Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Ягода генрих григорьевич биография


Ягода Генрих Григорьевич, глава НКВД: биография

Генрих Ягода был наркомом внутренних дел СССР в 1934-1936 гг. Он стал одним из «отцов-основателей» сталинского ГУЛАГа и организатором массовых репрессий того периода. В годы Большого террора он сам оказался в числе жертв НКВД. Ягоду обвинили в шпионаже и подготовке государственного переворота и в конце концов расстреляли.

Ранние годы

Генрих Ягода происходил из польских евреев. Его настоящее имя – Енох Гершевич Иегуда. Революционер родился 19 ноября 1891 года в Рыбинске – городе, расположенном в Ярославской губернии. Уже через несколько месяцев после появления на свет ребенка семья перебралась в Нижний Новгород.

Ягода Генрих Григорьевич был родственником другого известного большевика – Якова Свердлова, приходясь ему троюродным братом. Их отцы работали типографщиками и мастерили печати и штампы, которые революционеры использовали при подделке документов. У Генриха было пять сестер и два брата. Его семья жила бедно. Тем не менее мальчик (после еще одного переезда) окончил Симбирскую гимназию.

В типографии Ягоды – Свердлова бывали большевики самого разного калибра. Например, туда заходил Николай Семашко – будущий ленинский нарком здравоохранения. Нижний Новгород также был родиной Максима Горького (они подружились с Генрихом накануне революции).

«Сыч»

Ключевым событием, после которого кардинально изменилась жизнь мальчика, стало убийство его старшего брата Михаила. В этом смысле Ягода Генрих Григорьевич был похож на Ленина. Михаила зарубили казаки во время революции 1905 года. Печальная участь ждала и другого брата, Льва. Он по призыву попал в армию Колчака, а в 1919 году был расстрелян за участие в восстании в своем полку. Но именно гибель Михаила, случайно оказавшегося на баррикадах, сделала из Генриха революционера.

Повзрослев, Ягода в качестве анархиста-коммуниста стал участвовать в нелегальной революционной деятельности. Царские жандармы прозвали его «Сычом» и «Одиноким» (за затравленный и нелюдимый вид).

В 1911 году революционер прибыл в Москву. По заданию товарищей он должен был наладить контакты с местными единомышленниками и помочь в организации ограбления банка. Неопытный в конспирации, будущий нарком внутренних дел СССР, попался в руки полиции. В определенном смысле ему повезло. У подозрительного молодого человека нашли только фальшивые документы. Как еврей, он, очутившись без разрешения в Москве, нарушил закон о черте оседлости. Ягоду судили и приговорили к двухлетней ссылке в Симбирск.

В Петербурге

В 1913 году в честь празднования 300-летия правления династии Романовых в России была объявлена широкая политическая амнистия. Благодаря ей Ягода чуть раньше положенного очутился на свободе. Ссылка в Симбирск закончилась, и революционер уже легально переехал в Санкт-Петербург. Для этого он формально отказался от иудаизма и перешел в православие (черта оседлости действовала по конфессиональному, а не национальному признаку).

Ягода Генрих Григорьевич и религия не имели ничего общего. Тем не менее по закону он не имел права считаться атеистом и только поэтому перешел в лоно православной церкви.

В Петербурге Ягода познакомился с Николаем Подвойским, после революции ставшим первым народным комиссаром вооруженных сил. Благодаря его помощи революционер стал работать в страховом отделе на Путиловском заводе. Подвойский также был шурином чекистов Арбузова и Кедрова: он открыл своему протеже целый новый мир возможностей.

В 1915 году Ягода Генрих Григорьевич был призван в царскую армию, после чего отправился на фронт Первой мировой войны. Он дослужился до звания ефрейтора, однако был ранен и вскоре демобилизован. В 1916 году Генрих вернулся в Петроград.

Революция и ВЧК

После Февральской революции Ягода работал в газетах «Деревенская беднота» и «Солдатская правда». Летом 1917 года он вступил в партию большевиков. Позже станет лгать, что присоединился к ним еще в 1907-м, однако эта выдумка была опровергнута исследованиями историков.

Во время октябрьских событий Ягода находился в гуще событий в Петрограде. В 1918 году он начал свою карьеру в ВЧК-ОГПУ. Сначала чекист работал в военной инспекции. Затем родственник Свердлов и Дзержинский перевели его в Москву.

Так Ягода Генрих Григорьевич попал в Особый отдел. Он был особенно близок с Вячеславом Менжинским. Когда умер Дзержинский, последний возглавил ВЧК-ОГПУ, а Ягода стал его заместителем. Более того, с началом болезни начальника удачливый карьерист приступил к фактическому управлению силовым ведомством.

Сомнительные заработки

Еще в 1919-1920 гг. Ягода успел поработать в наркомате внешней торговли. Там он наладил выгодное сотрудничество с сотрудником спецслужб Александром Лурье и стал зарабатывать на комиссионных от иностранных концессий. Эти двое забирали себе все, что плохо лежало. Дело было в том, что наркомат внешней торговли с самого своего основания оказался тесно связанным с ЧК. Органы государственной безопасности конфисковывали ценности, а ведомство Лурье продавало это добро за границу за валюту.

Ягода Генрих Григорьевич, биография которого говорит о нем как о глубоко алчном и жадном человеке, в этом смысле заметно отличался от принципиальных Дзержинского и Менжинского. Коррумпированность чекиста нравилась Сталину. Когда тот на рубеже 20-30-х гг. боролся за единоличную власть, он заручился поддержкой Ягоды. Ни тот ни другой не прогадали. Ягода поставил на человека, в итоге ставшего диктатором, а Сталин, зная о мошеннической репутации Ягоды, теперь мог шантажировать того, требуя лояльности.

Вождь и нарком

Несмотря на преданность подчиненного советскому вождю, их отношения сложно назвать идеальными. В конце 1920-х Сталин вообще был достаточно холоден к Ягоде, так как протекцию тому оказывал Яков Свердлов, а между Свердловым и Сталиным даже посторонним еще со времен турукханской ссылки чувствовалась заметная напряженность. Бумаги чекиста к шефу составлялись с осторожностью, если не со страхом.

Серьезной проблемой для Ягоды после установления сталинской диктатуры стала его старая дружба с Бухариным. Тот даже упомянул главу ОГПУ как единственного чекиста, на которого можно рассчитывать в борьбе против Сталина. В то же время Ягоду отличала неудержимость в исполнении приказов, трудолюбие и поведение согласного на любое преступление палача. Сталин нашел другого столь же энергичного и исполнительного человека в НКВД только через несколько лет. Им оказался Николай Ежов. Но в начале тридцатых годов Сталин по необходимости терпел Ягоду и выстраивал работу именно с ним.

Нарком внутренних дел

Ягоде не хватало эрудиции Менжинского и фанатизма Дзержинского. Сам он однажды скромно назвал себя «сторожевым псом на цепи». В дружеской компании во время обильных возлияний он любил неумело декламировать стихи, но в работе ему не хватало творческого таланта. Частные письма Ягоды были пропитаны невыразительностью и сухостью. В столице он оказался неловким провинциалом и всегда завидовал партийным деятелям, отличавшимся большей лощеностью и раскрепощенностью. Но именно такого человека Сталин на некоторое время поставил руководить чекистами всей страны.

В 1934 году был создан новый народный комиссариат НКВД, а нарком внутренних дел СССР Ягода также получил контроль над Главным управлением государственной безопасности. Он возглавил еще более разросшуюся репрессивную государственную машину, которую Сталин готовил к новым кампаниям по борьбе с противниками его режима.

В новом качестве Ягода занялся созданием и организацией работы ГУЛАГа. Советский Союз в течение непродолжительного срока покрыла сеть лагерей, ставших важнейшей частью сталинской экономической системы и одним из двигателей форсированной индустриализации. Под непосредственным руководством наркома велась главная гулаговская стройка того времени – возведение Беломор-Балтийского канала. Для правильного с идеологической точки зрения освещения событий Ягода организовал поездку туда Максима Горького. Кстати, именно народный комиссар поспособствовал возвращению писателя в СССР (до того он несколько лет жил на итальянском острове Капри).

На этом отношения Ягоды с писательским цехом не заканчивались. Как глава политической полиции, он, безусловно, следил за лояльностью творческой интеллигенции к власти. Кроме того, женой Ягоды была Ида Леонидовна Авербах. Ее брат Леопольд являлся одним из самых растиражированных критиков и литераторов своего времени. У Иды и Генриха был один сын – также Генрих (или Гарик, как его называли в семье). Мальчик родился в 1929 году. Нарком любил компанию писателей, музыкантов и артистов. Они пили хороший алкоголь, общались с красивыми женщинами, то есть вели тот образ жизни, о котором мечтал сам чекист.

Бывали у Ягоды и профессиональные неудачи. К примеру, именно он разрешил бывшему главе царской полиции Лопухину отправиться во Францию. Тот стал невозвращенцем. В 20-30-е количество перебежчиков стабильно росло. Сталина буквально каждый случай приводил в бешенство. Он упрекал Ягоду в невнимательности, даже если беглец не обладал никакими особенными знаниями и был рядовым интеллигентом.

Приближение опасности

В 1935 году Ягода получил новое звание, которое до того еще никому не присваивалось. Теперь он был известен как «генеральный комиссар государственной безопасности». Такая исключительная привилегия стала признаком особенной сталинской милости.

Советский вождь как раз как никогда нуждался в услугах преданного главы НКВД. В 1936 году прошел первый московский процесс. На этом показательном суде судили давних соратников Сталина по партии большевиков Зиновьева и Каменева.

Под пресс репрессий попали и другие революционеры, которые в свое время работали непосредственно вместе с Лениным и не относились к их гонителю как к непререкаемому авторитету. Одним из этих людей был Михаил Томский. Он не стал дожидаться суда и покончил с собой. В записке, направленной Сталину, он упомянул Ягоду в том смысле, что тот также принадлежал к партийной оппозиции, над которой тогда и учинялась расправа. Нарком оказался в смертельной опасности.

Арест

Осенью 1936 года Ягода получил новое назначение и стал главой наркомата связи. Последний удар по нему был отложен. Опала превратилась в долгое мучительное ожидание. Хотя внешне снятие с поста наркома внутренних дел и назначение на другую должность выглядело вроде бы и как эпизод успешной карьеры, едва ли Ягода не мог не понимать, к чему все идет. Тем не менее он не смел отказать Сталину и согласился на новое место работы.

В наркомате связи опальный чекист пробыл немного. Уже в начале 1937 года он лишился и этого поста. Более того, незадачливого наркома исключила из своих рядов ВКП(б). На февральском пленуме ЦК он был подвергнут жесткой критике за несостоятельность своего ведомства.

28 марта Ягода был арестован своими же недавними подчиненными. Атакой на лишенного власти вчерашнего небожителя руководил новый нарком НКВД Николай Ежов. Эти двое, несмотря на собственный антагонизм, стали для истории фигурами одного ряда. Именно Ежов и Ягода были непосредственными исполнителями широкомасштабных сталинских репрессий 1930-х гг.

Во время обыска у уволенного наркома связи обнаружили запрещенную троцкистскую литературу. Вскоре последовало обвинение в шпионаже, подготовке покушения на Сталина, планировании государственного переворота. Следствие связало Ягоду с Троцким, Рыковым и Бухариным – теми самими людьми, преследованиям которых он недавно активно способствовал. Заговор был охарактеризован как «троцкистско-фашистский». К обвинениям присоединились многолетние коллеги Ягоды – Яков Агранов, Семен Фирин, Леонид Заковский, Станислав Реденс, Федор Эйхманс и т. д. Все они характеризовали подследственного как человека недостойного и ограниченного, противопоставляли его образованному и принципиальному Менжинскому.

Супруга Ягоды также подверглась репрессиям. Первым делом ее уволили с работы в прокуратуре, а затем арестовали в качества члена семьи врага народа. Иду Авербах вместе с сыном и матерью сослали в Оренбург. Вскоре женщину расстреляли.

Помимо всего прочего, Ягоду обвинили в убийстве Максима Пешкова – сына Максима Горького (на самом деле тот умер от воспаления легких). Якобы расправа произошла по личным причинам. Ягода действительно был влюблен в Надежду Пешкову – вдову Максима. В убийстве также обвинили секретаря главного советского писателя Петра Крючкова.

Расстрел

Дело Ягоды стало частью одного общего третьего московского процесса (официально он назывался Процессом антисоветского «право-троцкистского блока»). Публичный суд прошел весной 1938 года. Он сопровождался крупной государственной пропагандистской кампанией в прессе. В газетах печатались открытые письма самых разных публичных и обычных людей, в которых те клеймили предателей Родины, предлагая расстрелять «как бешеных собак» и т. д.

Ягода попросил (и просьба была удовлетворена), чтобы вопрос о его отношениях с Надеждой Пешковой и убийстве Максима Пешкова рассматривался в отдельном порядке на закрытом заседании. Ключевые же эпизоды о шпионаже и измене рассматривались открыто. Ягоду допрашивал прокурор и гособвинитель Андрей Вышинский – главное действующее лицо московских процессов.

13 марта 1938 года подсудимого признали виновным и приговорили его к расстрелу. Цепляясь за жизнь, Ягода написал прошение о помиловании. Оно было отклонено. 15 марта бывшего наркома внутренних дел расстреляли. В отличие от остальных фигурантов процесса, Ягода так и не был реабилитирован.

fb.ru

Биография Генриха Григорьевича Ягоды Среднее время прочтения:

Ягода Генрих Григорьевич (при рождении: Енох Гершонович Иегуда) (рожд. 7 (19) ноября 1891 г. – смерть 15 марта 1938 г.) — нарком внутренних дел СССР ( 1934—1936 гг.), советский государственный и политический деятель, один из главных руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД) и организатор сталинских репрессий.

- Salik.biz

Происхождение. Ранние годы

Генрих Ягода родился 20 ноября 1891 г. в Рыбинске в еврейской ремесленной семье. Его отец, Гершон Фишелевич Ягода, был печатник-гравер. Кроме Еноха, в семействе было 2 сыновей и 5 дочерей. Отец Ягоды приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, проживавшему в Нижнем Новгороде. В скором времени после рождения Еноха семья перебралась в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников.

Семья была связана с социал-демократами. 1904 год — Гершон Ягода дал согласие на то, чтобы у него в квартире разместили подпольную типографию Нижегородского комитета РСДРП(б). Юный Енох принимал участие в работе подпольной типографии. 1905 год, декабрь — во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове, рабочей слободе под Нижним Новгородом, погиб старший брат Михаил.

По агентурным сведениям Московского охранного отделения, в 1907—1908 гг. принадлежал к нижегородской группе анархистов-коммунистов. 1911 год — Генриху Ягоде поручили: связаться с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.

1912 год, лето — Ягода был задержан в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некоего Галушкина у своей сестры Розы – члена партии анархистов. Суд вынес приговор, два года ссылки в Симбирске, где у деда был свой дом. Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это дало возможность Генриху уже летом 1913 г. не только возвратиться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему довелось принять православие и формально отказаться от иудаизма.

1915 год — Генрих Ягода был призван в армию и отправлен на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора. Осенью 1916 г. был ранен.

Учетная карточка Г. Ягоды, 1912 год.

Революционная деятельность

Принимал участие в Октябрьской революции в Петрограде.

С ноября 1917 г. по апрель 1918 г. – был ответственным редактором газеты «Крестьянская беднота».

С 1918 года работал в Петроградской ЧК. 1918–1919 гг. — сотрудник Высшей Военной инспекции РККА. 1919 год — по протекции Свердлова и Дзержинского был переведен в Москву.

1919–1920 гг. — член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. 1920 год — член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года – второй заместитель председателя ОГПУ, с июля 1926 г. – первый. Председателем был Менжинский, который часто болел, и Ягода фактически возглавил ОГПУ.

Во внутрипартийной борьбе поддержал Сталина. Генрих Григорьевич уверенно делал блестящую карьеру. Но вот данные бывшего сотрудника личной охраны «вождя народов», бывшего военного коменданта ГАБТа, в те времена основного места проведения всех партийных съездов и ответственных мероприятий советской власти, старого чекиста А. Рыбина — по мнению Рыбина, властолюбивый Ягода отравил председателя ОГПУ Менжинского, чтобы самому занять его место. Менжинский скончался в 1934 г. В июле того же года по постановлению ЦИК СССР органы государственной безопасности вошли в состав НКВД СССР, руководить которым было поручено Ягоде.

Ягода с женой Идой Авербах, 30 сентября 1922 год.

Под руководством Ягоды был учрежден ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей), началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключенных. В честь его заслуг по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде 30-ти метровой пятиконечной звезды, внутри которой был гигантский бронзовый бюст Ягоды. В начале 1930-х годов в ГУЛАГе содержалось приблизительно 200 тыс. человек. Всего за годы существования системы ГУЛАГ через него прошли 15–18 миллионов человек. Из них умерло в лагерях около 1,5 миллиона.

Генрих Григорьевич официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». 1935 год — Ягоде первому присвоили звание «Генеральный комиссар госбезопасности».

Принимал активное участие в организации судебных процессов над «убийцами» Кирова, «Кремлевского дела». 1936 год, август — состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева.

Максим Горький и Г. Ягода.

Арест

1936 год, сентябрь — начинается понижение Ягоды. Его снимают с поста наркома внутренних дел,  который занял вместо него главный «герой» Большого Террора Н. Ежов, а Ягоду назначают наркомом связи. 1937 год, апрель — снят и с этого поста, исключен из ВКП(б). 4 апреля — в центральных газетах Советского Союза было опубликовано официальное сообщение за подписью председателя Президиума ЦИК СССР Калинина, в котором говорилось: «Ввиду обнаруженных преступлений уголовного характера народного комиссара связи Г.Г. Ягоды Президиум ЦИК СССР постановляет передать дело следственным органам». 1937 год, 5 апреля — был арестован. При обыске в доме Ягоды нашли множество порнографических предметов, женской одежды и даже резиновый фаллос.

Первоначально Ягода был обвинен в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», потом еще обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Генриха Григорьевича обвинили в том, что Менжинский был умерщвлен в результате неправильного лечения по его приказу по заданию правотроцкистского блока.

Его жену Иду Авербах (племянницу Свердлова) уволили из прокуратуры и 9 июня 1937 г. арестовали «как член семьи осужденного НКВД СССР». Вместе с матерью и 7-и летним сыном ее отпрвили в ссылку в Оренбург сроком на 5 лет, позже расстреляли.

1938 год, февраль — Ягода предстал на Третьем московском процессе как один из основных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил: «Нет, в этом я не признаю себя виноватым. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки».

На вопрос государственного обвинителя Вышинского, о чем он сожалеет, Ягода ответил: «Очень сожалею… Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял».

Г. Ягода, А. Егоров, К. Ворошилов, М. Тухачевский и Я. Гамарник.

Расстрел

В последнем слове Ягода свою вину признал, но вместе с этим заявил, что никогда не входил в состав руководства „правотроцкистского блока“. По словам подсудимого, его только ставили в известность о решениях центра и требовали неукоснительного их исполнения.

Завершая свое последнее в жизни выступление, он произнес знаменательную фразу:

„Граждане судьи! Я был руководителем величайших строек — каналов. Сейчас эти каналы являются украшением нашего времени. Я не смею просить пойти работать туда хотя бы в качестве исполняющего самые тяжелые работы…“ Но даже и там места ему не нашлось. На рассвете 13 марта 1938 г. суд вынес приговор. Подсудимый Генрих Ягода был признан виновным, и приговорен к высшей мере наказания, подлежал расстрелу.

Последней попыткой ухватиться за соломинку было прошение о помиловании, в котором Ягода написал: „Вина моя перед родиной велика. Не искупить ее в какой-либо мере. Тяжело умереть. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь“.

Президиумом Верховного Совета СССР прошение было отклонено. Приговор был приведен в исполнение в подвале того же большого дома на Лубянке, где осужденный когда-то чувствовал себя полновластным хозяином…

2015 год, апрель — Верховный суд России отказался реабилитировать его, сославшись на совершенные им многочисленные преступления.

salik.biz

Ягода, Генрих Григорьевич – краткая биография - Русская историческая библиотека

Ягода, Генрих Григорьевич (настоящее имя – Иегуда Енох Гершевич, 7 (19) ноября 1891, Рыбинск Ярославской губернии — 15 марта 1938 года, Москва) – один из крупнейших руководителей советских карательных органов: ЧК, ОГПУ и НКВД.

Родился в семье еврейского ремесленника (печатника-гравера) Гершона Фишелевича Иегуды. Вскоре после рождения Еноха семья Иегуды переехала из Рыбинска в Нижний Новгород, где жили её близкие родные, Свердловы. Будущий вождь большевизма Яков Свердлов и Енох-Генрих Иегуда-Ягода были троюродными братьями. Впоследствии Енох женился на племяннице Якова, Иде Авербах, сестре известного советского литератора Леопольда Авербаха.

Подобно Свердловым, семья Иегуд имела революционные и уголовные связи. В 1904 году у неё на квартире укрывалась подпольная типография Нижегородского комитета РСДРП(б). В декабре 1905, во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове, погиб старший брат Еноха, 15-летний Михаил.

Сам Енох Ягода в молодости был теснее связан не с социал-демократами, а с анархистами-коммунистами, принимая участие и в разработке планов банковских грабежей.

Летом 1912 переехавший в Москву Ягода был задержан там за контакты с революционерами. Его выслали на два года в Симбирск, однако уже в следующем году амнистировали в связи с 300-летием дома Романовых. Чтобы получить право поселиться в Петербурге (вне «черты оседлости»), Ягода формально перешёл из иудаизма в православие.

Генрих Ягода в 1912. Карточка Охранного отделенияи

В предреволюционные годы Енох-Генрих познакомился с Максимом Горьким, имевшим тесное общение с семьёй Свердловых. (Ещё в 1902 писатель усыновил старшего брата Якова Свердлова, Зиновия.) Ягода стал отходить от анархизма и сближаться с большевиками (см. статью Большевики и евреи). После Октябрьской революции благодаря протекции Якова Свердлова он начал делать быструю коммунистическую карьеру. Уже в 1920 Ягода стал членом Президиума ЧК, а в сентябре 1923 – вторым заместителем председателя ОГПУ.

В июле 1926 умер Феликс Дзержинский. Во главе ОГПУ стал больной Вячеслав Менжинский. Фактическим же руководителем главного карательного органа большевиков сделался более молодой и здоровый Ягода, который оказал сильное содействие возвышающемуся Сталину в борьбе с «объединённой оппозицией» Троцкого, Зиновьева и Каменева. В октябре 1927 ОГПУ разогнало оппозиционные демонстрации в честь 10-летия «Великого Октября».

Величайшие злодеи мира Нарком НКВД Ягода Енох Гершенович. Фильм

С 1930 Ягода являлся кандидатом в члены ЦК ВКП(б), с 1934 – членом ЦК. Во время коллективизации (самой жестокой волны сталинского террора) он беспощадно подавлял крестьянские восстания и выселял «кулаков» в Сибирь. Ягода активнейшим образом участвовал в создании ГУЛАГа. Он руководил почти бесполезным, но поглотившим многие тысячи зэковских жизней строительством Беломорканала (за что в августе 1933 получил орден Ленина) и даже носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». На последнем шлюзе Беломорканала была воздвигнута тридцатиметровая пятиконечная звезда с огромным бронзовым бюстом Ягоды внутри.

В июле 1934 г. ОГПУ было преобразовано в Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) и вошло в более обширную новую структуру – НКВД СССР. Ягода одновременно возглавил и НКВД, и ГУГБ.

В 1930-е годы он ещё теснее сблизился с вернувшимся в СССР из-за границы Горьким. Ягода стал другом его семьи и любовником Надежды Пешковой («Тимоши») – жены сына Горького, Максима.

Генрих Ягода и Максим Горький. Фото 1935

С середины 1930-х годов репрессии Сталина начали всё шире затрагивать не только простое население СССР, но и высшую коммунистическую олигархию. Отец Народов явно шёл к созданию чисто абсолютистского режима личной власти, и это не нравилось многим из его ближайших соратников. К числу таких скрытых оппозиционеров (которые действовали отнюдь не из «либеральных» побуждений, а по мотивам личной выгоды) относился и Ягода. В 1934-1936 он по настоянию Сталина участвовал в организации судов по сомнительным делам об убийстве Кирова, «Кремлёвском заговоре», в устроении процесса против Зиновьева и Каменева. Однако против партийной верхушки Ягода действовал крайне неохотно, и Сталину это было известно.

В сентябре 1936 года Ягода был снят с поста наркома внутренних дел, который занял вместо него главный «герой» Большого Террора Н. Ежов. Ягоду назначили наркомом связи, но в январе следующего года сняли и с этого поста. Он был исключён из партии, в марте 1937 арестован, обвинён в связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, в убийстве Горького. При обыске в доме Ягоды было найдено множество порнографических предметов, женской одежды и даже резиновый фаллос.

Он стал одним из главных подсудимых на «Процессе право-троцкистского блока» (1938). На этом судилище Ягода признал себя виновным частично. Во время своей речи он обращался к Сталину с просьбой о помиловании, говоря так, как будто Вождь присутствует в зале и слышит его слова. А. Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ» полагает, что Сталин действительно наблюдал за процессом из скрытой комнаты, и Ягода знал об этом.

15 марта 1938 Ягода был расстрелян. В апреле 2015 Верховный суд России отказался реабилитировать его, сославшись на совершённые им многочисленные преступления.

Автор статьи

rushist.com

ЯГОДА ГЕНРИХ ГРИГОРЬЕВИЧ

(Настоящие имя и фамилия ‒ Енох Гершенович) (1891 ‒ 1938) ‒ советский государственный деятель, руководитель органов государственной безопасности, один из создателей карательной система в СССР.

Детство

Ягода родился в еврейской семье. Его отец, Гершон Фишелевич, был мелким ремесленником, печатником-гравером. В семье было восемь детей: трое мальчиков и пять девочек. Оба брата на дожили до 1917 года: Михаил (1890‒1905) погиб во время восстания в Сормове, Лев был расстрелян во время Первой мировой войны за попытку поднять мятеж в полку.

Хотя Ягода родился в Рыбинске, вскоре его семья перебралась в Нижний Новгород, где жили и их родственники Свердловы, Ягода был троюродным братом Я.М. Свердлова и очень многое в его жизни было связано с этой семьей. Через них он познакомился с Максимом Горьким, с которым поддерживал дружеские отношения всю жизнь, а в 1914 году Генрих Ягода женился на женился на племяннице Я.М. Свердлова Иде Авербах.

Систематического образования Ягода не получил, хотя, в конце концов, сумел сдать экстерном экзамены за 8 классов Нижегородской гимназии. На учебу времени не было, Ягода очень рано оказался вовлечен в революционную деятельность, в которой имели отношения практически все его родственники. Отец в 1904 г. разрешил нижегородским большевикам оборудовать на его квартире подпольную типографию, где 13-летний Енох стал работать наборщиком, приобщившись к революционной работе. В декабре 1905 г. в Нижнем Новгороде разгорелось восстание, семьи Ягоды и Свердловых приняли активное участие в этих событиях, сам Енох в 1906 г. вступил в боевую дружину в Сормово. Позже в своих анкетах Ягода будет указывать, что членов большевистской партии он стал в декабре 1907 г., что было неправдой: в картотеке охранного отделения указывалось, что он в 1907—1911 гг. был анархистом-коммунистом (партийные клички «Темка», «Сыч», «Одинокий», «Галушкин»), среди его контактов были эсеры, но не большевики. Енох активно работал в составе Нижегородской группы анархистов-коммунистов, которую возглавлял И.А. Чемборисова, который по совместительству был агентом охранного отделения, поэтому информация о деятельности Еноха властям поступала регулярно и с января 1910 г. тот находился под негласным наблюдением. Впервые Енох был арестован в 1911 г., но вскоре освобожден. В 1911 г. товарищи поручили Еноху установить связь с московской группой анархистов, чтобы получить их помощь для организации экса ‒ планировалось ограбить отделение банка. Выбор пал на Еноха потому что в Москва к тому времени проживала его родная сестра Роза, которая была членом партии анархистов. В Москву Енох отправился с подложными документами – сначала он жил под фамилией Книшевского, а затем Галушкина. 12 мая 1912 г. Енох Ягода был арестован полицией и заключен в Арбатский полицейский дом. Поскольку материалов о его «преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям» было предостаточно, то 16 июля 1912 г. постановлением Особого совещания Министерства внутренних дел он был выслан под гласный надзор полиции на 2 года в Симбирск, где у его деда был дом. В ссылке Ягода не работал, но и с партией связь утратил и никакой революционной работы не вел.

В следующем, 1913-м, году Ягоды попал под амнистия в честь 300-летия Дома Романовых, после чего перешел из иудаизма в православие (с этого момента он стал именоваться Генрихом). Изменение вероисповедания было чисто формальным шагом, Ягоды был атеистом, а принятие православия лишь облегчало ему натурализацию в столице. В Петербурге Ягода сначала работал статистиком в статистической артели Союза городов, а затем перешел в больничную кассу Путиловского завода. Одновременно он стал пробовать свои силы и как журналист.

Первая мировая война

Во время Первой мировой войны Генрих Ягода был призван в армию рядовым. Он служил, по ряду сведений, в 20-м стрелковом полку 5-й стрелковой дивизии, был ранен и получил звание ефрейтора. Выдвинуться Ягоде дал возможность 1917 год. Имея за плечами небольшое, но вес же революционное, прошлое, Ягода воспользовался этим, чтобы получил от солдат своего полка командировку в столицу. На фронт он уже больше не вернулся, а в Петрограде был сразу же привлечен местными большевиками к работе – кадров было мало и каждый человек, даже если он был раньше анархистом-коммунистом, был на счету, тем более человек, имевший фронтовой опыт. Вскоре Ягода был включен в состав Военной организации при Петроградском комитете РСДРП(б), где, учитывая его журналистское прошлое, ему поручили подключится к подготовке номеров «Солдатской правды». При очередной реорганизации Петросовета, когда власть там захватили большевики, Ягоды был кооптирован в его состав. Вместе с др. членами Военной организации он принял участие в захвате власти в октябре 1917 г. и 22 ноября был назначен ответственным редактором газеты «Крестьянская беднота». На фронт Ягода на попал, но с 24 апреля 1918 г. по 8 сентября 1919 г. занимал пост управляющего делами Высшей военной инспекции РККА.

В органах госбезопасности

В конце 1919 г. Ягода перешел на работу в органы государственной безопасности, с которым была теперь связана вся его дальнейшая карьера. Хотя первоначально его использовали как хозяйственника: 3 ноября 1919 г. он стал управляющим делами Управления Особых отделов ВЧК при СНК РСФСР (до 1 декабря 1920 г.), одновременно с 29 июля 1920 по февраль 1922 г. Ягода входил в состав Коллегии ВЧК. Вскоре Ягода был замечен Ф.Э. Дзержинским, который постоянно продвигал его все выше и выше по карьерной лестнице, причем часто Ягода возглавлял одновременно сразу несколько структурных подразделений ВЧК (с 6 февраля 1922 г. – ГПУ при НКВД РСФСР, с 15 ноября 1923 г. ‒ ОГПУ при СНК СССР): управляющий делами ВЧК/ГПУ (13.09.1920‒6.04.1922), заместитель начальника Особых отделов (1.01.1921‒1.06.1922), заместитель начальника Секретно-оперативного управления (31.3.1921‒30.07.1927), начальник Административно-организационного управления (12.07‒5.09.1921), начальник Особых отделов (1.06.1922‒26.10.1929).

18 сентября 1923 г. Дзержинский сделал Ягоду своим 2-м заместителем, кроме того он был еще и членом Особого совещания ОГПУ (12.06.1924‒10.07.1934). Когда после смерти Дзержинского (июль 1926 г.) ОГУ возглавил В.Р. Менжинский, Ягода остался при нем единсвенным заместителем, кроме того 30 июля 1927 г. он также возглавил важнейшее Секретно-оперативное управление. Л.Д. Троцкий так охарактеризовал Ягоду: «Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистом цветом лица (он страдал туберкулезом), с коротко подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества». С 1927 г. и до своего ареста Ягода постоянно избирался членом ЦИК СССР ‒ с 4-го до 7-го созывов. 27 октября 1929 г. Ягода стал 1-м заместителем председателя ОГПУ (2-м был назначен С.А. Мессинг). Влияние Ягоды росло очень быстро еще и потому, что Менжинский отличался плохим здоровьем и постоянно болел, замещал же его Ягода, который сосредоточил в своих руках руководство всеми практическими делами, аппаратом ОГПУ. Возглавил Ягода также строительство Беломоро-Балтийского канала (1929–1930 гг.), которое было осуществлено беспрецедентным в истории привлечением принудительного труда заключенных исправительно-трудовых лагерей, руководил создание ГУЛАГа (1930 г.). На XVI съезде ВКП(б) в июле 1930 г. Ягоды был избран кандидатом в члены, а на VII съезде (февраль 1934 г.) ‒ членом ЦК ВКП(б). Однако в самом ОГПУ слишком властные замашки и стремление к авторитарному руководству Ягоды вызвали сильное противодействие со стороны ряда руководящих сотрудников. 31 июля 1931 г. были проведены перестановки в высшем руководстве ОГПУ: Ягода был понижен до 2-го заместителя, а 1-м был назначен И.А. Акулов, причем Ягода кроме того с октября 1931 по ноябрь 1936 г. занимал также пост заместителя председателя Комитета резервов при СТО СССР. Но подобное понижение было лишь временным, уже в сентябре 1932 г. Акулов был без формального решения Политбюро ЦК ВКП(б) тихо отстранен от должности, и хотя Ягода формально продолжал именоваться 2-м заместителем председателя, он остался единственным заместителем Менжинского.

Нарком внутренних дел

В мае 1934 г. умер больной Менжинский, но Ягода не оказался в положении лишь временно исполняющего обязанности председателя ОГПУ. Почти два месяца И.В. Сталин обдумывал реформу органов государственной безопасности СССР. Наконец, 10 июля 1934 г. было объявлено о создании на базе ОГПУ при СН СССР Народного комиссариата внутренних дел СССР (а в его составе ‒ Главного управления государственной безопасности), первым наркомом был назначен Генрих Ягода.

Ягода возглавил формирование структуры нового наркомата, превратив его в мощнейшие карательный орган Компартии. После убийства С.М. Кирова 1 декабря 1934 г. прибыл в Ленинград вместе с И.В. Сталиным для руководства следствием и развертыванием кампании репрессий, как против бывших оппозиционеров, так и против еще оставшихся в Ленинграде представителей бывших «эксплуататорских классов» . 4 декабря 1934 г. было принято постановление о ведении дел о терроризме в ускоренном порядке, без права подавать прошения о помиловании. Формально именно Ягода осуществлял руководство подготовкой первых открытых политических фальсифицированных процессов, на которых главными обвиняемыми стали бывшие оппозиционеры Г.Е. Зиновьев и Л.Б. Каменев. Всего в 1934–1935 гг. было арестовано ок. 260 тыс. чел., при этом фактически руководство следствием по всем этим делам оказалось, с санкции И.В. Сталина, под контролем Н.И. Ежова. Без санкции ЦК распорядился создать в лагерях НКВД отделения судов для рассмотрения дел о преступлениях, и это решение было отменено по представлению А.Я. Вышинского. По инициативе Ягоды в ноябре 1935 г. были введены специальные звания и знаки различия для сотрудников НКВД. Именно Ягода превратил НКВД в огромную промышленную империю, основанную на рабском труде заключенных; постановлением СНК органам было поручено освоение Севера. 27 ноября 1935 г. «Правда» писала о Ягода: «Неутомимый воин революции, он развернулся и как первоклассный строитель… Переделка людей, проблемы “чудесного сплава” – разве она не решается замечательным образом на этих стройках». Лично Ягода, по воспоминаниям современников, был невероятно высокомерен и тщеславен, вел себя грубо и развязано, нецензурно выражался на совещаниях. 31 марта 1936 г. издал директиву, в которой в т.ч. говорилось: «Основной задачей наших органов на сегодня является немедленное выявление и полный разгром до конца всех троцкистских сил… выявление, разоблачение и репрессирование всех троцкистов-двурушников». Однако Сталин был недоволен по его мнению слишком мягкими и нерешительными действия Ягоды. 25 сентября 1936 г. Сталин направил из Сочи, где он отдыхал, телеграмму членам Политбюро о необходимости снятия Ягоды, т.к. он «оказался не на высоте в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздало в этом деле на 4 года».

Арест и расстрел

26 сентября 1936 г. Ягода был снят с поста наркома внутренних дел (29 января 1937 г. он был также уволен в запас) и назначен наркомом связи СССР. На новом месте Ягода практически не работал. А на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 г. его деятельность на посту наркома внутренних дел подверглась резкой критике. Вскоре после этого ‒ 28 марта 1937 г. Ягоду был арестован «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений» (с поста наркома связи он был официально снят только 3 апреля). При обыске у Я. была обнаружена коллекция порнографических снимков (ок. 4 тыс. штук), 11 порнофильмов и коллекция трубок и мундштуков порнографического характера.

В качестве одного из главных обвиняемых привлечен к фальсифицированному НКВД процессу по делу «Антисоветского право-троцкистского блока», начавшегося 2 марта 1938 г. ОН был обвинен в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции», а также в организации убийств Менжинского, Максима Горького, его сына М.А. Пешкова. В своем последнем слове Ягода опроверг обвинения в руководстве заговором, в шпионаже, сказав, «если бы я был шпионом, то десятки стран мира могли бы закрыть свои разведки». Он заявил: «То, что я и мои сопроцессники сидят здесь на скамье подсудимых и держим ответ, является триумфом, победой советского народа над контрреволюцией. Я обращаюсь к суду с просьбой – если можете, простите». 13 марта 1939 г. Военная коллегия Верховного суда СССР признала Ягоду виновным во всех вмененных ему преступлениях и приговорила к высшей мере наказания. После процесса Ягода обратился в ЦИК СССР с прошением о помиловании, в частности, указав: «Вина моя перед Родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь». Просьбе приговоренного была отклонена.

15 марта 1938 г. Ягода был расстрелян в Лубянской тюрьме НКВД. В 1988 г. все подсудимые, проходившие по этому процессу, кроме Ягоды, были реабилитированы, хотя он как и они, был осужден за те преступления, которых не совершал. 2 апреля 2015 г. Верховный Суд Российской Федерации принял официальное решение об отказу в реабилитации Ягоды.

Семья

Жена Ягоды ‒ Ида Леонидовна, урожденная Авербах родилась в 1905 г. в Саратове, в 1930-е гг. занимала пост помощника прокурора города Москвы. После расстрела мужа, она также была арестована и 9 июня 1937 г. приговорена Особым совещанием при НКВД СССР к ссылке в Оренбург на 5 лет. 26 июня 1937 г. приговор был пересмотрен: обвинение с «члена семьи врага народа» заменено на «контрреволюционную деятельность», а ссылка заменена на 5 лет исправительно-трудовых лагерей; 5 июля она приговорена к 8 годам заключения и отправлена в Темниковский лагерь на Колыму. Через год, 16 июня 1938 г., он была приговорена к смертной казни и 16 июня 1938 г. расстреляна в Коммунарке Московской области. 21 февраля 1990 г. реабилитирована.

Сын Ягоды ‒ Генрих (1929 ‒ 28.7.2003) ‒ был отправлен в детский дом, в 1940 г. ему была изменена фамилия на Авербах. В 1945 при поступлении в Куйбышевский железнодорожный техникум Куйбышева указал, что его отец – Ягода, был исключен из техникума, в 1949 г. приговорен Особым совещанием при МГБ СССР на 5 годам лагерей. В 1953 г. амнистирован, затем получил инженерное образование, был реабилитирован, в конце жизни эмигрировал в Израиль.

Сестры Генриха Ягоды: Лилия Григорьевна Ягода (1902 – 16.6.1938), член ВКП(б), в 1938 г. ‒ инспектор по художественной самодеятельности Комитета по делам искусств при СНК СССР; 7 мая 1938 г. арестована, 16 июня 1938 г. осуждена в особом порядке к смертной казни; расстреляна; в феврале 1990 г. реабилитирована.

Эсфиль Григорьевна Ягода-Знаменская (1896 – 16 июня 1938), 6 мая 1938 г. арестована, 16 июня 1938 г. осуждена в особом порядке к смертной казни; расстреляна; 8 июня 1957 г. реабилитирована.

Награды

  • 2 ордена Красного Знамени (14.12.1927, 3.04.1930)

Литература

  • Некрасов В.Ф. Тринадцать железных наркомов. М., 1995. Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД. 1934‒1941: Справочник. М., 1999. Млечин Л.М. Председатели КГБ. Рассекреченные судьбы. М., 1999. Бажанов Б., Кривицкий В., Орлов А. Ягода. Смерть главного чекиста. М., 2012.

w.histrf.ru

Генрих Григорьевич Ягода

Родился 7 (20) ноября 1891 года в Рыбинске, в еврейской ремесленной семье. Его отец, Гершон Фишелевич Ягода, был печатником-гравёром. Кроме Еноха, в семье было двое сыновей: Михаил и Лев и пять дочерей.

Семья Ягоды была связана родственными отношениями с семьёй Свердловых. Отец Ягоды, Гирш Филиппович, приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, жившему в Нижнем Новгороде. Впоследствии Ягода женился на Иде Леонидовне Авербах (дочери родной сестры Якова Свердлова Софьи Михайловны), своей троюродной племяннице. У них был сын Гарик (род. 1929). Братом Иды Авербах был советский литератор Леопольд Авербах.

Вскоре после рождения Еноха семья переехала в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников. Живя в Нижнем Новгороде, познакомился с Яковом Свердловым.

Семья была связана с социал-демократами. В 1904 году Гершон Ягода согласился, чтобы у него в квартире находилась подпольная типография Нижегородского комитета РСДРП(б). Юный Енох участвовал в работе подпольной типографии.

В декабре 1905 году во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове погиб старший брат Михаил (1890—1905).

В 1907 году пятнадцатилетним подростком примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. По агентурным сведениям Московского охранного отделения в 1907—1908 годах принадлежал к нижегородской группе анархистов-коммунистов. В 1911 году на Генриха Ягоду было возложено поручение: завязать сношения с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.

Москва, арест. Ссылка в Симбирск (1912—1913)

Летом 1912 года 20-летнего Генриха Ягоду задержали в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некого Галушкина у своей сестры Розы — члена партии анархистов. Он был изобличён «в преступных сношениях с лицами, принадлежащими к революционным организациям». Жандармы отметили, что молодой человек имел намерение перейти в православие и устроиться на работу в старой столице. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у деда был свой дом.

Вскоре после приезда в Симбирск, ссыльный Ягода подал прошение на имя симбирского губернатора Ключарева, прося перевода к родителям в Нижний Новгород. Мотивируя просьбу, Ягода писал: «В г. Симбирске не имею личного заработка и нуждаюсь в семейной обстановке вследствие моего крайне болезненного состояния…». Губернатор оставил просьбу без внимания.

Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это позволило Генриху Ягоде уже летом 1913 года не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему пришлось принять православие и формально отказаться от иудаизма.

Санкт-Петербург (1913—1917)

С 1913 года работал на Путиловском заводе.

В 1915 году Генриха Ягоду призвали в армию и отправили на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса. Осенью 1916 года получил ранение и вскоре был демобилизован. Вернулся в Санкт-Петербург.

В 1917 году сотрудничал в газете «Солдатская правда» (газета издавалась с 15 (28) апреля 1917 года по 6 марта 1918. В июле закрыта Временным правительством). К предреволюционным годам относится знакомство Ягоды с Максимом Горьким, с которым они позже поддерживали дружеские отношения.

Революция и деятельность в ВЧК-ОГПУ

Был участником Октябрьской революции в Петрограде.

С ноября 1917 года по апрель 1918 года — ответственный редактор газеты «Крестьянская беднота».

С 1918 года работал в Петроградской ЧК. В 1918—1919 годы — сотрудник Высшей военной инспекции РККА. В 1919 году его заметили Я. М. Свердлов и Ф. Э. Дзержинский и перевели в Москву. В 1919—1920 годы — член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. С 1920 член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года — второй заместитель председателя ОГПУ.

Во внутрипартийной борьбе поддержал И. В. Сталина. Руководил разгромом антисталинских демонстраций в октябре 1927 года.

С начала 1930-х годов — заместитель председателя ОГПУ. Ягода фактически возглавлял это учреждение из-за болезни В. Р. Менжинского. 4 августа 1933 года награжден орденом Ленина (за строительство Беломорканала).

Глава НКВД

В июле 1934 г. был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. К освещению этой стройки было привлечено 36 видных писателей во главе с Максимом Горьким.

Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды.

Активно участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» С. М. Кирова, «Кремлёвского дела» и др.

В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности». В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева. В сентябре 1936 года снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. В апреле 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП(б).

Арест

5 апреля 1937 г. арестован НКВД «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений».

При обыске у Ягоды, согласно протоколу, были найдены фильмы, открытки, фотографии порнографического характера, резиновый искусственный половой член, троцкистская литература и др. Также две расплющенные пули, которыми были убиты Зиновьев и Каменев, с надписями. Всё это забрал к себе новый нарком НКВД Н. И. Ежов, оно было изъято при его аресте. Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем ещё обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Против Ягоды выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и др.

Его жена Ида Авербах была уволена из прокуратуры и 9 июня 1937 года арестована «как член семьи осуждённого НКВД СССР». Вместе с матерью и семилетним сыном она была отправлена в ссылку в Оренбург сроком на пять лет, позже расстреляна.

Со слов драматурга Владимира Киршона, который был целенаправленно подсажен чекистами в тюремную камеру к Ягоде незадолго до вынесения приговора суда, тот вспоминал и пытался расспрашивать Киршона как о своей любовнице, невестке покойного Горького Надежде Пешковой («Тимоше»), так и о жене и сыне. Он говорил:

Ягода знал, что его обманывают, обещая устроить свидание с супругой.

«Тимоша» Пешкова была вдовой сына Максима Горького — Максима Пешкова. Обвинение в убийстве сына Горького (как и самого Горького) было предъявлено Ягоде и секретарю Горького П. П. Крючкову. Когда Ягода признал себя в этом виновным, он утверждал, что сделал это из «личных соображений» — влюблённости в Тимошу.

Судебный процесс

В феврале 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил:

На процессе Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ. На процессе произошел следующий диалог между прокурором А. Я. Вышинским и Ягодой:

На рассвете 13 марта суд огласил приговор: подсудимый был признан виновным и приговаривался к расстрелу. Последней попыткой сохранить жизнь было прошение о помиловании, в котором Ягода писал:

Центральный Исполнительный Комитет СССР прошение отклонил. Расстрелян 15 марта в Лубянской тюрьме НКВД.

Награды

  • Орден Ленина
  • Орден Красного Знамени (1927, 1930)
  • Орден Трудового Красного Знамени РСФСР (1932)

Память

  • Пик Ягоды — пик Кубертена (ранее пик Берии, НКВД), Памир, Таджикская ССР.

people-archive.ru

Ягода Генрих Григорьевич

(1891-1938) советский государственный деятель

После смерти в 1926 году Феликса Дзержинского во главе Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) — бывшего ВЧК — встал В. Менжинский. К тому времени он был уже тяжело болен, поэтому действительным руководителем этого ведомства стал Генрих Григорьевич Ягода, являвшийся первым заместителем Менжинского.

Биография Генриха Ягоды переполнена белыми пятнами. Тем не менее известно, что родился он в Нижнем Новгороде в семье ремесленника. К большевизму Ягода пришел под влиянием семьи Свердловых. Свой трудовой путь он начинал с подмастерья в граверной мастерской, которой руководил отец известного большевистского деятеля.

Генрих Ягода уже с юности не отличался особой щепетильностью. Однажды он даже пытался украсть из мастерской набор инструментов и материалов, чтобы начать самостоятельную деятельность. Однако из этой попытки ничего не вышло, и через некоторое время ему пришлось вернуться на старое место.

Генрих Ягода занимался изготовлением фальшивых документов для руководителей большевистской партии, находившихся на нелегальном положении. Но карьера гравера не интересовала его, и он переквалифицировался в аптекаря. С 1911 по 1913 год Генрих Григорьевич Ягода находился в ссылке. После освобождения он некоторое время работал статистиком, а затем сотрудником отдела медицинского страхования на Путиловском заводе.

С началом Первой мировой войны, Генрих Ягода был призван в армию и только после Октябрьской революции открыто примкнул к большевикам. Вначале его направили в Наркомат внешней торговли, но уже через несколько месяцев перевели в ВЧК. К этому времени он женился на Иде Авербах, племяннице Я. Свердлова. Именно это обстоятельство и помогло ему войти в круг руководителей ВЧК.

Первое его поручение было связано с прежней деятельностью: он организовал производство фальшивых иностранных денежных купюр для снабжения агентурных сетей, которые большевики разворачивали по всей Европе. Одновременно Генрих Ягода стал организатором первых исправительно-трудовых лагерей, где бесплатно использовался труд десятков тысяч заключенных.

Самым крупным мероприятием, осуществленным им, стало строительство Беломорско-Балтийского канала. После его завершения Ягода организовал показательную поездку на теплоходе для группы советских писателей, после завершения которой четырнадцать писателей во главе с Максимом Горьким опубликовали книгу, где восхвалялись сталинские методы перевоспитания личности. У входа в Беломорско-Балтийский канал была установлена огромная статуя Ягоды, которая простояла на своем месте чуть более двух лет.

Судьба Ягоды была типична для многих партийных руководителей того времени. Во время первых партийных чисток он проявил себя как верный приверженец Сталина, за что в 1934 году и был назначен на должность наркома внутренних дел.

Генрих Григорьевич Ягода был близок к окружению Горького, в основном через своего родственника Л. Авербаха, литературного критика, который по своей деятельности в качестве генерального секретаря РАППа (Российской ассоциации пролетарских писателей) регулярно общался с писателем. Именно при Ягоде при загадочных обстоятельствах скончался сын Горького М. Пешков.

Работа Ягоды аптекарем до революции была своевременно использована против него в 1936 году, когда сам он оказался жертвой своей системы. Его обвинили в попытке отравления Николая Ежова, назначенного новым руководителем НКВД.

В июле 1936 года Генрих Ягода был смещен со своего поста и вскоре арестован, а в марте 1938 года стал одним из главных обвиняемых на организованном по указанию Сталина процессе правотроцкистского блока. Вместе с ним на скамье подсудимых оказался Николай Бухарин. Как и другие подсудимые, Генрих Григорьевич Ягода был приговорен к расстрелу и казнен.

После XX съезда партии начался процесс реабилитации жертв сталинских репрессий. В 1988 году наконец дошла очередь до жертв процесса 1938 года. Специальная партийная комиссия ЦК КПСС единогласно отклонила реабилитацию Ягоды.

biografiivsem.ru


Смотрите также