Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Виталий смолянец дрессировщик биография


Виталий Смолянец: биография и фото

Заслуженный артист России Виталий Смолянец – единственный в мире деятель цирка, выступающий без обеих ног. Зрители знаменитого шоу «Империя львиц» встречают укротителя стоя, устраивая нескончаемые овации профессионализму мастера и мужеству неравнодушного человека.

Путь на арену

В сентябре 2016-го он стал обладателем престижной премии Всемирного фестиваля «Идол-2016», проводимого среди артистов цирка, а ведь когда-то начинал обычным водителем фуры, перевозившей животных. Уроженец Донецкой области (г. Харцызск), Виталий Смолянец, биография которого представлена в статье, появился на свет в 1973-м. После училища, ещё при советской власти, был призван на Северный флот, а демобилизовался в 1993-м уже во времена СНГ. Работал дальнобойщиком, пока приятель Сергей Беляков не открыл в России частный цирк и не пригласил Виталия поработать водителем.

Молодой человек проникся атмосферой цирка, а вскоре стал ассистировать другу в его номере с хищниками. Иногда приходилось полностью заменять того на арене, и Виталий стал мечтать о собственном аттракционе. Ему потребовалось шесть лет, чтобы накопить средства на покупку первых питомцев: львицы Ники и льва Симона, приобретённых в Новосибирске в 2002 году.

Уже через год Виталий Смолянец (фото имеется в данном материале) принял боевое крещение. Номер получился, и спустя время молодой человек стал артистом Росгосцирка. В 2012-м он создал оригинальный аттракцион, в котором принимали участие шесть львиц и два тигра. Симона пришлось вернуть в зоопарк, ибо работа с разнополыми хищниками не сложилась. У львиц должен быть один лидер – дрессировщик. Львы смотрятся на арене эффектней, к тому же работать с большими кошками сложнее, но молодой укротитель не искал лёгких путей.

Его красавицы стали делать настолько уникальные трюки, что в 2015-м ему будет вручена цирковая премия «Мастер» как лучшему дрессировщику. В его номере львицы делают проходку на задних лапах назад, а динамика, сложность и точность исполнения таковы, что Эдгард Запашный специально поехал в Нижний Новгород, где гастролировал дрессировщик, чтобы познакомиться с талантливым коллегой.

Цирковая семья

Цирк и хищники стали смыслом жизни артиста. Виталий Смолянец даже семью создал с потомственной циркачкой. Инесса младше мужа на 10 лет. Она тоже дрессировщица, но её животные – пони и обезьяны. Супруги вместе 13 лет, гастролируя с цирком, где вся вторая часть программы – аттракцион Виталия.

В семье растут двое сыновей. Старший Игорь – школьник. Он уже заходил в клетку с маленькими тигрятами, а вот к взрослым отец его не пускает: хищники способны нападать на тех, кого считают более слабыми. Сегодня Игорь живёт в Юрге (Кемеровская область), где проживает тёща Виталия, учится в школе. Младший Марк гастролирует вместе с родителями, познавая жизнь циркового закулисья. Старший брат Владимир ассистирует именитому родственнику в номере с дикими кошками.

Авария

Дорога разделила жизнь дрессировщика на до и после. 9.02.2015 в 3 часа ночи он ехал на собственном автомобиле по обледенелой трассе Тверь – Москва. Проехав 138-й км в районе пос. Редкино он стал свидетелем того, как впереди развернуло автомобиль УАЗ, врезавшийся в разделительное заграждение. Пассажир пробил лобовое стекло и вылетел на середину магистрали, а водитель находился в шоковом состоянии. Наутро СМИ подробно сообщат о том, что Виталий Смолянец, дрессировщик, попал в аварию, стоившую ему обеих ног.

Этой ночью артисту пришлось пережить самые страшные минуты своей жизни. Остановившись на обочине, он бросился к лежащему пассажиру, чтобы оттащить его с проезжей части. Боковым зрением увидел, как на них несётся фура, водитель которой не справился с управлением на скользкой трассе. Крикнув водителю УАЗа, который успел закатиться под отбойник, Виталий сумел вытолкнуть за ограждение потерявшего сознание пассажира, а сам попал под удар грузового МАЗа.

После аварии

Одну Виталию ногу оторвало сразу, а у второй был открытый перелом. В полном сознании дрессировщик позвонил жене, попрощавшись и попросив прощение за всё. Он искренне полагал, что умрёт, истекая кровью на трассе. Боль была невыносимой, и он молил о скорейшем прекращении мучений. Но все последующие события стали чередой счастливых случайностей, словно в благодарность за проявленный героизм и человеческое участие.

Прибывшим сотрудникам ГИБДД удалось остановить кровотечение, перетянув ноги жгутом. Через 30 минут Скорая доставила раненого в больницу посёлка Редкино, принадлежавшую МЧС. Профессиональные хирурги, срезая одежду прямо на операционном столе, умело провели операцию по ампутации второй ноги, сохранив артисту жизнь. Через несколько часов у постели больного уже оказалась жена, последующие три месяца не отходившая от супруга. Виталий Смолянец, авария для которого закончилась столь трагически, попросил брата Владимира заменить его на гастролях. И тот согласился, выйдя на арену через три дня. Ни один из зрителей не сдал билет, хотя на основные трюки старший брат сумел выйти только через месяц.

Реабилитация

Узнав о трагедии, в Редкино прибыл Эдгард Запашный. Когда-то его дедушку убила гангрена. Он понимал, что в маленьком посёлке с минимальной помощью трудно выходить тяжелобольного коллегу, поэтому позвонил И. Кобзону с просьбой помочь с переездом в институт им. Вишневского. В судьбе Виталия принимали участие не только друзья, но и ранее малознакомые люди. Артиста перевезли в Москву, где после 5 недель реанимации начался длительный процесс выздоровления.

Виталий Смолянец был выписан из больницы лишь в конце апреля. Бороться за жизнь ему помогала вера, что даже без ног он сможет вернуться в профессию. Росгосцирк в лице Вадима Гаглоева не только сохранил аттракцион, но и выделил два миллиона на приобретение протезов, на которых паралимпийские чемпионы ставят свои рекорды. Остальную сумму (3 млн рублей) собрали друзья, не оставившие товарища в беде. После выписки дрессировщик сразу же отправился в Брянск, где на гастролях были его питомцы. Это была самая трогательная встреча, которая только возможна между человеком и животными.

Спасённые

Кто те люди, ради которых пожертвовал своей жизнью Виталий Смолянец – дрессировщик с мировым именем? Водитель Илья Манухов всё время навещал спасителя во время лечения. Откровением для него стали слова, когда Виталий признался, что ни о чём не жалеет, и вряд ли смог бы поступить иначе. Пассажир Сергей Суслов месяц пролежал в коме. Он ничего не помнит с той минуты, как заснул в дороге на пассажирском сиденье. Сегодня молодой человек живёт нормальной жизнью, хотя его речь слегка затруднена, а последствия тяжелейших травм дают о себе знать. Но жена и двое маленьких детей – весомый повод радоваться каждому мгновенью вновь подаренной жизни.

Лишь водитель фуры появился на пороге больницы только однажды, чтобы узнать, будет ли пострадавший возбуждать уголовное дело по поводу ДТП. Виталий считает, что сегодня уже ничего не поправить, поэтому нет смысла искать виноватых. Надо находить пути возвращения в строй.

Возвращение в строй

В августе 2015-го Виталий Смолянец встал на протезы, а в сентябре уже стал репетировать номер. Жена Инна приняла решение перейти в аттракцион к мужу, чтобы всегда быть рядом, даже на арене цирка. Артист не сомневался, что сможет войти в клетку к животным, признающим его лидером, даже если он въедет туда на инвалидной коляске. Но переживал за реакцию зрителей: смогут ли те не замечать его костыли и не вызовет ли его появление жалость?

Премьерное выступление состоялось в декабре 2015-го в Ростове. Артист использовал костыли вместо стека и так был сосредоточен на происходящем в клетке, что ему на какое-то мгновение показалось: трибуны никак не реагируют на его трюки. Но когда номер закончился, он услышал оглушительные аплодисменты зрителей, стоя приветствующих артиста и по-настоящему сильного человека. Ибо львы никогда не поверят слабому.

fb.ru

Львы умеют любить: история дрессировщика Виталия Смолянца

В Кемерове выступает дрессировщик Виталий Смолянец с аттракционом «Империя львиц». Наш земляк, который вместе со своей семьёй живёт в Юрге, — единственный в мире цирковой артист, выступающий на протезах.

Виталий спас двух человек на трассе Москва — Тверь — вытолкнул из-под несущейся на них фуры. И потерял обе ноги. Уже через восемь месяцев он научился ходить на протезах и вернулся в манеж. К львицам и тиграм, которые терпеливо ждали его всё это время.

«Газета Кемерова» поговорила с артистом о жизни после аварии, дружбе с хищниками и людьми, любви к цирку и семье, которая всегда рядом с ним.

Фото: Александр Патрин / Газета Кемерова

«Я тебя знаю, ты снова встанешь»

О том, что случилось 9 февраля 2015 года, Виталий говорит спокойно, буднично. Потому что не мог пройти мимо чужой беды и ни о чём не жалеет.

— У нас были гастроли в Костроме. После представления я поехал в Москву, на трассе была огромная пробка, поэтому повернул на трассу «Тверь–Москва». Три часа ночи, на дороге гололёд. Вижу — искорёженный УАЗ, из него выбирается парень, ещё один лежит прямо на проезжей части. Я немедленно остановился. Тот, который из машины вылезал, сказал, что всё нормально, только ноги придавило. Бросился ко второму — он без сознания. Стал его с дороги убирать, а тут фура…

Большегруз ехал по правой стороне, а люди были на левой. Но его занесло. Виталий успел перебросить за отбойник сначала одного пострадавшего, а затем и другого. Ему не хватило времени, чтобы спастись самому. Удар пришёлся на ноги – одну оторвало, на второй — открытый перелом.

— Было больно, казалось, что я умираю. Сил хватило только на то, чтобы позвонить жене, попрощаться и сказать, что люблю. Что я ещё помню? Водители останавливались, снимали с себя куртки и подсовывали под меня. Ребята из ДПС ремнями ноги перетянули. Скорая увезла меня в больницу в Редкино. 

Виталию ампутировали обе ноги. Он вспоминает, что когда узнал об этом, жить не хотел. Но в манеж его вернула жена. Сказала твёрдо: «Я тебя знаю, ты сможешь встать». Подключились и друзья: сделали всё возможное, чтобы дрессировщик снова в себя поверил. Собрали деньги, заказали протезы.

— Боль была адская, когда первый раз на них встал. Приходилось терпеть. Пять дней ходил между брусьев, а потом должен был ходить на ходунках. Со мной в больницу поехал клоун Максим Волков. Вместе с ходунками он взял с собой костыли — по ошибке. Это всё решило. Именно на них мне было удобно. Так и приехал к протезисту. Он мне сказал, что за 16 лет работы такого ещё не видел!

Потом была встреча с львами и тиграми. После больницы дрессировщик поехал не домой, а в цирк, потому что очень хотел увидеть своих друзей. Как они встречали его — бегали по стенам, облизывали ему лицо, обнимали. За несколько месяцев они не забыли о нём, не зря он говорит, что звери умеют любить.

В августе Виталий Смолянец встал на протезы, в сентябре начал репетировать, а в декабре снова предстал перед зрителями с премьерой. Ту самую программу «Империя львиц» теперь можно увидеть и в Кемерове.

Как приручить львицу

Шесть львиц, две тигрицы и тигр входят в манеж. Они двигаются плавно, с достоинством — это цирковые артисты. Виталий Смоленец относится к ним как к коллегам — с уважением.

—Я люблю своих животных, иначе с ними работать нельзя. Если зверь ненавидит дрессировщика — он его разорвет, ему это ничего не стоит. Им со мной хорошо. Львы и тигры в неволе редко рождаются. Если у нас такое происходит, наверное, это о чем-то говорит, — говорит Виталий.

Самой старшей из львиц, Нике, 16 лет. В дикой природе она не прожила бы больше 10. В труппе «Империи львиц» берегут питомцев — ветеринарные осмотры, усиленное питание: шесть килограммов вырезки в день, а ещё молоко, яйца, фрукты, орехи и витамины.

— Ника помогает мне в дрессировке — все новички сначала занимаются в паре с ней, а затем уже с остальными. Ещё недавно Ника пестовала Симу — ей чуть больше года. Она схватывает всё на лету, но держится на арене не так уверенно, как старшие, — объясняет дрессировщик.

Дикие кошки чинно усаживаются на тумбы — у каждой есть своё место. К нему их приучают постепенно, дают угощение каждый раз, как зверь выполняет команду.

— У нас дрессировка естественно происходит. Выбежал на манеж, сел на тумбу — получил угощение. Мы закрепляем этот навык. И звери знают, зачем выполняют команду. А если испугать льва или тигра, он на манеж не выйдет, а у меня с удовольствием вылетают, потом тяжело в клетку загнать, — смеётся дрессировщик.

У Виталия в руках нет привычного стэка (тонкая палка), только его костыли. Он беззащитен перед хищниками. Но они ведут себя с дрессировщиком достойно, потому что испытывают к нему уважение. Это их вожак.

Репетиция начинается. По команде Виталия Смоленца животные играючи выполняют сложные трюки: встают в стойку и машут лапами за кусочек вырезки («Ладушки, ладушки, приговаривает Виталий), по очереди шагают по мостику, прыгают по металлическим столбикам. Дрессировщик обращается с ними уважительно, только иногда в голосе проскакивают строгие нотки — например, когда Лася слишком медленно выполняет задания. А юную Симу старается приободрить.

Наступает черёд финального штриха — все львицы и тигры ложатся в ряд на арене. Первая — Ника, за ней — Мира, Лиза…

— Сима, иди сюда! — зовёт дрессировщик.

Молодая львица спешит к нему и укладывается на арену…в метре от остальных. Осечка!

— Сима боится укладываться на манеж, потому что в прошлый раз во время этого трюка её укусила Мира, одна из старших. У этой львицы самый тяжёлый характер. Она норовит обидеть тех, кто слабее её, при этом лебезит перед сильными, — рассказывает Виталий. — Отношения у львиц порой непростые, как у людей. Сегодня поссорились, завтра снова подружились.

Дрессировщик подманивает Симу поближе угощением, подходит ближе, пытаясь её сдвинуть с места. Ни в какую! Сима злится, шипит, поднимает огромную лапу — вот-вот ударит. Но Виталий осаживает её, бесстрашно двигаясь к ней навстречу.

— Стал замечать уже, когда львы хотят характер показать, и пресекать. Если львица бросается, надо идти на неё – такой секрет. Потом усаживать на место, говорить с ней, — объясняет он. — Они иногда хамить начинают, а раны очень серьёзные после этого. Только когтем заденет — уже надо ехать зашивать. И самому себе швы накладывать приходилось, и в больнице много раз бывал. Поэтому надо быть и строгим тоже, ухо востро держать. Пока львица рычит — ничего страшного нет, если бросается — надо её тормозить.

Трюк получается у Симы, когда она остаётся в манеже со своими друзьями — тигрицей Барой и львёнком Линдой. Малышке полгода и она больше всех любит Симу, во всём подражает ей. Втроём они укладываются в один ряд – бок-о-бок, как и полагается по сценарию. 

Две Азы

Виталий Смолянец попал в цирк случайно. После службы во флоте он устроился дальнобойщиком, это было в 90-е — зарплату не платили. Тогда-то ему и предложили возить цирковых артистов.  

— Не знаю, какой была бы моя жизнь без цирка. Наверное, до сих пор бы работал водителем, — вспоминает Виталий. — Но, к счастью, я попал в труппу. С детства любил и понимал животных. Поэтому, когда подружился с маленьким львёнком по имени Байя, понял — хочу работать с хищниками. Сначала ухаживал за зверями, потом стал ассистентом дрессировщика, даже заменял его, а потом начал выступать сам.

Аттракцион «Империя львиц» Виталий Смолянец придумал 16 лет назад. Он завёл первых животных — львицу Нику и льва Симона. Она остаётся верным другом для Виталия. В своём почтенном возрасте по-прежнему выступает на манеже. Ей пытались снизить нагрузку, но она бастовала, когда её не брали в аттракцион — билась о клетку. А со львом пришлось расстаться в первый же год: так и не сработались. Сейчас он живёт в зоопарке.

— Почему я выбрал львиц? В то время с ними почти никто не работал, да и восхищали они меня. Львиц трудно чему-то научить, это очень своенравные животные. С ними нужно подружиться, чтобы работать вместе. Если относится к ним с любовью и уважением, они обязательно ответят тем же. 

Виталий говорит, что тигры совсем другие. Они могут затаить обиду и напасть, когда ты повернёшься спиной. Львы же идут напролом, глядя в глаза. Они честнее и благороднее.

К Нике спустя некоторое время присоединилась ещё одна львица, Аза. Виталий неслучайно дал ей такое имя. У него была любимая собака, доберман Аза, ещё в 90-х. Когда работал дальнобойщиком, брал её в рейсы — даже на день они не расставались.

— Когда моей собаке исполнилось семь лет, она серьёзно заболела: начались проблемы с печенью. Ей сделали несколько операций, но она умерла. Это было глубокой осенью, в ноябре. Утрату наша семья переживала тяжело. Когда я взял львицу и дал ей такое же имя, то позвонил маме. Она мне тогда сказала: «Дай Бог, чтобы она любила тебя также, как и другая Аза». И тоже минуло семь лет, львице понадобилась простейшая операция. Хирург был хороший, а вот анестезиолог нулевой – не рассчитал наркоз. Моя Аза умерла. Когда мне сказали, я упал в обморок. Это очень страшно – терять животное. Не знаю, есть ли в случившемся какая-то мистика. Но имя умершего питомца я теперь другому не дам.

После этого Виталий больше животных не хоронил. К счастью, здорова Ника, и другие артисты из его команды. Дрессировщик надеется, что век его питомцев будет долгим.

Дом там, где живёт семья

Виталий Смолянец живёт в Юрге. Хотя дома бывает редко: дрессировщик работает в Московском цирке и постоянно колесит по стране. Вместе с ним ездит любимая жена Инна — она тоже дрессировщица, у неё номер с пони и обезьянами — и два сына: 14-летний Игорь и шестилетний Марк.

Каждый месяц они обживаются на новом месте, как говорится, открыл чемодан — а в нём и дом. Мальчики уже привыкли менять школу, пробелов в учёбе нет — во время переезда они теряют не более пары дней, которые легко удаётся нагнать.

— Я привык к кочевой жизни, не могу иначе. Переезд у нас — раз в месяц. Приезжаем куда-то — раскладываем вещи и начинаем полноценную жизнь. Тяжело в первый год было, а потом невозможно оторваться, — рассказывает Виталий. — Цирк — это наша жизнь! Только здесь мы можем быть счастливы.

gazeta.a42.ru

Виталий Смолянец. Повесть о настоящем человеке

Известный дрессировщик львиц Виталий Смолянец однажды оказался перед выбором: спасти человека или пройти мимо. Он выбрал первое – и сам попал в страшную беду, выбраться из которой ему помогли коллеги по цирковому искусству.

Сегодня, через 8 месяцев после трагедии, Виталий уже говорит о своих творческих планах. Он снова выходит на манеж! Пока только для репетиций с львицами и тиграми, но выход к публике уже не за горами…

Мы встретились с Виталием в «Цирке на Речном» в Москве. Из соседнего помещения иногда доносится сдержанный львиный рык. Виталий рассказывает о том, что с ним случилось. Рассказывает спокойно и даже буднично.  Глядя на этого энергичного человека, трудно представить, что совсем недавно он лежал, истекая кровью, на зимней ночной дороге и прощался с жизнью…

Будущий укротитель львов и тигров Виталий Смолянец родился 42 года назад в городе Харцызске под Донецком. Начало его биографии было самым обычным для того времени – школа, потом служба на Северном флоте. Призывался Виталий в советский флот, а вернулся домой в 1993-м уже из российского. Отслужив, пошел работать водителем-дальнобойщиком. Так получилось, что его друг детства оказался цирковым администратором и предложил Виталию поработать в его цирке водителем. С этого все и началось. Глядя на цирковую жизнь сначала со стороны, Виталий постепенно проникался этой особой атмосферой. Через некоторое время Сергей Беляков переехал из Украины в Россию и открыл свой собственный, частный цирк, пригласив Виталия работать у него – снова водителем. В цирке появились тигры, львы, Сергей Беляков стал готовить с ними номера. И это все решило.

– У меня с детства был хороший контакт с животными, они меня понимали и слушались, – рассказывает Виталий, – У меня была собака Аза, доберман, так она не просто выполняла команды, она буквально понимала человеческий язык! Мы ставили такие эксперименты со знакомыми ребятами – с их согласия, конечно. Идет парень с пакетом в руках, я говорю собаке: «Иди, возьми пакет». Она подходит и берет из руки человека пакет, хотя слова такого раньше не знала. Или: «Сними шапку». Подбегала, подпрыгивала, снимала с человека шапку и приносила мне. Так что животных я всегда любил, и они отвечали мне пониманием. И когда в цирке появились хищники, меня от них уже было не отогнать.

Виталий стал помогать Сергею в качестве ассистента, а потом постепенно стал заменять его на арене. Так началась его карьера дрессировщика. Набравшись опыта, Виталий ушел из проекта Сергея, и у него появились первые свои животные – львица Ника и лев Симон. Ника до сих пор работает с Виталием, а с Симоном сотрудничество не сложилось. В «коллективе» появились новые львицы, и в этом «женском окружении» одинокий лев начал просто сходить с ума. Пришлось отдать его в зоопарк. С тех пор Смолянец работает только со львицами (сейчас их шесть) и двумя тиграми. Уже в качестве автора своего оригинального аттракциона в 2012 году Виталий начинает работать в системе Росгосцирка – это означало признание его профессиональных заслуг.

Таким образом, к тому роковому дню 9 февраля 2015 года Виталий Смолянец пришел в статусе молодого, но уже признанного, популярного дрессировщика.

Катастрофа произошла около трех часов ночи на обледенелой трассе Тверь – Москва, недалеко от поселка Редкино. Виталий в то время гастролировал в Костроме, ему надо было отлучиться на несколько дней в другой город, и он ехал за рулем своей машины по шоссе в сторону Москвы.

Рассказывать о событиях этого дня, вернее, ночи, нелегко. Лучше всего это сделать при помощи цитат из официального письма Следственного отдела ОМВД России по Конаковскому району Тверской области в адрес Росгосцирка. Орфография и пунктуация письма сохранены.

«При выезде на место происшествия было установлено, что 09.02.2015 года Смолянец В. И. проезжал 138 км, где увидел, что на проезжей части автомобиль УАЗ попал в ДТП, т.е. ударился об разделительное заграждение»…

Виталий вспоминает, что еще издалека увидел рядом с этим уазиком человека, неподвижно лежащего посреди трассы. У машины стоял еще один человек.

«Остановившись на обочине, Смолянец В. пошел оказывать помощь пострадавшим, т.к. пассажир автомобиля УАЗ не мог самостоятельно встать на ноги»...

Это стало решающим моментом. Виталий ведь мог и не останавливаться. Спокойно объехать лежащего на дороге человека и мчаться себе дальше. В конце концов, мало ли, по какой причине человек может лежать на дороге. Может, пьяный. Да и вообще, в России на ночных дорогах останавливаться небезопасно. Ну и как последний, железный аргумент – «не мое дело». Наверное, так бы решили многие. И, может быть, многие другие водители так и сделали – объехали и забыли, этого мы не знаем. Но мы знаем, что Виталий сделал другой выбор – ни секунды не сомневаясь, он решил помочь!

При ближайшем рассмотрении выяснилось, что человек, лежащий на дороге, без сознания. Лобовое стекло уазика полностью разбито – видимо, этот человек после удара разбил собой стекло и вылетел через окно на дорогу.

«Подойдя, Смолянец В. стал оказывать помощь пассажиру. Через несколько секунд Смолянец В. обернулся и увидел, что прямо на них движется фура и не пытается поворачивать»...

По словам Виталия, фуру занесло, она двигалась юзом, неуправляемая. До столкновения оставались какие-то секунды. Судя по всему, таким же образом попал в аварию и злополучный уазик – в ту ночь на трассе Тверь – Москва было очень скользко.

«Не растерявшись, Смолянец В. стал помогать Суслову Сергею Александровичу, который самостоятельно не мог встать, при этом Смолянец В. его просто стал выталкивать на встречную полосу, т.е. под разделительное ограждение, чтобы избежать столкновения, после чего он стал помогать водителю Манухову Илье Владимировичу перелезть через разделительное ограждение и спастись, и только после этого он в последний момент сам стал спасаться от столкновения, однако, удара избежать не удалось»…

Виталий рассказывает, что сначала просто тащил Сергея по асфальту к разделительной полосе. Подхватил подмышки и потащил. Потом увидел несущуюся на них фуру – и начал уже действовать на автомате – буквально запихнул Сергея под отбойник. А сам спастись не успел.

Еще одна, последняя цитата из полицейского письма:

«В связи с вышеизложенным, Смолянец В. своим поступком спас жизни двух граждан, а именно Петракову Сергею Алексеевичу и Муромцеву Илье Владимировичу, если бы не он, то все было бы гораздо печальнее».

Да, так и написано – «гораздо печальнее». Лексика, нехарактерная для людей из следственных отделов. Что сказать, полицейские были под впечатлением.

Мне удалось поговорить с Ильей Мануховым, водителем попавшего в аварию уазика:

– Виталик спас нам с Серегой (пассажир уазика. – ред.) жизнь. Всегда буду ему благодарен. Все водители знают, что на пустой дороге далеко не все останавливаются рядом с попавшей в аварию машиной, тем более ночью. А Виталик остановился и стал помогать нам. И помог, спас нам жизни ценой своего здоровья. Я приходил к нему в больницу, и вот что меня больше всего поразило: Виталик мне сказал, что ни о чем не жалеет.

Сергей, пассажир уазика, о произошедшего совсем не помнит.

– Я заснул в машине, еще когда мы ехали. А проснулся через месяц – все это время был в коме. Могу только еще раз сказать спасибо Виталию, если бы не он, меня бы уже не было на свете.

А что же Виталий? Одну ногу ему оторвало непосредственно в момент удара, на другой был открытый перелом. При этом он не потерял сознания.

– Лежу на дороге и понимаю, что умираю, – вспоминает Виталий. – Как-то смог достать телефон, позвонил жене, попрощался, сказал: если чем обидел, прости. Потом еще брату позвонил, тоже попрощался. Единственное желание тогда было – поскорее потерять сознание и умереть, чтобы эта боль, наконец, прекратилась.

Когда приехала Скорая, врачи очень удивились, что Виталий дожил до их приезда... Но он дожил. Судьба, поставившая этого человека на край пропасти, начала разворачиваться в другую сторону.

Дальше была больница поселка Редкино. Одежду с Виталия срезали прямо на операционном столе – счет шел буквально на секунды, от каждой из этих секунд зависела жизнь дрессировщика. Хирургам пришлось ампутировать Виталию и вторую ногу. Но жизнь они ему спасли…

Когда Виталий был в реанимации после операции, врачи сказали его жене Инне, что единственное, что сейчас можно сделать – это молиться, потому что вероятность того, что Виталий выживет – один процент. И вот этот один процент сработал!

Надо сказать, Виталию повезло с больницей – если, конечно, в этой дикой ситуации можно говорить о каком-то везении. Несмотря на свой поселковый статус, это хорошая больница – наверное, потому, что имеет ведомственную принадлежность к МЧС. Умелые хирурги, наличие всех необходимых приборов и медикаментов – все это сыграло, возможно, решающую роль в том, что Смолянец остался в живых. Впрочем, Виталий мало что помнит из тех дней, которые он провел в реанимации в Редкино – наркоз и обезболивающие делали свое дело. Зато все эти дни навсегда запомнит его жена Инна.

Если продолжить тему везения, то надо сказать, что Виталию повезло с преданной женой. У них цирковая семья, Инна – тоже дрессировщик, но другого профиля – она работает с пони и обезьянами. После того страшного ночного звонка мужа Инна не растерялась и не впала в панику, а мигом примчалась на машине из Костромы, где она была на гастролях вместе с Виталием, в редкинскую больницу. С этого момента она почти три месяца не отходила от Виталия.

Инне до сих пор тяжело вспоминать те дни:

– Мы с Владимиром, братом Виталия, добрались до Редкино в тот же день, в полдень. Виталик был в реанимации, доктора нас к нему не пустили. Сказали, что он потерял обе ноги. Сейчас мне трудно описать, в каком состоянии я находилась… Врачи мне накапали всевозможных успокоительных. Первое, что я сделала – позвонила руководителю нашей программы дрессировщику Гранту Ибрагимову с единственным вопросом: что нам теперь делать? Это был очень тяжелый момент. Если бы выяснилось, что аттракцион закрывается, и Виталий больше в качестве дрессировщика не нужен, то мне не удалось бы вытащить мужа из этой беды, я это точно знала. Нам нужна была какая-то поддержка, хотя бы перевод животных на вынужденный простой, чтобы их просто кормили. Руководство Росгосцирка пошло нам навстречу, аттракцион не был закрыт, дали возможность Владимиру, который был до этого ассистентом Виталия, поработать с животными. Володя сразу уехал обратно в Кострому, к львам и тиграм, а я сняла гостиницу и осталась в Редкино, рядом с мужем. На следующий день мне позвонил врач и сказал, что Виталия переводят в палату и можно его увидеть. Я боялась смотреть ему в глаза, не знала, какие слова найти. Я его просто обняла, поцеловала и сразу сказала, что мы выкарабкаемся. «Спортсмены бегают на протезах и становятся олимпийскими чемпионами, а мы что, хуже?» – так я ему сказала.

Как только стало известно о трагедии, телефон Инны раскалился добела. Звонили и приезжали друзья и дальние знакомые, предлагали помощь. Причем, помогали не только цирковые артисты. Иосиф Кобзон организовал переезд и длительное лечение Виталия в Институте хирургии имени Вишневского – было понятно, что мощностей поселковой больницы, даже хорошей, для такого тяжелого случая не хватит. Опытнейшие врачи клиники Вишневского выходили Виталия. Это было долгое, мучительное лечение. Достаточно сказать, что Виталий провел пять недель в реанимации. Все эти пять недель шла борьба за жизнь дрессировщика.

– Обязательно поблагодарите от меня, – просит Виталий, – моих лечащих врачей Игоря Викторовича Борисова и Валерия Афанасьевича Митиша, военных хирургов. Без них бы я не выкарабкался.

Виталия постоянно навещали в больнице люди из циркового мира.

– Ко мне приходил генеральный директор Росгосцирка Вадим Гаглоев. Мой друг Сергей Беляков буквально не вылезал из больницы. Коллеги-дрессировщики не забывали, навещали меня, и мой земляк Вадим Гончаров, Эдгард и Аскольд Запашные.

Сразу после того, как Виталий попал в беду, его товарищи, цирковые артисты, начали сбор денег на дорогостоящие современные протезы. Нужно было собрать крупную сумму – пять миллионов рублей. Основную часть этой суммы – два миллиона – оплатил Росгосцирк. Директор екатеринбургского цирка Анатолий Марчевский и его сын Руслан выделили полмиллиона, такую же сумму передал Анатолий Сокол, который до этого даже не был знаком с Виталием. Сергей Беляков, Олег Кононов, Вадим Гончаров, семья Запашных тоже «скинулись» – вот так и была набрана необходимая сумма на протезы.

Среди людей, приходивших к Смолянцу в больницу, был и водитель фуры, которая сбила Виталия. Чувствовалось, что парень опасается каких-то юридических действий в свой адрес – заявления в полицию, суда. Виталий успокоил дальнобойщика:

– Я сказал ему, что ничего предпринимать не буду. Ног уже не вернешь, а жизнь ему портить не хочу. Больше он не приходил, и что с ним было дальше, я, честно говоря, не знаю.

Пока Виталий лечился, с животными работал его брат и ассистент Владимир.

– Честно говоря, не был уверен, что отработаю, – рассказывает Владимир. – В самом начале, когда все это случилось, я попросил временно прекратить показ аттракциона и дать мне порепетировать. Но мне дали всего три дня и очень попросили все-таки отработать представление. Ну, что делать. На первой репетиции я сначала выпустил старую львицу Нику. Мне так посоветовал Виталий: если Ника меня послушает, то и с остальными проблем не будет. Планировал потом выпустить четверку или пятерку и что-то с ними показать. Ника меня послушалась, все нормально. Тогда я выпустил тигров – они выросли при мне, я был в них уверен. Тоже никаких трудностей не возникло. Потом стал выпускать других львиц, и выходил с ними на арену. Конечно, я сначала убрал самые сложные и опасные трюки, которые животные делали с Виталием. Но уже примерно через месяц я восстановил почти все трюки. Так что программу удалось сохранить.

В конце апреля Виталия выписали из больницы, и они с женой сразу поехали в Брянск, где в то время были на гастролях его львицы и тигры. Ну а куда же еще мог поехать настоящий дрессировщик? Встреча была невероятной – животные так радовались своему наставнику и предводителю, что носились чуть ли не по потолку клеток.

– После перерыва отношение животных ко мне совершенно не изменилось, как будто и не было этих месяцев, – вспоминает Виталий. – Так же, как и раньше, ластятся ко мне, обнимаются. Не забыли меня. Хотите на них посмотреть?

Ну как тут было отказаться! Мы зашли в соседнее помещение, где стояли вольеры с животными. Честно говоря, было страшновато находиться рядом с этими опасными хищниками, даже когда они в клетке и никакой угрозы объективно не может быть. Львицы смотрели мне в глаза – и я чувствовал холодок в области позвоночника. Одна из них негромко, но очень убедительно зарычала.

– Не бойтесь, она у нас такая, немного агрессивная, на чужих всегда так реагирует, – успокоил меня Виталий.

На самого Виталия хищники реагировали восторженно – лизали руки, обнимали своими страшными когтистыми лапами. Я смотрел на этого человека и думал, сколько таланта, сколько сил душевных и мужества, сколько доброты таится в этом скромном человеке… Мы все с детства рассуждаем о подвигах, о героях, живущих на страницах книг. А мне повезло больше – я встретил его в реальной жизни. И этой встречи я никогда не забуду…

Дмитрий Данилов

www.circus.ru

«Дело не в спине. У меня ног нет». После страшной аварии единственный в мире дрессировщик на протезах продолжает выступать с хищниками на арене

БК 55.ru

Виталий Смолянец — известный российский дрессировщик, больше пятнадцати лет занимающийся постановкой трюков с тиграми и львами. Он ввел свои трюки для животных, которые не делает никто из хищников в мире. За это он получил международную премию «Мастер» в номинации «Лучший дрессировщик». А ведь все началось с того, что когда-то один из друзей помог ему устроиться в цирк дальнобойщиком — развозить артистов и реквизит, затем Смолянец стал помогать дрессировать животных и через несколько лет приобрел своих львят. Историю дрессировщика, который смог вернуться на арену после страшной аварии, рассказал «Московский комсомолец».

Долгое время Виталий Смолянец работал с животными, а его жена Инна, в прошлом цирковая гимнастка, занималась дрессировкой пони и обезьянок. В 2015 году Смолянцу срочно потребовалось отлучиться из Костромы в Ростов-на-Дону. Жена уговаривала его поехать на поезде, словно предчувствуя неладное, однако Виталий решил иначе и поехал на машине.

Ночью, выезжая на трассу Тверь — Москва, он увидел разбитый уазик, который, по всей видимости, врезался в разделительное заграждение. Виталий, не колеблясь, вышел из машины.

— Я же из дальнобойщиков, мы всегда помогали друг другу. На дороге остался лежать человек. Его, видимо, выбросило из машины, потому что рядом валялись осколки лобового стекла. Я остановился, чтобы убрать человека с трассы. В любой момент на него могла наехать одна из машин. Подбежал, увидел, что из уазика выбирается водитель. Крикнул ему: «Вызывай скорую, я оттащу твоего пассажира!» Взял парня под мышки — и тут увидел летящую на нас фуру… — рассказывает Виталий.

Он успел отбросить парня, а сам угодил под колеса многотонного грузовика.

— Понял, что одна нога оторвана, другая была неестественно вывернута. Подо мной растекалась лужа крови. Боль была такая, что перехватывало дыхание. Пока не потерял сознание, вытащил из кармана телефон, стал звонить жене, чтобы проститься. Сказал: «Попал в аварию, но я не виноват. Жить не хочу, но знай, я тебя очень люблю!» Следом на автомате набрал номер телефона брата… Я был уверен, что вот-вот умру, — признается Виталий.

Дальнейшее Смолянец очень плохо помнит. Его спасли прибывшие на место аварии сотрудники ДПС, которые перетянули ремнями ноги. Скорая привезла его с трассы в поселковую больницу Редкина через полчаса, удивляясь, что он не умер при такой большой кровопотере. Операцию Виталию врачи сделали — им пришлось ампутировать нижние конечности.

БК 55.ru

Очнувшись в реанимации, Виталий увидел культи… и попросил об эвтаназии. Жить калекой для него было страшнее смерти. Жену Инну он просил развестись с ним. Однако все изменилось, когда рядом с Смолянцем появился знаменитый дрессировщик Эдгард Запашный — они познакомились в Нижнем Новгороде. У семьи Запашных была личная трагедия — их дед умер после того, как тигр оторвал руку и после операции мужчине занесли инфекцию. Эдгард переговорил с известным певцом Иосифом Кобзоном — он помог перевезти Виталия в Институт хирургии имени Вишневского.

Виталий не понимал, как жить дальше. С ним рядом постоянно находилась супруга Инна: держа мужа за руку, она повторяла: «Со всем справимся», рассказывала о спортсменах, которые бегают на протезах и побеждают. К Смолянцу приходил паралимпийский чемпион по биатлону Владимир Киселев и помог составить дрессировщику программу реабилитации, а цирковые артисты собрали пять миллионов рублей на дорогостоящие современные протезы. И Виталий ощутил, что в него по-прежнему верят.

OldWest.su

Виталий Смолянец с женой и детьми

— В меня верили, даже без ног я обязан был вернуться на арену, — говорит Виталий. — Как только в конце апреля выписали из больницы, сразу поехали с женой в Брянск, где в то время в цирке находились мои львицы и тигры. Увидев меня, они чуть ли не по потолку начали от радости носиться. Толкали друг друга, чтобы подойти ко мне. И радость была, и слезы.

Несмотря на боль, Виталий встал на протезы и начал ходить. То, что многим удавалось преодолеть за месяцы, мужчина делал за неделю. В сентябре он уже начал репетировать номер, однако многие скептики уверяли, что звери перестанут воспринимать дрессировщика из-за его изменившейся походки и разорвут его на арене.

— Животные видели, что я не тороплюсь, и сами не спешили, — рассказывает Виталий. — У нас с хищниками не было войны, только дружба. Львицам и тиграм все равно, в каком виде я выхожу на арену, лишь бы вышел. Все трюки мы восстановили. Единственное, я не стал на хищников уже ложиться, когда они создавали живой ковер, потому что мне потом трудно встать.

Московский комсомолец

Прошел год, как Виталий Смолянец после потери ног дал первое представление. 14 декабря 2016 года он вышел на арену цирка в Ростове-на-Дону, ожидая как похвалы, так и возмущения. Но девять львиц и тигров не подвели, без ошибок выполнили трюки, которые не делает никто из хищников в мире. Зрители стоя приветствовали Виталия — он доказал, что в его работе важна внутренняя уверенность, а не физическая крепость. Он немного изменил программу: раньше он подавал команды, указывая хищникам на снаряды металлической указкой-стеком, а теперь перешел на голосовые команды. Но для хищников он по-прежнему остается лидером: несмотря на их внушительный вес от 200 килограммов и 10-сантиметровые клыки, они очень любят Виталия.

Дрессировщик говорит, что с животными нужно обязательно разговаривать — он ласково к ним относится:

— С животными надо разговаривать. В качестве поощрения за выполненную работу я даю хищникам кусочки мяса. Но они не голодные. Больше реагируют, когда я их хвалю, говорю: «Ай, браво! Молодец!» Тогда они подпускают близко, дают себя погладить. Никакого насилия я не проявляю. Если животное не хочет делать какой-то трюк, я не настаиваю. Не нравится ему прыгать — и не надо. У меня, например, из 9 хищников прыгают только пять.

БК 55.ru

К каждой кошке нужен свой подход, но Виталия это не останавливает: гастроли у дрессировщика расписаны на год вперед, он репетирует с хищниками каждый день. Он научил львов ходить на задних лапах, что практически невозможно. Однако нужно быть осторожными, если кто-то из хищников захочет поласкаться.

— Львица Марта, когда залезает наверх, облизывает меня постоянно, — объясняет Виталий. — Но это не очень приятно. Верхняя часть языка у этих хищников покрыта мясистыми щетинками. Я наклоняю голову, чтобы она лизнула волосы. Потому что, если она дотягивается до кожи, потом остаются кровавые царапины. А вообще это признак уважения. В природе львы облизывают друг друга, ухаживая, расчесывают шерсть.

Также он следит за питанием хищников — в день каждый из них съедает по шесть килограммов мяса на кости, литр молока, яйцо, витамины.

— Привозят тушу, мы сами ее разделываем пилой. Топором не рубим, чтобы животным не попали осколки костей, — делится Виталий. — Также даем им живой корм — кроликов и кур, чтобы была горячая кровь. Еще проращиваем для хищников пшеницу.

Московский комсомолец

Руки дрессировщика покрыты шрамами, но, кажется, это его не волнует и не останавливает. О своих ранах он говорит как о чем-то обыденном:

— Ничего страшного. И зашивали не раз, и в больнице лежал. Последний раз тигр мне прокусил руку в 2013 году, а год спустя львица в Китае мне рванула руку. Но это мои ошибки. Животные предупреждают рыком, когда я нарушаю дистанцию.

Виталий Смолянец стал первым дрессировщиком хищников, выступающим на протезах. Его выступления проходят при полном аншлаге — за 30 минут его подопечные успевают выполнить порядка 50 трюков. Самые трудные — групповые, один из опасных — когда львица аккуратно берет кусок мяса, который Виталий кладет себе на шею. А ведь в природе хищники убивают жертву, впиваясь клыками ей в шею…

Не подозревающие о серьезной травме дрессировщика люди, замечающие походку Виталия вразвалочку, интересуются: «У вас что-то со спиной?» Он отвечает: «Дело не в спине. У меня ног нет».

rep.ru

Виталий Смолянец, дрессировщик

Свою супругу дрессировщик Виталий Смолянец, гостящий в Екатеринбурге с программой «Империя львиц», называет «обезьяньей мамой». Инна не возражает: уж лучше нянькаться с шебутными и подвижными приматами, чем входить в клетку к опасным хищницам из саванны. «А вот если сыновья выберут путь дрессировщиков, на них не будет ни царапины! — уверен Виталий, — я научу их всему, что постиг на собственном горьком опыте».

— Они уже пробовали себя в роли львиных воспитателей?

— В принципе, да. Когда начинаем натаскивать на трюки львят, старший, Игорь, заходит со мной в клетку. А вот ко взрослым животным не вожу. Почему? Хищники в первую очередь нападают на самых слабых. Видели, поди, по телевизору, как львицы отбивают от стада антилоп детенышей или больных животных? То-то и оно… Марк, младший сын, вообще пока об этом не думает. У него, конечно, есть игрушечные львы и тигры. Назвал их как наших цирковых — Атос, Энди, Оскар. Их и дрессирует пока…

— А родителей?

— Да не-е-ет! Он не столько папенькин сынок, сколько цирковой ребенок (усмехается). А вообще, в нашей семье никто никого не воспитывает и не строит. Супруга моложе на 10 лет, и потому слушается во всем. Мы вместе больше 10 лет и ни разу серьезных скандалов не возникало. Она не спорит — миролюбивая по характеру, и мне с ней легко. Очень легко.

— Просто вы на манеже, наверное, пар выпускаете…

— Да ну бросьте! Мы действительно не ругаемся (улыбается). Редко, если что не понравится, могу гавкнуть — супруга пойдет и все сделает. Молча. У нас не бывает разногласий и причин для скандалов тоже нет. А как иначе? Инна сама «цирковая», с 12 лет в манеже, я артист. Вот мы и нашли друг друга. Я вообще считаю, что с женой мне очень повезло. Никому так не повезло! (улыбается). И она классная, и тесть с тещей нормальные! Иной раз наблюдаю за другими семьями и удивляюсь: ну чего ругаются, какого черта?!. В нашей паре, пусть и цирковой, все у обычных людей: дом-семья-работа. Все так же.

— Животные для вас тоже родные души?

— У нас с львицами любовь со всеми вытекающими последствиями: ревностью, ссорами, недопониманием. И потому к каждой: Нике, Лизе, Ласке, Мире, Зите или Марте — свой подход. Кого-то лаской можно чему-то научить, с кем-то надо быть построже. Иногда они капризничают и шалят, иногда беспрекословно слушаются и выполняют трюки с первого раза. Очень опасны, когда начинают «гулять» — тут вообще нужно быть настороже. Но в любом случае, львы — благородные, честные.

— Но у вас в «послужном списке» и тигры, и леопарды…

— Тигры, на мой взгляд, животные ненадежные. Продажные. Они любят исподтишка что-нибудь сделать. За спиной. Назло. Леопарды мне нравятся, но их бесполезно чему-то учить, пока 2 годовалого возраста не достигнут. Серьезно! До 2 лет — сущие дети. Все прыгать, висеть где-то надо, на голове ходить. По крайней мере, на моем опыте так было. Несколько лет назад, к примеру, в одном из аттракционов я дрессировал молодого леопарда Скалли. Так она без поводка рядом бегала, ни на шаг не отходила, ревновала к другим животным и людям. Из-за этого, кстати, потом проблемы начались. Когда подошло время выступать, Скалли без меня не работала. Ничего не мог сделать! Нельзя все-таки привязывать к себе животное и — привязываться к нему самому…

— Почему?

— Потому что рано или поздно приходится с ними расставаться, а это до слез больно и обидно. И не только человеку. Та же Ника, с которой 10 лет вместе, без моего присутствия не ест. От миски отворачивается и — грустит. Сам, конечно, не видел, но ассистенты рассказывали. Да, я не могу точно знать, что на самом деле чувствуют животные, но что-то мне подсказывает, что я прав.

— Поведение львов от поведения львиц отличается?

— Льву, как и тигру, только мясо покажи, он, что хочешь, сделает. А когда я решил заниматься только львицами, артисты у виска пальцем крутили. Мол, зачем тебе эти бестолковые существа?! Их ни мясом, ни кнутом не заставишь исполнять то, что им не по нраву. Но я так проникся к этим животным, что все само по себе пошло-поехало!

— Но алжирские львицы считаются самыми агрессивными хищниками!

— Конечно! Боюсь ли я? Да! Только дураки не боятся. И я ни за что не поверю тем, кто говорит, что выходит на арену безбоязненно. Но я настолько уже привык к своему страху, что практически не замечаю его. Руки не трясутся. В глубине ничего не ёкает — даже когда львицы рычат и лапами угрожающе машут. Сердечко биться начинает, когда вижу реальную опасность. И об этом не поведение хищницы говорит, а взгляд. В нем все написано. И лучше найти со львицей компромисс, поговорить, а то и от трюка освободить — пусть ее «отпустит». Но прекращать представление из-за капризной артистки!.. Нет. Я, по правде говоря, больше волнуюсь перед публикой, чем перед животными.

— Вы давно работаете с дикими кошками…

— Когда я только пришел служить в цирк, познакомился с Юрием Грошиным, у которого была львица. Вредная, ленивая, упрямая, как баран! Характер совершенно не сахар, но Юра так о ней заботился и любил, что и я проникся к зверю сильными чувствами. От нее возникла большая симпатия ко львицам в принципе. Лев у нас в труппе, конечно, тоже есть, но он, скорее, «для природного порядка». А я — лидер.

—Поди, по первому слову ваши «девочки» строятся?

— Думаю, команда должна быть не столько универсальной, сколько удобной. Вот был у меня когда-то пес породы боксер по кличке Гришка. На что собаки обычно реагируют? «Фас!» или «взять!». А этому только скажи: «Гриша! Боксер!» — и он срывался с места. Вот в дрессуре хищниц я использую краткие, четкие и понятные команды. «Трек!» — это посыл. «Лишт!» — лежать, «алле!» — внимание. Подгоняю зверей командой «ап!», а «ком!» подзываю к себе. На задние лапы животные встают по команде «Ауф!», идут вертикально под «Зет!». Они хорошо реагируют на собственные имена и жесты, которыми я дополняю команды.

— А через горящее кольцо легко согласились прыгать?

— Идут не все. Тигр отказался, тигрица пошла. Из шести львиц прыгают четыре — и это при их-то генетической памяти и природном страхе перед огнем!.. На самом деле, прыжок в кольцо — очень простой трюк! Сейчас покажу принцип (достает из-за кулис используемый в представлении обруч). Как животные не подпаливают шерсть? Горелочки, через которые идет пламя, находятся с внешней стороны кольца. Начинаешь со слабого огня, чтобы львица поняла, что опасности нет. Постепенно добавляешь силы — а зверь уже и не боится. И может прыгнуть через горящее кольцо с одной тумбы на другую. Более серьезный аттракцион — это пируэты. Или синхронные движения. Или «чехарда». А вот на задних лапах пройтись, а то и устоять — высший пилотаж. Алле-ап! (ставит львиц и тигров, сидящих на металлической горке, «столбиком», поворачивается к ним спиной). Так и работаем.

Виталий Смолянец родился в 1973 году в городе Харцызск Донецкой области (Украина). Закончил харцызское училище. Пришел в цирк в 24 года, начинал служащим, затем стал ассистентом дрессировщика и дрессировщиком. Впервые вышел на манеж в 32 года, в 2005. Сейчас — дрессировщик «Советского цирка». В марте 2013 впервые принял участие в международном фестивале циркового искусства (г. Ижевск), где получил премию «Золотой медведь». Женат.

www.uralweb.ru

"Маресьев" из цирка: потерявший обе ноги дрессировщик вернулся на арену - МК

Виталий Смолянец стал инвалидом, спасая людей

«Как дальше жить?»

В 2015-м Виталий Смолянец работал с хищниками в цирке в Костроме. Дрессировщику срочно потребовалось отлучиться в Ростов-на-Дону. Жена Инна уговаривала Виталия ехать на поезде. Но дрессировщик посчитал, что удобнее будет добраться до места на машине.

В ночь на 9 февраля Виталий, объезжая пробку перед Москвой, выехал на трассу Тверь—Москва.

Проехав 138-й километр, увидел разбитый «уазик». Видимо, его занесло на обледенелой дороге — и он на всей скорости врезался в разделительное заграждение.

— Конечно, притормозил. Я же из дальнобойщиков, мы всегда помогали друг другу, — рассказывает Виталий. — На дороге остался лежать человек. Его, видимо, выбросило из машины, потому что рядом валялись осколки лобового стекла. Я остановился, чтобы убрать человека с трассы. В любой момент на него могла наехать одна из машин. Подбежал, увидел, что из «уазика» выбирается водитель. Крикнул ему: «Вызывай «скорую», я оттащу твоего пассажира!» Взял парня под мышки — и тут увидел летящую на нас фуру...

Виталий успел отбросить парня через отбойник, а сам оказался под колесами многотонного грузовика. Ноги как будто попали в гигантскую мясорубку.

— Понял, что одна нога оторвана, другая была неестественно вывернута. Подо мной растекалась лужа крови. Боль была такая, что перехватывало дыхание. Пока не потерял сознание, вытащил из кармана телефон, стал звонить жене, чтобы проститься. Сказал: «Попал в аварию, но я не виноват. Жить не хочу, но знай, я тебя очень люблю!» Следом на автомате набрал номер телефона брата... Я был уверен, что вот-вот умру, — признается Виталий.

Потом, по воспоминаниям Виталия, картинки мелькали как в калейдоскопе. Один из останавливавшихся водителей снял с себя курку, укрыл его, другой подкладывал под спину одеяло...

Спасли дрессировщика прибывшие на место аварии сотрудники ДПС. Сняв с себя ремни, они стали перетягивать Виталию ноги. Крича от боли, он услышал: «Так надо, братишка, терпи». «Скорая» привезла его с трассы в поселковую больницу Редкина через полчаса. Врачи удивлялись, что при такой кровопотере он еще живой.

Одежду на Виталии разрезали прямо на операционном столе. Речи о спасении второй ноги не шло. Она вся была раздроблена. Хирургам пришлось ее ампутировать.

Очнулся Виталий в реанимации. Врачи отбросили простыню, он увидел вместо ног — культи... и попросил об эвтаназии. Жить калекой не хотел. Это было страшнее смерти. Примчавшейся жене предложил: «Разводись со мной».

И тут в реанимации появился дрессировщик Эдгард Запашный. С Виталием он познакомился в Нижнем Новгороде, куда специально приезжал, чтобы посмотреть оригинальный аттракцион Смолянца.

У Запашных в семье была личная трагедия. Деду Эдгарда и Аскольда, когда они были маленькими, тигр оторвал руку. В больнице ему занесли инфекцию, он умер от гангрены. Узнав о том, что дрессировщик Виталий Смолянец после страшной аварии находится в поселковой больнице, Эдгард Запашный бросился на помощь. Позвонил из Редкина Иосифу Кобзону. Певец помог перевезти Виталия в Институт хирургии имени Вишневского.

Пять недель дрессировщик находился в реанимации. Врачам удалось его выходить. Но Виталий не понимал, как дальше жить. От одной ноги у него осталось не больше 20 сантиметров, от другой и вовсе 10.

Все это время с Виталием рядом была жена Инна. Держа мужа за руку, повторяла: «Со всем справимся». И ставила в пример спортсменов, которые бегают на протезах и завоевывают медали.

Поддержать Виталия в больницу приехал паралимпийский чемпион по биатлону Владимир Киселев. Рассказал о протезах, где работа коленного механизма регулируется с помощью микропроцессора. Помог составить программу реабилитации.

От таких львиных ласк на коже могут остаться кровавые царапины. Фото: Инна Исаева

Цирковые артисты помогли собрать пять миллионов рублей на дорогостоящие современные протезы.

— В меня верили, даже без ног я обязан был вернуться на арену, — говорит Виталий. — Как только в конце апреля выписали из больницы, сразу поехали с женой в Брянск, где в то время в цирке находились мои львицы и тигры. Увидев меня, они чуть ли не по потолку начали от радости носиться. Толкали друг друга, чтобы подойти ко мне. И радость была, и слезы.

В начале августа Виталий встал на протезы. Превозмогая боль, начал ходить. Тренировался до изнеможения. То, что многим удавалось за месяцы, Виталий делал за неделю. Сначала передвигался с помощью ходунков, потом с костылями, следом — с одним костылем. А в сентябре уже начал репетировать номер.

Были скептики, которые уверяли, что звери воспримут изменившуюся походку дрессировщика как слабость и попросту его разорвут.

Виталий Смолянец доказал, что в работе с хищниками важна внутренняя сила, а не физическая крепость.

«С животными надо разговаривать»

Раньше дрессировщик подавал команды, указывая хищникам на снаряды небольшой металлической указкой-стеком. Но после аварии ему пришлось переходить на голосовые команды, так как руки были заняты костылями.

— Животные видели, что я не тороплюсь, и сами не спешили, — рассказывает Виталий. — У нас с хищниками не было войны, только дружба. Львицам и тиграм все равно, в каком виде я выхожу на арену, лишь бы вышел. Все трюки мы восстановили. Единственное, я не стал на хищников уже ложиться, когда они создавали живой ковер, потому что мне потом трудно встать.

Прошел год, как Виталий Смолянец после травмы дал первое представление. Гастроли у него расписаны на год вперед. Слабины он не дает. Репетирует с хищниками каждый день.

Дрессировщик подает команду, и шесть львиц, восседающих на высоких тумбах, поочередно встают на задние лапы. Следом два тигра, скалясь и рыча, в нижнем ряду, поставив передние лапы на специальные подставки, встраиваются в звериную пирамиду. Групповой трюк с большими кошками — самый трудный.

Виталий Смолянец для львиц и тигров — лидер.

Они нависают совсем рядом. Вес каждой кошечки — от 200 килограммов. Одним ударом они способны разбить череп медведя, переломить хребет оленю. Прыгают на шесть метров в длину и на пять в высоту.

Виталий Смолянец с женой Инной — в прошлом цирковой гимнасткой, ныне — дрессировщицей пони и обезьянок. Фото: Инна Исаева

Что противопоставить этой прыти и 10-сантиметровым клыкам?

— Только ласку и доброе отношение. С животными надо разговаривать. В качестве поощрения за выполненную работу я даю хищникам кусочки мяса. Но они не голодные. Больше реагируют, когда я их хвалю, говорю: «Ай, браво! Молодец!» Тогда они подпускают близко, дают себя погладить.

Никакого насилия я не проявляю. Если животное не хочет делать какой-то трюк, я не настаиваю. Не нравится ему прыгать — и не надо. У меня, например, из 9 хищников прыгают только пять.

— У вас в аттракционе бок о бок выступают тигры со львами. Они ладят между собой?

— Очень плохо ладят. Вольер с хищниками у нас перегорожен сеткой. У этих представителей кошачьих разная социальная природа. Тигр — это одиночка, который гуляет сам по себе. А львы живут целыми кланами — прайдами, от четырех до тридцати особей. Они сообща охотятся, совместно растят детей.

Тигров и львов можно сравнить с кошками и собаками. Тигру легче даются трюки, в частности прыжки с тумбы на тумбу. Он схватывает все на лету, но сам по себе очень коварный и трусливый. Затаив обиду, может выжидать, когда ты повернешься к нему спиной, чтобы напасть.

А львы — благородные. Они идут на тебя лоб в лоб, глядя прямо в глаза. Но работать с ними сложнее. Львам не так легко, как тиграм, даются прыжки. К тому же это очень своенравные животные. Чтобы их чему-то научить, придется помучиться. А для начала подружиться. Львы очень отзывчивы на ласку, они больше, чем тигры, привязываются к человеку.

— На манеже кажется, что хищники и не конфликтуют между собой.

— Там я хозяин, это уже не их дом, а рабочая зона. Они четко знают очередность каждого трюка, где они должны находиться и где я.

Репетиция продолжается. Львам несвойственно ходить на задних лапах. Считается, что самое большое, на что они способны, — это встать в стойку на задних лапах. А у Виталия Смолянца львица идет без сопровождения на задних лапах назад через весь манеж. Этот трюк не делает никто в мире.

Дрессировщик уже третий час на манеже. Подает команды, лавирует между снарядами. Один трюк сменяется другим. И только он один знает, каково это — работать с хищниками на протезах.

Животные у него ходят по струнке. К каждой кошке, по рассказам Виталия, нужен свой подход. Как у людей, у них разные характеры. Например, львица Мира терпеть не может тигров и львов. Признает только четырех собратьев, а с остальными постоянно ссорится. В то время как с людьми достаточно дружелюбна. Ласка — та не проявляет к сородичам никакой агрессии.

И конечно, без драк в зверином коллективе не обходится.

— Например, проходит одна львица, случайно наступает на другую. Та в ответ может рыкнуть, но может и сцепиться с обидчицей. Иной раз приходится охлаждать их пыл водой. Выплескиваем ведро воды, и они разбегаются. Но обиды хищники не таят, уже на следующий день общаются между собой как ни в чем не бывало.

— Как действовать, если хищники не слушаются?

— Слушаются всегда. А если животное плохо себя ведет, можно не брать его работать в манеж. Для него это наказание. Как так, все пошли работать, а его не взяли. Начинается рев, форменный скандал. Однажды мне показалось, что львица заболела, решил оставить ее в вольере. Зазвучала музыка, все пошли работать, а она осталась. Ассистенты мне говорят: «Львица от переживаний нос о металлические прутья разбила». Захожу, вижу — у нее учащенное дыхание, слюни текут. Оставшись одна, она начала психовать и нервничать. У дрессировщицы Ирины Бугримовой был подобный случай. У нее был старый лев. Ей показалось, что он приболел, льва не взяли в работу — и у него остановилось сердце. Поэтому я стараюсь, несмотря на недомогания, все-таки выпустить животное в манеж, но ограничить его в работе. Например, моей первой львице Нике сейчас уже 16 лет. В природе она бы не прожила и 10. Сейчас ей уже тяжело прыгать. Я ее в основном задействую в трюках, которые выполняются на полу.

Одна из львиц, стоящая на тумбе, между тем в избытке чувств намеревается лизнуть дрессировщика.

— Марта, когда залезает наверх, облизывает меня постоянно, — объясняет, улыбаясь, Виталий. — Но это не очень приятно. Верхняя часть языка у этих хищников покрыта мясистыми щетинками. Я наклоняю голову, чтобы она лизнула волосы. Потому что, если она дотягивается до кожи, потом остаются кровавые царапины. А вообще это признак уважения. В природе львы облизывают друг друга, ухаживая, расчесывают шерсть.

— Когти у львов достигают в длину 7 сантиметров, у тигров — и вовсе 10. Вы их подстригаете?

— Этого делать нельзя. Туба, на которой выполняют трюки во время представления животные, обшита ковром. Когда хищники отталкиваются от поверхности, они выпускают когти, как шипы, чтобы не соскользнуть. Когтями они также поддерживают мясо, когда во время трапезы рвут его зубами. Чтобы точить когти, в клетках у хищников лежат бревна.

Руки у Виталия все покрыты шрамами. Его большие кошки не раз прикладывались к ним и зубами, и когтями.

— Ничего страшного. И зашивали не раз, и в больнице лежал, — говорит как о чем-то обыденном Виталий. — Последний раз тигр мне прокусил руку в 2013 году, а год спустя львица в Китае мне рванула руку. Но это мои ошибки. Животные предупреждают рыком, когда я нарушаю дистанцию.

— Как надо действовать при нападении хищника?

— Если идет какой-то срыв, львица показывает характер, бросается вперед, я всегда иду прямо на нее. Надо успокоить животное, усадить на место, поговорить с ним. Иначе нападут все хищники сразу. Сработает инстинкт, как бы они тебя ни любили.

Рев льва слышен на расстоянии до 8 километров. Когда начинают подавать голос все 13 хищников Виталия Смолянца, впору затыкать уши. Но для дрессировщика нет лучшей песни, чем эта.

С хищниками надо подружиться. Фото: Инна Исаева

«Узнав о гибели львицы, потерял сознание»

В семье у Виталия Смолянца дрессировщиков не было. Он вырос в городке Харцызске Донецкой области. В детстве постоянно возился с бездомными собаками, обучал их различным трюкам. В армию ушел еще при Советском Союзе, а вернулся уже в новую Россию. В смутные перестроечные годы работал дальнобойщиком. В рейсы с ним отправлялась собака Аза породы доберман. Когда Виталий подавал команду «Возьми сумку», Аза аккуратно брала из рук одного из друзей хозяина пакет. Когда говорил «Сними шапку», собака подпрыгивала и снимала с человека кепку.

Казалось, Виталию Смолянцу на роду было написано стать дрессировщиком. В цирк он попал благодаря Сергею Белякову, который жил неподалеку. Друг работал в цирке администратором, а Виталий сел за баранку автобуса, стал возить артистов и реквизит. На представлениях не мог оторвать глаз от хищников. С маленькой львицей Байей мог возиться часами. А вскоре сам стал ассистировать другу, который к тому времени стал дрессировщиком. При этом и клетки устанавливал на арене, и вольеры чистил, и животных кормил. Однажды, когда дрессировщик задержался в другом городе и не успевал на представление, Виталий по его просьбе вышел на арену. С того момента его главной мечтой стал собственный аттракцион.

Звери стоили дорого. Шесть лет, отказывая себе во всем, он откладывал деньги на хищников. И наконец в 2002 году в Новосибирском зоопарке смог купить 1,5 месячного львенка Симона и полугодовалую львицу Нику. Не расставался со своими питомцами ни днем ни ночью. Спал с ними на одной кровати, сидел рядом, когда они болели, лечил, вытирал им морды. Потом, надевая спецодежду потолще, выпускал в манеж. Никто премудростями дрессуры с ним не делился. До всего доходил самостоятельно. Звери его кусали, царапали. Он обматывал пораненные руки бинтами и снова выходил на арену.

Для зрелищного аттракциона нужно было приобрести еще нескольких животных. И вскоре звериная семья пополнилась еще одной львицей. У Виталия в то время погибла любимая собака Аза. У добермана в семилетнем возрасте возникли проблемы с печенью. Несмотря на несколько операций, ее спасти не удалось. Горюя, новой маленькой львице он дал имя Аза. Но оно стало для хищника роковым. В семь лет, как и доберману, львице пришлось делать операцию. Она считалась несложной, даже простейшей. Но львица не проснулась после наркоза. Анестезиолог оказался недостаточно профессиональным, переборщил с наркозом. Узнав о гибели любимицы Азы, Виталий упал в обморок.

С тех пор он не хоронил животных. Но расстаться с хищником однажды пришлось. Льва Симона после инцидента в цирке шапито в украинском городе на Дунае пришлось отправить в зоопарк. Во время выступления львица Ника начала огрызаться на дрессировщика, Симон вступился за подругу и напал на Виталия. У дрессировщика была прокушена нога. В обуви хлюпала кровь. Несколько травм врачи зафиксировали на спине и животе. «Скорая» увезла дрессировщика в больницу.

— Я убедился, что на арене должны работать либо одни львы, либо одни львицы, потому что они живут прайдами, — объясняет Виталий. — У львиц должен быть один лидер — дрессировщик. Работать с разнополыми львами — это провокация. На тигров и леопардов это не распространяется.

Новых хищников, в том числе и тигров, Виталий привез из Уфимского и Казанского зоопарков. Пестовал будущих артистов, как собственных детей. И наконец аттракцион вышел на тот уровень, о котором Виталий Смолянец когда-то мечтал. За уникальные трюки с хищниками ему была присуждена международная премия «Мастер» в номинации «Лучший дрессировщик».

Выступления Виталия Смолянца с его большими кошками проходят при полном аншлаге. За 30 минут его подопечные успевают выполнить порядка 50 трюков. Зрители по-прежнему замирают, когда львица аккуратно берет кусок мяса, который дрессировщик кладет себе на шею. А ведь в природе хищники убивают жертву, впиваясь ей клыками в шею...

Но у Смолянца с большими кошками — полное доверие. Тигры рядом с ним доверительно прикрывают глаза. Потеря зрения делает этих хищников беззащитными. Они жмурятся, если чувствуют себя в безопасности.

Виталий Смолянец строго следит за рационом своих подопечных. В день каждый из них съедает по шесть килограммов мяса на кости, литр молока, яйцо, витамины.

— Привозят тушу, мы сами ее разделываем пилой. Топором не рубим, чтобы животным не попали осколки костей, — делится с нами Виталий. — Также даем им живой корм — кроликов и кур, чтобы была горячая кровь. Еще проращиваем для хищников пшеницу.

Виталий Смолянец остается единственным в мире дрессировщиком, который выступает с аттракционом хищников на протезах.

Бывает, что кто-то несведущий, замечая его походку вразвалочку, интересуется: «У вас что-то со спиной?» И потом долго смотрит дрессировщику вслед, когда слышит: «Дело не в спине. У меня ног нет».

www.mk.ru


Смотрите также