Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Вероника круглова биография


Круглова Вероника Петровна

Вероника Круглова – популярная советская певица, которая исполнила знаменитые хиты «Ничего не вижу, ничего не слышу» и «Топ, топ, топает малыш». Эстрадная красавица запомнилась своим кумирам не только благодаря своей артистичности, но также за то, что она побывала замужем за двумя самыми популярными мужчинами СССР – Иосифом Кобзоном и Вадимом Мулерманом.

Ранние годы певицы

Вероника Петровна Круглова родилась в Сталинграде, в 1940 году. В военные годы девочка с матерью оставили родной город и переехали в Уфу. После многочисленных военных сражений семья Кругловых остались без крыши над головой – их дом в Сталинграде превратился в руины. Уфа стала временным пристанищем будущей певицы: спустя некоторое время девочка с мамой отправились в Саратов, где жили родственники ее отца.

Фото: Вероника Круглова

Вероника Круглова хорошо училась в школе. Кроме школы, девочка посещала театральную студию при саратовском ТЮЗе. Юная Круглова делала успехи и на сцене, однако карьера актрисы не сложилась – девушка влюбилась в конферансье В. Кирилловского. Вскоре они поженились и стали работать вместе, в городской филармонии. Попав на новое место работы, Круглова решила и здесь проявить себя в лучшем свете: Вероника показала всем, как умеет владеть своим голосом, после чего, девушку буквально засыпали предложениями о выступлении на концертах.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ И КАРЬЕРА

Вилен Кирилловский

Начало карьеры Кругловой совпало с ее браком с Виленом Кирилловским. По словам певицы, ее первый муж был стройным, высоким и красивым мужчиной. Он обладал какой-то удивительной харизмой, которая буквально наповал сразила юную Круглову. На заре отношений, их брак можно было назвать успешным: молодые практически все время проводили вместе. Однако любовная идиллия растаяла, как только супруги переехали в Ленинград. Здесь каждому из них предложили перейти работать в Ленконцерт. Вероника отказалась работать без любимого, а Кирриловский принял предложение. Такое пренебрежение супругой означало только одно – распад звездной пары.

Кирилловский ушел тихо и спокойно. Свое решение он аргументировал следующими словами в адрес супруги: «Ты еще слишком молода и многого не понимаешь в супружеской жизни». После этого признания мужчина молча собрал чемоданы и ушел от Кругловой. Певица очень остро переживала трагедию – слезы лились рекой, работать не хотелось. Да что работать, жить не хотелось…

Круглова вернулась в Саратов. Однако через несколько месяцев от Кирилловского пришло письмо, в котором он раскаивался в своем поступке и просил Веронику вернуться к нему. Девушку отговаривали от этого все друзья, однако что-то подсказывало девичьей душе, что у Вилена действительно остались к ней чувства. И Круглова снова едет в Ленинград. К этому моменту, ее мужа уже выгнали из Ленконцерта и он работал в коллективе Лидии Клемент – популярной певицы с трагической судьбой, ушедшей из жизни в 28 лет.

После возвращения в Ленинград у Кругловой начался новый карьерный виток – девушка выиграла престижный творческий конкурс. Победа в нем открыла перед певицей новые перспективы – ее стали приглашать работать в знаменитых коллективах. Ее первым местом работы после конкурса стал знаменитый ВИА Павла Рудакова. В течение двух лет Круглова была солисткой группы, но вскоре она покинула коллектив и перешла работать в оркестр Олега Лундстрема.

Возврат к Кирилловскому нельзя назвать удачным – через некоторое время пара все-таки распалась.

Иосиф Кобзон

Вскоре после разрыва отношений с Кирилловским, Вероника Круглова познакомилась с Иосифом Кобзоном.

В это время певица стремительно набирала популярность: ее хиты стали узнаваемыми, а на концертах собиралось все больше поклонников. Роман с Кобзоном был красивым: цветы, романтические вечера, ужины в популярных ресторанах… Вскоре Вероника и Иосиф стали жить вместе. В начале своей семейной жизни они снимали крохотную комнатку. Кобзон прикладывал все усилия, чтобы зацепиться в Москве, но работник Моссовета отказал ему в получении прописки, резко ответив на его просьбу: «Живите у себя в Днепропетровске!».

В своих интервью Круглова не раз вспоминала, что в тот вечер, когда они познакомились с Кобзоном, он поступил подло, украв у нее ноты одной из песен. Веронике никогда не нравился Иосиф, но ухаживал он слишком настойчиво, и однажды Вероника сдалась и согласилась стать его женой. Через несколько месяцев Вероника забеременела. Однако через некоторое время у Кругловой случился выкидыш.

Личная жизнь с Кобзоном не складывались: тяжелые жилищные условия и настойчивый нрав супруга слишком «давили» на женщину. Молодые часто ругались. Немаловажную роль в этом сыграла свекровь Вероники – своенравная и упрямая женщина, под влиянием которой находился молодой Иосиф.

Через три года беспросветных скандалов и ругани супруги приняли решение развестись. Вероника Круглова очень болезненно переживала разрыв с Кобзоном – несмотря на отсутствие чувств, она чувствовала какую-то ответственность за их брак. Именно в это время, певица стала «блекнуть» на сцене – жизнь в постоянном стрессе, потеря мужа и ребенка негативно сказалась на ее творчестве. Круглова еле находила в себе силы выходить на сцену и совершенно перестала выкладываться. В эти непростые времена певицу поддерживал ее давний друг – Вадим Мулерман.

Вадим Мулерман

Обыкновенные дружеские вечера с Вадимом постепенно стали приобретать все более интимный характер. Вскоре Вероника и Вадим стали встречаться, а через некоторое время Мулерман сделал Кругловой предложение. В последствие, этот брак Круглова назовет самым удачным и «душевным» в ее биографии. Вероника и Вадим прожили вместе 20 долгих и счастливых лет. В браке у них родилась дочь Ксения.

Отправившись на очередные заграничные гастроли, Мулерман принял решение остаться жить в США. Он сделал жене и дочери визу, и вскоре они переехали жить за океан. Там Круглова встретила своего четвертого супруга. Им оказался Игорь Докторович – баскетбольный судья, который родился и вырос в Одессе. Круглова и Докторович по сей день живут вместе в Америке, и уже практически считают ее своей второй Родиной…

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

biographe.ru

Биография Вероники Кругловой

Вероника Петровна Круглова — советская эстрадная певица, она родилась 23 февраля 1940 в Сталинграде. Женщина запомнилась слушателям благодаря своим дуэтным выступлениям с супругом Вадимом Мулерманом. Также она была замужем за Иосифом Кобзоном. Сейчас артистка живёт в Сан-Франциско.

Артистическое образование

Во время войны Круглова с матерью переехали в Уфу. Когда сражения закончились, выяснилось, что родной город девочки лежит в руинах. Семье было негде жить, поэтому они отправились в Саратов. Там мать и дочь обустроились у родителей отца Вероники.

Девочка всегда старалась развивать свои таланты. Параллельно с обучением в школе она занималась в театральной студии на территории ТЮЗ в Саратове. Но карьера актрисы не сложилась, поскольку юная Вероника влюбилась в конферансье. Вилен Кирилловский ответил ей взаимностью, вскоре они поженились. Чтобы быть ближе к мужу, будущая артистка устроилась работать в Сталинградскую филармонию. Там она продемонстрировала свой приятный голос, вскоре супруги начали вместе выступать на концертах.

Карьера певицы

В 1962 г. девушка решила переехать в Ленинград. Там она выиграла конкурс талантов. Это помогло певице продвинуться по карьерной лестнице. Её пригласили работать в ВИА Павла Рудакова. Круглова была солисткой коллектива в течение двух лет, после этого она ушла в оркестр Олега Лундстрема.

В 1967 г. Вероника стала петь в составе группы Московской филармонии. Постепенно она набирала популярность, на концертах появлялось всё больше поклонников певицы. Но за белой полосой последовала чёрная, во многом связанная с мужчинами в жизни артистки. Из-за постоянных стрессов и выкидыша она с трудом находила в себе силы выступать. Зрители отмечали, что талант Кругловой стал тускнеть, она не выкладывалась на сцене. Брак с Иосифом Кобзоном сломал её морально, женщина так и не смогла прийти в себя и вернуть творческий кураж.

Знаменитые мужья

В интервью Вероника неоднократно говорила, что всю свою жизнь потратила на поиск идеальной любви. Она называла себя ветреной девушкой, очень часто увлекалась новыми мужчинами. Певица жаловалась, что всегда пыталась втиснуть возлюбленных в выдуманный совершенный образ, и это портило отношения.

Первым мужем Кругловой стал конферансье Вилен. Их отношения продлились недолго из-за того, что супруг предпочёл карьеру семейной жизни. Когда ему предложили работу в Ленинграде, он легко согласился уехать от любимой женщины. В то же время Вероника отказалась от подобного предложения. В результате влюблённые развелись. Кирилловский сам настоял на расставании, мотивируя его тем, что девушка не готова к семейной жизни.

Примечательно, что после развода бывший муж заваливал певицу письмами. Он говорил, что не может без неё жить и работать, ощущает себя несчастным. Друзья девушки не могли простить Вилена, советовали ей игнорировать его попытки вернуться. Но Круглова всегда отличалась добротой и милосердием. Она согласилась встретиться с Кирилловским, которого на тот момент уже выгнали из филармонии. Но отношения не удалось вернуть, чувства бывших влюблённых давно остыли.

Через несколько лет певица познакомилась с Иосифом Кобзоном. Он не нравился ей, но ухаживал очень настойчиво. Позже Круглова вспоминала, что ещё в день знакомства Иосиф украл ноты одной из её песен. Певец ездил за Вероникой на гастроли, а однажды он заявил во всеуслышание об их помолвке. Это стало обязывать Круглову, в итоге она решила перестать бороться. Девушка вышла замуж за Кобзона, уже через несколько месяцев она забеременела.

Отношения супругов сразу не сложились. Певец пытался задержаться в Москве, но ему это не удавалось. Они с Кругловой снимали небольшую комнатку на окраине и постоянно ругались друг с другом. Немаловажную роль в распаде их брака сыграла свекровь. Она презирала невестку, постоянно давила на сына.

Через некоторое время после свадьбы Вероника забеременела. Они с мужем понимали, что не смогут обеспечить ребёнку полноценное существование, но всё же решили оставить его. Беременность протекала тяжело, женщина постоянно мучилась от токсикоза и болей.

После трёх лет скандалов и взаимных упрёков Вероника и Иосиф развелись. Их совместный ребёнок родился мёртвым. Расставание женщина переживала тяжело, несмотря на отсутствие чувств к мужу. В то время её очень поддержал старый друг Вадим Мулерман. Внезапно они начали встречаться, а потом мужчина сделал певице предложение. В течение двадцати лет они жили и выступали вместе, в браке родилась дочь Ксения.

После очередных гастролей Мулерман решил остаться жить в США. Он прислал супруге гостевую визу, и Вероника с дочерью вскоре переехали в Сан-Франциско. Там певица встретила четвёртого мужа. Им стал Игорь Докторович — бывший баскетбольный судья родом из Одессы. Они до сих пор живут вместе за океаном.

stories-of-success.ru

Вероника Круглова: биография, личная жизнь, фото

Вероника Круглова – популярная советская певица, которая исполнила знаменитые хиты «Ничего не вижу, ничего не слышу» и «Топ, топ, топает малыш». Эстрадная красавица запомнилась своим кумирам не только благодаря своей артистичности, но также за то, что она побывала замужем за двумя самыми популярными мужчинами СССР – Иосифом Кобзоном и Вадимом Мулерманом.

Ранние годы певицы

Вероника Петровна Круглова родилась в Сталинграде, в 1940 году. В военные годы девочка с матерью оставили родной город и переехали в Уфу. После многочисленных военных сражений семья Кругловых остались без крыши над головой – их дом в Сталинграде превратился в руины. Уфа стала временным пристанищем будущей певицы: спустя некоторое время девочка с мамой отправились в Саратов, где жили родственники ее отца.

Фото: Вероника Круглова

Вероника Круглова хорошо училась в школе. Кроме школы, девочка посещала театральную студию при саратовском ТЮЗе. Юная Круглова делала успехи и на сцене, однако карьера актрисы не сложилась – девушка влюбилась в конферансье В. Кирилловского. Вскоре они поженились и стали работать вместе, в городской филармонии. Попав на новое место работы, Круглова решила и здесь проявить себя в лучшем свете: Вероника показала всем, как умеет владеть своим голосом, после чего, девушку буквально засыпали предложениями о выступлении на концертах.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ И КАРЬЕРА

Вилен Кирилловский

Начало карьеры Кругловой совпало с ее браком с Виленом Кирилловским. По словам певицы, ее первый муж был стройным, высоким и красивым мужчиной. Он обладал какой-то удивительной харизмой, которая буквально наповал сразила юную Круглову. На заре отношений, их брак можно было назвать успешным: молодые практически все время проводили вместе. Однако любовная идиллия растаяла, как только супруги переехали в Ленинград. Здесь каждому из них предложили перейти работать в Ленконцерт. Вероника отказалась работать без любимого, а Кирриловский принял предложение. Такое пренебрежение супругой означало только одно – распад звездной пары.

Кирилловский ушел тихо и спокойно. Свое решение он аргументировал следующими словами в адрес супруги: «Ты еще слишком молода и многого не понимаешь в супружеской жизни». После этого признания мужчина молча собрал чемоданы и ушел от Кругловой. Певица очень остро переживала трагедию – слезы лились рекой, работать не хотелось. Да что работать, жить не хотелось…

Круглова вернулась в Саратов. Однако через несколько месяцев от Кирилловского пришло письмо, в котором он раскаивался в своем поступке и просил Веронику вернуться к нему. Девушку отговаривали от этого все друзья, однако что-то подсказывало девичьей душе, что у Вилена действительно остались к ней чувства. И Круглова снова едет в Ленинград. К этому моменту, ее мужа уже выгнали из Ленконцерта и он работал в коллективе Лидии Клемент – популярной певицы с трагической судьбой, ушедшей из жизни в 28 лет.

После возвращения в Ленинград у Кругловой начался новый карьерный виток – девушка выиграла престижный творческий конкурс. Победа в нем открыла перед певицей новые перспективы – ее стали приглашать работать в знаменитых коллективах. Ее первым местом работы после конкурса стал знаменитый ВИА Павла Рудакова. В течение двух лет Круглова была солисткой группы, но вскоре она покинула коллектив и перешла работать в оркестр Олега Лундстрема.

Возврат к Кирилловскому нельзя назвать удачным – через некоторое время пара все-таки распалась.

Иосиф Кобзон

Вскоре после разрыва отношений с Кирилловским, Вероника Круглова познакомилась с Иосифом Кобзоном.

В это время певица стремительно набирала популярность: ее хиты стали узнаваемыми, а на концертах собиралось все больше поклонников. Роман с Кобзоном был красивым: цветы, романтические вечера, ужины в популярных ресторанах… Вскоре Вероника и Иосиф стали жить вместе. В начале своей семейной жизни они снимали крохотную комнатку. Кобзон прикладывал все усилия, чтобы зацепиться в Москве, но работник Моссовета отказал ему в получении прописки, резко ответив на его просьбу: «Живите у себя в Днепропетровске!».

В своих интервью Круглова не раз вспоминала, что в тот вечер, когда они познакомились с Кобзоном, он поступил подло, украв у нее ноты одной из песен. Веронике никогда не нравился Иосиф, но ухаживал он слишком настойчиво, и однажды Вероника сдалась и согласилась стать его женой. Через несколько месяцев Вероника забеременела. Однако через некоторое время у Кругловой случился выкидыш.

Личная жизнь с Кобзоном не складывались: тяжелые жилищные условия и настойчивый нрав супруга слишком «давили» на женщину. Молодые часто ругались. Немаловажную роль в этом сыграла свекровь Вероники – своенравная и упрямая женщина, под влиянием которой находился молодой Иосиф.

Через три года беспросветных скандалов и ругани супруги приняли решение развестись. Вероника Круглова очень болезненно переживала разрыв с Кобзоном – несмотря на отсутствие чувств, она чувствовала какую-то ответственность за их брак. Именно в это время, певица стала «блекнуть» на сцене – жизнь в постоянном стрессе, потеря мужа и ребенка негативно сказалась на ее творчестве. Круглова еле находила в себе силы выходить на сцену и совершенно перестала выкладываться. В эти непростые времена певицу поддерживал ее давний друг – Вадим Мулерман.

Вадим Мулерман

Обыкновенные дружеские вечера с Вадимом постепенно стали приобретать все более интимный характер. Вскоре Вероника и Вадим стали встречаться, а через некоторое время Мулерман сделал Кругловой предложение. В последствие, этот брак Круглова назовет самым удачным и «душевным» в ее биографии. Вероника и Вадим прожили вместе 20 долгих и счастливых лет. В браке у них родилась дочь Ксения.

Отправившись на очередные заграничные гастроли, Мулерман принял решение остаться жить в США. Он сделал жене и дочери визу, и вскоре они переехали жить за океан. Там Круглова встретила своего четвертого супруга. Им оказался Игорь Докторович – баскетбольный судья, который родился и вырос в Одессе. Круглова и Докторович по сей день живут вместе в Америке, и уже практически считают ее своей второй Родиной…

Но самое интересное не это. Вероника Круглова успела побывать замужем за двумя суперзвездами советской эстрады — Иосифом Кобзоном и Вадимом Мулерманом.

ТИХАЯ АМЕРИКАНКА: в Штатах Вероника Круглова вышла замуж за бывшего одессита Докторовича, оставила сцену и наконец зажила счастливой семейной жизнью

Чтобы поговорить с Вероникой о супружеской жизни со столь знаменитыми мужчинами, к певице отправился Борис КУДРЯВОВ. Для этого ему пришлось перелететь через Атлантику, поскольку уже 12 лет Вероника живет в Америке, в городе Сан-Франциско. Борис преподнес певице букет из семи бордовых роз и, как выяснилось, угадал.

— Семерка — мое любимое число, — призналась Вероника. — Во время войны мы эвакуировались из Сталинграда под Уфу. Эшелон немцы разбомбили, и целым остался только наш вагон № 7. С тех пор люблю эту цифру…

ЗВЕЗДА ПЕРВОЙ ВЕЛИЧИНЫ: послушать пение красавицы Вероники набивались огромные залы
Ветреная девушка

— А я читал, что вы родом из Саратова.

— Мы туда переехали после войны: Сталинград-то весь разрушили, а в Саратове у отца был дом. Там и школу окончила, и в театральной студии при местном ТЮЗе училась. потом, безумно влюбившись по молодости в артиста разговорного жанра, забросила учебу и пошла на эстраду. Я была ветреной и невероятно влюбчивой девушкой. Правда, моих увлечений чаще хватало дня на три, иногда на неделю. Самое большое — на месяц. Влюбляясь, я сразу дорисовывала образ любимого человека, пытаясь подсознательно втиснуть его в рамки собственного представления о настоящем мужчине. Несовпадения сразу разочаровывали, и интерес пропадал. Всю жизнь только и занималась тем, что искала совершенную любовь. Может, это мешало по-настоящему заняться профессией? Господи, почти у всех эстрадных артисток судьбы очень плохие…

— И что, этот ваш первый мужчина был известным конферансье?

— Он работал в Сталинградской филармонии. Высокий, красивый, воспитанный — все, как говорится, при нем. Имя его сегодня никому ничего не скажет — Вилен Кирилловский. Этому человеку не давали спать лавры Аркадия Райкина. Не знаю, жив ли?

— И он вам прямо сразу разонравился?

— Приезжаем как-то в Ленинград на гастроли. Администраторы, не зная, что мы супруги, каждому в отдельности предлагают перейти в Ленконцерт.

Я сразу поставила условие, что решусь на этот шаг, только если рядом будет супруг. Мне отказали. А Кирилловский согласился остаться без меня! Его поступок мог означать лишь одно — развод.

Совместные гастроли кое-как доработали. Чувствуя близость расставания, Вилен заявил: «Я совершил ошибку. Ты слишком молода и не доросла до серьезной семейной жизни». Спокойно собрал чемоданчик и канул в Лету. Так случилась моя первая жизненная трагедия. Слезы лились градом сутками. Пришлось возвращаться в Саратов.

Через месяц от Вилена неожиданно пошли письма, в которых — душа нараспашку: работать и жить, мол, без меня не может, любит до невозможности. Друзья отговаривали: «Ни в коем случае не возвращайся, человек подло с тобой поступил!» Но в моей неокрепшей душе еще теплилось какое-то чувство, необходимо было увидеть предмет своего обожания. Приехав во время отпуска в Ленинград, я выяснила, что к тому времени моего бывшего муженька из Ленконцерта уже выгнали. Он стал работать в областной филармонии в группе популярной певицы Лидии Клемент, прекрасно исполнявшей песню «Карелия»… У этой женщины тяжелая судьба, к сожалению, она умерла от рака в 28 лет.

— И началась новая жизнь?

— Не без помощи знаменитого джазового музыканта Давида Голощекина я выиграла серьезный творческий конкурс. Меня стали приглашать буквально во все суперпопулярные ансамбли Ленинграда. Я выбрала коллектив Павла Рудакова. Для девочки из Саратова эстрадный мэтр казался небожителем. Он считался любимцем Хрущева и вместе со своим партнером по сцене Бариновым часто уезжал в Москву на правительственные концерты. а года, которые мы проработали вместе — самые счастливые в моей творческой жизни. Павел Васильевич относился ко мне, как к дочке. Я стала популярной, хотя никогда не пела раскрученные шлягеры. Мне нравились простые лирические песни. Два года, находясь почти в полунищенском положении, отработала в популярном коллективе. И вдруг получаю приглашение от Олега Лундстрема! Пришлось от Рудакова уйти. Правда, в знаменитом оркестре пробыла всего четыре месяца. Я забеременела от Иосифа Кобзона.

Странная свадьба

— Где же вы познакомились с Иосифом Давыдовичем?

— Там же, в Ленинграде, на каком-то сборном концерте, примерно в 1963 — 1964 годах. Кобзон смотрел мое выступление из-за кулис. А после этого изъявил желание познакомиться. Вижу, спускается смешно по лестнице, как-то по-казенному — боком. Никак не представился, стал что-то говорить, говорить… Может, считал себя уже тогда королем сцены?

— Он вам сразу глянулся?

— Как певец — категорически нет. Он был не очень пластичным и совсем не артистичным. Пел, как голосили тогда многие. Ничего особенного в нем тогда не было. Стоял на сцене истуканом, будто аршин проглотил, и натужно извлекал из себя звуки: «А у нас во дворе…» Это сейчас он стал великолепным певцом и исполняет песни намного лучше, чем в молодости.

Как на мужчину я на него тогда не засматривалась. К тому же на том концерте он украл у меня ноты. Великолепный мелодист Станислав Пожлаков незадолго до того написал песню «Топ-топ, топает малыш», первой исполнительницей которой я и стала. В моей сумочке лежал ее единственный авторский клавир. Кобзон каким-то образом ухитрился эти ноты спереть.

— С чего вы взяли, что их стащил именно Кобзон?

— Знакомые артисты рассказали, как он ковырялся в стопке нот. Пришлось позвонить ему в гостиницу «Октябрьская». «Да, мой музыкант случайно взял ноты. Прошу прощения. Можете забрать их в любое время», — произнес он надменно. Я же была приучена мамой, что ходить к мужчинам в гостиницу неприлично. «Нет, — отвечаю, — сейчас подъеду к гостинице. Пожалуйста, спуститесь и принесите ноты». Просьбу он выполнил. Не успел Пожлаков написать второй клавир и оркестровку, как наша песня была быстренько записана в Москве Кобзоном и Миансаровой. Такой поступок даже по прошествии стольких лет иначе как воровством назвать трудно.

— Когда же у вас с Кобзоном случился роман?

— Наши отношения складывались непросто. Романом их назвать трудно, потому что долгое время они были односторонними: Кобзон всячески меня домогался и преследовал. Однажды коллектив Рудакова приехал на гастроли в Москву. Выступления проходили в Театре эстрады. Выхожу со сцены в буфет и слышу голос помощника режиссера: «Кто здесь Вероника Круглова? Срочно подойдите к телефону». оропело спрашиваю: «Вы не перепутали? Кто мне может звонить в Москве?» И слышу в ответ: «Иосиф Кобзон!» По тому, как все присутствовавшие обернулись, поняла: это имя в столице уже что-то значит. Иосиф хотел меня куда-то пригласить. Я отказалась, сославшись на личные планы. Но он приехал с какими-то друзьями. Меня это никоим образом не вдохновило: к ресторанным посиделкам я относилась отрицательно.

Прошел год. Кобзон повадился ездить за мной по гастролям. Он к тому времени уже стал популярным певцом: когда появлялся в каком-то городе, это сразу становилось событием. Как-то в Москве на телевидении подошла редактор Ира Зинкина: «Тебя можно поздравить? Вы с Есиком женитесь?» — «Кто такое мог сказать?» — возмутилась я. «Как кто? Сам Кобзон!» Слова, брошенные всуе, сразу стали меня к чему-то обязывать. Я подрастерялась. Оказывается, можно так настроить людей, что им будет представляться: раз Круглова не вышла замуж за Кобзона, значит, он ее бросил. Общественное мнение стало оказывать на меня давление…

Ухаживал Иосиф как-то обыденно. Цветами я и так всю жизнь была завалена на концертах. К сожалению, ничего хорошего, связанного с этим человеком, вспомнить не могу. Вместе мы были около трех лет. История совместной жизни состояла из вполне банальных этапов: сошлись, расписались, развелись, потом опять сошлись. В общем, сплошные долгие проводы — лишние слезы. Все эти неприятные перипетии связаны с личной драмой: брак с Кобзоном очень сломал меня, просто подавил морально. Как говорится, пропал жизненный и творческий кураж.

— Где проходила ваша свадьба с Кобзоном?

— В старинном и очень красивом московском «Гранд-отеле». Он стоял позади гостиницы Москвы, на Манежной площади. На свадьбу было приглашено более четырехсот гостей. У Кобзона всегда и во всем присутствовал суперразмах. Все «нужные люди» находились за свадебным столом. Я чувствовала себя на собственной свадьбе брошенной всеми Золушкой. Расчета в моем замужестве никакого не было. В то время Есик был, как и я, нищим, то есть абсолютно никем.

У нас тогда не было ни кола ни двора. Приходилось снимать махонькую 14-метровую комнатушку в огромной коммуналке в районе Каретного ряда. Иосиф делал все возможное, чтобы зацепиться за Москву, но председатель Моссовета Промыслов почему-то не разрешал ему сделать прописку. Однажды, выступая где-то публично, сказал, как ножом отрезал: «Живите у себя в Днепропетровске!»

По настоянию Иосифа мне пришлось однажды идти с этой просьбой к его родному отцу Давиду. Он работал в Москве инженером. Впечатления от свекра не осталось почти никакого: маленький, щупленький еврейчик, сбежавший от первой супруги, когда самому младшему, Есику, было всего шесть лет. Сама я, работая в Росконцерте, могла какое-то время обходиться без штампа в паспорте. А муж пользовался временной студенческой пропиской. Он поначалу поступил в Гнесинское училище, потом стал выступать на сцене и учебу забросил. Позже, будучи уже зрелым мастером, институт Кобзон все-таки окончить сумел.

Бульдожья порода

— Вероника, а как складывались ваши отношения с будущей свекровью?

— Ида Исааковна активно выступала против нашего брака. Эта женщина всегда оставалась для Кобзона единственным авторитетом, которому он не мог сказать «нет». К сожалению, она была малообразованной женщиной, очень резким, грубым, даже наглым человеком, этаким мастодонтом. Между дочерью и тремя ее сыновьями любимцем всегда оставался Есик. Но не сомневаюсь: если бы кто-то из других ее детей преуспел в жизни больше, чем он, мать стала бы «любить» больше того другого.

Однажды, еще в наш предсвадебный период, Ида Исааковна увидела фотографию, которую я подарила Есе с трогательной надписью: «Моему бульдожке!» Будущая свекровь очень обиделась. «Что это невестка тебя собакой обзывает?» — возмущенно укоряла она сына. На что тот честно признался: «Мать, в нас действительно есть что-то бульдожье!» Я и сама не подозревала, что так точно определю их истинную семейную породу. Широкая нижняя челюсть, мощные подкожные складки, упертый взгляд. А самое главное — хватка! Надо отдать должное Кобзону: при всей сумасшедшей любви к матери, он пошел вопреки ее воле и женился на мне.

Но Иосиф оказался настоящим сыном своей мамаши: такой же жесткий, черствый и ужасно целенаправленный. Чтобы добиться своего, мог, не задумываясь, перешагнуть через всё и всех. У таких людей нет никаких принципов, кроме одного — обеспечения собственного благополучия.

Когда мы стали ночевать вместе с Есей в той маленькой комнатушке, его мамаша вдруг зачастила к нам в гости. Жила она в то время в Днепропетровске. Кроме сына, в Москве у нее никого не было. Работая в разных коллективах, нам с мужем приходилось встречаться довольно редко. И каждая такая встреча считалась праздником. Но стоило появиться в комнате вместе, моментально наведывалась свекровь. И праздник превращался в пытку.

Иногда выходило, что родственница даже спала вместе с нами на раскладном диване! Свекровь пыталась как-то лечь на раскладушке, но ее негде было нормально разместить. Вот так сознательно и откровенно эта женщина разбивала молодую семью.

Тем не менее каким-то чудом я умудрилась забеременеть. Беременность протекала тяжело: замучил токсикоз. Честно говоря, молодой, совершенно необустроенной семье, да к тому же без прописки, ребенок был совершенно ни к чему. Но Кобзон настаивал: как-нибудь справимся. Из-за беременности мне пришлось уволиться из оркестра Лундстрема. Потому что работать становилось все тяжелее и тяжелее. Однажды на гастролях в Чехословакии я так измучилась со своим неуправляемым токсикозом, что автобус, на котором мы пылили по европейским дорогам, постоянно останавливали, и друзья-музыканты водили меня до ближайшей канавы.

(Окончание следует)

Вероника Круглова: биография, личная жизнь, фото

superfb.site

Вероника Круглова

Выбор редакции Кино-театр.руАквафина собирает семью на фейковую свадьбу, чтобы попрощаться с умирающей бабушкой.Режиссер напал на сотрудника скорой помощиБрайан Хикерсон неоднократно поднимал руку на актрисуСценарист и продюсер нового комедийного сериала «Триада» о сексуальности, феминизме, изменах и «Изменах»Сара Хайленд получает приглашение на 15 свадеб за один год.Стивен Зейлян адаптирует для канала Showtime серию романов Патриции Хайсмит.4 октября выберут лучшие работы студентов сценарной школы.Следователь Генпрокуратуры Иван Оганесян вышел на след серийного убийцы.28 сентября, 19:30, Disney

Page 2

Выбор редакции Кино-театр.руАквафина собирает семью на фейковую свадьбу, чтобы попрощаться с умирающей бабушкой.Режиссер напал на сотрудника скорой помощиБрайан Хикерсон неоднократно поднимал руку на актрисуСценарист и продюсер нового комедийного сериала «Триада» о сексуальности, феминизме, изменах и «Изменах»Сара Хайленд получает приглашение на 15 свадеб за один год.Стивен Зейлян адаптирует для канала Showtime серию романов Патриции Хайсмит.4 октября выберут лучшие работы студентов сценарной школы.Следователь Генпрокуратуры Иван Оганесян вышел на след серийного убийцы.28 сентября, 19:30, Disney

www.kino-teatr.ru

Вероника Круглова. Часть I

КРУГЛОВА ВЕРОНИКА. Родилась в Сталинграде, затем жила в Саратове. Певица, очень популярная в 1960-е и 1970-е годы. Первый муж Вилен Кирилловский. Была замужем за ИОСИФОМ КОБЗОНОМ, затем за ВАДИМОМ МУЛЕРМАНОМ. Живет в Сан-Франциско.

Вероника Петровна Круглова родилась 23 февраля 1940 года в Сталинграде. Во время войны вместе с семьёй эвакуировалась из Сталинграда под Уфу. Эшелон немцы разбомбили, и целым остался только вагон, где ехали Кругловы. После войны семья переехала в Саратов. По окончании школы Вероника училась в театральной студии при саратовском ТЮЗе, но не окончив её пошла на эстраду. Она переехала в Ленинград, где не без помощи знаменитого джазового музыканта Давида Голощекина выиграла серьезный творческий конкурс. Два года выступала с ансамблем Павла Рудакова, после чего получила приглашение от Олега Лундстрема и ушла в его оркестр, где пробыла всего четыре месяца. В 1991 году эмигрировала в США.

Вероника Круглова: Мою жизнь с Кобзоном свекровь превратила в пытку

В 60-е и 70-е годы Вероника Круглова была популярна не меньше, чем сейчас какая-нибудь Алсу или Кристина Орбакайте. На концертах у нее редко случались свободные места, поклонники заваливали букетами, а Вероникины суперхиты — «Топ-топ, топает малыш», «Возможно», «Ничего не вижу, ничего не слышу» — с удовольствием пела вся страна. Но самое интересное не это. Вероника Круглова успела побывать замужем за двумя суперзвездами советской эстрады — Иосифом Кобзоном и Вадимом Мулерманом. Чтобы поговорить с Вероникой о супружеской жизни со столь знаменитыми мужчинами, к певице отправился спецкор «Экспресс газеты» Борис КУДРЯВОВ. Для этого ему пришлось перелететь через Атлантику, поскольку уже 12 лет Вероника живет в Америке, в городе Сан-Франциско. Борис преподнес певице букет из семи бордовых роз и, как выяснилось, угадал.

— Семерка — мое любимое число, — призналась Вероника. — Во время войны мы эвакуировались из Сталинграда под Уфу. Эшелон немцы разбомбили, и целым остался только наш вагон № 7. С тех пор люблю эту цифру…

Ветреная девушка

— А я читал, что вы родом из Саратова. — Мы туда переехали после войны: Сталинград-то весь разрушили, а в Саратове у отца был дом. Там и школу окончила, и в театральной студии при местном ТЮЗе училась. А потом, безумно влюбившись по молодости в артиста разговорного жанра, забросила учебу и пошла на эстраду. Я была ветреной и невероятно влюбчивой девушкой. Правда, моих увлечений чаще хватало дня на три, иногда на неделю. Самое большое — на месяц. Влюбляясь, я сразу дорисовывала образ любимого человека, пытаясь подсознательно втиснуть его в рамки собственного представления о настоящем мужчине. Несовпадения сразу разочаровывали, и интерес пропадал. Всю жизнь только и занималась тем, что искала совершенную любовь. Может, это мешало по-настоящему заняться профессией? Господи, почти у всех эстрадных артисток судьбы очень плохие… — И что, этот ваш первый мужчина был известным конферансье? — Он работал в Сталинградской филармонии. Высокий, красивый, воспитанный — все, как говорится, при нем. Имя его сегодня никому ничего не скажет — Вилен Кирилловский. Этому человеку не давали спать лавры Аркадия Райкина. Не знаю, жив ли?

— И он вам прямо сразу разонравился? — Приезжаем как-то в Ленинград на гастроли. Администраторы, не зная, что мы супруги, каждому в отдельности предлагают перейти в Ленконцерт. Я сразу поставила условие, что решусь на этот шаг, только если рядом будет супруг. Мне отказали. А Кирилловский согласился остаться без меня! Его поступок мог означать лишь одно — развод. Совместные гастроли кое-как доработали. Чувствуя близость расставания, Вилен заявил: «Я совершил ошибку. Ты слишком молода и не доросла до серьезной семейной жизни». Спокойно собрал чемоданчик и канул в Лету. Так случилась моя первая жизненная трагедия. Слезы лились градом сутками. Пришлось возвращаться в Саратов. Через месяц от Вилена неожиданно пошли письма, в которых — душа нараспашку: работать и жить, мол, без меня не может, любит до невозможности. Друзья отговаривали: «Ни в коем случае не возвращайся, человек подло с тобой поступил!» Но в моей неокрепшей душе еще теплилось какое-то чувство, необходимо было увидеть предмет своего обожания. Приехав во время отпуска в Ленинград, я выяснила, что к тому времени моего бывшего муженька из Ленконцерта уже выгнали. Он стал работать в областной филармонии в группе популярной певицы Лидии Клемент, прекрасно исполнявшей песню «Карелия»… У этой женщины тяжелая судьба, к сожалению, она умерла от рака в 28 лет.

— И началась новая жизнь? — Не без помощи знаменитого джазового музыканта Давида Голощекина я выиграла серьезный творческий конкурс. Меня стали приглашать буквально во все суперпопулярные ансамбли Ленинграда. Я выбрала коллектив Павла Рудакова. Для девочки из Саратова эстрадный мэтр казался небожителем. Он считался любимцем Хрущева и вместе со своим партнером по сцене Бариновым часто уезжал в Москву на правительственные концерты. Два года, которые мы проработали вместе — самые счастливые в моей творческой жизни. Павел Васильевич относился ко мне, как к дочке. Я стала популярной, хотя никогда не пела раскрученные шлягеры. Мне нравились простые лирические песни. Два года, находясь почти в полунищенском положении, отработала в популярном коллективе. И вдруг получаю приглашение от Олега Лундстрема! Пришлось от Рудакова уйти. Правда, в знаменитом оркестре пробыла всего четыре месяца. Я забеременела от Иосифа Кобзона.

Странная свадьба

— Где же вы познакомились с Иосифом Давыдовичем? — Там же, в Ленинграде, на каком-то сборном концерте, примерно в 1963 — 1964 годах. Кобзон смотрел мое выступление из-за кулис. А после этого изъявил желание познакомиться. Вижу, спускается смешно по лестнице, как-то по-казенному — боком. Никак не представился, стал что-то говорить, говорить… Может, считал себя уже тогда королем сцены?

— Он вам сразу глянулся? — Как певец — категорически нет. Он был не очень пластичным и совсем не артистичным. Пел, как голосили тогда многие. Ничего особенного в нем тогда не было. Стоял на сцене истуканом, будто аршин проглотил, и натужно извлекал из себя звуки: «А у нас во дворе…» Это сейчас он стал великолепным певцом и исполняет песни намного лучше, чем в молодости. Как на мужчину я на него тогда не засматривалась. К тому же на том концерте он украл у меня ноты. Великолепный мелодист Станислав Пожлаков незадолго до того написал песню «Топ-топ, топает малыш», первой исполнительницей которой я и стала. В моей сумочке лежал ее единственный авторский клавир. Кобзон каким-то образом ухитрился эти ноты спереть.

— С чего вы взяли, что их стащил именно Кобзон? — Знакомые артисты рассказали, как он ковырялся в стопке нот. Пришлось позвонить ему в гостиницу «Октябрьская». «Да, мой музыкант случайно взял ноты. Прошу прощения. Можете забрать их в любое время», — произнес он надменно. Я же была приучена мамой, что ходить к мужчинам в гостиницу неприлично. «Нет, — отвечаю, — сейчас подъеду к гостинице. Пожалуйста, спуститесь и принесите ноты». Просьбу он выполнил. Не успел Пожлаков написать второй клавир и оркестровку, как наша песня была быстренько записана в Москве Кобзоном и Миансаровой. Такой поступок даже по прошествии стольких лет иначе как воровством назвать трудно.

— Когда же у вас с Кобзоном случился роман? — Наши отношения складывались непросто. Романом их назвать трудно, потому что долгое время они были односторонними: Кобзон всячески меня домогался и преследовал. Однажды коллектив Рудакова приехал на гастроли в Москву. Выступления проходили в Театре эстрады. Выхожу со сцены в буфет и слышу голос помощника режиссера: «Кто здесь Вероника Круглова? Срочно подойдите к телефону». Оторопело спрашиваю: «Вы не перепутали? Кто мне может звонить в Москве?» И слышу в ответ: «Иосиф Кобзон!» По тому, как все присутствовавшие обернулись, поняла: это имя в столице уже что-то значит. Иосиф хотел меня куда-то пригласить. Я отказалась, сославшись на личные планы. Но он приехал с какими-то друзьями. Меня это никоим образом не вдохновило: к ресторанным посиделкам я относилась отрицательно. Прошел год. Кобзон повадился ездить за мной по гастролям. Он к тому времени уже стал популярным певцом: когда появлялся в каком-то городе, это сразу становилось событием. Как-то в Москве на телевидении подошла редактор Ира Зинкина: «Тебя можно поздравить? Вы с Есиком женитесь?» — «Кто такое мог сказать?» — возмутилась я. «Как кто? Сам Кобзон!» Слова, брошенные всуе, сразу стали меня к чему-то обязывать. Я подрастерялась. Оказывается, можно так настроить людей, что им будет представляться: раз Круглова не вышла замуж за Кобзона, значит, он ее бросил. Общественное мнение стало оказывать на меня давление… Ухаживал Иосиф как-то обыденно. Цветами я и так всю жизнь была завалена на концертах. К сожалению, ничего хорошего, связанного с этим человеком, вспомнить не могу. Вместе мы были около трех лет. История совместной жизни состояла из вполне банальных этапов: сошлись, расписались, развелись, потом опять сошлись. В общем, сплошные долгие проводы — лишние слезы. Все эти неприятные перипетии связаны с личной драмой: брак с Кобзоном очень сломал меня, просто подавил морально. Как говорится, пропал жизненный и творческий кураж.

— Где проходила ваша свадьба с Кобзоном? — В старинном и очень красивом московском «Гранд-отеле». Он стоял позади гостиницы «Москва», на Манежной площади. На свадьбу было приглашено более четырехсот гостей. У Кобзона всегда и во всем присутствовал суперразмах. Все «нужные люди» находились за свадебным столом. Я чувствовала себя на собственной свадьбе брошенной всеми Золушкой. Расчета в моем замужестве никакого не было. В то время Есик был, как и я, нищим, то есть абсолютно никем. У нас тогда не было ни кола ни двора. Приходилось снимать махонькую 14-метровую комнатушку в огромной коммуналке в районе Каретного ряда. Иосиф делал все возможное, чтобы зацепиться за Москву, но председатель Моссовета Промыслов почему-то не разрешал ему сделать прописку. Однажды, выступая где-то публично, сказал, как ножом отрезал: «Живите у себя в Днепропетровске!» По настоянию Иосифа мне пришлось однажды идти с этой просьбой к его родному отцу Давиду. Он работал в Москве инженером. Впечатления от свекра не осталось почти никакого: маленький, щупленький еврейчик, сбежавший от первой супруги, когда самому младшему, Есику, было всего шесть лет. Сама я, работая в Росконцерте, могла какое-то время обходиться без штампа в паспорте. А муж пользовался временной студенческой пропиской. Он поначалу поступил в Гнесинское училище, потом стал выступать на сцене и учебу забросил. Позже, будучи уже зрелым мастером, институт Кобзон все-таки окончить сумел.

Бульдожья порода

— Вероника, а как складывались ваши отношения с будущей свекровью? — Ида Исааковна активно выступала против нашего брака. Эта женщина всегда оставалась для Кобзона единственным авторитетом, которому он не мог сказать «нет». К сожалению, она была малообразованной женщиной, очень резким, грубым, даже наглым человеком, этаким мастодонтом. Между дочерью и тремя ее сыновьями любимцем всегда оставался Есик. Но не сомневаюсь: если бы кто-то из других ее детей преуспел в жизни больше, чем он, мать стала бы «любить» больше того другого.

Однажды, еще в наш предсвадебный период, Ида Исааковна увидела фотографию, которую я подарила Есе с трогательной надписью: «Моему бульдожке!» Будущая свекровь очень обиделась. «Что это невестка тебя собакой обзывает?» — возмущенно укоряла она сына. На что тот честно признался: «Мать, в нас действительно есть что-то бульдожье!» Я и сама не подозревала, что так точно определю их истинную семейную породу. Широкая нижняя челюсть, мощные подкожные складки, упертый взгляд. А самое главное — хватка! Надо отдать должное Кобзону: при всей сумасшедшей любви к матери, он пошел вопреки ее воле и женился на мне. Но Иосиф оказался настоящим сыном своей мамаши: такой же жесткий, черствый и ужасно целенаправленный. Чтобы добиться своего, мог, не задумываясь, перешагнуть через всё и всех. У таких людей нет никаких принципов, кроме одного — обеспечения собственного благополучия. Когда мы стали ночевать вместе с Есей в той маленькой комнатушке, его мамаша вдруг зачастила к нам в гости. Жила она в то время в Днепропетровске. Кроме сына, в Москве у нее никого не было. Работая в разных коллективах, нам с мужем приходилось встречаться довольно редко. И каждая такая встреча считалась праздником. Но стоило появиться в комнате вместе, моментально наведывалась свекровь. И праздник превращался в пытку.

Иногда выходило, что родственница даже спала вместе с нами на раскладном диване! Свекровь пыталась как-то лечь на раскладушке, но ее негде было нормально разместить. Вот так сознательно и откровенно эта женщина разбивала молодую семью. Тем не менее каким-то чудом я умудрилась забеременеть. Беременность протекала тяжело: замучил токсикоз. Честно говоря, молодой, совершенно необустроенной семье, да к тому же без прописки, ребенок был совершенно ни к чему. Но Кобзон настаивал: как-нибудь справимся. Из-за беременности мне пришлось уволиться из оркестра Лундстрема. Потому что работать становилось все тяжелее и тяжелее. Однажды на гастролях в Чехословакии я так измучилась со своим неуправляемым токсикозом, что автобус, на котором мы пылили по европейским дорогам, постоянно останавливали, и друзья-музыканты водили меня до ближайшей канавы.

Продолжение следует…

Вероника Круглова: Кобзон заставил меня сделать аборт. Часть II

by

Похожее

www.babilon.md


Смотрите также