Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Яхьяев руслан крымсолтанович биография национальность


[ Таможня даёт зло ]

20 ноября Сулейман-Стальский районный суд постановил избрать в отношении Казбека Саидалиева, Эльфетдина Шихова и Сладика Джавадова меру пресечения в виде заключения под стражу. Последнему по непонятным причинам удалось избежать задержания, и его объявили в розыск. Все трое – молодые люди до 22 лет – подозреваются в участии в криминальной разборке по разделу сфер влияния на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Яраг-Казмаляр», в ходе которой выстрелом в голову был убит старший участковый уполномоченный Магарамкентского РОВД, майор Герман Ибрагимов.

Им вменяется совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Суд Сулейман-­Стальского района сделал то, что ранее (30 сентября) не сделал Магарамкентский районный суд, который отказал в ходатайстве следователям Магарамкентского МРСО о заключении под стражу вышеназванных граждан. Магарамкентский судья сослался на то, что не установлены все обстоятельства совершения преступления. Тогда же по Юждагу поползли слухи, что в «процесс» вмешались представители местной властной элиты, имеющие личные интересы на таможне, и что, скорее всего, дело развалят, не доведя до суда.

«ЧК» провёл собственное расследование и пришёл к выводу, что в убийстве майора милиции виновны не только бандиты, но и руководство местной милиции и района.

23 июля 2010 года буквально в тридцати метрах от государственной границы между Россией и Азербайджаном около 100 человек из двух противоборствующих криминальных группировок учинили массовую потасовку с применением огнестрельного оружия. Вооружённые молодчики делили сферы влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр», точнее – право организации деятельности автостанции, расположенной возле МАПП. Автостанция «Южная» принадлежала предпринимателю из Магарамкента Насиру Примову (по паспорту Джавадов). Маршрутки из «Южной» курсировали не только по нейтральной зоне – от дагестанского пункта пропуска до азербайджанского, – но и до Махачкалы и Хасавюрта. Делить с кем­то налаженный за годы бизнес Примов не собирался, а потому в назначенный день пришёл на «стрелку» со своими людьми (примерно 50 человек). Столько же сторонников в тот день было и у его оппонентов.

Поверсии следствия, словесная перепалка между Сладиком Джавадовым – племянником Примова – и Казбеком Саидалиевым переросла в драку. Сотрудники милиции ОВД по Магарамкентскому району, пытаясь предотвратить массовое побоище, произвели предупредительные выстрелы в воздух из табельного оружия. Однако «группа неустановленных лиц по предварительному сговору» также начала стрелять в воздух из различных видов огнестрельного оружия, спровоцировав противоположную сторону на ответный огонь. В результате перестрелки между бандитскими группировками смертельное ранение в голову получил старший участковый уполномоченный милиции ОВД по Магарамкентскому району Герман Ибрагимов, ещё двое получили лёгкие огнестрельные ранения.

На сайте «ЧК» размещён видеоролик, снятый пограничниками на камеру мобильного телефона, который опровергает версию местных следователей о том, что милиционеры пытались предотвратить боестолкновение криминальных элементов в трёх десятках метрах от государственной границы.

Более того, в одном из сюжетов отчётливо видно, как один из бандитов ведёт прицельный огонь из автомата Калашникова, стоя рядом с сотрудником милиции. Ещё одна странность данного расследования: следственный комитет МРСО подозревает Саидалиева, Шихова и Джавадова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (совершение хулиганства по предварительному сговору группой лиц), а не по ст. 105 УК РФ (убийство). Почему правоохранительные органы пытаются представить дело как банальное хулиганство, а не как чрезвычайный инцидент с тяжкими последствиями на особо охраняемой, режимной зоне? Об этом – чуть позже.

Таможня как предчувствие

Надо признать, это не единственное убийство на данной территории, связанное с переделом сфер влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр». В 1994 г. прямо на пороге здания администрации был расстрелян глава Магарамкентского района Сергей Гаджиев; с этого момента начался отсчёт нескончаемых убийств. За 18 лет (с начала функционирования таможенного поста) погибли более 20 человек. Двое из этого списка – главы администраций, работавшие по контракту с главой МО «Магарамкентский район». Как ни странно, ни одно из этих резонансных преступлений до сих пор не раскрыто.

Дагестанская таможня была образована 24 января 1992 года. Её первым начальником был Закарья Амиров. 5 августа 1993 года Дагестанской таможне придали статус регионального управления, появились таможни в Махачкале и Дербенте. Вот как вспоминает эти годы Абдусамад Шахназаров, заместитель начальника ДТУ, в книге «Таможенные службы России в Дагестане XVIII – XX веков»: «По всей протяжённости границы Азербайджана и России – 290 километров – не было пограничных застав, и только на «золотом» (так его называют в народе) мосту через реку Самур по трассе «Ростов–Баку» стояли посты ГАИ и безоружные таможенники. Контрабандисты, в отличие от правоохранительных органов и таможенников, были хорошо организованы и вооружены. Колонны автомашин, сопровождаемые охраной, пробирались не только в обход таможенного перехода на «золотом» мосту, но и, угрожая насилием таможенникам, ехали по автотрассе. Работники милиции, в чью обязанность входила охрана таможни, эти функции не выполняли; более того, случалось, что сами участвовали в провозе контрабанды. Вспоминается, к примеру, история, когда в ночь с 29 на 30 декабря 1993 года дежурный инспектор Магарамкентского РОВД категорически отказался взять под охрану транспорт с задержанным таможенниками грузом, – и контрабандисты ушли в Азербайджан. Мы располагали сведениями о том, что на реке Самур задействованы техника и люди, готовые оказать услуги контрабандистам, причём в числе их помощников были не только сельчане, хорошо знающие окрестные дороги и тропы, но и некоторые руководители администраций приграничных районов. Ещё один интересный случай – про механизатора из одного высокогорного дагестанского села, проложившего через свой земельный участок дорогу в соседнюю Грузию. Этот бульдозерист установил на построенной им дороге шлагбаум и собирал пошлины с контрабандистов. Районные власти смотрели на это с умилением и рассказывали о предприимчивом механизаторе с улыбкой».

Дети крестьян, побросав мотыги, подались с колхозных полей к границе, где стало возможным быстро заработать сумасшедшие деньги, и теперь не нужно ждать сбора урожая раз в году, чтобы прокормить свои семьи, как это до сих пор делали их родители.

 Кто-то повадился сопровождать многотонные фуры вброд через реку Самур, минуя таможенный пост, кто-то переправлял через кордон не только грузы, но и сомнительных личностей, у которых возникли проблемы с законом на родине. А кто-то, договорившись с пограничниками, стал внутри нейтральной зоны возить людей на своей машине от российского пункта до азербайджанского. Причём, как оказалось, это такси стало самым дорогим в мире: за расстояние 200 метров здесь с одного человека берут 150 рублей. И этот доступный для местных предпринимателей сегмент, пожалуй, самый доходный, а потому в борьбе за лакомый кусочек происходят стычки, приводящие к кровопролитию.

Не отличаются бескорыстным служением Родине и сами работники таможни. Источник в МАПП «Яраг-Казмаляр» рассказывал, что несколько лет назад к ним на таможенный пост приехала комиссия из Южного таможенного управления (ЮТУ) г. Ростова-на-Дону, которая целый месяц контролировала и изучала работу пункта, проводила мониторинг прохождения людей и грузов и в итоге определила фиксированный посуточный план по госпошлине и отдельную сумму по откатам для вышестоящего начальства. И если с нормой госпошлины начальник поста как-то справлялся, то на откаты не всегда удавалось собрать необходимую сумму. На таможенном посту день на день не приходится, поэтому начальник недостающую сумму докладывал из собственных доходов. В конце концов ему это надоело – и он обложил данью собственных подчинённых. Отныне они знали, сколько нужно заработать за смену для себя и для того парня. В среднем за сутки через таможенный пост проходит около четырёх тысяч человек. 

Правда, не всегда подчинённые работают на общую копилку, случаются и сольные выступления, хотя это скорее исключение из правил, и связано оно с административными возможностями клана, к которому относится тот или иной работник таможни. По крайней мере, так было до недавних пор.

Вот характерный пример: в 2006 году у южного поста, недалеко от Дербента, гаишники остановили две фуры, забитые электроникой. Милиционеры, а затем и прибывшие работники местной прокуратуры никак не могли понять, что это за техника и для чего она предназначена, к тому же у водителей фур отсутствовали сопроводительные документы. Поэтому было решено вызвать специалиста из Махачкалы, а до этого грузовики загнали в боксы на территории одной из войсковых частей. «Компьютерщик» из столицы, осмотрев товар, пришёл в изумление. «У этой техники нет и не может быть лицензии, так как наше государство её нигде не закупает и само ещё не производит. Мы имеем дело с системами спутникового позиционирования», – заключил спец из Махачкалы. Вскоре объявились и хозяева нелегального карго. Ими оказались Сахратулла и Рахматулла – родные братья министра ВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова.

Но, несмотря на покровительство всесильного брата, вызволить фуры с грузом оказалось не так-то просто: к этому времени в Дербент прибыли сотрудники Регионального таможенного управления из Ростова-на-Дону. Работники правоохранительных органов рассказывали нам, что после приезда нежданных гостей начался долгий процесс «маслиата», в результате которого ростовчане, получив мзду в $ 40 тысяч, уехали обратно, а автокараван с нелегальной электроникой продолжил свой путь дальше. Кому и для каких целей предназначалось спецоборудование – осталось тайной. Надо признать, что с момента гибели министра позиции Сахратуллы и Рахматуллы на таможенном посту «Яраг-Казмаляр» сильно пошатнулись. Если первого понизили в должности – со старшего смены до инспектора, – то второй и вовсе попал под сокращение.

Нет причин жалеть братьев за переменчивость судьбы. По крайней мере, таксисты в Яраг-Казмаляре про Сахратуллу рассказывали, что у того есть личный таксист-инкассатор, который возит его «честно заработанные» за смену деньги в Махачкалу, а Магомедтагиров сопровождает его следом на своей машине и что за эту услугу он платит таксисту 3500 рублей за рейс.

Правда, братья – не единственные на таможенном посту, кто заправляет на границе. Пока начальником МАПП служил Махач Агабалаев, все вопросы по незадекларированному провозу грузов решал только он. Ни один таможенник не мог пообещать кому бы то ни было свои услуги, не заручившись прежде поддержкой своего начальника. Но два года назад его сменил Алексей Колесников – сын бывшего начальника Дербентского городского управления ФСБ РФ по РД, а ныне замначальника Махачкалинского морского таможенного поста Василия Колесникова. А Низам Кехлеров – племянник заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова – вновь вернулся на своё место руководителя одного из таможенных пунктов (подробнее о кадровых перетасовках см. в справке).

Он сказал, что тоже хочет…

В начале 90-х, когда многие жители Магарамкентского района, в эйфории от лёгкой наживы, стали в массовом порядке осваивать новые для себя профессии и подспудно развивать приграничную инфраструктуру, стало ясно, что будущее за тем, кто сумеет вовремя оценить ситуацию и пристроиться к зарождающейся системе. Буквально через год после открытия таможенного поста «Яраг-Казмаляр», в 1993 году, Насир Джавадов (Примов) по распоряжению яраг-казмалярской сельской администрации за № 27 получил 2,4 га тогда ещё не золотой земли в пожизненно наследуемое владение. Причём владения его начинались в буквальном смысле по правую сторону от калитки таможенного поста. Насир тут же начал осваивать свою территорию: построил небольшую гостиницу, кафе, магазин и самое главное – автостанцию для маршрутного такси, которую вскоре зарегистрировал как ООО «Южная». Отныне он контролировал весь пассажирский поток, начиная от нейтральной зоны до Махачкалы и Хасавюрта. Если в обычной «газели» 14 посадочных мест и с одного клиента от российского пункта до азербайджанского берут по 150 рублей, за расстояние около 200 метров получается 4200 рублей в оба конца за несколько минут. А теперь представьте себе, что в течение суток по нейтральной полосе проезжает до нескольких тысяч наших и ненаших граждан, то есть за сутки, по приблизительным подсчётам, – свыше полумиллиона рублей. Но так долго продолжаться не могло, и это можно было заключить, руководствуясь той простой логикой, что богатеющий на глазах Примов-Джавадов с братьями превращался в достаточно заметную фигуру в селе, а главе района, с его вечно падающим рейтингом, и без него хватало проблем с зарождающейся местной оппозицией.

Мусаэфенди Велимурадов – глава Магарамкентского района – решил использовать весь свой административный ресурс. На самом юге республики «диалог бизнеса и власти» вдруг приобрёл зловещие формы. В 2006 году была предпринята первая попытка заблокировать работу автостанции «Южная». «В этот день, – вспоминает Насир Джавадов, – ко мне на работу приехал начальник РОВД Хидирнабиев с нарядом милиции и сказал, что выполняет распоряжение главы района». Они поставили у ворот автостанции временный милицейский пост и запретили маршруткам Джавадова заезжать на стоянку. Вскоре вдоль всей линии «Южной», а это примерно 120 метров, администрация района строит забор, надеясь тем самым навсегда закрыть проход к объектам Джавадова. Однако предприниматель не сдаётся и строит верховую лестницу через забор. Велимурадов решает снести забор и на его месте установить металлическую ограду. К этому времени Велимурадов вместе с начальником РОВД примерно в километре от МАПП строит собственную автостоянку, силой пытается загнать туда водителей маршрутных «газелей», а на трассе незаконно устанавливает шлагбаум. В ответ на этот раз Джавадов договаривается с представителями организованной преступной группировки, в которую входят бывшие спортсмены практически со всей республики, но основной костяк составляют всё же ребята из Южного Дагестана. С их помощью ему удаётся восстановить работу своей автостанции, но за оказанную услугу он предложил бандитам часть парка маршрутного такси, до 40 «газелей», с условием, что половину доходов с пассажирских перевозок они будут выплачивать ему.

Молодые люди, которых до сих пор использовали всего лишь как инструмент давления, теперь почувствовали себя заправскими бизнесменами. Им удалось договориться с азербайджанской стороной – и их «газели» подъезжали прямо к воротам КПП сопредельного государства. Доходы предприятия за счёт сокращения числа пересадок выросли в несколько раз, а издевательства над гражданами, переезжающими госграницу, со стороны таможенников прекратились вовсе. Всякое хулиганство ребята пресекали очень жёстко. Так продолжалось почти 4 месяца. Пока однажды они не решили, что Джавадов слишком дорого им обходится, и не объявили ему, что больше выплачивать долю из бизнеса не будут. Так конфликт Джавадова с Велимурадовым перерос в тройное противостояние, чем не преминул воспользоваться опытный глава района.

Из-за острова на стрёме…

С 19 июня по 5 июля, а потом и за три дня до трагедии от пограничного управления ФСБ России в адрес руководства Магарамкентского ОВД стала поступать информация о том, что в районе таможенного поста МАПП «Яраг-Казмаляр» активизируются различные группировки, занимающиеся перевозкой людей и грузов. При этом они грубо нарушают общественный порядок. Но по странному стечению обстоятельств и. о. начальника Магарамкентского ОВД – подполковник Агабек Багиров – не только не предпринял соответствующие меры, чтобы предотвратить возможное кровопролитие, а вовсе проигнорировал предупреждение фээсбэшников.

18 – 19 июля в Магарамкент из Махачкалы и Дербента начали стягиваться группы вооружённых молодых людей; руководил ими некто по кличке Рейка. А 23 июля в районе МАПП стали собираться сторонники Джавадова и Велимурадова, по словам очевидцев, всего примерно 100 человек. Многие из них демонстративно бряцали оружием, вели себя вызывающе, и по всему было видно, что массовых беспорядков не избежать.

Вскоре о сходке воинствующих молодчиков узнал и Герман Ибрагимов – старший участковый уполномоченный Магарамкентского ОВД. МАПП «Яраг-Казмаляр» находился на вверенной ему территории. Когда началась стрельба, милиционеры почему-то не среагировали, а некоторые и вовсе попрятались.

Видя, как сослуживцы молча взирают на происходящее, Герман попытался вмешаться и утихомирить молодчиков. Он бежал и махал руками, требуя немедленно прекратить огонь, но напряжение только нарастало. Герман понимал, что в одиночку не сможет повлиять на ситуацию, и попытался забежать в находящееся тут же кафе «У Аслана», чтобы укрыться, пока всё не стихнет. Но пуля попала ему прямо в голову – и молодой человек скончался на месте. Спустя примерно два с половиной часа весь этот кошмар закончился. Причём, как рассказывают очевидцы, милиционеры даже помогали некоторым успокоиться: «Ладно, ладно успокойтесь, постреляли – и хватит. Уезжайте скорее!» – говорили они, а когда у одного из них из-за пояса выпал пистолет, его подобрал милиционер и возвратил хозяину, приговаривая: «Забери, джан, ты уронил». Сам же Агабек Багиров – свидетель всего происходящего – не только не предпринимал, согласно инструкции, каких-либо мер по предотвращению трагедии, а вовсе вёл себя странно. По окончании этой бойни он дал команду дежурному объявить тревогу. То ли техника не сработала, то ли дежурный команды не услышал, но сирена так и не прозвучала. В итоге большинство сотрудников прибыло на место происшествия, услышав о перестрелке от посторонних людей, но было уже поздно: члены противоборствующих группировок давно разъехались.

Ай-ай-ай, а кто это сделал?

На похоронах Германа Ибрагимова бывшие сослуживцы говорили его отцу Кудрату, что имена всех участников той бойни известны: многих из них работники милиции знали лично, также они называли убийцу Германа – Казбека Саидалиева. Первым вместе с ним огонь открыл Гамид, руководили бандой Радж и Бизон, а организовал разборки некто Камал из Махачкалы по кличке Рейка. Согласно другой версии, первым стрелял именно Джавадов, когда увидел, что его сторонники разбегаются и ему необходимо было их во что бы то ни стало остановить. По мнению Кудрата Ибрагимова, главным организатором и вдохновителем криминальной стычки являлся бывший глава района Велимурадов, но его почему-то даже не думают привлечь к ответственности. По факту убийства Германа Ибрагимова возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 («Убийство») и ч. 1 ст. 322, а не ст. 317 УК РФ, однако каких-либо подвижек в раскрытии данного преступления нет. На заявления отца покойного по поводу бездействия со стороны правоохранительных органов в следственном комитете сообщают, что направленные ими в Магарамкентский РОВД неоднократные поручения для проведения следственных действий остаются без внимания. Пошёл уже четвёртый месяц с того рокового дня, но преступники, имена которых хорошо известны в местном РОВД, до сих пор не найдены. Более того, делается всё возможное, чтобы это дело растянуть до бесконечности.

Спустя месяц после гибели Германа у него родился третий ребёнок, то есть по вине алчных правителей и их прислуги человек пришёл в этот мир без отца. Его семье до сих пор не выплачивают положенных по закону ни компенсационных единовременных, ни пенсии по потере кормильца. В РОВД заявляют, что Ибрагимов в это время находился в отпуске, а потому его смерть не может быть признана смертью при исполнении служебного долга. В отличие от того же Багирова, который фактически струсил и прятался, пока в его районе люди убивали друг друга, Герман был одним из немногих, кто пытался остановить беспредел. Хотя закон о милиции требует исполнения служебных обязанностей в любое время, если сотрудник стал свидетелем преступления. Так, в приказе МВД РФ от 27 февраля 2003 года № 121, в подпунктах «е» и «ж» пункта 2.8, говорится, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимаются: «действия по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иные действия по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также действия, признанные судом совершёнными в интересах общества и государства. В таком случае за что же дали звание «Герой России» бывшему министру МВД Дагестана Адильгерею Магомедтагирову, ведь тот в момент убийства и вовсе находился на свадьбе? В заключении служебной проверки, проведённой по представлению руководителя Магарамкентского МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД Бутаева и прокурора Магарамкентского района Ханамирова и утверждённой министром ВД РД Абдурашидом Магомедовым 3 сентября 2010 г., говорится: «За неумелую координацию сил и средств при пресечении массовых беспорядков на МАПП « Яраг-Казмаляр» и бездействие, проявленное подчинёнными, приведшее к гибели и ранению людей, отсутствие непрерывного взаимодействия с Магарамкентским МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД, выразившееся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей, начальника МОБ ОВД по Магарамкентскому району, подполковника милиции Багирова Агабека предупредить о неполном служебном соответствии». Максимум что в этой ситуации может грозить Багирову – лишение премии. Причина, по которой руководство местного ОВД затягивает дело, в том, что если убийство Ибрагимова признают связанным со служебной деятельностью, то придётся расследовать все обстоятельства происшествия. Необходимо будет выявить истинные причины конфликта, организаторов и руководителей массовых беспорядков. А этого Багиров сделать не может. На видеоролике отчётливо видно, как сотрудники РОВД стоят рядом с теми, кого сегодня сами же разыскивают. Но ведь кто-то дал им приказ опекать бандитов, пока те стреляют?    

Справка «ЧК»  

Три года назад начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев, подстёгиваемый заверениями о поддержке начальника УФСБ по РД Николая Грязнова, начал войну за очищение таможни от людей министра ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова. Войну эту он проиграл.

С приходом Вячеслава Шаньшина в должность начальника УФСБ начался новый этап очищения таможни от коррупции. Смещёнными со своих постов оказались начальник Дербентского отдела УФСБ Магомед Магомедов, начальник МАПП «Яраг-Казмаляр» Махач Агабалаев, а начальник одного из четырёх пунктов МАПП Низами Кехлеров (племянник замгенпрокурора России Сабира Кехлерова) формально был повышен до замначальника этого поста. Смещён был и начальник таможенного поста в Махачкалинском порту Халалмагомедов. В местное отделение УФСБ пришёл коллега Шаньшина по работе в Астрахани Игорь Шатохин, пост возглавил сын федерального инспектора по РД, офицера ФСБ в запасе Василия Колесникова – Алексей. Пост в порту достался шурину начальника УФК по РД Сайгидгусейна Магомедова – Гаджимураду Шамхалову. И Колесников, и Шамхалов, а также ряд назначенцев непосредственно на пунктах были продвинуты на службу благодаря протекторату Магомедова и секретаря Совбеза РД Али Магомедова.

Чистка обернулась снижением управляемости на нижних уровнях пограничного трансфера, кратным ростом контрабанды товаров, провоза наркотиков, «тёмных» машин и т.п.

В феврале 2009 года в Санкт-­Петербурге задержали груз с полутора тоннами наркотиков в фабричной упаковке (что свидетельствует о неприкрытом характере провоза, без обустройства тайников); 500 кг наркотиков этой же партии задержали в Свердловской области. За несколько месяцев до этого, в сентябре 2008 года, офицеры дагестанского УФСКН задержали на территории республики четыре автотрейлера – наркотиков не обнаружили, зато во всех четырёх автомобилях оказался контрабандный груз.

Инцидент был замечен на федеральном уровне. Появилась угроза серьёзных отставок. Руслан Яхьяев был принят в Москве главой ФТС РФ Андреем Бельяниновым. Началась «утряска» проблемы с директором ФСКН Виктором Ивановым. В итоге дело представили так, будто бы работники дагестанской таможни намеренно пропустили груз через границу, чтобы набрать оперативный материал. Задним числом было заведено несколько дел оперативного учёта, по нескольким лицам были… представлены наградные материалы.

Со сменой руководства республики ветер перестал дуть в паруса лодки Магомедовых. Родственник главы республики Халалмагомедов, видимо, отыграет свою позицию на морских воротах России. Алексей Колесников уже переведён замом на этот же пост. Низами Кехлеров снова служит отечеству в ранге начальника пункта, Махач Агабалаев выигрывает процессы в судах, но никак не восстановится в должности. Начальник УФСКН по РД Азизбек Черкесов после трёх лет безуспешной борьбы с ныне покойным министром ВД за место под солнцем Яраг-Казмаляра, наконец-то пробрался к государственной границе Российской Федерации: на границе установлен пункт УФСКН. В Дербенте планируется открыть новый таможенный пост. Есть основания предполагать, что таможенные посты появятся где-нибудь ещё на территории Дагестана, и тогда места под солнцем таможни станет больше.

Page 2

20 ноября Сулейман-Стальский районный суд постановил избрать в отношении Казбека Саидалиева, Эльфетдина Шихова и Сладика Джавадова меру пресечения в виде заключения под стражу. Последнему по непонятным причинам удалось избежать задержания, и его объявили в розыск. Все трое – молодые люди до 22 лет – подозреваются в участии в криминальной разборке по разделу сфер влияния на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Яраг-Казмаляр», в ходе которой выстрелом в голову был убит старший участковый уполномоченный Магарамкентского РОВД, майор Герман Ибрагимов.

Им вменяется совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Суд Сулейман-­Стальского района сделал то, что ранее (30 сентября) не сделал Магарамкентский районный суд, который отказал в ходатайстве следователям Магарамкентского МРСО о заключении под стражу вышеназванных граждан. Магарамкентский судья сослался на то, что не установлены все обстоятельства совершения преступления. Тогда же по Юждагу поползли слухи, что в «процесс» вмешались представители местной властной элиты, имеющие личные интересы на таможне, и что, скорее всего, дело развалят, не доведя до суда.

«ЧК» провёл собственное расследование и пришёл к выводу, что в убийстве майора милиции виновны не только бандиты, но и руководство местной милиции и района.

23 июля 2010 года буквально в тридцати метрах от государственной границы между Россией и Азербайджаном около 100 человек из двух противоборствующих криминальных группировок учинили массовую потасовку с применением огнестрельного оружия. Вооружённые молодчики делили сферы влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр», точнее – право организации деятельности автостанции, расположенной возле МАПП. Автостанция «Южная» принадлежала предпринимателю из Магарамкента Насиру Примову (по паспорту Джавадов). Маршрутки из «Южной» курсировали не только по нейтральной зоне – от дагестанского пункта пропуска до азербайджанского, – но и до Махачкалы и Хасавюрта. Делить с кем­то налаженный за годы бизнес Примов не собирался, а потому в назначенный день пришёл на «стрелку» со своими людьми (примерно 50 человек). Столько же сторонников в тот день было и у его оппонентов.

Поверсии следствия, словесная перепалка между Сладиком Джавадовым – племянником Примова – и Казбеком Саидалиевым переросла в драку. Сотрудники милиции ОВД по Магарамкентскому району, пытаясь предотвратить массовое побоище, произвели предупредительные выстрелы в воздух из табельного оружия. Однако «группа неустановленных лиц по предварительному сговору» также начала стрелять в воздух из различных видов огнестрельного оружия, спровоцировав противоположную сторону на ответный огонь. В результате перестрелки между бандитскими группировками смертельное ранение в голову получил старший участковый уполномоченный милиции ОВД по Магарамкентскому району Герман Ибрагимов, ещё двое получили лёгкие огнестрельные ранения.

На сайте «ЧК» размещён видеоролик, снятый пограничниками на камеру мобильного телефона, который опровергает версию местных следователей о том, что милиционеры пытались предотвратить боестолкновение криминальных элементов в трёх десятках метрах от государственной границы.

Более того, в одном из сюжетов отчётливо видно, как один из бандитов ведёт прицельный огонь из автомата Калашникова, стоя рядом с сотрудником милиции. Ещё одна странность данного расследования: следственный комитет МРСО подозревает Саидалиева, Шихова и Джавадова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (совершение хулиганства по предварительному сговору группой лиц), а не по ст. 105 УК РФ (убийство). Почему правоохранительные органы пытаются представить дело как банальное хулиганство, а не как чрезвычайный инцидент с тяжкими последствиями на особо охраняемой, режимной зоне? Об этом – чуть позже.

Таможня как предчувствие

Надо признать, это не единственное убийство на данной территории, связанное с переделом сфер влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр». В 1994 г. прямо на пороге здания администрации был расстрелян глава Магарамкентского района Сергей Гаджиев; с этого момента начался отсчёт нескончаемых убийств. За 18 лет (с начала функционирования таможенного поста) погибли более 20 человек. Двое из этого списка – главы администраций, работавшие по контракту с главой МО «Магарамкентский район». Как ни странно, ни одно из этих резонансных преступлений до сих пор не раскрыто.

Дагестанская таможня была образована 24 января 1992 года. Её первым начальником был Закарья Амиров. 5 августа 1993 года Дагестанской таможне придали статус регионального управления, появились таможни в Махачкале и Дербенте. Вот как вспоминает эти годы Абдусамад Шахназаров, заместитель начальника ДТУ, в книге «Таможенные службы России в Дагестане XVIII – XX веков»: «По всей протяжённости границы Азербайджана и России – 290 километров – не было пограничных застав, и только на «золотом» (так его называют в народе) мосту через реку Самур по трассе «Ростов–Баку» стояли посты ГАИ и безоружные таможенники. Контрабандисты, в отличие от правоохранительных органов и таможенников, были хорошо организованы и вооружены. Колонны автомашин, сопровождаемые охраной, пробирались не только в обход таможенного перехода на «золотом» мосту, но и, угрожая насилием таможенникам, ехали по автотрассе. Работники милиции, в чью обязанность входила охрана таможни, эти функции не выполняли; более того, случалось, что сами участвовали в провозе контрабанды. Вспоминается, к примеру, история, когда в ночь с 29 на 30 декабря 1993 года дежурный инспектор Магарамкентского РОВД категорически отказался взять под охрану транспорт с задержанным таможенниками грузом, – и контрабандисты ушли в Азербайджан. Мы располагали сведениями о том, что на реке Самур задействованы техника и люди, готовые оказать услуги контрабандистам, причём в числе их помощников были не только сельчане, хорошо знающие окрестные дороги и тропы, но и некоторые руководители администраций приграничных районов. Ещё один интересный случай – про механизатора из одного высокогорного дагестанского села, проложившего через свой земельный участок дорогу в соседнюю Грузию. Этот бульдозерист установил на построенной им дороге шлагбаум и собирал пошлины с контрабандистов. Районные власти смотрели на это с умилением и рассказывали о предприимчивом механизаторе с улыбкой».

Дети крестьян, побросав мотыги, подались с колхозных полей к границе, где стало возможным быстро заработать сумасшедшие деньги, и теперь не нужно ждать сбора урожая раз в году, чтобы прокормить свои семьи, как это до сих пор делали их родители.

 Кто-то повадился сопровождать многотонные фуры вброд через реку Самур, минуя таможенный пост, кто-то переправлял через кордон не только грузы, но и сомнительных личностей, у которых возникли проблемы с законом на родине. А кто-то, договорившись с пограничниками, стал внутри нейтральной зоны возить людей на своей машине от российского пункта до азербайджанского. Причём, как оказалось, это такси стало самым дорогим в мире: за расстояние 200 метров здесь с одного человека берут 150 рублей. И этот доступный для местных предпринимателей сегмент, пожалуй, самый доходный, а потому в борьбе за лакомый кусочек происходят стычки, приводящие к кровопролитию.

Не отличаются бескорыстным служением Родине и сами работники таможни. Источник в МАПП «Яраг-Казмаляр» рассказывал, что несколько лет назад к ним на таможенный пост приехала комиссия из Южного таможенного управления (ЮТУ) г. Ростова-на-Дону, которая целый месяц контролировала и изучала работу пункта, проводила мониторинг прохождения людей и грузов и в итоге определила фиксированный посуточный план по госпошлине и отдельную сумму по откатам для вышестоящего начальства. И если с нормой госпошлины начальник поста как-то справлялся, то на откаты не всегда удавалось собрать необходимую сумму. На таможенном посту день на день не приходится, поэтому начальник недостающую сумму докладывал из собственных доходов. В конце концов ему это надоело – и он обложил данью собственных подчинённых. Отныне они знали, сколько нужно заработать за смену для себя и для того парня. В среднем за сутки через таможенный пост проходит около четырёх тысяч человек. 

Правда, не всегда подчинённые работают на общую копилку, случаются и сольные выступления, хотя это скорее исключение из правил, и связано оно с административными возможностями клана, к которому относится тот или иной работник таможни. По крайней мере, так было до недавних пор.

Вот характерный пример: в 2006 году у южного поста, недалеко от Дербента, гаишники остановили две фуры, забитые электроникой. Милиционеры, а затем и прибывшие работники местной прокуратуры никак не могли понять, что это за техника и для чего она предназначена, к тому же у водителей фур отсутствовали сопроводительные документы. Поэтому было решено вызвать специалиста из Махачкалы, а до этого грузовики загнали в боксы на территории одной из войсковых частей. «Компьютерщик» из столицы, осмотрев товар, пришёл в изумление. «У этой техники нет и не может быть лицензии, так как наше государство её нигде не закупает и само ещё не производит. Мы имеем дело с системами спутникового позиционирования», – заключил спец из Махачкалы. Вскоре объявились и хозяева нелегального карго. Ими оказались Сахратулла и Рахматулла – родные братья министра ВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова.

Но, несмотря на покровительство всесильного брата, вызволить фуры с грузом оказалось не так-то просто: к этому времени в Дербент прибыли сотрудники Регионального таможенного управления из Ростова-на-Дону. Работники правоохранительных органов рассказывали нам, что после приезда нежданных гостей начался долгий процесс «маслиата», в результате которого ростовчане, получив мзду в $ 40 тысяч, уехали обратно, а автокараван с нелегальной электроникой продолжил свой путь дальше. Кому и для каких целей предназначалось спецоборудование – осталось тайной. Надо признать, что с момента гибели министра позиции Сахратуллы и Рахматуллы на таможенном посту «Яраг-Казмаляр» сильно пошатнулись. Если первого понизили в должности – со старшего смены до инспектора, – то второй и вовсе попал под сокращение.

Нет причин жалеть братьев за переменчивость судьбы. По крайней мере, таксисты в Яраг-Казмаляре про Сахратуллу рассказывали, что у того есть личный таксист-инкассатор, который возит его «честно заработанные» за смену деньги в Махачкалу, а Магомедтагиров сопровождает его следом на своей машине и что за эту услугу он платит таксисту 3500 рублей за рейс.

Правда, братья – не единственные на таможенном посту, кто заправляет на границе. Пока начальником МАПП служил Махач Агабалаев, все вопросы по незадекларированному провозу грузов решал только он. Ни один таможенник не мог пообещать кому бы то ни было свои услуги, не заручившись прежде поддержкой своего начальника. Но два года назад его сменил Алексей Колесников – сын бывшего начальника Дербентского городского управления ФСБ РФ по РД, а ныне замначальника Махачкалинского морского таможенного поста Василия Колесникова. А Низам Кехлеров – племянник заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова – вновь вернулся на своё место руководителя одного из таможенных пунктов (подробнее о кадровых перетасовках см. в справке).

Он сказал, что тоже хочет…

В начале 90-х, когда многие жители Магарамкентского района, в эйфории от лёгкой наживы, стали в массовом порядке осваивать новые для себя профессии и подспудно развивать приграничную инфраструктуру, стало ясно, что будущее за тем, кто сумеет вовремя оценить ситуацию и пристроиться к зарождающейся системе. Буквально через год после открытия таможенного поста «Яраг-Казмаляр», в 1993 году, Насир Джавадов (Примов) по распоряжению яраг-казмалярской сельской администрации за № 27 получил 2,4 га тогда ещё не золотой земли в пожизненно наследуемое владение. Причём владения его начинались в буквальном смысле по правую сторону от калитки таможенного поста. Насир тут же начал осваивать свою территорию: построил небольшую гостиницу, кафе, магазин и самое главное – автостанцию для маршрутного такси, которую вскоре зарегистрировал как ООО «Южная». Отныне он контролировал весь пассажирский поток, начиная от нейтральной зоны до Махачкалы и Хасавюрта. Если в обычной «газели» 14 посадочных мест и с одного клиента от российского пункта до азербайджанского берут по 150 рублей, за расстояние около 200 метров получается 4200 рублей в оба конца за несколько минут. А теперь представьте себе, что в течение суток по нейтральной полосе проезжает до нескольких тысяч наших и ненаших граждан, то есть за сутки, по приблизительным подсчётам, – свыше полумиллиона рублей. Но так долго продолжаться не могло, и это можно было заключить, руководствуясь той простой логикой, что богатеющий на глазах Примов-Джавадов с братьями превращался в достаточно заметную фигуру в селе, а главе района, с его вечно падающим рейтингом, и без него хватало проблем с зарождающейся местной оппозицией.

Мусаэфенди Велимурадов – глава Магарамкентского района – решил использовать весь свой административный ресурс. На самом юге республики «диалог бизнеса и власти» вдруг приобрёл зловещие формы. В 2006 году была предпринята первая попытка заблокировать работу автостанции «Южная». «В этот день, – вспоминает Насир Джавадов, – ко мне на работу приехал начальник РОВД Хидирнабиев с нарядом милиции и сказал, что выполняет распоряжение главы района». Они поставили у ворот автостанции временный милицейский пост и запретили маршруткам Джавадова заезжать на стоянку. Вскоре вдоль всей линии «Южной», а это примерно 120 метров, администрация района строит забор, надеясь тем самым навсегда закрыть проход к объектам Джавадова. Однако предприниматель не сдаётся и строит верховую лестницу через забор. Велимурадов решает снести забор и на его месте установить металлическую ограду. К этому времени Велимурадов вместе с начальником РОВД примерно в километре от МАПП строит собственную автостоянку, силой пытается загнать туда водителей маршрутных «газелей», а на трассе незаконно устанавливает шлагбаум. В ответ на этот раз Джавадов договаривается с представителями организованной преступной группировки, в которую входят бывшие спортсмены практически со всей республики, но основной костяк составляют всё же ребята из Южного Дагестана. С их помощью ему удаётся восстановить работу своей автостанции, но за оказанную услугу он предложил бандитам часть парка маршрутного такси, до 40 «газелей», с условием, что половину доходов с пассажирских перевозок они будут выплачивать ему.

Молодые люди, которых до сих пор использовали всего лишь как инструмент давления, теперь почувствовали себя заправскими бизнесменами. Им удалось договориться с азербайджанской стороной – и их «газели» подъезжали прямо к воротам КПП сопредельного государства. Доходы предприятия за счёт сокращения числа пересадок выросли в несколько раз, а издевательства над гражданами, переезжающими госграницу, со стороны таможенников прекратились вовсе. Всякое хулиганство ребята пресекали очень жёстко. Так продолжалось почти 4 месяца. Пока однажды они не решили, что Джавадов слишком дорого им обходится, и не объявили ему, что больше выплачивать долю из бизнеса не будут. Так конфликт Джавадова с Велимурадовым перерос в тройное противостояние, чем не преминул воспользоваться опытный глава района.

Из-за острова на стрёме…

С 19 июня по 5 июля, а потом и за три дня до трагедии от пограничного управления ФСБ России в адрес руководства Магарамкентского ОВД стала поступать информация о том, что в районе таможенного поста МАПП «Яраг-Казмаляр» активизируются различные группировки, занимающиеся перевозкой людей и грузов. При этом они грубо нарушают общественный порядок. Но по странному стечению обстоятельств и. о. начальника Магарамкентского ОВД – подполковник Агабек Багиров – не только не предпринял соответствующие меры, чтобы предотвратить возможное кровопролитие, а вовсе проигнорировал предупреждение фээсбэшников.

18 – 19 июля в Магарамкент из Махачкалы и Дербента начали стягиваться группы вооружённых молодых людей; руководил ими некто по кличке Рейка. А 23 июля в районе МАПП стали собираться сторонники Джавадова и Велимурадова, по словам очевидцев, всего примерно 100 человек. Многие из них демонстративно бряцали оружием, вели себя вызывающе, и по всему было видно, что массовых беспорядков не избежать.

Вскоре о сходке воинствующих молодчиков узнал и Герман Ибрагимов – старший участковый уполномоченный Магарамкентского ОВД. МАПП «Яраг-Казмаляр» находился на вверенной ему территории. Когда началась стрельба, милиционеры почему-то не среагировали, а некоторые и вовсе попрятались.

Видя, как сослуживцы молча взирают на происходящее, Герман попытался вмешаться и утихомирить молодчиков. Он бежал и махал руками, требуя немедленно прекратить огонь, но напряжение только нарастало. Герман понимал, что в одиночку не сможет повлиять на ситуацию, и попытался забежать в находящееся тут же кафе «У Аслана», чтобы укрыться, пока всё не стихнет. Но пуля попала ему прямо в голову – и молодой человек скончался на месте. Спустя примерно два с половиной часа весь этот кошмар закончился. Причём, как рассказывают очевидцы, милиционеры даже помогали некоторым успокоиться: «Ладно, ладно успокойтесь, постреляли – и хватит. Уезжайте скорее!» – говорили они, а когда у одного из них из-за пояса выпал пистолет, его подобрал милиционер и возвратил хозяину, приговаривая: «Забери, джан, ты уронил». Сам же Агабек Багиров – свидетель всего происходящего – не только не предпринимал, согласно инструкции, каких-либо мер по предотвращению трагедии, а вовсе вёл себя странно. По окончании этой бойни он дал команду дежурному объявить тревогу. То ли техника не сработала, то ли дежурный команды не услышал, но сирена так и не прозвучала. В итоге большинство сотрудников прибыло на место происшествия, услышав о перестрелке от посторонних людей, но было уже поздно: члены противоборствующих группировок давно разъехались.

Ай-ай-ай, а кто это сделал?

На похоронах Германа Ибрагимова бывшие сослуживцы говорили его отцу Кудрату, что имена всех участников той бойни известны: многих из них работники милиции знали лично, также они называли убийцу Германа – Казбека Саидалиева. Первым вместе с ним огонь открыл Гамид, руководили бандой Радж и Бизон, а организовал разборки некто Камал из Махачкалы по кличке Рейка. Согласно другой версии, первым стрелял именно Джавадов, когда увидел, что его сторонники разбегаются и ему необходимо было их во что бы то ни стало остановить. По мнению Кудрата Ибрагимова, главным организатором и вдохновителем криминальной стычки являлся бывший глава района Велимурадов, но его почему-то даже не думают привлечь к ответственности. По факту убийства Германа Ибрагимова возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 («Убийство») и ч. 1 ст. 322, а не ст. 317 УК РФ, однако каких-либо подвижек в раскрытии данного преступления нет. На заявления отца покойного по поводу бездействия со стороны правоохранительных органов в следственном комитете сообщают, что направленные ими в Магарамкентский РОВД неоднократные поручения для проведения следственных действий остаются без внимания. Пошёл уже четвёртый месяц с того рокового дня, но преступники, имена которых хорошо известны в местном РОВД, до сих пор не найдены. Более того, делается всё возможное, чтобы это дело растянуть до бесконечности.

Спустя месяц после гибели Германа у него родился третий ребёнок, то есть по вине алчных правителей и их прислуги человек пришёл в этот мир без отца. Его семье до сих пор не выплачивают положенных по закону ни компенсационных единовременных, ни пенсии по потере кормильца. В РОВД заявляют, что Ибрагимов в это время находился в отпуске, а потому его смерть не может быть признана смертью при исполнении служебного долга. В отличие от того же Багирова, который фактически струсил и прятался, пока в его районе люди убивали друг друга, Герман был одним из немногих, кто пытался остановить беспредел. Хотя закон о милиции требует исполнения служебных обязанностей в любое время, если сотрудник стал свидетелем преступления. Так, в приказе МВД РФ от 27 февраля 2003 года № 121, в подпунктах «е» и «ж» пункта 2.8, говорится, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимаются: «действия по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иные действия по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также действия, признанные судом совершёнными в интересах общества и государства. В таком случае за что же дали звание «Герой России» бывшему министру МВД Дагестана Адильгерею Магомедтагирову, ведь тот в момент убийства и вовсе находился на свадьбе? В заключении служебной проверки, проведённой по представлению руководителя Магарамкентского МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД Бутаева и прокурора Магарамкентского района Ханамирова и утверждённой министром ВД РД Абдурашидом Магомедовым 3 сентября 2010 г., говорится: «За неумелую координацию сил и средств при пресечении массовых беспорядков на МАПП « Яраг-Казмаляр» и бездействие, проявленное подчинёнными, приведшее к гибели и ранению людей, отсутствие непрерывного взаимодействия с Магарамкентским МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД, выразившееся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей, начальника МОБ ОВД по Магарамкентскому району, подполковника милиции Багирова Агабека предупредить о неполном служебном соответствии». Максимум что в этой ситуации может грозить Багирову – лишение премии. Причина, по которой руководство местного ОВД затягивает дело, в том, что если убийство Ибрагимова признают связанным со служебной деятельностью, то придётся расследовать все обстоятельства происшествия. Необходимо будет выявить истинные причины конфликта, организаторов и руководителей массовых беспорядков. А этого Багиров сделать не может. На видеоролике отчётливо видно, как сотрудники РОВД стоят рядом с теми, кого сегодня сами же разыскивают. Но ведь кто-то дал им приказ опекать бандитов, пока те стреляют?    

Справка «ЧК»  

Три года назад начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев, подстёгиваемый заверениями о поддержке начальника УФСБ по РД Николая Грязнова, начал войну за очищение таможни от людей министра ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова. Войну эту он проиграл.

С приходом Вячеслава Шаньшина в должность начальника УФСБ начался новый этап очищения таможни от коррупции. Смещёнными со своих постов оказались начальник Дербентского отдела УФСБ Магомед Магомедов, начальник МАПП «Яраг-Казмаляр» Махач Агабалаев, а начальник одного из четырёх пунктов МАПП Низами Кехлеров (племянник замгенпрокурора России Сабира Кехлерова) формально был повышен до замначальника этого поста. Смещён был и начальник таможенного поста в Махачкалинском порту Халалмагомедов. В местное отделение УФСБ пришёл коллега Шаньшина по работе в Астрахани Игорь Шатохин, пост возглавил сын федерального инспектора по РД, офицера ФСБ в запасе Василия Колесникова – Алексей. Пост в порту достался шурину начальника УФК по РД Сайгидгусейна Магомедова – Гаджимураду Шамхалову. И Колесников, и Шамхалов, а также ряд назначенцев непосредственно на пунктах были продвинуты на службу благодаря протекторату Магомедова и секретаря Совбеза РД Али Магомедова.

Чистка обернулась снижением управляемости на нижних уровнях пограничного трансфера, кратным ростом контрабанды товаров, провоза наркотиков, «тёмных» машин и т.п.

В феврале 2009 года в Санкт-­Петербурге задержали груз с полутора тоннами наркотиков в фабричной упаковке (что свидетельствует о неприкрытом характере провоза, без обустройства тайников); 500 кг наркотиков этой же партии задержали в Свердловской области. За несколько месяцев до этого, в сентябре 2008 года, офицеры дагестанского УФСКН задержали на территории республики четыре автотрейлера – наркотиков не обнаружили, зато во всех четырёх автомобилях оказался контрабандный груз.

Инцидент был замечен на федеральном уровне. Появилась угроза серьёзных отставок. Руслан Яхьяев был принят в Москве главой ФТС РФ Андреем Бельяниновым. Началась «утряска» проблемы с директором ФСКН Виктором Ивановым. В итоге дело представили так, будто бы работники дагестанской таможни намеренно пропустили груз через границу, чтобы набрать оперативный материал. Задним числом было заведено несколько дел оперативного учёта, по нескольким лицам были… представлены наградные материалы.

Со сменой руководства республики ветер перестал дуть в паруса лодки Магомедовых. Родственник главы республики Халалмагомедов, видимо, отыграет свою позицию на морских воротах России. Алексей Колесников уже переведён замом на этот же пост. Низами Кехлеров снова служит отечеству в ранге начальника пункта, Махач Агабалаев выигрывает процессы в судах, но никак не восстановится в должности. Начальник УФСКН по РД Азизбек Черкесов после трёх лет безуспешной борьбы с ныне покойным министром ВД за место под солнцем Яраг-Казмаляра, наконец-то пробрался к государственной границе Российской Федерации: на границе установлен пункт УФСКН. В Дербенте планируется открыть новый таможенный пост. Есть основания предполагать, что таможенные посты появятся где-нибудь ещё на территории Дагестана, и тогда места под солнцем таможни станет больше.

Page 3

20 ноября Сулейман-Стальский районный суд постановил избрать в отношении Казбека Саидалиева, Эльфетдина Шихова и Сладика Джавадова меру пресечения в виде заключения под стражу. Последнему по непонятным причинам удалось избежать задержания, и его объявили в розыск. Все трое – молодые люди до 22 лет – подозреваются в участии в криминальной разборке по разделу сфер влияния на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Яраг-Казмаляр», в ходе которой выстрелом в голову был убит старший участковый уполномоченный Магарамкентского РОВД, майор Герман Ибрагимов.

Им вменяется совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Суд Сулейман-­Стальского района сделал то, что ранее (30 сентября) не сделал Магарамкентский районный суд, который отказал в ходатайстве следователям Магарамкентского МРСО о заключении под стражу вышеназванных граждан. Магарамкентский судья сослался на то, что не установлены все обстоятельства совершения преступления. Тогда же по Юждагу поползли слухи, что в «процесс» вмешались представители местной властной элиты, имеющие личные интересы на таможне, и что, скорее всего, дело развалят, не доведя до суда.

«ЧК» провёл собственное расследование и пришёл к выводу, что в убийстве майора милиции виновны не только бандиты, но и руководство местной милиции и района.

23 июля 2010 года буквально в тридцати метрах от государственной границы между Россией и Азербайджаном около 100 человек из двух противоборствующих криминальных группировок учинили массовую потасовку с применением огнестрельного оружия. Вооружённые молодчики делили сферы влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр», точнее – право организации деятельности автостанции, расположенной возле МАПП. Автостанция «Южная» принадлежала предпринимателю из Магарамкента Насиру Примову (по паспорту Джавадов). Маршрутки из «Южной» курсировали не только по нейтральной зоне – от дагестанского пункта пропуска до азербайджанского, – но и до Махачкалы и Хасавюрта. Делить с кем­то налаженный за годы бизнес Примов не собирался, а потому в назначенный день пришёл на «стрелку» со своими людьми (примерно 50 человек). Столько же сторонников в тот день было и у его оппонентов.

Поверсии следствия, словесная перепалка между Сладиком Джавадовым – племянником Примова – и Казбеком Саидалиевым переросла в драку. Сотрудники милиции ОВД по Магарамкентскому району, пытаясь предотвратить массовое побоище, произвели предупредительные выстрелы в воздух из табельного оружия. Однако «группа неустановленных лиц по предварительному сговору» также начала стрелять в воздух из различных видов огнестрельного оружия, спровоцировав противоположную сторону на ответный огонь. В результате перестрелки между бандитскими группировками смертельное ранение в голову получил старший участковый уполномоченный милиции ОВД по Магарамкентскому району Герман Ибрагимов, ещё двое получили лёгкие огнестрельные ранения.

На сайте «ЧК» размещён видеоролик, снятый пограничниками на камеру мобильного телефона, который опровергает версию местных следователей о том, что милиционеры пытались предотвратить боестолкновение криминальных элементов в трёх десятках метрах от государственной границы.

Более того, в одном из сюжетов отчётливо видно, как один из бандитов ведёт прицельный огонь из автомата Калашникова, стоя рядом с сотрудником милиции. Ещё одна странность данного расследования: следственный комитет МРСО подозревает Саидалиева, Шихова и Джавадова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (совершение хулиганства по предварительному сговору группой лиц), а не по ст. 105 УК РФ (убийство). Почему правоохранительные органы пытаются представить дело как банальное хулиганство, а не как чрезвычайный инцидент с тяжкими последствиями на особо охраняемой, режимной зоне? Об этом – чуть позже.

Таможня как предчувствие

Надо признать, это не единственное убийство на данной территории, связанное с переделом сфер влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр». В 1994 г. прямо на пороге здания администрации был расстрелян глава Магарамкентского района Сергей Гаджиев; с этого момента начался отсчёт нескончаемых убийств. За 18 лет (с начала функционирования таможенного поста) погибли более 20 человек. Двое из этого списка – главы администраций, работавшие по контракту с главой МО «Магарамкентский район». Как ни странно, ни одно из этих резонансных преступлений до сих пор не раскрыто.

Дагестанская таможня была образована 24 января 1992 года. Её первым начальником был Закарья Амиров. 5 августа 1993 года Дагестанской таможне придали статус регионального управления, появились таможни в Махачкале и Дербенте. Вот как вспоминает эти годы Абдусамад Шахназаров, заместитель начальника ДТУ, в книге «Таможенные службы России в Дагестане XVIII – XX веков»: «По всей протяжённости границы Азербайджана и России – 290 километров – не было пограничных застав, и только на «золотом» (так его называют в народе) мосту через реку Самур по трассе «Ростов–Баку» стояли посты ГАИ и безоружные таможенники. Контрабандисты, в отличие от правоохранительных органов и таможенников, были хорошо организованы и вооружены. Колонны автомашин, сопровождаемые охраной, пробирались не только в обход таможенного перехода на «золотом» мосту, но и, угрожая насилием таможенникам, ехали по автотрассе. Работники милиции, в чью обязанность входила охрана таможни, эти функции не выполняли; более того, случалось, что сами участвовали в провозе контрабанды. Вспоминается, к примеру, история, когда в ночь с 29 на 30 декабря 1993 года дежурный инспектор Магарамкентского РОВД категорически отказался взять под охрану транспорт с задержанным таможенниками грузом, – и контрабандисты ушли в Азербайджан. Мы располагали сведениями о том, что на реке Самур задействованы техника и люди, готовые оказать услуги контрабандистам, причём в числе их помощников были не только сельчане, хорошо знающие окрестные дороги и тропы, но и некоторые руководители администраций приграничных районов. Ещё один интересный случай – про механизатора из одного высокогорного дагестанского села, проложившего через свой земельный участок дорогу в соседнюю Грузию. Этот бульдозерист установил на построенной им дороге шлагбаум и собирал пошлины с контрабандистов. Районные власти смотрели на это с умилением и рассказывали о предприимчивом механизаторе с улыбкой».

Дети крестьян, побросав мотыги, подались с колхозных полей к границе, где стало возможным быстро заработать сумасшедшие деньги, и теперь не нужно ждать сбора урожая раз в году, чтобы прокормить свои семьи, как это до сих пор делали их родители.

 Кто-то повадился сопровождать многотонные фуры вброд через реку Самур, минуя таможенный пост, кто-то переправлял через кордон не только грузы, но и сомнительных личностей, у которых возникли проблемы с законом на родине. А кто-то, договорившись с пограничниками, стал внутри нейтральной зоны возить людей на своей машине от российского пункта до азербайджанского. Причём, как оказалось, это такси стало самым дорогим в мире: за расстояние 200 метров здесь с одного человека берут 150 рублей. И этот доступный для местных предпринимателей сегмент, пожалуй, самый доходный, а потому в борьбе за лакомый кусочек происходят стычки, приводящие к кровопролитию.

Не отличаются бескорыстным служением Родине и сами работники таможни. Источник в МАПП «Яраг-Казмаляр» рассказывал, что несколько лет назад к ним на таможенный пост приехала комиссия из Южного таможенного управления (ЮТУ) г. Ростова-на-Дону, которая целый месяц контролировала и изучала работу пункта, проводила мониторинг прохождения людей и грузов и в итоге определила фиксированный посуточный план по госпошлине и отдельную сумму по откатам для вышестоящего начальства. И если с нормой госпошлины начальник поста как-то справлялся, то на откаты не всегда удавалось собрать необходимую сумму. На таможенном посту день на день не приходится, поэтому начальник недостающую сумму докладывал из собственных доходов. В конце концов ему это надоело – и он обложил данью собственных подчинённых. Отныне они знали, сколько нужно заработать за смену для себя и для того парня. В среднем за сутки через таможенный пост проходит около четырёх тысяч человек. 

Правда, не всегда подчинённые работают на общую копилку, случаются и сольные выступления, хотя это скорее исключение из правил, и связано оно с административными возможностями клана, к которому относится тот или иной работник таможни. По крайней мере, так было до недавних пор.

Вот характерный пример: в 2006 году у южного поста, недалеко от Дербента, гаишники остановили две фуры, забитые электроникой. Милиционеры, а затем и прибывшие работники местной прокуратуры никак не могли понять, что это за техника и для чего она предназначена, к тому же у водителей фур отсутствовали сопроводительные документы. Поэтому было решено вызвать специалиста из Махачкалы, а до этого грузовики загнали в боксы на территории одной из войсковых частей. «Компьютерщик» из столицы, осмотрев товар, пришёл в изумление. «У этой техники нет и не может быть лицензии, так как наше государство её нигде не закупает и само ещё не производит. Мы имеем дело с системами спутникового позиционирования», – заключил спец из Махачкалы. Вскоре объявились и хозяева нелегального карго. Ими оказались Сахратулла и Рахматулла – родные братья министра ВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова.

Но, несмотря на покровительство всесильного брата, вызволить фуры с грузом оказалось не так-то просто: к этому времени в Дербент прибыли сотрудники Регионального таможенного управления из Ростова-на-Дону. Работники правоохранительных органов рассказывали нам, что после приезда нежданных гостей начался долгий процесс «маслиата», в результате которого ростовчане, получив мзду в $ 40 тысяч, уехали обратно, а автокараван с нелегальной электроникой продолжил свой путь дальше. Кому и для каких целей предназначалось спецоборудование – осталось тайной. Надо признать, что с момента гибели министра позиции Сахратуллы и Рахматуллы на таможенном посту «Яраг-Казмаляр» сильно пошатнулись. Если первого понизили в должности – со старшего смены до инспектора, – то второй и вовсе попал под сокращение.

Нет причин жалеть братьев за переменчивость судьбы. По крайней мере, таксисты в Яраг-Казмаляре про Сахратуллу рассказывали, что у того есть личный таксист-инкассатор, который возит его «честно заработанные» за смену деньги в Махачкалу, а Магомедтагиров сопровождает его следом на своей машине и что за эту услугу он платит таксисту 3500 рублей за рейс.

Правда, братья – не единственные на таможенном посту, кто заправляет на границе. Пока начальником МАПП служил Махач Агабалаев, все вопросы по незадекларированному провозу грузов решал только он. Ни один таможенник не мог пообещать кому бы то ни было свои услуги, не заручившись прежде поддержкой своего начальника. Но два года назад его сменил Алексей Колесников – сын бывшего начальника Дербентского городского управления ФСБ РФ по РД, а ныне замначальника Махачкалинского морского таможенного поста Василия Колесникова. А Низам Кехлеров – племянник заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова – вновь вернулся на своё место руководителя одного из таможенных пунктов (подробнее о кадровых перетасовках см. в справке).

Он сказал, что тоже хочет…

В начале 90-х, когда многие жители Магарамкентского района, в эйфории от лёгкой наживы, стали в массовом порядке осваивать новые для себя профессии и подспудно развивать приграничную инфраструктуру, стало ясно, что будущее за тем, кто сумеет вовремя оценить ситуацию и пристроиться к зарождающейся системе. Буквально через год после открытия таможенного поста «Яраг-Казмаляр», в 1993 году, Насир Джавадов (Примов) по распоряжению яраг-казмалярской сельской администрации за № 27 получил 2,4 га тогда ещё не золотой земли в пожизненно наследуемое владение. Причём владения его начинались в буквальном смысле по правую сторону от калитки таможенного поста. Насир тут же начал осваивать свою территорию: построил небольшую гостиницу, кафе, магазин и самое главное – автостанцию для маршрутного такси, которую вскоре зарегистрировал как ООО «Южная». Отныне он контролировал весь пассажирский поток, начиная от нейтральной зоны до Махачкалы и Хасавюрта. Если в обычной «газели» 14 посадочных мест и с одного клиента от российского пункта до азербайджанского берут по 150 рублей, за расстояние около 200 метров получается 4200 рублей в оба конца за несколько минут. А теперь представьте себе, что в течение суток по нейтральной полосе проезжает до нескольких тысяч наших и ненаших граждан, то есть за сутки, по приблизительным подсчётам, – свыше полумиллиона рублей. Но так долго продолжаться не могло, и это можно было заключить, руководствуясь той простой логикой, что богатеющий на глазах Примов-Джавадов с братьями превращался в достаточно заметную фигуру в селе, а главе района, с его вечно падающим рейтингом, и без него хватало проблем с зарождающейся местной оппозицией.

Мусаэфенди Велимурадов – глава Магарамкентского района – решил использовать весь свой административный ресурс. На самом юге республики «диалог бизнеса и власти» вдруг приобрёл зловещие формы. В 2006 году была предпринята первая попытка заблокировать работу автостанции «Южная». «В этот день, – вспоминает Насир Джавадов, – ко мне на работу приехал начальник РОВД Хидирнабиев с нарядом милиции и сказал, что выполняет распоряжение главы района». Они поставили у ворот автостанции временный милицейский пост и запретили маршруткам Джавадова заезжать на стоянку. Вскоре вдоль всей линии «Южной», а это примерно 120 метров, администрация района строит забор, надеясь тем самым навсегда закрыть проход к объектам Джавадова. Однако предприниматель не сдаётся и строит верховую лестницу через забор. Велимурадов решает снести забор и на его месте установить металлическую ограду. К этому времени Велимурадов вместе с начальником РОВД примерно в километре от МАПП строит собственную автостоянку, силой пытается загнать туда водителей маршрутных «газелей», а на трассе незаконно устанавливает шлагбаум. В ответ на этот раз Джавадов договаривается с представителями организованной преступной группировки, в которую входят бывшие спортсмены практически со всей республики, но основной костяк составляют всё же ребята из Южного Дагестана. С их помощью ему удаётся восстановить работу своей автостанции, но за оказанную услугу он предложил бандитам часть парка маршрутного такси, до 40 «газелей», с условием, что половину доходов с пассажирских перевозок они будут выплачивать ему.

Молодые люди, которых до сих пор использовали всего лишь как инструмент давления, теперь почувствовали себя заправскими бизнесменами. Им удалось договориться с азербайджанской стороной – и их «газели» подъезжали прямо к воротам КПП сопредельного государства. Доходы предприятия за счёт сокращения числа пересадок выросли в несколько раз, а издевательства над гражданами, переезжающими госграницу, со стороны таможенников прекратились вовсе. Всякое хулиганство ребята пресекали очень жёстко. Так продолжалось почти 4 месяца. Пока однажды они не решили, что Джавадов слишком дорого им обходится, и не объявили ему, что больше выплачивать долю из бизнеса не будут. Так конфликт Джавадова с Велимурадовым перерос в тройное противостояние, чем не преминул воспользоваться опытный глава района.

Из-за острова на стрёме…

С 19 июня по 5 июля, а потом и за три дня до трагедии от пограничного управления ФСБ России в адрес руководства Магарамкентского ОВД стала поступать информация о том, что в районе таможенного поста МАПП «Яраг-Казмаляр» активизируются различные группировки, занимающиеся перевозкой людей и грузов. При этом они грубо нарушают общественный порядок. Но по странному стечению обстоятельств и. о. начальника Магарамкентского ОВД – подполковник Агабек Багиров – не только не предпринял соответствующие меры, чтобы предотвратить возможное кровопролитие, а вовсе проигнорировал предупреждение фээсбэшников.

18 – 19 июля в Магарамкент из Махачкалы и Дербента начали стягиваться группы вооружённых молодых людей; руководил ими некто по кличке Рейка. А 23 июля в районе МАПП стали собираться сторонники Джавадова и Велимурадова, по словам очевидцев, всего примерно 100 человек. Многие из них демонстративно бряцали оружием, вели себя вызывающе, и по всему было видно, что массовых беспорядков не избежать.

Вскоре о сходке воинствующих молодчиков узнал и Герман Ибрагимов – старший участковый уполномоченный Магарамкентского ОВД. МАПП «Яраг-Казмаляр» находился на вверенной ему территории. Когда началась стрельба, милиционеры почему-то не среагировали, а некоторые и вовсе попрятались.

Видя, как сослуживцы молча взирают на происходящее, Герман попытался вмешаться и утихомирить молодчиков. Он бежал и махал руками, требуя немедленно прекратить огонь, но напряжение только нарастало. Герман понимал, что в одиночку не сможет повлиять на ситуацию, и попытался забежать в находящееся тут же кафе «У Аслана», чтобы укрыться, пока всё не стихнет. Но пуля попала ему прямо в голову – и молодой человек скончался на месте. Спустя примерно два с половиной часа весь этот кошмар закончился. Причём, как рассказывают очевидцы, милиционеры даже помогали некоторым успокоиться: «Ладно, ладно успокойтесь, постреляли – и хватит. Уезжайте скорее!» – говорили они, а когда у одного из них из-за пояса выпал пистолет, его подобрал милиционер и возвратил хозяину, приговаривая: «Забери, джан, ты уронил». Сам же Агабек Багиров – свидетель всего происходящего – не только не предпринимал, согласно инструкции, каких-либо мер по предотвращению трагедии, а вовсе вёл себя странно. По окончании этой бойни он дал команду дежурному объявить тревогу. То ли техника не сработала, то ли дежурный команды не услышал, но сирена так и не прозвучала. В итоге большинство сотрудников прибыло на место происшествия, услышав о перестрелке от посторонних людей, но было уже поздно: члены противоборствующих группировок давно разъехались.

Ай-ай-ай, а кто это сделал?

На похоронах Германа Ибрагимова бывшие сослуживцы говорили его отцу Кудрату, что имена всех участников той бойни известны: многих из них работники милиции знали лично, также они называли убийцу Германа – Казбека Саидалиева. Первым вместе с ним огонь открыл Гамид, руководили бандой Радж и Бизон, а организовал разборки некто Камал из Махачкалы по кличке Рейка. Согласно другой версии, первым стрелял именно Джавадов, когда увидел, что его сторонники разбегаются и ему необходимо было их во что бы то ни стало остановить. По мнению Кудрата Ибрагимова, главным организатором и вдохновителем криминальной стычки являлся бывший глава района Велимурадов, но его почему-то даже не думают привлечь к ответственности. По факту убийства Германа Ибрагимова возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 («Убийство») и ч. 1 ст. 322, а не ст. 317 УК РФ, однако каких-либо подвижек в раскрытии данного преступления нет. На заявления отца покойного по поводу бездействия со стороны правоохранительных органов в следственном комитете сообщают, что направленные ими в Магарамкентский РОВД неоднократные поручения для проведения следственных действий остаются без внимания. Пошёл уже четвёртый месяц с того рокового дня, но преступники, имена которых хорошо известны в местном РОВД, до сих пор не найдены. Более того, делается всё возможное, чтобы это дело растянуть до бесконечности.

Спустя месяц после гибели Германа у него родился третий ребёнок, то есть по вине алчных правителей и их прислуги человек пришёл в этот мир без отца. Его семье до сих пор не выплачивают положенных по закону ни компенсационных единовременных, ни пенсии по потере кормильца. В РОВД заявляют, что Ибрагимов в это время находился в отпуске, а потому его смерть не может быть признана смертью при исполнении служебного долга. В отличие от того же Багирова, который фактически струсил и прятался, пока в его районе люди убивали друг друга, Герман был одним из немногих, кто пытался остановить беспредел. Хотя закон о милиции требует исполнения служебных обязанностей в любое время, если сотрудник стал свидетелем преступления. Так, в приказе МВД РФ от 27 февраля 2003 года № 121, в подпунктах «е» и «ж» пункта 2.8, говорится, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимаются: «действия по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иные действия по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также действия, признанные судом совершёнными в интересах общества и государства. В таком случае за что же дали звание «Герой России» бывшему министру МВД Дагестана Адильгерею Магомедтагирову, ведь тот в момент убийства и вовсе находился на свадьбе? В заключении служебной проверки, проведённой по представлению руководителя Магарамкентского МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД Бутаева и прокурора Магарамкентского района Ханамирова и утверждённой министром ВД РД Абдурашидом Магомедовым 3 сентября 2010 г., говорится: «За неумелую координацию сил и средств при пресечении массовых беспорядков на МАПП « Яраг-Казмаляр» и бездействие, проявленное подчинёнными, приведшее к гибели и ранению людей, отсутствие непрерывного взаимодействия с Магарамкентским МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД, выразившееся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей, начальника МОБ ОВД по Магарамкентскому району, подполковника милиции Багирова Агабека предупредить о неполном служебном соответствии». Максимум что в этой ситуации может грозить Багирову – лишение премии. Причина, по которой руководство местного ОВД затягивает дело, в том, что если убийство Ибрагимова признают связанным со служебной деятельностью, то придётся расследовать все обстоятельства происшествия. Необходимо будет выявить истинные причины конфликта, организаторов и руководителей массовых беспорядков. А этого Багиров сделать не может. На видеоролике отчётливо видно, как сотрудники РОВД стоят рядом с теми, кого сегодня сами же разыскивают. Но ведь кто-то дал им приказ опекать бандитов, пока те стреляют?    

Справка «ЧК»  

Три года назад начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев, подстёгиваемый заверениями о поддержке начальника УФСБ по РД Николая Грязнова, начал войну за очищение таможни от людей министра ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова. Войну эту он проиграл.

С приходом Вячеслава Шаньшина в должность начальника УФСБ начался новый этап очищения таможни от коррупции. Смещёнными со своих постов оказались начальник Дербентского отдела УФСБ Магомед Магомедов, начальник МАПП «Яраг-Казмаляр» Махач Агабалаев, а начальник одного из четырёх пунктов МАПП Низами Кехлеров (племянник замгенпрокурора России Сабира Кехлерова) формально был повышен до замначальника этого поста. Смещён был и начальник таможенного поста в Махачкалинском порту Халалмагомедов. В местное отделение УФСБ пришёл коллега Шаньшина по работе в Астрахани Игорь Шатохин, пост возглавил сын федерального инспектора по РД, офицера ФСБ в запасе Василия Колесникова – Алексей. Пост в порту достался шурину начальника УФК по РД Сайгидгусейна Магомедова – Гаджимураду Шамхалову. И Колесников, и Шамхалов, а также ряд назначенцев непосредственно на пунктах были продвинуты на службу благодаря протекторату Магомедова и секретаря Совбеза РД Али Магомедова.

Чистка обернулась снижением управляемости на нижних уровнях пограничного трансфера, кратным ростом контрабанды товаров, провоза наркотиков, «тёмных» машин и т.п.

В феврале 2009 года в Санкт-­Петербурге задержали груз с полутора тоннами наркотиков в фабричной упаковке (что свидетельствует о неприкрытом характере провоза, без обустройства тайников); 500 кг наркотиков этой же партии задержали в Свердловской области. За несколько месяцев до этого, в сентябре 2008 года, офицеры дагестанского УФСКН задержали на территории республики четыре автотрейлера – наркотиков не обнаружили, зато во всех четырёх автомобилях оказался контрабандный груз.

Инцидент был замечен на федеральном уровне. Появилась угроза серьёзных отставок. Руслан Яхьяев был принят в Москве главой ФТС РФ Андреем Бельяниновым. Началась «утряска» проблемы с директором ФСКН Виктором Ивановым. В итоге дело представили так, будто бы работники дагестанской таможни намеренно пропустили груз через границу, чтобы набрать оперативный материал. Задним числом было заведено несколько дел оперативного учёта, по нескольким лицам были… представлены наградные материалы.

Со сменой руководства республики ветер перестал дуть в паруса лодки Магомедовых. Родственник главы республики Халалмагомедов, видимо, отыграет свою позицию на морских воротах России. Алексей Колесников уже переведён замом на этот же пост. Низами Кехлеров снова служит отечеству в ранге начальника пункта, Махач Агабалаев выигрывает процессы в судах, но никак не восстановится в должности. Начальник УФСКН по РД Азизбек Черкесов после трёх лет безуспешной борьбы с ныне покойным министром ВД за место под солнцем Яраг-Казмаляра, наконец-то пробрался к государственной границе Российской Федерации: на границе установлен пункт УФСКН. В Дербенте планируется открыть новый таможенный пост. Есть основания предполагать, что таможенные посты появятся где-нибудь ещё на территории Дагестана, и тогда места под солнцем таможни станет больше.

Page 4

20 ноября Сулейман-Стальский районный суд постановил избрать в отношении Казбека Саидалиева, Эльфетдина Шихова и Сладика Джавадова меру пресечения в виде заключения под стражу. Последнему по непонятным причинам удалось избежать задержания, и его объявили в розыск. Все трое – молодые люди до 22 лет – подозреваются в участии в криминальной разборке по разделу сфер влияния на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Яраг-Казмаляр», в ходе которой выстрелом в голову был убит старший участковый уполномоченный Магарамкентского РОВД, майор Герман Ибрагимов.

Им вменяется совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Суд Сулейман-­Стальского района сделал то, что ранее (30 сентября) не сделал Магарамкентский районный суд, который отказал в ходатайстве следователям Магарамкентского МРСО о заключении под стражу вышеназванных граждан. Магарамкентский судья сослался на то, что не установлены все обстоятельства совершения преступления. Тогда же по Юждагу поползли слухи, что в «процесс» вмешались представители местной властной элиты, имеющие личные интересы на таможне, и что, скорее всего, дело развалят, не доведя до суда.

«ЧК» провёл собственное расследование и пришёл к выводу, что в убийстве майора милиции виновны не только бандиты, но и руководство местной милиции и района.

23 июля 2010 года буквально в тридцати метрах от государственной границы между Россией и Азербайджаном около 100 человек из двух противоборствующих криминальных группировок учинили массовую потасовку с применением огнестрельного оружия. Вооружённые молодчики делили сферы влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр», точнее – право организации деятельности автостанции, расположенной возле МАПП. Автостанция «Южная» принадлежала предпринимателю из Магарамкента Насиру Примову (по паспорту Джавадов). Маршрутки из «Южной» курсировали не только по нейтральной зоне – от дагестанского пункта пропуска до азербайджанского, – но и до Махачкалы и Хасавюрта. Делить с кем­то налаженный за годы бизнес Примов не собирался, а потому в назначенный день пришёл на «стрелку» со своими людьми (примерно 50 человек). Столько же сторонников в тот день было и у его оппонентов.

Поверсии следствия, словесная перепалка между Сладиком Джавадовым – племянником Примова – и Казбеком Саидалиевым переросла в драку. Сотрудники милиции ОВД по Магарамкентскому району, пытаясь предотвратить массовое побоище, произвели предупредительные выстрелы в воздух из табельного оружия. Однако «группа неустановленных лиц по предварительному сговору» также начала стрелять в воздух из различных видов огнестрельного оружия, спровоцировав противоположную сторону на ответный огонь. В результате перестрелки между бандитскими группировками смертельное ранение в голову получил старший участковый уполномоченный милиции ОВД по Магарамкентскому району Герман Ибрагимов, ещё двое получили лёгкие огнестрельные ранения.

На сайте «ЧК» размещён видеоролик, снятый пограничниками на камеру мобильного телефона, который опровергает версию местных следователей о том, что милиционеры пытались предотвратить боестолкновение криминальных элементов в трёх десятках метрах от государственной границы.

Более того, в одном из сюжетов отчётливо видно, как один из бандитов ведёт прицельный огонь из автомата Калашникова, стоя рядом с сотрудником милиции. Ещё одна странность данного расследования: следственный комитет МРСО подозревает Саидалиева, Шихова и Джавадова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (совершение хулиганства по предварительному сговору группой лиц), а не по ст. 105 УК РФ (убийство). Почему правоохранительные органы пытаются представить дело как банальное хулиганство, а не как чрезвычайный инцидент с тяжкими последствиями на особо охраняемой, режимной зоне? Об этом – чуть позже.

Таможня как предчувствие

Надо признать, это не единственное убийство на данной территории, связанное с переделом сфер влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр». В 1994 г. прямо на пороге здания администрации был расстрелян глава Магарамкентского района Сергей Гаджиев; с этого момента начался отсчёт нескончаемых убийств. За 18 лет (с начала функционирования таможенного поста) погибли более 20 человек. Двое из этого списка – главы администраций, работавшие по контракту с главой МО «Магарамкентский район». Как ни странно, ни одно из этих резонансных преступлений до сих пор не раскрыто.

Дагестанская таможня была образована 24 января 1992 года. Её первым начальником был Закарья Амиров. 5 августа 1993 года Дагестанской таможне придали статус регионального управления, появились таможни в Махачкале и Дербенте. Вот как вспоминает эти годы Абдусамад Шахназаров, заместитель начальника ДТУ, в книге «Таможенные службы России в Дагестане XVIII – XX веков»: «По всей протяжённости границы Азербайджана и России – 290 километров – не было пограничных застав, и только на «золотом» (так его называют в народе) мосту через реку Самур по трассе «Ростов–Баку» стояли посты ГАИ и безоружные таможенники. Контрабандисты, в отличие от правоохранительных органов и таможенников, были хорошо организованы и вооружены. Колонны автомашин, сопровождаемые охраной, пробирались не только в обход таможенного перехода на «золотом» мосту, но и, угрожая насилием таможенникам, ехали по автотрассе. Работники милиции, в чью обязанность входила охрана таможни, эти функции не выполняли; более того, случалось, что сами участвовали в провозе контрабанды. Вспоминается, к примеру, история, когда в ночь с 29 на 30 декабря 1993 года дежурный инспектор Магарамкентского РОВД категорически отказался взять под охрану транспорт с задержанным таможенниками грузом, – и контрабандисты ушли в Азербайджан. Мы располагали сведениями о том, что на реке Самур задействованы техника и люди, готовые оказать услуги контрабандистам, причём в числе их помощников были не только сельчане, хорошо знающие окрестные дороги и тропы, но и некоторые руководители администраций приграничных районов. Ещё один интересный случай – про механизатора из одного высокогорного дагестанского села, проложившего через свой земельный участок дорогу в соседнюю Грузию. Этот бульдозерист установил на построенной им дороге шлагбаум и собирал пошлины с контрабандистов. Районные власти смотрели на это с умилением и рассказывали о предприимчивом механизаторе с улыбкой».

Дети крестьян, побросав мотыги, подались с колхозных полей к границе, где стало возможным быстро заработать сумасшедшие деньги, и теперь не нужно ждать сбора урожая раз в году, чтобы прокормить свои семьи, как это до сих пор делали их родители.

 Кто-то повадился сопровождать многотонные фуры вброд через реку Самур, минуя таможенный пост, кто-то переправлял через кордон не только грузы, но и сомнительных личностей, у которых возникли проблемы с законом на родине. А кто-то, договорившись с пограничниками, стал внутри нейтральной зоны возить людей на своей машине от российского пункта до азербайджанского. Причём, как оказалось, это такси стало самым дорогим в мире: за расстояние 200 метров здесь с одного человека берут 150 рублей. И этот доступный для местных предпринимателей сегмент, пожалуй, самый доходный, а потому в борьбе за лакомый кусочек происходят стычки, приводящие к кровопролитию.

Не отличаются бескорыстным служением Родине и сами работники таможни. Источник в МАПП «Яраг-Казмаляр» рассказывал, что несколько лет назад к ним на таможенный пост приехала комиссия из Южного таможенного управления (ЮТУ) г. Ростова-на-Дону, которая целый месяц контролировала и изучала работу пункта, проводила мониторинг прохождения людей и грузов и в итоге определила фиксированный посуточный план по госпошлине и отдельную сумму по откатам для вышестоящего начальства. И если с нормой госпошлины начальник поста как-то справлялся, то на откаты не всегда удавалось собрать необходимую сумму. На таможенном посту день на день не приходится, поэтому начальник недостающую сумму докладывал из собственных доходов. В конце концов ему это надоело – и он обложил данью собственных подчинённых. Отныне они знали, сколько нужно заработать за смену для себя и для того парня. В среднем за сутки через таможенный пост проходит около четырёх тысяч человек. 

Правда, не всегда подчинённые работают на общую копилку, случаются и сольные выступления, хотя это скорее исключение из правил, и связано оно с административными возможностями клана, к которому относится тот или иной работник таможни. По крайней мере, так было до недавних пор.

Вот характерный пример: в 2006 году у южного поста, недалеко от Дербента, гаишники остановили две фуры, забитые электроникой. Милиционеры, а затем и прибывшие работники местной прокуратуры никак не могли понять, что это за техника и для чего она предназначена, к тому же у водителей фур отсутствовали сопроводительные документы. Поэтому было решено вызвать специалиста из Махачкалы, а до этого грузовики загнали в боксы на территории одной из войсковых частей. «Компьютерщик» из столицы, осмотрев товар, пришёл в изумление. «У этой техники нет и не может быть лицензии, так как наше государство её нигде не закупает и само ещё не производит. Мы имеем дело с системами спутникового позиционирования», – заключил спец из Махачкалы. Вскоре объявились и хозяева нелегального карго. Ими оказались Сахратулла и Рахматулла – родные братья министра ВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова.

Но, несмотря на покровительство всесильного брата, вызволить фуры с грузом оказалось не так-то просто: к этому времени в Дербент прибыли сотрудники Регионального таможенного управления из Ростова-на-Дону. Работники правоохранительных органов рассказывали нам, что после приезда нежданных гостей начался долгий процесс «маслиата», в результате которого ростовчане, получив мзду в $ 40 тысяч, уехали обратно, а автокараван с нелегальной электроникой продолжил свой путь дальше. Кому и для каких целей предназначалось спецоборудование – осталось тайной. Надо признать, что с момента гибели министра позиции Сахратуллы и Рахматуллы на таможенном посту «Яраг-Казмаляр» сильно пошатнулись. Если первого понизили в должности – со старшего смены до инспектора, – то второй и вовсе попал под сокращение.

Нет причин жалеть братьев за переменчивость судьбы. По крайней мере, таксисты в Яраг-Казмаляре про Сахратуллу рассказывали, что у того есть личный таксист-инкассатор, который возит его «честно заработанные» за смену деньги в Махачкалу, а Магомедтагиров сопровождает его следом на своей машине и что за эту услугу он платит таксисту 3500 рублей за рейс.

Правда, братья – не единственные на таможенном посту, кто заправляет на границе. Пока начальником МАПП служил Махач Агабалаев, все вопросы по незадекларированному провозу грузов решал только он. Ни один таможенник не мог пообещать кому бы то ни было свои услуги, не заручившись прежде поддержкой своего начальника. Но два года назад его сменил Алексей Колесников – сын бывшего начальника Дербентского городского управления ФСБ РФ по РД, а ныне замначальника Махачкалинского морского таможенного поста Василия Колесникова. А Низам Кехлеров – племянник заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова – вновь вернулся на своё место руководителя одного из таможенных пунктов (подробнее о кадровых перетасовках см. в справке).

Он сказал, что тоже хочет…

В начале 90-х, когда многие жители Магарамкентского района, в эйфории от лёгкой наживы, стали в массовом порядке осваивать новые для себя профессии и подспудно развивать приграничную инфраструктуру, стало ясно, что будущее за тем, кто сумеет вовремя оценить ситуацию и пристроиться к зарождающейся системе. Буквально через год после открытия таможенного поста «Яраг-Казмаляр», в 1993 году, Насир Джавадов (Примов) по распоряжению яраг-казмалярской сельской администрации за № 27 получил 2,4 га тогда ещё не золотой земли в пожизненно наследуемое владение. Причём владения его начинались в буквальном смысле по правую сторону от калитки таможенного поста. Насир тут же начал осваивать свою территорию: построил небольшую гостиницу, кафе, магазин и самое главное – автостанцию для маршрутного такси, которую вскоре зарегистрировал как ООО «Южная». Отныне он контролировал весь пассажирский поток, начиная от нейтральной зоны до Махачкалы и Хасавюрта. Если в обычной «газели» 14 посадочных мест и с одного клиента от российского пункта до азербайджанского берут по 150 рублей, за расстояние около 200 метров получается 4200 рублей в оба конца за несколько минут. А теперь представьте себе, что в течение суток по нейтральной полосе проезжает до нескольких тысяч наших и ненаших граждан, то есть за сутки, по приблизительным подсчётам, – свыше полумиллиона рублей. Но так долго продолжаться не могло, и это можно было заключить, руководствуясь той простой логикой, что богатеющий на глазах Примов-Джавадов с братьями превращался в достаточно заметную фигуру в селе, а главе района, с его вечно падающим рейтингом, и без него хватало проблем с зарождающейся местной оппозицией.

Мусаэфенди Велимурадов – глава Магарамкентского района – решил использовать весь свой административный ресурс. На самом юге республики «диалог бизнеса и власти» вдруг приобрёл зловещие формы. В 2006 году была предпринята первая попытка заблокировать работу автостанции «Южная». «В этот день, – вспоминает Насир Джавадов, – ко мне на работу приехал начальник РОВД Хидирнабиев с нарядом милиции и сказал, что выполняет распоряжение главы района». Они поставили у ворот автостанции временный милицейский пост и запретили маршруткам Джавадова заезжать на стоянку. Вскоре вдоль всей линии «Южной», а это примерно 120 метров, администрация района строит забор, надеясь тем самым навсегда закрыть проход к объектам Джавадова. Однако предприниматель не сдаётся и строит верховую лестницу через забор. Велимурадов решает снести забор и на его месте установить металлическую ограду. К этому времени Велимурадов вместе с начальником РОВД примерно в километре от МАПП строит собственную автостоянку, силой пытается загнать туда водителей маршрутных «газелей», а на трассе незаконно устанавливает шлагбаум. В ответ на этот раз Джавадов договаривается с представителями организованной преступной группировки, в которую входят бывшие спортсмены практически со всей республики, но основной костяк составляют всё же ребята из Южного Дагестана. С их помощью ему удаётся восстановить работу своей автостанции, но за оказанную услугу он предложил бандитам часть парка маршрутного такси, до 40 «газелей», с условием, что половину доходов с пассажирских перевозок они будут выплачивать ему.

Молодые люди, которых до сих пор использовали всего лишь как инструмент давления, теперь почувствовали себя заправскими бизнесменами. Им удалось договориться с азербайджанской стороной – и их «газели» подъезжали прямо к воротам КПП сопредельного государства. Доходы предприятия за счёт сокращения числа пересадок выросли в несколько раз, а издевательства над гражданами, переезжающими госграницу, со стороны таможенников прекратились вовсе. Всякое хулиганство ребята пресекали очень жёстко. Так продолжалось почти 4 месяца. Пока однажды они не решили, что Джавадов слишком дорого им обходится, и не объявили ему, что больше выплачивать долю из бизнеса не будут. Так конфликт Джавадова с Велимурадовым перерос в тройное противостояние, чем не преминул воспользоваться опытный глава района.

Из-за острова на стрёме…

С 19 июня по 5 июля, а потом и за три дня до трагедии от пограничного управления ФСБ России в адрес руководства Магарамкентского ОВД стала поступать информация о том, что в районе таможенного поста МАПП «Яраг-Казмаляр» активизируются различные группировки, занимающиеся перевозкой людей и грузов. При этом они грубо нарушают общественный порядок. Но по странному стечению обстоятельств и. о. начальника Магарамкентского ОВД – подполковник Агабек Багиров – не только не предпринял соответствующие меры, чтобы предотвратить возможное кровопролитие, а вовсе проигнорировал предупреждение фээсбэшников.

18 – 19 июля в Магарамкент из Махачкалы и Дербента начали стягиваться группы вооружённых молодых людей; руководил ими некто по кличке Рейка. А 23 июля в районе МАПП стали собираться сторонники Джавадова и Велимурадова, по словам очевидцев, всего примерно 100 человек. Многие из них демонстративно бряцали оружием, вели себя вызывающе, и по всему было видно, что массовых беспорядков не избежать.

Вскоре о сходке воинствующих молодчиков узнал и Герман Ибрагимов – старший участковый уполномоченный Магарамкентского ОВД. МАПП «Яраг-Казмаляр» находился на вверенной ему территории. Когда началась стрельба, милиционеры почему-то не среагировали, а некоторые и вовсе попрятались.

Видя, как сослуживцы молча взирают на происходящее, Герман попытался вмешаться и утихомирить молодчиков. Он бежал и махал руками, требуя немедленно прекратить огонь, но напряжение только нарастало. Герман понимал, что в одиночку не сможет повлиять на ситуацию, и попытался забежать в находящееся тут же кафе «У Аслана», чтобы укрыться, пока всё не стихнет. Но пуля попала ему прямо в голову – и молодой человек скончался на месте. Спустя примерно два с половиной часа весь этот кошмар закончился. Причём, как рассказывают очевидцы, милиционеры даже помогали некоторым успокоиться: «Ладно, ладно успокойтесь, постреляли – и хватит. Уезжайте скорее!» – говорили они, а когда у одного из них из-за пояса выпал пистолет, его подобрал милиционер и возвратил хозяину, приговаривая: «Забери, джан, ты уронил». Сам же Агабек Багиров – свидетель всего происходящего – не только не предпринимал, согласно инструкции, каких-либо мер по предотвращению трагедии, а вовсе вёл себя странно. По окончании этой бойни он дал команду дежурному объявить тревогу. То ли техника не сработала, то ли дежурный команды не услышал, но сирена так и не прозвучала. В итоге большинство сотрудников прибыло на место происшествия, услышав о перестрелке от посторонних людей, но было уже поздно: члены противоборствующих группировок давно разъехались.

Ай-ай-ай, а кто это сделал?

На похоронах Германа Ибрагимова бывшие сослуживцы говорили его отцу Кудрату, что имена всех участников той бойни известны: многих из них работники милиции знали лично, также они называли убийцу Германа – Казбека Саидалиева. Первым вместе с ним огонь открыл Гамид, руководили бандой Радж и Бизон, а организовал разборки некто Камал из Махачкалы по кличке Рейка. Согласно другой версии, первым стрелял именно Джавадов, когда увидел, что его сторонники разбегаются и ему необходимо было их во что бы то ни стало остановить. По мнению Кудрата Ибрагимова, главным организатором и вдохновителем криминальной стычки являлся бывший глава района Велимурадов, но его почему-то даже не думают привлечь к ответственности. По факту убийства Германа Ибрагимова возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 («Убийство») и ч. 1 ст. 322, а не ст. 317 УК РФ, однако каких-либо подвижек в раскрытии данного преступления нет. На заявления отца покойного по поводу бездействия со стороны правоохранительных органов в следственном комитете сообщают, что направленные ими в Магарамкентский РОВД неоднократные поручения для проведения следственных действий остаются без внимания. Пошёл уже четвёртый месяц с того рокового дня, но преступники, имена которых хорошо известны в местном РОВД, до сих пор не найдены. Более того, делается всё возможное, чтобы это дело растянуть до бесконечности.

Спустя месяц после гибели Германа у него родился третий ребёнок, то есть по вине алчных правителей и их прислуги человек пришёл в этот мир без отца. Его семье до сих пор не выплачивают положенных по закону ни компенсационных единовременных, ни пенсии по потере кормильца. В РОВД заявляют, что Ибрагимов в это время находился в отпуске, а потому его смерть не может быть признана смертью при исполнении служебного долга. В отличие от того же Багирова, который фактически струсил и прятался, пока в его районе люди убивали друг друга, Герман был одним из немногих, кто пытался остановить беспредел. Хотя закон о милиции требует исполнения служебных обязанностей в любое время, если сотрудник стал свидетелем преступления. Так, в приказе МВД РФ от 27 февраля 2003 года № 121, в подпунктах «е» и «ж» пункта 2.8, говорится, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимаются: «действия по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иные действия по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также действия, признанные судом совершёнными в интересах общества и государства. В таком случае за что же дали звание «Герой России» бывшему министру МВД Дагестана Адильгерею Магомедтагирову, ведь тот в момент убийства и вовсе находился на свадьбе? В заключении служебной проверки, проведённой по представлению руководителя Магарамкентского МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД Бутаева и прокурора Магарамкентского района Ханамирова и утверждённой министром ВД РД Абдурашидом Магомедовым 3 сентября 2010 г., говорится: «За неумелую координацию сил и средств при пресечении массовых беспорядков на МАПП « Яраг-Казмаляр» и бездействие, проявленное подчинёнными, приведшее к гибели и ранению людей, отсутствие непрерывного взаимодействия с Магарамкентским МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД, выразившееся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей, начальника МОБ ОВД по Магарамкентскому району, подполковника милиции Багирова Агабека предупредить о неполном служебном соответствии». Максимум что в этой ситуации может грозить Багирову – лишение премии. Причина, по которой руководство местного ОВД затягивает дело, в том, что если убийство Ибрагимова признают связанным со служебной деятельностью, то придётся расследовать все обстоятельства происшествия. Необходимо будет выявить истинные причины конфликта, организаторов и руководителей массовых беспорядков. А этого Багиров сделать не может. На видеоролике отчётливо видно, как сотрудники РОВД стоят рядом с теми, кого сегодня сами же разыскивают. Но ведь кто-то дал им приказ опекать бандитов, пока те стреляют?    

Справка «ЧК»  

Три года назад начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев, подстёгиваемый заверениями о поддержке начальника УФСБ по РД Николая Грязнова, начал войну за очищение таможни от людей министра ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова. Войну эту он проиграл.

С приходом Вячеслава Шаньшина в должность начальника УФСБ начался новый этап очищения таможни от коррупции. Смещёнными со своих постов оказались начальник Дербентского отдела УФСБ Магомед Магомедов, начальник МАПП «Яраг-Казмаляр» Махач Агабалаев, а начальник одного из четырёх пунктов МАПП Низами Кехлеров (племянник замгенпрокурора России Сабира Кехлерова) формально был повышен до замначальника этого поста. Смещён был и начальник таможенного поста в Махачкалинском порту Халалмагомедов. В местное отделение УФСБ пришёл коллега Шаньшина по работе в Астрахани Игорь Шатохин, пост возглавил сын федерального инспектора по РД, офицера ФСБ в запасе Василия Колесникова – Алексей. Пост в порту достался шурину начальника УФК по РД Сайгидгусейна Магомедова – Гаджимураду Шамхалову. И Колесников, и Шамхалов, а также ряд назначенцев непосредственно на пунктах были продвинуты на службу благодаря протекторату Магомедова и секретаря Совбеза РД Али Магомедова.

Чистка обернулась снижением управляемости на нижних уровнях пограничного трансфера, кратным ростом контрабанды товаров, провоза наркотиков, «тёмных» машин и т.п.

В феврале 2009 года в Санкт-­Петербурге задержали груз с полутора тоннами наркотиков в фабричной упаковке (что свидетельствует о неприкрытом характере провоза, без обустройства тайников); 500 кг наркотиков этой же партии задержали в Свердловской области. За несколько месяцев до этого, в сентябре 2008 года, офицеры дагестанского УФСКН задержали на территории республики четыре автотрейлера – наркотиков не обнаружили, зато во всех четырёх автомобилях оказался контрабандный груз.

Инцидент был замечен на федеральном уровне. Появилась угроза серьёзных отставок. Руслан Яхьяев был принят в Москве главой ФТС РФ Андреем Бельяниновым. Началась «утряска» проблемы с директором ФСКН Виктором Ивановым. В итоге дело представили так, будто бы работники дагестанской таможни намеренно пропустили груз через границу, чтобы набрать оперативный материал. Задним числом было заведено несколько дел оперативного учёта, по нескольким лицам были… представлены наградные материалы.

Со сменой руководства республики ветер перестал дуть в паруса лодки Магомедовых. Родственник главы республики Халалмагомедов, видимо, отыграет свою позицию на морских воротах России. Алексей Колесников уже переведён замом на этот же пост. Низами Кехлеров снова служит отечеству в ранге начальника пункта, Махач Агабалаев выигрывает процессы в судах, но никак не восстановится в должности. Начальник УФСКН по РД Азизбек Черкесов после трёх лет безуспешной борьбы с ныне покойным министром ВД за место под солнцем Яраг-Казмаляра, наконец-то пробрался к государственной границе Российской Федерации: на границе установлен пункт УФСКН. В Дербенте планируется открыть новый таможенный пост. Есть основания предполагать, что таможенные посты появятся где-нибудь ещё на территории Дагестана, и тогда места под солнцем таможни станет больше.

Page 5

20 ноября Сулейман-Стальский районный суд постановил избрать в отношении Казбека Саидалиева, Эльфетдина Шихова и Сладика Джавадова меру пресечения в виде заключения под стражу. Последнему по непонятным причинам удалось избежать задержания, и его объявили в розыск. Все трое – молодые люди до 22 лет – подозреваются в участии в криминальной разборке по разделу сфер влияния на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Яраг-Казмаляр», в ходе которой выстрелом в голову был убит старший участковый уполномоченный Магарамкентского РОВД, майор Герман Ибрагимов.

Им вменяется совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Суд Сулейман-­Стальского района сделал то, что ранее (30 сентября) не сделал Магарамкентский районный суд, который отказал в ходатайстве следователям Магарамкентского МРСО о заключении под стражу вышеназванных граждан. Магарамкентский судья сослался на то, что не установлены все обстоятельства совершения преступления. Тогда же по Юждагу поползли слухи, что в «процесс» вмешались представители местной властной элиты, имеющие личные интересы на таможне, и что, скорее всего, дело развалят, не доведя до суда.

«ЧК» провёл собственное расследование и пришёл к выводу, что в убийстве майора милиции виновны не только бандиты, но и руководство местной милиции и района.

23 июля 2010 года буквально в тридцати метрах от государственной границы между Россией и Азербайджаном около 100 человек из двух противоборствующих криминальных группировок учинили массовую потасовку с применением огнестрельного оружия. Вооружённые молодчики делили сферы влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр», точнее – право организации деятельности автостанции, расположенной возле МАПП. Автостанция «Южная» принадлежала предпринимателю из Магарамкента Насиру Примову (по паспорту Джавадов). Маршрутки из «Южной» курсировали не только по нейтральной зоне – от дагестанского пункта пропуска до азербайджанского, – но и до Махачкалы и Хасавюрта. Делить с кем­то налаженный за годы бизнес Примов не собирался, а потому в назначенный день пришёл на «стрелку» со своими людьми (примерно 50 человек). Столько же сторонников в тот день было и у его оппонентов.

Поверсии следствия, словесная перепалка между Сладиком Джавадовым – племянником Примова – и Казбеком Саидалиевым переросла в драку. Сотрудники милиции ОВД по Магарамкентскому району, пытаясь предотвратить массовое побоище, произвели предупредительные выстрелы в воздух из табельного оружия. Однако «группа неустановленных лиц по предварительному сговору» также начала стрелять в воздух из различных видов огнестрельного оружия, спровоцировав противоположную сторону на ответный огонь. В результате перестрелки между бандитскими группировками смертельное ранение в голову получил старший участковый уполномоченный милиции ОВД по Магарамкентскому району Герман Ибрагимов, ещё двое получили лёгкие огнестрельные ранения.

На сайте «ЧК» размещён видеоролик, снятый пограничниками на камеру мобильного телефона, который опровергает версию местных следователей о том, что милиционеры пытались предотвратить боестолкновение криминальных элементов в трёх десятках метрах от государственной границы.

Более того, в одном из сюжетов отчётливо видно, как один из бандитов ведёт прицельный огонь из автомата Калашникова, стоя рядом с сотрудником милиции. Ещё одна странность данного расследования: следственный комитет МРСО подозревает Саидалиева, Шихова и Джавадова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (совершение хулиганства по предварительному сговору группой лиц), а не по ст. 105 УК РФ (убийство). Почему правоохранительные органы пытаются представить дело как банальное хулиганство, а не как чрезвычайный инцидент с тяжкими последствиями на особо охраняемой, режимной зоне? Об этом – чуть позже.

Таможня как предчувствие

Надо признать, это не единственное убийство на данной территории, связанное с переделом сфер влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр». В 1994 г. прямо на пороге здания администрации был расстрелян глава Магарамкентского района Сергей Гаджиев; с этого момента начался отсчёт нескончаемых убийств. За 18 лет (с начала функционирования таможенного поста) погибли более 20 человек. Двое из этого списка – главы администраций, работавшие по контракту с главой МО «Магарамкентский район». Как ни странно, ни одно из этих резонансных преступлений до сих пор не раскрыто.

Дагестанская таможня была образована 24 января 1992 года. Её первым начальником был Закарья Амиров. 5 августа 1993 года Дагестанской таможне придали статус регионального управления, появились таможни в Махачкале и Дербенте. Вот как вспоминает эти годы Абдусамад Шахназаров, заместитель начальника ДТУ, в книге «Таможенные службы России в Дагестане XVIII – XX веков»: «По всей протяжённости границы Азербайджана и России – 290 километров – не было пограничных застав, и только на «золотом» (так его называют в народе) мосту через реку Самур по трассе «Ростов–Баку» стояли посты ГАИ и безоружные таможенники. Контрабандисты, в отличие от правоохранительных органов и таможенников, были хорошо организованы и вооружены. Колонны автомашин, сопровождаемые охраной, пробирались не только в обход таможенного перехода на «золотом» мосту, но и, угрожая насилием таможенникам, ехали по автотрассе. Работники милиции, в чью обязанность входила охрана таможни, эти функции не выполняли; более того, случалось, что сами участвовали в провозе контрабанды. Вспоминается, к примеру, история, когда в ночь с 29 на 30 декабря 1993 года дежурный инспектор Магарамкентского РОВД категорически отказался взять под охрану транспорт с задержанным таможенниками грузом, – и контрабандисты ушли в Азербайджан. Мы располагали сведениями о том, что на реке Самур задействованы техника и люди, готовые оказать услуги контрабандистам, причём в числе их помощников были не только сельчане, хорошо знающие окрестные дороги и тропы, но и некоторые руководители администраций приграничных районов. Ещё один интересный случай – про механизатора из одного высокогорного дагестанского села, проложившего через свой земельный участок дорогу в соседнюю Грузию. Этот бульдозерист установил на построенной им дороге шлагбаум и собирал пошлины с контрабандистов. Районные власти смотрели на это с умилением и рассказывали о предприимчивом механизаторе с улыбкой».

Дети крестьян, побросав мотыги, подались с колхозных полей к границе, где стало возможным быстро заработать сумасшедшие деньги, и теперь не нужно ждать сбора урожая раз в году, чтобы прокормить свои семьи, как это до сих пор делали их родители.

 Кто-то повадился сопровождать многотонные фуры вброд через реку Самур, минуя таможенный пост, кто-то переправлял через кордон не только грузы, но и сомнительных личностей, у которых возникли проблемы с законом на родине. А кто-то, договорившись с пограничниками, стал внутри нейтральной зоны возить людей на своей машине от российского пункта до азербайджанского. Причём, как оказалось, это такси стало самым дорогим в мире: за расстояние 200 метров здесь с одного человека берут 150 рублей. И этот доступный для местных предпринимателей сегмент, пожалуй, самый доходный, а потому в борьбе за лакомый кусочек происходят стычки, приводящие к кровопролитию.

Не отличаются бескорыстным служением Родине и сами работники таможни. Источник в МАПП «Яраг-Казмаляр» рассказывал, что несколько лет назад к ним на таможенный пост приехала комиссия из Южного таможенного управления (ЮТУ) г. Ростова-на-Дону, которая целый месяц контролировала и изучала работу пункта, проводила мониторинг прохождения людей и грузов и в итоге определила фиксированный посуточный план по госпошлине и отдельную сумму по откатам для вышестоящего начальства. И если с нормой госпошлины начальник поста как-то справлялся, то на откаты не всегда удавалось собрать необходимую сумму. На таможенном посту день на день не приходится, поэтому начальник недостающую сумму докладывал из собственных доходов. В конце концов ему это надоело – и он обложил данью собственных подчинённых. Отныне они знали, сколько нужно заработать за смену для себя и для того парня. В среднем за сутки через таможенный пост проходит около четырёх тысяч человек. 

Правда, не всегда подчинённые работают на общую копилку, случаются и сольные выступления, хотя это скорее исключение из правил, и связано оно с административными возможностями клана, к которому относится тот или иной работник таможни. По крайней мере, так было до недавних пор.

Вот характерный пример: в 2006 году у южного поста, недалеко от Дербента, гаишники остановили две фуры, забитые электроникой. Милиционеры, а затем и прибывшие работники местной прокуратуры никак не могли понять, что это за техника и для чего она предназначена, к тому же у водителей фур отсутствовали сопроводительные документы. Поэтому было решено вызвать специалиста из Махачкалы, а до этого грузовики загнали в боксы на территории одной из войсковых частей. «Компьютерщик» из столицы, осмотрев товар, пришёл в изумление. «У этой техники нет и не может быть лицензии, так как наше государство её нигде не закупает и само ещё не производит. Мы имеем дело с системами спутникового позиционирования», – заключил спец из Махачкалы. Вскоре объявились и хозяева нелегального карго. Ими оказались Сахратулла и Рахматулла – родные братья министра ВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова.

Но, несмотря на покровительство всесильного брата, вызволить фуры с грузом оказалось не так-то просто: к этому времени в Дербент прибыли сотрудники Регионального таможенного управления из Ростова-на-Дону. Работники правоохранительных органов рассказывали нам, что после приезда нежданных гостей начался долгий процесс «маслиата», в результате которого ростовчане, получив мзду в $ 40 тысяч, уехали обратно, а автокараван с нелегальной электроникой продолжил свой путь дальше. Кому и для каких целей предназначалось спецоборудование – осталось тайной. Надо признать, что с момента гибели министра позиции Сахратуллы и Рахматуллы на таможенном посту «Яраг-Казмаляр» сильно пошатнулись. Если первого понизили в должности – со старшего смены до инспектора, – то второй и вовсе попал под сокращение.

Нет причин жалеть братьев за переменчивость судьбы. По крайней мере, таксисты в Яраг-Казмаляре про Сахратуллу рассказывали, что у того есть личный таксист-инкассатор, который возит его «честно заработанные» за смену деньги в Махачкалу, а Магомедтагиров сопровождает его следом на своей машине и что за эту услугу он платит таксисту 3500 рублей за рейс.

Правда, братья – не единственные на таможенном посту, кто заправляет на границе. Пока начальником МАПП служил Махач Агабалаев, все вопросы по незадекларированному провозу грузов решал только он. Ни один таможенник не мог пообещать кому бы то ни было свои услуги, не заручившись прежде поддержкой своего начальника. Но два года назад его сменил Алексей Колесников – сын бывшего начальника Дербентского городского управления ФСБ РФ по РД, а ныне замначальника Махачкалинского морского таможенного поста Василия Колесникова. А Низам Кехлеров – племянник заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова – вновь вернулся на своё место руководителя одного из таможенных пунктов (подробнее о кадровых перетасовках см. в справке).

Он сказал, что тоже хочет…

В начале 90-х, когда многие жители Магарамкентского района, в эйфории от лёгкой наживы, стали в массовом порядке осваивать новые для себя профессии и подспудно развивать приграничную инфраструктуру, стало ясно, что будущее за тем, кто сумеет вовремя оценить ситуацию и пристроиться к зарождающейся системе. Буквально через год после открытия таможенного поста «Яраг-Казмаляр», в 1993 году, Насир Джавадов (Примов) по распоряжению яраг-казмалярской сельской администрации за № 27 получил 2,4 га тогда ещё не золотой земли в пожизненно наследуемое владение. Причём владения его начинались в буквальном смысле по правую сторону от калитки таможенного поста. Насир тут же начал осваивать свою территорию: построил небольшую гостиницу, кафе, магазин и самое главное – автостанцию для маршрутного такси, которую вскоре зарегистрировал как ООО «Южная». Отныне он контролировал весь пассажирский поток, начиная от нейтральной зоны до Махачкалы и Хасавюрта. Если в обычной «газели» 14 посадочных мест и с одного клиента от российского пункта до азербайджанского берут по 150 рублей, за расстояние около 200 метров получается 4200 рублей в оба конца за несколько минут. А теперь представьте себе, что в течение суток по нейтральной полосе проезжает до нескольких тысяч наших и ненаших граждан, то есть за сутки, по приблизительным подсчётам, – свыше полумиллиона рублей. Но так долго продолжаться не могло, и это можно было заключить, руководствуясь той простой логикой, что богатеющий на глазах Примов-Джавадов с братьями превращался в достаточно заметную фигуру в селе, а главе района, с его вечно падающим рейтингом, и без него хватало проблем с зарождающейся местной оппозицией.

Мусаэфенди Велимурадов – глава Магарамкентского района – решил использовать весь свой административный ресурс. На самом юге республики «диалог бизнеса и власти» вдруг приобрёл зловещие формы. В 2006 году была предпринята первая попытка заблокировать работу автостанции «Южная». «В этот день, – вспоминает Насир Джавадов, – ко мне на работу приехал начальник РОВД Хидирнабиев с нарядом милиции и сказал, что выполняет распоряжение главы района». Они поставили у ворот автостанции временный милицейский пост и запретили маршруткам Джавадова заезжать на стоянку. Вскоре вдоль всей линии «Южной», а это примерно 120 метров, администрация района строит забор, надеясь тем самым навсегда закрыть проход к объектам Джавадова. Однако предприниматель не сдаётся и строит верховую лестницу через забор. Велимурадов решает снести забор и на его месте установить металлическую ограду. К этому времени Велимурадов вместе с начальником РОВД примерно в километре от МАПП строит собственную автостоянку, силой пытается загнать туда водителей маршрутных «газелей», а на трассе незаконно устанавливает шлагбаум. В ответ на этот раз Джавадов договаривается с представителями организованной преступной группировки, в которую входят бывшие спортсмены практически со всей республики, но основной костяк составляют всё же ребята из Южного Дагестана. С их помощью ему удаётся восстановить работу своей автостанции, но за оказанную услугу он предложил бандитам часть парка маршрутного такси, до 40 «газелей», с условием, что половину доходов с пассажирских перевозок они будут выплачивать ему.

Молодые люди, которых до сих пор использовали всего лишь как инструмент давления, теперь почувствовали себя заправскими бизнесменами. Им удалось договориться с азербайджанской стороной – и их «газели» подъезжали прямо к воротам КПП сопредельного государства. Доходы предприятия за счёт сокращения числа пересадок выросли в несколько раз, а издевательства над гражданами, переезжающими госграницу, со стороны таможенников прекратились вовсе. Всякое хулиганство ребята пресекали очень жёстко. Так продолжалось почти 4 месяца. Пока однажды они не решили, что Джавадов слишком дорого им обходится, и не объявили ему, что больше выплачивать долю из бизнеса не будут. Так конфликт Джавадова с Велимурадовым перерос в тройное противостояние, чем не преминул воспользоваться опытный глава района.

Из-за острова на стрёме…

С 19 июня по 5 июля, а потом и за три дня до трагедии от пограничного управления ФСБ России в адрес руководства Магарамкентского ОВД стала поступать информация о том, что в районе таможенного поста МАПП «Яраг-Казмаляр» активизируются различные группировки, занимающиеся перевозкой людей и грузов. При этом они грубо нарушают общественный порядок. Но по странному стечению обстоятельств и. о. начальника Магарамкентского ОВД – подполковник Агабек Багиров – не только не предпринял соответствующие меры, чтобы предотвратить возможное кровопролитие, а вовсе проигнорировал предупреждение фээсбэшников.

18 – 19 июля в Магарамкент из Махачкалы и Дербента начали стягиваться группы вооружённых молодых людей; руководил ими некто по кличке Рейка. А 23 июля в районе МАПП стали собираться сторонники Джавадова и Велимурадова, по словам очевидцев, всего примерно 100 человек. Многие из них демонстративно бряцали оружием, вели себя вызывающе, и по всему было видно, что массовых беспорядков не избежать.

Вскоре о сходке воинствующих молодчиков узнал и Герман Ибрагимов – старший участковый уполномоченный Магарамкентского ОВД. МАПП «Яраг-Казмаляр» находился на вверенной ему территории. Когда началась стрельба, милиционеры почему-то не среагировали, а некоторые и вовсе попрятались.

Видя, как сослуживцы молча взирают на происходящее, Герман попытался вмешаться и утихомирить молодчиков. Он бежал и махал руками, требуя немедленно прекратить огонь, но напряжение только нарастало. Герман понимал, что в одиночку не сможет повлиять на ситуацию, и попытался забежать в находящееся тут же кафе «У Аслана», чтобы укрыться, пока всё не стихнет. Но пуля попала ему прямо в голову – и молодой человек скончался на месте. Спустя примерно два с половиной часа весь этот кошмар закончился. Причём, как рассказывают очевидцы, милиционеры даже помогали некоторым успокоиться: «Ладно, ладно успокойтесь, постреляли – и хватит. Уезжайте скорее!» – говорили они, а когда у одного из них из-за пояса выпал пистолет, его подобрал милиционер и возвратил хозяину, приговаривая: «Забери, джан, ты уронил». Сам же Агабек Багиров – свидетель всего происходящего – не только не предпринимал, согласно инструкции, каких-либо мер по предотвращению трагедии, а вовсе вёл себя странно. По окончании этой бойни он дал команду дежурному объявить тревогу. То ли техника не сработала, то ли дежурный команды не услышал, но сирена так и не прозвучала. В итоге большинство сотрудников прибыло на место происшествия, услышав о перестрелке от посторонних людей, но было уже поздно: члены противоборствующих группировок давно разъехались.

Ай-ай-ай, а кто это сделал?

На похоронах Германа Ибрагимова бывшие сослуживцы говорили его отцу Кудрату, что имена всех участников той бойни известны: многих из них работники милиции знали лично, также они называли убийцу Германа – Казбека Саидалиева. Первым вместе с ним огонь открыл Гамид, руководили бандой Радж и Бизон, а организовал разборки некто Камал из Махачкалы по кличке Рейка. Согласно другой версии, первым стрелял именно Джавадов, когда увидел, что его сторонники разбегаются и ему необходимо было их во что бы то ни стало остановить. По мнению Кудрата Ибрагимова, главным организатором и вдохновителем криминальной стычки являлся бывший глава района Велимурадов, но его почему-то даже не думают привлечь к ответственности. По факту убийства Германа Ибрагимова возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 («Убийство») и ч. 1 ст. 322, а не ст. 317 УК РФ, однако каких-либо подвижек в раскрытии данного преступления нет. На заявления отца покойного по поводу бездействия со стороны правоохранительных органов в следственном комитете сообщают, что направленные ими в Магарамкентский РОВД неоднократные поручения для проведения следственных действий остаются без внимания. Пошёл уже четвёртый месяц с того рокового дня, но преступники, имена которых хорошо известны в местном РОВД, до сих пор не найдены. Более того, делается всё возможное, чтобы это дело растянуть до бесконечности.

Спустя месяц после гибели Германа у него родился третий ребёнок, то есть по вине алчных правителей и их прислуги человек пришёл в этот мир без отца. Его семье до сих пор не выплачивают положенных по закону ни компенсационных единовременных, ни пенсии по потере кормильца. В РОВД заявляют, что Ибрагимов в это время находился в отпуске, а потому его смерть не может быть признана смертью при исполнении служебного долга. В отличие от того же Багирова, который фактически струсил и прятался, пока в его районе люди убивали друг друга, Герман был одним из немногих, кто пытался остановить беспредел. Хотя закон о милиции требует исполнения служебных обязанностей в любое время, если сотрудник стал свидетелем преступления. Так, в приказе МВД РФ от 27 февраля 2003 года № 121, в подпунктах «е» и «ж» пункта 2.8, говорится, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимаются: «действия по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иные действия по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также действия, признанные судом совершёнными в интересах общества и государства. В таком случае за что же дали звание «Герой России» бывшему министру МВД Дагестана Адильгерею Магомедтагирову, ведь тот в момент убийства и вовсе находился на свадьбе? В заключении служебной проверки, проведённой по представлению руководителя Магарамкентского МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД Бутаева и прокурора Магарамкентского района Ханамирова и утверждённой министром ВД РД Абдурашидом Магомедовым 3 сентября 2010 г., говорится: «За неумелую координацию сил и средств при пресечении массовых беспорядков на МАПП « Яраг-Казмаляр» и бездействие, проявленное подчинёнными, приведшее к гибели и ранению людей, отсутствие непрерывного взаимодействия с Магарамкентским МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД, выразившееся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей, начальника МОБ ОВД по Магарамкентскому району, подполковника милиции Багирова Агабека предупредить о неполном служебном соответствии». Максимум что в этой ситуации может грозить Багирову – лишение премии. Причина, по которой руководство местного ОВД затягивает дело, в том, что если убийство Ибрагимова признают связанным со служебной деятельностью, то придётся расследовать все обстоятельства происшествия. Необходимо будет выявить истинные причины конфликта, организаторов и руководителей массовых беспорядков. А этого Багиров сделать не может. На видеоролике отчётливо видно, как сотрудники РОВД стоят рядом с теми, кого сегодня сами же разыскивают. Но ведь кто-то дал им приказ опекать бандитов, пока те стреляют?    

Справка «ЧК»  

Три года назад начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев, подстёгиваемый заверениями о поддержке начальника УФСБ по РД Николая Грязнова, начал войну за очищение таможни от людей министра ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова. Войну эту он проиграл.

С приходом Вячеслава Шаньшина в должность начальника УФСБ начался новый этап очищения таможни от коррупции. Смещёнными со своих постов оказались начальник Дербентского отдела УФСБ Магомед Магомедов, начальник МАПП «Яраг-Казмаляр» Махач Агабалаев, а начальник одного из четырёх пунктов МАПП Низами Кехлеров (племянник замгенпрокурора России Сабира Кехлерова) формально был повышен до замначальника этого поста. Смещён был и начальник таможенного поста в Махачкалинском порту Халалмагомедов. В местное отделение УФСБ пришёл коллега Шаньшина по работе в Астрахани Игорь Шатохин, пост возглавил сын федерального инспектора по РД, офицера ФСБ в запасе Василия Колесникова – Алексей. Пост в порту достался шурину начальника УФК по РД Сайгидгусейна Магомедова – Гаджимураду Шамхалову. И Колесников, и Шамхалов, а также ряд назначенцев непосредственно на пунктах были продвинуты на службу благодаря протекторату Магомедова и секретаря Совбеза РД Али Магомедова.

Чистка обернулась снижением управляемости на нижних уровнях пограничного трансфера, кратным ростом контрабанды товаров, провоза наркотиков, «тёмных» машин и т.п.

В феврале 2009 года в Санкт-­Петербурге задержали груз с полутора тоннами наркотиков в фабричной упаковке (что свидетельствует о неприкрытом характере провоза, без обустройства тайников); 500 кг наркотиков этой же партии задержали в Свердловской области. За несколько месяцев до этого, в сентябре 2008 года, офицеры дагестанского УФСКН задержали на территории республики четыре автотрейлера – наркотиков не обнаружили, зато во всех четырёх автомобилях оказался контрабандный груз.

Инцидент был замечен на федеральном уровне. Появилась угроза серьёзных отставок. Руслан Яхьяев был принят в Москве главой ФТС РФ Андреем Бельяниновым. Началась «утряска» проблемы с директором ФСКН Виктором Ивановым. В итоге дело представили так, будто бы работники дагестанской таможни намеренно пропустили груз через границу, чтобы набрать оперативный материал. Задним числом было заведено несколько дел оперативного учёта, по нескольким лицам были… представлены наградные материалы.

Со сменой руководства республики ветер перестал дуть в паруса лодки Магомедовых. Родственник главы республики Халалмагомедов, видимо, отыграет свою позицию на морских воротах России. Алексей Колесников уже переведён замом на этот же пост. Низами Кехлеров снова служит отечеству в ранге начальника пункта, Махач Агабалаев выигрывает процессы в судах, но никак не восстановится в должности. Начальник УФСКН по РД Азизбек Черкесов после трёх лет безуспешной борьбы с ныне покойным министром ВД за место под солнцем Яраг-Казмаляра, наконец-то пробрался к государственной границе Российской Федерации: на границе установлен пункт УФСКН. В Дербенте планируется открыть новый таможенный пост. Есть основания предполагать, что таможенные посты появятся где-нибудь ещё на территории Дагестана, и тогда места под солнцем таможни станет больше.

Page 6

20 ноября Сулейман-Стальский районный суд постановил избрать в отношении Казбека Саидалиева, Эльфетдина Шихова и Сладика Джавадова меру пресечения в виде заключения под стражу. Последнему по непонятным причинам удалось избежать задержания, и его объявили в розыск. Все трое – молодые люди до 22 лет – подозреваются в участии в криминальной разборке по разделу сфер влияния на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Яраг-Казмаляр», в ходе которой выстрелом в голову был убит старший участковый уполномоченный Магарамкентского РОВД, майор Герман Ибрагимов.

Им вменяется совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Суд Сулейман-­Стальского района сделал то, что ранее (30 сентября) не сделал Магарамкентский районный суд, который отказал в ходатайстве следователям Магарамкентского МРСО о заключении под стражу вышеназванных граждан. Магарамкентский судья сослался на то, что не установлены все обстоятельства совершения преступления. Тогда же по Юждагу поползли слухи, что в «процесс» вмешались представители местной властной элиты, имеющие личные интересы на таможне, и что, скорее всего, дело развалят, не доведя до суда.

«ЧК» провёл собственное расследование и пришёл к выводу, что в убийстве майора милиции виновны не только бандиты, но и руководство местной милиции и района.

23 июля 2010 года буквально в тридцати метрах от государственной границы между Россией и Азербайджаном около 100 человек из двух противоборствующих криминальных группировок учинили массовую потасовку с применением огнестрельного оружия. Вооружённые молодчики делили сферы влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр», точнее – право организации деятельности автостанции, расположенной возле МАПП. Автостанция «Южная» принадлежала предпринимателю из Магарамкента Насиру Примову (по паспорту Джавадов). Маршрутки из «Южной» курсировали не только по нейтральной зоне – от дагестанского пункта пропуска до азербайджанского, – но и до Махачкалы и Хасавюрта. Делить с кем­то налаженный за годы бизнес Примов не собирался, а потому в назначенный день пришёл на «стрелку» со своими людьми (примерно 50 человек). Столько же сторонников в тот день было и у его оппонентов.

Поверсии следствия, словесная перепалка между Сладиком Джавадовым – племянником Примова – и Казбеком Саидалиевым переросла в драку. Сотрудники милиции ОВД по Магарамкентскому району, пытаясь предотвратить массовое побоище, произвели предупредительные выстрелы в воздух из табельного оружия. Однако «группа неустановленных лиц по предварительному сговору» также начала стрелять в воздух из различных видов огнестрельного оружия, спровоцировав противоположную сторону на ответный огонь. В результате перестрелки между бандитскими группировками смертельное ранение в голову получил старший участковый уполномоченный милиции ОВД по Магарамкентскому району Герман Ибрагимов, ещё двое получили лёгкие огнестрельные ранения.

На сайте «ЧК» размещён видеоролик, снятый пограничниками на камеру мобильного телефона, который опровергает версию местных следователей о том, что милиционеры пытались предотвратить боестолкновение криминальных элементов в трёх десятках метрах от государственной границы.

Более того, в одном из сюжетов отчётливо видно, как один из бандитов ведёт прицельный огонь из автомата Калашникова, стоя рядом с сотрудником милиции. Ещё одна странность данного расследования: следственный комитет МРСО подозревает Саидалиева, Шихова и Джавадова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (совершение хулиганства по предварительному сговору группой лиц), а не по ст. 105 УК РФ (убийство). Почему правоохранительные органы пытаются представить дело как банальное хулиганство, а не как чрезвычайный инцидент с тяжкими последствиями на особо охраняемой, режимной зоне? Об этом – чуть позже.

Таможня как предчувствие

Надо признать, это не единственное убийство на данной территории, связанное с переделом сфер влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр». В 1994 г. прямо на пороге здания администрации был расстрелян глава Магарамкентского района Сергей Гаджиев; с этого момента начался отсчёт нескончаемых убийств. За 18 лет (с начала функционирования таможенного поста) погибли более 20 человек. Двое из этого списка – главы администраций, работавшие по контракту с главой МО «Магарамкентский район». Как ни странно, ни одно из этих резонансных преступлений до сих пор не раскрыто.

Дагестанская таможня была образована 24 января 1992 года. Её первым начальником был Закарья Амиров. 5 августа 1993 года Дагестанской таможне придали статус регионального управления, появились таможни в Махачкале и Дербенте. Вот как вспоминает эти годы Абдусамад Шахназаров, заместитель начальника ДТУ, в книге «Таможенные службы России в Дагестане XVIII – XX веков»: «По всей протяжённости границы Азербайджана и России – 290 километров – не было пограничных застав, и только на «золотом» (так его называют в народе) мосту через реку Самур по трассе «Ростов–Баку» стояли посты ГАИ и безоружные таможенники. Контрабандисты, в отличие от правоохранительных органов и таможенников, были хорошо организованы и вооружены. Колонны автомашин, сопровождаемые охраной, пробирались не только в обход таможенного перехода на «золотом» мосту, но и, угрожая насилием таможенникам, ехали по автотрассе. Работники милиции, в чью обязанность входила охрана таможни, эти функции не выполняли; более того, случалось, что сами участвовали в провозе контрабанды. Вспоминается, к примеру, история, когда в ночь с 29 на 30 декабря 1993 года дежурный инспектор Магарамкентского РОВД категорически отказался взять под охрану транспорт с задержанным таможенниками грузом, – и контрабандисты ушли в Азербайджан. Мы располагали сведениями о том, что на реке Самур задействованы техника и люди, готовые оказать услуги контрабандистам, причём в числе их помощников были не только сельчане, хорошо знающие окрестные дороги и тропы, но и некоторые руководители администраций приграничных районов. Ещё один интересный случай – про механизатора из одного высокогорного дагестанского села, проложившего через свой земельный участок дорогу в соседнюю Грузию. Этот бульдозерист установил на построенной им дороге шлагбаум и собирал пошлины с контрабандистов. Районные власти смотрели на это с умилением и рассказывали о предприимчивом механизаторе с улыбкой».

Дети крестьян, побросав мотыги, подались с колхозных полей к границе, где стало возможным быстро заработать сумасшедшие деньги, и теперь не нужно ждать сбора урожая раз в году, чтобы прокормить свои семьи, как это до сих пор делали их родители.

 Кто-то повадился сопровождать многотонные фуры вброд через реку Самур, минуя таможенный пост, кто-то переправлял через кордон не только грузы, но и сомнительных личностей, у которых возникли проблемы с законом на родине. А кто-то, договорившись с пограничниками, стал внутри нейтральной зоны возить людей на своей машине от российского пункта до азербайджанского. Причём, как оказалось, это такси стало самым дорогим в мире: за расстояние 200 метров здесь с одного человека берут 150 рублей. И этот доступный для местных предпринимателей сегмент, пожалуй, самый доходный, а потому в борьбе за лакомый кусочек происходят стычки, приводящие к кровопролитию.

Не отличаются бескорыстным служением Родине и сами работники таможни. Источник в МАПП «Яраг-Казмаляр» рассказывал, что несколько лет назад к ним на таможенный пост приехала комиссия из Южного таможенного управления (ЮТУ) г. Ростова-на-Дону, которая целый месяц контролировала и изучала работу пункта, проводила мониторинг прохождения людей и грузов и в итоге определила фиксированный посуточный план по госпошлине и отдельную сумму по откатам для вышестоящего начальства. И если с нормой госпошлины начальник поста как-то справлялся, то на откаты не всегда удавалось собрать необходимую сумму. На таможенном посту день на день не приходится, поэтому начальник недостающую сумму докладывал из собственных доходов. В конце концов ему это надоело – и он обложил данью собственных подчинённых. Отныне они знали, сколько нужно заработать за смену для себя и для того парня. В среднем за сутки через таможенный пост проходит около четырёх тысяч человек. 

Правда, не всегда подчинённые работают на общую копилку, случаются и сольные выступления, хотя это скорее исключение из правил, и связано оно с административными возможностями клана, к которому относится тот или иной работник таможни. По крайней мере, так было до недавних пор.

Вот характерный пример: в 2006 году у южного поста, недалеко от Дербента, гаишники остановили две фуры, забитые электроникой. Милиционеры, а затем и прибывшие работники местной прокуратуры никак не могли понять, что это за техника и для чего она предназначена, к тому же у водителей фур отсутствовали сопроводительные документы. Поэтому было решено вызвать специалиста из Махачкалы, а до этого грузовики загнали в боксы на территории одной из войсковых частей. «Компьютерщик» из столицы, осмотрев товар, пришёл в изумление. «У этой техники нет и не может быть лицензии, так как наше государство её нигде не закупает и само ещё не производит. Мы имеем дело с системами спутникового позиционирования», – заключил спец из Махачкалы. Вскоре объявились и хозяева нелегального карго. Ими оказались Сахратулла и Рахматулла – родные братья министра ВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова.

Но, несмотря на покровительство всесильного брата, вызволить фуры с грузом оказалось не так-то просто: к этому времени в Дербент прибыли сотрудники Регионального таможенного управления из Ростова-на-Дону. Работники правоохранительных органов рассказывали нам, что после приезда нежданных гостей начался долгий процесс «маслиата», в результате которого ростовчане, получив мзду в $ 40 тысяч, уехали обратно, а автокараван с нелегальной электроникой продолжил свой путь дальше. Кому и для каких целей предназначалось спецоборудование – осталось тайной. Надо признать, что с момента гибели министра позиции Сахратуллы и Рахматуллы на таможенном посту «Яраг-Казмаляр» сильно пошатнулись. Если первого понизили в должности – со старшего смены до инспектора, – то второй и вовсе попал под сокращение.

Нет причин жалеть братьев за переменчивость судьбы. По крайней мере, таксисты в Яраг-Казмаляре про Сахратуллу рассказывали, что у того есть личный таксист-инкассатор, который возит его «честно заработанные» за смену деньги в Махачкалу, а Магомедтагиров сопровождает его следом на своей машине и что за эту услугу он платит таксисту 3500 рублей за рейс.

Правда, братья – не единственные на таможенном посту, кто заправляет на границе. Пока начальником МАПП служил Махач Агабалаев, все вопросы по незадекларированному провозу грузов решал только он. Ни один таможенник не мог пообещать кому бы то ни было свои услуги, не заручившись прежде поддержкой своего начальника. Но два года назад его сменил Алексей Колесников – сын бывшего начальника Дербентского городского управления ФСБ РФ по РД, а ныне замначальника Махачкалинского морского таможенного поста Василия Колесникова. А Низам Кехлеров – племянник заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова – вновь вернулся на своё место руководителя одного из таможенных пунктов (подробнее о кадровых перетасовках см. в справке).

Он сказал, что тоже хочет…

В начале 90-х, когда многие жители Магарамкентского района, в эйфории от лёгкой наживы, стали в массовом порядке осваивать новые для себя профессии и подспудно развивать приграничную инфраструктуру, стало ясно, что будущее за тем, кто сумеет вовремя оценить ситуацию и пристроиться к зарождающейся системе. Буквально через год после открытия таможенного поста «Яраг-Казмаляр», в 1993 году, Насир Джавадов (Примов) по распоряжению яраг-казмалярской сельской администрации за № 27 получил 2,4 га тогда ещё не золотой земли в пожизненно наследуемое владение. Причём владения его начинались в буквальном смысле по правую сторону от калитки таможенного поста. Насир тут же начал осваивать свою территорию: построил небольшую гостиницу, кафе, магазин и самое главное – автостанцию для маршрутного такси, которую вскоре зарегистрировал как ООО «Южная». Отныне он контролировал весь пассажирский поток, начиная от нейтральной зоны до Махачкалы и Хасавюрта. Если в обычной «газели» 14 посадочных мест и с одного клиента от российского пункта до азербайджанского берут по 150 рублей, за расстояние около 200 метров получается 4200 рублей в оба конца за несколько минут. А теперь представьте себе, что в течение суток по нейтральной полосе проезжает до нескольких тысяч наших и ненаших граждан, то есть за сутки, по приблизительным подсчётам, – свыше полумиллиона рублей. Но так долго продолжаться не могло, и это можно было заключить, руководствуясь той простой логикой, что богатеющий на глазах Примов-Джавадов с братьями превращался в достаточно заметную фигуру в селе, а главе района, с его вечно падающим рейтингом, и без него хватало проблем с зарождающейся местной оппозицией.

Мусаэфенди Велимурадов – глава Магарамкентского района – решил использовать весь свой административный ресурс. На самом юге республики «диалог бизнеса и власти» вдруг приобрёл зловещие формы. В 2006 году была предпринята первая попытка заблокировать работу автостанции «Южная». «В этот день, – вспоминает Насир Джавадов, – ко мне на работу приехал начальник РОВД Хидирнабиев с нарядом милиции и сказал, что выполняет распоряжение главы района». Они поставили у ворот автостанции временный милицейский пост и запретили маршруткам Джавадова заезжать на стоянку. Вскоре вдоль всей линии «Южной», а это примерно 120 метров, администрация района строит забор, надеясь тем самым навсегда закрыть проход к объектам Джавадова. Однако предприниматель не сдаётся и строит верховую лестницу через забор. Велимурадов решает снести забор и на его месте установить металлическую ограду. К этому времени Велимурадов вместе с начальником РОВД примерно в километре от МАПП строит собственную автостоянку, силой пытается загнать туда водителей маршрутных «газелей», а на трассе незаконно устанавливает шлагбаум. В ответ на этот раз Джавадов договаривается с представителями организованной преступной группировки, в которую входят бывшие спортсмены практически со всей республики, но основной костяк составляют всё же ребята из Южного Дагестана. С их помощью ему удаётся восстановить работу своей автостанции, но за оказанную услугу он предложил бандитам часть парка маршрутного такси, до 40 «газелей», с условием, что половину доходов с пассажирских перевозок они будут выплачивать ему.

Молодые люди, которых до сих пор использовали всего лишь как инструмент давления, теперь почувствовали себя заправскими бизнесменами. Им удалось договориться с азербайджанской стороной – и их «газели» подъезжали прямо к воротам КПП сопредельного государства. Доходы предприятия за счёт сокращения числа пересадок выросли в несколько раз, а издевательства над гражданами, переезжающими госграницу, со стороны таможенников прекратились вовсе. Всякое хулиганство ребята пресекали очень жёстко. Так продолжалось почти 4 месяца. Пока однажды они не решили, что Джавадов слишком дорого им обходится, и не объявили ему, что больше выплачивать долю из бизнеса не будут. Так конфликт Джавадова с Велимурадовым перерос в тройное противостояние, чем не преминул воспользоваться опытный глава района.

Из-за острова на стрёме…

С 19 июня по 5 июля, а потом и за три дня до трагедии от пограничного управления ФСБ России в адрес руководства Магарамкентского ОВД стала поступать информация о том, что в районе таможенного поста МАПП «Яраг-Казмаляр» активизируются различные группировки, занимающиеся перевозкой людей и грузов. При этом они грубо нарушают общественный порядок. Но по странному стечению обстоятельств и. о. начальника Магарамкентского ОВД – подполковник Агабек Багиров – не только не предпринял соответствующие меры, чтобы предотвратить возможное кровопролитие, а вовсе проигнорировал предупреждение фээсбэшников.

18 – 19 июля в Магарамкент из Махачкалы и Дербента начали стягиваться группы вооружённых молодых людей; руководил ими некто по кличке Рейка. А 23 июля в районе МАПП стали собираться сторонники Джавадова и Велимурадова, по словам очевидцев, всего примерно 100 человек. Многие из них демонстративно бряцали оружием, вели себя вызывающе, и по всему было видно, что массовых беспорядков не избежать.

Вскоре о сходке воинствующих молодчиков узнал и Герман Ибрагимов – старший участковый уполномоченный Магарамкентского ОВД. МАПП «Яраг-Казмаляр» находился на вверенной ему территории. Когда началась стрельба, милиционеры почему-то не среагировали, а некоторые и вовсе попрятались.

Видя, как сослуживцы молча взирают на происходящее, Герман попытался вмешаться и утихомирить молодчиков. Он бежал и махал руками, требуя немедленно прекратить огонь, но напряжение только нарастало. Герман понимал, что в одиночку не сможет повлиять на ситуацию, и попытался забежать в находящееся тут же кафе «У Аслана», чтобы укрыться, пока всё не стихнет. Но пуля попала ему прямо в голову – и молодой человек скончался на месте. Спустя примерно два с половиной часа весь этот кошмар закончился. Причём, как рассказывают очевидцы, милиционеры даже помогали некоторым успокоиться: «Ладно, ладно успокойтесь, постреляли – и хватит. Уезжайте скорее!» – говорили они, а когда у одного из них из-за пояса выпал пистолет, его подобрал милиционер и возвратил хозяину, приговаривая: «Забери, джан, ты уронил». Сам же Агабек Багиров – свидетель всего происходящего – не только не предпринимал, согласно инструкции, каких-либо мер по предотвращению трагедии, а вовсе вёл себя странно. По окончании этой бойни он дал команду дежурному объявить тревогу. То ли техника не сработала, то ли дежурный команды не услышал, но сирена так и не прозвучала. В итоге большинство сотрудников прибыло на место происшествия, услышав о перестрелке от посторонних людей, но было уже поздно: члены противоборствующих группировок давно разъехались.

Ай-ай-ай, а кто это сделал?

На похоронах Германа Ибрагимова бывшие сослуживцы говорили его отцу Кудрату, что имена всех участников той бойни известны: многих из них работники милиции знали лично, также они называли убийцу Германа – Казбека Саидалиева. Первым вместе с ним огонь открыл Гамид, руководили бандой Радж и Бизон, а организовал разборки некто Камал из Махачкалы по кличке Рейка. Согласно другой версии, первым стрелял именно Джавадов, когда увидел, что его сторонники разбегаются и ему необходимо было их во что бы то ни стало остановить. По мнению Кудрата Ибрагимова, главным организатором и вдохновителем криминальной стычки являлся бывший глава района Велимурадов, но его почему-то даже не думают привлечь к ответственности. По факту убийства Германа Ибрагимова возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 («Убийство») и ч. 1 ст. 322, а не ст. 317 УК РФ, однако каких-либо подвижек в раскрытии данного преступления нет. На заявления отца покойного по поводу бездействия со стороны правоохранительных органов в следственном комитете сообщают, что направленные ими в Магарамкентский РОВД неоднократные поручения для проведения следственных действий остаются без внимания. Пошёл уже четвёртый месяц с того рокового дня, но преступники, имена которых хорошо известны в местном РОВД, до сих пор не найдены. Более того, делается всё возможное, чтобы это дело растянуть до бесконечности.

Спустя месяц после гибели Германа у него родился третий ребёнок, то есть по вине алчных правителей и их прислуги человек пришёл в этот мир без отца. Его семье до сих пор не выплачивают положенных по закону ни компенсационных единовременных, ни пенсии по потере кормильца. В РОВД заявляют, что Ибрагимов в это время находился в отпуске, а потому его смерть не может быть признана смертью при исполнении служебного долга. В отличие от того же Багирова, который фактически струсил и прятался, пока в его районе люди убивали друг друга, Герман был одним из немногих, кто пытался остановить беспредел. Хотя закон о милиции требует исполнения служебных обязанностей в любое время, если сотрудник стал свидетелем преступления. Так, в приказе МВД РФ от 27 февраля 2003 года № 121, в подпунктах «е» и «ж» пункта 2.8, говорится, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимаются: «действия по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иные действия по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также действия, признанные судом совершёнными в интересах общества и государства. В таком случае за что же дали звание «Герой России» бывшему министру МВД Дагестана Адильгерею Магомедтагирову, ведь тот в момент убийства и вовсе находился на свадьбе? В заключении служебной проверки, проведённой по представлению руководителя Магарамкентского МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД Бутаева и прокурора Магарамкентского района Ханамирова и утверждённой министром ВД РД Абдурашидом Магомедовым 3 сентября 2010 г., говорится: «За неумелую координацию сил и средств при пресечении массовых беспорядков на МАПП « Яраг-Казмаляр» и бездействие, проявленное подчинёнными, приведшее к гибели и ранению людей, отсутствие непрерывного взаимодействия с Магарамкентским МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД, выразившееся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей, начальника МОБ ОВД по Магарамкентскому району, подполковника милиции Багирова Агабека предупредить о неполном служебном соответствии». Максимум что в этой ситуации может грозить Багирову – лишение премии. Причина, по которой руководство местного ОВД затягивает дело, в том, что если убийство Ибрагимова признают связанным со служебной деятельностью, то придётся расследовать все обстоятельства происшествия. Необходимо будет выявить истинные причины конфликта, организаторов и руководителей массовых беспорядков. А этого Багиров сделать не может. На видеоролике отчётливо видно, как сотрудники РОВД стоят рядом с теми, кого сегодня сами же разыскивают. Но ведь кто-то дал им приказ опекать бандитов, пока те стреляют?    

Справка «ЧК»  

Три года назад начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев, подстёгиваемый заверениями о поддержке начальника УФСБ по РД Николая Грязнова, начал войну за очищение таможни от людей министра ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова. Войну эту он проиграл.

С приходом Вячеслава Шаньшина в должность начальника УФСБ начался новый этап очищения таможни от коррупции. Смещёнными со своих постов оказались начальник Дербентского отдела УФСБ Магомед Магомедов, начальник МАПП «Яраг-Казмаляр» Махач Агабалаев, а начальник одного из четырёх пунктов МАПП Низами Кехлеров (племянник замгенпрокурора России Сабира Кехлерова) формально был повышен до замначальника этого поста. Смещён был и начальник таможенного поста в Махачкалинском порту Халалмагомедов. В местное отделение УФСБ пришёл коллега Шаньшина по работе в Астрахани Игорь Шатохин, пост возглавил сын федерального инспектора по РД, офицера ФСБ в запасе Василия Колесникова – Алексей. Пост в порту достался шурину начальника УФК по РД Сайгидгусейна Магомедова – Гаджимураду Шамхалову. И Колесников, и Шамхалов, а также ряд назначенцев непосредственно на пунктах были продвинуты на службу благодаря протекторату Магомедова и секретаря Совбеза РД Али Магомедова.

Чистка обернулась снижением управляемости на нижних уровнях пограничного трансфера, кратным ростом контрабанды товаров, провоза наркотиков, «тёмных» машин и т.п.

В феврале 2009 года в Санкт-­Петербурге задержали груз с полутора тоннами наркотиков в фабричной упаковке (что свидетельствует о неприкрытом характере провоза, без обустройства тайников); 500 кг наркотиков этой же партии задержали в Свердловской области. За несколько месяцев до этого, в сентябре 2008 года, офицеры дагестанского УФСКН задержали на территории республики четыре автотрейлера – наркотиков не обнаружили, зато во всех четырёх автомобилях оказался контрабандный груз.

Инцидент был замечен на федеральном уровне. Появилась угроза серьёзных отставок. Руслан Яхьяев был принят в Москве главой ФТС РФ Андреем Бельяниновым. Началась «утряска» проблемы с директором ФСКН Виктором Ивановым. В итоге дело представили так, будто бы работники дагестанской таможни намеренно пропустили груз через границу, чтобы набрать оперативный материал. Задним числом было заведено несколько дел оперативного учёта, по нескольким лицам были… представлены наградные материалы.

Со сменой руководства республики ветер перестал дуть в паруса лодки Магомедовых. Родственник главы республики Халалмагомедов, видимо, отыграет свою позицию на морских воротах России. Алексей Колесников уже переведён замом на этот же пост. Низами Кехлеров снова служит отечеству в ранге начальника пункта, Махач Агабалаев выигрывает процессы в судах, но никак не восстановится в должности. Начальник УФСКН по РД Азизбек Черкесов после трёх лет безуспешной борьбы с ныне покойным министром ВД за место под солнцем Яраг-Казмаляра, наконец-то пробрался к государственной границе Российской Федерации: на границе установлен пункт УФСКН. В Дербенте планируется открыть новый таможенный пост. Есть основания предполагать, что таможенные посты появятся где-нибудь ещё на территории Дагестана, и тогда места под солнцем таможни станет больше.

Page 7

20 ноября Сулейман-Стальский районный суд постановил избрать в отношении Казбека Саидалиева, Эльфетдина Шихова и Сладика Джавадова меру пресечения в виде заключения под стражу. Последнему по непонятным причинам удалось избежать задержания, и его объявили в розыск. Все трое – молодые люди до 22 лет – подозреваются в участии в криминальной разборке по разделу сфер влияния на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Яраг-Казмаляр», в ходе которой выстрелом в голову был убит старший участковый уполномоченный Магарамкентского РОВД, майор Герман Ибрагимов.

Им вменяется совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Суд Сулейман-­Стальского района сделал то, что ранее (30 сентября) не сделал Магарамкентский районный суд, который отказал в ходатайстве следователям Магарамкентского МРСО о заключении под стражу вышеназванных граждан. Магарамкентский судья сослался на то, что не установлены все обстоятельства совершения преступления. Тогда же по Юждагу поползли слухи, что в «процесс» вмешались представители местной властной элиты, имеющие личные интересы на таможне, и что, скорее всего, дело развалят, не доведя до суда.

«ЧК» провёл собственное расследование и пришёл к выводу, что в убийстве майора милиции виновны не только бандиты, но и руководство местной милиции и района.

23 июля 2010 года буквально в тридцати метрах от государственной границы между Россией и Азербайджаном около 100 человек из двух противоборствующих криминальных группировок учинили массовую потасовку с применением огнестрельного оружия. Вооружённые молодчики делили сферы влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр», точнее – право организации деятельности автостанции, расположенной возле МАПП. Автостанция «Южная» принадлежала предпринимателю из Магарамкента Насиру Примову (по паспорту Джавадов). Маршрутки из «Южной» курсировали не только по нейтральной зоне – от дагестанского пункта пропуска до азербайджанского, – но и до Махачкалы и Хасавюрта. Делить с кем­то налаженный за годы бизнес Примов не собирался, а потому в назначенный день пришёл на «стрелку» со своими людьми (примерно 50 человек). Столько же сторонников в тот день было и у его оппонентов.

Поверсии следствия, словесная перепалка между Сладиком Джавадовым – племянником Примова – и Казбеком Саидалиевым переросла в драку. Сотрудники милиции ОВД по Магарамкентскому району, пытаясь предотвратить массовое побоище, произвели предупредительные выстрелы в воздух из табельного оружия. Однако «группа неустановленных лиц по предварительному сговору» также начала стрелять в воздух из различных видов огнестрельного оружия, спровоцировав противоположную сторону на ответный огонь. В результате перестрелки между бандитскими группировками смертельное ранение в голову получил старший участковый уполномоченный милиции ОВД по Магарамкентскому району Герман Ибрагимов, ещё двое получили лёгкие огнестрельные ранения.

На сайте «ЧК» размещён видеоролик, снятый пограничниками на камеру мобильного телефона, который опровергает версию местных следователей о том, что милиционеры пытались предотвратить боестолкновение криминальных элементов в трёх десятках метрах от государственной границы.

Более того, в одном из сюжетов отчётливо видно, как один из бандитов ведёт прицельный огонь из автомата Калашникова, стоя рядом с сотрудником милиции. Ещё одна странность данного расследования: следственный комитет МРСО подозревает Саидалиева, Шихова и Джавадова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (совершение хулиганства по предварительному сговору группой лиц), а не по ст. 105 УК РФ (убийство). Почему правоохранительные органы пытаются представить дело как банальное хулиганство, а не как чрезвычайный инцидент с тяжкими последствиями на особо охраняемой, режимной зоне? Об этом – чуть позже.

Таможня как предчувствие

Надо признать, это не единственное убийство на данной территории, связанное с переделом сфер влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр». В 1994 г. прямо на пороге здания администрации был расстрелян глава Магарамкентского района Сергей Гаджиев; с этого момента начался отсчёт нескончаемых убийств. За 18 лет (с начала функционирования таможенного поста) погибли более 20 человек. Двое из этого списка – главы администраций, работавшие по контракту с главой МО «Магарамкентский район». Как ни странно, ни одно из этих резонансных преступлений до сих пор не раскрыто.

Дагестанская таможня была образована 24 января 1992 года. Её первым начальником был Закарья Амиров. 5 августа 1993 года Дагестанской таможне придали статус регионального управления, появились таможни в Махачкале и Дербенте. Вот как вспоминает эти годы Абдусамад Шахназаров, заместитель начальника ДТУ, в книге «Таможенные службы России в Дагестане XVIII – XX веков»: «По всей протяжённости границы Азербайджана и России – 290 километров – не было пограничных застав, и только на «золотом» (так его называют в народе) мосту через реку Самур по трассе «Ростов–Баку» стояли посты ГАИ и безоружные таможенники. Контрабандисты, в отличие от правоохранительных органов и таможенников, были хорошо организованы и вооружены. Колонны автомашин, сопровождаемые охраной, пробирались не только в обход таможенного перехода на «золотом» мосту, но и, угрожая насилием таможенникам, ехали по автотрассе. Работники милиции, в чью обязанность входила охрана таможни, эти функции не выполняли; более того, случалось, что сами участвовали в провозе контрабанды. Вспоминается, к примеру, история, когда в ночь с 29 на 30 декабря 1993 года дежурный инспектор Магарамкентского РОВД категорически отказался взять под охрану транспорт с задержанным таможенниками грузом, – и контрабандисты ушли в Азербайджан. Мы располагали сведениями о том, что на реке Самур задействованы техника и люди, готовые оказать услуги контрабандистам, причём в числе их помощников были не только сельчане, хорошо знающие окрестные дороги и тропы, но и некоторые руководители администраций приграничных районов. Ещё один интересный случай – про механизатора из одного высокогорного дагестанского села, проложившего через свой земельный участок дорогу в соседнюю Грузию. Этот бульдозерист установил на построенной им дороге шлагбаум и собирал пошлины с контрабандистов. Районные власти смотрели на это с умилением и рассказывали о предприимчивом механизаторе с улыбкой».

Дети крестьян, побросав мотыги, подались с колхозных полей к границе, где стало возможным быстро заработать сумасшедшие деньги, и теперь не нужно ждать сбора урожая раз в году, чтобы прокормить свои семьи, как это до сих пор делали их родители.

 Кто-то повадился сопровождать многотонные фуры вброд через реку Самур, минуя таможенный пост, кто-то переправлял через кордон не только грузы, но и сомнительных личностей, у которых возникли проблемы с законом на родине. А кто-то, договорившись с пограничниками, стал внутри нейтральной зоны возить людей на своей машине от российского пункта до азербайджанского. Причём, как оказалось, это такси стало самым дорогим в мире: за расстояние 200 метров здесь с одного человека берут 150 рублей. И этот доступный для местных предпринимателей сегмент, пожалуй, самый доходный, а потому в борьбе за лакомый кусочек происходят стычки, приводящие к кровопролитию.

Не отличаются бескорыстным служением Родине и сами работники таможни. Источник в МАПП «Яраг-Казмаляр» рассказывал, что несколько лет назад к ним на таможенный пост приехала комиссия из Южного таможенного управления (ЮТУ) г. Ростова-на-Дону, которая целый месяц контролировала и изучала работу пункта, проводила мониторинг прохождения людей и грузов и в итоге определила фиксированный посуточный план по госпошлине и отдельную сумму по откатам для вышестоящего начальства. И если с нормой госпошлины начальник поста как-то справлялся, то на откаты не всегда удавалось собрать необходимую сумму. На таможенном посту день на день не приходится, поэтому начальник недостающую сумму докладывал из собственных доходов. В конце концов ему это надоело – и он обложил данью собственных подчинённых. Отныне они знали, сколько нужно заработать за смену для себя и для того парня. В среднем за сутки через таможенный пост проходит около четырёх тысяч человек. 

Правда, не всегда подчинённые работают на общую копилку, случаются и сольные выступления, хотя это скорее исключение из правил, и связано оно с административными возможностями клана, к которому относится тот или иной работник таможни. По крайней мере, так было до недавних пор.

Вот характерный пример: в 2006 году у южного поста, недалеко от Дербента, гаишники остановили две фуры, забитые электроникой. Милиционеры, а затем и прибывшие работники местной прокуратуры никак не могли понять, что это за техника и для чего она предназначена, к тому же у водителей фур отсутствовали сопроводительные документы. Поэтому было решено вызвать специалиста из Махачкалы, а до этого грузовики загнали в боксы на территории одной из войсковых частей. «Компьютерщик» из столицы, осмотрев товар, пришёл в изумление. «У этой техники нет и не может быть лицензии, так как наше государство её нигде не закупает и само ещё не производит. Мы имеем дело с системами спутникового позиционирования», – заключил спец из Махачкалы. Вскоре объявились и хозяева нелегального карго. Ими оказались Сахратулла и Рахматулла – родные братья министра ВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова.

Но, несмотря на покровительство всесильного брата, вызволить фуры с грузом оказалось не так-то просто: к этому времени в Дербент прибыли сотрудники Регионального таможенного управления из Ростова-на-Дону. Работники правоохранительных органов рассказывали нам, что после приезда нежданных гостей начался долгий процесс «маслиата», в результате которого ростовчане, получив мзду в $ 40 тысяч, уехали обратно, а автокараван с нелегальной электроникой продолжил свой путь дальше. Кому и для каких целей предназначалось спецоборудование – осталось тайной. Надо признать, что с момента гибели министра позиции Сахратуллы и Рахматуллы на таможенном посту «Яраг-Казмаляр» сильно пошатнулись. Если первого понизили в должности – со старшего смены до инспектора, – то второй и вовсе попал под сокращение.

Нет причин жалеть братьев за переменчивость судьбы. По крайней мере, таксисты в Яраг-Казмаляре про Сахратуллу рассказывали, что у того есть личный таксист-инкассатор, который возит его «честно заработанные» за смену деньги в Махачкалу, а Магомедтагиров сопровождает его следом на своей машине и что за эту услугу он платит таксисту 3500 рублей за рейс.

Правда, братья – не единственные на таможенном посту, кто заправляет на границе. Пока начальником МАПП служил Махач Агабалаев, все вопросы по незадекларированному провозу грузов решал только он. Ни один таможенник не мог пообещать кому бы то ни было свои услуги, не заручившись прежде поддержкой своего начальника. Но два года назад его сменил Алексей Колесников – сын бывшего начальника Дербентского городского управления ФСБ РФ по РД, а ныне замначальника Махачкалинского морского таможенного поста Василия Колесникова. А Низам Кехлеров – племянник заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова – вновь вернулся на своё место руководителя одного из таможенных пунктов (подробнее о кадровых перетасовках см. в справке).

Он сказал, что тоже хочет…

В начале 90-х, когда многие жители Магарамкентского района, в эйфории от лёгкой наживы, стали в массовом порядке осваивать новые для себя профессии и подспудно развивать приграничную инфраструктуру, стало ясно, что будущее за тем, кто сумеет вовремя оценить ситуацию и пристроиться к зарождающейся системе. Буквально через год после открытия таможенного поста «Яраг-Казмаляр», в 1993 году, Насир Джавадов (Примов) по распоряжению яраг-казмалярской сельской администрации за № 27 получил 2,4 га тогда ещё не золотой земли в пожизненно наследуемое владение. Причём владения его начинались в буквальном смысле по правую сторону от калитки таможенного поста. Насир тут же начал осваивать свою территорию: построил небольшую гостиницу, кафе, магазин и самое главное – автостанцию для маршрутного такси, которую вскоре зарегистрировал как ООО «Южная». Отныне он контролировал весь пассажирский поток, начиная от нейтральной зоны до Махачкалы и Хасавюрта. Если в обычной «газели» 14 посадочных мест и с одного клиента от российского пункта до азербайджанского берут по 150 рублей, за расстояние около 200 метров получается 4200 рублей в оба конца за несколько минут. А теперь представьте себе, что в течение суток по нейтральной полосе проезжает до нескольких тысяч наших и ненаших граждан, то есть за сутки, по приблизительным подсчётам, – свыше полумиллиона рублей. Но так долго продолжаться не могло, и это можно было заключить, руководствуясь той простой логикой, что богатеющий на глазах Примов-Джавадов с братьями превращался в достаточно заметную фигуру в селе, а главе района, с его вечно падающим рейтингом, и без него хватало проблем с зарождающейся местной оппозицией.

Мусаэфенди Велимурадов – глава Магарамкентского района – решил использовать весь свой административный ресурс. На самом юге республики «диалог бизнеса и власти» вдруг приобрёл зловещие формы. В 2006 году была предпринята первая попытка заблокировать работу автостанции «Южная». «В этот день, – вспоминает Насир Джавадов, – ко мне на работу приехал начальник РОВД Хидирнабиев с нарядом милиции и сказал, что выполняет распоряжение главы района». Они поставили у ворот автостанции временный милицейский пост и запретили маршруткам Джавадова заезжать на стоянку. Вскоре вдоль всей линии «Южной», а это примерно 120 метров, администрация района строит забор, надеясь тем самым навсегда закрыть проход к объектам Джавадова. Однако предприниматель не сдаётся и строит верховую лестницу через забор. Велимурадов решает снести забор и на его месте установить металлическую ограду. К этому времени Велимурадов вместе с начальником РОВД примерно в километре от МАПП строит собственную автостоянку, силой пытается загнать туда водителей маршрутных «газелей», а на трассе незаконно устанавливает шлагбаум. В ответ на этот раз Джавадов договаривается с представителями организованной преступной группировки, в которую входят бывшие спортсмены практически со всей республики, но основной костяк составляют всё же ребята из Южного Дагестана. С их помощью ему удаётся восстановить работу своей автостанции, но за оказанную услугу он предложил бандитам часть парка маршрутного такси, до 40 «газелей», с условием, что половину доходов с пассажирских перевозок они будут выплачивать ему.

Молодые люди, которых до сих пор использовали всего лишь как инструмент давления, теперь почувствовали себя заправскими бизнесменами. Им удалось договориться с азербайджанской стороной – и их «газели» подъезжали прямо к воротам КПП сопредельного государства. Доходы предприятия за счёт сокращения числа пересадок выросли в несколько раз, а издевательства над гражданами, переезжающими госграницу, со стороны таможенников прекратились вовсе. Всякое хулиганство ребята пресекали очень жёстко. Так продолжалось почти 4 месяца. Пока однажды они не решили, что Джавадов слишком дорого им обходится, и не объявили ему, что больше выплачивать долю из бизнеса не будут. Так конфликт Джавадова с Велимурадовым перерос в тройное противостояние, чем не преминул воспользоваться опытный глава района.

Из-за острова на стрёме…

С 19 июня по 5 июля, а потом и за три дня до трагедии от пограничного управления ФСБ России в адрес руководства Магарамкентского ОВД стала поступать информация о том, что в районе таможенного поста МАПП «Яраг-Казмаляр» активизируются различные группировки, занимающиеся перевозкой людей и грузов. При этом они грубо нарушают общественный порядок. Но по странному стечению обстоятельств и. о. начальника Магарамкентского ОВД – подполковник Агабек Багиров – не только не предпринял соответствующие меры, чтобы предотвратить возможное кровопролитие, а вовсе проигнорировал предупреждение фээсбэшников.

18 – 19 июля в Магарамкент из Махачкалы и Дербента начали стягиваться группы вооружённых молодых людей; руководил ими некто по кличке Рейка. А 23 июля в районе МАПП стали собираться сторонники Джавадова и Велимурадова, по словам очевидцев, всего примерно 100 человек. Многие из них демонстративно бряцали оружием, вели себя вызывающе, и по всему было видно, что массовых беспорядков не избежать.

Вскоре о сходке воинствующих молодчиков узнал и Герман Ибрагимов – старший участковый уполномоченный Магарамкентского ОВД. МАПП «Яраг-Казмаляр» находился на вверенной ему территории. Когда началась стрельба, милиционеры почему-то не среагировали, а некоторые и вовсе попрятались.

Видя, как сослуживцы молча взирают на происходящее, Герман попытался вмешаться и утихомирить молодчиков. Он бежал и махал руками, требуя немедленно прекратить огонь, но напряжение только нарастало. Герман понимал, что в одиночку не сможет повлиять на ситуацию, и попытался забежать в находящееся тут же кафе «У Аслана», чтобы укрыться, пока всё не стихнет. Но пуля попала ему прямо в голову – и молодой человек скончался на месте. Спустя примерно два с половиной часа весь этот кошмар закончился. Причём, как рассказывают очевидцы, милиционеры даже помогали некоторым успокоиться: «Ладно, ладно успокойтесь, постреляли – и хватит. Уезжайте скорее!» – говорили они, а когда у одного из них из-за пояса выпал пистолет, его подобрал милиционер и возвратил хозяину, приговаривая: «Забери, джан, ты уронил». Сам же Агабек Багиров – свидетель всего происходящего – не только не предпринимал, согласно инструкции, каких-либо мер по предотвращению трагедии, а вовсе вёл себя странно. По окончании этой бойни он дал команду дежурному объявить тревогу. То ли техника не сработала, то ли дежурный команды не услышал, но сирена так и не прозвучала. В итоге большинство сотрудников прибыло на место происшествия, услышав о перестрелке от посторонних людей, но было уже поздно: члены противоборствующих группировок давно разъехались.

Ай-ай-ай, а кто это сделал?

На похоронах Германа Ибрагимова бывшие сослуживцы говорили его отцу Кудрату, что имена всех участников той бойни известны: многих из них работники милиции знали лично, также они называли убийцу Германа – Казбека Саидалиева. Первым вместе с ним огонь открыл Гамид, руководили бандой Радж и Бизон, а организовал разборки некто Камал из Махачкалы по кличке Рейка. Согласно другой версии, первым стрелял именно Джавадов, когда увидел, что его сторонники разбегаются и ему необходимо было их во что бы то ни стало остановить. По мнению Кудрата Ибрагимова, главным организатором и вдохновителем криминальной стычки являлся бывший глава района Велимурадов, но его почему-то даже не думают привлечь к ответственности. По факту убийства Германа Ибрагимова возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 («Убийство») и ч. 1 ст. 322, а не ст. 317 УК РФ, однако каких-либо подвижек в раскрытии данного преступления нет. На заявления отца покойного по поводу бездействия со стороны правоохранительных органов в следственном комитете сообщают, что направленные ими в Магарамкентский РОВД неоднократные поручения для проведения следственных действий остаются без внимания. Пошёл уже четвёртый месяц с того рокового дня, но преступники, имена которых хорошо известны в местном РОВД, до сих пор не найдены. Более того, делается всё возможное, чтобы это дело растянуть до бесконечности.

Спустя месяц после гибели Германа у него родился третий ребёнок, то есть по вине алчных правителей и их прислуги человек пришёл в этот мир без отца. Его семье до сих пор не выплачивают положенных по закону ни компенсационных единовременных, ни пенсии по потере кормильца. В РОВД заявляют, что Ибрагимов в это время находился в отпуске, а потому его смерть не может быть признана смертью при исполнении служебного долга. В отличие от того же Багирова, который фактически струсил и прятался, пока в его районе люди убивали друг друга, Герман был одним из немногих, кто пытался остановить беспредел. Хотя закон о милиции требует исполнения служебных обязанностей в любое время, если сотрудник стал свидетелем преступления. Так, в приказе МВД РФ от 27 февраля 2003 года № 121, в подпунктах «е» и «ж» пункта 2.8, говорится, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимаются: «действия по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иные действия по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также действия, признанные судом совершёнными в интересах общества и государства. В таком случае за что же дали звание «Герой России» бывшему министру МВД Дагестана Адильгерею Магомедтагирову, ведь тот в момент убийства и вовсе находился на свадьбе? В заключении служебной проверки, проведённой по представлению руководителя Магарамкентского МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД Бутаева и прокурора Магарамкентского района Ханамирова и утверждённой министром ВД РД Абдурашидом Магомедовым 3 сентября 2010 г., говорится: «За неумелую координацию сил и средств при пресечении массовых беспорядков на МАПП « Яраг-Казмаляр» и бездействие, проявленное подчинёнными, приведшее к гибели и ранению людей, отсутствие непрерывного взаимодействия с Магарамкентским МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД, выразившееся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей, начальника МОБ ОВД по Магарамкентскому району, подполковника милиции Багирова Агабека предупредить о неполном служебном соответствии». Максимум что в этой ситуации может грозить Багирову – лишение премии. Причина, по которой руководство местного ОВД затягивает дело, в том, что если убийство Ибрагимова признают связанным со служебной деятельностью, то придётся расследовать все обстоятельства происшествия. Необходимо будет выявить истинные причины конфликта, организаторов и руководителей массовых беспорядков. А этого Багиров сделать не может. На видеоролике отчётливо видно, как сотрудники РОВД стоят рядом с теми, кого сегодня сами же разыскивают. Но ведь кто-то дал им приказ опекать бандитов, пока те стреляют?    

Справка «ЧК»  

Три года назад начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев, подстёгиваемый заверениями о поддержке начальника УФСБ по РД Николая Грязнова, начал войну за очищение таможни от людей министра ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова. Войну эту он проиграл.

С приходом Вячеслава Шаньшина в должность начальника УФСБ начался новый этап очищения таможни от коррупции. Смещёнными со своих постов оказались начальник Дербентского отдела УФСБ Магомед Магомедов, начальник МАПП «Яраг-Казмаляр» Махач Агабалаев, а начальник одного из четырёх пунктов МАПП Низами Кехлеров (племянник замгенпрокурора России Сабира Кехлерова) формально был повышен до замначальника этого поста. Смещён был и начальник таможенного поста в Махачкалинском порту Халалмагомедов. В местное отделение УФСБ пришёл коллега Шаньшина по работе в Астрахани Игорь Шатохин, пост возглавил сын федерального инспектора по РД, офицера ФСБ в запасе Василия Колесникова – Алексей. Пост в порту достался шурину начальника УФК по РД Сайгидгусейна Магомедова – Гаджимураду Шамхалову. И Колесников, и Шамхалов, а также ряд назначенцев непосредственно на пунктах были продвинуты на службу благодаря протекторату Магомедова и секретаря Совбеза РД Али Магомедова.

Чистка обернулась снижением управляемости на нижних уровнях пограничного трансфера, кратным ростом контрабанды товаров, провоза наркотиков, «тёмных» машин и т.п.

В феврале 2009 года в Санкт-­Петербурге задержали груз с полутора тоннами наркотиков в фабричной упаковке (что свидетельствует о неприкрытом характере провоза, без обустройства тайников); 500 кг наркотиков этой же партии задержали в Свердловской области. За несколько месяцев до этого, в сентябре 2008 года, офицеры дагестанского УФСКН задержали на территории республики четыре автотрейлера – наркотиков не обнаружили, зато во всех четырёх автомобилях оказался контрабандный груз.

Инцидент был замечен на федеральном уровне. Появилась угроза серьёзных отставок. Руслан Яхьяев был принят в Москве главой ФТС РФ Андреем Бельяниновым. Началась «утряска» проблемы с директором ФСКН Виктором Ивановым. В итоге дело представили так, будто бы работники дагестанской таможни намеренно пропустили груз через границу, чтобы набрать оперативный материал. Задним числом было заведено несколько дел оперативного учёта, по нескольким лицам были… представлены наградные материалы.

Со сменой руководства республики ветер перестал дуть в паруса лодки Магомедовых. Родственник главы республики Халалмагомедов, видимо, отыграет свою позицию на морских воротах России. Алексей Колесников уже переведён замом на этот же пост. Низами Кехлеров снова служит отечеству в ранге начальника пункта, Махач Агабалаев выигрывает процессы в судах, но никак не восстановится в должности. Начальник УФСКН по РД Азизбек Черкесов после трёх лет безуспешной борьбы с ныне покойным министром ВД за место под солнцем Яраг-Казмаляра, наконец-то пробрался к государственной границе Российской Федерации: на границе установлен пункт УФСКН. В Дербенте планируется открыть новый таможенный пост. Есть основания предполагать, что таможенные посты появятся где-нибудь ещё на территории Дагестана, и тогда места под солнцем таможни станет больше.

Page 8

20 ноября Сулейман-Стальский районный суд постановил избрать в отношении Казбека Саидалиева, Эльфетдина Шихова и Сладика Джавадова меру пресечения в виде заключения под стражу. Последнему по непонятным причинам удалось избежать задержания, и его объявили в розыск. Все трое – молодые люди до 22 лет – подозреваются в участии в криминальной разборке по разделу сфер влияния на международном автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Яраг-Казмаляр», в ходе которой выстрелом в голову был убит старший участковый уполномоченный Магарамкентского РОВД, майор Герман Ибрагимов.

Им вменяется совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ. Суд Сулейман-­Стальского района сделал то, что ранее (30 сентября) не сделал Магарамкентский районный суд, который отказал в ходатайстве следователям Магарамкентского МРСО о заключении под стражу вышеназванных граждан. Магарамкентский судья сослался на то, что не установлены все обстоятельства совершения преступления. Тогда же по Юждагу поползли слухи, что в «процесс» вмешались представители местной властной элиты, имеющие личные интересы на таможне, и что, скорее всего, дело развалят, не доведя до суда.

«ЧК» провёл собственное расследование и пришёл к выводу, что в убийстве майора милиции виновны не только бандиты, но и руководство местной милиции и района.

23 июля 2010 года буквально в тридцати метрах от государственной границы между Россией и Азербайджаном около 100 человек из двух противоборствующих криминальных группировок учинили массовую потасовку с применением огнестрельного оружия. Вооружённые молодчики делили сферы влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр», точнее – право организации деятельности автостанции, расположенной возле МАПП. Автостанция «Южная» принадлежала предпринимателю из Магарамкента Насиру Примову (по паспорту Джавадов). Маршрутки из «Южной» курсировали не только по нейтральной зоне – от дагестанского пункта пропуска до азербайджанского, – но и до Махачкалы и Хасавюрта. Делить с кем­то налаженный за годы бизнес Примов не собирался, а потому в назначенный день пришёл на «стрелку» со своими людьми (примерно 50 человек). Столько же сторонников в тот день было и у его оппонентов.

Поверсии следствия, словесная перепалка между Сладиком Джавадовым – племянником Примова – и Казбеком Саидалиевым переросла в драку. Сотрудники милиции ОВД по Магарамкентскому району, пытаясь предотвратить массовое побоище, произвели предупредительные выстрелы в воздух из табельного оружия. Однако «группа неустановленных лиц по предварительному сговору» также начала стрелять в воздух из различных видов огнестрельного оружия, спровоцировав противоположную сторону на ответный огонь. В результате перестрелки между бандитскими группировками смертельное ранение в голову получил старший участковый уполномоченный милиции ОВД по Магарамкентскому району Герман Ибрагимов, ещё двое получили лёгкие огнестрельные ранения.

На сайте «ЧК» размещён видеоролик, снятый пограничниками на камеру мобильного телефона, который опровергает версию местных следователей о том, что милиционеры пытались предотвратить боестолкновение криминальных элементов в трёх десятках метрах от государственной границы.

Более того, в одном из сюжетов отчётливо видно, как один из бандитов ведёт прицельный огонь из автомата Калашникова, стоя рядом с сотрудником милиции. Ещё одна странность данного расследования: следственный комитет МРСО подозревает Саидалиева, Шихова и Джавадова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (совершение хулиганства по предварительному сговору группой лиц), а не по ст. 105 УК РФ (убийство). Почему правоохранительные органы пытаются представить дело как банальное хулиганство, а не как чрезвычайный инцидент с тяжкими последствиями на особо охраняемой, режимной зоне? Об этом – чуть позже.

Таможня как предчувствие

Надо признать, это не единственное убийство на данной территории, связанное с переделом сфер влияния на таможенном посту «Яраг­Казмаляр». В 1994 г. прямо на пороге здания администрации был расстрелян глава Магарамкентского района Сергей Гаджиев; с этого момента начался отсчёт нескончаемых убийств. За 18 лет (с начала функционирования таможенного поста) погибли более 20 человек. Двое из этого списка – главы администраций, работавшие по контракту с главой МО «Магарамкентский район». Как ни странно, ни одно из этих резонансных преступлений до сих пор не раскрыто.

Дагестанская таможня была образована 24 января 1992 года. Её первым начальником был Закарья Амиров. 5 августа 1993 года Дагестанской таможне придали статус регионального управления, появились таможни в Махачкале и Дербенте. Вот как вспоминает эти годы Абдусамад Шахназаров, заместитель начальника ДТУ, в книге «Таможенные службы России в Дагестане XVIII – XX веков»: «По всей протяжённости границы Азербайджана и России – 290 километров – не было пограничных застав, и только на «золотом» (так его называют в народе) мосту через реку Самур по трассе «Ростов–Баку» стояли посты ГАИ и безоружные таможенники. Контрабандисты, в отличие от правоохранительных органов и таможенников, были хорошо организованы и вооружены. Колонны автомашин, сопровождаемые охраной, пробирались не только в обход таможенного перехода на «золотом» мосту, но и, угрожая насилием таможенникам, ехали по автотрассе. Работники милиции, в чью обязанность входила охрана таможни, эти функции не выполняли; более того, случалось, что сами участвовали в провозе контрабанды. Вспоминается, к примеру, история, когда в ночь с 29 на 30 декабря 1993 года дежурный инспектор Магарамкентского РОВД категорически отказался взять под охрану транспорт с задержанным таможенниками грузом, – и контрабандисты ушли в Азербайджан. Мы располагали сведениями о том, что на реке Самур задействованы техника и люди, готовые оказать услуги контрабандистам, причём в числе их помощников были не только сельчане, хорошо знающие окрестные дороги и тропы, но и некоторые руководители администраций приграничных районов. Ещё один интересный случай – про механизатора из одного высокогорного дагестанского села, проложившего через свой земельный участок дорогу в соседнюю Грузию. Этот бульдозерист установил на построенной им дороге шлагбаум и собирал пошлины с контрабандистов. Районные власти смотрели на это с умилением и рассказывали о предприимчивом механизаторе с улыбкой».

Дети крестьян, побросав мотыги, подались с колхозных полей к границе, где стало возможным быстро заработать сумасшедшие деньги, и теперь не нужно ждать сбора урожая раз в году, чтобы прокормить свои семьи, как это до сих пор делали их родители.

 Кто-то повадился сопровождать многотонные фуры вброд через реку Самур, минуя таможенный пост, кто-то переправлял через кордон не только грузы, но и сомнительных личностей, у которых возникли проблемы с законом на родине. А кто-то, договорившись с пограничниками, стал внутри нейтральной зоны возить людей на своей машине от российского пункта до азербайджанского. Причём, как оказалось, это такси стало самым дорогим в мире: за расстояние 200 метров здесь с одного человека берут 150 рублей. И этот доступный для местных предпринимателей сегмент, пожалуй, самый доходный, а потому в борьбе за лакомый кусочек происходят стычки, приводящие к кровопролитию.

Не отличаются бескорыстным служением Родине и сами работники таможни. Источник в МАПП «Яраг-Казмаляр» рассказывал, что несколько лет назад к ним на таможенный пост приехала комиссия из Южного таможенного управления (ЮТУ) г. Ростова-на-Дону, которая целый месяц контролировала и изучала работу пункта, проводила мониторинг прохождения людей и грузов и в итоге определила фиксированный посуточный план по госпошлине и отдельную сумму по откатам для вышестоящего начальства. И если с нормой госпошлины начальник поста как-то справлялся, то на откаты не всегда удавалось собрать необходимую сумму. На таможенном посту день на день не приходится, поэтому начальник недостающую сумму докладывал из собственных доходов. В конце концов ему это надоело – и он обложил данью собственных подчинённых. Отныне они знали, сколько нужно заработать за смену для себя и для того парня. В среднем за сутки через таможенный пост проходит около четырёх тысяч человек. 

Правда, не всегда подчинённые работают на общую копилку, случаются и сольные выступления, хотя это скорее исключение из правил, и связано оно с административными возможностями клана, к которому относится тот или иной работник таможни. По крайней мере, так было до недавних пор.

Вот характерный пример: в 2006 году у южного поста, недалеко от Дербента, гаишники остановили две фуры, забитые электроникой. Милиционеры, а затем и прибывшие работники местной прокуратуры никак не могли понять, что это за техника и для чего она предназначена, к тому же у водителей фур отсутствовали сопроводительные документы. Поэтому было решено вызвать специалиста из Махачкалы, а до этого грузовики загнали в боксы на территории одной из войсковых частей. «Компьютерщик» из столицы, осмотрев товар, пришёл в изумление. «У этой техники нет и не может быть лицензии, так как наше государство её нигде не закупает и само ещё не производит. Мы имеем дело с системами спутникового позиционирования», – заключил спец из Махачкалы. Вскоре объявились и хозяева нелегального карго. Ими оказались Сахратулла и Рахматулла – родные братья министра ВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова.

Но, несмотря на покровительство всесильного брата, вызволить фуры с грузом оказалось не так-то просто: к этому времени в Дербент прибыли сотрудники Регионального таможенного управления из Ростова-на-Дону. Работники правоохранительных органов рассказывали нам, что после приезда нежданных гостей начался долгий процесс «маслиата», в результате которого ростовчане, получив мзду в $ 40 тысяч, уехали обратно, а автокараван с нелегальной электроникой продолжил свой путь дальше. Кому и для каких целей предназначалось спецоборудование – осталось тайной. Надо признать, что с момента гибели министра позиции Сахратуллы и Рахматуллы на таможенном посту «Яраг-Казмаляр» сильно пошатнулись. Если первого понизили в должности – со старшего смены до инспектора, – то второй и вовсе попал под сокращение.

Нет причин жалеть братьев за переменчивость судьбы. По крайней мере, таксисты в Яраг-Казмаляре про Сахратуллу рассказывали, что у того есть личный таксист-инкассатор, который возит его «честно заработанные» за смену деньги в Махачкалу, а Магомедтагиров сопровождает его следом на своей машине и что за эту услугу он платит таксисту 3500 рублей за рейс.

Правда, братья – не единственные на таможенном посту, кто заправляет на границе. Пока начальником МАПП служил Махач Агабалаев, все вопросы по незадекларированному провозу грузов решал только он. Ни один таможенник не мог пообещать кому бы то ни было свои услуги, не заручившись прежде поддержкой своего начальника. Но два года назад его сменил Алексей Колесников – сын бывшего начальника Дербентского городского управления ФСБ РФ по РД, а ныне замначальника Махачкалинского морского таможенного поста Василия Колесникова. А Низам Кехлеров – племянник заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова – вновь вернулся на своё место руководителя одного из таможенных пунктов (подробнее о кадровых перетасовках см. в справке).

Он сказал, что тоже хочет…

В начале 90-х, когда многие жители Магарамкентского района, в эйфории от лёгкой наживы, стали в массовом порядке осваивать новые для себя профессии и подспудно развивать приграничную инфраструктуру, стало ясно, что будущее за тем, кто сумеет вовремя оценить ситуацию и пристроиться к зарождающейся системе. Буквально через год после открытия таможенного поста «Яраг-Казмаляр», в 1993 году, Насир Джавадов (Примов) по распоряжению яраг-казмалярской сельской администрации за № 27 получил 2,4 га тогда ещё не золотой земли в пожизненно наследуемое владение. Причём владения его начинались в буквальном смысле по правую сторону от калитки таможенного поста. Насир тут же начал осваивать свою территорию: построил небольшую гостиницу, кафе, магазин и самое главное – автостанцию для маршрутного такси, которую вскоре зарегистрировал как ООО «Южная». Отныне он контролировал весь пассажирский поток, начиная от нейтральной зоны до Махачкалы и Хасавюрта. Если в обычной «газели» 14 посадочных мест и с одного клиента от российского пункта до азербайджанского берут по 150 рублей, за расстояние около 200 метров получается 4200 рублей в оба конца за несколько минут. А теперь представьте себе, что в течение суток по нейтральной полосе проезжает до нескольких тысяч наших и ненаших граждан, то есть за сутки, по приблизительным подсчётам, – свыше полумиллиона рублей. Но так долго продолжаться не могло, и это можно было заключить, руководствуясь той простой логикой, что богатеющий на глазах Примов-Джавадов с братьями превращался в достаточно заметную фигуру в селе, а главе района, с его вечно падающим рейтингом, и без него хватало проблем с зарождающейся местной оппозицией.

Мусаэфенди Велимурадов – глава Магарамкентского района – решил использовать весь свой административный ресурс. На самом юге республики «диалог бизнеса и власти» вдруг приобрёл зловещие формы. В 2006 году была предпринята первая попытка заблокировать работу автостанции «Южная». «В этот день, – вспоминает Насир Джавадов, – ко мне на работу приехал начальник РОВД Хидирнабиев с нарядом милиции и сказал, что выполняет распоряжение главы района». Они поставили у ворот автостанции временный милицейский пост и запретили маршруткам Джавадова заезжать на стоянку. Вскоре вдоль всей линии «Южной», а это примерно 120 метров, администрация района строит забор, надеясь тем самым навсегда закрыть проход к объектам Джавадова. Однако предприниматель не сдаётся и строит верховую лестницу через забор. Велимурадов решает снести забор и на его месте установить металлическую ограду. К этому времени Велимурадов вместе с начальником РОВД примерно в километре от МАПП строит собственную автостоянку, силой пытается загнать туда водителей маршрутных «газелей», а на трассе незаконно устанавливает шлагбаум. В ответ на этот раз Джавадов договаривается с представителями организованной преступной группировки, в которую входят бывшие спортсмены практически со всей республики, но основной костяк составляют всё же ребята из Южного Дагестана. С их помощью ему удаётся восстановить работу своей автостанции, но за оказанную услугу он предложил бандитам часть парка маршрутного такси, до 40 «газелей», с условием, что половину доходов с пассажирских перевозок они будут выплачивать ему.

Молодые люди, которых до сих пор использовали всего лишь как инструмент давления, теперь почувствовали себя заправскими бизнесменами. Им удалось договориться с азербайджанской стороной – и их «газели» подъезжали прямо к воротам КПП сопредельного государства. Доходы предприятия за счёт сокращения числа пересадок выросли в несколько раз, а издевательства над гражданами, переезжающими госграницу, со стороны таможенников прекратились вовсе. Всякое хулиганство ребята пресекали очень жёстко. Так продолжалось почти 4 месяца. Пока однажды они не решили, что Джавадов слишком дорого им обходится, и не объявили ему, что больше выплачивать долю из бизнеса не будут. Так конфликт Джавадова с Велимурадовым перерос в тройное противостояние, чем не преминул воспользоваться опытный глава района.

Из-за острова на стрёме…

С 19 июня по 5 июля, а потом и за три дня до трагедии от пограничного управления ФСБ России в адрес руководства Магарамкентского ОВД стала поступать информация о том, что в районе таможенного поста МАПП «Яраг-Казмаляр» активизируются различные группировки, занимающиеся перевозкой людей и грузов. При этом они грубо нарушают общественный порядок. Но по странному стечению обстоятельств и. о. начальника Магарамкентского ОВД – подполковник Агабек Багиров – не только не предпринял соответствующие меры, чтобы предотвратить возможное кровопролитие, а вовсе проигнорировал предупреждение фээсбэшников.

18 – 19 июля в Магарамкент из Махачкалы и Дербента начали стягиваться группы вооружённых молодых людей; руководил ими некто по кличке Рейка. А 23 июля в районе МАПП стали собираться сторонники Джавадова и Велимурадова, по словам очевидцев, всего примерно 100 человек. Многие из них демонстративно бряцали оружием, вели себя вызывающе, и по всему было видно, что массовых беспорядков не избежать.

Вскоре о сходке воинствующих молодчиков узнал и Герман Ибрагимов – старший участковый уполномоченный Магарамкентского ОВД. МАПП «Яраг-Казмаляр» находился на вверенной ему территории. Когда началась стрельба, милиционеры почему-то не среагировали, а некоторые и вовсе попрятались.

Видя, как сослуживцы молча взирают на происходящее, Герман попытался вмешаться и утихомирить молодчиков. Он бежал и махал руками, требуя немедленно прекратить огонь, но напряжение только нарастало. Герман понимал, что в одиночку не сможет повлиять на ситуацию, и попытался забежать в находящееся тут же кафе «У Аслана», чтобы укрыться, пока всё не стихнет. Но пуля попала ему прямо в голову – и молодой человек скончался на месте. Спустя примерно два с половиной часа весь этот кошмар закончился. Причём, как рассказывают очевидцы, милиционеры даже помогали некоторым успокоиться: «Ладно, ладно успокойтесь, постреляли – и хватит. Уезжайте скорее!» – говорили они, а когда у одного из них из-за пояса выпал пистолет, его подобрал милиционер и возвратил хозяину, приговаривая: «Забери, джан, ты уронил». Сам же Агабек Багиров – свидетель всего происходящего – не только не предпринимал, согласно инструкции, каких-либо мер по предотвращению трагедии, а вовсе вёл себя странно. По окончании этой бойни он дал команду дежурному объявить тревогу. То ли техника не сработала, то ли дежурный команды не услышал, но сирена так и не прозвучала. В итоге большинство сотрудников прибыло на место происшествия, услышав о перестрелке от посторонних людей, но было уже поздно: члены противоборствующих группировок давно разъехались.

Ай-ай-ай, а кто это сделал?

На похоронах Германа Ибрагимова бывшие сослуживцы говорили его отцу Кудрату, что имена всех участников той бойни известны: многих из них работники милиции знали лично, также они называли убийцу Германа – Казбека Саидалиева. Первым вместе с ним огонь открыл Гамид, руководили бандой Радж и Бизон, а организовал разборки некто Камал из Махачкалы по кличке Рейка. Согласно другой версии, первым стрелял именно Джавадов, когда увидел, что его сторонники разбегаются и ему необходимо было их во что бы то ни стало остановить. По мнению Кудрата Ибрагимова, главным организатором и вдохновителем криминальной стычки являлся бывший глава района Велимурадов, но его почему-то даже не думают привлечь к ответственности. По факту убийства Германа Ибрагимова возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 («Убийство») и ч. 1 ст. 322, а не ст. 317 УК РФ, однако каких-либо подвижек в раскрытии данного преступления нет. На заявления отца покойного по поводу бездействия со стороны правоохранительных органов в следственном комитете сообщают, что направленные ими в Магарамкентский РОВД неоднократные поручения для проведения следственных действий остаются без внимания. Пошёл уже четвёртый месяц с того рокового дня, но преступники, имена которых хорошо известны в местном РОВД, до сих пор не найдены. Более того, делается всё возможное, чтобы это дело растянуть до бесконечности.

Спустя месяц после гибели Германа у него родился третий ребёнок, то есть по вине алчных правителей и их прислуги человек пришёл в этот мир без отца. Его семье до сих пор не выплачивают положенных по закону ни компенсационных единовременных, ни пенсии по потере кормильца. В РОВД заявляют, что Ибрагимов в это время находился в отпуске, а потому его смерть не может быть признана смертью при исполнении служебного долга. В отличие от того же Багирова, который фактически струсил и прятался, пока в его районе люди убивали друг друга, Герман был одним из немногих, кто пытался остановить беспредел. Хотя закон о милиции требует исполнения служебных обязанностей в любое время, если сотрудник стал свидетелем преступления. Так, в приказе МВД РФ от 27 февраля 2003 года № 121, в подпунктах «е» и «ж» пункта 2.8, говорится, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимаются: «действия по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иные действия по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также действия, признанные судом совершёнными в интересах общества и государства. В таком случае за что же дали звание «Герой России» бывшему министру МВД Дагестана Адильгерею Магомедтагирову, ведь тот в момент убийства и вовсе находился на свадьбе? В заключении служебной проверки, проведённой по представлению руководителя Магарамкентского МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД Бутаева и прокурора Магарамкентского района Ханамирова и утверждённой министром ВД РД Абдурашидом Магомедовым 3 сентября 2010 г., говорится: «За неумелую координацию сил и средств при пресечении массовых беспорядков на МАПП « Яраг-Казмаляр» и бездействие, проявленное подчинёнными, приведшее к гибели и ранению людей, отсутствие непрерывного взаимодействия с Магарамкентским МСО СУ СК при Прокуратуре РФ по РД, выразившееся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей, начальника МОБ ОВД по Магарамкентскому району, подполковника милиции Багирова Агабека предупредить о неполном служебном соответствии». Максимум что в этой ситуации может грозить Багирову – лишение премии. Причина, по которой руководство местного ОВД затягивает дело, в том, что если убийство Ибрагимова признают связанным со служебной деятельностью, то придётся расследовать все обстоятельства происшествия. Необходимо будет выявить истинные причины конфликта, организаторов и руководителей массовых беспорядков. А этого Багиров сделать не может. На видеоролике отчётливо видно, как сотрудники РОВД стоят рядом с теми, кого сегодня сами же разыскивают. Но ведь кто-то дал им приказ опекать бандитов, пока те стреляют?    

Справка «ЧК»  

Три года назад начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев, подстёгиваемый заверениями о поддержке начальника УФСБ по РД Николая Грязнова, начал войну за очищение таможни от людей министра ВД по РД Адильгерея Магомедтагирова. Войну эту он проиграл.

С приходом Вячеслава Шаньшина в должность начальника УФСБ начался новый этап очищения таможни от коррупции. Смещёнными со своих постов оказались начальник Дербентского отдела УФСБ Магомед Магомедов, начальник МАПП «Яраг-Казмаляр» Махач Агабалаев, а начальник одного из четырёх пунктов МАПП Низами Кехлеров (племянник замгенпрокурора России Сабира Кехлерова) формально был повышен до замначальника этого поста. Смещён был и начальник таможенного поста в Махачкалинском порту Халалмагомедов. В местное отделение УФСБ пришёл коллега Шаньшина по работе в Астрахани Игорь Шатохин, пост возглавил сын федерального инспектора по РД, офицера ФСБ в запасе Василия Колесникова – Алексей. Пост в порту достался шурину начальника УФК по РД Сайгидгусейна Магомедова – Гаджимураду Шамхалову. И Колесников, и Шамхалов, а также ряд назначенцев непосредственно на пунктах были продвинуты на службу благодаря протекторату Магомедова и секретаря Совбеза РД Али Магомедова.

Чистка обернулась снижением управляемости на нижних уровнях пограничного трансфера, кратным ростом контрабанды товаров, провоза наркотиков, «тёмных» машин и т.п.

В феврале 2009 года в Санкт-­Петербурге задержали груз с полутора тоннами наркотиков в фабричной упаковке (что свидетельствует о неприкрытом характере провоза, без обустройства тайников); 500 кг наркотиков этой же партии задержали в Свердловской области. За несколько месяцев до этого, в сентябре 2008 года, офицеры дагестанского УФСКН задержали на территории республики четыре автотрейлера – наркотиков не обнаружили, зато во всех четырёх автомобилях оказался контрабандный груз.

Инцидент был замечен на федеральном уровне. Появилась угроза серьёзных отставок. Руслан Яхьяев был принят в Москве главой ФТС РФ Андреем Бельяниновым. Началась «утряска» проблемы с директором ФСКН Виктором Ивановым. В итоге дело представили так, будто бы работники дагестанской таможни намеренно пропустили груз через границу, чтобы набрать оперативный материал. Задним числом было заведено несколько дел оперативного учёта, по нескольким лицам были… представлены наградные материалы.

Со сменой руководства республики ветер перестал дуть в паруса лодки Магомедовых. Родственник главы республики Халалмагомедов, видимо, отыграет свою позицию на морских воротах России. Алексей Колесников уже переведён замом на этот же пост. Низами Кехлеров снова служит отечеству в ранге начальника пункта, Махач Агабалаев выигрывает процессы в судах, но никак не восстановится в должности. Начальник УФСКН по РД Азизбек Черкесов после трёх лет безуспешной борьбы с ныне покойным министром ВД за место под солнцем Яраг-Казмаляра, наконец-то пробрался к государственной границе Российской Федерации: на границе установлен пункт УФСКН. В Дербенте планируется открыть новый таможенный пост. Есть основания предполагать, что таможенные посты появятся где-нибудь ещё на территории Дагестана, и тогда места под солнцем таможни станет больше.

chernovik.net

Начальник Дагестанской таможни Руслан Яхъяев будет привлечен к ответственности

В отношении начальника Дагестанской таможни Руслана Яхъяева возбуждено административное дело за непредставление информации.

Как сообщает Дагестанское УФАС России, к ним поступила жалоба от ООО «Монолит-строй» на действия Дагестанской таможни: таможня не дает разрешение на получение после растоможки товара, затребовав у организации документы и сведения, которые, согласно законодательству, не являются обязательными для предоставления.

«Антимонопольная служба для всестороннего изучения доводов жалобы направила запрос в Дагестанскую таможню. В связи с непредставлением информации, запрошенной Дагестанским УФАС России, в отношении начальника таможни Руслана Яхъяева (на фото) возбуждено административное дело» – сообщил источник в УФАС.

Он также отметил, что в адрес Северо-Кавказского таможенного управления направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения федерального закона «О защите конкуренции».

«Таможня должна прекратить требовать документы и сведения, предоставление которых является необязательным согласно действующему законодательству. В случае неисполнения предупреждения Дагестанского УФАС, в отношении таможенного органа будет возбуждено антимонопольное дело» – добавил собеседник.

Рассмотрение дела назначено на 21 августа.

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: 8(909) 478-48-88

Мы в telegram: telegram.me/chernovik

Чат «Черновика» в telegram: telegram.me/chernovik2yo

Мы в Instagram: https://www.instagram.com/gazetachernovik/

Page 2

В отношении начальника Дагестанской таможни Руслана Яхъяева возбуждено административное дело за непредставление информации.

Как сообщает Дагестанское УФАС России, к ним поступила жалоба от ООО «Монолит-строй» на действия Дагестанской таможни: таможня не дает разрешение на получение после растоможки товара, затребовав у организации документы и сведения, которые, согласно законодательству, не являются обязательными для предоставления.

«Антимонопольная служба для всестороннего изучения доводов жалобы направила запрос в Дагестанскую таможню. В связи с непредставлением информации, запрошенной Дагестанским УФАС России, в отношении начальника таможни Руслана Яхъяева (на фото) возбуждено административное дело» – сообщил источник в УФАС.

Он также отметил, что в адрес Северо-Кавказского таможенного управления направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения федерального закона «О защите конкуренции».

«Таможня должна прекратить требовать документы и сведения, предоставление которых является необязательным согласно действующему законодательству. В случае неисполнения предупреждения Дагестанского УФАС, в отношении таможенного органа будет возбуждено антимонопольное дело» – добавил собеседник.

Рассмотрение дела назначено на 21 августа.

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: 8(909) 478-48-88

Мы в telegram: telegram.me/chernovik

Чат «Черновика» в telegram: telegram.me/chernovik2yo

Мы в Instagram: https://www.instagram.com/gazetachernovik/

Page 3

В отношении начальника Дагестанской таможни Руслана Яхъяева возбуждено административное дело за непредставление информации.

Как сообщает Дагестанское УФАС России, к ним поступила жалоба от ООО «Монолит-строй» на действия Дагестанской таможни: таможня не дает разрешение на получение после растоможки товара, затребовав у организации документы и сведения, которые, согласно законодательству, не являются обязательными для предоставления.

«Антимонопольная служба для всестороннего изучения доводов жалобы направила запрос в Дагестанскую таможню. В связи с непредставлением информации, запрошенной Дагестанским УФАС России, в отношении начальника таможни Руслана Яхъяева (на фото) возбуждено административное дело» – сообщил источник в УФАС.

Он также отметил, что в адрес Северо-Кавказского таможенного управления направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения федерального закона «О защите конкуренции».

«Таможня должна прекратить требовать документы и сведения, предоставление которых является необязательным согласно действующему законодательству. В случае неисполнения предупреждения Дагестанского УФАС, в отношении таможенного органа будет возбуждено антимонопольное дело» – добавил собеседник.

Рассмотрение дела назначено на 21 августа.

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: 8(909) 478-48-88

Мы в telegram: telegram.me/chernovik

Чат «Черновика» в telegram: telegram.me/chernovik2yo

Мы в Instagram: https://www.instagram.com/gazetachernovik/

Page 4

В отношении начальника Дагестанской таможни Руслана Яхъяева возбуждено административное дело за непредставление информации.

Как сообщает Дагестанское УФАС России, к ним поступила жалоба от ООО «Монолит-строй» на действия Дагестанской таможни: таможня не дает разрешение на получение после растоможки товара, затребовав у организации документы и сведения, которые, согласно законодательству, не являются обязательными для предоставления.

«Антимонопольная служба для всестороннего изучения доводов жалобы направила запрос в Дагестанскую таможню. В связи с непредставлением информации, запрошенной Дагестанским УФАС России, в отношении начальника таможни Руслана Яхъяева (на фото) возбуждено административное дело» – сообщил источник в УФАС.

Он также отметил, что в адрес Северо-Кавказского таможенного управления направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения федерального закона «О защите конкуренции».

«Таможня должна прекратить требовать документы и сведения, предоставление которых является необязательным согласно действующему законодательству. В случае неисполнения предупреждения Дагестанского УФАС, в отношении таможенного органа будет возбуждено антимонопольное дело» – добавил собеседник.

Рассмотрение дела назначено на 21 августа.

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: 8(909) 478-48-88

Мы в telegram: telegram.me/chernovik

Чат «Черновика» в telegram: telegram.me/chernovik2yo

Мы в Instagram: https://www.instagram.com/gazetachernovik/

Page 5

В отношении начальника Дагестанской таможни Руслана Яхъяева возбуждено административное дело за непредставление информации.

Как сообщает Дагестанское УФАС России, к ним поступила жалоба от ООО «Монолит-строй» на действия Дагестанской таможни: таможня не дает разрешение на получение после растоможки товара, затребовав у организации документы и сведения, которые, согласно законодательству, не являются обязательными для предоставления.

«Антимонопольная служба для всестороннего изучения доводов жалобы направила запрос в Дагестанскую таможню. В связи с непредставлением информации, запрошенной Дагестанским УФАС России, в отношении начальника таможни Руслана Яхъяева (на фото) возбуждено административное дело» – сообщил источник в УФАС.

Он также отметил, что в адрес Северо-Кавказского таможенного управления направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения федерального закона «О защите конкуренции».

«Таможня должна прекратить требовать документы и сведения, предоставление которых является необязательным согласно действующему законодательству. В случае неисполнения предупреждения Дагестанского УФАС, в отношении таможенного органа будет возбуждено антимонопольное дело» – добавил собеседник.

Рассмотрение дела назначено на 21 августа.

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: 8(909) 478-48-88

Мы в telegram: telegram.me/chernovik

Чат «Черновика» в telegram: telegram.me/chernovik2yo

Мы в Instagram: https://www.instagram.com/gazetachernovik/

Page 6

В отношении начальника Дагестанской таможни Руслана Яхъяева возбуждено административное дело за непредставление информации.

Как сообщает Дагестанское УФАС России, к ним поступила жалоба от ООО «Монолит-строй» на действия Дагестанской таможни: таможня не дает разрешение на получение после растоможки товара, затребовав у организации документы и сведения, которые, согласно законодательству, не являются обязательными для предоставления.

«Антимонопольная служба для всестороннего изучения доводов жалобы направила запрос в Дагестанскую таможню. В связи с непредставлением информации, запрошенной Дагестанским УФАС России, в отношении начальника таможни Руслана Яхъяева (на фото) возбуждено административное дело» – сообщил источник в УФАС.

Он также отметил, что в адрес Северо-Кавказского таможенного управления направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения федерального закона «О защите конкуренции».

«Таможня должна прекратить требовать документы и сведения, предоставление которых является необязательным согласно действующему законодательству. В случае неисполнения предупреждения Дагестанского УФАС, в отношении таможенного органа будет возбуждено антимонопольное дело» – добавил собеседник.

Рассмотрение дела назначено на 21 августа.

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: 8(909) 478-48-88

Мы в telegram: telegram.me/chernovik

Чат «Черновика» в telegram: telegram.me/chernovik2yo

Мы в Instagram: https://www.instagram.com/gazetachernovik/

Page 7

В отношении начальника Дагестанской таможни Руслана Яхъяева возбуждено административное дело за непредставление информации.

Как сообщает Дагестанское УФАС России, к ним поступила жалоба от ООО «Монолит-строй» на действия Дагестанской таможни: таможня не дает разрешение на получение после растоможки товара, затребовав у организации документы и сведения, которые, согласно законодательству, не являются обязательными для предоставления.

«Антимонопольная служба для всестороннего изучения доводов жалобы направила запрос в Дагестанскую таможню. В связи с непредставлением информации, запрошенной Дагестанским УФАС России, в отношении начальника таможни Руслана Яхъяева (на фото) возбуждено административное дело» – сообщил источник в УФАС.

Он также отметил, что в адрес Северо-Кавказского таможенного управления направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения федерального закона «О защите конкуренции».

«Таможня должна прекратить требовать документы и сведения, предоставление которых является необязательным согласно действующему законодательству. В случае неисполнения предупреждения Дагестанского УФАС, в отношении таможенного органа будет возбуждено антимонопольное дело» – добавил собеседник.

Рассмотрение дела назначено на 21 августа.

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: 8(909) 478-48-88

Мы в telegram: telegram.me/chernovik

Чат «Черновика» в telegram: telegram.me/chernovik2yo

Мы в Instagram: https://www.instagram.com/gazetachernovik/

Page 8

В отношении начальника Дагестанской таможни Руслана Яхъяева возбуждено административное дело за непредставление информации.

Как сообщает Дагестанское УФАС России, к ним поступила жалоба от ООО «Монолит-строй» на действия Дагестанской таможни: таможня не дает разрешение на получение после растоможки товара, затребовав у организации документы и сведения, которые, согласно законодательству, не являются обязательными для предоставления.

«Антимонопольная служба для всестороннего изучения доводов жалобы направила запрос в Дагестанскую таможню. В связи с непредставлением информации, запрошенной Дагестанским УФАС России, в отношении начальника таможни Руслана Яхъяева (на фото) возбуждено административное дело» – сообщил источник в УФАС.

Он также отметил, что в адрес Северо-Кавказского таможенного управления направлено предупреждение о прекращении действий, содержащих признаки нарушения федерального закона «О защите конкуренции».

«Таможня должна прекратить требовать документы и сведения, предоставление которых является необязательным согласно действующему законодательству. В случае неисполнения предупреждения Дагестанского УФАС, в отношении таможенного органа будет возбуждено антимонопольное дело» – добавил собеседник.

Рассмотрение дела назначено на 21 августа.

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: 8(909) 478-48-88

Мы в telegram: telegram.me/chernovik

Чат «Черновика» в telegram: telegram.me/chernovik2yo

Мы в Instagram: https://www.instagram.com/gazetachernovik/

chernovik.net

«Таможенник не должен быть добрым» Руслан Яхъяев — «Новому делу»

— А налоговых инспекторов очень любят? А коммунальщиков? Люди всегда негативно относятся к структурам, которые обязывают их платить. Идеальный таможенник в представлении рядового обывателя глух и слеп. Он не копается в вашем имуществе, не требует заполнения декларации и уплаты пошлин. Согласен, общение с таким таможенником никому настроения не испортит. Ну а я такого работника и дня не потерплю. Таможенник просто не имеет права быть добрым и пушистым. Вежливым — да, но добрым — нет. Иначе бюджет не досчитается миллиардных платежей, а в страну сразу же хлынет поток контрабанды и наркотиков.

— В последнее время что-то не слышно об успехах вашей службы на этом поприще.

— Вы не представляете, как меня радует это обстоятельство. Помните 2009, 2010 годы, когда мы задержали около 900 кг наркотиков, 200 из которых пришлось на героин. Так вот после тех масштабных задержаний наркоторговцы поставили на нашей таможне большой крест и начали возить свой товар через другие регионы (это не только наши данные, это информация службы наркоконтроля, ФСБ). Поэтому я очень надеюсь, что в ближайшие годы наши успехи на этом поприще будут весьма скромными. Естественно, на бдительность наших инспекторов это никак не повлияет, поскольку борьба с наркотиками и сегодня остается для нас приоритетным направлением.

— Кстати, об успехах. Недавно вы принимали поздравления — по итогам прошлого года Дагестанская таможня признана лучшей среди подразделений Северо-Кавказского таможенного управления.

— Да, это наше большое достижение. Хотя наша таможня всегда была на хорошем счету, первого места мы ни разу не занимали. Дело в том, что в этом соревновании учитываются не только экономические показатели, но и целый ряд других факторов. Достаточно сказать, что только контрольные показатели эффективности нашей деятельности включают в себя целых 38 позиций. Ну а кроме того оцениваются результаты воспитательно-профилактической работы, исполнительская дисциплина, успехи в спорте, художественной самодеятельности. К слову, у нас ведь есть свой театр, пьесы для которого пишет ветеран таможенной службы Натик Джафаров.

— Вы пришли на таможню в 2005 году. Что изменилось здесь за эти годы? Какими успехами вы гордитесь? Что не удалось сделать?

— Один человек ничего сделать не может, поэтому когда мы говорим об успехах, то надо иметь в виду, что это результаты труда всего коллектива. А если конкретно, то вот вам несколько цифр. В 2005 году таможня перечислила в федеральный бюджет порядка 600 млн рублей. Ну а в пришлом году мы пополнили бюджет страны на 3,3 млрд рублей — за шесть лет экономическая отдача от нашей работы увеличилась в 5 раз.

Совместно с Агентством инвестиций большую работу мы проводим по содействию реализации инвестиционных проектов в республике. Дело в том, что в ходе их реализации в Дагестан поступает большое количество современного импортного оборудования. Мы стараемся, чтобы его оформление осуществлялось максимально быстро. Тем более что у нас в этом деле имеется и свой меркантильный интерес — за полгода сумма таможенных платежей, уплаченных за оформление данного оборудования, превысила 60 млн рублей.

Кроме того, очень серьезным успехом мы считаем тот факт, что за эти годы нам удалось сократить более чем в два раза время прохождения гражданами таможенных операций. Но, как известно, хорошее наши люди предпочитают не замечать.

— За счет чего вам удалось сократить время пребывания людей на таможне?

— Тут целый ряд факторов, связанных как с ростом профессионального мастерства наших работников, так и с оптимизацией таможенного законодательства. Должен сказать, что в этом направлении делается немало. Последнее нововведение — обязательное предварительное информирование о ввозимых товарах, о котором я бы хотел рассказать подробнее, поскольку не все об этом знают. Суть его состоит в следующем: перевозчики товара или лица, действующие по их поручению, направляют в таможенные органы сведения о транспортных средствах до их фактического прибытия на таможенную территорию Таможенного союза. Информация в электронном виде направляется на портал электронного представления сведений по адресу: edata.customs.ru. Это значительно сокращает время всех процедур, поскольку еще до прибытия товара наши инспектора определяют меры, которые им необходимо принять, оптимизируют все операции, проводимые при многофакторном анализе прибывающих товарных партий.

— Ну а если водитель об этом нововведении не знает и предварительным информированием не озаботился?

— Он накажет самого себя, потеряв лишние два часа — именно столько времени сегодня дается на то, чтобы предоставить все необходимые сведения.

Говоря об оптимизации таможенных процедур, нельзя не сказать о внедрении в нашу практику новейших технических достижений. Сейчас у нас имеются четыре инспекционно-досмотровых комплекса (ИДК) — один стационарный и три мобильных. Их использование в разы сокращает время пропуска автотранспорта. Если раньше полный досмотр грузового автомобиля мог растянуться на два-три часа, то теперь вся процедура занимает считанные минуты, поскольку на экране компьютера видно все «нутро» автомобиля. Внедрение ИДК не только помогло нам выиграть войну с наркоторговцами и сократить время всех процедур. Помимо всего прочего это мощнейший профилактический фактор, а также инструмент борьбы с коррупцией.

— ???

— Дело в том, что снимки всех автомобилей в режиме онлайн передаются в электронную базу Северо-Кавказского таможенного управления. И наше начальство может в любое время устроить выборочную проверку нашей работы за неделю, месяц, даже год. Сроков давности тут не существует, поэтому концы в воду спрятать никак нельзя.

— И тем не менее факты коррупции среди таможенников имеют место. Это вы, надеюсь, отрицать не станете?

— К чему отрицать очевидное. Человек слаб и не всегда может устоять перед искушением. Но у нас очень хорошая служба собственной безопасности (ее правильное название — отдел по противодействию коррупции). Работники отдела регулярно проводят проверки, основаниями для которых служат критические выступления СМИ, обращения граждан, в том числе электронные, звонки на телефон доверия (67-48-63). Кроме того, на всех наших постах установлены специальные ящики по сбору письменных обращений о противоправных действиях должностных лиц, фактах коррупции. Буквально по каждому сообщению проводится проверка. Если факты подтверждаются, принимаются немедленные меры. Статистика тут такая: за первое полугодие рассмотрено 20 жалоб на противоправные действия наших работников. По итогам их рассмотрения в следственные органы направлено 10 материалов по фактам злоупотребления служебным положением, подлога, халатности и т.д. По направленным нами материалам уже возбуждено два уголовных дела.

Должен отметить, что в некоторых нарушениях, о которых нам сообщают граждане, виноваты не таможенники, а представители других служб, которые действуют на границе. Но поскольку они практически всегда представляются таможенниками, то все шишки, как правило, летят в нашу сторону. Да, начал говорить о коллегах, работающих рядом с нами, и вспомнил, что, рассказывая об оптимизации таможенных процедур, забыл упомянуть о том, что в ближайшее время мы планируем внедрить принцип «одного окна», при котором человек, предоставив документы таможенному инспектору, может получить их после соответствующего оформления с отметками всех служб — таможенной, ветеринарной, санитарно-карантинной, фито-санитарной.

— В России стало практикой — принимать на работу друзей, однокашников, коллег по прежней работе. Вы пришли на таможню из ФСБ. Скажите, сколько бывших чекистов сегодня работает рядом с вами?

— Не так много, всего трое. Зам по работе с кадрами, зам по экономике и начальник поста «Тагиркент-Казмаляр». Знаете, практика усиления коллектива работниками силовых ведомств осталась в прошлом. Сегодня при приеме на работу мы отдаем предпочтение выпускникам Ростовского филиала Российской таможенной академии. Ежегодно мы посылаем туда на учебу перспективную молодежь, которая впоследствии возвращается к нам.

— Руслан Крымсолтанович, очень важный вопрос, ради которого мы, признаюсь, и организовали это интервью (как вы понимаете, результаты хозяйственной деятельности Дагестанской таможни наших читателей особо не интересуют).

— Очевидно, вы хотите спросить о том, как продвигаются дела с пешеходным переходом на посту «Яраг-Казмаляр»?

— Да. По большому счету, судьба этого перехода волнует дагестанцев намного сильнее, чем все остальные таможенные проблемы вместе взятые.

— Многие забывают, что первыми, кто поднял вопрос о проблеме пешеходного перехода, были именно таможенники. Но поскольку решение на этот счет принимается на правительственном уровне, больше того, необходимо совместное постановление правительств России и Азербайджана, долгое время этот вопрос «буксовал». Дело сдвинулось с мертвой точки после того, как по инициативе президента Дагестана депутаты Народного собрания обратились в правительство РФ с просьбой решить эту проблему на посту «Яраг-Казмаляр». Руководство Федеральной таможенной службы эту просьбу поддержало, и работы по строительству пешеходного перехода наконец начались. Занимается этим Федеральное агентство по обустройству государственной границы. «Физические» работы на нашей стороне практически завершены, осталось дооборудовать переход информационно-техническими средствами. Но должен огорчить ваших читателей, в скором времени этот переход не заработает.

— Кто-то очень заинтересован в том, чтобы затормозить этот процесс?

— Да нет, все намного проще и вместе с тем сложнее. Дело в том, что этот переход должен пройти по мосту через Самур. А возможности для этого нет — мост необходимо реконструировать, в противном случае после организации пешеходного перехода по нему не сможет проехать ни один автомобиль.

— Получается, что по вполне объективным причинам решение элементарной проблемы опять откладывается на долгие годы? Больше того, как только на мосту начнутся работы, на российско-азербайджанской границе возникнет транспортный коллапс?

— Я бы воздержался от столь мрачных прогнозов. Дело в том, что в последнее время обустроен в соответствии с современными требованиями новый комплекс пункта пропуска «Тагиркент-Казмаляр», обустроен и модернизируется новый комплекс на пункте «Ново-Филя». Они заработают уже нынешней осенью, причем на обоих постах будут работать пешеходные переходы. Единственная проблема — в первое время здесь не смогут пропускать большегрузные автомобили и автобусы. Не по нашей вине: чтобы эти пункты пропуска заработали без всяких ограничений, необходимо завершить строительство дороги от федеральной трассы в объезд селения Тагиркент-Казмаляр. Эти работы уже ведутся, никакой задержки здесь не предвидится. А тем временем, надеюсь, решится вопрос с реконструкцией моста, и мы сможем запустить «пешеходку» и на посту «Яраг-Казмаляр». Понимаю, что люди устали ждать, но в решении этих вопросов от нас, как вы видите, ничего не зависит.

— Читатели нашей газеты интересуются, насколько целесообразно содержать «внутренние» таможенные посты — Махачкалинский и Дербентский?

— Перспективы тут такие. В ближайшие два года в Магарамкентском районе будут построены два таможенно-логистических терминала. Это современные комплексы, в пределах которых будут оказываться услуги, связанные с таможенным оформлением товаров и транспортных средств вблизи границы, их хранением и транспортировкой вглубь страны. Естественно, после этого необходимость в тех двух постах, о которых вы говорите, отпадет. Но в любом случае решение по ним будет приниматься руководством СКТУ. Вообще, вопросы целесообразности содержания внутренних таможенных постов, решаем не мы, а ФТС России. 

Источник: http://www.ndelo.ru/one_stat.php?id=7264

www.obzor-smi.ru

25 октября – День таможенника Российской Федерации

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

Page 2

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

Page 3

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

Page 4

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

Page 5

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

Page 6

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

Page 7

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

Page 8

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

Page 9

25 октября в России отмечается День таможенника. Достойное место в таможенной системе России занимает Дагестанская таможня. Это многочисленный коллектив профессионалов своего дела.

Дагестанская таможня одна из старейших в России. В 2010 году она отметила 200-летний юбилей. Дата основания установлена в результате научно-исследовательской работы, подтвержденной архивными документами. В российских и азербайджанских архивах были обнаружены материалы, подтверждающие начало профессиональной деятельности таможенников на территории Дагестана в 1810 году. Первый таможенный пост на территории нашего региона находился в Дербенте. Многое изменилось с тех пор. Менялись государства, правители. Сама структура таможенных органов менялась неоднократно. Одно оставалось неизменным: главная задача таможни — защита экономических интересов государства. Одна из важнейших функций — пополнение государственной казны. Весомую лепту вносит и Дагестанская таможня. За десять месяцев 2014 года таможней перечислено в федеральный бюджет

3 млрд 144 млн рублей.

Дагестан в плане развития таможенного дела уникален тем, что в нашем регионе имеются все виды пунктов пропуска — автомобильные, воздушный, железнодорожный и морской. На сегодняшний день работают 7 приграничных и внутренних таможенных постов.

Содействие в развитии экономики региона является одним из приоритетов дагестанских таможенников. В целях оказания содействия в развитии и реализации инвестиционных проектов в республике между таможней и Министерством торговли, инвестиций и предпринимательства РД подписано Соглашение. Из числа должностных лиц таможни организована рабочая группа, которая находится в постоянном контакте с инициаторами инвестпроектов. С 2011 года в таможне работает Консультативный совет по работе с участниками внешнеэкономической деятельности. Руководит советом начальник таможни Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В состав этого консультативного органа вошли руководители подразделений таможни, представители Министерства торговли и внешнеэкономических связей РД, Торгово-промышленной палаты, бизнес-сообщества.

Одну из ключевых ролей в осуществлении функций таможенных органов, выполнении установленных показателей играет применение в работе системы управления рисками (СУР) для реализации задач выборочности таможенного контроля, позволяющей существенно снизить субъективную составляющую в принятии решений. Данный подход продиктован необходимостью концентрации внимания таможенных органов именно на «рисковых» поставках. При этом для добросовестных участников ВЭД создается «зеленый коридор», предусматривающий многие упрощения в совершении таможенных операций. 

В рамках этой работы значительную роль играет применение таможней современных достижений науки и технологий, примером которого может служить широкое использование на пунктах пропуска через границу инспекционно-досмотровых комплексов (ИДК), 1 стационарного в МАПП Яраг-Казмаляр и 3-х мобильных. ИДК базируется на применении рентгеновского проникающего излучения для проведения бесконтактного исследования товаров и транспортных средств, контейнеров без их вскрытия. Использование ИДК позволяет эффективно реализовывать механизм выборочности применения иных форм таможенного контроля, пресекать таможенные правонарушения, повышать качество последующего декларирования товаров. Специалисты-операторы, прошедшие специальное обучение и подготовку, могут исследовать перемещаемые товары на предмет их соответствия заявленным сведениям и принимать решение о необходимости углублённого фактического контроля конкретных партий товаров и транспортных средств.

 А ведь было время, когда зарвавшиеся наркоторговцы пытались провести через государственную границу огромные партии наркотиков. 2009 год стал по-настоящему переломным в борьбе с контрабандой наркотиков. В течение года таможенники пресекли попытку ввоза на территорию России 523 кг гашиша. Общественный резонанс вызвал случай, когда наркоторговцы пытались незаметно провезти  огромную партию героина — 196 кг. Тщательно замаскированный в грузовике наркотик выявили с помощью инспекционно-досмотрового комплекса. Реализация мер противодействия контрабанде вынудила преступников изменить маршруты, изыскивать новые каналы и способы перемещения наркотиков в поисках уязвимых участков государственной границы.

 Правоохранительная деятельность — одно из важнейших направлений работы. Только в течение 2014 года таможней возбуждено 825 дел об административных правонарушениях и 15 уголовных дел по фактам нарушения таможенного законодательства. 3 (три) уголовных дела возбуждены по фактам незаконного оборота наркотиков.

Говоря об успехах в служебной деятельности таможенников, хотелось бы отметить и заслуги в области культуры и спорта. Ежегодно в системе ФТС России проводятся смотры-конкурсы самодеятельного художественного творчества. Представители Дагестана традиционно занимают высшие ступени творческого пьедестала.

На первых строчках турнирных таблиц всегда и таможенники-спортсмены из нашей республики!

chernovik.net

Дагестанские таможенники отметили свой профессиональный праздник

Должностных лиц и ветеранов поздравил начальник Дагестанской таможни генерал-майор таможенной службы Руслан Крымсолтанович Яхьяев. В этот праздничный день Руслан Крымсолтанович выразил особую благодарность ветеранам таможенной службы, работающим и находящимся на заслуженном отдыхе, заложившим прочные основы для формирования современной таможенной системы и от всей души пожелал коллегам дальнейших успехов в служении России, крепкого здоровья, счастья и семейного благополучия!

Дагестанская таможня подошла к своему празднику с достойными результатами. За 9 месяцев текущего года таможней перечислено в Федеральный бюджет – 4 млрд 245 млн 945 тыс. рублей. 

Таможенное дело сегодня – важнейший инструмент внутренней и внешней политики России. Роль таможенной службы в обеспечении экономической безопасности страны в последние годы неизмеримо возросла. От слаженной работы таможенной службы в целом зависит бесперебойная деятельность многих предприятий и отраслей экономики.

На торжественном собрании должностные лица таможни, работники и ветераны таможенной службы были отмечены почетными грамотами и благодарностями Федеральной таможенной службы и Северо-Кавказского таможенного управления, поощрены ведомственными наградами. 

Стало доброй традицией, когда вновь принятые сотрудники 25 октября принимают присягу. Не стал исключением и этот день. Перед лицом коллег, вновь принятые сотрудники Дагестанской таможни приняли присягу на верное служение Отечеству. Именно им предстоит продолжить славные традиции, ответственно выполнять задачи, поставленные Президентом и Правительством России, руководством Федеральной таможенной службы, Северо-Кавказского таможенного управления.

www.alta.ru

Вниз головой

Вниз головойpcnariman4 сентября, 2011Оригинал взят у mcmedoff в Вниз головойВот сколько живу, столько и удивляюсь тому, что на самом деле простые истины всё же необходимо время от времени напоминать людям. Конечно, не факт, что будет результат, но хотя бы иногда, для успокоения собственной совести, это делать необходимо. Однако, с другой стороны, если не заложено понимание разницы между добром и злом ещё в детстве, потом это объяснять весьма проблематично.

Заур Газиев, Тамерлан Магомедов

И примеры подобного явления – на каждом шагу. Мать, продавшую свою изнасилованную дочь, граждане оправдывают, а адвоката, не согласившегося участвовать в этом торге, подвергают обструкции. Люди, выразившие желание помочь погорельцам и сделавшие это, наказываются, и санкции против благотворителей инициирует человек, с виду вполне приличный! Если в случае с адвокатом такие чудовищные выводы озвучивали деклассированные маргиналы, зависшие в сетях и страдающие социофобией, то второй случай – это дело рук ответственного чиновника, который не может не понимать, что он творит.Мы на самом деле живём как будто вниз головой. Чтобы объяснить суть дела второго случая, попробуем с самого начала разобраться, что же произошло на самом деле. Мы обращаемся за комментариями к представителям потерпевшей стороны. Пресс-секретарь благотворительного фонда им Сагида Муртазалиева рассказывает: «Партия различной одежды и обуви была поставлена в Махачкалу в рамках договора Благотворительного фонда им. Сагида Муртазалиева и зарегистрированной в США негосударственной благотворительной организацией Lotus victory foundation. По договору из Нью-Йорка в порт Новороссийска прибыли десять контейнеров с одеждой и обувью, приготовленные для последующей раздачи нуждающимся жителям Кизлярского района Дагестана. Общий вес груза составил около 136 тонн, а его стоимость оценивалась в сумму свыше 8 миллионов долларов. Из Новороссийска контейнеры с грузом на автотранспорте были доставлены в Махачкалу, где они попали на склад временного хранения Дагестанской таможни.После прибытия груза руководитель благотворительного фонда Ахмедпаша Амирилаев обратился в Комиссию по вопросам международной гуманитарной и технической помощи при правительстве РФ с заявлением о признании груза гуманитарным. 25 июня 2010 года Комиссия выдает ему соответствующее удостоверение о принадлежности груза к гуманитарной помощи. Остается лишь завершить официальные процедуры на Дагестанской таможне и приступить к раздаче благотворительной помощи.Однако оформление груза на таможне, как обычно это случается у нас, затянулось. Контейнеры с одеждой, возможно, так бы и пылились в ангаре махачкалинского аэропорта, где расположен таможенный склад, если бы не лесные пожары. Охваченным пожарами российским регионам нужна была срочная помощь, и руководство фонда принимает решение о перераспределении груза. К работе подключается Дагестанское региональное отделение ВПП «Единая Россия», которое договорилось с представителями партии в пострадавших от пожаров регионах о принятии ими груза. Однако отправить его в регионы своевременно было невозможно из-за бюрократических проволочек на таможне. Чтобы ускорить ход дела, руководитель регионального отделения партии, председатель Народного Собрания Дагестана Магомед-Султан Магомедов обращается к начальнику Дагестанской таможни Руслану Яхьяеву с просьбой ускорить оформление груза. Только благодаря его вмешательству работа по отправке груза начинается.

***

Тогда все были искренне благодарны Руслану Яхъяеву. Но никто не знал, какой коварный план созрел в голове этого человека. Представители благотворительного фонда и не подозревали о том, каким троянским конём окажется «сговорчивость» господина Яхьяева.

***

В авральном режиме 14 и 15 августа дагестанские таможенники начинают в две смены проверять и оформлять груз, в то же время не забывая и о своей бюрократической отчетности. За оформлением груза все два дня неотступно следят заместитель начальника Дагестанской таможни Борис Лившиц и начальник таможенного поста «Махачкалинский» Рашид Атаев. Но даже их контроль за работающими в две смены рядовыми таможенниками не позволяют провести проверку надлежащих образом – большая часть груза проверяется формально. Однако свое дело они все же стараются не забывать – среди задекларированной одежды, обуви в контейнерах с грузом оказалось незначительное количество детских чепчиков, женских халатов и клеток для хомячков, которые не были указаны грузоотправителем в декларации.Весь этот «нелегальный» груз доблестные таможенники, естественно, конфискуют. Да и бог бы с ним – погорельцам вряд ли нужны были клетки для хомячков, однако в этом вопросе таможенники неожиданно проявили особенное рвение и наложили на благотворительный фонд еще и штраф в размере 50 тысяч рублей. «Нам же отчитываться о работе надо», – прямо сказали они, оформив штраф.Пройдя таможенные досмотры, утром 16 августа «КАМАЗы» с грузом отправились по регионам. В течение нескольких дней они прибыли в пункты назначения, и жители Нижегородской, Владимирской, Воронежской, Московской и Рязанской областей, а также Республик Мари-Эл и Мордовия получили необходимую им обувь и одежду. За каждым грузовиком с грузом были закреплены ответственные лица, в том числе и четыре депутата Народного Собрания РД. Оценив масштаб оказанной помощи, руководители региональных отделений «Единой России» в ответ прислали на адрес фонда благодарственные письма. На этой позитивной ноте, наверное, стоило бы поставить точку, однако спустя несколько месяцев дело принимает новый, совершенно иной оборот.

***

Завершив акцию по раздаче погорельцам гуманитарной помощи, работники благотворительного фонда облегченно вздохнули. Но радоваться было рано! Спустя почти полгода, в декабре 2010 г., в расположенный в г. Кизляре офис фонда являются сотрудники Дагестанской таможни во главе с начальником отдела Барку Баркуевым. Поводом для посещения стало проведение камеральной проверки, инициированной уже знакомым нам начальником Дагестанской таможни Русланом Яхъяевым. Спустя месяц после проведения проверки руководитель фонда Ахмедпаша Амирилаев получил из таможни акт выявленных нарушений. Главным и, по сути, единственным нарушением в акте указано «нецелевое использование гуманитарной помощи». Основанием для такого решения явилось то, что фонд не предоставил таможенникам детальную отчетность о том, кому именно досталась та или иная пара американских кроссовок или джинсов. В итоге, согласно этому акту, получилось, что никакую помощь в погоревшие регионы фонд не отправлял, гуманитарные кроссовки и джинсы спустил неизвестно куда, а благодарственные письма от погорельцев получил вообще непонятно за что.Особо «приятным» дополнением к этому акту стало вынесенное таможней требование об уплате таможенной пошлины в сумме около 20 миллионов рублей. Выплатить ее фонд, естественно, не мог, да и не считал нужным, ведь весь груз отправился на предусмотренные цели – он роздан нуждающимся. Подождав предусмотренный законом месяц, таможенники выносят решение о принудительном взыскании пошлин, а заодно начисляют и пеню. В результате этих «законных» действий таможенников судебные приставы арестовывают банковские счета фонда и все его имущество, а его деятельность вполне логично приостанавливается. Работники фонда сегодня не только не могут оказывать помощь нуждающимся, но банально не получают более полугода зарплату.

***

Отчаявшееся руководство благотворительного фонда попыталось обжаловать действия таможенников в Арбитражном суде Республики Дагестан, куда оно обратилось с иском «О признании незаконными действий и решений таможенных органов». Судебное мытарство длилось недолго, и уже 25 августа судом было принято решение отклонить иск ввиду отсутствия у фонда необходимых отчетных документов.Согласно букве закона, все правильно. Официальным основанием действий Дагестанской таможни является не предоставление фондом отчетности по некой форме ГП-1. Однако возникает вопрос: почему о необходимости предоставления этой формы отчетности таможенники заявили руководству фонда лишь спустя полгода после растаможки груза? Почему ни заместитель начальника Дагестанской таможни Лившиц, ни начальник Махачкалинского таможенного поста Атаев, так пристально следившие за оформлением груза, не уведомили руководство фонда о правилах оформления зарубежной благотворительной помощи и ее дальнейшего распределения? Или их, как большинство наших чиновников, нужно было «подмазать», чтобы они уделили этому благородному делу внимание и помогли в правильном его оформлении? В таком случае возникает вопрос: может, вся эта нелепица с благотворительной помощью произошла только оттого, что руководство фонда кого-то не «подмазало»?

***

Хочется понять и причину, побудившую начальника Дагестанской таможни Руслана Яхьяева обанкротить благотворительный фонд, который, в отличие от многих общественных организаций-пустышек, провел в прошедшем году большую работу, отмеченную руководством республики. Ведь Руслан Яхьяев прекрасно знает, что весь груз отправился по назначению и был роздан жителям России, пострадавшим от пожаров. Однако спустя полгода именно он поручает своим работникам потребовать от фонда заведомо несуществующие документы, тем самым подводя его к банкротству. Так что же изменилось за эти полгода, которые прошли с момента растарможки груза до момента проведения камеральной проверки?Очень трудно понять мотивацию поступков этого человека. Он не знает, что он творит, разрушая благотворительную организацию? Он не знает, что помощь, которую оказывает фонд Сагида Муртазалиева, – это то, в чём нуждается огромное количество людей по всему Дагестану? Сагид Магомедович делает это тихо, без лишней шумихи и рекламы, не притворяясь добрым дядей и не рисуясь перед джамаатами. Лично мне непонятно, почему кто-то должен ставить палки в колёса тогда, когда человек делает добрые дела? А какие добрые дела идут за самим Русланом Яхьяевым? Мы пытались навести справки, но ни одного слова про его добрые дела не услышали. Напротив… Те же самые вопросы к Арбитражному суду, который на скорую руку решил этот вопрос. Это что, суд вражеского государства? Они не знают, что такое здравый смысл и поиски справедливого решения? Они не знают, что такое работа на благо общества?Я знакомился с материалами дела и думал о том, что общество на самом деле поражено раком мозга. Это дело проходило через множество рук, но почему никто не попытался на уровне системы остановить явно несправедливый ход дела? Неужели очевидная несправедливость не видна людям, которые должны блюсти общественные и государственные интересы?! Господа, вы уже совсем не понимаете, что такое хорошо и что такое плохо? В Дагестане мало проблем, и господину Яхъяеву нужно было добавить ещё одну? Какая польза обществу оттого, что благотворительный фонд обанкротят? Как дальше вы планируете жить в мире, который наполняете злом и несправедливостью? Может, пора назвать вещи своими именами и расставить всё по своим местам? Может, тогда мы, в конце концов, перестанем жить вниз головой?

pcnariman.livejournal.com


Смотрите также