предлагала мне песни за деньги. Я счастлива, что у меня есть такой друг.

- Как вы относитесь к выступлениям на корпоративах?

- Не буду скрывать: к корпоративам отношусь очень хорошо. Меня очень много приглашают на свадьбы, на юбилеи. Почему я не должна петь перед публикой, которая меня пригласила и ждет моих песен? Я хочу показаться на зрителе в красивом платье, сделать макияж, хорошо петь, поднять людям настроение. Пусть слушатели видят, что я еще, слава Богу, в форме. И могу дарить людям радость.

Справка

Венера Ганеева родилась в Казани. Окончила музыкальное училище им. Аухадеева и казанскую консерваторию. С 1972 года и по сей день – солистка Татарского академического театра оперы и балета им. Джалиля. Лауреат Госпремии РТ им. Тукая, народная артистка РФ и РТ, профессор, заведует кафедрой сольного пения университета культуры и искусств.

Page 2

ONLINE-Новости

Еще новости
Фоторепортаж
Афиша
Горячая линия

по поддержке малого и среднего бизнеса в РТ

Задать вопрос

Это интересно

Ищешь выгоду?Рестораны со скидкой тут, кликай!

Поможем детям

  • В Америку за новым ушком
ещё публикации

www.business-gazeta.ru

Казанский пенсионер обвиняет в мошенничестве брата певицы Венеры Ганеевой: «Это она уговорила меня дать ему в долг»

Подал в суд на брата известной татарской певицы Венеры Ганеевой казанский пенсионер Мухамет Фарзутдинов, требуя вернуть ему долг в полмиллиона рублей. Мужчина утверждает: одолжил деньги потому, что на это его уговорила давняя знакомая — народная артистка Татарстана и России. Дело было еще в 2011 году, однако своих денег, по словам пенсионера, он не дождался до сих пор.

«ОТДАЛ ВСЕ, ЧТО НАКОПИЛ ЗА ЖИЗНЬ»

По словам 76-летнего Мухамета Фарзутдинова, с Венерой Ганеевой они знакомы с 1990-х, когда он работал худруком в Татарской филармонии. Мужчина всегда восхищался талантом певицы и гордился тем, что у них завязалась дружба. Мухамет абый говорит, что звезда оперы и эстрады никогда не забывала прислать ему билет на свой очередной концерт. Но, видимо, не зря говорят, что, если не хочешь потерять друга, не давай ему денег в долг. Как рассказал Фарзутдинов «Вечерней Казани», в сентябре 2011 года на пороге его квартиры появились Венера с братом Фаритом и его женой. 

- С ними я тоже был уже давно знаком. Венера сказала, что они пришли ко мне за помощью как к близкому человеку, - вспоминает Мухамет абый. - Мол, открываем с братом свой бизнес, нужны деньги для начала. Просили миллион рублей. Я удивился - говорю, Венера, я ведь простой пенсионер, откуда у меня такие деньжищи? Но признался, что в банке у меня лежит половина этой суммы, эти деньги я копил большую часть своей жизни. Так они чуть ли не со слезами стали уговаривать меня дать им взаймы. Знаете, я вырос в большой семье, у мамы было 14 детей (я был одиннадцатым), и привык делиться. Мать мне всегда повторяла: просящему дай, и тебе вернется сторицей. Поэтому я решился-таки отдать все свои сбережения Венере и ее брату. Только попросил дать расписку, которую тут же написал мне Фарит Ганеев...

В расписке от 19 сентября 2011 года, копию которой пенсионер показал корреспонденту «ВК», сказано, что, взяв у Фарзутдинова полмиллиона рублей, заемщик обещает отдать ему через год уже 750 тысяч. Когда год прошел, Мухамет абый позвонил старой приятельнице с вопросом, когда ему ждать возврата денег. - Венера ответила, что бизнес у них не задался, они вложились в другое дело, так что придется подождать, - вспоминает пенсионер. - При этом она извинялась, слезно клялась, что еще через год я точно получу свои деньги. Но прошел год, потом еще один и еще… Я человек скромный, не хотел скандалить и до последнего надеялся, что Венера с братом отдадут мне мои средства. Все-таки, когда дружишь годами, до последнего веришь в лучшее, тем более что Венера каждый раз так искренне извинялась за то, что они не могут отдать деньги… Точно так же вел себя ее брат, которому я тоже время от времени звонил. Но в этом году я осмелился потребовать возврата долга уже довольно резким тоном, пригрозил, что пойду в суд, ведь расписка у меня есть! На это Венера только расхохоталась и сказала: иди, мол, все равно дело для тебя проигрышное, сроки давности прошли. Оказывается, расписка действительна только в течение трех лет, как мне объяснили юристы. Получается, Венера и ее брат не зря тянули время!По словам пенсионера, он расценивает действия Ганеевых как мошенничество и поэтому в начале этого года отправился в отдел полиции «Московский». Его заявление там было зарегистрировано 18 января, а 10 февраля пришел ответ. Полицейские посчитали, что между заявителем и гражданином Фаритом Ганеевым возник гражданско-правовой спор, который решается путем подачи иска в суд. В апреле Мухамет Фарзутдинов подал иск в Советский райсуд. Однако, приняв исковое заявление, сотрудники суда сразу предупредили пенсионера: дело для него заведомо проигрышное из-за истечения срока давности расписки. - Мне так обидно, что, поверив, казалось бы, уважаемым людям, я лишился всех сбережений и правды, похоже, уже не добьюсь, - сетует  Фарзутдинов.Впрочем, рассмотрение дела в суде все-таки началось.

«ОН СПЕКУЛИРУЕТ НА МОЕМ ИМЕНИ!»

В свою очередь народная артистка Татарстана и России  Венера Ганеева категорически отвергает все претензии и обвинения Мухамета Фарзутдинова.- Он больной человек! Спекулирует на моем имени! - заявила она корреспонденту «Вечерней Казани». - Я в этой истории вообще не замешана. Только в этом году узнала, что брат занимал деньги у Мухамета. И он давно их уже отдал, только долговую расписку ему пенсионер не вернул и сам расписку в получении денег не написал. Фарит не придал этому значения, все-таки очень давно знаком с Фарзутдиновым и считал его своим другом. А потом начались эти непонятные претензии о якобы невозвращенных деньгах, собственно, только после них я узнала, что вообще был какой-то долг. Больше того, дату расписки о займе этот пенсионер уже пытался исправить с 2011 года на 2014-й, чтобы в суде выиграть. Что ж, суд разберется в этой истории...- По-моему, Мухамет абый сам пытается провернуть что-то вроде мошенничества, - выдвигает встречные обвинения Фарзутдинову Фарит Ганеев. - Я действительно занимал у него 500 тысяч рублей в сентябре 2011 года. Тогда мои друзья раскручивали свой бизнес, и я хотел вложиться вместе с ними. Но как-то не пошло, деньги в дело я так и не вложил, поэтому перед Новым годом, то есть в том же 2011 году, мы с женой решили вернуть деньги Мухамет абыю.  Стоит отметить, что просить деньги в  долг я также приходил вдвоем с супругой, Венеру я не привлекал к этому делу. А в день возврата долга с нами к Мухамет абыю ходила еще одна наша общая с ним знакомая - Гульсина.  В общем, мы пришли к нему, Мухамет абый кого-то ждал и предупредил, что у него мало времени на нас. Даже не раздеваясь, мы вернули ему его 500 тысяч плюс 50 тысяч как благодарность за то, что он помог, пусть даже эти деньги нам не потребовались. И так как он спешил, то расписку о получении денег нам не написал, а я доверял ему. Прежнюю долговую расписку он обещал уничтожить, и я опять же поверил. И вот прошло уже столько лет, никаких претензий от человека не было, а в этом году он вдруг заявляет, что ему долг не вернули! Мы в шоке, если честно. И Венеру приплел, которая здесь вообще ни при чем.

Также Фарит Ганеев отметил, что оригинал долговой расписки по его ходатайству в суде отправлен в данное время на экспертизу, поскольку  сторона ответчика усмотрела в данном документе признаки подделки. Ганеев также сообщил, что намерен пригласить в суд ту самую общую знакомую Гульсину, которая якобы присутствовала при возврате долга и может это подтвердить.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА

www.evening-kazan.ru

Певица Венера Ганеева о «звездной болезни», Кончите Вурст и высоких нотах

Накануне своего 60-летнего юбилея прима татарской оперы и эстрады рассказала «АиФ-Казань» о секретах своего успеха. 

Взять высоту

- Венера Ахатовна, ваша карь­ера началась с оперной сцены. Как это произошло?

- В детстве я не могла по­думать, что стану оперной певицей! Когда в доме по радио звучали песни или арии в исполнении певиц с высокими голосами, я убавляла звук. Любовь к высокому искусству мне привили артисты филармонии, которые часто выступали у нас в школе, - Альфия Галимова,  Венера Шарипова. Впервые на сцену я вышла в составе знаменитого ансамбля «Саз», руководителем которого был Рифкат Гумеров. Одна из ведущих солисток ансамбля Ильсия Иванова, проверив мои голосовые данные, посоветовала мне поступать в музучилище. 

Вступительные экзамены прошли легко, но первый год я училась на двойки: плохо знала русский язык. Переломным моментом стала смерть мамы. Она очень хотела, чтобы я стала певицей, и я принялась усердно учиться. Окончила училище отличницей. 

Вступительные испытания в консерватории я провалила. Перед приёмной комиссией исполнила арию Алтынчэч из оперы ректора консерватории Назиба Жиганова. По вокалу мне поставили двойку. На следующий день я пришла забирать документы, но в коридоре встретила самого Назиба Гаязовича! Оказалось, он случайно слышал моё пение во время экзамена и очень удивился, что меня не приняли. Случилось чудо: он похвалил мой голос и устроил мне повторное прослушивание. 

- На вашем счету много блистательных партий: Виолетта, Джильда, Марфа, Снегурочка, Микаэла, Сарвар, Зайтуна... Вам рукоплескала публика в разных странах мира.  Как удалось справиться со «звёздной болезнью»?

- Никогда. Я не могла себе этого позволить. Да и не до того было, очень много работала. Служение в театре было для меня источником самых сильных переживаний, я была предана своему делу. Случались и неудачные спектакли. После них не спишь ночами.  Я всегда ставила себе самую высокую планку: в партитуры сама вставляла ноту «ми-бемоль». Когда взять её не могла, это становилось для меня трагедией. Считается, что за свою карьеру оперный артист может взять такую ноту ограниченное количество раз, может быть, всего 200. Но мне всегда казалось, что если я профессионал, то должна забираться на эту высоту на каждом спектакле. 

Венера Ганеева Фото: АиФ-Казань/ Фото из личного архива.

Счастлива, что остаюсь нужным для театра человеком: я куратор и репетитор молодых солистов, передаю им накопленный за 35 лет работы в театре опыт. Театр был для меня и лучшим лекарством. Однажды перед самым ответственным спектаклем заболела ангиной, температура 39, а мне петь «Травиату»! Главным зрителем тогда был импресарио из Голландии. От того, как пройдёт спектакль, зависело, будет ли у театра долгосрочный тур по Европе. Я собралась с духом, вышла на сцену. После первого акта и температура спала, и ангина куда-то исчезла. 

Экшн и интеллект

- Как вы оцениваете то, что происходит сейчас на эстраде? Взять хотя бы Кончиту Вурст…

- Половина звёзд современной татарской эстрады – мои воспитанники. Я ими горжусь: наша творческая мастерская – кафедра сольного пения в КазГУКИ даёт хорошую школу. Основу культуры звука мы прививаем через классические произведения. Я за учеников спокойна: они любят своё дело и несут зрителям благородный, красивый звук. 

У Кончиты Вурст была одна цель  - «разбудить», возмутить публику и победить на «Евровидении – 2014». И у неё это получилось. Песня была шикарная, и голосовые данные у артистки есть. Но сам образ бородатой девушки меня, как и многих других, шокировал – «абракадабра» какая-то. Ведь артист должен нести красоту, вдохновлять зрителя, вызывать восторг. 

- Почему же таких «звёзд» горячо принимают зрители? 

- Зрители сейчас очень разные. Кому-то нравится, когда на сцене экшн, всё время мелькают огни, артист травит анекдоты. Зрительные залы на концертах у Венеры Ганеевой и её учеников наполнены совсем другими людьми.  Наши слушатели интеллектуальные, они разбираются в музыке, любят, когда артист честно работает без фонограммы. За последние  пять-семь лет зрители стали строже, требовательнее. Это радует и даёт стимул развиваться. 

Дивные перемячи 

- Говорят, творческим людям нужны аплодисменты не только на сцене, но и в жизни. Это правда? 

- Конечно! Как любая татарская женщина, я люблю готовить. Всегда жду, что домашние и друзья похвалят меня, скажут «Бик тэмле!» («Очень вкусно!» по-татарски. – Прим. ред.). Это для меня равносильно рукоплесканиям зрительного зала. Но и я стараюсь оправдать аплодисменты: любое блюдо делаю оригинальным (смеётся). Мои  суперперемячи любят все друзья! У меня нетрадиционный рецепт: я их не жарю, а готовлю в духовке. Главный секрет успеха в любом деле – вкладывать душу в то, чем ты занимаешься. Я очень люблю копаться в земле, сажаю помидоры, огурцы, выращиваю цветы. Они отвечают взаимностью, приносят плоды и радуют глаз красивым цветением. 

- С высоты вашего опыта что пожелаете нашим читателям?

- Испытать состояние, когда вершины покоряются, хочется работать лучше и больше. Жизнь - это театр, и в нём нет лёгких ролей. Играйте вашу роль так заразительно, чтобы окружающие чувствовали харизму и энергетику!

Смотрите также:

kazan.aif.ru


Смотрите также